Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Выставка обнажённой души


Выставка обнажённой души

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

SACRAMENTO | November 1, 2015

участники
Achille Terren   http://sf.uploads.ru/t/YaNvk.jpg    http://se.uploads.ru/t/StxoK.jpg   Callisto Ribalta

Персональная выставка, это тот ещё труд. Казалось, надо лишь довезти картины, дать указания где их повесить, да и жди следующего дня, в котором тебя будут хвалить, восхищаться твоими руками, мастерством, даром от бога. Да... Неплохо. Да только всё не так. Ты будешь ломать голову над тем в какой последовательности разместить картины, внутренне страдать и с ненавистью смотреть на последние работы, ибо ты потратил столько времени на них, а они выглядят не так, именно сейчас они выглядят не так как надо! К чёрту. Ты уже почти срываешься, внутри, но снова берёшь себя в руки. надо подумать над освещением. Холодный? Тёплый? Может вообще приглушить свет в зале? А к чёрту, ткну пальцем в небо... Пришёл менеджер, он своей бледной рукой протягивает мне стакан виски, и улыбаясь успокаивает, мол, Ашиль, это же не первая выставка, релакс, я всем займусь. Да, надо успокоиться, всё важное я сделал, остальное оставлю менеджеру.
Надо ещё выпить, и найти какую нибудь куклу. Надо расслабиться и придти в себя.

+1

2

Казалось бы утро только должно было начаться, но чёртов телефон решил что пора уже выводить меня из сладкого сна. Звуковой сигнал передал мне о приходе важного сообщения, еле открыв глаза я потянулся чтоб взять этот адский аппарат с прикроватной тумбочки. Конечно же, отец перевёл на мой счет немного денег. Немного в его понимании. Обычный повар в ресторане средней паршивости или же трудяга в карьере, чтоб получить эти деньги работали бы от девяти, до пятнадцати недель. Ну а мне они просто капают на карту, из за того что я сын влиятельного человека. Я должен радоваться, но вместо этого я ворчу, на тему почему меня так рано разбудили, и снова заваливаюсь спать прижимая к себе обнаженное тело какой-то девушки, которая вчера согласилась подарить мне своё тепло. Я уже почти погрузился в сон, под тихий шум её дыхания, но адский аппарат вновь подал сигнал в надежде что я тут же его прочитаю. Как бы не так. Я намерен спать. Но смартфон был неумолим, подав сигнал ещё раз пять, он вдруг выругаля музыкой.
И вновь моя рука стала искать на тумбе телефон, а найдя потянула его к уху.
- Да?
- Ашиль, ты, твою мать, где?
- Что?
- У тебя выставка через час...
Голос в трубке ещё продолжать что-то там кричать, а я уже вскочил с постели и встал под душ, прохладная вода быстро привела меня в чувства, и выполняя сразу несколько дел - чистя зубы, моя голову и втирая гель для душа в тело, я спешно мылся. Смывая шампунь я почувствовал на своей груди руки, протерев глаза я обернулся, девушка тоже встала с постели и решила присоединиться. Игриво.
- Детка, у нас всего пятнадцать минут. Этого слишком мало...
- Ты так рано уходишь?
- Моя выставка. - Я еле сдерживаясь, гладил её тело - Это как премьера фильма. Я не могу опоздать.
- А разве премьеры фильмов бывают в шесть утра?
Шесть утра? Я открыл чуть запотевшую стеклянную дверь душевой, и посмотрел на часы, валяющиеся на полу среди другого ненужного мусора (использованные бумажные палитры, наброски, тюбики красок). Менеджер решил будить меня заранее, чтоб я не опоздал как в прошлый раз. Но ведь я говорил ему что это не моя вина, меня остановили фараоны. Плевать, я успею. И я впился в губы моей гостьи.

На часах без двадцати одиннадцать. Я не опаздываю. Нет. Но могу чуть припоздниться, если светофоры будут выдавать неправильные цвета. Пока же мне везло, каждый раз зелёный, и мой додж рыча, мчался по дорогам. Я сделал несколько поворотов, притормозил в том месте, где стояла камера фиксирующая скорость, на ней я не раз прокалывался выплачивая штрафы, и вновь вдавил педаль. Обогнал чей-то мерседес. Услышав его недовольный гудок позади, я усмехнулся. И выворачивая руль, чуть не войдя в занос, резко повернул направо, заезжая на парковку.
Не успел я и из машины выйти, как услышал голос менеджера, он был итальянцем, а потому говорил эмоционально и из его рта вылетало слишком много слов за раз. Я лишь "поддакивал" ему в ответ, и застегнув верхние пуговицы на рубашке, стал затягивать галстук. Уже через пять минут, я улыбаясь, приветствовал посетителей и гостей, распевая им о своей любви к искусству. К пекло, эту ложь, мне просто это нужно чтоб глушить грешную, вечно кричащую в голове, жажду. Но я должен так врать, ибо народ в основном думает что художник это работник творческого труда, милашка, а не больной социопат.

На выставке было достаточно человек, чтоб назвать её удачной. Кто-то подходил ко мне, что бы выразить восхищение, кто-то подавал мне визитки своих клиентов, готовых предложить хорошую цену в обход предстоящего аукциона. Но я так же видел тех кто уже сейчас плевался от моих работ, зло шутил, выдавал на диктофон нездоровую критику. Вскоре мне придётся прочесть то, что они напишут о моём внутреннем мире в своих паршивых, никому ненужных изданиях.
Но вдруг я увидел её...

Отредактировано Achille Terren (2016-08-31 01:54:37)

+1

3

Когда тебе 22 кажется что весь мир лежит у твоих ног и ты смело следуешь по тропинке, но лежит он у ног лишь для тех, у кого в кармане есть неплохая сумма денег, связи и наглость. Иногда этот мир жесток, даже слишком жесток к тем, кто этого не заслужил. Он убивает слабых и оставляет тех, кто живет во лжи, деньгах, во всей мерзости которую только можно представить. Но однажды ты можешь вырваться из слабых и взойти к сильным.
Люди не любят слабых, им не интересно игра, когда мышка уже в лапках у кота, куда интереснее бегать за этой мышкой. Однако мышки бывают на столько хитрые, что потом управляют котами как им вздумается и да, это больше относится именно к женскому полу. Претворятся слабыми это наша сущность. Давать мужчинам почувствовать себя сильными, наша основная задача, а как далеко эта игра зайдет всегда решают игроки в процессе игры.
Потянувшись на кровати с первыми лучами солнца Каллисто вздохнула. Она вернулась в Сакраменто и уже по приезду у нее было несколько важных дел. Посетить оркестр, зайди к доктору Мейру и отдать ему анализы, а дальше уже как пойдет. После определенных событий Каллисто должна была бы закрыться в себе, спрятаться, но от чего-то сейчас она хотела побыть молодой и счастливой. Именно такие моменты состояли в жизни девушки. Перевернувшись на бок она взглянула на часы и улыбнулась. Ей так нравилась ее квартира. Такая родная и любимая. Каждый ее кусочек хранил память о прошлых моментах. На этой кровати они лежали с Лукасом, кажется так его звали, они вместе готовили ужин, он омывал ей больные пальцы. Она помнила цветы, которые стояли на тумбочке и были подарены мистером Ринальди после их первой встречи, а вот в правом углу у шкафа она плакала, когда Ринальди бросил ее. Весь дом хранил в себе слишком много воспоминаний и приятных и не очень приятных, но прошлое на то и прошлое чтобы забывать о нем поскорее.
Утренний завтрак, кофе, душ, прическа, макияж, платье и вот она готова ехать по делам. Взяв ключи со столика она вздохнула и взглянула на комнату, которая была закрыта. Она хранила самое больное воспоминание, но сейчас не время впадать в забытье. Время поджимало. Закрыв дверь она спустилась по лестнице на первый этаж, где ее ждало такси. Так и было. Машина стояла возле подъезда и девушка села в нее назвав адрес театра, в которым она раньше выступала с оркестром.
- Калли! - закричала Марти и кинулась на шею к девушке, когда та только едва переступила порог, где сидел ее оркестр. От такой любви Каллисто немного напряглась. а потом все таки расслабилась. Девушка была правда рада видеть свою подругу. - Каллисто, мы идем сегодня на выставку, там поговорим обещаю, у на сейчас много работы, встречаемся в 11 в выставочном зале. Ты же успеешь? - девушка лишь кивнула и поцеловав подругу, и пожелав хорошей репетиции оркестру вышла из здания. дальше был врач и еще пару дел.

- Черт возьми, Марти, где тебя носит то, уже 11 и даже больше - произнесла девушка идя пот выставке и рассматривая картины. Она не особо любила быть одна в таких местах. Она вообще перестала любить одиночество и ей было крайне не комфортно, но делать было нечего. Подругу надо дождаться, а пока можно глянуть и что  тут есть. Тяжело вздохнув девушка пошла по залу, осматривая картины. Звук ее каблучков отражался от стен, от чего она вздрагивала. Ей казалось что она топает на весь зал, но такие чувства обманчивы. Каждая девушка находящаяся здесь была в туфельках. Кто в черных, кто подороже, кто подешевле, кто вообще приехал в кроссовках. Время шло медленно и людей вокруг Каллисто стало больше. Девушка осторожно наматывала на пальчик волосы, потому что боялась и ей было не по себе здесь.

внешний вид

http://s9.uploads.ru/EGrnH.jpg

Отредактировано Callisto Ribalta (2016-08-31 09:47:53)

+1

4

Мой внутренний мир - руины древних городов, обломки сотен серых, но исписанных цветной краской, стен, лежащей в сияющей на свету и пылающий невыносимым блеском, пылью от крыльев сказочных Фей, и я как долбанный Питер Пен, нанюхавшись ею, могу взлететь вверх, возвыситься над всеми. И с радостью упасть вниз. Такова моя жизнь. Таково моё творчество. В нём нет особого скрытого смысла, но это и не то что вы просто видите, мои картины это то, что они в вас вызывают. Ваши щеки покраснели от чувства стыда глядя как я написал двух неопытных девушек в их первом акте любви? Или же возбуждение, когда вы присмотрелись и заметили что в зеркале одной из картин за любовниками кто то наблюдает?
Поверьте, не вы смотрите мои картины, мои картины смотрят вас. Они вас анализируют и критикуют за вашу робость, страх и безнравственность. Вы думаете никто не заметит куда вы смотрели пялясь на портрет обнаженной? Пошлость? Вы напишите об этом в своём блоге? Расскажите друзьям это, подписывая хештегом подпись в Инстаграме?
Это моя выставка, я обнажил перед вами свою душу и сейчас я чувствителен ко всему, как оголённый нерв. И я стараюсь скрыть это за весёлой улыбкой, за спокойным размеренным тоном голоса. Я добродушный хозяин дома, радующийся гостям. Это моя маска сегодня.

Я бы и дальше мог жать руки и принимать благодарности и восхищение, но мой взгляд зацепился за тонкую фигуру, что плавала в этом бурном море моего беспокойства.
Она была тут одна, чуть взбудоражена. Её взгляд немного потерян и словно ожидает что-то. Души картин ускользали от неё. А я наоборот был пленён. Я взволнованно смотрел на её хрупкую белую фигуру. Дыхание моё замедлилось и что то тревожное зазвенело внутри.
Не привыкший ждать, я уверенным шагом направился к заинтересовавшей меня гостье. Чем ближе я подходил тем сильнее бушевал ураган, что рушил города в моём внутреннем мире.
- Простите, мисс, я могу Вам чем нибудь помочь?
Люди продолжали ходить по залу рассматривая картины, и постепенно переливались из одного зала в другой. Сейчас тут станет тише. Но через несколько минут, войдут новые гости. Эта циркуляция будет идти до самого позднего вечера.

+1

5

Моя жизнь спокойна. Я похожа скорее на лесной ручеек, у которого нет бешеных порогов по пути, который плавно течет по лесу. В моей жизни были разные мужчины, и все они были с бешеным характером. Я не могла совладать с ними или же им наскучило мое спокойствие и рано или поздно они покидали меня.  Я уже привыкла терять всех кто рядом, потому в какой-то момент я уже поняла, что моя подруга скорее всего забыла про меня или же ее заставили "работать" на благо оркестра. Я тяжко вздохнула, продолжая рассматривать картины. Я изучала их, но видела лишь то, как люди порочны. Я тоже была не святой и уже тем более не претендовала на роль монашки, но в моих правилах жизни все было иначе. Мое одиночество стала чем-то родным. Тем, с чес я срослась и признаться честно, расставаться совсем не хотела. Но наверное это пока так. Я опустила взгляд на время на экране телефона, и поняла что вскоре мне надо уходить, хотя работы этого автора мне безумно понравились. Наверное я видела нечто иное чем автор. но они цепляли, выворачивали душу, а люди, оценивающие картины видели себя. Это все было видно по взглядам людей, по жестам. Люди слишком порочны в своих желаниях.
- Простите, мисс, я могу Вам чем нибудь помочь? - от неожиданности Каллисто подпрыгнула и выронила телефон. С шумом аппарат ударился о паркет и по экране поползла трещина. Тяжело вздохнув девушка подняла телефон с пола и повернулась к мужчине, одарив его теплой улыбкой. Она не злилась на него, ведь она погрузилась в себя так, что не заметила как к ней подошли. Телефон то починить можно слава богу.
- Благодарю. но думаю нет. Я всего лишь изучаю картины. - произнесла Каллисто, убирая волосы на одну сторону и оголяя шею. Она совсем забыла что синяки, оставшиеся после небольшого инцидента с братом так и не прошли и поэтому она так смело обнажила их. Леопольд любил сестру, но бывало от злости он мог схватить ее за шею, а ее тонкая кожа быстро образовывала на мраморном теле синяки. Каллисто повернулась к мужчине наконец полностью, и оглядела еще раз зал. Она замечала разных людей, но вот подруги увы рядом не было.
- Прошу прощения, но мне уже пора уходить. Хорошего вам вечера - произнесла Калли  и положила телефон в небольшой темно синий клатч, который был под ее туфли и оттенял эту белоснежку. Он был ярким пятнышком во всем ансамбле.

+1

6

Дивное существо, совершенно необычное для этих мест, казалось бы вырезанная откуда-то из иного мира и вставленная сюда, во власть калифорнийского солнца, под которым её белая, тонкая кожа казалась чуждой. Она вся была такая. Сотканная из потустороннего. Звук падающего телефона заставил меня скривить рот, на секунду, и винить себя в произошедшем, ещё больше за то что я, застывший под статикой, не словил его и не помог поднять. Но девушка улыбнувшись ответила мне, мягким голосом. Я стоял рядом и когда она убирала волосы, я вдохнул грудью воздух. Её запах ворвался в мою голову, кружа карусели, и зажигая бенгальские огоньки.
- Изучаете картины? - Я приветливо улыбнулся опустив на секунду глаза в пол, а потом вновь вернул взгляд на девушку - Звучит страшно. Что же Вы в них видите?
Прямо перед нами, под светом маленьких осветительных софитов, висела картина. В ней молодая девушка, укрывшись тоненькой, белой шалью, сидела в одиночестве на берегу озера. Вокруг был уже глубокий вечер, на небе прояснились звёзды. На ребристой, от ветерка поверхности воды, отражались скалы, по крытые лесом. У самого его начала стая светляков зажгла свои огоньки, оживляя этот мир. Но девушка смотрел а не туда. Её взгляд был через плечо обращен к зрителю, в неё было что то неясное. Она узнала в зрителях человека которого ожидала. И всё же казалось была чуть напуганная. Всё тут было в безмятежности, в спокойствии, кроме взгляда. Он был волнительно любопытен. История остановилась, и мы кажется уже никогда не узнаем что должно произойти, и какая история за всем этим стоит. Мы завершаем просмотр любуясь на веточку можжевельника, которая вылезла на передний план, она ничуть не мешает картине, не перегружает её, она её завершает своими насыщенными зелеными лапками и голубыми ягодами.
- Уходите? Сейчас? - Это было неприятно. Мне стало неприятно от того, что я могу упустить это необычное создание - Могу ли я уговорить Вас остаться? Это моя выставка, но честно сказать, я чувствую себя тут одиноким, но в Вашем взгляде, я вижу что Вы понимаете больше, и я хочу разделить с вами общество. Останьтесь, прошу.

+1

7

Каллисто не была похожа на итальянку, и не была согрета теплым солнцем. Наверное верно было бы ее назвать снежной королевой, которая имела ледяной взгляд в моменты раздумий. Сама же по себе она была добра к людям, стремилась всегда видеть только хорошее, только доброе, только светлую сторону луны. Вот и сейчас. Она ни капельки не злилась за испорченный телефон, за то. что ей помешали. Она знала одно - доброта куда важнее, ведь ее так мало осталось в жизни. Нет. Это не значило, что она всегда все прощала, просто иногда злоба, ругань. истерики не есть положительная дорога. Ты можешь только обидеть человека, напугать и уничтожить его.
- Я? Что я вижу? - Каллисто вернула взгляд на картину - Девушку, которая привыкла к одиночеству, привыкла не допускать в свое сердце никого и она обращена к тому человеку, который все таки нашел дорогу и она немного напугана этим. Как лань, за которой гонится тигр. Она знает что будет и поэтому уже готова принять это, но все равно у нее есть страх. - произнесла Каллисто и вернула взгляд на мужчину. Возможно именно сейчас, именно в этой картине она увидела себя. Увидела как часто она бежала от испуга, потому что знала или точнее ей казалось, что она знаете то, как будет окончена эта битва. Она знала, что рано или поздно ее загонят в угол и будут прижимать и поглощать до тех пор, пока она полностью не будет принадлежать человеку.
- Ваша выставка? - девушка на мгновение испугалась и сделала шаг назад. Она боялась именно это, ведь ты можешь обидеть художника своим взглядом или ляпнуть что- то не то, и тем самым обидеть человека. Прикусив губу она улыбнулась, точнее попыталась это сделать - Простите, я не знала. Моя подруга пригласила сюда. я даже не знала куда иду, а она не пришла. - проговорила девушка. Именно в этот момент ее лицо стало напоминать чем-то лицо девушки на картине. Она так же была напугана. Каллисто попыталась успокоится, но вместо этого из ее рук выпал клатч и все содержимое разлетелось по полу. - О боже мой! - в спешки начала собирать все девушка. Там было много чего, но больше всего она не хотела чтобы кто-то увидел ее справку из онкологического отделения и эта бумажка как назло рухнула под скамейку, и ей пришлось опустится на колени чтобы ее найти.

+1

8

Знаете что нравится мужчинам в женщинах? Что женщина может позволить себе быть хрупкой и совершенно принадлежащей природе. Первобытно дикой. Заполненной эмоциями, что плещутся в ней как в полном бокале вина. Искрить, как оголенный кабель под напряжением. Женщины называют мужчин большими детьми, но, меж тем, сами являются ещё более детьми. И наша мужская задача о них заботиться, оберегать. Играться с ними. Успокаивать и лелеять. И когда женщина улыбается тебе, искренне, когда она прижиматься к тебе - ты можешь называть себя самым счастливым мужчиной на этой планете. И поверь, тебе в этот миг ничего больше не нужно. Только этот момент.
Она отвечала на мой вопрос, а я смотрел на неё. Видел как меняется её лицо. Это робкое существо, из иного мира, смотрела на меня. И в её зеленых глазах я увидел секундный страх, сменившийся волнением и неуверенностью.
Синий клатч, выпал из её трепетных рук и ударившись о светлый паркет пола, раскинул всё что было в неё в разные стороны. Девушке вновь пришлось присесть что бы всё собрать, в этом неудобном (для таких дел) платье, да ещё и на каблуках. Потому я сразу же присел сам, опустившись на одно колено и стал помогать ей, стараясь не смутить изучением вещей, как это делают некоторые люди. Я был не из таких, я сам не раз становился жертвой, плохо закрытых саквояжей или чемоданов. Да и как человек, о котором иногда пишут в газетах, моё бельишко любили простирнуть на глазах публики. Я был рад что не являюсь какой нибудь поп-звездой или актёром. Им, я думая, не только лезут в трусы, но и куда поглубже, словно колоноскопом, рассматривая неудобные человеку внутренности.
Какая-то бумажка улетела под скамью, и девушка, забыв обо всём полезла за ней. Что-то важное? Я сначала хотел было помочь ей её достать, но не стал лезть, это было совершенно неуместно.
Я обратил внимание на её телефон, с красиво разошедшейся по экрану трещиной, раздвоенной к верху.
- Ох, простите. Моя вина. - Я положил руку себе на грудь, и покачал головой - глупый европейский обычай, отчего-то так впечатавшийся в мои повадки. Я протянул девушке руку, что бы помочь ей встать с коленок. - Вот, я собрал некоторые вещи... вот ключи, телефон. Позвольте, я оплачу его ремонт.
Это дивное создание, наверное разволновалось и я сделал предложил ей самое просто что мог в этом случае.
- Присядьте, успокойтесь. Вы так взволнованны, как я несколько минут тому назад. Может принести Вам воды?

Отредактировано Achille Terren (2016-08-31 13:13:42)

+1

9

Единственное, что могло управлять Каллисто последние несколько месяцев это страх, печаль и отчаяние. Сейчас же она улыбалась и светилась. Как много люди не знают друг о друге, как много прячется за стенками, которые никто никогда не разрушит. Наверное глупо верить в то, что никогда не выйдешь замуж не будешь счастливой, но Каллисто в это верила, однако умело скрывала это. Слава богу никто не видел. Самое страшное для девушки было то, что если люди узнают как ей тяжело, как много она пьет таблеток, как много в ее жизни боли, все начнут ее сразу же жалеть, успокаивать и норовить помочь, но людям не понятно одна. Как бы ты не лез в жизнь человека с такими проблемами, твои вопросы о здоровье не сделают боль более слабой, не сделают смерть более безболезненной. Тяжело выдохнув она скомкала этот клочок, и выдохнула. пытаясь собрать остальные вещи в сумку. Руки ее немного дрожали, но она словно не замечала этого. Привычное состояние для арфистки с больными пальцами.
Когда рука мужчина потянулась к ее руке, и он помог ей подняться девушка улыбнулась и взглянула на свои коленки. Кажется девушки у той стенки явно обсуждали всю эту ситуацию и как-то странно похихикивали, словно зная что-то такое, чего не знает она. Может этот мужчина просто проиграл спор и должен был что-то сделать? А может я жертва? А может они хотят поиздеваться? От этих слов голова пошла кругом и Каллисто нащупав скамейку уселась на нее тяжело вздохнув, пытаясь понять что ей протягивает мужчина. 2 минуты ушло на осознание, что у него в руках ее личные вещи.
- Простите, я такая неуклюжая. Я в последнее время - девушка замолчала, ощущая только сейчас легкую головную боль. Точно! Она ударилась головой, когда выбиралась из под скамейки на которой сидела дама не маленьких то размеров. - Да, если можно воды. - кивнула девушка и осторожно провела рукой по волосам, поправляя их. Она ощущала себя ужасно неловко. ведь придя даже в такое место она умудрилась вести себя ужасно. Точнее она вела себя так, словно испуганная маленькая девочка. Она всегда боялась такого количества людей, боялась мужчин, но упорно с этим боролась, а после потери ее малыша совсем сломалась и закрылась себе. Пол года ее брат вытаскивал из своих мыслей и вуаля. Сейчас она уже не часто думает о смерти, меньше стала плакать, и даже на ее лице появилась улыбка, которую она давно прятала.

Отредактировано Callisto Ribalta (2016-08-31 13:50:44)

+1

10

- Ничего. Бывает. Ваша сегодняшняя неуклюжесть, с лихвой компенсируется вашей красотой.
Осторожно я помог ей присесть и отошел к кулеру, поглядывая, все ли в порядке с моей гостьей, холодная вода быстро набралась в одноразовый стаканчик. Забавно, что в шутку, я говорил менеджеру что терпеть не могу эти "белые пластмассовые мягкие стаканы", наверное он принял это всерьез и заказал прозрачные, которые не поддавались нажиму так просто. А деньги за них буду платить я, или галерея?
Но эта мысль тут же ушла, уступив месту пьянящей невесомости, когда я вновь посмотрел на девушку. Она сидела на скамейке, поставив ножки вместе, и чуть склонив. Коленки были чуть розоватыми, от ползания по жесткому паркету. А белая её рука, гладила голову.
- Вот, держите. Аккуратнее. Воду лучше на себя не проливать - я улыбнулся, своей собственной глупой шутке. Но вроде как так надо вести себя в обществе. Шутить невпопад и улыбаться. - Кстати, моё имя Ашиль. - я протянул ей руку - Ашиль Террен.
Я не обращал внимание больше ни на кого сейчас, такое моё сознание. Навязчивая мысль, что поселиться у меня в голове, уже трудно оттуда вытащить. Мне нужно либо владеть источником обсессии, либо же, творить во имя. Но рядом нет ни моих красок, ни холста.
Люди проходят мимо, мои глаза цепляют цвета их одежды, складывают, переплетают узоры их галстуков, платьев. Вся эта кутерьма сливается в единое целое, и основой должна стать она. Я пристально посмотрел на девушку, на это приятное внеземное существо, посланное сюда.
От чего она такая грустная, я вижу это в глазах.
- Я хочу предложить Вам, пройтись в другой зал, со мной, сейчас здесь станет слишком людно - десять минут прошли в мгновение ока, сейчас новая партия посетителей вольётся чтоб разбавить нас "новой кровью". - Знаете, я очарован...

+1

11

Главное не давать повода ему быть со мной нежным. С эхтими мыслями Каллисто взглянула на молодого человека, который уже набирал воду в стаканчик и изредка поглядывал на нее. От этого ее щеки наконец приобрели более здоровый вид и она опустила глаза, одергивая платье. Каллисто должна была бы сейчас встать и бежать. как она часто делала, но сейчас что-то изменилось. Что именно изменилось она точно не понимала, но ей не хотелось нестись сломя голову, ломая каблуки или теряя сумку или падая на асфальт и убегать ползком. Она стала другой за то время, что она была в Париже у брата. Она улыбнулась еще раз и когда мужчина вернулся приняла из его рук стакан с водой.
- Благодарю вас. Я немного разволновалась. - проговорила девушка и протянула руку в ответ - Каллисто Элизабет Мануэлла Рибальта ди Вайо. Коротко Каллисто Рибальта - прошептала девушка и улыбнулась, отпивая воды и вновь направляя взгляд на картину, которая висела напротив скамейки. Она чувствовала легкое дрожание, волнение и страх за то, что она начинает вновь окунаться в жизнь этого города, вновь начинает ощущать тепло мужских рук, улыбки и интерес. От этого она прикусила губу и начала ее пожевывать. Страх вновь окутывал, но Каллисто не давала ему подступать близко. Она смело отталкивала его назад, давай себе простор и улыбку.
- Я хочу предложить Вам, пройтись в другой зал, со мной, сейчас здесь станет слишком людно. Знаете, я очарован...- как только девушка услышала эти слова она посмотрела на него глазами полными печали и она пожала губы, словно собиралась было плакать. нет, слезы она не пустит, но она уже знала, что надо сказать ему. Есть конечно мужчины, готовые пойти на отношения даже с болеющей девушкой, но их так мало. Пусть лучше я оттолкну его, но не причиню боли когда буду убегать. Наконец, после вздоха Каллисто решилась
- Я прошу вас... не надо - прошептала последние лова девушка и осторожно отодвинулась от мужчины. Да, лучше толчок сейчас в спину, чем потом, когда будет еще хуже - Вы не должны. В мире есть другие девушки, и они куда больше подходят Вам. - с этими словами девушка поднялась на ноги и выдохнула, оставляя стаканчик на скамейки за которым сразу же прибежал один из официантов. Сейчас казалось будто вокруг людей не было, были только они вдвоем и она вновь делала шаги назад стремясь убежать как можно скорее от этого всего. Беги! Беги дура! Каллисто вздрогнула и оглянулась, а затем сделала шаг назад.

+1

12

Она отступала.
Пятилась.
Печальные глаза сверлили меня, и это, её, тонкое сверло врезалось в мозг.
- Стойте. - Мой голос повеял холодом, неожиданно для меня самого. Но всё же я сделал шаг к ней. - Мне плевать на тех других. - Ещё шаг - Я очарован Вами - я выделил последнее слово, оно имело для меня вес, и хотел передать это - Поверьте если уйдете сейчас, моё сердце будет разбито, и не столько от любви. Я не умею влюбляться. Сколько от мыслей что я потеряю Вас. Что мне не доведётся больше увидеть эти глаза... - Я сам уже потерялся, синдром захватил меня полностью, он выворачивал мои мысли, и я не понимал что несу. Слова просто лились, самостоятельно собираясь в предложения. В мыслях была общая концепция того что я хочу сказать, да только не получалось.
- Я художник, мисс Рибальта. Я увидел в Вас нечто большее чем есть в других, и я хочу это передать... - Мысль вылетела. Куда я хочу передать? О чём я? Не смотри на её лицо так пристально. Возьми себя в руки. Я усмехнулся, понимая как это может выглядеть со стороны и в глазах этой девушки, и улыбка застыла на моём лице - Я не знаю как сказать. Je suis fasciné. Прошу не покидайте меня сейчас. - Я протянул ей ладонь - Побудьте рядом. Это всё что я прошу.

Меж тем в зале начиналась суета, заходили новые люди, они медленно расползались по залу, минуя, обходя меня и мою гостью. Кто то обратился ко мне, что то сказал, но уловив что взгляд, и мысли мои находятся совсем не тут, не в тебе, отошел прочь. Там в большом зале, менеджер, стал рассказывать о теории кшаникавада. О вечных душах. О панпсихизме - и вере в то, что души вселяются в приведения искусства. О великой цели, стоящей перед людьми творчества. Он пытался передать то что я ощущал к своим работам, в таких простых словах, это как объяснять закат в цифрах. Это нужно видеть. Но менеджер молодец, эти слова - пролог, к аукциону, с которого он получит свою часть. И всё же...

0

13

Каллисто молча стояла. Она смотрела на него. Еще шаг назад.
- Я не могу этого позволить - прошептала я, смотря в эти бездонные глаза, которые,казалось, окутывали ее, затягивали внутрь и не позволяли двигаться. - Вы не понимаете. Вы не знаете о чем просите - прошептала девушка, но вместо того, чтобы сейчас бежать через весь зал к выходу, сняв эти чертовы туфли от которых так устали ноги она подошла к нему и коснулась пальцами его лица. Почти невесомо, легко. Она улыбнулась ему и прошептала тихо так, слышно лишь для них обоих - Есть вещи и люди, от которых лучше бежать подальше. - она улыбнулась ему, но от чего она чувствовала этот страх? Почему она не хотела покидать его прямо сейчас? Нельзя было этому всему позволить зайти дальше, чем надо. - Я останусь лишь с одним условием, что вы никогда не полюбите меня. Никогда - прошептала она и вздохнула. Лучше уж так, хотя она прекрасно понимала что сказав "да" он солжет и себе и ей. Она знала что будет дальше за этим поворотом. Машину вынесет в кювет и она перевернется, сдавливая пассажиров своим металлом и делая больно. Хочешь не хочешь, а именно такая судьба ожидает всех, кто находится рядом с ней.
Люди вокруг суетились. Все больше и больше людей наполняли зал, внося с собой и свежий воздух с улицы. Стало шумно и вот уже кто-то что-то говорил, кто-то изучал и обсуждал картины художника, а кто-то уже нашел бутылку шампанского и спокойно распивал ее. Каждый человек на этой выставке пришел сюда по какой-то своей причине, а есть те, кто попали сюда случайно, но не остались равнодушных к работам мастера. Впрочем разве имеет значения причина по которой люди приходят на выставке? Имеет лишь значение то, что люди уносят с этих выставок. Кто-то картины, кто-то подружек, кто-то знакомства, а кто-то будущее.
- Кажется вам пора идти - прошептала девушка, кивая на менеджера мужчины, который сверлил того взглядом, словно ожидал, что он увидит спиной этот взгляд и пойдет к посетителям. Именно такой момент был на руку девушке, ведь она совершенно спокойно могла уйти.

+1

14

- Je ne comprends pas... - Слова шепотом вырвались из моего рта, я надеялся что в моём взгляде не промелькнула и часть негодования от фразы девушки. Я не понимаю? Да - не понимаю. Я не понимаю сейчас ничего. И не должен.
Я не успел что-то возразить, нежная рука коснулась моего лица, и словно ледяной компресс на лбу больного горячкой, это касание вернуло моё сознание, охлаждая пыл чувств что хотели взорваться яркой вспышкой.
- Никогда? - Спросил я, но это не звучало вопросом, это была констатация факта. Она не желала моей влюбленности, но я чувствовал её тянуло ко мне, как и меня к ней. Я надеялся это не было игрой моего сознания. Боги, я ведь не влюбился как мальчишка?
Но что с ней? Отчего она возводит стену между нами?
Боится меня? Ненавидит? Играется, зная что я представляю из себя? Читала в газете о избалованном тридцатилетнем "мальчике" что тратит деньги проводя ночи между садомом и гоморрой? Нет, не может быть. Не верю...
Я смотрел в её зеленные глаза и искал ответы. Но видел лишь отражения своих потерянных глаз.
- Я... Я постараюсь исполнить условие. - Эти слова я сказал изломанно, словно я на секунду забыл родной язык. Я хотел сказать ей совершенно обратное, на французском, что бы эти слова высказали, то что было на душе сейчас. Этими словами я врал, врал открыто.
- Я не пойду туда, я не люблю "такие" аукционы, когда продают мои картины, словно рабынь на невольничьем рынке. - Я постарался не выдавать в голосе грусть - Что бы потом они ублажали хозяев жилищ где будут находиться. Но такова жизнь художника, я должен существоать на что-то, что то есть... - После этих слов я сам почувствовал себя дрянью и поспешил избавиться от этих мыслей. Художник создаёт своё творение проходит несколько эмоциональных этапов. Начиная работать ты думаешь что понимаешь что должно выйти в итоге, без чёткости, кажется ты лишь переносишь на холст определённую постановку предметов, но на самом деле ты их смешиваешь с собою, пропускаешь через себя. Взгляните на картины импрессионистов - эти сочные яркие цвета, иногда увлеченные в совершено бешеную динамику. Или же неоэкспрессионизм - с сочно вылетающими эмоциями которыми обладал создатель. Вскоре, морально и эмоционально исчерпав себя, отдав работе всё, оставив внутри пустоту, ты начинаешь испытывать к своему созданию ненависть, не разрушающую, а гнетущую. Ты не можешь убить то, что хранит в себе частичку себя, но ты не можешь находиться рядом, не можешь не страдать понимая что ничего себе не оставил... Ты словно бы изжил себя. Но ты обязан продолжать, картина ещё не закончена. И ты трудишься, высушенный и опустошенный.
И когда всё завершено, когда работа закончена. Ты понимаешь что это твоё творение, только твоё. Это место где твои чувства обрели душу - заключенную в плоть из красок, сплетённых, срощенных вместе твоей же рукой. И ненависть исчезает.

- Пойдёмте со мной - Я протянул девушке свою руку - Я хочу показать Вам место где я работал последние дни. Не приму отказа, я должен Вам показать...

Отредактировано Achille Terren (2016-09-04 05:09:02)

0

15

Почему Каллисто так упорно сделала акцент на влюбленности? Все таилось глубоко внутри. Она знала , что ее болезнь пусть на время остановлена, но она все равно существует и позволить привыкнуть человеку к себе, это все равно что поиграться с котенком и выбросить его на улицу под ливень, забыв о своих чувствах. Именно поэтому девушка так старалась сбежать. В этом мужчине что-то цепляло ее, она что-то хотела ему сказать, но не смогла.
Сама же Каллисто была человеком искусства, и когда ее кавалер сказал том, что он испытывает к такому действу как аукцион. Каждый раз, играя музыку в оркестре она отдавала кусочек своей души людям, а они так бросали это все, топтали и  даже не думали о том, как чувствует себя человек, который творит искусство. Так что вся эта тема была понятна девушке. Она тяжело вздохнула и улыбнулась ему, осторожно поправляя белоснежные волосы, которые так аккуратно были убраны в роскошные локоны.
- Я буду рада посмотреть. - произнесла девушка и осторожно положила свою руку в его. В этот момент произошло то, что давно не происходило с девушкой. Она почувствовала как бабочки запорхали в животе, как стало тяжело дышать и думать и как она нарушила свою же просьбу. Она сама влюбилась. нет, не сильно, но однозначно достаточно для того, чтобы ощутить всю эту гамму эмоций и чувств. Тяжело вздохнув девушка сделала еще один шаг и тихонько прошептала на ухо мужчине:
- Я так давно не чувствовала такую гамму эмоций, которую испытываю с вами. - произнесла девушка и отошла от мужчины, ощущая на себя взгляды девушек, которые уже давно не сводили с пары взгляда. Пусть думают что хотят, это право каждого человека, но рот пусть будет у них закрыт. Каллисто часто сталкивалась с тем, что про нее пускали слух, а иногда и вовсе пытались продать богатым мужчинам. Такое в оркестре раньше практиковалось, но со временем исчезло, собственно как и их дирижер. На его замену пришел другой мужчина, который как и Каллисто был отдан полностью музыке. Таких людей осталось крайне мало, но они всегда были центром музыкальных творцов, они создавали великую музыку, и несли классику дальше по течению времени.

0

16

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Выставка обнажённой души