Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » challenge accepted


challenge accepted

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

● ● ● ● ● ● ● ● ●
http://funkyimg.com/i/2fXZ9.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ●
Honey Williams & Giles Armstrong
________________
Сакраменто, Калифорния
Спортзал Хани
Вот так кое-кто и узнает, что лучше не вести настолько подробный отчет о своей жизни в Инстанграме, а то там всякие бывшие любопытствуют...

+3

2

Лондон -> Сакраменто

Казалось, длинный и тусклый коридор, что вел в правительственный бункер под Уайт-холлом никогда не закончится, пока Джайлс шел по нему в сопровождении съемочной группы. Это была последняя за этот день сцена в которой Армстронг и двое его гостей должны были рассказать зрителям о том как в сороковые годы жилось премьер-министру Великобритании. Шла Вторая Мировая война и ситуация с продовольствием в Лондоне ухудшилась, так что с самого ее начала британское правительство ввело нормирование продуктов и так называемые продовольственные книжки, по которым и должны были питаться все женщины, мужчины, старики и малые дети.
Но что же сам Черчилль? Естественно, внук герцога не мог позволить себе перейти на яичный порошок или "поддельную утку" из колбасного фарша, которые можно было встретить в те годы на столе у простых лондонцев. Так что в новой серии Джайлсу и двоим приглашенным историкам предстояло заценить ужин сэра Уинстона и конечно же попробовать его любимое шампанское "Pol Roger".
Итак, меню господина премьер-министра было более чем шикарным по меркам военного времени: устрицы, французский суп "Petite Marmite", запеченная оленина с грибами, мороженое с малиной, сыр "Stilton", яблоки, виноград и грецкие орехи, шампанское "Pol Roger", Шардонне, кларет - и конечно же обожаемые Черчиллем сигары. Пробуя все это вкусовое великолепие, Джайлс высказал собеседникам следующую умную мысль: почему премьер продолжал жить, что называется, на полную катушку и при этом не получил никакого осуждения от современников? Ведь люди в тот самый момент жили очень тяжело и самая обычная американская консервированная ветчина уже была немыслимой роскошью.
-Знаете, ведь сэр Уинстон все-таки был аристократом и сыном лорда... так что ему вполне простительно было вести тот образ жизни к которому он всегда привык, -ответил на вопрос Джайлса один из его собеседников. И в этот самый момент, железная дверь в помещении где проходил ужин предательски скрипнула... и открылась, пропустив самого премьер-министра, во плоти. Армстронг даже не заметил, что сидит с открытым ртом, а Черчилль тем временем, снял свою шляпу и подойдя ближе, как ни в чем не бывало уселся на свободный стул.
-Добрый вечер, джентльмены. Не будете ли столь любезны налить и мне бокал "Поль Роже"? Пожалуй, на сегодня я поработал достаточно, -пока директор правительственного бункера дрожащими руками открывал новую бутылку шампанского, премьер-министр положил себе на тарелку оленины и устриц и затем посмотрел на Джайлса. -Что-то не так, молодой человек?
-Нет что вы, сэр... просто я немного не ожидал вас увидеть.., -растерянно ответил Джайлс и в тот же самый момент пробка от "Поль Роже" с шумом выскочила из бутылки и эпично хряснула ему по лбу...
...да так реалистично, что Армстронг аж подскочил на кровати и к своему немалому удивлению, увидел что проснулся вовсе не у себя дома. При этом в голове гудел поистине зверский набат, тогда как какой-либо одежды помимо махрового банного халата не наблюдалось. Вдобавок, несмотря на отчаянное похмелье, Джайлс все-таки узнал одну из гостевых комнат в доме своих родителей...
-Ожил наконец, -послышалось от двери и в комнату заглянула любимая матушка. -Ступай приведи себя в порядок... наказание мое. Поговорим, когда спустишься к завтраку.
После хорошего контрастного душа, Армстронг почувствовал себя лучше и кажется вспомнил, где провел вчерашний вечер. Это была очередная модная вечеринка, которую устроил один из хорошо знакомых Джайлсу шеф-поваров - конечно же, там был не только парад особенных и вкусных блюд от кутюр, но огромное количество дорогого алкоголя от которого грех было отказываться. Неудивительно что память Джайлса отчаянно забуксовала уже после третьей перемены кушаний, а потом и вовсе отказала - как и почему он оказался в доме родителей, было тайной покрытой мраком. Выйдя из душа, Джайлс напялил отцовский банный халат и спустился на первый этаж дома, уже заранее предвкушая капитальную головомойку от матушки. Что же до папаши, то он давно уже и весьма предусмотрительно смылся к своим студентам, предоставив право экзекуции над единственным сыном любимой жене.
Не ожидая ничего хорошего, Армстронг плюхнулся за стол с видом мученика, которого буквально вот-вот должны были отвести на арену и бросить разъяренным львам. Еще раз тяжко вздохнув, Аврора подала непутевому сыну стакан воды и таблетку, облегчающую адское похмелье - а после этого поставила на стол тарелку горячего бульона с сухарями и чашку вкусного и сладкого чая.
-Диета язвенника? -поинтересовался Джайлс и спустя секунду пожалел о своем вопросе. Как оказалось, он заявился в дом родителей вчера около двух часов ночи и ошарашил обоих радостной новостью, о том что они стали бабушкой и дедушкой. После этого кое-кому стало плохо от выпитого алкоголя, так что мистеру и миссис Армстронг пришлось поухаживать за пьяным в стельку сыном до тех пор пока он наконец не уснул.
-Послушай меня, дорогой мой... ты давно уже не ребенок, но при этом ведешь себя..., -на этом месте у Авроры просто не нашлось более-менее приемлемых цензурных слов, -Ты хоть понимаешь как опасно было тебе садится за руль?! Я думаю что тебе надо сделать небольшой перерыв в работе и хорошенько отдохнуть, занявшись своим здоровьем. Мне очень жаль, что вы с Хани расстались... по крайней мере, она не позволяла тебе доводить себя до подобного состояния.
-Мама, не волнуйся, я в состоянии сам о себе позаботится, -ответил Армстронг, доев вкусный диетический завтрак и выпив чаю. -И я подумаю насчет отпуска и отдыха, обещаю. Просто вчера был тяжелый день... ты извинишься за меня перед папой? Мне правда очень жаль что так вышло.
Орать на человека в состоянии похмелья дело заранее проигранное, так что миссис Армстронг оставалось лишь вздыхать, пока ее драгоценный сынок собирался домой. Одевшись и смывшись из родительского дома, Джайлс достал чудом уцелевший после вчерашнего мобильник и снова открыл инстаграм своей бывшей возлюбленной, на который подписался пару дней назад, создав какой-то левый аккаунт. Он сам не знал, за каким чертом вдруг решил поискать ее в этой популярной проге... но вчера вечером на очередной выложенной фотографии вдруг увидел Хани в обнимку с толстощеким и смешным карапузом. И несмотря на то что Джайлс уже успел к этому моменту порядочно заложить за воротник, догадка все же осенила его временами светлую голову.
А что если это мой ребенок?
Развеять сомнения можно было лишь одним способом, так что день спустя Армстронг вылетел в Сакраменто - по счастью, благодаря инстаграму, ему не пришлось ломать голову где искать свою бывшую. И едва только Джайлс успел приземлится и пройти паспортный контроль, как в профиле Хани появилось новое селфи и на этот раз уже из ее спортзала. Так что Армстронгу пришлось поторопится и наскоро заселившись в первый попавшийся отель и прихватив спортивную форму, мчаться по адресу, указанному над очередным селфи его бывшей зазнобы. Оставалось только надеяться, что Хани не успеет уехать из спортзала за то время что Джайлс туда добирался...
... и спустя минут пятнадцать, он увидел ее в тренажерном зале. Все такую же красивую и беззаботно болтающую с кем-то из клиенток - момент истины наконец-то наступил и медлить точно уже было нельзя.
-Хани, мы можем поговорить хотя бы пару минут? -без каких-либо предисловий поинтересовался Джайлс, едва только Хани его увидела. -Это очень важно для меня... пожалуйста.

То самое фото Хани с ребенком

Отредактировано Giles Armstrong (2016-08-28 04:03:56)

+2

3

Солнце было редким гостем в столице Англии, где Хани провела не один счастливый день рядом с любимым мужчиной, рядом с которым она осторожно осмеливалась заглядывать в будущее, чтобы позволить себе помечтать о свадебном платье или совместных детях. И вот, рядом с ней снова оказался этот мужчина, а на руках он держал своего сына – и не важно, что ребенок был совершенно не похож на своего отца. Во сне он был безмерно счастлив, держа на руках их первенца, о котором она когда-то тайно мечтала…
_________________________
В 7.30 прозвенел будильник, оповещая Хани о том, что ей уже пора просыпаться и вылезать из-под одеяла, чтобы успеть со всеми теми делами, которые она запланировала на сегодня. Нужно было убраться дома и заняться наконец-то стиркой, а после съездить в спортзал, где также следовало заняться его делами. Для начала там следовало решить, стоит ли продлевать аренду помещения или задуматься о выкупе оного. Вполне вероятно было еще подыскать новое, возможно даже более обширное помещение где-то ближе к дому. И это не говоря уже и о том, что следовало самой стать на беговую дорожку, ведь бегать по утрам у женщины на данный момент не хватало никаких сил или возможностей. Все-таки она не могла оставить Мика одного сейчас, когда он так нуждался в своей матери. Она и без того была вынуждена оставлять сына на няню или со своей сестрой, если у нее была такая возможность повозиться с племянником, что был настоящим бутузиком и рос не по дням, а по часам. И это будет сказано без каких-либо преувеличений. Однако этим утром Хани уже не спала, а лишь вдумчиво смотрела в потолок перед собой, прежде чем прикрыла глаза на какое-то короткое мгновение, вспоминая недавний сон, что был столь ярким и реалистичным, из-за которого она боялась расплакаться сейчас.
Как не трудно догадаться, ей снился Лондон. А точнее не сама столица Англии, а один его житель, о котором она все чаще вспоминала, не в последнюю очередь из-за сына, отцом которого тот и являлся. Мик, конечно же, не был похож на британца, наследовав телосложение своих африканских предков, как и их густые черные волосы и такие же глубокие карие глаза, в которых, казалось, можно и ночь разглядеть. В том сне она видела их вместе с Джайлсом на прогулке возле Темзы – счастливыми и беззаботными, какой она уже давно не была. Ответственность, которую женщина взвалила на свои плечи после рождения сына, как ей казалось, не располагала, увы. Но она не роптала на судьбу. Разве только на собственную глупость, о которой забывала сразу же после того, как Майкл привлекал ее внимание к себе. Сейчас же женщину мучил один вопрос: была ли она повинна в том, что все случилось именно так у них с Армстронгом? И тут, практически сразу, она сама нашла себе ответ на этот вопрос. Время указывало, что все-таки она не ошиблась. Тем более, она до сих пор чувствовала горечь обиды и разочарования в том мужчине, которого любила. И ведь, действительно, она его любила, раз даже спустя почти два года она не забыла, как ей было больно. И чтобы уберечь сына от неминуемой боли, она постаралась оградить его от этого источника – какая мать не поступила бы также?
- Какой-то кошмар, - прикрыв ненадолго лицо ладонью, чтобы пальцами потереть переносицу, женщина тихо вздохнула. Уильямс проснулась незадолго до звонка будильника, который и заставил ее отбросить воспоминания о своем сновидении. Она потянулась к своему будильнику и выключила его, аккуратно выбравшись из постели, на которой спал рядом с ней единственный ее мужчина – Майки, Микки или просто Мик. Пока сын не проснулся, у нее был шанс принять душ и начать уборку, которой она уже давненько не проводила. К тому же следовало уже наконец-то определиться, какие вещи следовало приобрести ребенку на осень, что незаметно придвигалась к ним все ближе и ближе. А молодой мамочке ведь хотелось порадовать своего ребенка чем-то особенным, чтобы никто и не подумал сказать, будто бы ему чего-то не хватает. Она все сможет дать ему сама – уж в этом Хани не сомневалась.
У нее был самый жесткий график, который могла себе только позволить молодая мать одиночка, именно для того, чтобы не поддаваться слабости и собственным воспоминаниям, что порой настигали ее. К тому же, она уже успела завести некоторые знакомства, что вполне могли бы в скором времени приблизить молодую женщину к более серьезным отношениям. Вот только была ли она к ним готова? Что же, она пока сама в этом сомневалась. Однажды обжечься ей, пожалуй, хотело. Она же, в конце концов, не мартовская кошка.
Приняв душ, Уильямс приготовила полезный завтрак для себя и сына, за которым он и составил компанию своей молодой матери. Еще до того, как они успели уплести свой витаминный завтрак, в дверь позвонила их няня, на которую Хани и оставила ребенка, прежде чем собраться по делам.
- В полдень выйдешь с ним на прогулку в парк неподалеку от спортзала – хочу увидеться с сыном, как закончу с делами зала; потом, может быть, вместе поедем на студию, - командовала темнокожая мисс, на что компетентная няня согласно кивала, соглашаясь. – И если что-то будет не так – ты сразу мне звонишь, - сообщает она, после чего прощается с ребенком и направляется в спортивный клуб, который так облюбовали себе представительницы прекрасного пола, съезжавшиеся туда со всего города и пригорода.
Поздоровавшись с персоналом, женщина стала на беговую дорожку, где пробежала несколько миль, прежде чем сойти с тренажера и сделать небольшое промо-селфи: все-таки приходилось постить в популярной социальной сети много фотографий, чтобы все увидели, как хорошо у нее в спорт.клубе. Свой аккаунт женщина завела, конечно же, немногим больше полугода с целью рекламы, в которую порой все же попадали и личные фотографии Хани. Так она не удержалась от того, чтобы показать своим фолловерам свою самую большую радость и любовь – Мика. Собственно, так она и подписала фотографию, из-за которой Такер (так, небольшое и уж явно не серьезное увлечение танцовщицы) даже обиделся, что она подписала снимок: «мой единственный любимый мужчина». Но, что поделать, если это было правдой?
В общем, выложив еще одно фото, женщина отвлеклась на разговор с одной из посетительниц, которая также занималась танцами, как и Хани. Правда, женщина была скорее любителем, чем профессионалом – но это нисколько не мешало им общаться, как сейчас. Однако, когда до боли знакомый голос окликнул темноволосую женщину, танцовщица едва поверила своим глазам, когда перед ней появился Джайлс собственной персоной.
Как говорится, вот и не верь после этого в связь с космосом и высшими силами?
И к чему был тот сон?

В любом случае, именно этими вопросами задалась Уильямс, когда удивленно смотрела на своего бывшего, за каким-то чертом припершимся в Калифорнию. Возможно, не будь она столь злопамятной и обидчивой, женщина и обрадовалась встрече, пригласила бы мужчину выпить чашечку кофе и поговорить о жизни – порой остаться друзьями с бывшими бывает, возможно? По крайней мере, такое она наблюдала еще в Лос-Анджелесе. Однако сама Хани уж никак не представляла себе возможным пить кофе с Армстронгом и говорить о том, как закончился его чертов сериал и переспал ли он таки со своей со-ведущей или нет.
- У меня нет времени для разговоров с тобой, Джайлс, - отойдя от посетительницы, с которой она болтала только что, произнесла Хани. Она сразу же подсмотрела, сколько времени указывали большие часы на одной из стен зала, осознав, что вскоре ей нужно будет покинуть его пределы. Она хотела встретиться с сыном, когда няня выведет его на прогулку. А если она начнет ввязываться в разговор с Джайлсом, то вряд ли сможет придерживаться своего графика и дальше. – На кой черт ты приехал? – выдала она, наклонившись для того, чтобы поднять с пола бутылочку с водой и сделать несколько глотков из нее.

- внешний вид -

+2

4

Он смотрел на нее и вспоминал первые минуты их знакомства в Лондоне - кажется это было около трех лет назад? Тогда это тоже был спортзал, в который Хани пришла кажется с подругой... или с кем-то из коллег по танцевальной труппе. Джайлс пришел в обитель здоровья и накачанных мышц, чтобы сбросить очередную порцию калорий, полученных после плотного и вкусного ужина у друзей накануне вечером. И так вышло, что подруга Хани случайно уронила одну из своих гантелей на ногу Армстронгу - по счастью, это была гантель для фитнеса, так что ресторанному критику не грозило попасть в травм-пункт. Но разве мог он отказаться, когда Хани решила за ним поухаживать и едва ли не отвести к врачу? В результате, этот поход вылился в замечательный ужин в лучшем ресторане Лондона и прекрасные отношения, каких у Джайлса давно уже не было... и ведь он уже решился сделать своей пассии предложение, но все испортил, перебрав на съемках. Все произошло чертовски глупо, а Армстронг не сразу сумел осознать что потерял самое дорогое что только было у него. А ведь все так замечательно начиналось и даже родители Джайлса успели поверить в то что их сынок наконец-то остепенится и станет человеком, благодаря умной и красивой женщине рядом. Но увы... не случилось.
-У меня нет времени для разговоров с тобой, Джайлс. На кой черт ты приехал? -начало разговора от Хани было не самым дружелюбным - следовательно, она все еще была зла на Армстронга, несмотря на все то время что прошло с момента их разрыва. Но бывшая пассия Джайлса кажется успела забыть, что он может быть не менее упрямым чем она? И к слову сказать, то что Хани не забыла еще обиду, говорило о многом... если бы конечно ее бывший любовник был немного повнимательнее и уловил все то, что так или иначе осталось недосказанным между ними.
-Ты кажется сейчас не занята.., -глазом не моргнув выдал Армстронг и затем вытащил из кармана спортивных шорт свой мобильник с сохраненной через вебсту фотографией. -Я хотел увидеть тебя... и своего ребенка. Я знаю, что он мой.
Маленький шоколадный бутузик, улыбавшийся на руках у Хани, был точной ее копией, так что британец при всем желании не мог сказать, что мальчик хоть чем-то на него похож. Но вообще, ребенок был еще слишком мал, чтобы окончательно стать уже похожим на одного из своих родителей.
Джайлс тихо вздохнул, убрав телефон и посмотрев на свою бывшую возлюбленную. Когда они были вместе, то не говорили о каких-то далеко идущих совместных планах - женитьбе, доме и детях. Просто плыли по течению, радуясь каждой свободной минуте что проводили вдвоем... и вновь оказавшись на предельно близком расстоянии от Хани, Армстронг понял, насколько же была права его матушка, когда устроила ему головомойку после того как узнала о разрыве двоих безумно влюбленных.
-И не надо мне тут мямлить! Она не хочет меня слушать... просто уши вянут от подобного, -бушевала сеньора Аврора. -Будь мужчиной, сядь на самолет и лети за ней - потому что другой такой женщины рядом с тобой не будет. Ползи за ней на коленях, умоляй вернутся, иначе потом никогда не простишь себе этой потери.
Но кто из взрослых и не очень детей когда-либо прислушивался к советам родителей?? У Джайлса на тот момент был контракт с ВВС, так что он не мог просто взять и забить на него... так что предпочел оставить все на самотек. Но вот сейчас и наступил тот самый горький момент о котором говорила мать?
-Я прошу тебя - скажи мне правду. Он ведь наш? -повторил свой вопрос Армстронг, немного изменив одно из ключевых прилагательных. Но Хани явно не желала говорить на тему своего ребенка и развернулась в сторону двери, явно собираясь уйти, как от неприятного разговора, так и от блудливого бывшего возлюбленного. Вот только Джайлс не мог позволить Хани оставить последнее слово за собой, да и от ребенка не собирался отказываться. -Хани...
Разумно предположив, что продолжения беседы не последует, Армстронг подхватил свою ненаглядную на плечо и на глазах посетителей, вынес из тренажерного зала. Естественно, Хани была недовольна подобным самоуправством и пару раз успела хорошенько приложить британца по спине кулаком, на что он не успел обратить никакого внимания. В памяти Джайлса всплыли давние и очень приятные воспоминания - он таким же образом несет смеющуюся и довольную Хани в ванную в своей квартире... а затем они торопливо раздевают друг друга и до сладкого изнеможения занимаются любовью в душевой кабине. Она шепчет ему, что любит, а он чертовски и безмятежно счастлив, обнимая ее...
-Не уходи... да я свалял дурака, когда нажрался тогда на съемках.., -выдал Джайлс, поставив Хани на твердую землю в коридоре, где им уже никто не мог помешать. -Но лишить меня ребенка - это слишком... Почему ты ничего мне не рассказала?? Я бы бросил все и примчался в тот же день... и я по-прежнему не могу забыть тебя.

Отредактировано Giles Armstrong (2016-08-28 18:01:24)

+2

5

Разговор с бывшим парнем, с которым они еще два года тому назад громко и окончательно выяснили отношения, как говорится, раз и навсегда, немного не вписывался в расписание дня Хани. Да и вообще она не надеялась еще хоть когда-нибудь увидеть Армстронга так близко, что стоило лишь только руку протянуть, чтобы попробовать, не мираж ли перед глазами ей показался. Конечно, года два назад, когда она только узнала, что беременна, то раздумывала над возможностью позвонить британцу и сообщить свою новость. Но тут же поднимала в гору голову ее гордость и шептала о том, какое будущее ждет на нее, если где-нибудь поблизости будет этот мужчина, что умел располагать к себе женщин, как и быть галантным. Он без особенного труда завоевывал ее внимание, даже не прибегая к широким жестам, которые так часто допускали другие мужчины, которых она так или иначе, а встречала на своем жизненном пути.
И до сих пор она помнила, как таяло ее сердце, когда он был рядом с ней. Даже после очередного громкого скандала, во время которого вдребезги билась посуда и все хрупкие предметы, пока они оба выпускали пар и расставляли все точки над «ё» в своих отношениях, что точно не были похожи на тихую и мирную гавань, как могло показаться со стороны. У них был настоящий котел чувств и эмоций, который никогда не закипал, и этого темнокожей леди тоже не хватало в жизни без Джайлса. Однако в один момент их котел просто взорвался, словно атомная бомба, снося на своем пути все то хорошее, что у них было. И теперь, возвращаясь к воспоминаниям о былом, Уильямс подсознательно вспоминала те моменты из их общей истории, которые она постаралась оставить где-то в глубине собственного сердца.
Услышав замечание Джайлса о том, что она не была занята, Хани хмыкнула, закатив глаза. Мысленно она молила небо о терпении, ведь ей так не хотелось демонстрировать собственные эмоции на людях. Сейчас она хотела только одного – сбежать поскорее из спортивного зала, где она закончила свои дела.
Закрыв бутылку с водой, темнокожая женщина застыла на месте. Взгляд ее карих глаз споткнулся об Армстронга, который узнал откуда-то о ребенке. В прочем, доказательство было то еще – та самая фотография, которую она выложила в инстанграме на прошлой неделе. Это было милое фото, на котором отчетливо прослеживалась схожесть сына с матерью, а также их трепетные отношения. Подпись тоже была хороша и давала понять, что она свободна – ну, почти свободна. В плане отношений – они у нее были, вот только ничего серьезного за ними не скрывалось. И уж глубоких чувств она не испытывала, предполагая, что это связано лишь с опасением вновь обжечься.
- Твой? – выдохнула Хани, решив, что отвечать на поставленный вопрос она не станет. Одна фотография – ничего не может значить. В прочем, как и сама дата публикации. Маленькие дети ведь почти все на одно лицо? Да и какая особенная разница у годовалых детей? Месяц туда – месяц назад…
Она покачала головой в ответ на такое уверенное утверждение Джайлса, у которого спустя два года внезапно проснулась совесть, и наклонилась к сумке, чтобы поднять ее с пола. Она надеялась на то, что сможет игнорировать своего бывшего возлюбленного и ему надоест донимать ее расспросами. Да и разве мужчины так уж стремятся становиться отцами?
-Я прошу тебя - скажи мне правду. Он ведь наш? – повторил свой вопрос Джайлс, видимо, истолковав как-то по-своему ее недавний ответ. Всего мгновение она боролась с тем, чтобы высказать в глаза своего неверного бывшего то, что думала о нем и его заявлениям, и просто не обратить на него особенного внимания. И принятое решение, она воплотила сразу же в жизнь, развернувшись на пятках спиной к Армстронгу и направившись на выход.
Только он этого не дал ей сделать. Буквально в следующее мгновение она ощутила себя поднятой на руки…
- Отпусти меня, Джайлс! – велела она, позабыв о том, что рядом находятся благодарные свидетели этого маленького скандала. – Какого хрена ты трогаешь меня?! Катись прочь, откуда вылез, кобель! – стесняться в выражениях во время их обычного выяснения отношений у Хани никогда не получалось. Уж Джайлсу получалось всегда задеть струны ее души настолько сильно, чтобы она начинала сквернословить и проклинать весь мир. Так что, сейчас произошло все точно так же, как и всегда. За исключением разве только того факта, что прошло уже два года, с тех пор когда они расстались. К тому же, они не были в Лондоне, и у каждого была уже своя жизнь.
- Я не хочу с тобой разговаривать! Видеть не хочу! – ответила она на просьбу остаться. У нее наготове были еще несколько колких фраз, вот только озвучить она их не успела, раньше мужчины. – Не можешь? – на выдохе произнесла она, шлепнув ладонью по лицу британца. – Даже не думай больше распускать руки и говорить мне о прошлом! Еще раз подойдешь ко мне – вызову копов. Думаю, оказаться в участке тебе не хочется или ты уже успел побывать там, прежде чем прибыл в Сакраменто? – язвительно добавила Хани, совершенно позабыв о том значении, которое несло ее имя. Да, она могла быть сладкой, словно мёд, но прежде всего она могла дать отпор и постоять за себя. – И с чего ты взял, что Мик твой сын? Можешь не грузиться зря и перестать играть в благородство – он не твой, а остальное тебя не касается. Так что, катись придурок, куда подальше и оставь меня в покое! – давно Уильямс не испытывала подобного эмоционального всплеска. Казалось, она сейчас взорвется от всех чувств, что переполняли ее сейчас: обида, злость и досада, а еще беспомощность перед тем, что уже свершилось.

+2

6

Естественно, Джайлс не ждал что его бывшая пассия в одночасье кинется ему на шею и простит все его проделки, сказав то что он так хотел услышать. В таком случае, это была бы вовсе не Хани... потому как любимая женщина Армстронга не стеснялась крепких слов, когда ему удавалось вывести ее из состояния равновесия. Одна из подобных феерических разборок как-то состоялась в лондонской квартире ресторанного критика, куда он вернулся вместе со своей возлюбленной после очередной веселой богемной вечеринки. Тогда какой-то недоделанный танцор диско пригласил Хани на танцпол, а слегка нетрезвый Джайлс не сразу просек подкаты этого парня... а потом ловил свою челюсть от того что эти двое проделали при всем честном народе. Как говорится - танец танцу рознь? После этого культурного похода квартира Армстронга лишилась мелких и хорошо бьющихся предметов интерьера, подаренных его матушкой, обожавшей различные фарфоровые вазочки и статуэтки. Одна из них, изображавшая милую пастушку с овечкой, закончила свои дни, просвистев в миллиметре от головы Джайлса и вдребезги разбившись об стенку.
В общем, британец прекрасно знал, что его может ожидать если Хани разозлится - а потому получив пощечину не особенно удивился и принял ее как должное. И раз уж она настолько завелась, то возможно тоже его не забыла? Во всяком случае, злость любимой шоколадки вполне могла говорить об этом...
-Почему это я должен был оказаться в участке? И так и знай - я никуда не уеду, пока ты не скажешь мне правду! -ответил Армстронг, поддержав разговор на повышенных тонах. -И я не играю в благородство... я просто знаю, что это мой ребенок. Но два года назад ты была слишком зла на меня, чтобы выслушать мои оправдания и еще решила наказать таким вот образом! Я ведь говорил тебе, что у меня ничего не было со Сью!!
На этом месте пора сделать небольшую паузу и вспомнить крайне неприятный инцидент на съемках "Отчаянных дегустаторов". Хорошая и давняя подруга Джайлса Сью в этом небольшом фильме-путешествии по различным историческим эпохам, должна была изображать жену Армстронга. В одной из серий снимался торжественный рождественский викторианский ужин, на котором оба перебрали лишку - ведь угощение и алкоголь в сериале были настоящими. В результате Джайлс подарил горячий поцелуй Сью и еще одной приглашенной актрисе за столом... а потом потерял Хани - она была уверена, что у него и мисс Перкинс был самый настоящий роман, кроме этих поцелуев. Родители Джайлса, узнав обо всем лишь тяжко вздохнули, пожалев о том что в свое время поядком избаловали единственного сына. Потом уже было бесполезно прикручивать гайки и орать на него так что с потолка сыпалась штукатурка... как говорится, упрямца уже не переделаешь?
-Вот что я тебе скажу... я хочу участвовать в жизни моего сына и ты не можешь мне этого запретить! А если хочешь чтобы я поверил, что он якобы не мой и свалил по-тихому - давай сделаем тест? -рявкнул Армстронг, начав злится не меньше чем его ненаглядная. -Но я знаю что он мой... иначе бы ты так не злилась на меня сейчас, словно до сих пор ревнуешь!!!
Разговаривая (назовем это так) с Хани, Джайлс постарался поймать ее правую руку, чтобы избежать нового удара по лицу, но в это самый момент, в коридор прибежала какая-то девица из персонала в сопровождении одного из охранников. Армстронг потерял бдительность на пару секунд... и снова получил по лицу, правда уже с другой руки своей бывшей возлюбленной. Когда они еще были вместе, то после долгого и приятного примирения, он обычно шутя говорил Хани, что ей даже слишком нравится его колотить подобным образом.
-Мисс Уильямс, все в порядке? -поинтересовался тем временем охранник. -Если хотите, я выведу этого джентльмена... или вызову полицию.
Посмотрев на этого парня, Джайлс мельком подумал о том, что премьер-министр Великобритании приснился ему явно не к добру... и теперь дух сэра Уинстона мстит за то что ресторанный критик говорил что ему надо бы посидеть на продовольственной книжке времен Второй Мировой. Но по счастью, Хани послала и охранника и ту слишком заботливую девицу из своего персонала, сказав что разберется с незваным гостем самостоятельно.
-Послушай... давай встретимся где-нибудь в городе и поговорим спокойно?? Без этих чертовых оплеух! -продолжил Армстронг, едва только охранник свалил из пределов видимости. -Обсудим все как взрослые люди. Я не собирался вновь навязываться тебе, но я имею право видеть моего сына... я слишком о многом прошу тебя?
Джайлс отпустил запястье Хани, ощущая как взрывная злость, которой необходим был выход, стала уходить... да, у нее были все основания злится на него и понятное дело, что отмазка "я слишком много выпил" ее понятное дело не обрадовала два года назад, во время их разрыва. Но... в очередной раз устроив феерическую ругань ничего не решишь и не исправишь, так что Армстронг решил пойти по пути наименьшего сопротивления. Хани ведь может просто и спокойно поговорить с ним, в конце-то концов?
-Пожалуйста - хотя бы ради того что было между нами, -выдал в финале Джайлс, не будучи уверенным, что этот аргумент вновь не разозлит его пассию. -Или по-твоему, я не заслужил нормального отношения к себе?

+1

7

Наверное, если бы только матушка Хани слышала те фразы, которыми она отвечала отцу своего ребенка, схватилась бы за сердце и упала бы в обморок, если бы ее только не хватил удар. Все-таки пусть миссис Уильямс и не была этакой воспитанной кисельной барышней, что соблюдала все заповеди божьи и нормы этикета, она как-никак была дочерью пастора. В ее семье и доме никогда не было слышно громких ссор, как и не ругались матом, как порой себе позволяла танцовщица, стоило только некогда любимому мужчине вывести её из состояния равновесия и полного спокойствия. Но, может быть, чувства все еще не оставили молодую женщину, которой за последнее время не доводилось так орать ни на одного мужчину. Даже на того придурка, что загородил своей тачкой выезд из паркинга, из-за чего она потеряла больше получаса, которые могла провести рядом с сыном.
Некое чувство дежавю посетило сейчас темнокожую женщину, когда Джайлс не постарался угомонить свою прежнюю симпатию, а сделал с точностью до наоборот: его слова, выражение лица и даже движения рук, казалось, были созданы для того, чтобы провоцировать женщину, которой он говорил когда-то не менее громкие слова любви, на действия. Даже не на слова, которыми нельзя было выдать все то, что оставалось на сердце у темнокожей танцовщицы. Им не хватало сейчас только пары тройки бьющихся предметов под рукой, отделаться от которых не составило бы для обоих совершенно никаких трудов. Но ведь вместе с парой разбитых ваз или бокалов, которых они перебили не в одном количестве, и пришло бы хоть какое-то желание мира, тишины и покоя в объятиях друг друга, которые после очередной ссоры были для них именно тем, что доктор прописал.
И правы те, кто говорит, что нет ничего лучше примирительного секса…
Объятия, поцелуи и каждый миг, проведенный вдвоем ощущался намного острее, намного приятнее обычного. Казалось, в чувствах и эмоциях можно было утонуть, но вовсе не захлебнуться. Ведь хотя бы ради бурных примирений, стоило хоть изредка поднимать все с ног на голову и демонстрировать свое острое недовольство.
Вот только они давно уже не были вместе, а их перемирие как-то опоздало. Два года прошло с той поры, когда Хани громко хлопнула дверью квартиры Армстронга, в которой они пытались строить свое счастье. И как бы она не оглядывалась тогда перед посадкой, как бы не ждала того, что мужчина решит задержать её и не даст взлететь на самолете в родную Калифорнию – ничего этого не произошло, а надежды остались горьким комом на душе и обидой, что сейчас давала о себе знать. Ей пришлось столкнуться в реальности с тем, что им, видимо, лучше будет в одиночку, ведь тогда она еще не знала, насколько прочно судьба решила связать двух вспыльчивых и настолько харизматичных личностей.
- За поведение, алкаш! – сцепив зубы, проговорила Уильямс. То, что Джайлс такой настырный обычно ей нравилось в нем, вот только не сейчас, когда й хотелось сбежать от своего бывшего. – Ты приходишь ко мне в зал, выносишь из него и думаешь, это нормально?! Хрена с два! – в чувствах добавила Хани. Вот только мигом позже, британец вынул из рукава так называемую красную тряпку. Именно так и никак иначе, Хани относилась к коллеге по съёмочной площадке своего бывшего возлюбленного. – О, и не говори, что она так и не утешила тебя бедного и обиженного? – иронично заметила Хани. Правда, на самом деле она явно не желала знать уже спал Джайлс с этой Сью или нет. Слишком горькой казалась ей на вкус правда.
Тем временем, мужчина предложил сделать тест ДНК. Вот только этого ей еще не хватало! Она-то знала, что блудливый отец её сына находится перед ней сейчас, вот только и признаваться ему сейчас в этом не желала. Наказание или нет, но видеть его снова и не иметь возможности прикоснуться или поцеловать его снова, как раньше было невыносимо для нее. Она все еще хотела его, его объятий и поцелуев. Вот только снова оказаться на вершине пропасти, из которой ей пришлось свершить головокружительное падение, она не хотела.
- Ревную?! Да как ты смеешь!.. – выдала женщине, собравшись снова ударить Джайлса, но не преуспела в этом. Он перехватил ее руку и не допустил очередного удара о его привлекательное лицо. Но она тоже не сразу сдавалась, поэтому успела зарядить по физии мужчины другой свободной рукой. – Слишком много чести для тебя! – прошипела она, прежде чем обратила внимание на посторонних лиц, которые вырисовались не так давно. И пока она пыталась оценить ситуацию, отдышавшись, все-таки решительно отказалась от содействия: – Ничего не нужно. Я сама разберусь…
Со скандалом следовало сворачиваться. Вокруг были люди, которым явно без надобности пикантные подробности личной жизни именитого хореографа и танцовщицы. Это же решил и Армстронг, выдав свое предложение дальнейшего решения их маленькой проблемы, пригласив на ужин.
- Ради того, что было? Не начинай говорить так, словно бы я виновата в том, что случилось, - покачала она головой, давая понять, что она не согласна. – Уезжай, Джайлс, прошу по-доброму. Два года тебе не было до меня дела и сейчас пусть тоже не будет. А Мик – мой сын, только мой! – на этом она оттолкнула от себя британца, пусть бы каким ни было ее желание снова погрузиться в былую феерию чувств.
Дважды в одну реки не вступить – так ведь говорят?
Покинув спортивны зал, темнокожая женщина и не сразу заметила, что ее ждут…
Такер, как преданный пес с букетом красных роз в руках дожидался ее прямо возле своей машины. И может быть при других обстоятельствах Хани попыталась бы послать хахаля, что не способен заставить её полюбить себя. Но из-за злости на бывшего она не только приняла цветы, но и подарила Такеру не скромный поцелуй, что только и остался поцелуем, к большому огорчению женщины, когда ее телефон ожил в сумке.
- Это няня, мне нужно бежать – созвонимся вечером? – не дожидаясь ответа от своего кавалера, Уильямс сбежала от обоих своих кавалеров, чтобы на одной из аллей взять на руки свое маленькое сокровище, которое всегда обладало тем еще аппетитом.

+1

8

Как и следовало ожидать бурная беседа без какой-либо тени дипломатии (и это еще мягко сказано...), закончилась ничем: высказавшись, Хани просто развернулась и ушла. А вот Джайлса посетило ощущение дежа вю... ведь обычно, после того как у его возлюбленной иссякало желание скандалить и бить посуду, начиналась истинная и приятная феерия эмоций и чувств. Обычно принято считать, что людям противоположным по темпераменту, сойтись и терпеть недостатки друг друга куда легче - и ссоры проходят намного проще, а не как взрыв сверхновой, что и бывало частенько в квартире-студии Джайлса. Старушка Сью с которой Армстронг дружил довольно-таки давно - еще до совместного проекта на ВВС - как-то раз даже назвала его отъявленным мазохистом. Мол, в нормальных семьях все происходит несколько иначе: муж бьет жену, она терпит и все довольны, а у него все происходит через одно место, если выражаться цветастым языком метафор. Этот разговор произошел незадолго до разрыва Джайлса и Хани, когда любимая шоколадка запустила в своего благоверного старинным подсвечником, от которого он не успел увернутся. И как следствие - пришел на съемки с заклеенной бровью.
Подумав обо всем вышеописанном, Армстронг проводил свою ненаглядную взглядом и вздохнув, направился в раздевалку, где и привел себя в порядок. Так получилось, что он вышел из спортивного зала буквально следом за Хани и стал свидетелем того как он позволила себя поцеловать какому-то кретину с букетом роз... но при этом не села в его машину и явно не позволила ему себя сопровождать.
Банальный парадокс... или просто хорошо сыгранный спектакль? Этакая идиллия, которая должна была показать Армстронгу, что Хани прекрасно обходится и без него. Однако, он слишком хорошо знал ее, чтобы не поверить тому что увидел...
-Знаете.., -с задумчивым видом, достойным роденовского "Мыслителя" выдал Джайлс, поравнявшись с темнокожим парнем, что целовал Хани. -...дарить красные розы банально и пошло. А ее любимые цветы - крокусы.
-Чего-чего? -удивился Ханин хахаль, аж выронив ключи от своей тачки на асфальт. -А вам, простите, какое дело до того что я дарю своей женщине?!
-Крокусы... лучше запишите. Тогда ваша женщина, как вы изволили выразится, когда-нибудь согласится прокатится в вашей машине. Быть может.., -добавил Армстронг и прикурив направился следом за своей бывшей пассией. Что же до хахаля - ему пришлось лезть под машину за ключами и молится чтобы они не свалились в отверстие канализационного люка.
Ну а что же Джайлс? Как говорится, адскому упрямцу море по колено и после двух полученных оплеух он вовсе не растерял желание поговорить с Хани... и не только поговорить, что было вполне логично, учитывая то чем они обычно занимали себя после очередной ссоры. Вот и сейчас Армстронгу просто чертовски хотелось обнять ее и затем заставить совершенно забыться в его объятиях... словно бы и не было этих долбаных двух лет в разлуке?
Размышляя таким образом, мужчина дошел до главной аллеи парка, где и увидел самую прекрасную на свете картину... Хани держала на руках довольно и счастливого сынишку - и это было в тысячу раз лучше чем на любом фото. Естественно, Джайлс не удержался от соблазна подойти поближе, ведь сейчас у его пассии обе руки были заняты ребенком, так что он не рисковал получить по физии в третий раз.
-Я знаю, что рискую рассердить тебя еще больше... но я не мог не пойти за тобой, -тихо произнес Джайлс, когда Хани бросила на него удивленный взгляд и недовольно нахмурилась. -Можно мне хотя бы взглянуть на Мика? Пока мы ругались, ты ни разу не опровергла мои слова...
О да, Хани ведь могла легко сказать, что ее чудесный малыш был, к примеру сыном ее нового хахаля, разве нет? И сказав что Мик только ее сын, женщина лишь заставила Джайлса еще больше поверить в свою догадку...
-Он такой.., -Армстронг сделал еще один шаг вперед, подойдя ближе к своей пассии - и к его немалому удивлению, Мик не только не испугался его... но и потянулся к нему? -Можно мне его подержать его? Хотя бы пару минут... пожалуйста?
Джайлсу уже приходилось держать маленьких детей, правда это было довольно-таки давно - то были его племянники, которым сейчас уже было шестнадцать, четырнадцать и десять лет. Старшая сестрица Армстронга выйдя замуж, оставила профессиональный спорт и долгое время занималась только лишь своей семьей, пока не решилась поработать на канале Евроспорт, благо что журналистское образование у нее имелось.
Но... одно дело держать на руках племянника или крестника и совсем другое - своего ребенка?
-Я очень хотел увидеть тебя.., -совершенно серьезно как большому сказал маленькому Майклу Джайлс, едва только мальчишка оказался у него на руках. -Даже без дурацких тестов я знаю что ты мой сын...
Мик весело курлыкнул что-то в ответ, коснувшись сначала воротника рубашки британца, а затем и его подбородка. Видимо трехдневная щетина Джайлса не особенно понравилась малышу, потому как он быстренько убрал свою руку.
-Да, ты прав... надо побриться, а еще наконец-то бросить пить, -улыбнулся Армстронг, очень осторожно прижавшись щекой к мягким волосам сына и затем перевел свой взгляд на его мать. Ей явно не понравилось, что ребенок охотно пошел к нему на руки? -Хани... я знаю что виноват перед тобой и мне не получится оправдаться, как бы я не старался. Мне надо было остановить тебя тогда любыми способами... но я свалял дурака, о чем не раз пожалел. Если мне не вернуть тебя, позволь хотя бы попробовать стать хорошим отцом этому чудесному мальчишке?
Джайлс очень осторожно взял Хани за руку... прежде чем поцеловать кончики ее пальцев. Майк в этот самый момент оглянулся на свою любимую маму и улыбнулся ей. Что же до британца, то говоря вслух об одном, он думал совершенно о другом... О том, что просто обязан попытаться вернуть свою единственную и неповторимую, пусть даже теперь завоевать ее доверие будет куда сложнее. Правда всегда есть надежда на старое доброе шардонне, после которого бурный роман и завертелся в прошлый раз?

Отредактировано Giles Armstrong (2016-08-29 05:15:40)

+1

9

Потерев переносицу пальцами, женщина жмурится, прежде чем предпримет очередную попытку успокоиться. Все-таки она идет к сыну, который был не повинен в том, что его родители, будто кошка с собакой, все никак не могут даже нормально и спокойно поговорить. Хотя именно спокойно поговорить Джайлс и предлагал своей бывшей пассии, вот только идти на контакт и снова идти по знакомой дорожке через ресторан, сочетание хорошей еды с выпивкой и обаянием остроумного британца, темнокожая леди попросту опасалась. Опасалась, что снова все пойдет по тому же сценарию, в итоге которого она окажется снова одна и снова с разбитым сердцем. Пусть даже, по всей видимости, и не с таким разбитым сердцем, раз она снова ощутила приятную тягу к своему бывшему. Да и сейчас, ступая по извилистой аллее парка, где она должна была пересечься с няней сынишки, думала об Армстронге.
Думала, может быть, не зря он ей снился сегодня?
Думала, может, она поторопилась посылать его куда подальше?
И, кажется, Уильямс даже понимала, как важен отец для сына, как и тот факт, что сама она не сможет заменить ребенку отца и тащить его воспитание на своих хрупких плечиках; также и совершенно чужой и посторонний мужчина не будет заботиться о плоде любви женщины от другого парня. Найти даже не мужчину, а любого смертного, который полюбит чужого сына или дочь, как своего родного, порой, кажется, банально невозможно. В прочем, она этого и не требовала ни от кого, даже от своего нынешнего кавалера, букет алых роз от которого и приняла не так давно. То, как Такер не знал, как вести себя с Майклом даже, когда ребенок находился у нее на руках, остро бросалось в глаза женщины, что не стремилась найти себе новое увлечение. Она хотела просто вырастить сына и не позволить себе свершить очередной ошибки.
Так ли много она хотела от жизни и от себя?
Посмотрев на букет в своих руках, Хани посчитала количество цветов. Кажется, их была целая дюжина, все красивые и еще не раскрывшиеся, что значило, что они могут долго простоять в вазе и радовать глаза своей обладательницы. Однако на долго внимание Хани не принадлежало цветам. Увидев знакомую коляску, в которой сидел деловитый Майкл, а везла его Уитни, молодая девушка немногим младше Уильямс. Юную мисс, что вовсе не искала себе постоянную работу, да и еще в роли няни, посоветовала Хани ее старшая сестра. Но жизнь повернулась таким образом, что девушке с педагогическим образованием понравилось работать именно с Майклом, к тому же сам Майки привык к своей няни, не говоря уже о самой Уильямс. Вряд ли она могла доверить сына кому-то другому.
- Ну, как мой чемпион? – спросила она у няни, прежде чем передать букет цветов девушке и протянуть руки к сыну, что охотно пошел к своей мамочке.
- Все хорошо; мы уже даже поспали часик, дважды поели, - отчиталась Уитни, осторожно оценив букет роз, который оказался у нее в руках. – Мы не знали, когда ты освободишься, но пришли чуть раньше – не оторвали ни от чего важного? – спросила девушка, на что Хани махнула рукой.
- Не беспокойся, все в порядке. А цветы – отнеси матери. Она же здесь неподалеку живет? – предложила она. – Я пока сама погуляю с Миком, мы дождемся тебя здесь или я тебя наберу, - добавила она, прежде чем темнокожая девушка согласно кивнула и направилась вдоль тропинки, ведущей к выходу из парка. Хани часто позволяла ей отлучаться к матери, у которой было больное сердце, если не было необходимости оставаться возле ее сына постоянно. Такое на самом деле случалось не очень часто, поскольку свое расписание танцовщица и хореограф планировала таким образом, чтобы иметь возможность гулять с сыном и проводить как можно больше своего времени. Вот и сейчас у нее был в запасе целый час, а может и больше, прежде чем она отправится на танцевальную студию. И это время она собиралась провести только с сыном, а не с бывшим парнем на компанию, которого увидела уже только тогда, когда он заговорил.
- Джайлс… - произнесла она, бросив на него от части удивленный, от части уставший взгляд. Ей не хотелось продолжать выяснения отношений. Единственное, что хотела – побыть сейчас с сыном. Вот только женщина не успела огласить свою просьбу уйти бывшему ухажеру, когда он сделал нерешительный шаг навстречу и оказался ближе к Мику и к ней самой, чем Уильямс на это рассчитывала. Именно поэтому она запнулась, не зная, как отказать на такую простую и естественную просьбу, побыть рядом с сыном, пусть даже ей так и не удалось переубедить упрямого, как тысяча чертей англичанина в противном. Тем более, Майк потянулся к своему блудливому папаше, пожелав изучить нового человека или просто … почувствовав свое что-то близкое? Так или иначе, но она передала сына на руки к Армстронгу, осторожно приглядывая за тем, как мужчина держит сына и волей неволей припомнила свой недавний сон, из-за которого весь день приобрел свои какие-то особенные краски.
- Хорошим отцом? Это таким бабником и пьяницей, как ты? Ой, не смеши меня, Джайлс, – фыркнула Хани, взяв сына на руки от Джайлса, чтобы вместе с ним направиться в сторону продавца мороженного. Маленький обжорка обожал кушать сладости и мороженное в том числе, а его мамочка не думала отказывать ребенку в такой милой слабости. Тем более, ей самой хотелось порцией шоколадного мороженого заесть внезапную встречу со своим бывшим. – Возьмешь коляску? – спросила она, оглянувшись через плечо.
А когда уже спустя каких-то пять минут довольный Мик уплетал свое мороженое, сидя в своей коляске, а его мама наблюдала за ним, сидя напротив на одной из скамеек в парке, Хани даже и не знала, что может еще сказать Джайлсу. Рассказывать о сыне она могла много и долго, вот только все слова застряли у нее в глотке.
- Знаешь, я хотела детей от тебя, хотела замуж за тебя, но получила только Мика, - потянувшись рукой к пухленькой щечке сына, чтобы вытереть убегающую струйку растаявшего мороженого, которым мальчишка мог загрязнился, Хани нарушила тяготящую молчанку.

+1

10

Когда малыш Мик доверчиво потянулся к своему непутевому папаше, последний ощутил, что каменная стена между ним и Хани словно бы исчезла... и сейчас, будто бы и не прошло этих двух лет в разлуке и все стало как прежде. Когда каждый вечер после съемок или работы в редакции, Джайлс мчался встречать свою ненаглядную, словно мальчишка влюбившийся в первый раз в этой жизни. Хотя, быть может так оно и было? Ведь до знакомства со своей ревнивой шоколадкой, Армстронгу не приходилось испытывать подобных ярких чувств и эмоций... и едва ли не впервые в жизни, он был беззаветно и по-настоящему счастлив. Но как писали греческие писатели-трагики еще в незапамятные времена, подобная любовь способна вызвать зависть у богов?
Это была бы вполне подходящая отмазка самому себе, если бы Джайлс все не испортил собственными руками. Ему надо было сразу остановить Хани, едва только она собралась громко хлопнуть дверью и уйти из его жизни... но тут свою роль сыграл его весьма противный и вредный характер. Да и что уж теперь говорить и сожалеть, когда нельзя вернуть тот роковой день, когда кое-кому следовало засунуть свою гордость куда подальше и просто и спокойно постараться все объяснить. Например, сказать любимой, что какая-либо связь со старушкой Сью была попросту невозможна? Всего лишь каких-то два жалких слова могли решить судьбу Джайлса и Хани... но как оно обычно и бывает, не сбылось и не случилось.
-Хорошим отцом? Это таким бабником и пьяницей, как ты? Ой, не смеши меня, Джайлс, -тем временем, насмешливо фыркнула Хани, забрав сынишку у своего непутевого возлюбленного. Но прежде чем отдать Мика, мужчина не удержался, чтобы не поцеловать мальчишку в нос - удивительно, но малыш не отстранился и улыбнулся своему глупому и блудливому папаше. -Возьмешь коляску?
-Конечно, -охотно кивнул Армстронг, покатив коляску следом за Хани. -И... я постараюсь исправится, если только ты дашь мне шанс. Ради тебя и ради нашего сына.
Они неторопливо направились в сторону продавца мороженого - оказывается, маленький бутузик был еще тем сладкоежкой? Усевшись на скамейку, рядом с Хани и смотря за тем как сын уплетает шоколадное мороженое, Джайлс с горечью подумал о том, что по собственной глупости совершенно НИЧЕГО не знает о собственном ребенке. Наверное, когда он покажет фото Майкла своей вредной и строгой матушке, она в своем привычном стиле скажет что свершилось настоящее чудо - столь прекрасный ребенок появился на свет от такого дурака. Собственно говоря, с этим было не поспорить?
-Знаешь, я хотела детей от тебя, хотела замуж за тебя, но получила только Мика, -совершенно неожиданно произнесла Хани... и ее слова были словно неожиданный удар в поддых для Джайлса. Она сказала то что он так хотел услышать и одновременно разбередила давнюю и незаживающую рану, заставив Армстронга вновь ощутить чувство вины.
-Я очень хотел, чтобы ты стала моей женой... и мне было безумно хорошо только с тобой, -ответил Джайлс, не раздумывая ни секунды. -И хоть я и испортил все... но я по-прежнему люблю тебя. Давай попробуем наладить отношения ради нашего сына? Я хочу видеть его каждый день и наблюдать как он растет. Расскажи мне про Мика? Что он любит кушать, во что ему нравится играть... что угодно? Я хочу стать для него хорошим отцом...
Обычно принято считать, что воспитанием ребенка должна заниматься непосредственно женщина, тогда как отец семейства приходя с работы обычно занимался тем что дремал на диване возле телевизора. К слову сказать, подобное Джайлс наблюдал в семьях своих друзей детства... но у него самого все было совершенно иначе. Его отец просто обожал возится со своими чадами, притом без какого-либо внушения со стороны своей строгой супруги. Младший Армстронг, как и его сестра никогда не слышали от отца что-то типа: "поиграйте сами, я сейчас занят" и тому подобное. И вообще... для Джайлса было реальным шоком узнать, что Кей не родная дочь для его папаши - это был какой-то абсолютно феерический нонсенс. Так что из своего детства, ресторанный критик вынес весьма важную вещь, касающуюся воспитания детей: с ними нужно носится и бросать все дела, едва только ребенку стоит захныкать. Другого отношения к себе и сестрице, Джайлс на протяжении всей своей жизни попросту не знал.
-Можно я провожу тебя домой и потом загляну ненадолго вечером? -как-то даже слишком осторожно поинтересовался британец, накрыв руку Хани своей ладонью. -Я хочу купить что-нибудь для Мика... а еще увидеть тебя. Если хочешь, могу даже приготовить твой любимый ужин, как в старые добрые времена?
К удивлению Джайлса, его строптивая пассия не стала возражать и благосклонно кивнула, после чего ему подумалось, что он просто обязан достать на вечер их любимое шардоне "Луи Галю". Не в последний момент благодаря именно этому благородному вину, Армстронг и Хани оказались в одной постели спустя всего несколько дней после феерического знакомства в спортзале. Кто знает, может вместе со знакомым вкусом и ароматом их и сегодня накроют приятные воспоминания, которые захочется освежить?
-Тогда я зайду часов в восемь? -спросил Армстронг, после того как проводил Хани - правда не домой, а до няни, потому как у его пассии еще были намечены какие-то дела. Впрочем, адрес своей ненаглядной он все же получил. -До вечера?
Джайлс обнаглел настолько, что решился даже на пару минут притянуть к себе Хани, чтобы легонько поцеловать ее в щеку, но она все же успела отстранится. Правда сейчас это выглядело так, словно после этого поцелуя прелестной шоколадке уже некуда будет бежать - так что Армстронг решил, что обязательно воспользуется ситуацией вечером. Развернувшись и заставив себя уйти, британец подумал о том, что кроме покупки хорошего вина, надо бы позвонить старому другу Томми и предупредить о своем приезде.

+1

11

Дважды судьба не бывает благосклонна. Давая всего один раз, она, несомненно, попросит что-нибудь взамен, тогда как второго раза может и не случиться. И, наверное, тот факт, что Армстронг залез в интернет, где попытался отыскать свою давнюю пассию, а после сделал верные выводы, увидев на одной из фотографий ее с сыном, должен был что-нибудь значить. Знак с небес? Увы, в это Хани по каким-то своим причинам не особенно сильно-то и верила, однако задумалась, когда мужчина попросил у нее дать ему всего один шанс. Точно так же, как и танцоры на проваленном прослушивании, просят об еще одном шансе, обещая, что на этот раз будут лучше. Вот только его дает компетентное жюри не всем, но лишь некоторым баловням судьбы, у которых не так уж и широкий выбор перед глазами: доказать, что они могут, или снова ударить в грязь лицом. Зная, насколько Джайлс может быть упрям, Уильямс не торопилась с отказом, как и не соглашалась вновь сходиться с ним.
Она рассказала ему о том, что когда-то так и не решилась открыть мужчине: о своих собственных планах на их счет, которым суждено было разбиться подобно одной из многочисленных вазочек о пол квартиры-студии ресторанного критика. Однако Хани не ощутила сожалений о том, что озвучила что-то настолько личное и до сих пор болезненное. Все-таки ничто не болит настолько сильно, сколь горечь потери и разбитой мечты, тогда как от чувства собственного успеха сносит напрочь голову, как бы парадоксально это не звучало.
- Теперь ты хоть проверил, да? – иронично замечает темнокожая женщина, посмотрев в сторону своего любовника, когда он сообщил ей, пожалуй, нечто до боли приятное, вот только не настолько, чтобы заглушить пригретую на сердце обиду. Они оба знают, что именно эта обида и движет сейчас женщиной, которая любуется успехами своего сына, мороженое которого уже успело запачкать чистую футболку. Но, не это ведь главное? Главное, что Микки хорошо, он радуется жизни и получает от этого мгновения только самые приятные мгновения.
Облизав свой палец, на котором оставались остатки мороженого с лица Майкла, Хани тихо вздыхает. Она не знает, что ответить. Просто не может решиться дать свое согласие, а отказывать не желает. Все-таки не смотря ни на что она все еще любит своего своенравного и такого самоуверенного британца, который заслужил хотя бы не быть посланным в этот самый момент. Проигнорировав предложение снова сойтись, Уильямс вцепилась за более благоприятную тему для разговора – сын. О, да! О своем ребенке она могла говорить часами на пролет, ведь именно малыш стоит в центре ее жизни.
- Ну, ты, наверное, уже успел заметить, что Мик любит покушать, - улыбается она, прежде чем снова потянуться рукой к подбородку ребенка. Но в отличие от предыдущего раза она хочет просто продемонстрировать маленькое достижение своего сладкоежки: - Смотри, - говорит она, слегка приоткрывая пальцем ротик ребенка, демонстрируя его ровненькие зубки. – Уже почти все зубики выросли еще до года. В тот день, когда я выложила нашу фотографию, мы праздновали как раз год и два месяца, - что же, Джайлс хотел узнать о своем сыне больше, так пусть и знает, как много пропустил. И не по ее вине он пропустил, а по своей собственности.
Насытившись мороженым, Майк протянул остатки оного своей матери. Но, по случаю того, что она была не одна с ребенком, вручила липкие и растаявшие остатки мужчине, чтобы уже через несколько минут вытереть личико карапуза, которому захотелось пройтись. Вытянув его из коляски, она берет ребенка за руку и позволяет ему сделать несколько шагов в ту сторону, в которую хочется ему – он ведь ходит практически сам. Вот только на улице, Хани слишком волнуется, как бы он не упал, поэтому и не отпускает.
- В одиннадцать месяцев он начал ходить, но … видишь, - она указывает пальцем на ножки маленького озорника. – Он ходит почему-то только на пальчиках, - смеется женщина, умолчав о том, что они с Хейли и Уитни уже приписали танцевальное будущее Майклу, нарочно не упоминая особенного пристрастия ребенка к еде.
Время пролетело довольно-таки быстро, да и незаметно для их троицы, пока они гуляли в парке…
- Я еще не иду домой, Джайлс. У меня репетиция в танцевальной студии через полчаса, - даже не нужно было сверяться с часами, чтобы выдать эту истину Армстронгу. – Но, хорошо. Проводи нас до дома нашей няни и можешь прийти вечером. Майклу ничего не нужно покупать особенного – у него все есть, - дорогой до дома, в котором жила мать Уитни, которой женщина сбросила текстовое сообщение, прежде чем она достигла места назначения.
- Ладно, в восемь приходи, - согласно кивает она, прежде чем оказывается в объятиях мужчины, что подарил ей совершенно робкий целомудренный поцелуй в щеку, которого она не ожидала сейчас, когда они просто говорили и он не приближался настолько, чтобы его бывшая вредная пассия успела запротестовать. Но, хуже всего было то, что эти объятия и этот поцелуй застала Уитни, которая и поинтересовалась у своей начальницы о том, что же за мужчина позволил себе такое.
– Не важно. Мне пора, я уже опаздываю, - отмахнулась Хани, прежде чем сбежать на свою студию, где и выжала все соки из себя и танцоров, что танцевали в ее труппе. Так что, возвращаясь около шести вечера домой через супермаркет, в котором она и попыталась выбрать какие-нибудь продукты для ужина с бывшим, она была чертовски усталой.
- Уитни, ты можешь еще побыть хотя бы часик? – переступив порог дома и заметив, что няня уже была готова к своему уходу (еще бы, ведь Хани опоздала на пятнадцать минут из-за того супермаркета!), задала вопрос Уильямс. – Я знаю, мы не договаривались…
- Ой, меня уже ждут друзья – билеты в кино купили, - досадно скривилась няня, у которой тоже должно быть была личная жизнь. – Но я могу отменить…
- Ничего страшного. Иди, а я сама искупаю Мика, - а тогда и приготовлю ужин, - последнего женщина уже не озвучила.
Странно или нет, но Майкла Хани купала по-своему. Она не вертелась рядом с ребенком, когда он разбрызгивал воду по всей ванной, в которой он был настоящим морским правителем, не иначе. Женщина забиралась вместе с сыном в воду, получая не меньшее удовольствие от совместного купания, и именно так все происходило на этот раз, когда привычное купание прервал звонок в дверь.
Прерваться и выбраться из воды, чтобы проверить, кто их побеспокоил?
Нет. Уильямс решила, не оставлять сына в воде…
Вот только кто-то был слишком настойчивым, так что женщине пришлось вылезти самой и, замотав в махровое полотенце ребенка, спустилась в своем мокром бикини на первый этаж, где и увидела у двери Джайлса.
- Ты пришел раньше, чем мы договаривались, - поймав оценивающий взгляд Армстронга, которым он прошелся по ней, строго заметила танцовщица. Ей бы не хотелось сильно обнадеживать его, как и позволять чувствовать себя хозяином у нее дома, на ее территории. – Проходи на кухню, а я пока переоденусь сама и Мика переодену, - ухмыльнувшись мужчине, она развернулась к нему спиной, чтобы подняться на второй этаж, тогда как сам мужчина мог осмотреться или идти именно на кухню к тем продуктам, которые она приобрела. Все-таки помимо умения оценивать еду, Джайлс не был лишен возможности готовить, при этом весьма неплохо.
внешний вид вечером, только с сыном на руках

+2

12

Вернувшись в отель, Джайлс первым делом решил перекусить, а потом уже приниматься за звонки родным и друзьям. Конечно же, он не ожидал многого от скромного ресторана в гостинице, но заказанный т-портер стейк с запеченным картофельным пюре и поданный на деревянной доске, оказался выше всяких похвал. Под это блюдо превосходно подошел бы бокал хорошего красного, но Армстронг решил не перебирать со спиртным, помня о сегодняшнем походе к Хани. Она уже не раз назвала его алкашом, а он как-никак обещал исправится, так что героически обошелся обычным горячим чаем во время своего обеда. Ну а после, удобно развалившись на кровати, ресторанный критик решил позвонить домой и сообщить родителям радостную новость о своем сыне. Любимая матушка Джайлса приняла звонок не сразу, хотя мобильник обычно находился неподалеку от нее, когда она была занята какими-либо делами, так что Армстронг уже собирался набрать номер отца, но тут капризная сеньора соизволила ответить.
-Привет, мам - я звоню чтобы сказать что со мной все в порядке... и что я задержусь в Сакраменто. Не знаю на сколько... но я нашел Хани и собираюсь ее вернуть, -сообщил Авроре Джайлс, на что женщина лишь тяжко вздохнула. -Да я знаю все что ты хочешь мне сказать... я должен был спохватится раньше и так далее. Но это еще не все мои новости.
-Я так полагаю, мне лучше будет присесть? -ответила миссис Армстронг, попутно говоря еще с кем-то на кухне. -Извини, дорогой, но приехала Кей... и кажется Лиам чем-то отравился. Так что скорее всего останется у нас на выходные.
Лиам - самый младший сын Кэтрин. Этот мальчишка всегда умудряется находить себе кучу неприятностей, в отличии от старших брата и сестры, так что у Кей с ним полным-полно хлопот. В семье даже не раз шутили, что Лиам скоро переплюнет своего любимого дядюшку - правда в отличии от Джайлса, его племянник никогда не устраивал каких-либо проказ просто из вредности.
-Передай ей от меня привет, -улыбнулся Армстронг. -Так вот, выкладываю мою главную новость и надеюсь, что она вас с папой порадует. Как оказалось, у меня есть сын. Хани рассердилась на меня и ничего о нем не рассказала... сейчас ему уже год и я сегодня держал его на руках.
-Боже ты мой.., -тихо охнула Аврора. -Но как же так...
-Я собираюсь помирится с Хани, -поспешно добавил Джайлс. -Больше я не позволю ей уйти.
Далее, матушка в очередной раз хорошенько отчитала своего единственного сына и пообещала ему хорошую взбучку по возвращении домой. Вот как вообще можно было такое допустить?? Отпустить любимую женщину и жить в ус не дуя, пока она одна растила ребенка... и хорошо еще что кое-кто рано спохватился? Некоторые отцы вспоминают о своих детях, когда тем уже пора поступать в колледж.
-Я потом пришлю тебе фото Майкла, -торопливо ответил Армстронг, едва только начались новые нотации. -А сейчас мне пора, но я еще позвоню. Мы договорились поужинать вечером с Хани.
Скинув звонок, Джайлс принялся собираться в гости к своей пассии, не забыв сходить в душ, сбрить-таки трехдневную щетину с лица и достать чистую рубашку из своей сумки. Правда неплохо было бы ее отгладить... но на это мужчина не стал тратить времени, отправившись на поиски благородного шардоне для ужина. Кроме выпивки, надо было еще найти каких-нибудь хороших подарков для Хани и Мика - и если в случае сына, этот вопрос решался просто, то над сюрпризом для любимой, Джайлсу пришлось поломать голову. В конце-концов, приобретя все что нужно, ресторанный критик поехал к Хани и заявился аж на полчаса раньше чем было условлено и был вознагражден поистине прекрасным зрелищем. Любимая и единственная открыла ему, будучи в одном лишь бикини, а Мик довольно улыбнулся в очередной раз потянув руки к своему непутевому папаше.
-Прости... мне просто не терпелось увидеть тебя и Мика как можно скорее, -хитро улыбнулся Джайлс, любуясь своей ненаглядной. -Хорошо, пойду на кухню... а ты можешь не переодеваться. По-моему, ты шикарно выглядишь.
Пока Хани поднялась на второй этаж, Армстронг оказался на уютной кухне где и поставил купленный им букет крокусов в воду. Правда это была лишь часть подарка для возлюбленной, еще один милый пустячок, Джайлс собирался вручить ей после ужина. Для Майкла была куплена смешная развивающая игрушка, издававшая различные звуки, едва малышу стоило нажать ей на лапку или живот. Еще ее можно было грызть и она была совершенно безопасна для маленького ребенка.
Достав подарок для сына, Джайлс осмотрелся в кухне и увидел что Хани приобрела для ужина в основном, морепродукты - королевские креветки, гребешки, мидии и устрицы. По идее все эти ингредиенты годились для одного очень вкусного блюда-коктейля, которое Армстронг не раз пробовал в ресторане Гордона Рамзи, когда участвовал в его кулинарном шоу в качестве приглашенного эксперта. Вообще, Гордон не раз говорил, что из Джайлса мог бы выйти отличный шеф, если бы он не был слишком ленив для этого, ведь на кухне хорошему повару нужно уметь действовать практически молниеносно, чтобы не заставлять клиентов ждать. Но что поделать - ведь Джайлс никогда не скрывал, что куда больше любит поесть и выпить, чем самому готовить что-либо.
Итак, решив готовить морской коктейль - или вернее говоря салат из оного, Армстронг поставил небольшую кастрюлю с водой на огонь, чтобы сварить все имевшиеся в его распоряжении дары моря. Когда же на пороге кухни появились Хани и Мик, он обернулся к ним улыбнувшись и уже успев подготовить заправку для будущего салата и порезать красный перец, пока основная часть блюда варилась в подсоленной воде.
-Я тут уже успел немного похозяйничать, пока ждал, -подойдя к Хани, Джайлс нежно коснулся губами ее щеки и взял на руки сына. -Ты скучал по мне, мой хороший? Ради тебя я даже пожертвовал собственным имиджем.
Мик довольно курлыкнул, легонько коснувшись чисто выбритого подбородка своего папаши, а затем улыбнулся, получив яркую и красивую игрушку. В этот самый момент пора было доставать морской коктейль из кастрюли, так что Армстронг вновь вернул сынишку Хани.
-Надеюсь, ты еще не забыла вкус моей стряпни? Собственно говоря, мой кулинарный шедевр готов и осталось только красиво сервировать его к подаче, -улыбнулся Джайлс. Он положил на большую тарелку пару хорошенько вымытых листиков салата, затем готовый морской коктейль, вместе с кубиками болгарского перца. Венчала это "произведение" поварского искусства заправка из чеснока, майонеза и оливкового масла. -По-моему, этот салат замечательно подходит под шардоне... но чем мы будем кормить нашего парня? Что он обычно любит кушать на ужин?

Отредактировано Giles Armstrong (2016-08-30 02:18:53)

+1

13

Многим женщинам в мире природа даровала точеную фигуру и стройные длинные ножки. Однако далеко не многие женщины умели пользоваться своим телом во благо себе, как и поддерживать фигуру именно такой, какой она превозносит женщину над другими. Время всегда бьет по красивым и стройным, как и по любым другим женщинам, но именно по стройным более разительны и даже удивительны эти перемены. И Хани Уильямс не была исключением из общепринятого правила: ее внешние данные заставляли не одного парня свернуть шею, когда она гуляла в мини или танцевала на танцевальной площадке. Вот только возраст и рождение сына заставляло молодую женщину не складывать рук и заниматься собой. Ей доводилось трудиться над собой, выполнять массу упражнений, после которых она была выжата, словно лимон, бегать, будто белка в колесе, но результат был, как говорится, на лицо.
Она знала, какой фигурой обладает.
Знала, как именно смотрит Джайлс и что именно скрывается за его взглядом.
И это знание пришло к ней вместе с приятной волной предвкушения и сладкого ликования: мужчина оценил ее работу над собой и даже не побоялся сказать об этом вслух. Вот только на подобное замечание, брошенное ей «в спину», Уильямс реагирует внешне тоже по-своему, демонстрируя средний палец своему бывшему. Видит он или нет, какой ответ адресовала ему, женщина и не знала – она не оглядывалась назад, следуя только вперед. Давать возможность мужчине возможность похозяйничать на кухне, ощутить себя там не просто своим, но быть, как дома, она тоже не собиралась на неограниченное время. Именно поэтому она собирается скорее впопыхах, нежели тщательно готовясь: выбирает самое обычное платье простого кроя с глубоким декольте, но рукавами в три четверти. Конечно, хотелось бы платье чуть большей длины, но поискать что-то другое она не находит ни времени, ни возможности. Вот только сынишка отнял у женщины куда больше времени и внимания, ведь маленького джентльмена стоило одеть не просто во что-то особенное, но уделить ему внимание и поиграть с ним. Одевать Майка во что-то сложное женщина не стала, остановив выбор на обычном боди – все равно он скоро захочет спать, так что оставалось только надеть носочки на ножки, чтобы пятки не замерзли. Хотя, разве летом это возможно? В Сакраменто все еще было тепло, не смотря на приближающуюся осень.
Когда Хани спустилась на первый этаж, еще с гостиной она могла уловить приятные нотки морепродуктов, которые она посчитала уместными на своем столе, когда рядом был такой гурман, вроде Джайлса. Улыбнувшись своему замечанию, женщина все-таки направилась на кухню, где и застала британца у плиты – да-да, редкое зрелище, с какой стороны не посмотреть?
- А вот и мы! – огласила темнокожая мисс, переступив порог собственной кухни, на которой она не часто готовила какие-то шедевры. Для Уильямс, что умела вполне сносно готовить, но совершенно не любившей это занятие, было непривычно видеть Армстронга на своей кухне, ведь именно по этой причине затормозила на входе.
- Вижу, что ты уже даже что-то придумал, - прежде чем Джайлс подошел к ней, чтобы снова целомудренно и так скромно поцеловать ее, как это произошло нынче в обед в конце прогулки, Хани ловит себя на мысли о том, что не такой осторожности ожидала от британца. Вот только говорить об этом она не желает.
Когда Майкл оказался на руках у своего отца и потянулся к его подбородку, где уже не было даже «умеренной растительности», которая придавала Армстронгу особенный шарм. – А мне нравилось, как было, - вставила своих веских пару слов молодая женщина. Но сейчас всем вниманием своих родителей владел маленький озорник, для которого Хани еще следовало приготовить кашку.
- Даже и не знаю… - игриво подхватила ответ на вопрос мужчины, когда ему захотелось узнать о том, забыла или нет его пассия о совместной готовке. – Сейчас попробую и оценю, - улыбнувшись, добавила Уильямс. – Чем ты хочешь меня накормить? – спросила она, заметив на столе свои любимые цветы, крокусы. Именно в этот момент к ней на руки и вернулся маленький темнокожий проказник, которого она сразу же опустила на стол, где он мог временно посмотреть на свою игрушку, доставшейся ему от отца.
– А у Мика не такой широкий спектр выбора: вечером он обычно ест кашку, тогда как утром он ест больше фруктов,  - блеснув бесценными познаниями молодой мамочки, Хани ответила Джайлсу, пока он открывал вино и разливал по бокалам. – Сейчас только по глотку… мне бы не хотелось пить, пока сын не спит, - предостерегла она мужчину, после чего отпустила Мика на пол, бегать вокруг них с Армстронгом. И пока мужчина заканчивал с украшениями, она расставила тарелки. И совершенно невзначай решила расспросить у бывшего то, что интересовало ее больше всего: - Как ты нас нашел? Ну, в инстанграме … почему начал поиски? – тихо озвучила то, что ее интересовало больше всего.

платье вечером, сынишка

+1

14

-Я подписался на твой инстаграм несколько дней назад... после того как совершенно измучился воспоминаниями о том, что у нас было, - нисколько не лукавя и не кривя душой ответил Армстронг. -Мне хотелось узнать хоть что-нибудь... но я боялся, что ты не захочешь со мной говорить. Все изменилось, когда ты выложила фото Майкла... после этого я не выдержал.
Пожалуй можно сказать, что в данный момент времени Джайлса посетило ощущение дежа вю... будто бы и не прошло этих двух лет и они снова, на какой-то краткий и счастливый миг оказались в старой квартире-студии в центре Лондона. На Хани вовсе не короткое модное платье, а пижамная рубашка Армстронга и они, как и обычно готовят себе очень поздний ужин. Почему очень поздний? Просто после возвращения из клуба, где была модная вечеринка, произошла очередная ссора, а затем и долгое и приятное примирение. Так что в результате начинать готовить приходилось в перерыве между жаркими объятиями, которых обоим было чертовски мало...
И Джайлс был готов забыть, что его ненаглядная зажгла на танцполе с каким-то левым парнем, увы умеющим танцевать в отличии от некоторых. Но когда после бурного примирения, Хани игриво приставала к Армстронгу, позволяя целовать себя до сладкого умопомрачения, он был готов абсолютно обо всем забыть.
Приятные воспоминания схлынули словно теплая волна прибоя, накрывшая все тело... и Джайлс совершенно неожиданно обнаружил, что жадно целует Хани и при этом еще не получил очередную оплеуху по своей  свежевыбритой физиономии. Она ответила на этот весьма неожиданный поцелуй, как и прежде, обвив руками шею своего непутевого избранника и прижавшись к нему всем телом. Будь они сейчас одни, Армстронг бы стащил со своей благоверной платье и взял бы ее прямо на кухонном столе, позабыв не только про ужин, но и вообще, про адекватную реальность. К слову говоря, они не раз проделывали такое... но вот сейчас, малышу Мику явно не понравилось, что на него не обращают внимания, так что подбежав к своим родителям, он едва не упал, но успел схватится за штанину непутевого папаши.
-Осторожнее.., -Джайлсу пришлось отвлечься и подхватить маленького озорника на руки. -Сейчас мама приготовит тебе что-нибудь очень вкусное - а я посмотрю как это делается. Никогда не готовил для детей... Кей обычно просила меня присмотреть за племянниками, когда они уже были постарше.
По счастью, салат из морского коктейля был холодным блюдом, так что можно было спокойно заняться готовкой для ребенка. И держа Майкла на руках, Джайлс думал о том поцелуе что ему сейчас подарила Хани... быть может, она все-таки решила дать ему еще один шанс? В любом случае, мужчине не хотелось бы все испортить - именно поэтому он не особенно распускал руки, когда его любимая перестала сердится. Пока Хани занималась кашей для сына, Армстронг уселся за стол, заняв Мика новой, яркой и интересной игрушкой, попутно налив себе еще порцию шардоне. Мальчишка был очень доволен и весело смеялся, хватая подаренного смешного тигра за лапы или особым образом шуршащие уши, а также пищалку на хвосте. Естественно, после занимательной игры и вкусной каши, Мик быстро захотел спать, так что Хани отнесла его в спальню - Джайлс, прихватив блюдо с салатом, а так же бутылку с бокалами, направился было следом, но остановился в дверях гостиной. А почему бы не сервировать их небольшой ужин на небольшом журнальном столике? Тогда есть можно, усевшись прямо на мягком ковре и опираясь спиной на мягкий диван... и ведь такое уже бывало раньше в жизни Хани и ее непутевого кавалера. Обычно они ели вместе из одной тарелки, наслаждаясь каждой минутой проведенной вдвоем.
Соорудив импровизированный стол, Армстронг расставил на нем еду и уселся рядом, дожидаясь пока Хани уложит сынишку спать. Надо сказать, что в ее спальне, его малость одолело чувство ревности... интересно, а приглашала ли она домой того олуха с розами? Задумавшись над этим важным вопросом, Джайлс в конце-концов пришел к выводу, что вряд ли - ведь когда он подошел к своей возлюбленной в парке, букет уже успел таинственным образом куда-то испарится. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что тот хахаль на дорогой тачке явно не в фаворе у Хани?
Иначе сегодняшнего вечера попросту не могло бы быть...
-Итак, теперь я жажду получить рецензию на свой шедевр, -хитро улыбнулся Джайлс, когда Хани присела рядом с ним. -И если тебе понравится... то в следующий раз, я могу постараться приготовить что-нибудь посложнее. Найду такой рецепт, который тебе еще не приходилось попробовать.
Он протянул ей специальную вилку для рыбы и решил подождать нужного момента, чтобы повторить жаркий поцелуй что имел место быть на кухне. Вот только для этого, наверное, надо бы еще выпить - так что не тратя даром времени, Армстронг по-новой наполнил оба бокала превосходным шардоне.

Отредактировано Giles Armstrong (2016-08-30 21:23:53)

+1

15

Объяснение, которое озвучивает своей бывшей возлюбленной ресторанный критик – самое простое и незатейливое. Конечно, вряд ли бы Джайлс стал бы его выдумывать на ходу, поэтому Хани, ухмыльнувшись ему, качает головой и просто закатывает глаза, не зная даже, что еще может сказать в этот самый момент времени. Ей бы хотелось отрицать его право на отцовство, вот только совесть больше не позволяла после всех сказанных мужчиной слов нынче в парке, как и этим вечером, когда так близко оказались их совместные воспоминания. Сейчас, кажется, словно они вернулись в их счастливое прошлое, когда оба могли себе позволить наговорить лишнего, а затем долго и томно выпрашивать прощения, доказывая всем своим естеством, что вины за ними нет… или просто беззаботно коротать поздний вечер на кухне за готовкой чего-то правильного, но обязательно вкусного.
По правде говоря, порой, еще до внезапного приезда Джайлса, темнокожая женщина возвращалась воспоминаниями к тому периоду жизни, который она именовала бы, как «Лондон – Армстронг». Да, возле этих двух слов можно было смело ставить уравнительный знак и кусать губы, вспоминая жаркие поцелуи на кухни и не только. И вспоминая былое, она с долей сожаления тянула нить воспоминаний, прокручивая перед собой картины прошлого времени, когда они были вместе и счастливы. Все-таки, как бы она не пыталась найти свое счастье вдали от него, у длинноногой танцовщицы ничего не получалось. Возможно, не зря говорят, что в любимом человеке тебя может устроить все, даже вплоть до его отрицательных качеств характера и даже грешков, которые он может себе позволить. И, пожалуй, сейчас, когда Хани смотрела на британца, она понимала, насколько правдивым было это утверждение. Она, конечно же, принимала его таким, каким он был: упрямым и способным довести ее до белого каленья в считанные минуты. Но именно в его особенном взгляде на мир, ревности и бурной реакции, своенравности и самоуверенности было что-то такое, что заставляло ее снова тянуться к нему, а не бежать сломя голову, как проедала пара длинноногих моделей, с которыми крутил шашни Джайлс до встречи с Уильямс.
Это – любовь. Так решила она тогда и снова подумала об этом, когда после не самого длительного молчания, Армстронг приблизился и подарил ей долгожданный поцелуй, как в былые времена. И неужели прошло почти два года с тех пор, как она ушла от него, не выдержав своей горькой судьбы? Да, время прошло и об этом напоминает своей матери Майкл, когда прикасается к своим непутевым родителям, которые едва не позабыли о нем из-за совершенно не скромных и далеко не приличных желаний.
Отстранившись от Джайлса, Хани приказала себе быть менее мягкой с бывшим. Конечно, ее постель давно не согревал мужчина, который смог бы завоевать достаточно ее симпатий, но это не значило, что следовало так быстро и беспомощно сдаваться. Она помнила боль и обиду, пройти через которые еще раз ей впредь не хотелось. Дважды в одну реку не ступают…
- Ну, сейчас у Майка немного более разнообразное питание, чем раньше. Он ест вареное мясо, фрукты и овощи – все самое полезное; ты должен был бы об этом слышать хотя бы, - пытаясь более не думать о том поцелуе, женщина уцепилась за более безопасную тему. Ее тон речи был мягким, но осторожным. Уильямс пока еще не могла решиться, как ей быть дальше, поэтому сконцентрировалась на приготовлении обычного ужина для сына, пока Джайлс играл с ним.
И, оглядываясь на мужчиной, находившегося рядом с сыном, Хани не могла не вздохнуть тихо. Все-таки строгий и педантичный ресторанный критик выглядел так мило рядом с сыном, от которого она его отделила, не сказав и слова о том, что носит его ребенка под сердцем. Чувство вины усилилось еще и от того, что сын тянулся к своему несносному папаше, словно бы имея свою собственную связь с ним.
Покормив ребенка, они с Армстронгом не особенно разговаривали… словно бы опасаясь снова оказаться слишком близко друг к другу. Все их внимание принадлежало даже не еде, приготовленной ресторанным критиком, но сыну, что быстро устал и, как по расписанию, начал тереть сонно глазки. Так что, взяв его на руки, Уильямс взялась переодевать сына, а затем и убаюкивать. Правда, для этого ей пришлось улечься рядом с ним и позволить сыну приложиться к ее груди, чисто по привычке, поскольку не один уже месяц тому назад она его отлучила от груди.
Когда же женщина спустилась вниз, принеся с собой радио-няню, заметила скромно накрытый стол в гостиной. В прочем, для нормальных людей это и не могло считаться ужином; в понятии обычных людей еды должно быть побольше, не смотря на время на часах, тогда как они оба с Джайлсом предпочитали легкий перекус перед сном и под бокал хорошего вина.
- И откуда ты достал этот рецепт? – иронично спросила Хани у мужчины, позволив себе позабыть о близости, что была между ними не больше получаса тому назад. – Неужели названивал своим друзьям из ресторанов? – это уже было издевкой, но ревнивой женщине было позволено такое тоже.
Присев рядом с коварным британцем, Уильямс приняла из рук мужчины единственный взятый на двоих прибор, критично оценив до боли знакомую обстановку.
- Не боишься, что не поделюсь с тобой, и ты останешься голодным? – спрашивает, накалывая на вилку креветку с овощами, которую сразу же отправляет в рот. – Ты знаешь сам, что готовишь лучше меня, поэтому к чему эта скромность? – задается она вопросом, критично глядя на Джайлса, когда он подает ей бокал вина.
Может, надеется, что его вредная пассия вспомнит свои былые слабости?
В прочем, их она слишком хорошо помнила и желала, чтобы забывать. Особенно сейчас, когда они были слишком близко.
Ей хотелось только спросить, что же он с ней делает, когда их губы соприкоснулись в поцелуе, после приятного и лакомого ужина, во время которого была выпита практически вся бутылка вина.

+1

16

-Ты же знаешь, что у меня превосходная память - и к тому же, я профессионал своего дела, -хитро улыбнулся Армстронг, отвечая на вопрос своей возлюбленной. -Для того чтобы придумать как готовить креветок, мне не нужно названивать знакомым шефам... и к слову сказать, куда полезнее было бы приготовить морепродукты на пару в китайском стиле, но для этого нужны специальные приправы. Ты ведь помнишь Гока? Того длинного и смешливого парня, который приглашал нас как-то раз в ресторан своей семьи? Так вот, когда снимался видео-гид по лучшим заведениям Лондона, я не раз видел как он готовит морепродукты в воке. И если захочешь, то смогу воспроизвести ничуть не хуже, если будут все необходимые ингредиенты.
Наверное, каждого хорошего шеф-повара можно сравнить с самым настоящим художником, не иначе? Прежде всего, подобные люди влюблены в свою профессию и конечно же у каждого есть своя особая "фишка", справедливо любимая посетителями их ресторанов. К примеру, козырем Гока всегда была быстрота приготовления его блюд и конечно же полезность, Рамзи и Оливера - простота оного, понятная даже дилетантам. И естественно, благодаря хорошим дружеским отношениям со всеми этими мастерами своего дела, Армстронг не забывал учится чему-либо новому и интересному, хотя и любил дегустировать вкусные блюда куда больше чем готовить. Благодаря этому, он не выглядел неумехой на кухне как многие мужчины, считающие что готовить непременно должна только женщина, пока ее муж бревном валяется на диване.
-Не боишься, что не поделюсь с тобой, и ты останешься голодным? -тем временем, весьма игриво интересуется Хани, забрав себе единственную вилку. -Ты знаешь сам, что готовишь лучше меня, поэтому к чему эта скромность?
-Я предусмотрел этот вариант и пришел к тебе предварительно хорошо пообедав более-менее сносным стейком, -рассмеялся Джайлс, придвинувшись ближе к своей вредной пассии. -А насчет готовки... ты всегда замечательно готовила, милая - вот только у нас с тобой никогда не было свободного времени, чтобы постоять у плиты. Ты же помнишь? Ужинали мы всегда ночью и тем что можно было сообразить на скорую руку...
Забрав из руки Хани пустой бокал из-под шардоне, Армстронг поставил его на журнальный столик, прежде чем вновь поцеловать ее, нисколько не сдерживая себя. К черту их давнюю ссору, сожаления, сомнения и размышления по этому поводу... в данный момент, Джайлсу верилось, что они сумеют вернуть все хорошее, что было в их уютном маленьком мире.
Он не стал терять зря времени, стянув с Хани ее платье и затем притянув ее еще ближе к себе - на опасное расстояние, при котором предвкушение столь желанной и приятной близости, становилось все более нестерпимым. И Армстронг готов был позволить своей возлюбленной перехватить инициативу и "вести", если ей того хотелось... до поры, до времени, покуда страсть целиком и полностью не возьмет над ними власть...
-Я люблю тебя, Хани... еще больше чем прежде, -шепнул Джайлс в губы своей пассии, после того как она избавила его от рубашки и сама оказалась в его объятиях полностью обнаженной. -И я не могу без тебя...
Это было чудесное, феерическое и прекрасное безумие лишь для двоих - когда времени больше нет, а все былые прекрасные воспоминания становятся лишь бледной тенью окружающей реальности. И до чего же здорово было сейчас осознавать, что все происходящее не сон... Хани, прекрасная, нежная и сладкая словно мед, заставила Джайлса позабыть обо всем на свете, пока они были одним целым.
И как нетрудно догадаться, где-то на периферии своего сознания, ресторанный критик уже праздновал свою победу. Все наладится... и они с Хани снова будут жить вместе и воспитывать своего ребенка, позабыв про все возможные обиды. Ну а Армстронг постарается быть хорошим отцом для самого замечательного на свете мальчишки - самого лучшего подарка, который только может сделать своему мужчине безмерно любимая женщина.
Перед самым финалом, Джайлс все же решил взять инициативу в свои руки, мягко уложив Хани прямо на ворох их одежды на мягком ковре и устроившись сверху. Каждый новый жаркий поцелуй приближал их к истинному пику поистине сладкого исступления... который собственно говоря, не заставил себя долго ждать.
Спокойно выдохнув и стараясь восстановить дыхание, Армстронг опустился рядом с Хани, пристроив свою голову у нее на груди и блаженно прикрыв глаза. Вот теперь можно было с уверенностью сказать, что хитрый британец все-таки добился своего?

+1

17

- Это уже читерство! Приглашать на ужин и идти на него уже сытым, как хорошо откормленный гусь, – категорично, но достаточно мягко журит темнокожая женщина своего бывшего кавалера, когда тот опровергает возможность мучиться от голода, если вдруг она не поделится с ним довольно-таки вкусным салатом, приготовленным мужчиной специально для нее. Да, давненько никто подобного не делал для нее, ведь большинство мужчин, с которыми она так или иначе виделась (по работе), предпочитали домашней стряпне ресторанную еду или того хуже - фаст-фуд, последствия после которого сгонялись усердными тренировками в спортивных залах. О Такере, конечно же, идти речь даже не могла – этот парень появился в жизни Хани не так давно и был достаточно настырным, чтобы проигнорировать ее слабое желание видеть его регулярно, не то чтобы часто, тогда как Джайлс, черт его подери, уж слишком знал слабости темнокожей красотки.
- Ты сейчас подлизываешься, Джайлс - но ты же знаешь, что это бесполезно, да? - предостерегает британца Хани, прежде чем допьет то вино, которое находилось в ее бокале. Так уж повелось, что устоять перед дорогим и хорошим белым вином Уильямс не могла, и на этот раз все произошло по уже знакомому сценарию, когда ее тело расслабилось и дожидалось какой-нибудь провокации и действия относительно своей персоны. Все-таки почти два года воздержания для женщины прошли не в монастыре; к тому же, ей, как и любой другой женщине, хотелось чувствовать себя любимой и желанной. Вот только чувствовать себя так она могла вовсе не с кем-либо.
Когда Армстронг поцеловал свою строптивую пассию, женщина не стала отталкивать его или протестовать против поцелуя, которого ждала уже порядочно долго от самой первой их минуты разговора на коридоре в спортивном зале, где они порядочно накричали друг на друга. Однако часть женщины говорила ей о том, что не стоит сейчас так сразу позволять хитрожопому британцу взять сразу все то, что ему захочется, тогда как другая часть все-таки желала самой получить что-то взамен за свое терпение и, так сказать, за моральный ущерб. Она ведь так и не смогла забыть Его, да и никто не мог сравниться с Ним. Он был, словно ее наказанием и проклятием, отделаться от которого было нельзя. ДА и разве так уж сильно хотелось? Сейчас ей хотелось получать удовольствие рядом с ним, быть податливой и желанной, нежной и любимой кошечкой, что погодя высунет свои коготки и покажет еще, чего стоит. В прочем, уж Армстронгу было прекрасно известно, как им было хорошо вдвоем. До самого изнеможения на рассвете они могли ловить удовольствие и отдавать его взамен.
Прикрыв глаза, Уильямс отвечала на очередной поцелуй, положив ладони на плечи британца, прежде чем сжать их пальцами, когда желание начало возрастать и одного прикосновения губ за другим стало попросту мало. Этим действием она будто бы просила уже не тянуть резину и, конечно же, мужчина поспешил ловко избавить свою давнюю зазнобу от совершенно лишней одежды, отбросив ее куда-то в сторону из-за ненадобности. Прикусив губу своему мужчине, Хани тяжело выдохнула, прикрыв глаза от испытываемого удовольствия, которое она получала от объятий и поцелуев. Особенно, когда его губы скользнули к ее груди, которой еще недавно прикасались губы ее маленького сынишки. Тогда, правда, и грудь была побольше размером… жаль, конечно, что мужчине будет уже не оценить этого. Хотя, сам виноват?
Тем не менее, Хани не отстает от свершений своего мужчины и тоже заботится о том, чтобы избавиться от его одежды как можно скорее. Расстегнуть все пуговицы до единой не хватало терпения, поэтому некоторые пришлось оторвать одним ловким движением. Вопрос о том, как после этого возвращаться в отель Джайлсу было в таком виде, конечно же, не заботил женщину. В прочем, как и самого критика, что добрался до желанной цели, когда перед ним оказалась полностью обнаженная женщина. Он говорил ей о любви, о желании… и в какой-то момент, Хани едва не произнесла, что тоже любит его, но стон удовольствия вырвался из ее тонких губ раньше, когда она опустилась на своего ревнивого британца, начавшего неторопливые движения внутри нее.
Отбросив любые благоразумные мысли, она наслаждалась этим мгновением, не думая ни о чем. Например, о том, что им бы следовало быть осторожней – все-таки она не позаботилась о спирали, как было раньше, ведь не собиралась пока встречаться с мужчинами и доводить встречи до постели. Ну, а Джайлс, видимо, привык к тому, что сдерживаться или пользоваться резинкой было не обязательно со своей бывшей (?) зазнобой. В прочем, когда двум людям офигенно хорошо вдвоем, они не думают о рисках снова залететь, или о чем-то еще, что обычно отбивает желание наслаждать друг другом. И когда волна высшего удовольствия прошла, а Джайлс устроил голову прямиком на груди темнокожей женщины, на какое-то время единственным источником шума было их неровное дыхание, восстановить которое они пытались. И в одночасье с тем, оба наверняка размышляли о том, что же теперь будет с ними…
Запустив пальцы в волосы Армстронга, Хани прикрыла глаза и не торопилась говорить о чем-либо. Желала лишь, чтобы мгновение утерянного счастья больше не покидало ее ни сейчас, ни потом …
Но, когда британец приподнялся, чтобы заглянуть ей в глаза, она внезапно для себя решительно притянула его к себе, чтобы подарить новый поцелуй.
- Мне нужно принять душ, - тихо произнесла она, после чувственного прикосновения их губ, после чего выбралась из-под своего теперь уже не совсем бывшего кавалера и направилась без одежды на второй этаж, оглянувшись только с лестницы.

Отредактировано Honey Williams (2016-08-31 20:02:05)

+1

18

Джайлс вполне мог торжествовать и праздновать победу - ведь Хани сдалась ему и теперь у них все будет как прежде? А он теперь постарается не совершать прежних глупых ошибок и станет заботится о ней и своем сыне, попутно занимаясь любимой (без преувеличения) работой. Даже подумать обо всем этом было чертовски приятно, так что Армстронг с удовольствием вернул долгий и полный нежности поцелуй своей возлюбленной, пока что не подозревая, как именно вредная пассия решила его наказать. После этого превосходного во всех отношениях поцелуя, Хани вдруг отстранилась от Джайлса, сказав что ей нужно в душ... и честно говоря, все выглядело так словно Армстронг что-то сделал не так. Но он был уверен, что не облажался, так что направился следом за своей любимой, рассчитывая не только поговорить о том что было, но и продолжить в том же духе.
-Раньше ты никогда так не уходила от меня.., -тихо сказал Джайлс, обняв Хани со спины в душевой кабинке. Прикасаясь губами к ее шее, он провел ладонью по животу своей строптивой пассии, намереваясь подразнить приятными и чувственными ласками и затем вновь ощутить ее в полной своей власти. -Я был рад забыться... и помечтать о том что так хорошо нам теперь будет всегда. Знаешь, я готов на все лишь бы ты снова сказала что любишь меня.
Он продолжает обнимать ее, притягивая ближе к себе и опуская одну свою ладонь все ниже и ниже, тогда как второй прикасается к груди Хани, продолжая дразнить ее новой чередой поцелуев. По правде говоря, Армстронгу уже не терпится повторить приятное приключение на двоих в гостиной - ведь им всегда было мало объятий друг друга.
-...а еще, я надеюсь что тебе вновь захочется стать моей  женой, -шепнул Армстронг на ухо Хани, прикусив мочку ее уха. После этого мужчина начал новый раунд приятной близости, пользуясь тем что его строптивая пассия сейчас была податливой и покорной... и желала его так сильно как и он ее. -И я готов на все чтобы вернуть тебя...
Очередное сладкое безумие буквально накрыло их с головой - совсем как в прежние хорошие времена в Лондоне? Джайлс никогда не говорил Хани... но она была единственной женщиной с которой он реально жил душа в душу, несмотря на случавшиеся время от времени эпические ссоры с битьем посуды и жаркими примирениями после оных. Им всегда было интересно друг с другом и их частенько приглашали как на различные светские мероприятия, так и на какие-либо интересные проекты. Вместе с Хани, Армстронг поучаствовал в съемках программы Гока о киатйской кухне - там был интересно задуманный автором эпизод о блюдах для настоящего дружеского или семейного застолья. Естественно, Вон не захотел приглашать каких-либо статистов для этой съемки, так что в результате готовая серия получилась очень интересной и пришлась по вкусу зрителям и матушке Армстронга. Аврора уже воспринимала Хани как будущую жену своего непутевого сына и радовалась тому что рядом с ней последний стал меньше пить и больше заниматься здоровым образом жизни. Но увы? Как оно обычно и бывает, человеку не свойственно ценить то что у него есть...
-Ты так и не ответила еще на мой последний вопрос, -хитро улыбнулся Джайлс, когда после очередного бурного финала Хани повернулась к нему и прижалась к его груди. -Но я могу дать тебе подумать... только если не станешь мучить меня слишком долго.
После нежных объятий и поцелуев под приятными струями теплой воды, Армстронг подхватил свою вредную пассию на руки и отнес в спальню, где на постели сладко посапывал малыш Мик. На Хани было одно лишь мягкое махровое полотенце, Джайлсу пришлось довольствоваться банным халатом - и по правде говоря, он уже рассчитывал на то, что в ближайшее время сможет переехать из отеля в квартиру своей возлюбленной. Пусть это было несколько самоуверенно... но после того что было Армстронг не сомневался, что Хани с радостью позволит ему это - и при этом, он как-то позабыл о том, насколько коварным бывает шардоне десятилетней выдержки.
-Расскажи мне как ты жила, после того как ушла.., -попросил Джайлс, когда вместе с Хани смотрел как сладко спит их сынишка. -И в свете того что было у нас сегодня, мне интересно кто этот кретин, что дарил тебе розы... у тебя с ним что-то было?
Армстронг сам не заметил как дал волю собственной ревности... и ведь он видел как Хани позволила тому олуху на дорогой тачке поцеловать себя? В тот самый момент, он постарался убедить себя, что она все это сделала лишь назло ему... но вдруг? Не просто же так этот мужик подарил ей те долбаные розы...
Джайлс всегда был человеком достаточно самоуверенным, так что сейчас ему очень хотелось услышать, что Хани наплевать на того парня и она пошлет его подальше при первой же возможности. К тому же, на кой черт он был ей теперь нужен?

+1

19

Принято считать, что прохладный или контрастный душ способен ободрить и увести дурные мысли подальше. Так что, темнокожая леди прекрасно знает, что поступает сейчас верно, поднимаясь на второй этаж, где отправляется в душевую кабину, где сразу же выбирает удобный для нее температурный режим, чтобы было не слишком горячо и не холодно. Как бы там ни было, а холодный душ – это только для крайних случаев, который еще не наступил, по крайней мере, по мнению женщины, которой хотелось всего лишь сделать все правильно.
Хани чувствовала, как любовный дурман, смешавшийся с выпитым вином, медленно, но так уверенно делал свое дело. Она была сейчас не только податливой и ласковой кошечкой, так страстно жаждущей ласк и знаков внимания к своей персоне сейчас, но и боялась, что к утру осознает, как согласилась на то, что не собиралась давать своего согласия. Наверняка же, Джайлс захотел бы услышать не только слова любви, но и согласие вернуть их прежние отношения, съехавшись, … или что еще задумал этот британец? Так или иначе, но пока уступать ему она не собиралась. И не то, что Уильямс хотела показать свой характер или проучить Армстронга. В первую очередь, танцовщица и хореограф не хотела наступить снова на те же грабли, поддаваясь былым чувствам и воспоминаниям о тех временах, когда им было хорошо точно также, как и сейчас. Увольте, но она не хотела больше ошибаться, вновь подпуская к себе и сыну любимого критика. Пусть даже она и знала, что все еще любит его, но … обида была сильнее и требовала хоть какой-то сатисфакции.
Однако мужчина не дал своей кошечке покоя. Он последовал за ней прямиком в душевую кабину, Уильямс не стала протестовать, ощутив, как спина соприкоснулась с грудью мужчины, властно обнявшего ее со спины.
И кто бы знал, как же в этот момент ей захотелось поверить в то, что се будет, как прежде …
- Мне нужно срочно освежиться, - капли тепловатой воды сбегают по телу молодой женщины, но вовсе не торопятся уносить тот дурман, что сподвиг ее интимную близость с бывшим. Думать о том, согласилась бы она заняться с ним сексом снова, но без воздействия «Шардоне», Хани не желала.
А пока … Джайлс шепчет ей о своем желании, которое она не выполнила, придержав свое признание в любви при себе. По крайней мере, до тех пор, пока она не будет готова простить и принять британца в свою жизнь снова. Тем не менее, она поворачивает голову к Армстронгу, ощущая, как скользит его рука по телу, пробираясь к сокровенным местам, и выдает тихий стон, прикрыв глаза.
- Ты очень много хочешь, Джайлс. При этом сразу, - не усмехается, просто озвучивает свое мнение относительно запросов Армстронга, прежде чем стон удовольствия сорвется с ее губ снова. Обещанию ресторанного критика, произнесенное им на ухо так, хочется верить. Однако сконцентрироваться на нем, когда он ласкает ее и входит в нее снова, Хани не находит возможным. Опершись ладонью о стенку душевой кабины, она ловит новый глоток воздуха, теряя способность сдерживать стоны, которыми могла бы разбудить Мика, если бы ребенок не обладал достаточно крепким сном.
Их очередная близость не был ничем хуже той, что произошла на полу в гостиной. Они достигли своей наивысшей точки блаженства практически одновременно, после чего Уильямс прижалась к своему любовнику из Туманного Альбиона, пытаясь найти хоть какое-то подходящее решение для них. Но, пока еще, увы, она ничего не могла ответить на вопросы и предложение Армстронга.
Это ведь было предложение руки и сердца?
- Такие вопросы лучше задавать без шардоне, - тихо ответила она, прежде чем Джайлс подал своей шоколадке полотенце, в которое она и постаралась замотаться, пока он сам пытался влезть в ее халат, который вряд ли был ему в пору. – А тебе идет этот цвет, - оценив внешний вид своего любовника, не удержалась от своего комментария женщина, оказавшись в руках у галантного кавалера, жаждущего уложить красотку скорее на постель, где мирно спал их малыш.
Оказавшись на постели, Хани дотянулась до ладони сына кончиками своих пальцев и улыбнулась тому, как мирно и спокойно спится ему. Майки ведь даже не подозревал, какой ураган эмоций еще ожидал на его мамочку, которой задали, пожалуй, не самый удобный и верный вопрос.
- Как я жила? – переспросила она, прежде чем Джайлс добавил что-то относительно Такера.
Уж объясняться, спала она с ним или нет, сейчас Хани не собиралась.
- Уходи, Джайлс, - вместо любого другого ответа, решила молодая женщина. – Иди, собирай свои вещи, и оставь меня, - добавила она, поскольку первой просьбы оказалось, по всей видимости, не достаточно. – И не надо спорить – Мика разбудишь, - предупредила она, когда мальчик в постели повернулся на бок, тихо хмыкнув, словно насмехаясь то ли над отцом, то ли над мамочкой.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » challenge accepted