Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » A matter of trust


A matter of trust

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

"DELTA KING" | 01 SEPTEMBER 2016 | 23:00

Calra & John Di Marco
http://placehold.it/245x140 http://placehold.it/245x140

0

2

"Дельта Кинг" был 285-футовым пароходом на гребных колесах. Построенный в двадцатых годах прошлого века, он вплоть до второй мировой войны курсировал по реке между Сакраменто и Сан-Франциско, позже был продан на восточное побережье, сменил ряд владельцев, затонул, был поднят со дна, отреставрирован и сейчас стоял на якоре, выполняя функции отеля и ресторана. Здесь можно было заказать банкет, провести деловую встречу и даже устроить свадьбу. Сегодня, к примеру, на верхней палубе под ночным небом праздновался день рождения одного видного профсоюзного деятеля. Эдварду Боулзу, президенту локального офиса грузоперевозчиков, исполнялось шестьдесят лет, и на вечеринку по случаю торжества были приглашены не менее ста человек. Были его многочисленные родственники, друзья и конечно же те, с кем он работал.
- Джонни! - Заметив среди гостей немного опоздавшего Ди Марко, трехсотфунтовый Эдди махнул ему своей тяжелой рукой, едва не расплескав при этом содержимое бокала. Именинник был одет как и все - торжественно-официально. На его манжетах сверкали дорогие запонки, в нагрудный карман был вставлен белоснежный платок, на ногах начищенные до блеска туфли. Джон, точно также принарядившийся в свой лучший костюм, обнял Боулза и приятельски похлопал того по мясистому плечу:
- Я забыл, сколько тебе? Тридцать пять? - Скалясь в улыбке, глянул на Эдди, а затем взглядом обвел тех, кто стояли рядом. Уже слегка принявшие на грудь, мужчины засмеялись. Самому молодому из них было сорок, им был кузен Джона, которого звали Энджело Санти, также связанный с профсоюзными делами через своего родственника и поэтому приглашенный на вечеринку. -  Отлично выглядишь, Эдди, здоровый как бычара. Это тебе, - вручил ему конверт с деньгами, которые они обычно дарили на все дни рождения, свадьбы и похороны. - Прости, мы немного задержались, но торта ведь не было еще?
- Все только началось, Джон, я без тебя велел не начинать! О, Карла! - заметив супругу своего товарища, вышагнул из-за его спины и приобнял женщину. - Ты как всегда шикарна. Как дети? Как сама? - Эдди был самой галантностью и умел очаровывать женщин с первых секунд. - Бетти и Джина там за столиком, составишь им компанию? - Кивнул в направлении своей жены и старшей дочери, расположившихся недалеко от сцены.
Вечеринка была в разгаре. На палубе играла легкая джазовая музыка, время от времени она прерывалась, и на сцену взбирался очередной подвыпивший гость, чтобы толкнуть речь в честь именинника или даже что-нибудь спеть. Так, к примеру, Энджело, тот самый родственник Джона, которого они с Карлой встретили, придя на вечеринку, спел "A matter of trust"*, вызвав целую бурю оваций у собравшихся. Голос у Санти был действительно хороший, в школьные годы он серьезно занимался вокалом и вполне, как казалось его родным,  мог бы добиться успеха, если бы не угодил в тюрьму за угон автомобиля по пьяне. После этого случая карьера Энджа пошла в ином направлении. Как известно, приличную работу, имея судимость за плечами, найти было не просто, и в нелегкий час о нем позаботился Джонни, ему нужен был свой человек на одной из строек, контролировать, чтобы только "правильные" грузовики могли проезжать за ворота, позже привлекал его к другим делам, сейчас Санти значился попечителем в local 150**, имея уже свой собственный стремительно развивающийся бизнес по вывозу и переработке отходов. Покинув сцену под не угасающие аплодисменты, он взял у проходящего мимо с подносом официанта, облаченного в стилизованную морскую форму времен второй мировой, стакан с прохладным лимонадом и подошел к Ди Марко и его жене.
- Тебе все-таки стоит записать диск, - как и все Джон был в восторге от выступления своего родственника и испытывал гордость за него. - Я рассказывал, что у Фрэнка с Майклом доля в звукозаписывающей студии есть? Они вместе с Дэнни, кузеном Джулс Альтиери, какого-то рэпера раскручивают. - Джон глянул на Карлу, которая наверняка была не в курсе. Что же касалось Энджа, с ним на эту тему Ди Марко уже как-то разговаривал, на что родственник несерьезно отмахнулся рукой.
- Таких "талантов" как я, знаешь сколько? В любом парке на скамейке. - Добродушно усмехнулся. - Нет, я уже не в том возрасте, в музыкальном бизнесе основная аудитория - это молодежь, а для них я старый уже, вон пузо какое отрастил.
- А что пузо? Ты давно Билли Джоэла видел?
- Так о том и речь, кто из молодежи его слушает? У них сейчас другие вкусы, другие кумиры...
- Эмм... Извините, оставлю вас, отлить надо сходить, - внезапно оборвав разговор, Джон похлопал Энджело по плечу, чтобы тот пока составил компанию его жене - она как раз была любительницей музыки - а сам удалился. Но не в туалет. Покинув ресторан, он свернул в комнатку с табличкой "только для персонала", и дождавшись, когда следом за ним зайдет девушка, прижал ее к стене.  - Тут люди, а я как бы, блять, женат, и более того, здесь моя жена, так что, ты не могла бы не привлекать внимание?
Вайлет Олсен было всего двадцать семь лет, последние полгода она работала секретарем у Эдди. Эффектная внешне блондинка с первых дней привлекла внимание Джона, смекнув, что интрижка с состоятельным пускай и женатым мужчиной может быть выгодной, она не отказывала ему и наоборот всячески флиртовала в его обществе. К слову ее вызывающее поведение и вызвало у Джона эту вспышку, каждый раз пересекаясь с мужчиной взглядом она провоцировала его раскрепощенным взглядом и жестами, должно быть, считая это забавным.
- Тогда может отпустишь меня? Чтобы не привлекать внимание. - Ответила ему девушка, похлопав своими пушистыми ресницами.
- Сэр, здесь можно находиться только персоналу, - один из официантов, вошедших в дверь, обратился к парочке. На что Джон, вытянув указательный палец перед его лицом, сообщил, что им нужна всего одна минута. - Сейчас уйдем. - Затем вновь повернулся к Вайлет и фактически выволок ее за дверь.
- К черту жену, Джонни, давай побудем вдвоем, - игриво потянула его за галстук и приблизившись к уху шепнула, так, что Джон почувствовал исходящий от нее запах алкоголя, - я хочу тебя. Сей-час.
- Эй, ну, не здесь же, ты совсем рехнулась? - убрал ее руку со своей ширинки. Впрочем, скрывать то, что происходящее его заводило, он не мог, кроме того, ему безумно льстило внимание к себе молодой красотке. Улыбнувшись, Ди Марко произнес, - ладно, я сейчас что-нибудь придумаю, здесь ведь отель, должны быть номера, - смекнул мафиози.

Delta King

https://media-cdn.tripadvisor.com/media/photo-s/00/10/7d/03/delta-king-old-sacramento.jpg

*A Matter of Trust

**teamsters local 150 - отделение профсоюза грузоперевозчиков в Сакраменто

Эдвард Боулз

http://cdnph.upi.com/ph/st/th/2191399597717/2014/upi/c1c13650ab74446b1fb5fabf837ba5cb/v1.5/John-Goodman-Ken-Watanabe-to-star-in-new-Transformers.jpg

Энджело Санти

https://jaydeanhcr.files.wordpress.com/2012/08/gal-cs-sean-austin-2.jpg

Вайлет Олсен

http://i.imgur.com/Q6JdeS3.jpg

[AVA]http://st.kp.yandex.net/images/actor_iphone/iphone360_230182.jpg[/AVA]
[NIC]John Di Marco[/NIC]

Отредактировано Frank Altieri (2016-08-31 19:41:25)

+1

3

Жизнь прожить не речку перейти. А ее река была бурной. Будучи замужем за Джоном, Карла видела многое. Порой даже могла сказать, что терпела, задавливая в себе свой темперамент. Получив по лицу однажды  ссоре с мужем, итальянка старалась обходить его вспышки, если они были не в постели. Там она умела им управлять и влиять на настроение мужчины. Но если вспыхивал скандал вне их комнаты, то тут было чревато многим. Масло подливала их первенец, Лукреция. Карла как могла покрывала дочь в ее жизни, чтобы отец не знал того, что могло его вывести из себя. Но дочерей он никогда не бил. Сама же Карла давно оставила попытки пойти работать, получая в ответ «Вон дом, девочки, я – тебе времени не хватит на работу». Не смотря на то, что она была старше мужа на пару лет, в их семье главным был Джон. Чего греха таить, итальянка жила по образу и подобию своей матери, «за мужем». Только в отличие от своих родителей, они с Джоном были счастливы. Но ничто не вечно под луной…
- Это ты виноват, что мы опаздываем! Зачем ты тогда одобрил покупку того платья, если я его надеть не могу никуда? Не вижу логики в твоем поступке сегодня, - но и то, что сейчас было на Карле «скромностью» не отличалось, и она видела, как ноздри Джона раздувались, когда он, стоя возле двери, смотрел на собирающуюся жену. Хотя ей было что показать, природа на ней отыгралась в хорошем смысле слова.
Отбросив густой локон за спину, итальянка отвернулась от Джона, рассматривая то, что мелькало за окном. Хотя в ночном городе кроме огней, рассмотреть что-то подробно сложно. Салон машины наполнял аромат ее терпких, но приятных духов. На тонком запястье Карлы висела золотая цепочка с тремя подвесками в виде букв имен мужа и дочерей. Пальцы были украшены только двумя кольцами, подаренными Джоном на помолвку и свадьбу. Итальянка не имела страсти к драгоценностям, спокойно относясь ко всяким новым коллекциям, над которым буквально чахла их младшая дочь, перелистывая очередной каталог.
Остановившись на стоянке, Карла невольно пригнулась, чтобы рассмотреть, куда они приехали. У Джона была привычка, если они куда-то собираются, то спрашивать название ресторана или того места, где будет празднование, бестолку. А потом итальянка привыкла, ощущая в этом неведение свою прелесть. Вот и сейчас, женщина невольно присвистнула.
- Эдди оригинален, как всегда. Вот у кого неиссякаемый фонтан фантазии, - Карла посмотрела в спину выходящего мужа, проводила того взглядом, - это не упрек, Джон. Не дуйся. Просто я поражаюсь и откуда это в нем.
Взяв мужа под руку, Карла сделала пару шагов, но решительно остановилась. Под предлогом поправить на Джоне рубашку, она поцеловала его в щеку.
- Вот теперь, все просто идеально.
Они пробрались к виновнику торжества в буквальном смысле слова, протискиваясь через стоящий народ. Карла остановилась за спиной мужа, аккуратно поправив платье, скидывая на грудь волосы. Итальянка улыбнулась, когда Джон попросил прощение за опоздание. Возможно, если бы не дочери, которые были уже дома, они могли опоздать еще сильнее. Карла, Карла, как не стыдно. Улыбаясь своим мыслям, женщина невольно прикусила нижнюю губу, услышала, как ее позвали. Помахав жене друга Джона, показала, что они потом поговорят, оказалась в объятиях именинника.
- Здравствуй, - в ответом жесте, трижды прикоснулась щекам к его лицу. – Поздравляю от всей души. Испачкала чуть, - тут же в ее ладони появился платок, которым она стерла след от своей помады. – Кое-кто, - прошептала, - это шикарно не хочет показывать. – Они заговорщески рассмеялись. – Лукреция все же поступила. К нашей великой радости. Никки учится. У нас все прекрасно. – Посмотрев куда показал Эдди, Карла кивнула мужчинам, пошла в сторону столика, за которым сидела ее подруга.
С Бетти они дружили давно. Все начиналось с проблемы, что надо с кем-то общаться из компании Джона, а стало тесной женской дружбой.
- Здравствуй, дорогая, - Карла обнялась с Бетти, присев рядом с ней. – Ты великолепна. Теперь я понимаю, кто тут украшение вечера.
- Мама у нас долго готовилась к этому дню, - Джина подала руку Карле, - привет тетя Карла.
Джине было двадцать пять и замуж девушка не торопилась, что немного удручало родителей. Если ее Лука была сгусток энергии, что выливается в проблемы, то Джина была тем же сгустком, только выход был более полезный. Она была спортсменкой, и окончив университет на кафедре детской психологии, стала тренировать будущих спортсменов.
- Привет, родная. И ее труды не пропали зря.
- Можно я вас сфотографирую?
- Позволь мне это сделать.
Рядом с ними оказался молодой человек, которого ди Марко совсем не помнила. А вот Джину его появление задело. Но она справилась со своим волнением, и пересев к женщинам, стала смотреть на парня. Карла многозначно посмотрела на Бетти, на что та слегка помотала головой. Вероятно, это была еще одна попытка парня сблизиться и заговорить с Джиной.
Но договорить им не дали. Зазвучала музыка, и начались поздравления именинника. Все хлопали и кричали в ответ пожелания. А затем послышалась песня. Карла удивленно вскинула брови.
- Это кто?
- Ты не поверишь, - Бетти улыбнулась. – Энджело.
- Да брось! Правда?
Обладая тонким слухом, Карла нашла исполнение весьма не дурным для человека, который не занимается вокалом профессионально. О студии итальянка не слышала, поэтому булла удивлена, что Френку и Майку это вообще интересно, чтобы они имели долю в этой индустрии. Она даже не заметила, как Джон, не сказав ей ни слова, ушел. Вероятно, приспичило сильно. За столик присел Эдди, выставляя бокалы шампанского и тарелочку сыра, которую стащил с подноса официанта.
- Я тут подумал, что надо нам семьями на отдых. Не дело сидеть в городе.
- Нас слишком много, и кого-то не позвать, обидим.

- Да, Эдди. Будет не красиво.
- Девочки, - он как мог с позволения своей тучной фигуры, склонился к женщинам, - тут половина не могут без биде в туалет сходить. Думаете в домике, где душ и унитаз отдельные вещи, они будут отдыхать? Да они нам все испортят. Так что берем самых-самых.
- А это кто? – сделала непонимающее выражение лица, Карла пошутила. – Да я то хоть сейчас. А у Джона любовница.
Эдди поперхнулся.
- Это я про его работу. Она уж точно никуда его не отпустит. Поэтому, не дразни. Куда Джон пропал?
Карла попыталась встать из-за столика, чтобы рассмотреть зал, но Эдди ее отвлек похлопыванием по руке и новой историей.

[NIC]Carla Di Marco[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2g8mE.jpg[/AVA]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-08-31 22:38:46)

+1

4

Оставив Вайлет на некоторое время одну, Джон поправил свой шелковый галстук и вернулся на палубу, где его ждала жена в компании Боулзов. Заставлять ее нервничать своим долгим отсутствием Ди Марко не хотел. Подойдя к ней сзади, он наклонился и дежурно поцеловал Карлу в щеку. - Извини, что так долго, встретил одного знакомого, - легко и непринужденно соврал ей. Джон это делал на протяжении семнадцати лет и не видел большой разницы в том, чего касалась ложь, измены или его работы. - Я отойду еще ненадолго, надо с ним дело важное обсудить. - Зная об отношениях своего друга-гангстера с работавшей у них в офисе пышногрудой блондинкой, Эдди понял, что к чему. Та крутилась неподалеку, изнемогая, как кошка во время течки, и как бы все становилось ясно. Он посмотрел на Джона с укором, не одобряя его затеи. Сам-то именинник был тем еще семьянином. Однако Джону до чьего-либо мнения на этот счет дела никакого не было. Проигнорировав не только взгляд Эдварда, но и фактически его присутствие, Ди Марко очень скоро покинул общество супруги и их друзей, устремляясь навстречу внезапно охватившего его порыва страсти.
- Да отойди ты от меня, не можешь держаться позади, чтобы нас не видели вместе? – Сделал замечание Вайлетт таскавшейся за ним попятам, в ответ на что девушка оскорблено притормозила. Фыркнув, она достала из маленькой вышитой стразами сумочки, которую носила в руках, длинную тонкую сигарету. – Пожалуйста, - вздернув носик, бросила ему вслед и продолжила шарить в сумке в поисках зажигалки, - можешь и подрочить сам себе, чтобы вместе нас не видели, козел. – Закончив бурчать, она подняла взгляд и увидела перед собой мужчину держащего в руке зажигалку.
- Разрешите?
Очевидно, он не слышал ее слов, во всяком случае, Вайлет хотелось в это верить, кокетливо улыбнувшись ему, она не упустила возможности прикурить.
- Ой, спасибо, - растерянно поблагодарила его.
- Меня зовут Тейлор.
- А я Вайлет…
- Все, разошлись, - вернувшись с ключом от номера, Джон схватил за руку девушку и потащил ее за собой, пока та не успела назло ему уединиться с кем-нибудь еще. За этими молоденькими красотками нужен был глаз да глаз.
- Отпусти, мне больно, придурок! – взвизгнула вырываясь. - Когда ты уже расскажешь обо всем своей жене? – со смесью обиды и злости в голосе произнесла Вайлет, как и любая женщина, она хотела семью и детей, а не только встречи урывками в гостиничных номерах да в салоне автомобиля. – Если это не сделаешь ты, то сделаю я. Думаешь, я тебя до старости ждать буду? Мне скоро тридцать лет!
В такие моменты Ди Марко проклинал все на свете. Семейная рутина его, конечно же, задолбала, хотелось разнообразия  и новых ощущений, но бросить семью было не так уж и просто, как полагала Вайлет и дело не только в разделе имущества, все-таки они с Карлой прожили семнадцать лет. И как это воспримут его дочери? Вряд ли отнесутся с пониманием. Сомнений у Джона, словом, хватало, и сделать выбор в пользу какой-то одной из женщин он не мог.
Когда они покинули, наконец, палубу, где разворачивалось всеобщее веселье, мужчина дал волю эмоциям:
- Заткнись, - разозлившись, прошипел перед ее лицом. - Даже не смей приближаться к моей жене, иначе... – Он бы мог ее убить и довольно легко. Понимая это, девушка присмирела под взглядом влиятельного гангстера, она слышала, что тот был связан с бандитами, с одной стороны это и привлекало в нем – ей всегда нравились плохие парни – с другой пугало. И то и другое чувство впрочем, заставляло ее сердце биться сильнее. Она подняла свои глазища и взглядом преданным как у спаниеля посмотрела на него.
- Извини, я не хотела, само сорвалось. – Ухватилась за его рукав и, привстав на носочки, прислонилась своей щекой к его. Что было в этой девушке, чего не было у большинства, так это способность признавать свою вину и тут же ее заглаживать. Сердиться на Вайлет долго было сложно, и, отозвавшись на ее ласки, Джон поцеловал девушку в ответ. Его рука опустилась на ее бедро, второй же рукой он вслепую пытался открыть ключ-картой номер.
- Что такое? – спросил у девушки, когда та внезапно остановилась, и обернулся в ту же сторону, куда смотрела она…

[NIC]John Di Marco[/NIC]
[AVA]http://st.kp.yandex.net/images/actor_iphone/iphone360_230182.jpg[/AVA]

+1

5

Друзья Джона умели устраивать вечеринки. Даже из простых посиделок сделают красивый вечер, где каждый будет себя чувствовать уютно, по-домашнему. Вечерние платья не помеха, туфли скинуты в угол. Так бывало и у них дома, и у Альтиери, с которым ее муж был другом с детства. С Джулс у Карлы были очень теплые отношения, и эта семья была для ди Марко самой близкой. Одно то, что Лукреция росла вместе с сыновьями Фиоре и Альтиери, говорило, как часто эти семьи устраивали совместные вечера отдыха. Для Карлы это было очень ценным тем, что Джон не бежал на работу, в клуб на всякие деловые ужины, а был тем Джоном, которого итальянка всегда мечтала видеть, но получалось очень редко.
- Карла, - ее подергали за плечо, - ты с нами? Куда засмотрелась?
- Да нет, вспомнила кое-что. Ну, так, когда мы можем рассчитывать на то, что работа вас не накроет дня на три? – пригубила шампанское, которое приятным букетом разлилось во рту, заставляя ее зажмуриться от удовольствия.
- Ты в это веришь? – рассмеялась Бетти, играючи отбила со своей талии ладонь мужа. – Прекрати, мы не одни.
- Я хочу в это верить, и, наверное, заберу у твоего мужа честное итальянское, - прищурилась ди Марко, слегка склоняясь над столом. – Ну так как Эдди?
- Ну уж нет. На такой приговор я не подпишусь. А ты всегда умела надавить, - погрозил пухлым пальцем, на котором красовалось кольцо, Карле, мужчина отпил шампанского, - с тобой опасно спорить, ди Марко.
- Фи мое тебе, что за фамильярность, - наигранно оскорбилась женщина, убирая волосы назад, но тут же пожалела об этом, услышав Вау и за спиной Эдди возник мужчина, откровенно рассматривающий Карлу. Только этого мне не хватало, подумала она, перебрасывая локоны волос обратно.
- Рико, поганец, а ну двигай отсюда, - резко повернулся Эдди, подсовывая тому под нос огромный кулак. – Глаза выкатятся, если я встану.
Вот именно поэтому порой Джон не хотел ее с собой брать на такие события, где было много посторонних для их семьи народу. Хотя и сотрудники, с которым ее муж иногда пересекался, и каждый знал друг друга. Но ведь одно дело просто знать, что Джон ди Марко это Джон ди Марко, а другое быть приближенным к его семье. А когда Карла для многих остается неизвестной фигурой, то вот таких несостыковок не избежать. Подперев подбородок рукой, итальянка в открытую смотрела на застывшего мужчину. Его вид кричал Я одинок. И не удивительно, что красивая женщина вызвала в нем такой ступор. Но лучше бы это была не она. Карла поискала глазами Джона, как бы не появился внезапно, вздохнула с облегчением – Рико не столь услышал Эдди, сколько увидел кулак, быстро скрылся в толпе.
- На чем мы остановились? – Джина помахала руками перед лицами родителей и крестной ее сестры, - все нормально. Ну, подумаешь, посмотрел на тетю Карлу парень. Она у нас ягодка.
- Прекрати! – ди Марко зарделась. Девушка сейчас так напомнила ей ее старшую дочь, что невольно усмехнулась. – Бетти, я украду твоего мужа на танец?
- Ой да хоть на десять, если ног не жалко, - женщины залились смехом, а Эдди что-то пробурчал себе под нос, но тут же протянул руку. Появление Джона спутало все карты. Его крепкие ладони слегка сжали обнаженные плечи жены, и Карла почувствовала легкий аромат не своих духов. Но тут полно женщин, не удивительно будет, если она будет пахнуть мужским парфюмом того же Эдди после танца.
- Ну что я говорила, - попыталась пожать плечами, - он не на мне женат, а на работе и всяких своих знакомых. Ты можешь это сделать завтра. Назначь встречу…
Но Джон уже ушел. Карла потянулась за бокалом. Хотелось напиться и забыться. Она устала от вечных отъездов мужа, его ночных вылазок или возвращений под утро. Но скрипя зубами, молчала, притворяясь, что спит. Ждать она перестала Джона после рождения Лукреции. Дочь занимала все ее время. А потом появилась Николетта, и женщина совсем окунулась в дочерей с головой. И только спустя время, когда девочки стали более самостоятельными, Карла почувствовала одиночество «за мужем». Начинать разговоры было бесполезно. Все заканчивалось одним и тем же «Я вас обеспечиваю и точка». У них было все. Нет в доме места, где бы не стояла мебель, дочери имели все современное из электроники, кухню для Карлы Джон оборудовал техникой, которая чистит, режет и кладет на тарелку. В такие моменты спасала Бетти, так как у Джулс родился Марк, и ту просто держал дом, хотя Френк разрешил той работать, сделав жене подарок в виде офиса, где Джулс могла творить свои дизайны.
Эдди потянул ее танцевать, и Карла оставив сумочку и тонкий шифоновый шарфик на попечение Бетти, с радостью влилась в толпу, аккуратно придерживаемая рукой итальянца. Увидев, что именинник зажигает сальсу, люди расступились, уступая паре больше места. Узкое платье Карлы стесняло ее движения, и она слегка его подтянула вверх, оголяя стройные ножки. Оторвавшись от Эдди, женщина сделала пару движений в сторону, соблазнительно водя бедрами, и другой рукой поднимая волосы, оголяя шею. Но тут же почувствовала, как ее потянуло обратно, и, обернувшись вокруг себя, оказалась перед Эдди.
- Видел бы Джон….
- Но он не видит, - Карла подмигнула, а толпа уже начала аплодировать более неистово, поддавая ритм и подогревая эмоции, как в себе, так и в танцующих.
Музыка, казалось, никогда не кончится, и с последним аккордом гитары, все стали хлопать, подняв руки над собой. Это было великолепно. Карла давно не танцевала, и сегодня оторвалась от всей души. Извинившись перед подругой и ее дочерью, женщина пошла, искать уборную, чтобы слегка умыться прохладной водой и поправить макияж. Эдди что-то кричал ей вслед, но Карла принимая поздравления от зрителей их танца, все дальше углублялась от столика друзей, и приближалась к коридору. Оказавшись под капитанским мостиком, где был вход в длинный коридор кают, а в конце, как ей объяснили, были туалеты,  застыла на месте. Внутри больно кольнуло. Не каждая спокойно воспримет момент, когда становишься свидетелем целующегося мужа с молодой девушкой, да при этом его рука неоднозначно лежала на ее бедре, задрав той юбку. Ногти больно впились в ладонь, но итальянка не замечала этого. Блондинка победно улыбалась, бедром водя по паху Джона, когда тот увлеченно пытался сделать два дела одновременно. И он понял, что не является объектом интереса молодой девицы, посмотрел на жену, что стояла не шевелясь.
- Я помогу, - Карла уверенно подошла к ним, выдергивая желтую карту-ключ из рук мужа, провела по замку и распахнула дверь. – Он любит на столе и сзади больше всего. Не разочаруй его, а то и тебя постигнет такая же участь.
Итальянка развернулась и гордо ушла. И лишь за углом ее настигли слезы. Кусая ладонь, чтобы не разрыдаться, ди Марко пошла прочь с этого праздника, который для нее превратился в «убийство» ее жизни. Она слышала, как ее позвал Джон, но видеть и тем более говорить с ним ей было противно. Женщина скрылась в нише перехода между палубами, дожидаясь, когда ее перестанут искать.

[NIC]Carla Di Marco[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2g8mE.jpg[/AVA]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-09-25 17:14:28)

+1

6

На его месте слова, на подобие "дорогая, это вовсе не то, о чем ты подумала" были не совсем уместны, поэтому Джон ничего и не сказал, стоило ему встретиться с Карлой взглядом. Подходящие слова найти в принципе было не просто. Когда же та, развернувшись, ушла, мужчина раздраженно скинул руку Вайлет со своего плеча. - Ну, заебись, - произнес он, после чего попытался все же окликнуть супругу. - Карла! - На что та естественно не отреагировала. Бросаться ей вслед, молить о прощении - все это было не в характере Ди Марко. Он довольно долгое время имел отношения на стороне, и Вайлет была далеко не первой. В какой-то степени Джон считал такое положение дел вполне нормальным. Многие его друзья изменяли своим женам, кто-то делал это постоянно, другие имели случайные связи. Главное, он считал, держать это в тайне. Не столько из-за возможности развода даже (его он не боялся, а будучи католиком, исключал как таковой), сколько из уважения к своей законной жене. Он не хотел, чтобы его семья и его брак становились предметом сплетен - а это дело итальянцы и итальянские женщины в особенности всегда любили - поэтому со своими подружками в публичных местах предпочитал не встречаться. С той же Вайлет они чаще виделись даже не в офисе, куда Джон заезжал в лучшем случае раз в неделю, а у нее дома.
- Вот видишь, все само собой разрешилось, - девушка пожала плечами, в душе она ликовала в эту минуту, Ди Марко прекрасно видел это по ее глазам. "Чертова ведьма, - подумал он". Заметив Карлу, Вайлет специально прижалась к нему и увлекла в поцелуй, а теперь стояла и радовалась столь удачному для себя, как она полагала, стечению обстоятельств.
- Я бы мог тебя убить, ты знаешь об этом? - Позволив жене уйти - ну не бежать ведь за ней как какой-то пацан - Джон прошел в дверь открытого номера прямиком к мини-бару, из которого извлек бутылку джина. Все желание у него понятное дело вмиг улетучилось, единственное чего хотелось - это выпить, так он надеялся отвлечься. - И хрен бы тебя нашли, дорогая моя. - Мужчина плеснул джина и ей. В том, что произошло себя Ди Марко не винил, ему вообще не свойственно было это делать, как и чувство вины - с ним он не был знаком.
- А ты здесь, стало быть, не причем? - Посмотрела на него. - Я пойду, Джон, удачи тебе. - Подержав стакан с джином в руке Вайлет, так и не сделав глотка, поставила его обратно на стол и, подхватив свою блескучую сумочку, гордо покинула номер.
- Проваливай. - За ней Ди Марко аналогичным образом бежать не собирался. Какого она возомнила о себе вообще? 
И как можно было подумать, напиться в его планы на сегодня также не входило. Ограничившись лишь одним стаканом джина, мужчина достал мобильник и набрал номер своего кузена Анджело, которого намеревался попросить об одной услуге.
- Эндж, - Джон с ним никогда не церемонился, в конце концов, именно благодаря нему Санти выбился в люди, - нужно отвезти Карлу домой.
Ди Марко не хотел, чтобы та слонялась по ночному городу, а ключи от автомобиля были у него. В ответ на просьбу на другом конце послышалось растерянное:
- Окей, Джон... Что-то случилось?
- Просто отвези ее, блять, домой.
***
Сам появляться дома мужчина не спешил, желая избавить себя от неприятных разговоров, он ночь провел в Доллз, пялясь на грудастых красоток, и только на следующий день переступил порог дома, когда девочки были уже на занятиях. От галстука Джон избавился еще вчера вечером - к слову, где он был, Ди Марко даже не знал - пройдя в гостиную, он скинул на диван пиджак и расстегнул браслет ролексов. Все это время мужчина сохранял молчание, однако понимая, что Карла в отличие от него и не собирается делать вида, будто ничего не было, вынужденно произнес, встретившись с ней взглядом:
- У меня с ней не было ничего серьезного. – Глядя на жену, почесал мохнатую бровь. – Да и тому, что было тоже конец.
"Хорошо бы чего-нибудь пожрать, - думал он, проходя к холодильнику".
[NIC]John Di Marco[/NIC]
[AVA]http://st.kp.yandex.net/images/actor_iphone/iphone360_230182.jpg[/AVA]

Отредактировано Frank Altieri (2016-09-19 23:23:22)

+1

7

Подозревать, знать это одно, но увидеть мужа в объятиях другой женщины было сильным ударом для Карлы. Она смирилась с тем, что порой от мужа пахло не ее духами, на рубашках или пиджаках находила волосы другого цвета, молча забрасывала все в машинку, лишь бы поскорее избавиться от всего этого. Она не понимала, чего ее мужу не хватало в их браке? Он никогда не упрекал ее в том, что по канону не оказалась девственницей. Да он сам бы сбежал от нее, если бы узнал об этом. В тридцать лет оставаться невинной в современном мире было неправильным. Да и Карла в монахини никогда не записывалась. Но воспитанная в католической культуре, даже мысли не могла допустить, чтобы ответить на всякого рода намеки на ухаживания со стороны мужчин. Ведь есть Джон. Но как оказалось, для себя ее муж избрал примером своих друзей, которые считали, что иметь любовницу это едва не почетно. Откуда все она знала? Женщины часто изливали друг другу душ, только вот Карлы никто никогда этого не слышал. Даже на вопросы о Джоне, женщина всегда ставила преграду, и тема являлась неприкосновенной для обсуждений, итальянка молчала. Стирать свое белье предпочитала сама.
Послышались шаги, уверенные, что их даже не заглушала музыка, Карла вжалась в стену, не зная куда деться, но это был Джон. На ее счастье в дверях оказался официант с подносом, что, отвлекшись на парня, муж ее не заметил и пошел дальше.
- Скажите, - прошептала Карла, когда молодой человек зашел в ее убежище, - выход тут только один, через мостик?
- Да. Что-то случилось? Я могу помочь?
- Да нет, ничего. Укачало, - наспех вытирая слезы, женщина поправила прическу. – Выведите меня отсюда, пока совсем плохо не стало.
Молодой человек предложил ей руку, за которую итальянка буквально ухватилась, и они стали пробираться сквозь толпу. Карла видела спину Джона, который разговаривал с кем-то, но тут ей помахала Бетти. Ди Марко мотнула головой, скрылась в спасительной толпе, буквально толкала официанта вперед, чтобы никто не успел за ней увязаться. Бетти наверняка скажет Эдди, а тот Джону.
- Спасибо, - легко спрыгнув на причал, Карла устремилась вверх, к стоянке.
Позади ее вновь окликнули. Оборачиваться она не стала. А смысл? Получить кучу вопросов на тему что случилось и расплакаться, рассказать обо всем? Нет, это не Карла. А вообще, сейчас была просто женщина, которой в душу наплевали, а кто она не важно. Выставив руку в сторону, итальянка пыталась поймать такси. И как назло ни одного, а позади раздалось пыхтение.
- Зачем ты тут? Тебя Джон прислал?
- Да, попросил отвезти тебя домой. Подожди, я за машиной.
- Джон попросил?  - она рассмеялась, пряча лицо в шелковым шарфике. – Представляю, как он это сделал. Энджи, не надо.
- Я должен.
- Скажешь, что отвез. Поезжай домой. Или куда ты там хочешь.
- Я так не могу.
- Но я же могу! – он не был ни в чем виноват, не заслужил того, чтобы она на нем срывала злость обиду, но что поделать, если это в ней сейчас сильнее. – Я же могу.
- Объясни, что происходит-,  уже он не выдерживает, трясет за плечи родственницу, заставляя посмотреть ему в глаза.
- Карла! – на горизонте показалась Бетти.
- О Господи, только ее не хватало сейчас.
- Эндж, отпусти ее! Успокойся дорогая, пойдем, выпьем.
- Оставьте меня одну. Я прошу вас. Вечер был прекрасным, ты умница, все организовала. Но, увы, не хочу я больше тут быть.
- Это то, о чем я думаю, - подруга потирала обнаженное плечо Карлы, смотрела куда-то в сторону. – Ты смиришься, как это сделала я.
- Я мирилась с этим семнадцать лет. Но когда ты видишь это, а не просто подозреваешь, прости, терпение лопнуло.
- Ах, бедная обманутая жена, - женщины напряглись, стоя как вкопанные. – Вы старые клячи, что можете дать своим мужьям? Чистую рубашку утром и кофе, а потом принести ему газету? – блондинка смеялась, медленно, но в стороне проходя от итальянок, понимая, чем чревато будет, если хоть одна из них сорвется. – Я больше тебя знаю, как любит твой муж. И надо было тебе появиться, оставила мужчину не удовлетворенным. Ну, ничего, завтра я восполню утрату. Чао, старушки.
Остановилось такси, которое ловила ди Марко, любовница Джона, беспрепятственно исчезла с вечеринки. Эндж тоже куда-то подевался, и лишь Бетти осталась рядом, сдерживая Карлу от поступков, о которых итальянца потом пожалеет.
- Как же стыдно, - ди Марко уткнулась в плечо подруге, тихо подвывая, заплакала. – Я чувствую себя использованной, грязной. Будто побывала с тысячей мужчин за раз.
- Но ты должна понять еще одну вещь. Он не попросит у тебя прощения. И это будет еще больнее. Им хоть кого в постель положи, все равно на сторону будут смотреть. Эндж приехал.
- Я не хочу домой.
Как она оказалась в машине, Карла сама не вспомнит, лишь через какое-то время машина остановится возле дома, где горел свет, и на пороге появилась Никки, чтобы встретить родителей. Мать, обняв дочь за плечи, молча повела ту в дом, приложив палец к ее губам, чтобы не тараторила и не задавала вопросов.
- Мам, а почему ты одна? – сверху спустилась Лукреция. Старшая всегда ревностно относилась к тому, что отец был порой безразличен к матери, и именно она это высказывала мужчине, в отличие от младшей сестры, которая больше жалела мать, чем перечила отцу. – Что случилось?
- С чего вы взяли, что что-то случилось?
- Твой макияж.
- А что с ним?
Лука протянула матери зеркало. От всей красоты не осталось и следа. Подтеки туши разводами стекали до ключицы, оставляя грязные разводы на коже. А главное потухший взгляд. Кое-как убедив дочерей, что это просто обида, так как отца вызвали на работу, и ничто иное, отправила девочек спать. Что делать? То, что в ее постель мужу ход теперь заказан это определенно четко итальянка понимала. Пока Карла возилась на кухне, дочери уснули. И проверив каждую, ушла в комнату. Все казалось таким искаженным. Этот шкаф. Сколько он видел страсти. Эти стены, свидетелями чего они только не были. Сдернув покрывало с кровати, Карла посмотрела на красивую шелковую простыню цвета бордо. Ради чего все? Зачем он приучал ее к своим желаниям в постели, если это все равно не нужно стало в один прекрасный момент?
Сна не было. Внутри боролись чувства, надо ли нет разговаривать, теребить себя, когда Джон вернется. Сил на истерику нет, слезы слишком много забрали себе, что сейчас, стоя в гостиной и провожая мужа взглядом, Карла ощущала себя выеденным деревом.
- Не было серьезного… - отозвалась эхом, но тихо, чтобы не разбудить девочек. Им не зачем знать обо всем. – Ты так просто чуть поприлипал к ней и все. То есть менять баб это не серьезно, а то быть на мне женатым это серьезно. Классно. Только мне тоже хочется чего-то не серьезного.
Она опустилась в кресло, поджимая под себя ноги. На ней все еще было вечернее платье, вот только туфли ваялись где-то в доме.
- Тебя не накормили? – смотря в спину мужу, который что-то искал в холодильнике, женщина водила пальцем по спинке кресла, - так обещали завтра тебе все восполнить. - Как воспринимать все? Отрицать, что ей дико хотелось надавать мужу по лицу, чтобы он почувствовал, что творится внутри нее, что ей плохо, противно. – Да ты не останавливайся, продолжай. Все же так замечательно. Только когда пойдешь на работу, чемодан не забудь и оставь ключи.
[NIC]Carla Di Marco[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2g8mE.jpg[/AVA]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-09-25 17:14:45)

0

8

Среди друзей Джона многие не отличались верностью своим подружкам и женам. Это было частью их жизни. Одно время они каждую пятницу зависали в клубах, приводя туда своих любовниц, иногда снимали девочек прямо там. Курили, выпивали, играли в покер. Представить Карлу в этом обществе Джон не мог, приличной итальянской женщине там места не было. Ее место - дом, рядом с детьми, у плиты, если будет угодно, но никак не возле барной стойки. Впрочем, правила вчера нарушил именно он, забыв, что была не пятница, и находились они не в клубе. Поэтому, в конечном счете, вину за все произошедшее Джон возложил на себя, на свою безрассудность. Он от себя такого не ожидал и сам. Далеко не мальчик уже, волос на голове почти не осталось и вроде бы не дурак, в колледже учился даже, но стоило Вайлет его поманить, мужчина не мог с собой совладать.
Он достал из холодильника макароны с тунцом и, отложив их в сторону на стол возле раковины, посмотрел на жену. Взгляд его был не долгим, даже будучи виноватым, Джон ненавидел оправдываться, тем более делать это у себя дома, перед женой, это она должна была слушаться его, а не он ее.
- А ты хочешь, чтобы было наоборот? - Спросил в ответ на ее рассуждения о серьезности их отношений. - Ты моя жена, а та девушка ничего для меня не значит. Давай не будем об этом больше, - махнул рукой, чтобы оборвать этот разговор. Однако стоило ему услышать продолжение слов Карлы, так и застыл с поднятой рукой на мгновение. – Только попробуй, - угрожающим жестом - оттопырив указательный палец и мизинец, украшенный увесистым перстнем - мужчина предупредил ее. Они не семейка гребаных свингеров-извращенцев, и на такой расклад Джон согласен не был. Он понимал, говоря о желании «чего-то несерьезного» Карла хотела ему отомстить, поставить на свое место, но даже при таких обстоятельствах Ди Марко не желал слушать ничего подобного. Окажись он и в самом деле сегодня на месте своей супруги, дни ее любовника были бы сочтены, и вполне возможно дни самой Карлы. Собственная репутация стоила Джону дороже жизни его жены, и если женщина не видела этого в его ледяном взгляде раньше, она вполне могла увидеть это сейчас. – Что бы я не слышал больше этого от тебя, ты поняла?
Чувствуя, что начинает закипать, Ди Марко, дабы остыть вернулся к макаронам. Подхватив блюдо, он, не разогревая его, отнес в столовую. Несмотря на эмоциональную встряску, аппетит у него оставался хорошим, Джон сел за стол – итальянский из массива, он тоже видел много разного, и поэтому одну из ножек им пришлось в свое время поменять – и, намотав макароны на вилку, сунул в рот. Поесть ему спокойно, впрочем, сегодня было не суждено. Прожевав и отложив столовые приборы, гангстер с удивлением взглянул на женщину, предложившую ему идти сегодня на работу вместе с чемоданом. Ну, для начала, скажем так, идти сегодня в офис Джон и не собирался. Он там появлялся далеко не каждый день, бывало, и лишь раз в месяц захаживал, все это по большей части зависело от его настроения. Куда чаще Ди Марко появлялся в Доллз или 502, так уж было заведено, если ты в организации, ты должен быть на виду у своего босса.
- Ты упускаешь одну маленькую деталь, – Джон обратился к решившей попугать его жене. - Это мой дом, Карла. Я на него заработал, я его купил, и я не вижу причин, по которым должен уйти отсюда без ключей и с чемоданом. Если думаешь о том, чтобы уйти сама, - к маме там или еще куда, - учти, что девочки останутся здесь. - Джон не исключал, что его супруга и впрямь на это решится, но знал, что долго акция протеста не продлится, в конце концов она знала на что подписывалась, соглашаясь выйти за него.
[NIC]John Di Marco[/NIC]
[AVA]http://st.kp.yandex.net/images/actor_iphone/iphone360_230182.jpg[/AVA]

+1

9

Всю ночь она провела без сна, маясь от переживаний, считала пальцами длину стен, бродя как приведение по дому. А ее ли это дом? Да, наверху спят ее дочери, успокоенные матерью, что она просто устала от суеты праздника, вот и сбежала домой. И если Никки поверила, поцеловав, убежала спать, то Лукреция была более подозрительная. Старшая дочь была не по годам умной в житейских вопросах, хотя ее поведение вовсе не сочеталась с тем, что она порой выдавала родителям. Но то, что именно Лука радела за мир в семье, показывая свое отношение к работе отца, к мягкотелости матери в этом отношении, порой нарываясь на Джона и его «слово», была непредсказуема в случае, если вскроется правда разрыва отношений между матерью и отцом. А то, что все рухнуло, между ней и мужем, Карла знала и чувствовала. Как объяснить детям пока в голову не приходило ни мысли, но правды она сказать не сможет. Как бы Джон не обидел ее, девочки в этом не виноваты. И опять подумалось о старшей, которая могла докопаться до всего, и стало страшно. Внутри расползся холод одиночества. Чью сторону они примут: отца, который давал им все в материальном плане, или матери, от любви которой порой стонала Лукреция, хотя Никки любила нежности.
Не хотелось начинать разговор, когда девочки еще были дома, и Карла покормив их, выпроводила в школу. Почему они не заподозрили ничего? Халат удобная вещь, запахнул и скрыл в чем ты там под ним.
- А оно уже так. Давно. Семнадцать лет, - произнесла итальянка, смотря куда-то в сторону. Было ощущение, что она вовсе сейчас не замечала мужа. – Спасибо, что не с самого начала нашей семейной жизни ты мне рога наставлял, а подождал годик. Да, дорогой, я не слепая. Просто дура влюбленная. Хотя, наверное, надо было быть дурой красивой, ведь тебя именно такие привлекают? Или все же профессора заскакивали в твою «ширинку»? – она горько усмехнулась, запуская пальчики в роскошные волосы, слегка массируя себе голову. Медленно переведя взгляд на сидевшего за столом мужа, Карла усмехнулась. – А что? Я уже пробовала! Что ты удивляешься? Ты трахал тех, которых до тебя имели сотни. И хочешь сказать, что потом, ложась со мной в постель, не приносил запах этих женщин на себе и «друге»? Да как бы ты не мылся, меня через тебя поимели сотни!
Карла хорошая ученица, и прекрасно помнила все сандалы и их итоги, когда ее щека горела огнем от пощечины. Но сейчас ей было все равно. Да, она мирилась с изменами, но наглости, с которой ей четко дали понять, что это продолжится завтра, то есть уже сегодня, была пределом всему. И если Джон не смог устоять просто один вечер и провести его с ней, которую он якобы любит, то вряд ли сможет воспротивиться этой блондинке, когда рядом не будет угрозы в лице Карлы.
- Не смей мне угрожать! – она медленно опустила ноги с кресла, ощущая мягкость густой ворсы ковра, слегка подалась вперед, что платье натянулось на ее груди, грозя совсем сползти вниз. Но итальянка этого не замечала, пылая холодным гневом. – Ты потерял всякое право на меня там, - она вскинула руку в сторону, где предполагала, находился тот корабль, - так что ешь холодные макароны, потому что в этом доме для тебя готовить больше никто не будет. И сегодняшнего дня мое тело мой храм, хочу - разрушаю, хочу - делаю краше. Не подавись.
Мог ли Джон подумать, что его жена способна на противостояние? Лично Карлу это уже не волновало. Она старалась скрыть свою боль и ту любовь к этому мужчине за злостью и равнодушием.
- Да что ты говоришь! – она рассмеялась, слегка прогнувшись в спине, подняв лицо к потолку. – Это ты забываешь, что первый взнос за него пошел с продажи моей квартиры, которую я купила себе, еще до встречи с тобой. Или тебе напомнить, что, выходя за тебя замуж, я была обеспеченнее тебя, что я помогала нам прожить первые года, пока ты там, рос со своими друзьями в песочнице, играя в карты и трахая баб. – Ну, вот тут уже ее просто понесло, когда он совсем не считает, что виноват в том, что сейчас происходит под крышей дома, - нет причин? Изменять жене, когда клялся перед господом в верности, когда говорил мне, что любишь, что благодарил за прекрасных дочерей, и потом все это заляпал изменами, это не причина?!?!?! Тыкаться в девок, которых имеет все Сакраменто это нормально? – Карла почувствовала под рукой вазу, и резко схватив ее, бросила в Джона, и та пролетела по столу, свалила на него тарелку с макаронами, усыпала мужчину и все вокруг своими осколками. Она и сама испугалась, на мгновение замерла, но в следующий момент потянулась за другой вазой, - уйти сама? Ты совсем совесть потерял, или скорее сказать тебе ее высосали, - немного опешила от себя, но уже остановить итальянский темперамент было сложно, и в Джона полетела вторая ваза, а сама итальянка отступала назад под гневным взглядом мужа.- Никогда дочери не останутся с тобой! Что им дашь? – шаг назад, - голод, одиночество или приведешь им мачеху-ровесницу? Ты уйдешь отсюда, Джон!
Хотелось ударить его, и бить бить бить, чтобы он чувствовал, а не был черствым сухарем.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2g8mE.jpg[/AVA]
[NIC]Carla Di Marco[/NIC]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-10-02 14:27:53)

+1

10

Семнадцать лет они прожили вместе, и за эти годы, им следовало признать, страсть давно поутихла. Их отношения перетекли в бытовую плоскость, и пусть секс по-прежнему имел место быть, для Джона он также стал рутинным. Место обуревавших когда-то чувств заняла забота друг о друге. Ничего в этом плохого мужчина не видел, это казалось ему естественным, как глава семьи он нес ответственность за Карлу и девочек, старался облегчить их жизнь, сделать их счастливыми. Аналогичным образом поступала и его жена, встречая его дома вкусным ужином, воспитывая их детей, делая дом уютнее и теплее. Ломать этот естественный ход вещей только из-за того что время от времени хотелось новых впечатлений от секса было на взгляд Джона не совсем правильно. Собственно поэтому каких-то угрызений совести мужчина и не испытывал.
Что он испытывал в данный момент так это раздражение, то о чем говорила Карла, слушать ему было крайне неприятно, касалось это не измены даже, а подбираемых ею слов. Непривычная к грязи, копошилась она в ней неуклюже, и Джону очень хотелось ее заткнуть, что он и сделал вскоре:
- Ты чего несешь? - Оборвал супругу после умопомрачительного заключения о том, что через него ее поимели сотни мужчин, и даже внимательнее глянул на благоверную, пытаясь понять, не приняла ли на грудь лишнего, пока его не было. - Ты как себе это представляешь вообще? Иисусе... - Потер уставшие от бессонной ночи глаза и качнул головой не в силах осмыслить женскую логику. - Если ты о болезнях, можешь быть спокойна, я всегда предохраняюсь. - Раз уж Карла утверждала, что в курсе многочисленных измен, Джон также не стал продолжать играть в невинность и произнес то, что своей откровенностью вполне могло поразить его жену, однако же, он преподнес это как проявление заботы о ней, дескать, дорогая моя, я всегда думаю о тебе, даже в такие моменты.
Дальнейшее качание прав и санкции, которые против него выдвинули, заставили Ди Марко усмехнуться. Для него все это было не более чем словами. Как и любой женщине, Карле было свойственно драматизировать, будь у нее возможность, она бы и от церкви его сейчас отлучила, не только от своих тела и макарон. Убедительностью, впрочем, она не блистала, но вот сексуальнее в такие моменты точно становилась. Джон вполне бы мог заткнуть ей рот и взять ее силой, доказав тем самым, кому она и ее тело в действительности принадлежат, словом, вернуть ту в реальность.
Однако стоило ей вспомнить о том, у кого было больше денег в молодости, Ди Марко разозлился не на шутку. Этим она ударила его по самолюбию, а между тем и в самом деле, когда они начинали вместе жить, стабильными доходы молодого мафиози назвать было нельзя. Несколько раз он, стыдясь, даже занимал у ее родителей. - Нам пришлось продать твою квартиру потому что, ты знаешь, я не мог указать источник получения доходов. Тебе же блять именно этот дом захотелось, не какой-нибудь другой, попроще. - Купить к тридцати годам собственный дом на пять спален с бассейном, двумя гаражами в районе, где цены "выше среднего", удавалось далеко не всем славным парням (он ведь даже членом организации тогда не был). Друзья смотрели на него, как на ненормального, а он видимо и в самом деле таковым был, хотел, чтобы Карла была счастлива, и не думал о том, чего ему это будет стоить. - А я потом жопу рвал, чтобы расплатиться за него, пока ты ходила с подружками по массажам и спа. - И расплатился. Джон был гордым и вечно брать деньги у семьи Карлы не собирался. В каком-то роде именно она подстегнула его к тому, чтобы он занял то положение в обществе.
- Она не шлюха, она у нас в офисе работает, - вступился за Вайлет, которую, по словам жены, имел весь Сакраменто. Впрочем, кажется, сделал это он зря, потому как в следующий момент в него полетела ваза. Недешевая, между прочим, подарок от Альтиери на годовщину их с Карлой свадьбы. И следом за ней вторая, заставившая Ди Марко свалиться со стула. Он успел прикрыть лицо локтем, но несколько осколков разрезали ему руку.
- Ты совсем рехнулась? - Взглядом раненного зверя посмотрел на нее. Его сердцебиение участилось в несколько раз, зрачки сузились, на скулах заиграли желваки. Прежде чем в него полетел следующий предмет украшавшего интерьер дома сервиза, Джон подскочил к женщине и больно схватил ее за руку. Вывернул так, что дергаться она особо и не могла, конечно, попытаться поколотить его второй свободной рукой она была в состоянии, но для крепкого Джона Ди Марко женский кулачок сокрушительной силой не был. - Никто никуда не уйдет, Карла. Ты сейчас заткнешься и будешь делать вид и дальше, что ничего не замечаешь, capisci? - Супруга его была не глупой, да и ссорились они не первый раз, слова Джона означали то, что он применит силу, ослушайся его женщина. - Я клялся быть с тобой, пока смерть не разлучит нас, - про верность, к слову, там ничего не было. Отпустив руку, Ди Марко толкнул ее на диван. - Ты клялась о том же. Вздумаешь уйти от меня и не дай бог забрать девочек, я отыщу вас и обещаю тебе, Карла, ты сильно об этом пожалеешь.
[NIC]John Di Marco[/NIC]
[AVA]http://st.kp.yandex.net/images/actor_iphone/iphone360_230182.jpg[/AVA]

Отредактировано Frank Altieri (2016-10-01 20:48:16)

+1

11

Как порой у мужчин все просто. Захотелось и никаких преград для реализации своего хочу они не видят. И отчего-то измена женщины ими воспринимается куда трагичнее, чем женщинами измена мужчин. И если бы Карла позволила себе слабость, поддавшись на ухаживание кого-то из знакомых мужа (благо, Джон этого не знает, а точнее не замечал, ну а ей не с руки рассказывать, даже под предлогом вызвать ревность в нем. Ревность Джона это не просто буйство, это чревато нечто сильным, о чем итальянке не хотелось думать) или тех, с кем сталкивалась в жизни вне дома, то было это воспринято всеми как нечто ужасное, и бедный Джон был бы безутешен в своей гордости. Но ей не в чем себя винить. Как женщина она состоялась и даже больше. Слушая подруг про жизнь, которая протекает в их с мужьями спальнях, Карла поражалась, сколько скучно все. Карла не отличалась скромностью в постели, считая (но как оказалось, она сильно ошиблась), что для мужа жена должна быть б***** в постели, ведь только обоюдное понимание потаенных желаний дает наслаждение.
Карла опешила от такой откровенности мужа, что на секунду потеряла дар речи.
- Всегда… предохраняешься, - она едва могла поверить во все происходящее, что хотелось себя ущипнуть, а не спит ли она. – То есть ты предлагаешь мне быть спокойной, говоря о том, что примерно в месяц на три секса со мной, у тебя раз десять и больше с другими. И я должна спокойно сидеть и все это переваривать, оставаться безразличной к тому, что ты плюешь мне в душу и при этом заботишься о моем здоровье? Ты идиот Джон или прикидываешься???
Это было выше ее сил, ее способности понимать этот мир, который рушился вокруг нее. По коже пробежали мурашки от воспоминаний рук мужа на своем теле. Стало противно и гадко, что в такие моменты она никогда не притворялась в чувствах к нему, не сдерживалась и не «играла» роль. Больно, когда ты отдаешься целиком и полностью, а получается, что и не шибко это нужно человеку.
- Я захотела? То есть купить дом, где родились бы наши дети это моя прихоть и только моя? Чудесно! – Карла не хотела, чтобы ее дети, родившись в одном месте, потом должны были оставлять друзей, школу и переехать. Она сама была человеком, которому не комфортно скитание. И когда они купили этот дом, женщина окунулась в его благоустройство. Потихоньку, они вместе обживались. И ей казалось, что Джону это нравилось. – То есть во всем благополучии нашей семьи виновата я. Ай какая Карла не хорошая. Как она бедного Джона подставила, окружив заботой и уютом, что он рвал там задницу ради утешения своей гордости. Ничего? Целый? А массажи и спа это мне даром не надо было! Придурок! – она кричала на мужа, едва сдерживая себя, чтобы не кинуться и не выцарапать ему его наглые глаза, которыми он сейчас, сидя за столом, буквально «лапал» ее, при этом, рассуждая так, словно они говорили на житейские темы. – Это делалось для тебя, чтобы ты мог гордиться своей женой, что рядом не старуха, которая после рождения дочери едва смогла прийти в форму и не запустила себя, а та, которую ты когда-то встретил. Господи! Кому я это говорю.
Дальше было еще хлеще. Карла чуть не упала на кресло обратно, когда муж начал заступаться за ту, которая разрушила ее семью.
- Ах, простите великодушно, что я неправильно подобрала определение к той девушке, - слегка наигранно поклонилась, зло, смотря на мужа, - конечно же, она святая. Помогла тебе страждущему, несчастному, у которого мегера жена и дети спиногрызы, такому несчастному получить ласки и секса. Тебе дать платочек слезы утереть?
Она готова была разбить о его голову все. Да вот толку не будет. Джон редко признавал за собой ошибки касаемые отношений между ними. Скандалы Чато вспыхивали в семье ди Марко. Только дочери этого не знали. Они оба понимали, что дети здесь не причем, и если случалось скандалить ночью, то в комнате, шепотом супруги обменивались «комплиментами», которые часто заканчивались таким же бурным примирением. Но бывало, что Джон «успокаивал» итальянский темперамент Карлы пощечиной. Она не спускала ему, отгораживаясь от мужа молчанием, делала вид что его нет, а если и присутствовал кто-то, кроме нее и дочерей дома, то как зашедший на огонек получит свою миску супа.
Карла запнулась ногой о ковер, что дало Джону мгновения оказаться рядом с ней. Вскрикнув от того, как ее руку тот вывернул, женщина приподнялась на носочки, чтобы было не так больно, но это лишь спровоцировало оказаться тесно прижатой с мужчине.
- Тогда и ты будешь делать вид, что все нормально на то, что я перестану сидеть дома и ждать тебя! – Что она будет делать, с этой минуты мужа не касалось. Пусть думает, что ему голове угодно. – Я снимаю с тебя эту клятву. Мне жертвы не нужны, - она наступила на ногу мужчине, перенося весь свой вес на пятку, но ему было не почем все. Медленно подняв на Джона взгляд, смотря снизу вверх, внутри ощутила холодный страх от слов мужа. Он не бросался словами, никогда. И если обещал, то делал. И тут он резко откидывает ее от себя, что итальянка зажмурилась, готовая упасть на пол, стол куда угодно, но никак на диван. Перебирая руками по нему, карабкалась подальше от делавшего в ее сторону мужа. Она не замечала, что платье едва держалось на ее пышной груди, что снизу поднялось, открывая Джону обзор на ее белье.
- Не трогай меня, - шептала, понимая, что спина уперлась в спинку и Карле не ускользнуть от мужа. – Ты мне противен…
Она пыталась обмануть и его, и себя.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2g8mE.jpg[/AVA]
[NIC]Carla Di Marco[/NIC]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-10-22 18:36:24)

0

12

Джон не переживал о том, что жена могла его бросить, подать на развод, уйти. Не потому что ему было все равно, а потому что знал, она этого не сделает. Во-первых, он ей не позволит, во-вторых, будучи женщиной не глупой, Карла, успокоившись, сама не захочет менять привычный уклад жизни. В конце концов, ей перевалило уже за полтинник, в этом возрасте, если у женщины все в порядке с головой, приоритетными в отношениях становились не улетный секс два раза в день, утром и вечером, а комфорт, спокойствие, уверенность в завтрашнем дне. Всем этим Джон ее обеспечивал сполна, и поэтому считал, супруга могла примириться с его нечастыми прегрешениями и не самым простым нравом.
- Я ничего такого не говорил. - Откуда у нее эти сведения о периодичности его контактов с другими женщинами? Ди Марко жестом притормозил Карлу начавшую, как и любая представительница слабого пола додумывать детали измены самостоятельно. Небось даже позы нарисовала в своем воображении. - Тебе мало секса я не пойму? В этом вся проблема? Надо просто поменять соотношение? - А вот тут уже он удивился, не зная радоваться ему по этом поводу или нет. - Не проблема, - тем не менее, довольно буднично отозвался. У Джона была не самая обычная работа, в ней хватало стрессов. Два года назад его едва не посадили, и три месяца, пока шло следствие, он провел в тюрьме. Затем, стоило ему вернуться к нормальной жизни, парни не поделили кирпичи на стройке с Лос-Анджелесом, и их конфликт перенесся на улицы трех городов. Аналогичным образом складывалось и начало этого года, когда федералы начали предъявлять им обвинительные акты. В общем и целом не удивительно, что жене Джон стал уделять меньше времени, чем раньше. Если бы ее успокоило, он и с другими девушками проводил времени не так уж и много, явно меньше, нежели она предполагала.
- Ради утешения гордости? - Начавшаяся дележка имущества начинала выводить мужчину из себя, с точкой зрения Карлы он не был согласен точно так же, как она не соглашалась с его, и естественно все, что их окружало, считал исключительно своей заслугой. - Я жопу рвал в первую очередь ради тебя и ради наших детей! Тебе хотелось этот дом, и мы его купили. Теперь ответь мне, когда такое было, чтобы ты чего-то не получала? - Не просто спросил, а именно потребовал от нее ответа. - У тебя и девочек, Карла, всегда все было! - Не только массажи и спа, но и одежды полный гардероб, а уж сколько украшений он ей дарил... кроме того никогда не считал сколько денег она тратила в магазинах, в отличие от некоторых его друзей, которые заставляли жен приносить им чеки для отчетности. - Ты даже не представляешь, что мне приходилось и что приходится делать ради этого, - понизив голос, уже практически прошипел ей в лицо, в голосе мужчины звучала угроза, он уже поднимал на нее руку однажды, и сделает это вновь, если по-хорошему Карла не поймет. Она его жена и должна его слушаться. Джон предупреждающе замахнулся на нее рукой, когда женщина заявила, что не будет больше сидеть дома, и видимо тоже пойдет себе искать отношения на стороне. - Заткнись нахрен и радуйся тому, что у тебя есть. -  Скользнул взглядом по ее наполовину оголившейся груди и отпустил руку. Сделав два шага назад, Ди Марко опустил взгляд еще ниже и глянул на осколки, разбросанные по комнате, они были всюду и даже на столе, за которым он ел, тарелка же была перевернута и лежала на полу вместе со всем ее содержимым. Отчего-то все это вызвало в нем новый приток ярости, впрочем, он был более кратковременным, этакая вспышка. - Приберись здесь, устроила блять свинарник! – махнув рукой, указал на многочисленные осколки, затем подопнул один из них. – Девочки, когда придут, не должны ничего этого видеть, и слышать о нашей ссоре тоже ничего не должны. Ты - моя жена, Карла, ей и останешься, у тебя других вариантов нет.
[NIC]John Di Marco[/NIC]
[AVA]http://st.kp.yandex.net/images/actor_iphone/iphone360_230182.jpg[/AVA]

+1

13

Все катилось в очередной раз к черту. Хотя до этого были лишь предположения с ее стороны, но сегодня, став свидетелем неоднозначного поведения мужа, Карла была на пределе своих чувств. Готова была проклинать себя за то, что Джон был прав сейчас – она не уйдет от него. Но была лишь одна поправка, не ради себя или него, не ради сохранения семьи, ради дочерей. Девочки слишком были привязаны к родителям, каждая по-своему. У них идеальное представление о семье, которое Карла и Джон сохраняли, не вынося сор из своей спальни. И даже сегодня дождались, когда Лука и Никки уйдут на учебу, развернули баталии.
- Изменить соотношение? – она просто была в шоке от того, как муж спокойно решал вопрос их отношений. – Ты явно придурок, раз думаешь, что, гуляя на стороне реже, но, гуляя, изменит, мои взгляды и чувства отвращения уменьшит. Запомни, ты свободен, как и я.
Все усугублялось с каждым их словом, с тем, что Джон не считал для себя возможным просто попросить прощение у жены, хоть немного раскаявшись. Но нет, он наоборот давил на Карлу своим авторитетом, которому сама женщина позволила раздуться до размеров их вселенной, принимая его как мужчину над собой. Привыкла ли она к тому, что Джон решал проблемы и семьи, отстраняя саму женщину? Да. Карла была за ним как за каменной стеной. И даже когда его арестовали, и итальянка впервые почувствовала себя беспомощной, не была одна. Им помогали, поддерживали. И она нашла в себе силы стать крепкой, не давать ситуации разрушить себя изнутри. У нее были дочери, которым она была нужна, и не развалюхой, а именно Матерью, которая защитит их от всех невзгод.
- Ради своего авторитета, Джон. Именно он был важен для тебя. Красивая жена, с которой ты с гордостью появлялся на вечеринках, умницы дочери, не в пример сыну Френка. Тебе есть чем гордиться. Вот только мне нет. Ты перетирал кости мне и другим женам, собираясь с друзьями. Самому стыдно не было, что лапал других баб, сидя за одним столом с друзьями? Хотя да, там все такие вероятно. Тот, кто не ходит налево для вас белая ворона.
Мужчины были еще худшими сплетниками по сравнению с женщинами. Это понимаешь, стоит лишь попасть в их компанию и быть воспринятой не как женщина, а как свой парень, при котором никто не стесняется рассказывать о своих приключениях.
- Я много не требовала, если ты помнишь еще что-то обо мне! – да, она не была сорокой, не была той женой гангстера, которая была падка на всякие безделушки дорогие. И если покупала что-то из драгоценностей, то гармонично и носила долго. Одежда? Да, тут Карла любила выглядеть на все сто, привыкшая даже открыть дверь по звонку, быть в таком моменте, что она куда-то собралась. – А надо было, наверное. Чтобы тебе действительно было ради чего рвать там что-то себе. А то неблагодарная я получаюсь. Ты стараешься, а я не ценю.
О только не слезы! Ну, прекрати Карла, не смей ему показывать, что он рвет в тебе все струны. Терпи. Уйдет, поревешь. Женщина улыбнулась мужу, показывая, что она безмерно рада и поняла свою глупость. Но тут же повела печами, когда Джон запретил ей дочерям заикаться. Хотя она и сама бы не сделала этого.
- Сдохнуть в статусе жены ди Марко предел мечтаний, - она опустила ноги на ковер, и посмотрела на пол. – Советую вещи перенести в гостевую и… пропади с глаз.
Карла ушла в ванную, что была на первом этаже, будучи комнатой для хозяйственных нужд, чтобы переодеться.
Несколько дней ее жизнь была как большое серое пятно. Девочки учились, занимались своими делами, уходя по вечерам гулять, а Карла оставалась дома, все переживая тот вечер. Мужа она видела лишь по утрам, когда тот собирался на работу. А так как его рабочий день был ненормированный, то уходил Джон после дочерей, и те не задавали вопросов Где же папа, заглядывая в комнату родителей. Карла как могла, скрывала истинные чувства, улыбаясь дочерям, рассказывая как все в их семье хорошо. И итальянка решила, что надо ей просто прогуляться, а не запираться в доме.
Говорят шопинг лечит от депрессий, но дать понять Джону, что деньги со счета улетают, что жена на что-то там тратит, Карла не хотела. А поэтому поехала на выставку флористов, где представляла свои работы е подруга, Эмма. Это женщина из другого мира, того, откуда итальянка ушла, выйдя замуж за Джона. И лишь Эмма Крейг осталась ее подругой, которая никогда не требовала прогулок с Карлой, сплетен, а просто была. Вот и в этот день женщины чудесно провели время вреди цветов и декоративных деревьев, и оттуда Карла уехала с большим букетом цветов от одного фотографа, который попросил ее сфотографироваться с произведением ее же подруги. Но вот то, что это попадет в журнал, не сказал. А пока ди Марко возвращалась домой полная счастья.
Открыв дверь, Карла замерла с букетом. Дома был Джон, что казалось странным. Но пожав плечами, женщина прошла в гостиную, скинув туфли на высоком каблуке, превращаясь тут же в миниатюрную итальянку.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2g8mE.jpg[/AVA]
[NIC]Carla Di Marco[/NIC]

+1

14

Джон холодно усмехнулся, когда Карла в очередной раз назвала его придурком. Разумеется, он передергивал, предлагая ей "изменить соотношение", и поскольку это было на его взгляд очевидным, отвечать на очередной всплеск эмоций своей женушки не стал. Отпустив ее, он с не сползающей с лица ухмылкой вернулся на кухню и налив там себе стакан воды из-под крана, сделал несколько больших глотков.
- Тебе нечем гордиться? - вновь повернулся к ней и демонстративно сверху вниз прошелся взглядом по женщине, стоявшей перед ним. Даже дома она умудрялась выглядеть так, что в любой момент могла отправиться на свидание. Затем обвел их дом - вроде тоже далеко не скромный. - Ты так хреново живешь? - Поинтересовался у нее в который раз. - Твой муж неудачник не способный содержать семью? Какая бедняжка,- продолжил издеваться над ней. Да та же Вайлетт мечтала быть на ее месте. - Вот только друзей моих трогать не надо, они тут не причем, - поставив стакан, постарался пресечь выпад в адрес Фрэнка, его сына и всех тех с кем он с ее слов сидел за одним столом - то есть своих друзей. - Джуниор обычный мальчишка, не говори ерунды. - Не лучше и не хуже других. Вспомнила бы Лео Монтанелли тогда уж, который в возрасте сына Франческо успел отсидеть в колонии для несовершеннолетних и сейчас семимильными шагами шел по стопам отца: убивал людей, насиловал девушек, и черт его знает, чем в своей автомастерской занимался еще. Ей богу проблемы с учебой и шалости для росших в их семьях детей, были меньшими из бед, их запросто можно было списать на неусидчивость, свойственную большинству мальчишек в этом возрасте. Проблемы с законом – вот это уже серьезнее.
Впрочем, вопрос отношений внутри чужих семейств стоял для Ди Марко сейчас не так остро, поэтому тему ту мужчина оставил, не став ничего доказывать. Хочет, чтобы ушел? Джон, в общем-то, готов был сделать ей одолжение и не прийти сегодня ночевать домой, но это не значило, что Карла добилась своего. Уступать женщине Ди Марко не собирался. Он и в гостевую спальню спустя несколько дней их ссоры так и не перебрался, пришлось это делать его жене, чем спровоцировала очередную серию выяснений отношений. Откровенно говоря, Джон не ожидал, что его жена окажется настолько злопамятной, она ведь и раньше в счастливом неведении относительно его измен не была, но сейчас, по всей видимости, решила пойти на принцип.
Очередной день его женато-холостяцкой жизни начинался также как все предыдущие в этом месяце – с кофе, который приходилось варить самому. На часах было уже давно не утро. Всю прошлую ночь Джон играл в покер с друзьями и, вернувшись домой, свалился замертво. Теперь же бошка трещала с похмелья, идти никуда не хотелось. Закинув в себя две таблетки аспирина (чтобы уж наверняка) Ди Марко принял душ и вроде как стал себя чувствовать получше. В свою очередь абсолютно пустой дом казался ему странным, тогда как Лука поступив в колледж, иногда оставалась ночевать в кампусе, ее младшая сестра после школы всегда шла домой. Сейчас же Ники дома не было, как впрочем, не было Карлы. Пошли гулять по магазинам? Заглянув в спальню к жене, Джон заметил, что на ее туалетном столике лежала открытой шкатулка с украшениями. Мужчина медленно прошел в комнату и остановился возле стола. Сколько же блять денег он влупил на все эти побрякушки - браслеты, кольца, ожерелья – а она строила из себя гребаную королеву. Не довольна статусом жены Ди Марко? Карла забывала, что королем вообще-то тут был он, а она жила в роскоши и богатстве только потому, что носила его фамилию. «Да и пошла она к черту». Джон захлопнул шкатулку, и хотел было уйти из ее спальни, но остановился. Вновь открыл обшитую бархатом коробочку и еще раз перебрал ее содержимое. Среди многочисленных украшений он не нашел украшенное бриллиантами кольцо, которое подарил ей, когда родилась Никки. Ссоры ссорами, а отказаться от его подарков не могла?
Вернулась жена домой, когда на улице уже стемнело. Услышав звук лязгнувшего замка, Джон закрыл крышку ноутбука и, сняв очки, в которых читал, вышел ей навстречу. Как и в дни до этого, Карла сделала вид, что не замечает его, сняла свои туфли и прошла мимо в гостиную, держа в руках букет из цветов.
- Я думал Никки с тобой, - произнес он глядя ей в спину. – Что это за цветы? – Прямо поинтересовался, имея в виду не их разновидность, конечно же, а то откуда они взялись. – И где кольцо, которое я тебе дарил? – Заметив, что на руке его также не было, задал еще один вопрос. Сейчас ему было плевать на обвинения, что он рылся в ее вещах. В конце концов, это его дом, а Карла все еще была его женой, и значит, также принадлежала ему.
Зазвонил домашний телефон, но Джон продолжал не сводить взгляда с женщины.
[NIC]John Di Marco[/NIC]
[AVA]http://st.kp.yandex.net/images/actor_iphone/iphone360_230182.jpg[/AVA]
[LZ1]ДЖОН ДИ МАРКО, 48 y.o.
profession: вице-президент локального офиса профсоюза грузоперевозчиков, член Семьи Торелли;
relations: Carla, Luca, Nicci
[/LZ1]
[SGN]""[/SGN]

Отредактировано Frank Altieri (2016-10-24 09:25:47)

+1

15

Едва муж отошел, Карла ловко подтянула платье повыше, проклиная себя за то, что любила выглядеть на все сто и при этом не вызывать мыслей о себе как о «хотящей» всех и вся женщине. В Карле чувствовалась порода, воспитание, и, как бы сейчас она себя не убеждала, что все, чувства к Джону резко исчезли после случившегося, именно ее гордость, что она замужем за таким мужчиной, отражало в ней образ гордой женщины, настоящей итальянки. Зачем все это? Сейчас терялся смысл многого, рушились те стереотипы, которыми она жила. Обернувшись, Карла попала под пристально-наглый взгляд Джона.
- Ой, вот только не надо этого, - скривилась, будто съела лимон, - именно этого тебе и не надо. Так что глаза прикрой. Был бы ты неудачником, может и не было бы скандалов. А то твоя гордость буквально распирает тебя в осознании своей значимости. – Рассмеялась, предполагая такую реакцию мужа, - извини, если я тронула святое для тебя. Ведь так? Ну конечно, друзья детства это важнее всего на свете. А мы с дочерьми так, сопутствующий антураж. Просто должно что-то быть. А что и как это что-то разницы никакой.
Джон умел унижать, что не впервые на себе лично испытывала Карла, вот только сегодня он может сколь угодно пытаться указать ей на место, теперь итальянка будет это место выбирать сама. Спорить с ним это все равно, что биться в гранитную плиту лбом. Лоб в крошево, а плита гладкая.
В шкафчике нашлась ваза для букета, который женщина положила на стол, чтобы налить воды. Затылок будто прожигали. Умел ее муж «смотреть», что порой ее жуть пробирала, но не сегодня и ни завтра. Больше никогда она не поддастся этому. Пусть своим шлюхам приказывает, наказывает их, да что хочет, делает. Ее отныне это не касается. Жена? Хорошо. По паспорту.
- Как видишь нет, - отозвалась, не поворачиваясь, ставила букет, аккуратно расправляя помявшиеся листочки. – Тебе не хватило ума ей позвонить? Странно, ведь ты такой заботливый. – Подхватив подарок, итальянка обошла стол с другой стороны, чтобы не протискиваться мимо мужа, поставила на тумбочку, краем глаза увидела на диване ноутбук. – У тебя упадок сил? – усмехнулась, - способен лишь почитать новости, а не пособирать их с друзьями лично?

букет

http://funkyimg.com/i/2iUiB.jpg

Карла не подходила ближе к Джону, чувствуя, что вновь огрызаясь, нагло и без «слуха» играет на нервах супруга. Полезно порой почувствовать то, что ощущала она сама порой, когда он приходил домой под утро, отмахивался от нее и заваливался спать.
- Хризантемы, - спокойный ответ натыкается на суровый колючий взгляд из-под бровей, буравящий ее, не предвещающий ничего хорошего. Выругавшись на себя в мыслях, что все же боится последствий всех перепалок с Джоном, Карла не двинулась с места. – Подарили. Я еще не дошла до ручки от одиночества, чтобы рисовать в голове виртуальных людей, якобы дарящих мне букеты, и самой себе же их покупать.
Пусть думает, что его голове угодно. Главное, что ничего обидного для самолюбия мужа в этих цветах нет. Но ведь знать не обязательно? Невольно, Карла опустила взгляд на свои руки. Пальцы украшали два кольца вместо четырех – обручальное и то, что Джон дарил ей на помолку. Те два других, подаренных супругом на рождение детей, Карла сняла месяца два назад.
- Оно в шкатулке. Ты докатился до того, что роешься в моих вещах? Поздравляю с паранойей, дорогой. Меньше пей с друзьями и слушай удивительные истории из жизни неудачников, может и жить тебе станет легче. Что ты во мне дыры прожигаешь?! – слегка повысив голос, когда почувствовала, что все это просто так не кончится, и букет этот может оказаться на ее голове. – Ждешь отчета? Сколько я потратила бензина? Не знаю.
За спиной Джона разрывался телефон, но он не торопился снимать трубку, продолжая гипнотизировать женщину. Карла тоже молчала, уставившись на него в ответ, слегка морщась от пронзительного звонка. Телефон умолк, но лишь на мгновение, чтобы вновь разорвать тишину и заставить итальянку вздрогнуть.
- Ты возьмешь трубку? – но поняв, что Джон не получив всех ответов, даже не двинется, подошла сама. – Да, слушаю, - запустила пальчики в волосы, слегка массируя голову, опустила взгляд на пол, рассматривая тапки, которые были на ногах мужа.
- Карла ди Марко?
- Да, это я. С кем имею честь разговаривать?
- Брайн Уэлби, офицер полиции, - Карла медленно подняла взгляд на мужа в страхе повторения событий, когда Джона арестовали. – Вы могли бы подъехать в участок?
- В участок? Но что случилось? – почему теперь казалось, что вновь начудила старшая дочь, которую поймали в нехорошей компании.
- Мы хотели бы попросить вас принять участие в опознании.
Трубка поползла вниз, оставляя красноватый отпечаток на коже, с какой силой итальянка судорожно прижимала ту к лицу. Но услышав продолжение речи, вновь поднесла трубку к уху.
- Мы нашли мертвую девушку и возможно она связана с вами?
- Пппподождите…. – трясущейся рукой потерла виски.
- Найдены также документы на имя Николетты ди Марко в сумочке, что была обнаружена при девушке.
Карлу повело в сторону, что она буквально навалилась на стоящего рядом Джона.

[NIC]Carla Di Marco[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2g8mE.jpg[/AVA]
[SGN]Жена гангстера[/SGN]

[LZ1]КАРЛА ДИ МАРКО, 50 y.o.
profession: домохозяйка;
relations: John, Luca, Nicci.
[/LZ1]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-11-12 11:55:57)

+1

16

- Подарили... - Повторил следом за Карлой, еще раз глянув на букет, и кивнул головой. - В честь чего? - Как бы просто проявляя интерес, спросил у нее следом. Нет, он не собирался кричать, устраивать сцены ревности, бить посуду, которой итак осталось у них не много. Если выяснится, что Карла завела себе кавалера, он, просто молча, убьет его.
Что же касалось кольца, Джон не стал продолжать занудствовать. Быть может, оно и в самом деле было в шкатулке, а он не заметил? Надев очки, которые все это время держал в руке, мужчина собирался вернуться в кабинет, однако остановился, увидев, как изменилась в лице жена, стоило ей ответить на вызов.
- В чем дело, Карла? - напрягся, заметив страх в ее голосе и взгляде. Он подошел, чтобы забрать у нее телефон, и в этот момент она навалилась на него, кажется, теряя сознание. Подхватив, Джон усадил ее на диван, а сам ответил, подняв с пола упавшую трубку:
- Джон Ди Марко. - Представился он сам и тут же потребовал представиться звонившего, - кто это?
- Офицер Брайан Уэлби, - повторил тот. - Сегодня была убита девушка, в ее сумочке мы нашли документы на имя Николетты ди Марко. Она вам кем-то приходится?
На мгновение Джону показалось, что он и сам отключился. Выражение "потерять дар речи" приобрело для него свой окрас. Не понимая, что происходит, он не сразу ответил на заданный ему вопрос.
- Сэр, с вами все в порядке? Вы меня слышите?
"Стоп. Это какое-то недоразумение, - мысленно сказал сам себе, отказываясь принимать новость о смерти своей дочери".
- Да. Это моя дочь. - Глянув на Карлу, Джон решил продолжить разговор без нее, оставив жену, он быстрым шагом удалился в свой кабинет и закрыл дверь. - Что случилось офицер? Это точно она? - Пока была хоть малейшая надежда, Ди Марко изо всех сил старался за нее ухватиться, он не мог поверить в то, что его дочь могла быть мертва, это невозможно, она просто гуляет и сейчас придет домой.
- Разбойное нападение на Флинт-роад около часа назад. Ваша дочь не с вами? Как давно вы с ней связывались?
Джон вновь замолчал, не зная даже что ответить. Ники дома определенно не было, и не связывался он с ней с самого утра. Все это заставляло переживать сильнее.
- Мистер Ди Марко, вам лучше подъехать в участок, нужно пройти опознание.
- Хорошо, я сейчас приеду.
Завершив вызов, Джон бросил телефонную трубку на кресло и подошел к окну. Достал дрожащими руками из кармана брюк сотовый и торопливо набрал номер Ники. – Ну, давай же возьми трубку... Черт! - Едва не раздавил экран айфона, когда в ответ на очередной вызов, оператор произнесла "абонент временно не доступен".
- Не отвечает на звонки, - отрицательно покачал головой, вернувшись к жене. Как бы его руки не тряслись, и голос не дрожал, Джон умел в нужный момент собраться и на глазах у кого либо, не позволял себе проявлять слабость. Сейчас тем более ему нужно было сохранять самообладание. Кому как не ему? Карла женщина, она по определению слабая, для нее, как и для любой женщины, нет ничего важнее детей. Выйдя из кабинета, он не показывал страха, был предельно собран и говорил твердо. – Давай я позвоню Розали, - Ди Марко говорил о своей сестре, - она побудет с тобой, а я съезжу в участок и со всем разберусь. – Разумеется, он не собирался тащить с собой на опознание жену, лучше ей не присутствовать при этом, но и одну оставлять дома не хотел, чтобы та с ума не сходила. Мужчина подошел к ней и, взяв за плечи, постарался успокоить. – Может это и не Ники, мы пока не знаем наверняка. Ты с ней, когда последний раз говорила? Куда она сегодня после школы собиралась?
[NIC]John Di Marco[/NIC]
[AVA]http://st.kp.yandex.net/images/actor_iphone/iphone360_230182.jpg[/AVA]
[LZ1]ДЖОН ДИ МАРКО, 48 y.o.
profession: вице-президент локального офиса профсоюза грузоперевозчиков, член Семьи Торелли;
relations: Carla, Luca, Nicci
[/LZ1]
[SGN]-[/SGN]

+1

17

Рука повисла , роняя трубку на мягкий ковер, которым устлан пол гостиной, а потухающий взгляд итальянки смотрел на склоненное над ней лицо мужчин, ища в нем надежду. Но не мог ничего понимающий Джон ей сказать, лишь ловя сползающую жену вдоль своего тела. Карла уже не чувствовала крепких рук мужа, которые подхватили ее, летя в темноту, в которой удушливый аромат подаренного букета, буквально сковывал ее легкие. Образ младшей дочери пробивался сквозь завесу черной вуали сознания, заставляя женщину плакать и рваться в реальность, которая не стала иной, в которой как набат звучат слова позвонившего полицейского.
Приоткрыв глаза, Карла увидела лишь спину удаляющегося в кабинет мужа, который что-то говорил кому-то. Попытка сесть провалилась, опрокидывая итальянку на мягкую спинку дивана. Безумным взором она шарила по гостиной, пытаясь сообразить, что произошло, вспоминая последние услышанные слова.
- Никки, - казалось она сходит с ума, и если сейчас ей не скажут, что это розыгрыш, то Карла умрет. Учитывая ситуацию в их семье, умрет в одиночестве, в стороне. Но надежда еще трепетала внутри, крылышками царапая душу Карлы. – Никки…
В дверях показался муж, по лицу которого понять что-либо было не возможно. Женщина жадно смотрела на него в ожидании того, что все это не правда. Но пристальный взгляд черных глаз супруга, в которых залегла суровость, лишь заставил ее сжаться, и тонкие пальцы вцепились в обивку дивана. Она приподнялась, стараясь не упасть.
- Что? Скажи, что это не правда! – по щекам потекли слезы. Как давно она не плакала, что сейчас глаза начало щипать от усилий итальянки сдерживаться, оставаться сильной. Но как? – Нет. Джон, - Карла протянула к нему дрожащую руку, цепляясь за край выпущенной из брюк рубашки, - я умоляю тебя, возьми меня с собой.
Когда крепкие ладони сжали ее плечи, Карла потерлась мокрой щекой о них, умоляюще смотря и прося не оставлять ее ни на чье попечение. Никто кроме Джона сейчас ей не нужен, не поможет. Ей нужна твердая рука мужа, а не сочувствие, от которого Карла буквально растворится и станет еще хуже в ожидании его возвращения. Джон был единственным, кому она позволяла себя жалеть. Привыкшая к тому, что все перемалывает внутри себя, не позволяла себе показывать слабости, отчего ее порой называли «холодной». Но лишь супруг видел другую Карлу.
- Я хочу убедиться, что это не наша дочь. А не сгорать здесь с твоей сестрой. Джон, я прошу тебя.
Самой добраться до участка не было сил, но если муж откажет, она пойдет пешком.
- Днем. Я… - облизав сухие губы, Карла не отпускала рубашки Джона, пыталась справиться с собой, - звонила ей, спрашивала, когда та приедет домой. Сказала в шесть будет. Это было около часа дня. Куда?.... С Моник и Деборой собирались погулять.
К чему все вопросы? Карла даже не думая, отвечала как есть. Никки гуляла с подругами. За нее родителям не приходилось переживать, в отличие от старшей дочери, у которой была весьма сомнительная компания, но успокаивало то,ч то о всех или практически всех ее передвижениях, они могли узнать у Томми или Джуна. Как ни странно, у Луки от них секретов не было. Но потом и сама Карла познакомилась с некоторыми друзьями дочери. Но друзей Никки она знала всех. Младшая не скрывала ничего. Но как оказывается она ошибалась.
- Подожди, - взяла телефон мужа из его рук и по памяти набрала номер Деборы. Гудки как молотом по наковальне, отдавались в ее голове, - здравствуй, Деб. Это мама Никки. Скажи, она не рядом с тобой…. Нет, а когда ты с ней рассталась?... В три. А куда она собиралась? – Карла чувствовала, что девочка начинала юлить и это даже самой итальянке придавало сил. Уперевшись в ногу мужа ладонью, ища в этом опору, итальянка слушала тяжелое дыхание в трубку. – Ну, я слушаю. Говори как есть…. Меня не интересует, что ты ей обещала! – повысив тон, Карла пыталась надавить на девочку. – С кем? Брюсом Акслером? Кто это?.... – вот секрет Никки. Та тайна, которую она скрыла от родителей. – Спасибо. – Положив трубку, Карла вытерла слезы, которые уже начали засыхать. – В три Никки ушла на свидание с этим Брюсом Акслером.
[NIC]Carla Di Marco[/NIC]
[AVA]http://www.ivid.it/fotogallery/imagesearch/images/ferilli_sabrina_attrice_078_jpg_iipt.jpg[/AVA]
[SGN]

Жена гангстера

http://funkyimg.com/i/2g8mE.jpg

[/SGN]

[LZ1]КАРЛА ДИ МАРКО, 50 y.o.
profession: домохозяйка;
relations: John, Luca, Nicci.
[/LZ1]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » A matter of trust