В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » я твоя модель; ты моя Коко Шанель


я твоя модель; ты моя Коко Шанель

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://25.media.tumblr.com/tumblr_lzm63sEdd51qhgzogo1_500.gif
- - - -
- bernadette & elaine -

+2

2

внешний вид

Последняя клиентка ушла, оставив после себя крепкий, неимоверно бьющий по носу аромат духов; про такой случай говорят, мол, половину флакона вылила на себя да пошла заниматься своими делами, не обращая на изредка обращенное на неё внимание как раз из-за парфюма.
Была вторая половина дня. Бернадетт прекрасно помнит, как ночь медленно перетекла в раннее утро, ранее утро – тихое, светлое, теплое, пахнущее для молодой женщины сладкой ватой с набережной и чаем, выпитым по приходу домой, - плавно превратилось в полдень, что принес с собой неимоверную духоту и ярко светящее на безоблачном небе солнце. А за все это время – ни одной минуты сна; и, как ни странно, Рикардс чувствовала себя неплохо. Лишь немного болела голова после выпитого накануне алкоголя (пара-тройка порций добротного виски в баре, в компании новоиспеченной подруги Лоры), ноги болели после танцев, да руки иногда не слушались; сантиметр несколько раз выпадал из рук, телефон чуть не утонул в высоком стакане с двойным американо без молока и сахара. Его аромат осел на волосах и на пальцах рук, он сбивался запахом табака после уже четвертой сигареты за этот день.

В ателье сегодня было довольно тихо, спокойно, работа шла размеренно, работницы чаще отвлекались на свои дела: пропадали в социальных сетях, сидя со своего мобильного, курили минут по тридцать, выходя на улицу с черного входа, намеренно задержались во время обеденного перерыва в пекарне через дорогу. А среди парочки прилетевших около двух месяцев назад из далекой Северной Дакоты портних активно шло невеселое обсуждение того, что вот-вот, не следующей неделе, закончится лето. Одна жаловалась на так и не полученный ровный загар, другая – на нежелание выскакивать из легких шелковистых одежд в более теплые тряпки. И обе они превозносили калифорнийский климат, с придыханием называя его «вечным летом».
- В чем прелесть чего-то бесконечного? Я бы хотела, чтобы у нас хоть один месяц был снежный, чтобы хоть немного снега выпало в канун Рождества, а вы все «бесконечное лето», «бесконечное лето», - не выдержала Ирма – рыжеволосая крупная женщина лет сорока, недавно родившая двойню, расхаживала по ателье в нескольких слоях одежды из легких тканей различных цветов и их оттенков. Она говорила громко, с легкой хрипотцой в голосе, что была для Берн приятной музыкой.
- Вы к нам в Дакоту приезжайте, а лучше на Аляску, побудьте месяц в холоде и снегах – поймете, в чем прелесть лета, которое не кончается, - с этого начался бурный диалог, завершившийся высказанной кем-то из дам (кем именно – Рикардс так и не поняла) мыслью, мол, что для одного – прелесть, для другого – наказание.

И Бернадетт, заслушавшись женщин, не заметила сразу появившуюся на пороге девушку. Ту, которую она ждала с самого наступления рассвета; ту, ради которой, как показалось, все клиенты решили обойти стороной данное заведение да дать его совладелице возможность провести как можно больше времени с такой важной для Берн персоной, как Элейн.
Элейн Рэтчед.
В ней есть что-то…не от мира сего. Она появилась со своим брендом неизвестно откуда и громко заявила о себе, частично из-за этого с ней уже хотелось иметь дело, сотрудничать, поддерживать общение хотя бы на деловом уровне; завязавшийся в дальнейшем разговор только укрепил желание назначить встречу, предложить сотрудничество за далеко не лишним в такой ситуации бокале белого полусладкого.
Эта девушка, как собеседник, не заполняет собой все пространство, но в то же время не дает отвести от себя взгляд или потерять к разговору с ней всяческий интерес. В её глазах на открытие её бутика нижнего белья был не блестящий девичий восторг, какой можно было ожидать увидеть у молодой девушки (какой был и у Бернадетт на открытие бутика пару лет назад и открытие ателье в начале этого лета), а твердая уверенность в том, что она знает, чего хочет. По крайней мере, Берн так показалось. Не особо хорошо она разбирается в людях, но кто знает…
Рикардс увидела, как её помощница посмотрела за её спину, и сама обернулась. Улыбка на лице превратилась в удивленный возглас, и молодая женщина спрыгнула на пол, восседая до того момента на одном из столов, предназначенном  для ведения за ним разговоров с клиентурой.
- Привет, ты… пришла раньше? – взглянув на свои наручные часы, протянула Берн, и вздохнула. – А, нет, ты вовремя, - даже чуть припоздала на пять минут, но блондинка не обратила на это ни капли внимания.
Поправив юбку, она взяла со стола телефон, стакан со своим кофе, папку с чистыми листами и устаревшими документами в ней, которые использовались теперь, как черновики. Записать что-то, порисовать на обратной стороне во время скучного телефонного разговора, к примеру; идеальный вариант экономии бумаги.
- Я рада тебя видеть, - улыбнулась, перекинула волосы с левого плеча на спину, дернув головой. – Пойдем в кабинет? – указав на большую дверь в конце зала (одного из залов), повела Элейн за собой, успев предложить той по пути чай, кофе или что-нибудь перекусить.

Отредактировано Bernadette Rickards (2016-09-20 13:21:48)

+1

3

вв: [ссылка]

Сухой светло-серый асфальт, не испорченный ни лужами, ни грязью — лишь пыль забилась под бордюры, укрывая собой подальше от людских глаз мелкие опавшие листья или выкинутые обёртки от жвачки. Слабый ветер приятно ласкает своим ненавязчивым вниманием оголённые лодыжки, а солнечные лучи хоть и греют, но не мешают — затемнённые линзы солнцезащитных очков позволяют смотреть на мир, как и всегда, трезво, без преломлений и ненатурального света. Можно вздохнуть полной грудью, повременить с сигаретой, замедлить шаг возле кондитерской и позволить себе задержаться взглядом на той красоте, что находится по ту сторону до блеска отмытой витрины. Капкейки, пирожные, корзиночки из песочного теста, взбитых сливок и аккуратно разложенных ягод, влажных от сахарной воды, дабы придать больше блеска. Немногочисленные посетители кондитерской сидят за двумя железными столиками, сделанными в стиле французского романтизма и окрашенными светло-бирюзовой краской, под ними скрипят плетёные стулья ванильного оттенка. Заманчиво пахнет свежесваренным кофе и шоколадной мятой. Посмотрев на циферблат миниатюрных наручных часов, Элейн прикидывает оставшееся время в пути, предположительно потраченные минуты в процессе покупки, а также промежуток, который по этикету принято соблюдать непосредственно до момента встречи. Успевает. У неё непривычно благоприятное настроение для сюрпризов — как себе, так и хорошей приятельнице.

Сакраменто — город среднего звена, если не сказать правдивее и не отнести его к малокалиберному запасу. Здесь невозможно быть орлом, птицей высокого полёта. Подобные существа вьют себе гнёзда в местах, подобных столицам, не важно каким, государственным, экономическим или финансовым. Не удивительно, что ближайшее окружение Элейн не ставит ни её жизнь, ни её профессию, ни её саму на один уровень, на одну и ту же ступень. Жители Большого Яблока, солнечной Филадельфии или колоритного Чикаго, они привыкли делать большие деньги и прилагать для этого большие, нечеловеческие условия; не трудно себе представить, как подобный срез смотрит на жителей городов, подобных Сакраменто. Здесь обитают пусть и хищники, но совершенно с иной психологией выживания и существования. Вороны, чайки, галки — куда им до широкого размаха крыльев сапсана, высокомерного профиля орла?

С подобными мыслями Элейн поправила упавший на глаза локон светлых волос, другой рукой открывая дверь бутика одежды и парфюмерии с необычным названием «Beauty is internal». Рэтчед знала владелицу сего прекрасного места, красавицу Бернадетт, не так много времени, чтобы с чистой совестью назвать её подругой, но вполне достаточно, чтобы почувствовать состояние, близкое к платонической влюблённости. Есть особый сорт женщин. Именно сорт, потому что такие дамы не просто красивы, вы чувствуете, что они вкусные. Как сказочный капкейк, как дразнящий рецепторы десерт. Вкусным может быть и запах. Например, пионы, они не только завораживают нежностью лепестков и бутонов, но и физически притягивают своим ароматом. Бернадетт Рикардс как нельзя лучше подходила для роли королевы сего улья, представляя собой пример того, что красота заключена изнутри.

Встретившись взглядом сначала с молодой девушкой, Элейн не улыбнулась, лишь привычным жестом сняла очки и подняла их на макушку, предпочитая если и носить ободки, то только в таком воплощении. Искренняя улыбка тронула её алые губы в тот момент, когда сама Рикардс, легко и грациозно спрыгнув со стола, повернула голову.
Умудрилась опоздать на пять минут, но у меня есть достойное оправдание твоему ожиданию, — всё ещё улыбаясь, блондинка подняла правую руку, показывая светло-бирюзовый бумажный пакет из кондитерской. — Извини, — не привыкшая опаздывать на встречи с клиентами, Рэтчед умудрилась дать себе слабину и поддаться напору хорошего настроения. Прося прощения словесно, она лукавила, но решила не оголять свой эгоизм на людях — рамки приличия, однако, никто не разрушал. — Взаимно. Выглядишь сексуально, — надоели шаблонные фразочки "замечательно", "идеально", "великолепно", это ведь и так понятно и самой Элейн, и Бернадетт. Задержав заинтересованный взгляд на спине девушке, том, как лёгкий топ прилегает к обнажённой коже, как гладкая юбка нежно-сливового цвета облегает упругие бёдра, блондинка, минуя безымянных работниц, последовала за владелицей. — Не откажусь от кофе с молоком. Я не знала, что именно ты предпочитаешь из сладкого, поэтому доверилась профессионалам, — будь её воля, то скупила бы всю продукцию, представленную в кондитерской. Иногда так сложно себя остановить, особенно когда дело касается сладкого и запретного. — Я в предвкушении, Бернадетт, — лукавая улыбка, многозначительный взгляд, когда они остаются одни в том зале, куда и вела их Рикардс. — И дело касается не только предстоящей примерки, но и моего предложения, — не раскрывая карты раньше времени, Элейн поставила полный пакет с вкусностями на миниатюрный журнальный столик. Салфетки внутри, каждый десерт упакован в отдельную, удобную коробочку. — Когда рядом нет мужчины, чтобы доставить удовольствие, всегда есть другой, проверенный способ.

Отредактировано Elaine Ratched (2016-12-09 16:51:36)

+1

4

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » я твоя модель; ты моя Коко Шанель