Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Take Me Home


Take Me Home

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
http://funkyimg.com/i/2g8Vn.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
drunk GILES & sweet HONEY
__________________________

Ночью Хани попросила Джайлса уйти...
...и он ушел...
но на утро вернулся.
__________________________

+3

2

#мамагдея  #похмелье  #ночкаудалась  #fuckmybrain

-Мистер... эй! Вам плохо?? -чей-то голос ворвался в сонную полудрему, возвращая Джайлса к жизни - приоткрыв глаза, он прищурился от яркого света и увидел обернувшегося к нему таксиста. Глубокий вдох... и память кажется перезагрузилась и начала более-менее функционировать.
Итак. Этим утром Армстронг проснулся в квартире своего хорошего друга Тома... но только почему-то находился не на диване или кровати, а ванне - правда на счастье пустой. Чувствовал себя ресторанный критик просто отвратительно, если не сказать больше: горло чертовски саднило, а по всему телу волнами расходилась неприятная слабость. Та самая, ощущая которую нормальному человеку хочется только одного - залезть под толстое и теплое одеяло и спать, спать, спать, спать, лишь бы никто не трогал и не шевелил при этом. Когда Джайлс вылез из ванны и добрался до гостиной, то увидел что его лучший друг еще не вернулся к адекватной реальности и продолжает крепко дрыхнуть сном праведника. И хорошо, наверное, что нынче была суббота и парню не надо было ехать на работу...?
Как говорится, если поутру вам плохо и вы не помните толком что было накануне вечером, то вечеринка удалась. Правда в случае Джайлса и Томми, никакой вечеринки по сути не было... так, что-то вроде дружеского сеанса психоанализа и взаимной поддержки. Вот только ответ на главный вопрос прошлого вечера, Армстронг так и не нашел, несмотря на честно выпитые напополам с Томом три бутылки абсента.
На болящую голову, ему было еще обиднее вспоминать то как Хани выставила его из своей квартиры без каких-либо объяснений. И что он такого спросил, скажите на милость? Спала ли она с тем кретином с розами... но это ведь было вполне закономерно, учитывая тот поцелуй, что состоялся на глазах у Джайлса.
-Послушайте... может вас в больницу, а? -поинтересовался сердобольный таксист, которому вовсе не улыбалось отмывать салон своего авто, в случае если клиента вдруг укачает. -Я знаю одну хорошую, правда в пригороде. Моего шурина там выводили из адского запоя... бедняга вообще не помнил как его зовут после белой горячки.
-Нет не стоит... я благодарен за заботу, но пожалуй мне лучше будет пройтись пешком... вы слишком быстро ездите, -каким-то странно осипшим голосом выдал Армстронг. -Сколько я вам должен?
Поутру Джайлс так и не сумел найти свой пиджак, так что покинул пентхауз Томми в рубашке с оторванными пуговицами, надетой поверх футболки. Поначалу таксист даже испугался, увидев ресторанного критика и поинтересовался, не ограбили ли его... и будь Армстронг в нормальном состоянии, он может быть и оценил эту шутку как должное. Но ему было слишком плохо и в голове шумел самый настоящий набат - так что назвав адрес Хани, Джайлс плюхнулся на заднее сиденье машины и отключился от этой реальности, вновь задремав.
Итак, заплатив по счету, после своего пробуждения, мужчина слегка пошатываясь направился к хорошо знакомому дому и спустя несколько минут был уже у квартиры своей вредной пассии. Он надеялся, что у Хани не было каких-либо планов на это субботнее утро и она согласится забрать его домой и позволит тихонько умереть где-нибудь в уголке, тишине и покое.
Дожидаясь пока ненаглядная зазноба откроет дверь, Джайлс на пару минут прислонился к ней... а когда Хани открыла ее, не удержал равновесие и картинно грохнулся на пол к ногам любимой. Приподнявшись, он постарался изобразить улыбку и для опоры обнял свою вредную шоколадку за ноги - совсем как Мик накануне вечером, когда хотел обратить на себя внимание.
-Хани, забери меня домой? Мне так плохо... я вдруг со всей ужасающей отчетливостью понял, насколько моя жизнь стала дерьмовой в последнее время. А еще - нельзя покупать абсент на вечеринке для тех кому уже "за"... такое ощущение что они туда что-то подмешивают. Раньше меня так не срубало... вот же форменное блятство.
Вдобавок к нехорошему ощущению в желудке, Джайлс начал эпично икать и встать на ноги смог лишь со второй попытки и то, с помощью Хани.
-Меня ужасно знобит... и я проснулся нынче в ванне. Что-то мне кажется, что до отеля я не доберусь. Ты же не будешь против, если я прикорнул бы в гостиной? Поваляюсь пару часиков и мне отойдет... Что скажешь?

Отредактировано Giles Armstrong (2016-09-01 03:00:53)

+3

3

Той ночью уснуть Хани было очень не просто…
Когда любовный дурман, подкрепленный дорогим вином, принесенным специально этим вечером Джайлсом, начал отступать, женщина все думала о том, что произошло у нее с британцем. Был ли он уже таким уж бывшим, каким вернулся в ее жизнь в полдень этого дня? Что же, если брать в расчет только ту приятную близость и жаркий секс в гостиной, а после и в душевой кабинке – тогда уж и не совсем бывший. Тем более, Армстронг заговорил о возможной свадьбе. По крайней мере, именно так поняла она мужчину, когда он говорил о том, что хочет, чтобы она захотела снова за него замуж…
«Ох! И зачем я ему только говорила об этом?!» - мысленно спросила у себя Уильямс, повернувшись на другую сторону, старательно зажмурив глаза, в надежде, что сможет уснуть так раньше. Вот только целый рой мыслей не давал темнокожей леди такой возможности. Внезапно появившийся в ее жизни мужчина заставлял ее думать о том, что она, казалось, оставила далеко позади, в своем прошлом, как несбыточные мечты. В прочем, она-то сама сказала, что получила ребенка от мужчины, как и хотела раньше, пусть даже всегда они и были предельно осторожны. Хотя, надо сказать, осторожной  приходилось быть именно Хани, поскольку ее кавалеру не подходило использование резинок – ему хотелось чувствовать ее без каких-либо преград. Тем более, сама она давно уже задумывалась о том, чтобы поставить себе спираль, что не спасла ее от беременности, в итоге которой и увидел свет чудесный и любимый малыш, которого она назвала Майклом. Вот только после рождения Мика она еще не успела позаботиться о спирали, которая на данный момент была ей без надобности. И эта мысль окончательно прогнала желание поспать, заставив молодую женщину подняться из постели, направившись в ванную.
Ведь, что если на этот раз их с Джайлсом судьба не пожалеет?
Что если она снова забеременеет?
Еще один малыш от британца, честно говоря, не входил в планы танцовщицы, которая ожидала звонка из Лос-Анджелеса, где ожидала в скором времени получить предложение поработать в привычной для нее компании. И, если так уж случится, что она снова беременна… как она оттанцует свою часть?
Да, планировать в этой жизни что-либо невозможно, однако рассчитывать на такую-то подлость со стороны Джайлса она даже не подумала и теперь, спустя несколько часов после их близости, а также его ухода, Хани не представляла себе, что будет делать. Ребенок – не катастрофа, да. Но это уже несколько не то, что ей нужно сейчас. Спустившись на кухню, чтобы выпить воды, женщина напоролась на оставленный на столе в гостиной салат, миску с которым она убрала на кухню, где и спрятала в холодильник. Есть его она, конечно же, среди ночи не собиралась, но соблазн был велик. Как и был соблазн позвонить Армстронгу и разузнать, добрался ли он домой. Но, вспомнив, что удалила его номер телефона после своего возвращения в Сакраменто, когда и приняла решение скрыть от мужчины свое деликатное положение, так и оставила мысли об этом.
Сон пришел к Хани ближе к утру, когда она, уставшая, просто провалилась в беспамятство, содрогаясь едва ли не каждый час от волнения и каких-то собственных переживаний. Вот только выспаться она все равно не сумела, в виду проснувшегося сына, которого нужно было покормить и повеселить, а потом еще и позвонившего в дверь гостя, к которому Уильямс спускалась одна, оставив ребенка в детской, поскольку он только-только прикорнул. И, надо же, каким было удивление женщины, когда она увидела Джайлса перед собой.
- Ну и видок у тебя, - покачала она головой, прежде чем мужчина опустился на ноги перед ней, а сама она и не успела сделать шаг назад, чтобы не дать британцу обнять себя за ноги. Оглянувшись сразу же по сторонам, Хани не знала, как быть ей, ведь не думала о том, что Джайлс припрется без приглашения и в таком виде! А соседи! Стоило только подумать об этих везде сующих свои носы соседях, как Хани уже ничего не хотелось.
Именно поэтому темнокожая женщина наклонилась, чтобы помочь своему несчастью подвестись на ноги, а потом и дойти до гостиной.
- Даже не буду спрашивать, где ты шлялся всю ночь, - прошипела она, пока они шли в сторону гостиной, где они вечером накануне провели, вне всяких сомнений, прекрасно время. – Давай, ложись, раз пришел. Я сейчас тебе плед принесу и дам чего-то горячего попить, раз знобит, - оставила она и уже собралась уходить на кухню, как остановилась. – Только ты это … осторожней, ладно? Я не хочу потом все убирать еще, если тебе нужно кое-куда, я тебя проведу, - добавила она, но по счастью, Джайлс пока хотел только одного, по всей видимости, - спать. Так что, когда женщина вернулась с пледом и бульоном, застала Армстронга спящим. Укрыв его, она попыталась разбудить мужчину, на которого даже не знала, как ей еще злиться, чтобы это возымело хоть какой-то эффект на него (что-то не видно было, чтобы он побивался особенно), и обнаружила, что у него жар. – Так, дружок, давай-ка ты проснешься, выпьешь бульон и я дам тебе жаропонижающее, - скомандовала она. – Еще не хватало, чтобы ты принес какую-то заразу в дом, где ребенок, - добавила она строго, хотя на самом деле, ей было жалко Джайлса. Он ведь был еще ночью здоровым. Это она отправила его восвояси, когда он даже не высушил волосы и не отошел после ванной.

+3

4

Джайлс послушно направился в гостиную, где и приземлился на диване, желая на данный момент только одного - отключится и согреться наконец. Позже, когда он придет в нормальную кондицию, можно будет как-то поговорить с Хани и выяснить отношения: сейчас же британец был на это не способен и потому, избавившись от брюк и рубашки, с радостью укутался в плед и задремал. И как оно обычно и бывает во время простуды с температурой, ему начала снится какая-то полнейшая хрень - а именно школа и очередные разборки по поводу его нехорошего поведения.
Только представьте себе такую ситуацию. Кабинет директора в частной школе в Вестминстере - эта строгая дама сидит за столом и перебирает какие-то бумаги в ожидании мистера и миссис Армстронг. Джайлсу восемь лет и он сидит перед столом директрисы и смотрит в пол, стараясь не болтать ногами на высоком стуле. У него порядочный фингал под глазом, волосы взъерошены и форменный пиджак весь в пыли и сухой траве. Последствия веселой и эпической драки с одним противным мальчишкой из параллельного класса, задолбавшим ржать над тем как Джайлса подстригли к школе. Рядом с братцем сидит Кей и тоже старается не смотреть в сторону директрисы - одна из лучших учениц тоже нынче провинилась, потому как попыталась вступится за своего вредного и несносного братца.
Пока что в кабинете царит полная тишина, нарушаемая лишь пением птиц из школьного сада... но это ненадолго, если первой в школу приедет миссис Армстронг. Но на счастье директрисы, нынче приехал глава семейства - человек мягкого и доброго характера, наверняка ни разу в жизни не повысивший голос на кого-либо, несмотря на свое бравое военное прошлое.
-Добрый день, мистер Армстронг, -директриса позволяет себе вздох облегчения. -Видите ли... ваш сын сегодня устроил драку и это уже не в первый раз.
-Но он не виноват, миссис Райли! -тут же умоляюще произносит Кей. -Мальчишки его задирали, а потом полезли в драку вдвоем на одного. Это нечестно!
-Помолчите, мисс Армстронг! Я весьма разочарована вашим поведением.., -директриса нахмурилась. -Уж от вас я такого точно не ожидала...
-Кэти, дорогая - возьми Джайлса и отведи его умыться, хорошо? Потом подождите меня в фойе школы, -перебил миссис Райли старший Армстронг и прежде чем отпустить своего непутевого сына умываться, внимательно осмотрел синяк. Когда же дети послушно направились к двери, Алан уселся в кресло перед столом директрисы. -Знаете что меня сейчас удивляет больше всего? У моего ребенка могла быть серьезная травма, а вы даже не удосужились отвести его в медпункт и оказать первую помощь. И как вы объясните мне подобную халатность?!
После этого разговора, Алан забрал Джайлса и Кей домой пораньше и вредный мальчишка был счастлив, что его не стали ругать и прикорнул в машине, прижавшись щекой к твидовому пиджаку отца. Наконец-то хоть кто-то одернул эту вредную старуху?
-Как же я ненавижу эту старую ведьму.., -пробормотал Армстронг, когда Хани пришла его будить... и открыв глаза, обрадовался что ненавистная школа была лишь сном. Он послушно выпил таблетки и горячий бульон, успев поймать ладонь любимой и прикоснутся к ней губами, когда она подала ему лекарство. -Я чувствую себя просто ужасно... словно выпил солярки, а потом по мне проехал бульдозер. Но я надеюсь что после того как я посплю пару часиков, мне отойдет...
Он улегся обратно на диван, подбив подушку под головой и закутавшись пледом по самые уши. Блаженное тепло от вкуснейшего куриного бульона уже начало свое благотворную деятельность вместе с жаропонижающим - Джайлсу вновь чертовски захотелось спать. И прежде чем вырубится, он вспомнил съемки "Дегустаторов" и рецепт лечебных тостов для больных по рецепту эдвардианской эпохи... сейчас ресторанному критику подумалось, что все подобные блюда из поваренной книги той эпохи были придуманы лишь с одной целью - отправить больного поскорее в мир иной, чтобы избавить родственников от хлопот.
Прикрыв глаза, Джайлс тихонько вздохнул и отрубился напрочь, по счастью теперь уже без каких-либо снов, плохих или хороших. Кроме мысли об отвратных тостах с фаршем, он успел подумать о том, что как только ему отойдет, обязательно надо попытаться помирится с Хани...
Как-нибудь?

+3

5

Пожалуй, в таком плохом состоянии, в котором находился в этот момент времени Джайлс, Хани мужчину еще не видела. У него была высокая температура, он выпил за милую душу, сваренный не так давно куриный бульон и укутался в плед, пусть даже на улице было не так уж и холодно. Никаких осадков, солнце светит во всю и, конечно же, дневная жара, в которой темнокожая женщина чувствует удобно даже будучи одетой в один короткий топ, который она обычно носила во время тренировок или репетиций. Он хорошо фиксировал грудь, не давая ей прыгать и мешать танцовщице, когда ей предстояло выполнить какое-то хитроумное движение. Но, Армстронг даже не покосился взглядом на соблазнительный вид своей бывшей пассии и матери своего ребенка, от чего ей стало совестно.
Да, она сразу почувствовала чувство вины за то, что настояла на уходе Джайлса после бурного секса в душевой кабинке, когда она едва сдерживала стоны удовольствия, пережить которое сейчас снова она бы не отказалась. Все испортил глупый вопрос британца, из-за которого Уильямс посчитала, что ее кавалер (не важно, бывший или нет) захотел вернуть ее из-за ревности. Надо ли было рассчитывать на то, что сам он жил, будто святой праведник, после ее ухода? И она знала ответ на свой вопрос, ведь он был так очевиден. Даже сейчас, припомнив этот инцидент, она поджимала обижено губы, прежде чем отводила взгляд в сторону, оглядывая гостиную, что также была свидетелем не одного их поцелуя. Посмотрев на руки, женщина не сразу заметила, как Джайлс уснул, но просидела возле него еще несколько минут, после чего услышала, что нужна Майклу. Так что, поднявшись из краешка дивана, на котором она сидела возле отца своего ребенка, Хани буквально полетела к ребенку, ведь он единственный в этой жизни был тот, кто не позволял ей опускать руки. Он был ее силой и уверенностью.
Пока Джайлс спал, Хани успела поиграть с сыном, прежде чем ей позвонила сестра. И не рассказать о приезде отца своего ребенка она попросту не смогла. А что ведь было еще делать? Не скрывать же! Да и какой из этого мог получиться секрет? Хейли была той, кто поддержал ее в трудную минуту, когда она не знала, как ей быть, как воспитывать ребенка одной? Но, помогла она так, что Хани даже не боялась больше одиночества. Она не позволяла себе быть слабой и жила ради сына, отложив в сторону свое эго, свои желания, которые также присутствовали. В прочем, именно ее желания вчера взяли верх над женщиной, когда она позволила себе больше, чем просто поцелуй. И … теперь еще и размышляла, по поводу того, чем обойдется для нее этот миг слабости.
- Привет, Хейлз! – поприветствовала, тем не менее, свою сестренку Уильямс, улыбнувшись ей, пусть даже она и не могла увидеть ее улыбку.
Зато она могла услышать перемены в нотках голоса Хани.
- Что-то случилось? Мик заболел? – уловив в тревожном молчании сестры что-то из стандартного набора, Хейли забросала сестру вопросами.
- Тут такое… приехал Джайлс. Он узнал про Мика, - коротко огласила свою проблему танцовщица, прежде чем услышала тяжкий вздох по ту сторону трубки.
- Что ему надо от тебя?
- Он хочет быть ему отцом – так он и сказал, когда приехал, - ответила Хани.
- Гони его в шею! Сейчас ты его впустишь на порог, он войдет к тебе в доверие, а потом использует. Да и откуда знать, что он не хочет отсудить у тебя право опеки над сыном? – мысль сестры имела право на существование, однако не соответствовала имиджу Армстронга.
- Он не такой… - выдохнула она в трубку.
- А чего ты тогда паришься? Выйди тогда за него замуж или тяни алименты? Пусть платит за сына… - Хейли еще долго и много говорила, ведь перебить ее порой было просто невозможно. Но, когда она остановилась и Хани намекнула о том, что случилось, сестрице попросту было нечего сказать, кроме одного единственного: - Я даже и не знала, что ты такая дура, прости Господи, - похвалила, так похвалила Хейлз, с которой они заболтались настолько, что уже сумерки начали опускаться на город, когда Уильямс завершила с ней беседу. Тогда же она и направилась к Джайлсу в гостиную, оставив Мика в манеже играть со своими игрушками.
- Ты как? – легонько толкнув в бок мужчину, спросила у ресторанного критика она. – Тебе уже получше вижу? – спросила она снова, когда Армстронг сел на диване, а ее ладонь более не почувствовала жара. И тогда она нашла верное решение проблемы для себя: - Присмотришь за Майклом? Мне нужно съездить кое-куда, - куда именно и зачем она, конечно же, не говорит. Да и зачем говорить, что ей нужно в аптеку, чтобы купить несколько тестов, при помощи которых она сможет развеять свои опасения или подтвердить.

+3

6

Жаропонижающее вместе с бульоном оказало свое благотворное воздействие, так что Джайлс прекрасно выспался и почувствовал себя куда лучше, когда проснулся вечером этого же долгого дня. По счастью, ненавистная школа больше не снилась ему, чему можно было только порадоваться - и мужчина с удовольствием потянулся, усевшись на диване. Мерзкий озноб пропал без следа и Армстронг наконец-то сумел согрется и огляделся по сторонам, едва подавив очередной зевок.
В этот самый момент, в гостиной появилась Хани и усевшись рядом со своим непутевым кавалером, первым делом проверила, нет ли у него температуры, а затем легонько толкнула его в бок, поинтересовавшись самочувствием.
-Пожалуй теперь я могу сказать, что мне уже хорошо, -Джайлс улыбнулся и после того как его вредная и любимая женщина озвучила что ей надо срочно уйти, кивнул головой. -Хорошо... я с радостью пригляжу за сыном - но ты ведь быстро вернешься? Вдруг он будет без тебя плакать, что я тогда буду делать??
Прежде чем подняться в спальню к сынишке, Армстронг завернулся в плед и направился на кухню, чтобы как следует умыться пока Хани собиралась на выход. Ему было любопытно, что у нее могут быть за дела почти уже на ночь глядя... но он сдержался от расспросов, помня чем это может быть чревато. Извинится за свое вчерашнее фиаско ресторанный критик решил позже, дождавшись подходящего момента и когда его строптивая пассия ушла, направился на второй этаж.
-Ну что, мы с тобой остались вдвоем? -улыбнулся Джайлс, когда Мик увидел его и встав на ноги, подошел к краю манежа. -Тебе наверное надоело там сидеть... давай-ка я выпущу тебя немного побегать?
Армстронг взял маленького бутузика на руки и ласково коснулся губами его виска - удивительно, но Майки нисколько не удивился и не испугался, посмотрев на своего непутевого папашу с веселой улыбкой. Джайлс отчетливо понял в этот самый момент, насколько ему повезло, что сынишка сразу к нему потянулся... ведь если подумать, то могло быть совсем наоборот?
-Ну где там наши игрушки? -поинтересовался у сына Армстронг, поставив его на мягкий ковер на полу спальни и усевшись рядом. -Давай возьмем того тигра, что я тебе принес и еще эти мягкие кубики... знаешь, малыш, когда мы поедем в Лондон, к твоим деду и бабке, то обязательно купим тебе настоящего английского мишку. Мягкого и набитого опилками.
Мик довольно курлыкнул, схватив подаренного тигра за хвост и усевшись на полу рядом с Джайлсом, тогда как последний придвинул поближе несколько мягких кубиков с алфавитом. С помощью нескольких из них и какого-то глянцевого журнала с тумбочки возле постели, спустя пару минут была построена вполне сносная будка для новой игрушки Майкла. Мальчику так понравилось что тигра можно туда запихнуть и потом вытащить, что он принес еще парочку мягких игрушек поменьше размером, чтобы компания была побольше.
-Что-то я захотел пить... быть может пойдем поищем что-нибудь на кухне? -предложил сыну Джайлс, подхватив его на руки. -У тебя совершенно точно есть сок, а себе я могу приготовить чайку. Можно было бы конечно заняться ужином, но пожалуй лучше подождать маму - вдруг у нее были какие-то планы?
Майкл очень охотно и с удовольствием выпил сока, после чего Армстронг заглянул в холодильник. После целого дня крепкого и хорошего сна, ресторанному критику чертовски хотелось жрать и вовсе не хотелось ждать как он только что сказал своему сынишке. Тем более что в наличии были превосходные, вкусные и полезные морские гребешки, приготовить которые было делом нескольких минут - и нечто подобное Джайлс и Хани пробовали на программе по легкой кулинарии у Рамзи. Их можно было не только варить, но и жарить, так что Армстронг решил на скорую руку приготовить к ним гарнир из яблок, листьев салата, лимонной цедры и оливкового масла. Увидев свои любимые яблоки, Мик тут же потянулся за ними, так что молодой папаша не забыл очистить парочку для своего бутузика, пока гребешки аппетитно постреливали на разогретой сковороде. Обычно для такого блюда на порцию хватало пять-шесть гребешков... но ресторанный критик решил не парится и зажарить все что было, чтобы угостить свою ненаглядную. Наконец салат был готов, полит лимонным соком, посолен как следует и выложен на блюдо, по краям которого Джайлс выложил горячие гребешки. Мик тем временем, с удовольствием умял одно яблоко, которое для него было размято во вкусную пюрешку... и судя по всему, ребенок был явно не прочь съесть что-то еще, но Армстронг не особенно помнил как готовится самая обычная каша.
Пока он раздумывал, раздался хлопок входной двери, так что подхватив сынишку на руки, мужчина направился встречать свою единственную и ненаглядную. Судя по небольшому пакету у нее в руках, она явно не в продуктовый магазин ходила?
-Я снова немного похозяйничал на твоей кухне и приготовил небольшое, но вкусное жаркое, -сообщил Хани Джайлс, едва сдерживая Мика - увидев маму, мальчик начал подпрыгивать от радости у него на руках. -Еще размял одно яблоко для нашего парня... но похоже что он еще хочет кушать. Если хочешь я могу попробовать сам сделать ему кашу, ты только напомни в каких пропорциях туда надо класть все ингредиенты.
Воспользовавшись удобным случаем, Армстронг легонько коснулся губами щеки Хани, решив пока что не задавать ей каких-либо ненужных вопросов. Но ему хотелось надеяться, что она на него больше не сердится и сегодняшнюю ночь они проведут вместе... но только после приятной близости ему уже не укажут на дверь.

+4

7

Болеть и чувствовать себя, будто бы выбитым из колеи, наверное, никто не любит. И сейчас, глядя на Джайлса, темнокожая женщина, конечно же, соболезновала ресторанному критику, ведь он простыл не без ее вины. Однако в силу собственного упрямства и гордости она не желала извиняться за то, что поступила ночью так отвратительно эгоистично, не подумав о чувствительном к перепадам температур организме британца, выставив его за дверь своего дома, где им было, как ни странно, снова хорошо вместе. Казалось, что и не было тех лет, разделивших жизнь на «до» и «после» их расставания, в котором каждый из них остался при своем мнении. Хани собрала вещи и громко хлопнула дверью, оставив ключи на столе, тогда как Армстронг продолжил жить жизнью свободолюбивого мужчины.
Зачем он только приехал? – этот вопрос не выходил из головы Уильямс, даже сейчас, когда она смотрела в глаза своего бывшего, осторожно убирая руку от его лба. И делала ведь это так, словно бы и не желала будить спящего в нем льва, который был способен воскресить их былые отношения; она словно бы боялась, что снова не устоит перед ним. В прочем, может быть, и не словно? Может быть, все именно так и было? Она все-таки не очень верила в то, что возможно воскресить то, что было из-под тяжкой глыбы обиды, ведь очень болезненно восприняла даже малейший намек на ревность Джайлса, которого заботило только одно: спала она с Такером или не спала. А ведь она не спрашивала у него, скольких подружек он поимел за то время, когда она ходила беременной и восстанавливалась после родов. Дурак! Ей ведь было точно не до мужчин. И вновь припомнив это, она поджала губы, рассеяно кивнув в ответ своему блудливому британцу.
- Я постараюсь приехать, как только, так сразу, - поднявшись из дивана, произносит она, отходя от мужчины на несколько шагов в сторону. – Я тебе оставлю свой номер мобильника: если Мик будет плакать, и ты не сможешь успокоить сына, или еще что-то случится, просто позвонишь, - произнесла Уильямс, достав из выдвижного ящика в комоде ручку и чистый лист, на котором и вывела нужное количество цифр, обозначавших ее личный номер, а после вручила в руки. – Но я надеюсь, что ты справишься со своим сыном, - от части язвительно произнесла Хани, прежде чем сбежала из дома, в котором уже весьма уверенно чувствовал себя Джайлс. Как дома? В прочем, она не хотела сейчас об этом думать. Решила, что подумает завтра. А пока она надеялась, что сможет хотя бы позаботиться о том, чтобы исправить оплошность предыдущей ночи, когда они с Джайлсом были совершенно не осторожны. Естественно, живи она в браке и не пройди она через два года горького, но гордого одиночества, может быть, и не волновалась так. Тем более, она желала вернуться на вершину карьерного роста и снова сниматься в клипах и ставить хореографию для ведущих музыкантов страны. С двумя детьми на руках этого будет не так уж просто достичь. Как-никак, а мать привязана к детям и дому, тогда как отец семейства может себе позволить и поездки, куда угодно, и уж точно не чувствует на себе необходимости вникать в мелочные дела быта.
Оставив дом во власти британца, Хани уселась за руль своего авто, на котором и отправилась в центр города, где располагалась одна из аптек, работавших допоздна. Естественно, рассчитывать на то, что все без исключения аптеки будут готовы продать ей необходимые средства, да еще и без рецепта, женщина и не думала. Поэтому и направилась по хорошо известному пути, а на обратной стороне забежала ненадолго в Хейлз, с которой они немного поболтали на крыльце ее дома, куда сестрица скрылась от своих домочадцев. Не услышав от сестры ничего нового, женщина так и вернулась домой, где на нее уже дожидались, а еще с самого порога чувствовался какой-то бесконечно приятный запах…
Джайлс сразу же отчитался о проделанной работе, тогда как Уильямс не знала, как реагировать на это самоуправство: злиться и говорить, чтобы не смел влезать туда, куда не нужно, или радоваться и умиляться тому, что ему не все равно.
- Я не планировала ужинать сегодня. Диета, сам понимаешь, мне нужно быть в форме, - ответила она Армстронгу, оставив пакет из аптеки на столе, чтобы уже в следующее мгновение протянуть руки к сыну, что уже успел по ней соскучиться. – Как ты мой хороший? Папа слушался тебя, мм? – спросила она у ребенка, конечно же, в шутку, чмокнув ребенка в пухленькую щечку сразу несколько раз. – Я днем ему сварила грудинку индейки, и сейчас ему только разогрею – он любит мяско. Правда, моя радость? – спросила у сына, что довольно заурлыкал, словно бы рассказывая что-то интересное своей матери, которая сразу же прошла на кухню, позабыв о своей важной покупке. В прочем, у нее еще был весь вечер для того, чтобы сделать тест на плодотворные дни, который обещал гарантию в целых девяносто девять и девять процентов, а также выпить противозачаточные за неимением более лучших контрацептивов. Но, все это будет только потом, тогда как сейчас внимание Хани полностью принадлежало ее медвежонку, которого она не выпускала из своих рук, готовя ему ужин.
- У тебя так и не поднималась больше температура? – осторожно поинтересовалась она у мужчины, когда он показался на кухне снова. – Тебе бы показаться доктору, - добавила она, прежде чем усадила сына на стул для кормления, чтобы с ложечки покормить ребенка, который мог съесть, наверное, целого слона. В прочем, по нему это было и так видно.

+3

8

Едва только Хани переступила порог своей квартиры, Джайлс сразу понял, что она не настроена так игриво как накануне вечером - и значит, ему надо быть похитрее, чтобы снова не оказаться на улице. Конечно же он мог пойти в отель или снова навестить хорошего друга Томми... но пожалуй сегодня  стоило повторять вчерашнего алко-марафона. Обдумав все это, Армстронг лишь улыбнулся в ответ на слова своей ненаглядной насчет его кулинарного шедевра.
-Милая, мое блюдо твоей диете не помешает - оно более чем легкое, диетическое и полезное, -возразил мужчина, передав маленького бутузика Хани. -Мы славно поиграли и навели небольшой бардак в спальне - строили дом для всех любимых игрушек нашего Мика. И я очень даже слушался, правда, мой хороший?
Майкл тут же начал довольно курлыкать, обняв любимую маму за шею - надо полагать что ее слова о вкусном ужине его весьма обрадовали? Джайлс уже успел убедится, что его сынок унаследовал от него хороший аппетит и любовь ко вкусной и хорошо приготовленной еде. Как бы Хани не скромничала, готовила она просто превосходно, пусть даже раньше у нее и не было возможности продемонстрировать это своему избраннику в полной мере: работа занимала слишком много времени у обоих, так что кушали они,  в основном по ресторанам, либо у родителей Армстронга. Именно во время этих спонтанных визитов, Аврора и познакомилась с пассией своего непутевого сыночка и очень обрадовалась, понадеявшись на то что он наконец-то остепенится.
-Мне уже намного лучше... по крайней мере, не знобит как утром и нет позывов обняться с фарфоровым другом - не при еде будет сказано, -ответил Джайлс, наблюдая за тем как Хани принялась разогревать грудку индейки для Мика. На аппетитный салат с горячими гребешками и яблоком, вредная женщина пока что не обратила никакого внимания, обнимая сынишку и следя за кастрюлей... так что Армстронг решил действовать наверняка. -Я просто немного простыл... пробуду дома пару дней и полностью поправлюсь, так что к доктору идти незачем. Ты же присмотришь за мной?
Он сделал шаг к Хани, приобняв ее со спины и коснулся губами щеки своей вредной пассии - Мик обернулся у своему непутевому папаше, удивленно хлопая своими большими темными глазами и получив поцелуй в нос от Джайлса, весело засмеялся.
-Послушай... я знаю что вчера порядком перегнул палку... но я не хотел обидеть тебя. Ты нужна мне и я готов на все, чтобы мы снова были вместе. А еще, я хочу чтобы мы оформили Мику новые документы... у него должна быть моя фамилия. Не хочу чтобы кто-либо сомневался в том, что он мой сын...
Джайлс не был юристом, однако представлял себе какая его ждала бумажная волокита, чтобы оформить документы своего ребенка так как должно. Он конечно не святой праведник и возможно не самый лучший кандидат в отцы, учитывая его образ жизни... но будет очень стараться ради своего сынишки. И пусть каждый знает, что у Майкла есть отец, хоть и весьма непутевый, с какой стороны не взглянуть.
-Что ты думаешь по этому поводу? -отпустив Хани, Джайлс встал рядом с ней, протянув Мику свою ладонь - маленький бутузик явно был не прочь похулиганить, схватив папашу за палец и потом быстренько убрав свою руку, коварно хихикая при этом. -Я готов нести ответственность за сына и обеспечивать его будущее...
Армстронг скользнул ладонью свободной руки по спине своей ненаглядной, опуская ее ниже и пока Майки отвлекся, приобнял Хани за талию. Он вновь хотел подразнить ее несколькими приятными поцелуями, прикоснувшись губами к ее щеке и шее, но именно в этот самый момент прекрасная и строптивая шоколадка обернулась к нему. Всего лишь одно мгновение, какая-то доля секунды... и их губы соприкоснулись, совсем как вчера за ужином, вот только этот поцелуй был недолгим.
Складывалось такое ощущение, что Хани боится дать волю собственным чувствам?
-Скажи мне... что я должен сделать, чтобы ты снова начала мне доверять? Мне казалось, что вчера у нас снова все было как прежде..., -осторожно начал говорить Джайлс после небольшой паузы. -Знаю, что я все испортил, но у меня ведь еще есть шанс исправить все? Я очень хочу сделать тебя счастливой - точнее говоря, тебя и Майки. Если ты захочешь, я брошу все в Лондоне, чтобы только быть рядом с тобой...
Вообще, если говорить начистоту, раньше Армстронг не задумывался о том что когда-либо заведет нормальную семью и детей как это положено всем приличным людям (по выражению Авроры). Пример собственных родителей Джайлса не особенно вдохновлял, ведь его папаша всегда и во всем уступал своей супруге, ни разу не сказав ей слова поперек. По правде говоря младшему Армстронгу это не особенно нравилось... ему очень хотелось, чтобы отец хоть раз заступился за него перед строгой маменькой. Пожалуй можно сказать что Джайлсу временами было очень обидно - но как-то раз, Алан рассказал ему о том как жил до знакомства с Авророй и как она спасла его от поистине адской депрессии.
После этого, ресторанный критик серьезно задумался о многом... в частности о том, что настоящий и крепкий брак в сущности и состоит из умения мужчины уступать своей женщине. Увы, в отличии от своего отца, Джайлс не всегда умел делать это и потому два года назад потерял самое дорогое что только у него было...

+3

9

[float=right]Don't give up, I won't give up
Don't give up, no no no
Don't give up, I won't give up
Don't give up, no no no
© The Greatest - Sia
[/float]Некоторые люди наделены просто необычайным упорством и упрямством, которых никому не занимать. И надо же родиться таким упрямцем, жаждущим добиться своей цели любой ценой, чтобы не заметить тонкого намека своей бывшей пассии, и мягко продолжать продвигаться к своей цели, пока темнокожая красотка размышляет о том, что все-таки должна была бы сделать, сказать. Ну, или вообще, как реагировать на заявление Джайлса о том, что он собирался провести дома несколько дней?! Это, в каком-таком доме – её что ли?! Но она ведь впускала мужчину к себе, когда он был болен, с температурой и, казалось, вот-вот его стошнит. Да, в том еще потряпанном виде он приперся, упал на колени, и она не смогла не сжалиться. Тем более, чувствовала вину за своего бывшего-нынешнего любовника, у которого в городе более никого не было. По крайней мере, так полагала Хани, пусть даже с интересом предположила, где, когда и с кем успело наклюкаться ее несчастное, но любимое счастье. Но она еще спросит, да так, чтобы Армстронг не воспользовался ее любопытством, выставляя все снова, как ревность. В прочем, что кроме оной это такое могло быть?!
Она сцепила свои пухлые губы, стараясь, придержать ответ при себе, однако, именно в тот момент, когда она даже не ожидала, мужчина подошел к ней со спины и, как бы, невзначай положил на талию руку, прижимая к себе так, что она могла почувствовать его близость. Ну, а после прикоснулся к щеке губами в невинном и таком простом поцелуе, словно бы он целовал ее так каждый день по нескольку раз. И самым обидным было то, что она до сих пор грустила по тому чудесному времени, когда они были вместе – они уделяли друг другу свое время и внимание, казалось, у них и не было тайн, пока доверие не было основательно подорвано какой-то интрижкой. И Уильямс не могла простить того, что Джайлс опорочил их отношения связью с коллегой по работе, пусть даже ради хорошего шоу, за которое он получал свои деньги и известность, пусть и в узких кругах.
И, словно бы прочитав настроение своей бывшей пассии, Джайлс решил снова прибегнуть к извинениям…
- Я Мика вполне могу и сама обеспечить. За весь ушедший год он никогда и ни в чем не нуждался, поэтому твои деньги – не нужны, - взъелась молодая женщина, наконец-то заговорив с британцем. – Если хочешь переоформить документы Мика – запасись терпением, а то заняться этим пока у меня не будет времени. Но я могу позвонить тебе, когда освобожусь, - весьма сердито пробурчала Хани, прекрасно понимая, что тянуть, смысла нет. Все-таки Джайлс был отцом ребенка, а ее сыночек не заслуживал того, чтобы он рос безотцовщиной. Правда, и хотелось сейчас отправить Армстронга подальше, чтобы он не морочил снова голову пустыми обещаниями. Вот она сейчас поверит, согласится принять его, а там, глядишь, и все начнется по новой. А точнее, по старому и хорошо известному сценарию.
Она ощутила, как ладонь мужчины скользнула вниз по спине, определено намереваясь подразнить её своими прикосновениями, и … ведь, в какой-то степени, мужчина был очень близок к своей цели. В прочем, он об этом прекрасно знал? Пусть даже и обращался к ней так осторожно, нежно и терпеливо, словно бы, действительно, сейчас в ее руках была судьба не только ее самой, но и блудливого британца, и их родного сына. Хани шумно выдохнула, повернувшись лицом к Армстронгу, чтобы сказать ему пару ласковых о том, как он не дает ей думать сейчас о чем-то еще, кроме горячего секса, который был у них, однако в следующее мгновение ощутила прикосновение его губ к её.
Их поцелуй длился не больше нескольких прекрасных мгновений, … но ввел женщину в такое замешательство, что она и не подумала оттолкнуть чересчур напористого кавалера. А когда прекратился, пожалела об этом …
- Я не знаю, Джайлс, - честно призналась она мужчине, глядя ему в глаза. Мик по прежнему находился у нее на руках, и даже не понимал, насколько серьезный разговор вели его непутевые родители в данный момент времени.  – Я хотела бы согласится, а потом не жалеть о своем выборе. Но, каждый раз, я вспоминаю, и не могу забыть то, что видела тогда, как мне было тяжело потом понимать, что тебе плевать на меня… И ты знаешь, что мне не нужны твои широкие жесты, - добавила она, обойдя мужчину стороной, чтобы начать кормить ребенка, которому еще следовало немного поиграть, а тогда уже идти на боковую. – Да и, в конце концов, неужели ты думаешь, что я ждала только пока ты приедешь? Моя жизнь не стоит на месте, - произносит она, весьма вовремя остановившись. Говорить о Такере, и врать о том, что у них что-то было, ей не хотелось. Но она вполне могла припомнить вчерашнюю ночь, как пример возможного нарушения жизненного пути.

+3

10

Хани могла бы сказать свое решительное и категорическое "нет" буквально с первых слов тирады Джайлса, но не сделала этого... что и давало хитрому британцу возможности для дальнейших маневров в разговоре. Она ведь не послала его ко всем чертям, хотя могла и не указала ему в очередной раз на дверь - так что не все было еще потеряно, но для решительной и безоговорочной победы, нужна была небольшая "артиллерийская" подготовка, а также немного хитрости и коварства. Хани уже дала понять Армстронгу, насколько соскучилась по нему, несмотря на все свои обиды и не отстранилась от очередного поцелуя, что давало надежду на продолжение их отношений.
Вот только сейчас, Джайлсу надо было не сплоховать и не наломать дров... так что он решил пойти ва-банк и рискнуть быть все-таки выставленным за дверь, после своей тирады. Но, как говорится в народе - пан или пропал?
-Хани... я прекрасно понимаю, почему ты обиделась тогда... я дурак и поступил совершенно по-дурацки.., -ответил британец. -И не только когда поцеловал Сью, но и после - когда позволил тебе уйти. Я мог бы долго распинаться, доказывая что у меня и Перкинс ничего не было, потому как она вообще-то предпочитает женщин, а со мной всегда вела себя как свой в доску парень - но теперь это уже не имеет никакого значения. Я умудрился прощелкать то хорошее, что было у нас... а потом побоялся остановить тебя, решив что ты больше никогда не захочешь меня видеть. Я не прощу себе, что струсил тогда... и просто прошу дать мне еще один шанс. Ты говоришь, что сама прекрасно обеспечиваешь нашего сына, но это неправильно, потому как я тоже должен участвовать и помогать тебе всем, чем только смогу.
Пожалуй, Армстронг мог бы назвать себя вполне упакованным со всех сторон и успешным человеком? Его считали компетентным экспертом в области кулинарии и при желании он мог бы работать даже на старый добрый Мишлен, если бы не проекты в Лондоне, которыми ресторанный критик занимался в последние два года. Контракт с BBC на несколько научно-познавательных фильмов (формулировка была именно такая) был продлен после успеха "Дегустаторов", которые пришлись зрителям по душе, хотя никакого велосипеда сценаристами придумано не было. Идея была проста как мир - в веселой, ненавязчивой и интересной форме рассказать не только об истории кулинарии в Британии, но об истории государства в частности: именно поэтому и были задуманы своеобразные "путешествия" в различные эпохи.
Одним словом, Джайлс мог и хотел дать своей жене и сыну все самое лучшее... и как истинный упрямец он давно уже решил, что рано или поздно, Хани выйдет за него замуж. Пусть это случится не сегодня, но хитрец не намерен был отступать - хотя, если признаться честно, слова строптивой пассии его больно укололи...
-Да и, в конце концов, неужели ты думаешь, что я ждала только пока ты приедешь? Моя жизнь не стоит на месте.
Так значит у нее все-таки что-то было с тем кретином с розами? Подумав об этом, Джайлс как-то позабыл что тоже не жил в монастыре все эти два года... правда серьезными его мимолетные романы не назовешь и потому мужчина не чувствовал за собой особой вины. Он хорошо проводил время, Хани тоже не была одна?
-Я не знаю что мне думать... ты говоришь, что не хочешь меня больше видеть и в то же время поступаешь совершенно иначе, -ответил Армстронг. -Знаешь... быть может мы сразу расставим все точки над "и"? Ты скажешь мне здесь и сейчас, есть ли хоть какая-то надежда на то что ты меня простишь. И если захочешь, чтобы я ушел - я так и сделаю.
Подойдя ближе, Джайлс нежно провел ладонью по мягким волосам сынишки: Мик тут же обернулся к нему и улыбнулся, даже и не предполагая, сколько глупостей успели наделать его непутевые родители. Армстронг сейчас играл с огнем, но другого выхода у него не было... уж лучше пусть Хани все выскажет сразу, чем он постоянно будет ждать момента когда ей захочется выставить его из своей квартиры.
-Пойду поищу свои брюки... они ведь в ванной? -тихо произнес Джайлс, после того как чмокнул Мика в нос. -Когда вернусь, ты скажешь мне, чего ты хочешь, Хани... но знай, что своего сына я не брошу и левым дядей для него быть не собираюсь, даже если ты намерена устроить свою личную жизнь без меня.
Развернувшись, Армстронг вышел из кухни и направился в ванную, где и нашел свои брюки и рубашку в корзине с чистым бельем. Одевшись, Джайлс решил перекурить последний разговор и прихватив из гостиной пачку сигарет и зажигалку, вышел на балкон. На улице снова начал накрапывать дождь, так что хотелось бы надеяться, что Хани все же решит поставленный вопрос в положительную сторону.
Джайлс точно знал, что не мог ошибится... и Хани по-прежнему хочет быть с ним, возможно даже в большей мере чем прежде - вчерашние жаркие объятия прелестной шоколадки говорили об этом в полной мере. Но что же она решит?

+2

11

Женщины делятся на несколько типов: те, которые способны простить своему мужчине даже самые страшные грехи, а также и на тех, которые не прощают. И, по правде говоря, Хани Уильямс никогда не думала о том, что будет относить себя к злопамятным и стервозным штучкам, которые желают быть одними и неповторимыми для своего мужчины. Ведь горько, когда мужчина оглядывается на других женщин. Однако хуже всего то, что мужчина прикасается с неподдельным желаниями и чувствами к другой женщине, пока эта самая единственная и неповторимая даже не подозревает об этом. Наверное, не стоило смотреть тогда тот выпуск сериала, в котором снимался ее кавалер, но отзывы некоторых знакомых только придали ей интереса и азарта, которые вылились в полное разочарование в том, кого она любила.
Но, как говорится, сделанного уже не воротишь.
И выбор перед ней был невелик: простить или нет.
С одной стороны, конечно, ей хотелось снова побыть на месте бесконечно влюбленной женщины, которая жила со своим избранником, подобно настоящей хищной кошке – они рычали, дрались и отрывались на полную в одночасье. Но, с другой стороны ей хотелось отвергнуть мужчину – причинить ему ту же боль, которую она пережила из-за него когда-то, а может даже и большую боль, ведь восполнить чашу собственного терпения не просто.
Уильямс замерла, будто хищник в клетке, когда Джайлс подошел к ней и сыну, которого и коснулась его рука. Британец сказал уже даже слишком много, чем следовало ему говорить в доме его бывшей пассии, от которой требовал какого-то решения, пусть даже недавно она сказала, что совершенно не представляет себе, как быть с ним. Он словно бы нарочно провернул ситуацию так, словно бы теперь Хани была повинна во всех грехах этого человечества просто потому, что не позволила Армстронгу снова приблизиться к ней настолько, насколько они были близки этой ночью. И это злило Хани. И злило настолько, что она сцепив зубы, словно бешенная собака, она тщетно пыталась успокоиться, прекрасно понимая, что при ребенке не может позволить себе выпустить пар и проораться на наглого британца, что охамел настолько, чтобы ставить ей какие-то условия.
- В ванной, да, - только и ответила она, наблюдая за тем, как Джайл удаляется с кухни, после чего хмыкнула вслух. – Черт! – ругнулась женщина. – Еще и будет мне условия ставить?! – добавила она, шумно выдохнув при этом. – Нет, только посмотрите на него… - причитала Хани, не в силах перебороть свой внезапный всплеск эмоций.
А ведь, что она сама думала об этом? Чего ожидала от Джайлса?
Определенно, она не думала о том, что он изменился, но явно надеялась получить хоть какую-то демонстрацию того, что может верить своему бывшему. Но, нет?! И видок, в котором принесла нынче утром Армстронга к ее дому, был тому характерным сведением.
Закончив с кормлением сына, Уильямс поднялась в спальню, чтобы приспать Мика, пока его папаша снимает напряжение при помощи курения. Это заняло у нее не больше получаса. Тем более, сынок уже хотел спать и сонно потирал кулачками свои маленькие глазки. И все это время, которое она провела рядом с сыном, Хани прислушивалась к шуму на кухне и гостиной, чтобы услышать, когда мужчина решит уйти. Но, он не уходил. Так что, когда она спустилась вниз, застала Джайлса на его любимом уголке в любом доме – за столом на ее кухне.
- Знаешь, мне очень странно слышать твои претензии в мой адрес, Джайлс, - достаточно прохладно обратилась к мужчине танцовщица, как только подошла к столу, на который и положила обе ладони, которыми хлопнула по столешнице в следующее же мгновение. – И ты только сейчас, блять, говоришь, что она лесбиянка! Да ты, вообще, что себе думаешь обо мне?! Хочешь снова насрать мне в душу?! – выпалила Хани, едва сумев взять себя в руки в нужный момент и не послать сходу своего бывшего куда подальше. Тем не менее, молодая женщина решилась взяться за мойку посуды, которая осталась после ужина Майка. Вот только сдержаться она не могла. Природа требовала шоу и разрушений, поэтому она резко развернулась и запустила в мужчину тарелкой, с которой ел свое мяско и кашку Мик. - Да чтоб тебя!

+2

12

Выкурив пару сигарет и выкинув окурки, Армстронг вернулся на кухню и уже не застал там Хани - судя по всему, она ушла укладывать спать Мика. Он уселся за стол и принялся жевать давно уже остывшие гребешки, к которым его вредная пассия так и не притронулась, раздумывая при этом о своем... Никому ведь не нравится признавать себя дураком, верно? А тем более, мужчине привыкшему к вниманию со стороны друзей, близких и просто каких-то случайных людей в его жизни - но тем не менее, Армстронг все же готов был подтвердить собственную глупость и несостоятельность, лишь бы вернуть Хани. И он сейчас очень надеялся, что она придет в кухню и скажет, что все было глупо и она вовсе не хочет чтобы он уходил...
Затерявшись в собственных раздумьях, Джайлс даже и предположить не мог (а хотя следовало бы...), насколько он был близок сейчас к взрыву сверхновой. Причем - не только со стороны своей возлюбленной. Зайдя в кухню, Хани не стала тратить время на долгие прелюдии к разговору и сразу высказала все что думала о заявлениях своего неверного бывшего. Наверное, если бы на месте Армстронга был его отец, он бы сумел свести начавшуюся бурю эмоций на "нет"? Но как уже говорилось выше, Джайлс не был похож на Алана и после всего услышанного, его взбалмошная итальянская натура тоже жаждала высказаться.
Особенно, после тарелки, полетевшей в его голову. По счастью, пластиковой и легкой, однако воспоминания о подсвечнике, как-то успешно попавшее в цель, заставили Джайлса увернутся.
-Хватит! Мне надоело уже слышать, что всегда и во всем виноват только я!!! Да она чертова лесбиянка! Но я не знал этого, когда мы начали работать над тем проектом - ты это хотела услышать??? -отбросив тарелку в сторону, Джайлс вскочил со стула, так же грохнув по столу рукой - но уже не ладонью как Хани, а кулаком. -Между прочим, ты тоже нехорошо поступила, когда скрыла от меня ребенка! Так что не надо тут мне выговаривать, понятно?
Армстронг вспомнил, как два года назад, почти также орал на свою вредную матушку, когда она в открытую назвала его дураком, узнав о разрыве с Хани. Мол, он все испортил и всю свою жизнь будет жалеть об этом, потому как потерял единственную женщину что соглашалась его терпеть. Подумать только, как это было сказано?? Да еще неясно кому именно приходилось терпеть...
-Ты бросила меня из-за одного жалкого поцелуя... а сама забыла как обнималась с каким-то кретином в клубе! Якобы это называлось танцами... но я видел как этот ублюдок облапал тебя где только можно и нельзя, а ты это позволила!!! А когда я хотел набить ему морду, то оказалось, что я же еще и виноват! Твою мать! Меня уже порядком задолбало ВСЕГДА и во ВСЕМ быть виноватым!
Обойдя стол, Джайлс в одну минуту оказался возле Хани и схватив ее за руку, резко притянул женщину ближе к себе. Естественно, он никогда и ни за что не ударил бы ее, как бы не был зол или пьян - и обычно во время ссор именно ресторанному критику доставалось от его пассии.
-Скажи мне сейчас, за каким чертом ты снова подпустила меня к себе? Тебе захотелось поиграть?! -процедил сквозь зубы Армстронг, предусмотрительно придержав руки Хани, чтобы не получить по физиономии. -Заставить меня поверить в то, что я смогу тебя вернуть, а потом выпнуть к чертовой матери, словно приблудного пса, заявив, что у тебя есть собственная личная жизнь?? Ну давай, скажи мне все как есть и потом я уйду и не стану больше отнимать твоего времени!
Наверное, на этом месте стоило порадоваться, что Мик еще слишком мал и даже если и услышал бы что-то - не особенно понял что именно происходит с его непутевыми родителями. Но в пылу ссоры, взрослые люди не способны думать ни о чем, кроме того чтобы побольнее уязвить друг друга... и в данный момент времени, для Джайлса словно бы вернулись его золотые времена с Хани в Лондоне. Тогда они реально жили каждый день словно на вулкане, вот-вот грозившем неожиданно взорваться, притом по большей части причиной их ссор была конечно же жгучая ревность, не знающая никакой пощады. Например, Армстронг улыбнулся какой-то девице и Хани это заметила и, естественно, решила отомстить своему чрезмерно любвеовильному кавалеру, заставив его просто бешено ревновать себя в клубе. Ну а дальше все проходило по их обычному уже сценарию?

+2

13

У каждой парочки свои способы примирения. Кто-то садится за «круглый стол» и ищет всевозможные компромиссы, кто-то берет передышку под так называемым кодовым словом перерыв, за время которого испытывает себя на поприще любви с другими, а кто-то действует, возможно, подобно Хани и Джайлсу, срывая свой голос, оря друг на друга до хрипоты, срывая все злость на хрупких предметах интерьера или самых обыкновенных кухонных приборов. И сейчас, как только женщина запустила в недалекий полет пластиковую тарелку, из которой кормила сына, ей, честно говоря, очень не доставало шума бьющегося стекла или хоть какого-то шумного приземления тарелки. Все-таки, выпуская пар во время сор с Армстронгом, женщине жизненно необходимо было ощутить то, как разрушается что-то вблизи, дабы не допустить какого-то более громкого крушения в своей жизни. В их жизнях? Смешно, ведь она уже давно не была тем вспыльчивым подростком, да и в юношестве своем Хани никогда не била посуду на кухне своей матери. Максимум, что она могла себе позволить – высказать свое недовольство и надеяться на то, что к ней прислушаются. В прочем, по большей степени так оно и было, однако рядом с этим британцем Уильямс просто не контролировала порой себя. Она заводилась с пол-оборота, что в постели, что во время обычной, на первый взгляд, перепалки между людьми, жаждущим быть вместе и пытающимся привести в порядок свой совместный быт. И нынешний случай, как и то, что произошло накануне ночью, было самой яркой демонстрацией этому.
- Ага! – в ответ на возмущение Джайлся и подтверждение того, что его напарница, с которой он так страстно целовался и вел с ней весьма развязно (типа для пущей правдоподобности), предпочитала мужчинам женщин. Вот только Джайлс не знал, что она лесбиянка?! – Значит, ты не знал?! И значит все равно отел её трахнуть, прежде чем она тебе не открыла эту «страшную» тайну! – язвительно выпалила она, продемонстрировав кавычки пальцами, прежде чем мужчина громко ударил по столу кулаком. – Ты не хотел мириться со мной и позволил мне уехать, так за каким хреном мне было говорить тебе, что я попала в один процент женщин, которые беременеют, пользуясь спиралью?! Мне от тебя ничего не было нужно! Я сама способна воспитать сына и дать ему все самое лучшее! Я тебе не какая-то попрошайка! – не осталась в накладе Хани, не жалея голоса и сил, стараясь донести свою истину до блудливого британца. – Да, я ушла от тебя из-за этого чертового поцелуя! Но, черт тебя подери, ты не думал, как он выглядел со стороны?! Больно увлёкся процессом?! И не переводи стрелки на мои танцы! С самого первого дня нашего знакомства ты знал, что я танцую! И если тебе не нравилось – нефиг было меня соблазнять! Отказываться от любимого дела я не собираюсь из-за тебя, как и ты не собирался бросать свой тупой и низкобюджетный проект! – очень жаль, но рядом больше не было ничего достойного, чтобы взять и швырнуть им в Армстронга. Была только вилка (ага, один удар – четыре дырки), вот только пользоваться ней она явно опасалась, ибо это уже криминал. Она только отталкивает столовый прибор от себя, пока ресторанный критик обходил стол и приближался к свой бывшей даме сердца. В прочем, больно такой бывшей?
Он оказался быстрее неё. Схватил за руку и притянул ближе к себе, не оставляя ей особенного простора для маневров. Только собиралась Уильямс хлопнуть по лицу мужчину, как ее ладонь оказалась перехваченной.
- Не забывай, что ты на моей, блять, кухне! – процедила она, не прекращая попыток вырвать руку из захвата британца. – Ты соблазнил меня! Был таким внимательным и нежным со мной, а потом все испортил, сведя все к самому обычному допросу с кем я и когда! – выдала свое заключение Хани. – Тебя не было рядом так долго! Ты не смеешь мне выказывать претензии! – едва не расплакавшись от эмоций и собственной обиды, что били через верх, Хани вырвала все-таки руку из захвата Джайлса, чтобы хлопнуть ей по тому, куда она попадет. Не важно, по плечу, груди или по лицу даже. А потом, когда мужчина снова поймает ее ручку, использовать определенно самое странное из своих оружий: взять и прикоснуться к губам мужчины, на которых чувствовался вкус гребешков с их фирменным соусом. Но, какая разница, какие на вкус были гребешки. Куда важнее было то, каким на вкус был тот жадный поцелуй, которым каждая из сторон пыталась доказать свое превосходство, свое желание и силу…

+2

14

Все было также как в старые добрые времена... так что на пару секунд Джайлс даже подумал что все вернулось на круги своя. Он и Хани снова в его лондонской квартире студии и этих двух лет что они провел врозь, попросту не было и не могло быть. Настоящее ощущение дежа вю - и значит что Хани никуда не уйдет после этой громкой ссоры... наоборот, она снова будет самой сладкой и желанной - единственной женщиной в жизни Армстронга. И он скорее подсознательно (почти по Фрейду?), позволил своей пассии высвободить одну руку для особенно хлесткой пощечины. Джайлс помнил как они всегда заводили Хани и желал ее сейчас как никогда в жизни, так что слова которые она бросила в порыве ссоры, чтобы уязвить его, больше не имели никакого значения.
-Я смею, черт возьми.., -шепнул он, ощущая как от неуемного желания начинает перехватывать дыхание, прежде чем Хани жадно поцеловала его. -Да я соблазнил тебя... потому что схожу по тебе с ума... и никто и никогда не смог бы мне тебя заменить. И сейчас я тоже безумно хочу тебя...
Мало обращая внимания на новую парочку пощечин, Армстронг смахнул все что стояло на кухонном столе на пол и затем подсадил на него свою вредную пассию. Она не сопротивлялась ему, продолжая целовать также жадно и нетерпеливо и начав его раздевать. Целуя Хани в ответ, Джайлс словно в каком-то дурмане избавил ее от ненужной одежды, после чего опустился на колени, начав череду пикантных ласк, сорвавших не один сладкий стон предвкушения с уст своей вредной шоколадки. Плевать на все разборки и даже на того хахаля с розами... в данный момент Армстронгу доставляло особенное удовольствие заставлять Хани выгибаться на столе от каждого движения его языка. Настала пора отыграться за все полученные оплеухи, прежде чем его страстная возлюбленная получит желаемое... к тому же любовная игра ведь не терпит спешки?
-Я уже говорил тебе и повторю снова.. я люблю тебя, -тихо произнес Джайлс, прежде чем стать одним целым с Хани, начав новый раунд поистине сладкой пытки лишь для двоих. Это позже, они придут в себя и задумаются о том, не разбудили ли ребенка тем шумом, что устроили на кухне... а пока что, окружающая реальность принадлежала лишь им одним. -...и не было не одного дня за эти два года, чтобы я не пожалел о собственной дурости.
Хани вновь притягивает Джайлса ближе к себе, заставляя замолчать с помощью очередного поцелуя и ускорить ритм их совместных движений. И естественно на изнуряющем и приятном раунде на столе все дело не закончилось - не одеваясь, они поднялись в спальню Хани, где и продолжили уже в душе. По счастью, Мик продолжал спать крепким и сладким сном до самого утра и беспокойно зашевелился лишь когда его мама улеглась рядом с ним, будучи довольной, счастливой и чертовски усталой. И на этот раз Армстронг улегся рядом с Хани и накрывшись легким покрывалом, поцеловал ее в шею, с удовольствием ощутив ее все еще разгоряченную и влажную после жаркой близости и душа кожу.
Позже надо бы прибрать бардак на кухне и в ванной... но все это будет потом, а пока что, Джайлс обнял Хани и сжал ее руку, переплетая свои пальцы с ее пальцами - совсем как недавно в душевой кабине во время занятия любовью.
-И что же мы будем делать? -шепнул мужчина, коснувшись губами обнаженного плеча своей любимой. -Я знаю, что виноват перед тобой... но я не могу без тебя. Ты единственная женщина, которую я готов умолять вернутся ко мне... кроме тебя мне никто не нужен. У нас есть ребенок и мы можем начать все сначала - я обещаю, что тебе не придется об этом жалеть
Обнимая Хани, он продолжает дразняще-легко и очень нежно прикасаться губами к ее шее, вспоминая недавние особенно приятные мгновения наедине. И на кухонном столе и в душе, Джайлсу удалось довести свою возлюбленную до поистине сладкого исступления, заставив позабыть буквально обо всем на свете - даже об осторожности.
-Прошу... скажи только одно - ты хочешь, чтобы я остался с тобой. Я все сделаю ради этого.., -тихо добавил Армстронг, едва подавив зевок и ощущая сейчас лишь одно желание - как следует выспаться после самой настоящей бури, что нынче его "зацепила". -Без тебя все в моей жизни совершенно бессмысленно...

+2

15

Боль… боль способен, пожалуй, принести только по-настоящему дорогой сердцу человек; тот один-единственный, чьей любви нам мало. Мы требуем, конечно же, большего. Мы хотим от него еще верности и преданности, которых ждем до тех самых пор, пока не появляется отчетливое свидетельство тому, что где-то он оступился и не предупредил нас об этом шаге влево. Не раскаялся? Что же, можно было сотню и тысячу раз говорить Джайлсу о том, сколько боли перетерпела из-за него женщина, которая все еще чувствовала по отношению к нему нечто больше, чем обычное влечение. Да, определенно, обычное влечение было бы в их случае даже более предпочтительным, ведь получив друг от друга долгожданный секс, не стали бы снова теребить раны на сердцах друг друга и разбежались бы по-доброму и мирно еще в первую ночь, когда ресторанный критик соблазнил свою давнюю темпераментную пассию. Однако это у них был какой-то особенный вид мазохизма, пожалуй. Они оба знают, что в итоге их ждет еще не одна громкая ссора, вот только сейчас, кроме губ друг друга и желанного единения тел перед своими глазами не видят и даже не пытаются заметить. Все их внимание принадлежит лишь только их влечению, тогда как проблемы с доверием приходится отодвинуть в который раз на задний план. Отодвинуть все куда-то на периферию своего сознания, чтобы уже на следующий день с горечью вспомнить об упущенной возможности спокойно поговорить, вместо того, чтобы провести вечер в вертикально-горизонтальном положении, даже слишком близко друг к другу.
Хани могла сказать своему британцу, что в сердце ее до сих пор не гуляет ветер, ведь место прочно было занято им, вот только гордость и липкий страх не дают ей этого сделать. Она жаждет уверенности, о которой вспомнит снова слишком поздно, чтобы заикнуться даже о ней, поэтому придется вновь кусать себе локте и думать о том, насколько все-таки была слабой женщиной.
И снова прогонит мужчину прочь от себя?
В то время, когда Джайлс заставлял выгибать ее на кухонном столе, Хани не была способна думать о чем-либо, кроме прикосновений и требовательных ласк мужчины. Не один стон удовольствия сорвался из ее уст, прежде чем Уильямс потонула в сладком послевкусии той близости, которую они разделили на двоих посреди кухни, на которой завтра придется основательно прибраться и смести осколки от разбившейся (на счастье?) тарелки. Сейчас же они сбегают из места преступления, желая смыть с себя остатки запаха друг с друга под теплой водой душа, но это не приносит желанного спасения. Той близости на кухонном столе им было мало, как и мало было близости в душе, откуда темнокожая женщина упала без сил на кровать рядом с сыном, что только интуитивно придвинулся ближе к своей матери, не желая оставаться более одним в постели.
Дотянувшись до высокого лобика сына, Хани тихо вздыхает, прежде чем мужчина устраивается рядом с ней в постели. Она уже предвкушает их новый разговор, возможно, новые претензии в свой адрес. Вот только ничего этого не случается. Вместо всех возможных слов, Армстронг просто предлагает ей быть снова вместе. И который раз он об этом начинает говорить с ней?
- Моего доверия к тебе практически не осталось, Джайлс, - тихо отвечает она, не торопясь поворачиваться к мужчине. Тем более, когда он тесно прижимается к ней с одной стороны, а с другой стороны – Мик. – Мы не сможем ничего построить вместе даже ради сына без него, даже если будем очень хотеть этого – все равно придем к тому, из чего начинали, - все тем же тоном голоса ведет дальше женщина. – Если ты готов завоевать мое доверие – мы можем попробовать. Но только я не буду тебе ничего обещать наперед. Я буду жить так, как буду считать за нужное, Джайлс, - добавила она, оглянувшись через плечо на своего пылкого кавалера, что не торопился все еще сторониться от нее. И, либо он не совсем понимал, что она имеет в виду, либо … был действительно, готов на все ради нее?
«Вот и проверим…», - ехидно подумалось темнокожей леди, тогда как она сказала вслух совершенно иное.
- Тебе такое подходит? – и да, ответ только один, только сейчас и ни минуты на размышления.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Take Me Home