Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » воспоминаний замкнутая нить


воспоминаний замкнутая нить

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

СПОРТБАР | НАЧАЛО СЕНТЯБРЯ | ВЕЧЕР, ЧАСОВ ШЕСТЬ

alex, brooke and ren
http://funkyimg.com/i/2gcKD.gif http://funkyimg.com/i/2gmHy.gif http://funkyimg.com/i/2gcKE.gif

Два друга встречаются спустя несколько лет после их последней посиделки в баре. Что за три года случилось в жизни каждого из них? Рен рад видеть Алекса, но рад ли Алекс?

Отредактировано Randal Andrews (2016-09-06 09:07:31)

+1

2

все всегда уезжают навсегда.
вернуться невозможно - вместо нас всегда возвращается кто-то другой.

http://67.media.tumblr.com/09b277b4a09f033600d2cba8134ea6e9/tumblr_ocykkeYsQz1rl16iuo4_250.gif http://67.media.tumblr.com/097e1dcf60290262b60ba8d762fbcc2a/tumblr_ocykkeYsQz1rl16iuo7_250.gif
•     •     •     •     •     •     •     •     •     •     •     •     •     •     •     •     •     •

Так странно, стремительно и незаметно любовные отношения и работа вытеснили из моей жизни друзей, да и были ли они у меня, настоящие, с которым в огонь и в воду, с которыми можно поделиться самыми сокровенными переживаниями? Остин — фамилия, которая первой всплывает на подкорке сознания, тот еще придурок и шутник, постоянно клеился к моей сестре Мелоди и в итоге добился ее расположения, а потом скрылся со всех радаров, поговаривают, что женился, но после того, как он покинул Сакраменто, мы больше не виделись. Еще был Алекс Купер, мы познакомились пять лет назад, вместе в баре засмотрелись на одну девушку, и та в итоге дала обоим от ворот поворот, но мы не растерялись и, взяв по стакану пива, затеяли разговор. Дальше — больше. Встречи по четвергам, и несмотря на то, что мы с ним разные, нам удавалось неплохо ладить. Я тогда еще только-только начал общаться с Бруклин, и все время повторял о том, какая она несносная, и что никогда, слышите, никогда такая ветреная и бестолковая девчонка не сможет завладеть моим сердцем.
Сейчас кроме Алекса и Джека ничьи имена не приходили на ум, лишний раз подтверждая то, что друзей у меня на самом деле очень мало. И дело тут не столько в работе, которой я оправдываю все свои жизненные промахи и не самые мудрые поступки, дело в том, что когда-то и почему-то я решил, что мне и без друзей хорошо, что люди рядом — лишняя ответственность и головная боль, я так стремился избавиться от ненужных эмоций, что позабыл о том, что любое чувство нужно и важно так же, как воздух, нельзя жить без гнева, обиды или жгучей досады; ровно и без изъяна случается только тогда, когда ты мертв, в остальном же путь нашей жизни испещрён кратерами и ухабист, переживать и     ч у в с т в о в а т ь — это нормально. Иметь друзей тоже нормально.
С Купером мы не виделись уже три года, сначала я в самом деле, по-настоящему был увлечен своими отношениями, потом воспитанием дочери, маленькой Джоанны, затем, после разрыва с Бруклин, ушел в себя и предпочитал ни с кем не общаться, а теперь, когда дошел до мысли быть собой и оглянулся, то заметил сообщение от Купера в своем фейсбуке, в который я захожу, к слову, не чаще, чем раз в месяц, а затем и SMS на дисплее своего яблочного гаджета четвертой модели, мигнувшего мне о том, что Алекс предлагает встретиться.
Шесть часов, моя старенькая, но неизменно любимая «Бентли» останавливается неподалеку от спортивного бара, пару лет назад мы с Брук в нем часто бывали, но сегодня она не смогла, у нее репетиция и запись новой песни, я все еще не привык к тому, что «Vertigo» больше нет, и я больше не нужен ей, как запасной гитарист, но она и сольно справлялась неплохо. Автомобиль остается на стоянке, а я, засунув руки в карманы, бреду под пасмурным небом к крыльцу, несколько раз останавливаясь и оборачиваясь по сторонам, мне хочется верить в то, что Бруклин все же придет, что я возьму ее маленькую горячую ладонь в свою, мы месте зайдем в уютное заведение, и я представлю ее Куперу, но нет, вокруг по-прежнему только разноцветная мозаика из чужих машин, по капотам которых стучат первые крупные капли дождя.
Снимаю легкую куртку и присаживаюсь на черный кожаный диван в углу, Алекс уже ждет меня, и я пожимаю мужчине руку, приветственно улыбаясь.
— Давно не виделись, — неловко поднимаю ладонь и пальцами взъерошиваю себе волосы на затылке, рассматриваю его лицо, сравнивая с той картинкой, которую видел в последний раз. Волосы все такие же русые, торчат колючим ежиком, в глазах все также же читается смелость, безрассудство и отвага, я в очередной раз удивляюсь тому, как такие разные люди могли найти общий язык.
— Рассказывай, как жизнь? Как жена, есть дети? — Почему-то это первые вопросы, которые задают друг другу люди после долгой разлуки, и я спрашиваю не потому, что мне нравится совать свой нос в чужую личную жизнь, просто именно семья — главная ценность, и, если кто и должен беспокоиться о том, все ли у человека хорошо на личном фронте, так это именно его друзья.
Официант приносит нам карту напитков и меню, и, откинувшись на спинку дивана, я спокойно перелистываю яркие листы в переплете, останавливая взгляд на странице с холодными закусками. Нам некуда спешить, тем для обсуждения за три года накопилось достаточно, так что я заказываю стакан темного пива и сырные чипсы с острым соусом.
— Прости, что я так пропал, — продолжаю, прикидывая, с каких событий стоит начать рассказ, с грустных или тех, которые оставили радостный отпечаток?  И стоит Алексу открыть рот, я тут же замолкаю, устремляя взор на коричневую стену, украшенную разными забавными фигурами, вырезанными из дерева. В пестрой коричневой мешанине узоров можно разглядеть и две скрещенные бейсбольные биты, и деревянные кубки, и карикатуру спортсмена с головой в виде мяча, одетого в кепку.

Отредактировано Randal Andrews (2016-09-04 21:50:56)

+2

3

Каждый человек – герой своей жизни. Он, будто бы снимается в собственном экшне, который никогда никому не покажут, лишь, он сам сможет когда-нибудь рассказать, если не будет страдать болезнью Альцгеймера, или же еще каким-нибудь старческим маразмом. Так и я, оглядываюсь назад, и вижу, что я сделал за свою жизнь, чего добился, и усмехаюсь. Я многое сделал, многое заработал сам, многое сотворил сам, например – свой собственный клуб, например то, что я стал человеком, встал на ноги самостоятельно, а не с помощью дяди, который старался оберегать и сделать что-то для меня. Я не стал сосунком, который гулял ради своей забавы, который делал что-то, что могло бы расстроить Чарльза. Я был тем, кем бы хотели видеть рядом с собой.
И вот, когда я наконец-то обрел семью в виде своей жены, и когда казалось, что счастье близко, все разрушилось в один миг. Два человека, которых я считал близкими предали меня, предавали на протяжении полу года, а я, как слепой осел ничего не видел, или же не хотел видеть. Я не замечал изменений в своей жене, считал, что так и должно быть, но, самое отвратительное было то, что друг, который был для меня чуть ли не братом, пожимал мне руку, делил со мной стол, хлеб, улыбался мне в лицо, а за спиной спал с собственной женой. Мне все это осточертело, и я твердо решил для себя, что стоит начать меняться, а точнее – подать на развод, набить морду «другу», а уже потом, с чистой совестью начать все с чистейшего белоснежного листа, формата «А4». В моей жизни было много друзей, много людей, которые притворялись ими, но я знал одного, который пропал несколько лет назад, не давая о себе никакой информации. Это Рэндал Эндрюс. Друг, товарищ, и, если честно, если меня спросить, как и при каких обстоятельствах мы с ним познакомились я уже точно не скажу, потому что не помню. Слишком много воды утекло, и, нужно вернуть старого доброго друга, узнать все-таки, как его дела.
Я слишком виноват. Забылся в жене, в работе, в своих проблемах, постепенно отдаляясь от людей, которые мне дороги. Я не изменился внешне, но изменился изнутри: стал более спокоен, и более рассудителен во многих вещах. Теперь, я не доверяю каждому человеку, не раздаю не нужные советы и не лезу в чужую жизнь. Мне этого не нужно, ведь у меня собственная и так не плохая.
С Рэном, мы договорились встретиться в спорт-баре, где давно уже не бывали. Я решил написать ему, узнать, как дела, а уже после, пригласить на бутылочку пива с закуской, чтобы было что вспомнить, да и, узнать, как у него дела, что нового в жизни друга, с которым не общались почти три года.
В спорт-баре было не так уж и шумно, что очень странно для такого заведения. Может быть, время не то, или день не тот, а может быть никакой игры не было в этот день, от этого, бар не был забит кучей болельщиков с шарфами, дуделками и всякой чушью на голове. Усмехаюсь своим мыслям и смотрю в сторону двери. Вижу знакомое лицо – Рэн. Все такой же, как и раньше: вальяжная, даже медвежья походка, постоянно озирается по сторонам, и будто бы потерял кого-то. Как только он подходит к диванам, я встаю и пожимаю ему руку.
- Привет, дружище, - сажусь обратно на диван, и как только официант приходит с меню в руках, Рэн задает вопрос, который заставляет меня усмехнуться. Да уж. Мы настолько давно не виделись, что он даже не знает о том, что я развелся, и не заводил детей. Замотав головой я улыбнулся. 
- Жена…она…в порядке, наверное. Не знаю, я не в курсе, мы в разводе уже больше года, - я легко пожимаю плечами, как будто, это обычное дело. Нет, не скажу, что я страдал от того, что меня предали, но неприятный осадок все же остался. Осталось чувство того, что меня предали, чувство ненависти к себе, что я был настолько слеп, и настолько дураком. Да уж. Никому не пожелаешь быть на моем месте. Быть дважды обманутым.
-Не переживай. Мы оба пропали из жизни друг друга, так что…, - я выдыхаю, беру в руки пиво и киваю в его сторону. - Лучше, расскажи, как сам-то поживаешь? Что нового в твоей жизни, где пропадал, где бывал, - делаю глоток темного напитка глядя в глаза Рэну. Я даже не могу точно сказать, изменился ли он, или как, в какую сторону, насколько сильно. Меня можно официально признать самым плохим другом года, аж трижды, но, увы, прошлого не вернуть, ничего не сделать. Что было, то было. Слишком много разговоров, слишком много раздумий. Лучше просто провести время с Рэном, как в старые добрые времена. Я не знаю, как такие люди…такие разные люди, как мы, нашли общий язык, смогли сдружиться, но, это довольно интересно наблюдать. Мы абсолютно не похожи друг на друга, мы абсолютно разные, но, в то же время, мы хорошие друзья.

+2

4


     - Ну бля, ну сколько можно? Фон и так идеальный, на хуя мы перезаписываем его снова и снова?
     Работать с наемными музыкантами невыносимо. Эти капризы на пустом месте выводили меня из состояния покоя, и даже тщетные попытки игнорировать чужое нытье не всегда помогали. Провожу медиатором по струнам, пытаюсь выровнять темп, найти оптимальный ритм композиции, но Арчи снова и снова сбивает мое вдохновение своими усталыми вздохами.
     - Можешь вернуть выручку за неделю и проваливать. - стараюсь, искренне стараюсь говорить как можно спокойнее, но искорка злобы моего голоса врезается парню между бровей, он неохотно потирает переносицу, прикусывает нижнюю губу, прокручивая в руках барабанные палочки. - Ладно, ладно... Я понял. Но сидеть тут по одиннадцать часов мы тоже не договаривались.
     Ему всего восемнадцать, и его нахальное поведение отчасти оправданно колоссальным талантом. Он действительно хорош, наверное, один из лучших барабанщиков из всех, кого мы с Цисси просматривали для найма. Молодой, рьяный, амбициозный. Из-за скверного, капризного характера работать с ним часто отказываются. Он просит немного, хотя стоит гораздо больше. И ей Богу, я готова приплачивать ему только за то, чтобы во время репетиций он держал свой рот на замке. Скучаю по Марку. Скучаю по старой группе, по нашему братскому укладу. ССор и разногласий у нас почти не было, и возможность репетировать сутками для нас было настоящим удовольствием. Фанаты собственного дела - мы не желали славы и популярности, не мечтали о красном кадиллаке и шикарных телочках. Мы хотели нести свою музыку в толпы, но увы, из-за отсутствия денежной жилки - оступились на пол пути.
     Теперь мне приходится мыслить более приземленно. Какая мелодия будет покупаться. О чем я должна петь, чтобы люди покупали мой товар. Я не должна быть просто Бруклин Джордан, я должна стать торговой маркой, которая будет неплохо продаваться. Чувствую себя шлюхой, но успокаиваю тем, что мне действительно нужно зарабатывать. И мне повезло, что зарабатывать я могу делом, которое люблю.
     На часах почти семь. Мы работаем уже девятый час, а записали только полторы песни. Все устали. Безостановочно пьют кофе и бегают на перекур, пока я раздраженно перебираю черновики с набросками текстов. Бросила. Еще в мае.
     - Ладно, нытики. Расходимся. Но завтра встречаемся в семь утра и добиваем план на сегодня.
     Повторять дважды мне не пришлось. Студия опустела мгновенно, оставляя комнатную пыль лениво оседать на поверхность мебели. Не сдерживаю ухмылки, устало потягиваясь перед зеркалом и убирая взъерошенные волосы с лица. Взгляд на часы - я помню, что Рендал приглашал меня присоединиться к нему с другом в спортбаре, жаждал познакомить меня с неким Алексом, одним из своих лучших друзей. Я отнеслась к этой мысли септически: имя Алекса почти никогда не упоминалось в нашем доме. В прочем, Рома всегда было относительно скрытным, касаемо своих друзей.
      Раздумья. Сомнения. Я не хотела идти. После нашего тяжелого примирения, я все никак не могла свыкнуться с тем фактом, что мы снова вместе. Эндрюс искренне старался показать и доказать мне о искренности и серьезности своих намерений - у нас любовь как в сказке, мы будем счастливы, все будет хорошо. Но я знала слишком много поговорок о том, что дважды в одну и ту же реку не войдешь. Возвращаться к прошлому опасно - люди не меняются, и наверное каждый раз я ждала очередного подвоха. Дискомфорт переполнял меня, переступать через свои предрассудные чувства мне было сложно, но... Над отношениями всегда должны работать оба. Я тоже должна вносить свою лепту. Стараться. Пытаться. Хотя бы ради нашей дочери, которая была очень рада снова видеть в нашем доме отца.

      Дорога заняла не больше двадцати минут, но и за это короткое время я успела задремать. Добиралась на метро, вслушиваясь в тихую музыку наушников своего соседа по сиденью. Пеший скорый шаг. Яркая вывеска спортивного бара лучезарно освещала тротуар. Скрип тяжелой массивной двери, прохладный воздух из кондиционера заставляет поежиться. Я замечаю парней почти сразу - Рома машет мне рукой, Алекс лениво оборачивается. Приятный парень, на первый взгляд чем-то напоминает мне Остина. Надеюсь, этот кадр такой же юморной и веселый.
       - Привет. - Торопливо стягиваю джинсовку, кидая ее на спинку кожаного дивана. Наклоняюсь, чтобы чмокнуть Эндрюса в щеку, тут же протягиваю новому знакомому ладонь. - Джордан.
       - Чем занимаетесь? Тут есть еда? - стол был абсолютно пустым, исключая салфетницу и две емкости с солью и перцем. - Вы что, даже ничего не заказали выпить? - искреннее удивление. Какой смысл идти в бар, если не заказываешь ничего спиртного. - Девушка! ДЕВУШКА! - активно привлекаю внимание официантки, чтобы отвоевать у нее меню.
        Суета за нашим столикам прекратилась почти сразу. Светлый лист картона уже был у меня в руках, и я критично водила пальчиком по каждому пункту съестного.
        - Ты будешь что-нибудь? - пихаю Рому в плечо. - Ты на машине кстати? Подкинешь меня после посиделок? - А, да. Мы все еще не съехались. Инициатор я - не хочу окончательно впускать в свой дом Эндрюса до тех пор, пока не начну ему снова доверять. - О, хочу крем-суп из брокколи! И клаб сендвич с курицей. Там кстати много, хватит на двоих, если что. - многозначительный взгляд в сторону оленя - мол мне правда не жалко, но лучше закажи себе отдельно. - И пива, 0,5, светлое.
        Как только наш заказ был принят, над столом повисла неловкая пауза. Или же так показалось только мне. Мгновенно пытаюсь вспомнить о правилах приличия, обращая свое внимание на нового знакомого. Алекс. Его зовут Алекс - мысленная мантра, чтобы не забыть.
        - Как вы познакомились? Рен почти ничего о тебе не рассказывал - расскажешь сам? Ты из Сакраменто? Почему вы так редко видитесь?

+2

5

Мне стыдно за свою отвратительную привычку пропадать из жизней родных людей: внезапно, с пустого места, не говоря ни слова на прощание. Так было с Лисианассой, когда наши отношения не только перестали напоминать дружеские, но и стали угрозой ее браку, так было с Пандорой, стоило мне понять, что я разобью девочке сердце, так же случилось и с Тиффани, моей невестой, сейчас я даже с трудом мог вспомнить, как она выглядит, не говоря уж о том, что когда-то допускал мысль о женитьбе не по любви, а просто потому, что надо. Наверное, я даже никогда не рассказывала о ней Бруклин, но и то, только потому, что и сам уже не помнил, какая она, Тиффани Фостер?
Матча сегодня не было, поэтому мы с Алексом получили замечательную возможность посидеть в тишине, но тишиной она будет лишь до того момента, пока сюда не заявится Джордан. Я все время бросаю взгляд на дверь, ожидая, что та вот-вот приоткроется и в нее войдет моя девушка, и со стороны смахиваю на параноика, но преждевременно Куперу тоже ничего о ней говорить не хочу. Да и что я могу сказать объективно? Что она классная и талантливая, и что я не могу ей позвонить, потому что у нее запись альбома? Если придет, то Алекс сам убедится в том, что это не просто девушка, что Брук  − единственная, кому удалось не просто меня удерживать с помощью разных хитрых женских заморочек, мне самому хотелось быть с ней, с такой, какая она есть, без масок и притворства. Наши отношения по-прежнему нельзя назвать идеальными, она все еще мне не доверяет и как будто бы ждет подвоха, но я ее не виню, ничего страшного, пройдут годы, и она поймет, что сделала правильный выбор, ведь я это уже понял, понял не быстро, но часы одиночества, проведенные в офисе или за рулем в раздумьях выбили из меня юношескую дурость и спесь.
Купер изменился, еще бы, три года вряд ли для кого-то проходят бесследно, теперь его скулы и подбородок покрывает щетина, в глазах уже нет былого жизнерадостного блеска, но все равно он, это он.
− Как так вышло? − А я то надеялся на счастливую историю о хороших сторонах брака. Вообще-то, я все еще склонен верить, что жизнь людей в браке зависит от них самих, но не мне судить, я никогда не был женат, а последняя попытка затащить Джордан под венец увенчалась тем, что она потеряла кольцо; странно то, что мы потом ползали и искали его, нашли только коробочку, а самого украшения как ни бывало. Я не расстроился его пропаже, куплю новое, и на этот раз пусть в магазине ей его наденут сразу на палец, расстроился только тому, что она так и не успела его примерить, белое золото хорошо бы смотрелось на ее светлой коже.
− Я то, допустим, работал, а ты чем занимался? – Череда бытовых вопросов, чисто из вежливости, нужных для того, чтобы прощупать почву и научиться заново воспринимать в своем личном пространстве человека, которого не видел столько лет. – А на счет развода, сочувствую, но у тебя же есть на примете девчонка? – «Девчонка» в нашем возрасте звучит несерьезно и отдает педофилией, не буду ничего говорить про себя, но рядом с Алексом я никак не представлял старшеклассницу в клетчатой юбке.
− Большую часть времени занимаюсь своей фирмой, у нас уже есть филиалы в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско, вот там и бываю чаще всего, долго не мог смириться с тем, что придется окончательно осесть в Сакраменто, своего дома у меня все еще нет, но зато… − вот он тот самый момент, когда я намеревался рассказать о Джордан, и подбирал слова, чтобы те не звучали слишком уж гордо или хвастливо, я не люблю хвастаться, но когда говорю о Брук, иначе не получается. К счастью, я не так уж часто о ней рассказываю своим друзьям, которых почти нет, считая, что личное на то и личное, чтобы оставаться между нами. Зато она охотно перезнакомила меня и с ребятами из группы, и со своим отцом, и вообще почти со всем окружением кроме щебетливых подруг, которые у нее меняются часто, и которых я не могу запомнить. Была там одна, Венера, потрясающе красивая и потрясающе недалекая, но мы не об этом.
Скрип тяжелой двери, но я уже перестал дергаться из-за каждого шума и поворачиваюсь лишь тогда, когда просто чувствую, что вошла Брук.
− Привет! – Махаю ей рукой, отмечая, что она хоть и выглядит уставшей, но на лице довольная улыбка, такая бывает только у людей, удовлетворенных проделанной работой. Целую ее в ответ, сталкиваясь с губами девушки, но она уворачивается, лишь коснувшись моей щеки. Что еще за «Джордан»? Вспоминаю те времена, когда мы только познакомились, я и сам называл ее по фамилии, но теперь она не уличная воровка и певица гаражной рок-группы, и мне бы хотелось, чтобы ее называли по имени. – Это Брук, моя девушка, я как раз собирался о ней рассказать, − хорошо, что Джорди избавила меня от необходимости быть пафосным индюком и расскажет все сама, да что там, все о Джордан понятно через пять минут общения с ней. – Все записали? – Притягиваю ее за талию к себе и целую в макушку. Она меня не слушает и больше озадачена поиском еды и спиртного. – Мы все заказали, не ори, − не грублю вовсе, так, легкий словесный пинок, чтобы не забывала о том, что тут тихо. Было тихо. Суетливая официантка, обрадованная тем, что к двум занудам присоединилась живая и шумная девушка, быстро принесла меню снова, а заодно и наши с Алексом заказы.
− Могу поделиться с тобой чипсами, − выдвигаю тарелку в центр стола, и делаю глоток своего пива. – Угу, – киваю, проглатывая напиток, соглашаясь подкинуть после нашей встречи. – На чем доехала? – Я всегда рад поработать личным водителем своей любимой музыкантши, но она не всегда хочет, чтобы я ее отвозил и забирал, мол, самостоятельная независимая женщина и все такое…
− Не претендую я на твой суп, − не могу сдержать смеха, я поел еще на работе, интересно, можно ли мне за нее заплатить хотя бы, или как всегда – нет?
В завязавшийся диалог Алекса и Брук решаю не вступать, пусть сама выпытывает из него информацию, у нее это явно получается лучше, чем у меня, даже самый крепкий орешек после пары минут в обществе Рей выдает свои самые сокровенные секреты.

Отредактировано Randal Andrews (2016-09-06 11:04:49)

+2

6

Не думаю, что моя жизнь как-то сильно изменилась, с того момента, как я развелся со своей женой, не думаю, что я как-то изменился внешне...скорее всего я изменился внутренне. Я дважды наступил на одни и те же грабли, дважды поверил женщинам, и был обманут ими. Вел себя, как слюнтяй, как тряпка, у которого стояла пелена перед глазами, и я не хотел ничего видеть, не желал. Вот она, жизнь человека, у которого есть все, и одновременно нет ничего.
Вопрос о разводе заставил меня пожать руками и усмехнуться. Я на самом деле, ничего не смогу объяснить другу. Не хочу его пугать тем, что семейная жизнь - это не тот сахар, это не тот мед, о котором говорят люди. Я выгляжу полным мудаком, полным дураком, которого обдурили сразу же две женщины: бывшая жена, и Анна-Мария Хоук. Девушка с которой я снова собирался связать свою жизнь, которая обманывала меня, глядя в глаза. Я не буду ничего говорить, не могу думать об этом просто так. Это болезненные темы для меня. Поэтому, я лишь отмолчусь, или пущу какую-нибудь шутку. Я и сейчас довольно веселый человек, и сейчас люблю шутки и веселье, но, в данный момент у меня нет особой тяги к шуткам и всему остальному.
- С кем ты работал? - задаю снова вопрос. - Я был занят своим клубом, развивал его, немного вхожу в бизнес дяди. Шарль, помнишь его? - о, такого человека с великолепным чувством юмора забыть не возможно. Дядя о котором можно только мечтать. Он никогда не запрещал мне дружить с кем-то, никогда не запрещал жить так, как мне хочется. Я живу своей жизнью, у меня есть друзья, которых он одобряет, и позволяет мне делать то, что я хочу. Так же отлично он относился и к Рэндалу. Наверное, из всех друзей, которые у меня были, и были знакомы с Чарльзом, он уважал и любил Рена. Оно и понятно, он выглядел, как человек слова, как настоящий друг. Только вот, мы оба на этот раз поступили как два незнакомца. Мы забыли о дружбе, забыли о том, что это такое.
- Забудь, друг, девушки женщины - это все приходящее и уходящее. Как твой личный фронт? - эти обычные вопросы, которые стоит задавать спустя несколько лет. Мы не виделись долго, не общались. Оба не из той эпохи, когда друзья будучи в фейсбуке, твиттере, инстаграме выкладывают всю свою жизнь напоказ, не из тех людей, которые постоянно сидят в интернете, из-за того, что делать нечего. Мы оба занятые люди, те, кому некогда торчать в интернете, и думать о том, как бы поскорее сделать репост фотографий, поставить кому-то лакй или дислайк.
Дверь бара распахивается и влетает девушка, которую, видимо, знает Рэн. Я смотрю на нее, и с улыбкой наблюдаю как она тараторит, как разговаривает, как ведет себя, а потом перевожу взгляд на Рэндала, который словно влюбленный мальчишка смотрит на девушку. Тут к гадалке ходить не надо. Сразу понятно, что это его девушка, что это та, которая вскружила голову моему другу.
- Алекс, - приветствую ее, подняв руку вверх. А потом дальше наблюдаю молча за тем, как она делает заказ, и вспоминаю сразу же Энн. Черт, да, мне не очень приятно вспоминать о ней, и я отгоняю свои мысли прочь, решив полностью раствориться в новой компании. - Вроде бы здесь кормят, - говорю я, поворачивая голову, чтобы вызвать официантку, но не успеваю, а все потому, что Джордан уже сама вызвала ее криками. Будь я в другом настроении, я бы поймал веселую волну девушки.
Мне все-таки интересно, чем жил мой друг все это время, как давно они встречаются. Интересно знать, как же он справился с такой девушкой, буйной по характеру и темпераментной. Девушка, примерно одного и того же возраста, что и Анна-Мария, только разница между ними огромная. Энн - более спокойная и тихая. Хотя, какой смысл сейчас говорить о ней, когда ее и не будет в ближайшем будущем. Я не притворяюсь страдальцем, не делаю из себя драма-кинга, но, и не тащусь от всей происходящей в моей жизни ситуации. Я лишь смиренно жду чего-то, не пытаясь поднять задницу и сделать шаг на пути к примирению. Кажется, я скоро стану отцом? Меня это не то, что пугает, а заставляет биться с истерике, и понимать, что это неизбежно. Хотя, о чем это я. Энн сказала, что это не мой ребенок, тогда, ни о каком отцовстве не может быть и речи.
- Я не представился должным образом. - начинаю я улыбаясь девушке. - Я Алекс. Алекс Купер -  лучший горе-друг, твоего парня. Рад знакомству, - и теперь нужно держать марку веселого парня. Я не буду сильно стараться. Если меня отвлечь, то я стану более веселым, чем есть сейчас.
- Чем ты занимаешься, Брук? - поинтересовался я беря в руки пиво, и делая глоток.

+2

7


    Друг Рендала отказался пожимать мне руку - помахал мне ладонью, игнорируя протянутую лапку, заставляя меня чувствовать себя неловко. Я растерялась, бросила на свои пальцы придирчивый взгляд в поисках грязи или еще чего недопустимого, но увидев чистую кожу, решила, что видимо просто не приглянулась новому знакомому. Ладно, всем мил не будешь - акцентировать на этом внимание не обязательно, лучше сконцентрироваться на поиске еды.
    Как только мой заказ был принят, и Ромео утащил меня в свои крепкие объятия, я пыталась сгладить обстановку активными расспросами, чтобы хоть как то развеселить и развеять унылую атмосферу за столом. Ей богу, словно мы собрались на поминки. В прочем, этим мы сейчас и занимались - поминали некогда крутую и близкую дружбу этих двух. С одной стороны мне было жаль Алекса - иметь в соратниках такого ветреного и ненадежного парня как Рендал - это великое горе. С другой стороны, я так же переживала и за своего оленя - как он справляется со всем этим без настоящих, стабильных друзей? Я не смогу вечно выполнять роль его лучшего друга. Роль любовницы и любимой женщины мне всегда нравилась больше.
    - А с чем чипсы? - не дожидаясь ответа закидываю одну штучку в рот, смакую, задумчиво хмуря носик аки самый великий и придирчивый критик на свете. - Сметана и лук? Круто, я угощусь. Ты будешь? - и снова не позволяя Ромито вставить слово - вставляю в его пухлые губы пряную желтую чипсину.
    - Горе-друг? - я не смогла сдержать улыбки, одаривая Эндрюса осуждающим, но мягким взглядом. - Мне кажется, с Ромой сложно дружить без этой приставки. Как вы с ним познакомились вообще? Тоже в России? Или ты застал его уже на территории Соединенных Штатов? В Чикаго? В Сакраменто? Где ты еще обитал, а то я начинаю путаться.
    Моя болтовня может утомить кого угодно, но кажется в сегодняшнем случае - она была на пользу обоим представителям сильного пола. Не было похоже, что их вечер проходил активно и весело. На телевизионных экранах в баре даже не было трансляции никакой из игр. Включили бы борьбу что ли. Или бадминтон.
    Мои попытки отыскать хоть какое-нибудь развлечение были нарушены внезапным вопросом Алекса о моей занятости. Поезд многочисленных воспоминаний сбивает меня с толку, не знаю: какую из своих деятельностей стоит назвать в первую очередь.
    - Ну я типа крутая сольная вокалистка. - Веселый смех лишает фразу любых намеков на надменность. - Когда у меня была своя группа, Рендал был в ней запасным гитаристом. А сейчас ему совершенно некогда поддержать любимую женщину в ее творческих начинаниях. Серьезный бизнесмен, куда деваться! Теперь с гитарой по сцене не прыгает. Хотя она ему так идет.
     Комплименты подстегиваются вниманием. Забираюсь горячими пальцами под его майку, тихонько щипая за маленькое, едва заметное чужому взгляду брюшко. Да... Года три назад на его месте был железный пресс, устоять перед которым я не смогла. Хотя не буду лукавить, нынешняя физическая форма оленя привлекала меня гораздо больше. Эндрюс же немного оторопел от моего чрезмерного внимания, и я поспешила вернуть себе образ холодной леди. Мы же на людях, не стоит предаваться брачным прелюдиям. Вернусь к ним попозже.
     Стол, тем временем, наполнился многочисленными яствами, которые я заказала несколько минут назад. Официантка так медленно расставляла тарелки, что мне хотелось укусить ее за бок, чтобы хоть как-то поторопить ее действия. Не будите во мне спящего дракона - дайте мне скорей еду!
     Горячий аппетитный супчик. Сэндвичи. Холодное ароматное пиво. На какое-то время я была потеряна для этого мира, полностью увлеченная поеданием вкусных блюд. Но вскоре вернуться мне все же пришлось, поддержать беседу, узнать что-то новое. Ну вы понимаете... Женское любопытство не может подавить даже лютый голод. Тем более с ним я уже справилась.
    - Краем уха слышала про какой-то клуб. Расскажешь подробнее? А что-то вроде сцены там у тебя есть? - активно жестикулирую руками, пытаясь одновременно показывать свои слова руками - но это, конечно, был весьма опрометчивый поступок. Разумеется, я не рассчитываю расстояния до своего бокала, и ладонь с размаху ударяет ребром по прозрачному стеклу. А далее замедленная съемка. Бокал падает, выплескивая на обоих моих собеседников свое содержимое. Светлая пена растекается по столу, роняя крупные капли на колени Алекса, на колени Рена. Брызги испортили их рубашки. Хмельной аромат забивает запах одеколона.
     Я молчу. Смотрю на это все действо, виновато кусаю губу. Замираю. И ничего толкового не приходит в голову, кроме жалкого продолжения моего вопроса.
     - Если есть, я могла бы выступить там пару раз. Для привлечения клиентов, народ любит живую музыку. - смотрят на меня оба как на дибилку. Уверена, были бы мы не одни, Рен бы точно отвесил мне подзатыльник, как маленькой. Но благо, его пинков мне не требуется для того, чтобы вспомнить о салфетках. Хватаю ару штук - пихаю их Эндрюсу. Еще пару бросаю на влажный стол. И уже последней партией пытаюсь оттереть несколько крупных пятен на груди у Купера. - Ты извини, я очень не уклюжая. Ща все уберем.

+2

8

Все, что я успел ответить на тему своего личного фронта — так это то, что его слегка штормит в последнее время, но я активно над этим работаю, и что я, конечно, помню его славного дядю Шарля, как такого можно забыть? Порой сам диву даюсь, как при своей отвратительной памяти на лица умудряюсь запоминать столько людей и имен? Помнится, по первости я Джордан путал с ее лучшей подругой Макс, внимание, латиноамериканкой! Но Шарля я запомнил, конечно, запомнил, в нашем трио он был самым веселым, чего не сказать об Алексе, видимо, не хило его потрепала судьба, раз он сегодня такой умиротворённый и задумчивый.
Появление Бруши заметно оживляет нашу компанию, она ни секунды не сидит тихо и спокойно, постоянно вертится и что-то теребит, а значит это то, что у нее хорошее настроение. Я видел Брук и в плохом, когда она может час не разговаривать или кричать, вырывая руки, и, поверьте, заноза Джордан мне нравилась куда больше Джордан — хмурой тучки. Рядом с ней и я становился веселее, мы с ней совершенно разные, как земля и небо, как лед и пламень, как… да много разных эпитетов можно привести, вывод напрашивается один: противоположности притягиваются. Только рядом с ней я могу выглядеть как полный кретин, но в этом есть своя прелесть, с серьезным ебальником я обычно хожу на работе, а выходные часы предпочитаю проводить менее занудно.
— Где Джоан, кстати? — Спрашиваю в перерывах сумбурной речи Брук о том, где наш ребенок. Когда я последний раз виделся с Алексам, Джордан только-только забеременела, и Купер ничего не знал. — Джоан — это наша дочь, ей уже почти три, — к счастью, мы с моей ненаглядной рок-принцессой не относимся к типу родителей-овуляшек, у которых весь инстаграм забит фотографиями маленького чада, у меня даже фотографии в бумажнике нет. — Брук, ты носишь наши незабываемые лица в кошельке? — Шучу, но с другой стороны мне правда любопытно, если да — это бы открыло ее для меня с новой сентиментальной стороны, а если нет — это же Брук, и в кошельке у нее наверняка только картинки с овцами.

Еда тем временем продолжает появляться на столе как из скатерти-самобранки, официантка сообщает, что мы попали на акцию «счастливый час» и нам положена бесплатная пицца на выбор: с ананасами и курицей или с салями и острым кетчупом. Вопросительно смотрю на собравшихся, потому что мне, традиционно, без разницы.
— Я не горе, ну что вы, я работающий человек! — Протестующе вскидываю руки, оставляя кружку с пивом на столешнице. — В Финляндии и Ирландии, только там, mo daor, — заканчиваю на ирландском. Как мы уже выяснили, Джордан родом из этой зеленой страны клевера и рыжих мужиков, и интуитивно понимает свой родной язык, я же просто помню пару слов. — Как ты относишься к ирландцам, Алекс? — Странный вопрос, но обсуждать личную жизнь оказалось слишком скучно, лучше обсудим ирландцев.
Прожевываю угодившую в рот чипсну, передавая словесную эстафету Бруше. Еще одна атака в строну Купера, и я сжаливаюсь над другом, он явно не был готов к знакомству с моей общительной девушкой. Разваливаюсь на диване, предаваясь воспоминаниям.
— Мы познакомились в клубе чуть раньше, чем я узнал тебя, и чуть раньше, чем меня отшила Синтия, так ее звали? Кстати, клуб был тот же самый, но с Алексом мы не танцевали медляк, — смеюсь, хорошее было время. — Подкатили к одной и той же девушке, а она нас обоих отшила, ну и мы тогда разговорились.

Брук рассказывает о своей группе, и самое приятное то, что «Vertigo» хоть уже и нет, она осталась в наших воспоминаниях ярким и позитивным пятном. Мне нравилось играть на гитаре, получать драйв от слушателей, нравился ее голос. Может, я предвзято считал Брук талантливой, а может, и нет.
— Если я буду скакать с гитарой, то мы никогда не купим свой дом, ты так не считаешь? — Игриво щелкаю ее по носу и ловлю теплые пальцы под своей майкой.
— Веди себя прилично! — Шучу, конечно, а она может быть очень даже приличной иногда, но это так скучно. Вместе с супом из травы нам принесли нашу лотерейную пиццу, горячую, вкусную, разрезанную на ровные слайсы.
— Вот это другое дело, — потираю руки, отрывая себе кусок. Пока Брук самозабвенно жует все, что назаказывала, мы с Купером пьем пиво, едим тесто с салями, помалкиваем. Только тихое сопение Джордан и удары ложки о янтарную глубокую тарелку не делают тишину гробовой. Затем все снова возвращаются на свои места, ребята снова ведут беседу. Что-то там про клуб, погружаюсь в их голоса, наслаждаясь острым вкусом, но тут происходит нечто, нечто, к которому я уже привык, а вот Алекс еще нет.
Да, у Брук постоянно что-то падает, ломается, разбивается и проливается. На этот раз жертвой бурной жестикуляции пало пиво. Коричневая хмельная жидкость разливалась по столу, по дивану, по моим штанам и рубашке Купера. Хочется приклеить руку к лицу и извиниться перед другом, но это потом, пока я беру салфетки и усердно драю столешницу, вытирая все разлитое пиво. Через пять минут на столе все сухо, пятно на брюках меня не особо смущает.
Жестом подзываю официантку и заказываю нам еще пиво, разлили и разлили, с кем не бывает. — Руками не махайся, ой, давай уберем тарелку с чипсами подальше от края, — смеюсь и отодвигаю емкость. — Так на чем мы там остановились? Алекс, есть сцена в клубе? Поет Брук лучше, чем хм… Ладно, зато весело. Мы все еще не выбрали, где будем организовывать свадьбу, как у тебя там с вместимостью?

Отредактировано Randal Andrews (2016-09-08 23:56:52)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » воспоминаний замкнутая нить