Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Bonjour, Paris!


Bonjour, Paris!

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

ПАРИЖ | 11-... АВГУСТА 2016 | С УТРА И ДО НОЧИ

Thomas Bechtel & Olivia Carter
https://66.media.tumblr.com/70eb74574c9c557ca1270948df9323ac/tumblr_ntuc0mUdGu1sg7jo9o1_500.gif

День рождения Оливии уже прошёл, но вот подаренная поездка на двоих в Париж только начинается.

+2

2

Увидеть Париж и умереть. Так вроде бы любят говорить многие, кто ещё ни разу не был в этом городе? Правда я никогда даже и не думала о таком. Париж прекрасный город. Красивая архитектура, история, а что уж говорить об Эйфелевой башне, которая ночью мерцает всеми огнями и на которую я смотрю прямо сейчас, прижавшись к окну, но об этом потом. Я посещала Париж довольно часто. Не скажу, что я в полном восторге от этого города на столько, что только и мечтаю, чтобы сюда приехать снова и снова. Нет, мне он нравится, но обилие туристов портит абсолютно всё. Я была в Лувре лишь один раз и то я была достаточно маленькая, чтобы понять что так было. Очереди тогда были скорей всего не такие длинные раз я будучи ребёнком выстояла это. Сейчас же нужно убить кучу времени на то, чтобы просто купить билет, а что уж говорить о том, сколько нужно времени, чтобы пройти весь Лувр. Чёрт его знает! Елисеевские поля тоже стали уже не теми, если верить людям, которые были тут ещё до моего рождения. Всё меняется, всё становится не таким как раньше.
Днём мы с Томасом приехали в аэропорт Парижа. Всю дорогу до Франции мы проспали. Мы настолько вымотались за тот день и от того спектра эмоций, что у нас не было даже сил на лёгкую прелюдию. Как только мы увидели кровать, то сразу же рухнули на неё без задних ног. Мне даже не понадобились беруши или повязка на глаза. Сон настолько завладел нами, что мы кажется даже пропустили, когда нам предлагали еду. А может и не предлагали. Может услышали сопение и храп за дверью и решили даже не будить. Проснулись мы только за полчаса до посадки. Пришлось быстро умыться и привести себя в порядок. Одежда мятая, но всё это я оставила на потом. Было не самое время переодеваться. Пройдя в зал, мы с Томом перекусили, а позже я наконец-то переоделась. Приятно, когда твой день рождения растягивается аж на несколько дней. Особенно в такой приятной компании. Мне очень нравится быть вместе с Томасом. Мы вдвоём с ним словно спичечный коробок. Только вот кто из нас спички, а кто - тёрка для зажигания, пока не понятно. Кажется, что мы постоянно вдвоём зажигаем друг друга по очереди. И каждый по своему сгорает дотла. В гостинице, кажется, я заставила полыхать Тома. И мы оба этого испугались. Испугались того жара и огня, что может быть между нами. Но в тот же момент, я не устану повторять, что я хочу увидеть и узнать насколько сильно может разгореться это пламя. И как долго мы, как два огненных знака, сможет быть вместе. Дойдёт ли до пожара или же всё обойдётся?
Добравшись до отеля и поднявшись в номер, конечно, первым же делом нужно было сходить в душ. Нужно было смыть всё то, что накопилось во время перелёта. Правда оказавшись вместе в одной просторной душевой, цель принять душ ушла куда-то на второй план. Тёплая вода и горячие тела. Кажется, что мы никогда сможем насытиться друг другом. Или же теперь нам нужно наверстать всё упущенное за те почти три месяца, что британец держал нас двоих на "сухом пайке". Стоны разносились глухим эхом по ванной комнате. То ли это волнительное чувства после перелёта, то ли усталость, но всё тело словно один сплошной оголённый провод. Удовольствие раскатывалось по всему телу приятными волнами. Если в ванных очень хорошая слышимость, то соседи снизу или сверху уже скорей всего познакомились с нами, узнав имена шумных постояльцев.
Весь день мы не выходили из номера. Только если на ужин, чтобы хоть немного подкрепиться. Можно подумать, что мы молодожёны, которые приехали отдыхать на свой медовый месяц. Как жаль, что не на месяц, а всего лишь на несколько дней. Но порой и один день можно прожить как за одну неделю. Надеюсь, что и нам это удастся. Правда для этого придётся хотя бы иногда выходить из номера на улицу. Но почему-то даже и не хочется. Хочется быть круглые сутки с моим мужчиной. Хочется отдаваться ему раз за разом, ловить поцелуи с его губ и дарить свои тяжёлые, но такие звонкие стоны. И вот этим поздним вечером в Париже. Два горячих темперамента встретились у огромного окна многоэтажной гостиницы. Совершенно голые как физически так и духовно. Да, именно в этот момент кажется, что душа каждого настолько голая и открытая, что достаточно одного прикосновения, чтобы погрузиться в бездну каждого. Прижавшись к прохладному окну, я наблюдаю за тем, как мерцают огни на Эйфелевой башне, а на заднем фоне голубое небо превращается в чёрную ночь. Моё давнее желание, о котором я рассказывала когда-то Тому. Жадные и грубые, но в тот же момент наполненные лаской движения мужчины. Его тихие стоны, которые периодически переходят в рык. Шикарный вид и сбывшаяся мечта. Каждый раз, как я чувствую этот раскат тока по телу, на моих глазах появляются слёзы, стекающие тонким ручьём по щекам. Это настолько странно и в тот же момент трогательно. Хочется, чтобы всё это длилось бесконечно. Рука Томаса ложится на мою шею, аккуратно заставляя моё голову откинуться чуть назад. Он замирает, оставляя горячий поцелуй на моих губах, но через какое-то время продолжает, приказывая смотреть на него. Его глаза. В этом еле достающем до нас свете его чистые голубые глаза становятся чёрными. Днём в них порой хочется утонуть, а ночью хочется потеряться.

+2

3

- Смотри на меня.
Хочу видеть ее глаза, знать, что ее маленькая мечта сбылась благодаря мне. Сейчас не важно, кого она видела рядом с собой в своих фантазиях, ведь рядом оказался именно я, и никто другой. Вижу, как маленькие бусинки ее слез скатываются по разрумянившемуся от секса лицу девушки. Хотя называть то, что происходит между нами простым сексом было бы кощунственно. Так трогательно знать, что смог каким-то непостижимым образом дотронуться кончиками пальцев до того, что было скрыто от посторонних глаз. Это ведь не банальные слезы, у меня внутри тоже все переворачивалось сейчас от той чувственности, что была между нами. Это чем-то похоже на американские горки, когда желудок подскакивает к глотке, или же падает к ногам. У меня при одном только взгляде на Оливию что-то в области живота "ухало" куда-то вниз, как будто меня пронзал легкий удар током. Мне кажется, что в моменты нашей близости, если приглядеться, можно было бы увидеть, как мы искримся, почти как огоньки на той башне, что была за окном. Я так хорошо чувствовал девушку, будто мы были одним целым, и закрывая глаза, я погружался в какую-то другую реальность. А потом мы рассыпались на миллион разноцветных точек вокруг друг друга. Уже после, подхватив на руки свою прекрасную нимфу, я положил ее на постель, и накрыл нас одеялом. Эти бесценные минуты тихого счастья, когда каждый из нас приходил в себя после пережитого, я хотел бы сохранить их в своей памяти. Спрятать подальше от посторонних глаз и иногда вытаскивать на поверхность, когда Ливи не сможет быть со мной рядом. Чувствую, как она зашевелилась, пытаясь устроиться поудобнее. Переворачиваюсь на бок, притягивая девушку к себе и целуя в распухшие губы. Целовать ее было почти так же приятно, как заниматься любовью.
- Согрелась?
Пытаюсь поймать под одеялом ее холодные ступни и прижать их к себе. Для меня легкая прохлада была делом привычным, можно даже сказать приятным, а вот для Ливи после Сакраменто здесь наверно было довольно свежо. Хотя нельзя сказать, что в ее родном городе теплые ночи. Эти перепады температур по началу сводили меня с ума. Обнимаю девушку чуть крепче, чем следовало бы. Перемены в моей жизни начались именно в этом городе любви, когда я прилетел, чтобы встретиться с отцом. Если бы не тот разговор, то не было бы сейчас Оливии рядом со мной, как не было бы и этой поездки, которая чуть было не сорвалась. Мы больше не возвращались к той теме, когда я вспылил, но внутри меня до сих пор скреблось что-то. Мне было ужасно стыдно за свою несдержанность, я не мог перестать думать об этом. Я никогда не проявлял жестокость ни к людям, ни к животным, ни в детстве, ни повзрослев. От того все произошедшее казалось мне воплощением какого-то кошмара, безумных игр моего подсознания.
- Если хочешь, мы можем прогуляться перед сном и перекусить в каком-нибудь милом круглосуточном заведении. Хотя, я, честно говоря, не хотел бы покидать постель, но сделаю это ради тебя.
Пропускаю длинные волосы Оливки сквозь пальцы, мне нравилось играть с ними или слегка тянуть за них во время наших занятий сексом. Я бы не стал ничего менять в своей избраннице, она казалась мне безупречным воплощением моей давней фантазии. Может быть только убрал эту жуткую штангу из ее соска, которая вечно вызывала у меня чувство беспокойства.
- Завтра с утра нужно обязательно сходить погулять по городу, я хочу посмотреть твои любимые места в Париже, которыми ты хотела бы поделиться со мной. А вечером я отвел бы тебя в свой укромный уголочек города любви.
Главное только снова не увлечься друг другом настолько, что потеряв счет времени, мы снова до вечера проваляемся в койке. Лично я не имел ничего против, но смысл тогда было приезжать сюда, ведь кровать в моей пентхаусе ничем не хуже здешней. Единственное, что вид из окна безусловно был бы другим, но это мелочи жизни.
- У нас осталось всего 60 часов, а потом придется вновь вернуться в реальность. И, может быть, я слишком спешу, но когда снял пентхаус предполагал, что возможно ты захочешь появляться там почаще, поэтому сделал для тебя свои ключи.
Все же я пока в основном жил в доме своего отца и о переезде пока не думал. Все может измениться после этой поездки, или нет. Пока рано было говорить о каких-то разительных переменах в своей жизни. Я пока даже не понимал, что же за отношения связывают меня и девушку, что смотрела сейчас на меня своими прекрасными глазками.

+1

4

Эти прекрасные мгновения, когда две души сливаются в одну. Порой кажется, что я живу только ради этого. Чувствовать внутри себя движения и тепло. Ощущать тепло тел и пульсацию каждой мышцы, биение сердца. Конечно, в момент самой близости ты этого не замечаешь, но если проанализировать потом и подумать, почему тебе хорошо с этим человеком, то ты понимаешь, что нравятся все те ощущения: запах, прикосновения, голос, звуки и так далее. Вся эта физика и химия, смешивается и доводит до экстаза.
Чувствуя дрожь в ногах, выгибаю спину и чувствую раскаты тепла. Голос дрожит, а дыхание настолько стало неровным, что кажется, что задыхаешься. Словно рыбка, которую выбросило на берег. Хватаешь воздух, но кажется, что его мало или вовсе нет. Быстрым движением оказываюсь уже под одеялом. Тело приятно становится мягким. Закрываю глаза и какое-то время даже не двигаюсь, а лишь пытаюсь привести дыхание в норму. В комнате тихо и только наше громкое сопение ударяется о стенки, раздаваясь эхом. Через пару минут стараюсь лечь поудобней, но Томас обнимает меня и прижимает к себе. Такие горячие руки, что кажется обжигают кожу, оставляя лёгкие ожоги. Он целует меня. На губах ещё остался сладких привкус после ужина. Если бы можно было объяснить те чувства, что испытываешь при поцелуе с уже близким человеком, с которым одинаковый темперамент. С человеком, который доводит тебя до дрожи лишь одним лёгким прикосновением, или же даже просто одним дыханием на кожу. А от одного только взгляда внутри всё переворачивается и от нахлынувших воспоминаний внизу живота приятно покалывает и сжимается.
- С тобой всегда так тепло, - трусь носиком о его нос. Не знаю откуда у меня появилась такая привычка, но для меня порой этот жест даже ближе, чем поцелуй. У эскимосов этот жест обозначает приветствие, а у меня, наверное, высшая степень близости и ласки. Ведь до этого я даже ни с кем так не делала. От этой мысли расплываюсь в улыбке.
Том берёт мои ноги и прикладывает к себе, чтобы согреть их. Каждый раз этот момент трогает меня до глубины души. Это настолько нежно, настолько заботливо. В таких мелочах ты и разглядываешь человеческое отношение к себе. С Томасом я чувствую себя маленькой девочкой. Он так бережно относится ко мне, так нежно ухаживает. И иногда не поверишь, что после такого жёсткого занятия любовью этот человек может так трогательно тебя целовать, греть холодные ступни, прижимать к себе так сильно, что перекрывает дыхание от такой близости. Мой хороший, мой нежный, мой зверь. Только мой. Никогда не хочу его с кем-то делить. Хочу, чтобы он полностью принадлежал мне. Всё или ничего. Если он уйдёт к другой, то я отпущу. Мне будет больно, обидно. Будет разрывать всю изнутри, но бороться я не буду. Значит он что-то увидел в другой девушке, чего не увидел во мне.
- Если хочешь я могу побыть твоей рабой и принести всё, что захочешь, - чуть приподнимаюсь и надавливаю на Тома, чтобы тот лёг на спину. Ложусь на него сверху, подложив под подбородок руки. Тянусь за телефоном и смотрю который час. - Есть ещё даже часик до того, как закроется кондитерская напротив. Я бы купила парочку макарунов и эклеров, если они там есть. - Вожу пальцем по еле заметной ямочке на подбородке Тома. Свежевыбритая кожа, такая гладкая.
Прогулка по Парижу вдвоём - это романтично. Я даже знаю пару мест, куда толком и не заходят туристы. Милые маленькие дворики, где располагаются небольшие кафешки. Обычно там сидят местные, и то можно посчитать по пальцам посетителей. Или зайти в одну кафешку, которая летом открывает террасу с небольшим баром. Надеюсь, что это заведение ещё работает.
- Укромный уголок? Ммм, это интересно.
Сажусь на кровать, поправляя одеяло, прикрывая грудь. Хоть я не стесняюсь и мне нечего скрывать, но всё-таки когда я просто сижу, то мне комфортнее прикрыть все интимные места. Слезаю с кровати и подхожу к месту приземления моего нижнего белья. Натягиваю трусики, а потом сверху кофту. Поправляю волосы, смотря в большое зеркало рядом с кроватью. На лице совсем нет макияжа. Я сразу кажусь совсем малышкой. Мы женщины такие странные. Сначала мы красимся так, чтобы казаться старше, а потом, чтобы казаться моложе. Нас проще принять, чем понять.
- Ты правда, - подхожу к кровати со стороны Тома, ставя одну коленку на край кровати, - хочешь, чтобы я жила с тобой? - Его ладонь моментально оказывается на внутренней части бедра, слегка щекоча кожу подушечками пальцев. - Ты мне выделишь отдельную комнату под гардероб? - Улыбаюсь, касаясь только кончиками пальцев лица мужчины. Конечно, я слегка лукавлю. Переезжать я не куда не буду, но чаще появляться смогу. Я не хочу пока перенасытить нас частыми днями вместе. Всё должно быть постепенно. Даже эта поездка покажет, можем ли мы находиться 24 часа в сутки вместе. Отхожу от Тома и иду к чемодану. Надо быть хоть какие-то вещи повесить и выложить в шкаф, но есть ли смысл. Всё равно уезжать через пару дней. Да и скорей всего я поеду не в Сакраменто, а в Гонконг. Только как бы об этом сказать британцу? Обидится ли. А может всё-таки стоит вернуться домой? Ведь родители ещё долго будут в Китае. Наконец-то достаю джинсы купленные в аэропорту и быстро их натягиваю. Снова подхожу к кровати и сажусь рядом с Томасом. - Я схожу быстренько одна? Ты не против? - Наклоняюсь к своему кавалеру и целую нежно в губы, - надо освежить голову, а с тобой это явно не получится, - ладонь скользит по одеялу вниз, но я резко встаю и иду в прихожую. Люблю дразнить его. - Мне самой оплатить или ты дашь мне свою карточку? - Надеваю босоножки, снимая с вешалки пиджак Тома. Выглядываю из-за угла в спальню, натягивая сверху одежду и поправляя сумку, в которой лежит только карточка от номера и кошелёк. Мобильный оставляю на зарядке и во власти Тома. Интересно, его любопытство возьмёт над ним верх? Ведь у меня не стоят пароли, хотя стоило бы ради безопасности в случае потери. Мне скрывать нечего. В соц сетях у меня есть только переписки столетней давности. Их бы почистить, но каждый раз, когда я об этом думаю, то мне становится дико лень. С другими парнями я не общаюсь, только если с парой одноклассников, с которыми у нас просто хорошие отношения и мы можем просто поприкалываться присылая друг другу сердцечки и поцелуйчики.

+1

5

Стоило лишь девушке лечь на меня сверху, как я прикрыл глаза от удовольствия. Не смотря на то, что всего пару минут назад у нас была близость, мне не хотелось получить немного личного пространства, как бывало с другими моими девушками, наоборот, я бы наверно желал пустить свои корни в Оливку, чтобы она не смогла от меня избавиться, если вдруг задумает подобное. В моей голове постоянно крутилась песня моей любимой британской группы, которая собрала в себе все то, что я сейчас чувствую. В ней было про желание сделать молодую особу своей, хотя звучало это скорее, как просьба, и про то, что я готов поклясться, что не взирая на молодость, я, кажется, нашел все то, что мне нужно. Именно такие мысли посещали меня, когда Ливи была рядом, и прямо противоположные, стоит лишь нам расстаться.
- Я бы никогда не хотел, чтобы ты была рабой. Я бы мечтал, чтобы ты принадлежала мне, но не так. А с твоим характером говорить о подобном просто несусветная глупость, потому что ты моя маленькая строптивая своевольная кошечка.
Зажимаю ногами ноги девушки и начинаю легонько щекотать ее, но отпускаю сразу же, как она изъявляет желание встать. Слежу за всеми ее передвижениями по номеру, и не хочу никуда отпускать. Знаю, что Олли уже большая девочка, которая скоро заживет самостоятельной жизнью в собственной квартирой, и ей не нужна моя опека, ведь она только что вырвалась из-под родительской. Но как же тяжело отпускать ее одну, это словно мне приходится переступать через себя. Тяжело вздыхаю, пытаясь унять в себе это чувство ответственности за другого человека, это ведь я привез ее сюда, значит, что должен вернуть обратно в том же виде. Что может случиться по дороге в соседнее здание кондитерской? Да все, что угодно, и переживать по этому поводу снова придется мне, вот только мои, готовые было уже вырваться слова о том, что мы сходим вместе, так и застряли где-то в глотке. Взгляд мой жадно скользит по ноге моей дамы, следом за рукой, но я быстро реагирую на слова о совместном сожительстве.
- Не совсем со мной. Я сейчас живу в другом месте, пентхаус - это как наша маленькая вселенная. Вдруг тебе захочется побыть где-то, где тебя никто не найдет, это как тайное место, не знаю. Понимаешь меня? Там ты должна чувствовать себя в безопасности, стены дома вскоре пропитаются нашими позитивными эмоциями, когда-то не очень позитивными. Но это только для нас, как и Париж сейчас.
Странно было говорить об этом, но ведь Оливка была еще слишком молода. Что если по какой-то причине она не сойдется во мнении с родителями, я ведь не знал, что у них за взаимоотношения. Я хотел, чтобы моей маленькой взрослой мисс было куда пойти в случае бунта. Улыбаюсь, когда Лив говорит про банковскую карту. Встаю, закутавшись в одеяло и иду в подобие прихожей. Достаю из бумажника карту, но прежде, чем отдать ее девушке, прижимаю к стене и целую в губы.
- Ты еще не ушла, а я уже скучаю по тебе. Купи мне что-то на свой вкус. Мне интересно, что ты для меня выберешь.
Отпускаю ее, прикрывая дверь, а потом возвращаюсь в спальню. Натягиваю боксеры, достаю сигарету и выхожу на балкон, благо, что кондитерскую мне как раз будет видно, но если что, то я просто вышел покурить, чтобы моей девушке не пришлось дышать дымом. Завтра обязательно нужно будет сходить в парк Монсо, мне там очень нравилось. Вижу, как Оливия выходит из отеля и направляется в царство кулинарии. Стою на балконе ровно до того момента, пока девушка не возвращается обратно. Захожу в спальню, чувствуя себя слегка озябшим и тут же натыкаюсь на загоревшийся вдруг экран мобильного Лив. Никогда прежде я не был чересчур уж любопытным, чтобы вторгаться в чужую личную жизнь, но тут уж меня одолело некрасивое чувство. Подхожу поближе и вижу лишь имя автора входящего сообщения. Эйдан. Явно мужское имя, к тому же девушка добавила к нему красноречивый смайлик с сердечком, но если влезть дальше и посмотреть, что он там пишет, то Лив точно поймет, что я залез в ее телефон, а я этого не хотел. Если удалить сообщение, то подобный шаг вообще может стать началом цепочки глупых поступков. Осталось лишь каким-то хитрым способом выведать все у хозяйки смартфона. Когда она заходит со своими покупками, да еще и с радостной улыбкой на лице, я пытаюсь проглотить свои невеселые размышления и протягиваю к ней руки.
- Иди ко мне, мне кажется, или у тебя губы синие? Что ты там слопала по дороге втихаря, покажи мне, а потом я заварю нам чай.
Дожидаюсь, когда она подойдет ближе и усаживаю к себе на колени, съедаемый изнутри едкой ревностью.

+1

6

В этом номере, в этой комнате на 29-ом этаже , из окон которого виднеется где-то не так далеко Эйфелева башня. Огни ночного города и сверкающая сама башня. Наверное, каждая девочка об этом бы мечтала. Я ведь когда-то мечтала об этом и вот всё сбылось. Чистая случайность или всё-таки я сама в какой-то степени приблизила свою мечту ближе к исполнению? Кто уж теперь узнает об этом. И в это комнате, где сбываются мечты царит атмосфера любви. Как бы это не было громко сказано. Может, конечно, и страсти, а может уже и влюблённости. С этими чувствами очень тяжело разобраться. Да и мало кто вообще в них разбирается и понимает. Поэтому я никогда не спешу признаваться во влюблённости или любви. Во-первых, чувства могут быть не взаимны, а во-вторых, своё отношение нужно показывать действиями, а не словами. Но я точно знаю, что между нами с Томом есть связь и она бешеная. Да-да, наши взаимоотношения это самый настоящий коктейль из различных спектров эмоций. И этот опьяняющий коктейль с каждым разом нужен всё сильнее как воздух, как вода. В этом номере на 29-ом этаже происходит настоящая химия. Это так хорошо, когда ты находишь своего, если так можно сказать, Уоллтера Уайта. И как бы мне не хотелось сейчас выходить из отеля, но всё-таки нужно знать меру, нужно иногда делать паузу. В переди у нас ещё ни один день вместе, а отдыхать друг от друга хоть на долю минуты нужно. Иначе к концу поездки мы можем разорвать друг друга на кусочки и не от безумной страсти, а от раздражительности или, не дай бог, ненависти.
Вижу, как Томас встаёт с кровати, укутавшись в одеяло. Позвращаюсь в прихожую и ещё раз оглядываю себя в зеркало. Достаю с полки свои солнечные очки. На улице далеко не солнечно и пусть меня тут никто не знает, но всё-таки, когда мои ненакрашенные глаза прикрыты - мне спокойнее. Том протягивает мне свою карточку и одновременно прижимает к стене впиваясь своими губами в мои. Приобнимаю его и чувствую сама, что уже даже скучаю. Возможно ли так быстро привыкнуть к человеку? Ведь всё по-настоящему у нас началось только владея назад. Даже как-то и не верится, словно это было уже давно.
- Куплю тебе самый большой и длинный эклер, - шепчу Тому в губы и коротко целую его, выползая из под его засады. - Я быстро, не скучай. - Открываю дверь и прохожу в коридор, натянув на нос очки, - и девок не водить! - Грожу пальцем, выглядывая из-за двери.
Спускаюсь вниз и подхожу к стойке регистрации, чтобы заказать на утро завтрак в номер. Конечно, было бы хорошо с утра размять кости и спуститься вниз, но кто знает, может мы и не успеем на него. Проспим, а потом придётся уже идти в какое-то заведение. А завтрак я люблю плотный и сытный. Девушка записывает к себе мои пожелания, и я наконец-то выхожу из здания. Свежий воздух, по телу даже пробегают мурашки от прохлады. До кондитерской всего пара шагов. Почему-то до сих пор не верится, что я сейчас нахожусь в Париже. Точнее, что я нахожусь в Париже с Томом, с моим серьёзным британцем. Ведь практически только недавно была в родном городе. Перехожу через улицу и захожу в тёплое помещение кондитерской. Взгляд сразу бросается уже на полупустые витрины. Видно место популярное. Хотя цены не самые низкие. Подойдя к витрине, обращаю внимание на двух девушек в паре метров. Осматриваю весь ассортимент и наконец-то подхожу к кассе.
- Добрый вечер, - перехожу на французский. - Дайте, пожалуйста, два эклера, четыре разных макаронни и столько же профитроли. - Продавец кивает мне и начинает укладывать всё в коробочки. Сбоку слышу какое-то странное шушуканье, которое исходит от всё тех же двух девушек с боку. Долго смотрю на них, а они лишь меняются в лице.
- Вы случайно не Оливия? - Сначала я немного напрягаюсь, когда девушки начинают говорить на ломаном английском, а брови уже давно сложились единым мостиком. Сначала всё показалось таким странным, но потом я улыбнулась девушкам и кивнула. Это очень неожиданно найти своих зрителей за границами США, а тем более во Франции, где каждый француз ни за что не будет разговаривать с тобой на английском. Я перехожу на французский и начинаю общаться с девушками. Те начинают рассказывать о себе, о том как давно они смотрят мои влоги, что им нравится, а что нет, что можно добавить. Это пускай и такой спонтанный разговор, но он очень даже был полезен. Всё-таки такое общение со зрителями очень даже весёлый. Главное, чтобы люди были адекватные. Моник и Жули - так зовут юных девушек, поинтересовались, что я тут делаю, но я лишь сказала, что по проекту. Меня даже поздравили с прошедшим днём рождения и попросили мне завернуть ещё шесть штук макаронни. Я всячески отпиралась, но они настояли. Не обошлось, конечно, и без пары-тройки селфи. В общем-то я с трудом ушла из кондитерской, но в очень хорошем расположении духа. Такой лёгкий заряд вдохновения и позитива. Нужно будет рассказать Томасу. Хотя я не уверена, что он прочувствует то же самое, что и я, но может хоть сделает вид. По дороге в номер я съедаю парочку вкусных миндальных сладостей. Подхожу к двери и вставляю в неё карточку. Писк и наконец-то я в номере.
- Я принесла нам сладости! - Кладу коробки на полку шкафа и быстро снимаю всё ненужное. - Да, где они синие? - Смотрюсь быстро в зеркало, прихватив коробочки, - ну да скушала парочку макаронни, но я тебе оставила, - кладу сладости на стол и подхожу к своему британцу, садясь к нему на колени. - Я бы пришла быстрее, но там в кондитерской встретила двух своих подписчиц. Оказывается я известна и за пределами Штатов. Представляешь? Уже наверное, меня в инстаграме отметили. Но зато я такая вся вдохновлённая, - встаю перед Томом и снимаю джинсы, кинув их на кресло. Всё-таки без них лучше. Приближаюсь к мужчине и сажусь на него к нему лицом. - Может сладкое оставим на сладкое, м? - Касаюсь губами нижней губы Томаса, положив свои прохладные ладошки ему на лицо. - Я б не отказалась ещё раз тебя вкусить, - медленно ёрзаю, сидя на коленях, но что-то молодой человек совсем не шевелится. Я ж ведь знаю, как всё это его заводит. Раньше мои такие посиделки могли закончиться максимум лёгкими ласками, а теперь то можно всё. - Что-то случилось?

+2

7

- Встретила, значит, своих фанаток, фанатов среди них не было?
Сколько бы я не пытался не реагировать и запрятать неприятные эмоции внутрь, они все равно напролом лезли наружу, попутно въедаясь во все мое существо. Я не мог проанализировать от чего реагирую на какое-то глупое сообщение подобным образом, даже не зная еще его содержания. Рано или поздно своей вспыльчивостью я или разрушу наши отношения, или превращу нашу жизнь в филиал ада отдельно взятой недоячейки общества. Стараюсь отвлечься от своих мыслей, чтобы меня не затягивало в это болото ревностной злости, благо, что Оливия очень помогает мне в этом.
- Не случилось, но случится сейчас.
Хорошо, что девушка предусмотрительно сняла джинсы, что максимально облегчает мне задачу. Притягиваю ее к себе, крепко обхватив за шею, но так, чтобы не сделать больно. Покусываю ее мягкие губы, хотя внутри меня начинает уже разрывать на части от предвкушения. Это будто какой-то личный кайф, от вожделения новой дозы тело овладевает еле заметная эйфория, а мозг требует большего. Хочется сорвать с девушки оставшуюся одежду и сделать все без всяких прелюдий, тем более, что за то время, что мы вместе, я достаточно успел изучить тело и физиология Оливии, вернее ее мгновенную реакцию на такие моменты.
- Ты ведь не боишься меня?!
Хотя по логике должна бы. Эти гостиничные номера теперь всегда будут ассоциироваться у меня с моей вспышкой гнева. Резко поднимаюсь на ноги и прижимаюсь к спине девушки, откидывая ее волосы с шеи чуть в сторону, чтобы была возможность укусить ее. Нежная кожа и тонкий запах моей женщины, который опьяняет словно сильный афродизиак. Разворачиваю Олли к кровати и подталкиваю ее в сторону кровати.
- На колени.
Снимаю ее трусики, хотя терпение уже на пределе. Мне хочется сделать ее своей, навсегда. Не только сейчас, а постоянно, чтобы не пришлось ни с кем делить эти моменты радости или маленького ощущения счастья от невероятной близости, чтобы была у нас. Может быть такое было у нее и с остальными, но мое мужское самолюбие отказывалось поверить в это. Снимаю с себя единственную деталь одежды и ставлю одно колено на постель. Вжимаюсь пальцами в бедра девушки, не в силах сдержать свою потребность в некоторой жесткости. Мое сознание требовало оставить свой след на чужом теле, а еще вытатуировать на свободолюбивой душе свое имя в самом потаенном ее уголочке. Сложно убедить себя, что человек не принадлежит только одному тебе, когда прирос к нему, какой-то неведомой до этой поры частью себя. Или как эта дурацкая сопливая теория о том, что у каждого человека есть своя половинка. Мы сошлись, как кусочки головоломки, как конструктор "Лего", или как магниты - нас притянуло друг к другу настолько крепко, что мы сами не в силах разорвать эту связь, не поддающуюся законам химии или физики. Это всего лишь секс, но только не в нашем случае, сейчас мне казалось, что я вот-вот умру, растворившись в скучном бытие остального мира яркой положительной эмоцией. Подталкиваю Оливию, чтобы она чуть продвинулась на кровати дальше и полностью легла на нее. Коленом подтягиваю одну ее ногу наверх, а руки вытягивая перед собой. Утыкаясь носом в ее плечо, совершенно не сдерживая себя. Все даже интенсивнее, чем когда я был зол в день ее совершеннолетия. Кусаю Оли за плечо, пытаясь сдержать стон, чтобы он не помешал мне слушать ее. Дыхание перехватывает и я чувствую приятное напряжение, готовое выйти из меня чувственным удовольствием.
- Когда-нибудь ты убьешь меня.
Ложусь на бок, притягивая девушку к себе и пытаясь накрыть нас одеялом. Сейчас мне хочется лишь насладиться послевкусием нашей близости и немного вернуть себе самообладание. Позже можно будет уже выпить чай, послушать, что она расскажет мне о своих фанатках, блоге, да пусть рассказывает о чем угодно. Я находился в прекрасном расположении духа. Мое настроение заметно улучшилось, потопив чувство ревности, только я прекрасно понимал, что оно еще вернется ко мне. Теперь у меня хоть было от него лекарство, которое и стоит применить вместо бестолковых подозрений и неприятной ругани.

+2

8

Ответ Томаса меня немного ввёл в лёгкий ступор. Я даже не могла представить, что таится в его голове. Что он может задумать? Да и вообще, я всё ещё не могла понять, что могло произойти за эти минуты, пока меня не было в номере. Если только он всё-таки не залез в мой мобильный и не прочитал там что-то. Но ведь читать там в общем-то и нечего. Руки мужчины резко прижали меня к нему. Покусывания моих губ вмешивается с обжигающим дыханием. Словно внутри Тома сейчас разгорается самый настоящий костёр, а его собственный язык словно языки пламени.
- Нет, но ты меня пугаешь, - отвечаю чуть растерянно, но с лёгким смешком.
Наверное, это был больше нервный смешок, потому что я совсем не могла понять к чему он клонит. Конечно, всё понятно, что всё уходит в сексуальный уклон, но вот в какой форме. Ведь после всего, что произошло за несколько суток, то я уже готова ожидать практически всё, что угодно. Британец резко поднимается, что я чуть ли не падаю на пол, но всё-таки руки мужчины подхватывают меня и мне удаётся удержать равновесие. Резким движением я оказываюсь прижатой к нему спиной. По телу сразу словно пробегает ток, предвкушая что-то интересное. Закрываю глаза, когда Том убирает волосы, перекинув их на другое плечо. Даже слегка вытягиваю шею, приготовившись принимать поцелуи, но вместо этого лишь снова оказываюсь в сильных руках Томаса, который снова резко повернул в сторону кровати, добавив, чтобы я встала на колени. Я уже чувствую, как вновь растекаюсь водопадом. Выполняю приказ, усмехнувшись. Эта ситуация такая забавная, но в тот же момент безумно заводит. Неужели какие-то ролевые игры? Удобней располагаюсь на кровати и жду вся в предвкушении. Томас стягивает единственную часть моего нижнего белья. Чувствую, на своих бёдрах его сильные крепкие руки, сжимающие участок тела. Прикрываю глаза, глубоко вдохнув, но тут же выдохнув, когда жёстко и без предупреждения Том входит в меня. Звонкий стон разлетелся по всей комнате. Сжимаю одеяло в кулаке и пытаюсь снова глубоко вздохнуть, но снова не получается. Не в силах себя сдерживать, поэтому просто отдаюсь этому животному порыву. Мы точно подходим друг другу словно ключ и замок. Я всё-таки не ошиблась в нём. Нашей интимной жизни всего два дня, но  кажется, что всё это длится настолько долго. Мой мужчина словно знает, что мне нравится, что я хочу. Даже сейчас эту жёсткость я люблю, если она, конечно, не переходит границы и доставляет удовольствие не только партнёру, но и мне. А сейчас этого удовольствия через край. Голову кружит безумно. Мне кажется, что если я сейчас встану, то тут же рухну о того, что просто мой организм не поймёт, что нужно делать. Разум словно отключается. Вокруг нет никого и ничего. Лишь только два горячих темперамента, жаждущих безумного удовольствия. Руки начинают уже дрожать, не в силах держать своё тело. В этот момент Томас как раз напирает, чтобы я легла на кровать. Поддаюсь вперёд и чувствую вес тела британца. Снова его резкие и полные жадности движения. Не в состоянии вообще как-либо оценивать эту ситуацию и думать вообще о чём-то. Прижимаюсь лицом к матрасу, чтобы хоть немного заглушить свои стоны, но долгое время без воздуха не даёт мне это продлить на подольше.  Выгибаюсь под Томасом, издавая протяжное мычание. Он словно обезумел, озверел. Всё, что было до этого как будто была разминка. В мой день рождения там у него в пентхаусе я хотя бы видела его лицо, его глаза. Чувствовала его желание просто уже наконец-то жать мне то, что я так просила, и слегка наказать. А сейчас, я не вижу его, но я ощущаю на себе его животные порывы, его тело на своём, хоть и через тонкую ткань одежды. Он кусает моё плечо. Вскрикиваю то ли от боли, то ли от удовольствия. В такой буре эмоций даже и не поймёшь. Резкие толчки и внутри вновь тепло. Стараюсь привести себя в чувства. Нужно отдышаться. Сбоку появляется довольное лицо Тома, на которое я сразу обращаю внимание. Он прижимает меня к себе и кое-как прикрывает нас одеялом.
- Зато какая приятная смерть, - целую мужчину в нос и придвигаюсь к нему чуть ближе. Такое чувство, что он даже как будто расцвёл. Мой зверь сыт и доволен. - Что на тебя такое нашло вообще? Тигррр мой, - улыбаюсь и словно кошечка трусь своим носиком о подбородок Тома. В этих сумерках замечаю краем глаза, как загорелся мой мобильный. Надо бы проверить, что у меня там вообще творится. Дотягиваюсь до мобильного, который за это время уже зарядился. Смахиваю кучу ненужных сообщений и наконец-то открываю сообщение от моего дорого дяди Эйдана. Наверное, именно он воспитал во мне творческую личность. Именно он поддерживал и поддерживает до сих пор меня с моим каналом на YouTube. И именно он помог мне с музыкой для видео, и петь научил. А я ведь даже пару раз с ним выступала на паре концертов. Открываю сообщение и читаю первое входящее с текстом "С днём рождения, крошка Олли! Будь всегда хорошей девочкой!". На лице расплывается улыбка. Ложусь рядом с Томом на живот и открываю ссылку на какое-то видео. Я даже не знаю, что поставить на первое место поездку в Париж со своим британцем, квартира и машина от родных, или же милое видео с песней для меня от Дина с его группой. На глазах наворачиваются слёзы, которые стараюсь незаметно смахнуть. - Боже, как это круто! - С широкой улыбкой смотрю на Томаса, которому кажется это не кажется почему-то милым.

Отредактировано Olivia Carter (2016-09-19 23:49:50)

+2

9

Стоило только расслабиться, как Оливия вспоминает про свой телефон. Может быть ждала поздравлений от человека, который был чем-то сильно занят. Например, как этот музыкант, что посвятил молодой особе целую песню. Чем больше думаю на эту тему, тем сильнее накручиваю себя и снова погружаюсь в легкую меланхолию. Не знаю почему так складывается, что в наших отношениях после какого-то взлета должно обязательно наступить падение. Ссора перед сексом, ссора после секса - тихое терпение присутствия друг друга, а потом страсти утихают, и мы снова идем дальше рука об руку. И хоть сейчас девушка пытается скрыть от меня свои слезы, я все равно все это прекрасно вижу, отчасти даже чувствую.
- Боже, как это круто!
То, как это было сказано, наводит меня на мысль, что возможно, Ливи хотела бы оказаться сейчас в другом месте, да и с другим человеком. Не в этой постели, которая еще не успела остыть после нашей страсти. Могут ли все ее стоны быть лишь притворством, но ради какой цели. Тяжело вздыхаю и не хочу ничего обсуждать сейчас. Целую девушку в макушку, чтобы мой уход не казался ей чем-то странным, будто я решил сбежать. Переворачиваюсь на спину, встаю с кровати и натягиваю легкие брюки, чтобы в очередной раз выйти на балкон и покурить. Не знаю насколько меня хватит, ведь таких эмоциональных отношений у меня, кажется, не было прежде. Даже не представляю хорошо это, или все же плохо, но подобные скачки настроения до добра не доведут. Оливка открывает дверь на балкон, спрашивая в чем дело, но что я могу ей ответить.
- Детка, зайди обратно, а то простудишься. Я сейчас докурю и приготовлю тебе настоящий британский чай. Ты купила мне самый большой эклер?
Улыбаюсь, решив, что придумаю, как мне дальше действовать и реагировать чуть позже, когда девушка заснет. Мягко выпроваживаю ее за дверь и прикрываю ее. Через прозрачное стекло мне прекрасно видно глаза Лив, которая чаще всего не понимает, что между нами творится, да я и сам не понимаю этого. Касаюсь лбом холодного стекла и кладу на него свободную ладонь, ожидая, что Оливка сделает то же самое. Этот момент просто как нельзя лучше олицетворяет все то, что есть между нами. Какая-то преграда, которая то и дело возникает между нами, и мы не в силах справиться с этим, не смотря даже на невероятное взаимное притяжение. Выбрасываю окурок и захожу в номер, где меня сразу же окутывает тепло. Наливаю воду в чайник и ставлю его греться, чтобы мы могли перекусить перед сном. Смотрю на Лив испытывая огромное желание взять из ее рук проклятый телефон и швырнуть его в стену так, чтобы тот разлетелся на части. Не таким я представлял себе наше путешествие, но тут уж я сам виноват. Из-за чрезмерной опытности моей спутницы в вопросах касающихся секса, я постоянно забывал, что на самом-то деле Олли всего восемнадцать. Наливаю чай в две чашки и ставлю все на кофейный столик в гостиной. Привлекаю к себе внимание девушки., быстро приближаясь к ней.
- Олли, идем перекусим и ляжем спать, ведь завтра нужно уже выбраться из номера на улицу, зря что ли приехали в Париж.
Подхватываю девушку на руки и, кружа, иду в сторону дивана. Хорошо, что мой вестибулярный аппарат никогда не подводил меня, поэтому мы добираемся до места без приключений. Сажусь на диван, усаживая юную мисс к себе на колени, а потом тянусь за какой-то яркой штукой, из тех сладостей, что она принесла.
- Закрой глаза и открой рот.
Улыбаюсь, потому что этой фразе наверно уже сотни лет, и с каждым новым веком она обрастала все новым смыслом. Дожидаюсь, когда же девушка послушно закроет глаза, и беру в руки одно из пирожных, но вместо того, чтобы дать ей ожидаемое, провожу языком по ее губам. Мы словно парочка подростков, дорвавшихся до чувственного удовольствия, и желающих заниматься этим постоянно. В тот момент, когда наши игры должны были достигнуть точки невозврата и перейти снова в секс, я отстраняюсь и подношу эклер к губам Лив, но не позволяю ей откусить ни кусочка.
- Подожди, я только посмотрю, что есть в нашем холодильнике и сразу вернусь.
Пересаживаю ее с колен на диван и ухожу к холодильнику, чтобы достать из него все, что сейчас можно было использовать.

Отредактировано Thomas Bechtel (2016-09-27 06:14:17)

+1

10

Вижу, как Томас не хочет показывать своих эмоций, но я чувствую, как после просмотренного видео в воздухе повисло лёгкое напряжение. С чем оно связано - одному Богу известно. За это время я уже поняла, что Том очень эмоциональный. Хотя порой кажется, что пытается доказать сам себе обратное. Но ведь природу не обманешь. Это как с диким зверем вне дикой природы. Ты можешь его приручить, он станет ласковым и нежным, будет кушать с твоих рук и тереться о тебя в знак благодарности, но всё же это дикое животное, в котором в любой момент могут проснуться его инстинкты. И в такой момент он даже и не подумает о том, что эта рука в его зубах когда-то кормила и гладила, а стеклянные глаза ещё несколько секунд назад излучали любовь и добро. Так и с британцем. Порой ведомыми и неведомыми способами получается его зацепить, заставить вырваться того самого зверя наружу. Только вот его получается потом снова приручить.
Ловлю на своей макушке поцелуй и с лёгким непонимание во взгляде смотрю в его сторону. Наблюдаю за каждым его действием. В руке появились сигареты с зажигалкой. Не нравится мне, что он курит, точнее тот запах, который остаётся на его губах, волосах и руках. Но как же мне нравится, как он курит. Девочкам нравятся плохие парни, вот и с этой чёртовой сигаретой в зубах, он становится моим плохим парнем, который крадёт милую девочку из под носа у родителей и увозит в неизвестном направлении, чтобы показать ей весь спектр эмоций и удовольствий. Встаю с кровати и поднимаю с пола свои трусики. Натянув нижнее бельё, достаю из сумки резинку и завязываю волосы в низкий хвост. Медленным шагом подхожу к двери балкона. Несколько секунд смотрю на своего мужчину, который искусно выпускает клубы дыма. Открываю дверь и подхожу ближе к Томасу. В нос ударяет табачный запах, но я лишь стараюсь не обращать на это внимание.
- Что-то случилось? - Опираюсь руками о перегородку, заглядывая в лицо британца. Том лишь уговаривает меня зайти обратно в номер, чтобы не простудиться, а потом спрашивает про эклер. Кажется, что он повеселел, но до сих пор кажется, что что-то его тревожит. Улыбаюсь ему, - самые большие все разобрали, но я купила самый красивый.
Поворачиваюсь в сторону двери, но перед этим целую мужчину в плечо. Захожу снова в номер. Такое приятное тепло. Пальцы рук и ног приятно покалывает, хотя на улице не так и холодно, а я не стояла там так долго. Закрываю дверь и смотрю на Томаса, который смотрит в ответ на меня. Такие моменты часто бывают в фильмах и иногда кажется, что такое и бывает только в этих дурацких фильмах, но и в жизни такое случается. Ведь, когда связь между людьми становится крепкой, то хочется касаться и чувствовать друг друга даже через холодное стекло. Кладу свою ладонь на дверь так, чтобы она была практически по центру ладони Тома. Смотрю на него улыбаясь. Никогда не думала, что я так привяжусь к человеку, хотя бы на уровне химическо-физических факторов. Чуть поднимаюсь на носочки и целую стекло на уровне глаз британца. Отхожу от двери, проведя пальцем по стеклу вдоль лица Тома. Вроде бы такая мелочь, но настроение незаметно поднимается. Появляется вдохновение, воодушевление и чувство, что ты словно паришь над полом. На ходу снимаю свою кофту и кидаю её на стул рядом с письменным столом. Снимаю с крючка в ванной халат и быстро его надеваю. Приятно дать своему телу снова оказаться практически без одежды, лишь в тёплом мягком халате. Беру с кровати свой телефон и просматриваю всё то, что посчитала менее важным некоторое время назад. Усевшись поудобней на кровати, подкладываю подушку под локти и рассматриваю работы подписчиков, на которых меня отметили в Инстаграм. На момент отвлекаюсь, смотря с улыбкой на Тома, но быстро возвращаюсь к делам. Пишу комментарии, ставлю лайки на те работы, что мне понравились. Столько талантливых ребят. Надо что-то придумать интересное, чтобы раскрыть новые таланты. Ведь каждому нужен кто-то, кто в него поверит и скажет "ты сможешь, поверь мне". У меня был и есть Эйдан, а у него была его учительница, не помню как её зовут. Когда вижу приближающегося Томаса, то я уже практически заканчиваю с делами. Откидываю телефон в сторону и даю мужчине схватить меня, вытянув руки в его сторону.
- Один денёк можно уделить городу, да. - Отвечаю Тому, который начинает меня кружить, из-за чего я прижимаюсь к нему сильнее, уткнувшись лицом в его шею, чтобы вдруг меня не стошнило. Оказавшись на диване, сидя на коленях своего избранника, я перевела дух, - не делай так больше.
Смеюсь и смотрю на приготовленный для нас стол. Люблю, когда за мной так ухаживают. Это мило и приятно. Наблюдаю за тянущейся рукой Тома, которая хватает один из макарони. Он просит меня закрыть глаза и открыть рот, от чего я хихикаю, но всё-таки настороженно выполняю поручение. Хоть я и не страдаю стеснительностью, но в этот момент чувствую себя довольно неловко в ожидании вкусняшки. Даже с закрытыми глазами я чувствую, как Томас приближается ко мне, но слегка вздрагиваю, когда его язык касается моих губ. Хочу укусить его, но не успеваю. Том подносит ко мне слова десерт, но только я хочу его укусить, как он тут же снова меня обманывает. Я смеюсь, но теперь я хочу получить то, что мне положено. Пытаюсь дотянуться до макарони, чуть ли не заламываю мужчине руки. Дурацкие игры. Отвлекаю его поцелуем, но после него уже совершенно ничего не хочется. Единственное желание в голове - это снова почувствовать тепло своего мужчины. Но британец отстраняется и подносит теперь ко мне эклер. Улыбаясь, смотрю с долей лукавства. Меня теперь не проведёшь. И как я и думала, он снова не даёт мне укусить десерт. Зачем же мы их покупали тогда? Томас говорим мне подождать и сажает меня на диван, а сам идёт в сторону мини-холодильника. Хм, нет уж, милый мой! Беру угощение и откусываю кусок эклера. В комнате довольно тихо, поэтому треск шоколада разносится по всему номеру.
- Упсик, не удержалась, - прожёвываю первый кусок, смотря с довольной ухмылкой на британца. - Очень вкусно, - откусываю снова, но один из кусочков падает в открытый халат, - вот же ж неряшка. - Кладу десерт в коробку и развязываю пояс халата, смотря на Тома. Чуть раскрываю халат, обнажая своё тело, но в тоже время всё, что закрывают на телевидении - не видно. Облизываю кончик пальца и зацепляю им упавший кусочек шоколада. Встаю с дивана и подхожу к своему зверю, - открой рот.

Отредактировано Olivia Carter (2016-10-09 18:59:08)

+2

11

Наблюдаю за очередной провокацией со стороны Лив, и как бы я не сопротивлялся реакциям своего тела, мозгу то было неподвластно. Каждый раз, когда я хотел устроить что-то, не связанное с сексом, мои планы летели к черту, стоило лишь девушке чуть поддразнить меня. До сих пор не понимаю, как мне удавалось сдерживать себя все те месяцы, что мы ждали совершеннолетия молодой особы, да и зачем мы вообще его ждали - мне не ясно. Возможно, что тем самым мы и подогрели в себе тот ажиотаж и желание обладать друг другом, что не давал нам сейчас совершить прогулки по городу, или просто выпить по чашке чая без желания тут же наброситься друг на друга. Взгляд жадно высматривает то, что скрывает халат, впрочем, не долго ему осталось быть на девушке. Откусываю кусочек эклера, а затем подхватываю Оливию под ноги, прижав ее к своему телу. Каждый раз, когда подобное происходит, я уговариваю себя не спешить и сдерживать натиск, что редко удается сделать. Сажаю девушку на мини-холодильник, и наклоняюсь, чтобы открыть его. Взгляд сразу же натыкается на бутылку шампанского, отметая все прочее, что находится там. Знаю, что это скорей всего будет липко и холодно, но не могу удержаться от желания попробовать. Чуть приподнимаю голову, тут же оказываясь в весьма интересном положением, коим и решаю воспользоваться, раз уж я все равно уже был здесь. Ставлю шампанское пока на пол и снимаю с девушки нижнее белье, хотя с большей радостью бы разорвал их в клочья.
- Не понимаю зачем ты постоянно их одеваешь на себя, прекрасно зная, что пробудут они здесь не долго.
Улыбаюсь, взяв в руки бутылку игристого и аккуратно открыв его. Идти за бокалами нет никакого желания, ведь в таком случае придется оставить девушку скучать, чего я просто не мог себе позволить. Потому пью прямо из горла, как какой-то невоспитанный дикарь. Но всё, что случилось в Париже, останется в Париже? По крайней мере я на это очень рассчитывал.
- Будешь?
Дожидаюсь ответа, и подношу горлышко к губам Лив, чуть наклонив бутылку так, чтобы шипучка потекла тонкой струйкой, но не совсем туда, куда она ожидала. Пока я завороженно следил за напитком, что от шеи скользил теперь к груди Олли, будто сам на себе почувствовал этот холодок. Поднимаю взгляд на свою юную пассию, с улыбкой следя за ее реакцией. Мне нравился этот взгляд, которым она смотрела на меня, что пронизывал меня насквозь, даря обещание получить даже больше, чем я могу себе представить.
- Вот же ж неряшка.
Повторяю слова Оливии и наклоняюсь, чтобы слизать напиток с ее груди. Она была столь же нетерпелива, как и я сам, только в этот раз мне хотелось оттянуть момент кульминации далеко вперед, а вот получится ли - уже другой вопрос. Пройдя весь путь игристого напитка, только снизу вверх, я вновь оказался возле распухших губ девушки, что манили меня как глупого мотылька на свет. Пока целую ее, моя рука сама собой оказывается в неположенном месте и мои губы в очередной раз расплываются в улыбке, когда я ловлю ими тихий стон Ливи. Дарить ей удовольствие становится даже приятнее, чем получать его, вернее, я ведь знал, что позже получу свое в любом случае, так зачем жадничать.
- Скажи мне, чего бы тебе хотелось и я сделаю это для тебя.
Звучит немного жутко, но подтекст у этой фразы сейчас был именно сексуального характера. Снова отпиваю из бутылки, а после набираю в рот немного напитка, чтобы передать его девушке во время очередного поцелуя. Сейчас я уже и думать забыл о чае или эклерах, впереди у нас была целая ночь, которую мы проведем растворившись друг в друге. Даже неприятные нотки ревности по поводу слез Лив отошли на второй план, хотя я не переставал думать об этом. Это чувство, настолько не свойственное мне, начинало немного пугать меня своей стремительной необузданностью, открывая во мне человека, который мне совершенно не нравился.

+2

12

Оказавшись усаженной на стол над мини-холодильником, я с широкой улыбкой и лёгким огоньком в глазах наблюдаю за Томасом. Как бы он не сопротивлялся, но всё равно мы оба хотим получить то, что так упорно избегал мужчина все эти месяцы наших не лёгких взаимоотношений. Хотя может если бы тогда он не подогрел так интерес к его персоне, то ничего бы и не было. Мы бы получили то, что хотели и больше не виделись бы. Это очень в духе современного общества. Да и что кривить душой - сама в этом грешна. Глубоко вдыхаю воздух через нос, прикусив нижнюю губу, когда Том медленно опускается. Но делает он вовсе не для того, о чём я подумала. Звук открывшейся дверцы. Опираясь руками о стол, чуть подаюсь вперёд, чтобы посмотреть, что там делает британец. Бутылка шампанского и хитрый взгляд. То, что я увидела. Улыбка всё не сходит с моих губ. Томас знает, как можно меня заинтриговать, как заставить меня чуть ли не ёрзать от настигающих эмоций и чувств. Его руки скользят вдоль внешней части бёдер. Нижнее бельё снова оказывается в стороне. На их присутствие мне собственно и делают лёгкое замечание.
- Мне нравится, как ты избавляешь меня от них... раз за разом.
Говорю с тяжёлым придыханием, облизывая высохшие губы. Хорошо, что он хотя бы их не разорвал. Даже до той ночи в пентхаусе я заметила, что он питает большой интерес к разрыванию одежды, в частности нижнего белья. Чуть зажмуриваю глаза, когда Том старательно открывает бутылку алкогольного напитка. Очень часто в компании друзей, у некоторых людей пробка вечно куда-то улетала. Слава богу, что никто не страдал в эти моменты. Смотрю, как он пьёт прямо из горла. Издаю тихий стон, наслаждаясь этим действом. Боже, как же меня заводят моменты, когда из строгого интеллигента он превращает в нахального бунтаря. Даже эта его жёсткость, после моих провокаций выворачивает наизнанку от эмоций.
- Конечно, - утвердительно киваю головой, протягивая руку к бутылке, но Том не отдаёт её.
Я чуть приоткрываю рот, к которому мужчина подносит горлышко бутылки. Чуть закидываю голову, в ожидании холодного напитка. Только вот содержимое еле попадает на язык, а течёт по подбородку, минуя шею и скатываясь вниз по груди. По телу пробегаются мурашки от холода, но это довольно приятно. Смеюсь, когда слышу свои недавно сказанные слова из уст британца. По-прежнему продолжаю смотреть на Томаса глазами полных возбуждения. Хочу его до безумства. Хочу здесь и сейчас, но и хочу увидеть игру, в которую он решил сыграть. Его язык скользит по животу, поднимаясь к груди и верх по шее. Стираю капли с подбородка и облизываю пальцы. Его губы касаются моих и я чувствую сладких вкус шампанского. Обвиваю руками шею, прижимаясь ближе к своему мужчине. Его рука опускается между моих ножек и на мгновение замираю. За то время, что у нас было воздержание, мы узнали как доставить друг другу удовольствие другими способами. Сквозь поцелуй, высвобождаю протяжный стон, всё ещё касаясь губами губ Томаса. Скрещиваю ноги на бёдрах мужчины, прижимаясь ещё сильнее. Порой одолевает желание быть связанными вместе несколько часов.
- Хочу, чтобы ты не останавливался, - голос срывается хриплый шёпот.
Медленно двигаю бёдрами навстречу движениям руки британца. Прикрываю глаза, чуть откинув голову назад. Сосредотачиваюсь лишь на удовольствии, которое с каждой секундой накаляется. Вижу сквозь приоткрытые глаза, как мой варвар снова отпивает из бутылки. Потом он делает это снова, но не глотает, а приближается ко мне. Шампанское из его рта льётся по языку, выбивается из уголков рта, снова стекая по подбородку к шее. Голова кружится, внутри всё разрывает от переполняющих эмоций. Чувствую, как внизу словно собирается комок, но в одно мгновение он словно разрывается по всему телу. Снова громкий стон с лёгкой хрипотцой. Жадно впиваюсь в сладкие губы британца. Не хватит всех прилагательных, чтобы писать эти эмоции. И это всё лишь только, можно сказать, на начальном этапе. Что же будет дальше? Беру за запястье Тома и подношу ладонь к своим губам. Кончик языка скользит по пальцам англичанина. Тянусь языком к уголкам губ, чтобы слизать оставшийся алкоголь. Положив руки на плечи мужчины, я пользуюсь его временной невнимательностью. Резко отталкиваюсь ногами от дверцы холодильника. Громкий грохот на весь номер. Немного неудачное приземление, но вся боль уходит куда-то на второй план. Устраиваюсь поудобнее верху Тома и наклоняюсь, чтобы его поцеловать, но быстро принимаю ровную позицию.
- Наверное, горничные будут в полном ужасе, - тянусь за бутылкой, - но я думаю, что они видели и похуже.
Кладу пальцы свободной руки на губы Томаса, заставляя его слегка приоткрыть рот, не убирая руку. Подношу бутылку на уровень лица мужчины и медленно наклоняю её. Напиток сначала тонкой стрункой падает вниз, сталкиваясь с полом, но я веду её в пункт назначение. Мягкий ковёр мгновенно впитывает жидкость становясь темнее. То, что не попадает в рот, стекает по лицу. Убираю бутылку и прижимаюсь к своему мужчине. Целую в губы, но на этот раз со всей страстью. Провожу языком по уголкам губ, переходя на скулы и щёки.
- Мы явно не умеем пить, - шепчу, нависнув прям над лицом британца.
Не могу долго держаться в дали от его губ. Сантиметр за сантиметром покрываю его лицо поцелуями, спускаясь на шею, потом на грудь, живот, но дальше останавливаюсь. Расстёгиваю пуговицу на его штанах и встаю, взяв бутылку, которая сразу оказалась на столе.
- Я, кажется, тебе кое-что обещала, - на лице расползается довольная улыбка. Медленно иду в сторону кровати, скидывая халат с тела и откидывая его в сторону. Оборачиваюсь назад. Резким движением оказываюсь на кровати, под давлением тела молодого человека. - Нет-нет, ложись, - чуть толкаю его, чтобы он лёг на кровать. Снова оказываю сверху. В этот раз еле касаюсь губ, оставляя лишь дыхание. Сползаю с кровати и тянусь к мешающим нам штанам. Стягиваю единственную одежду с британца и наконец-то имею возможность доставить удовольствие своему мужчине. Он уже давно готов, осталось лишь только помочь получить то, что он так хочет.
За всю эту ночь в комнате ни разу не было тихо. Мы или разговаривали, или же занимались любовью. Стоны чередовались со смехом. Даже не помню, когда и как я уснула. Помню, что на улице уже начинало рассветать. Но вымотавшись за эти дни, даже не смотря на новое место, я спала как младенец.

Отредактировано Olivia Carter (2016-10-18 22:01:52)

0

13

Когда я открываю глаза, комната уже наполнена солнечным светом, стало быть мы снова проспали с Оливией добрую половину дня. Подобное меня совершенно не удивляет, ведь ночью нам так и не удалось поспать из-за разыгравшегося вдруг аппетита, что приходит в процессе. Улыбаюсь, вспоминая некоторые моменты, испытывая жгучее желание кое-что повторить, но тогда за те несколько дней, что нам посчастливилось пробыть в Париже, мы так ни разу и не выйдем из номера, словно парочка молодоженов. Теперь-то мне стало ясно, почему по традиции после свадьбы наступает медовый месяц, но в нашем случае наверно лучше взять сразу год, чтобы уж наверняка после него мы смогли спокойно находиться вдали друг от друга на то время, когда я занят работой, а моя юная пассия учёбой. Сейчас же нам просто опасно съезжаться, ведь это может привести к хроническому недосыпу. Осторожно вылезая из постели, я дотянулся до своего халата и скрылся в ванной, чтобы принять душ и усмирить разыгравшуюся фантазию. Когда я вернулся в комнату, девушка по прежнему безмятежно спала, и я смог одеться. Против воли расплываюсь в улыбке, когда смотрю на неё спящую, по-детски беззащитную, но в тот же момент чересчур опытную молодую особу. Всё время забываю, что каких-то пару дней назад Ливи еще находилась под крылом у своих родителей и только-только вырвалась из гнезда, совершив эту чудесную поездку со мной в сердце Франции. Подхожу к кровати и забираюсь головой под одеяло, чтобы разбудить девушку приятным способом, который должен будет стать отличным началом для нового дня. Возможно, что Олли проснулась, почувствовав на себе мое дыхание, когда я провел дорожку из поцелуев по внутренней стороне ее бедра, оказавшись там, где она скорей всего меньше всего ожидала меня почувствовать находясь на границе между сном и явью. Вздрагиваю, когда ее руки оказываются у меня на голове, довольно ощутимо схватив меня за волосы в самый интенсивный по ощущениям момент.
- Доброе утро, как спалось?
Вылезаю на свет и укутываю свою девушку в одеяло, пристраивая ее к себе на ноги и позволив ей еще немного понежиться в постели, а потом нам все же придется выйти на улицу. Прижимаю к груди ее голову, чтобы уткнуться носом в ее волосы, просто наслаждаясь этим моментом тихого уединения, коих в будущем у нас скорей всего будет не так много, если только Лив не согласиться воспользоваться своими ключами от пентхауса и не сбежит от меня, как только наш самолет приземлится в Сакраменто.
- Собирайся, я хочу пообедать с тобой в каком-нибудь милом ресторане, который ты сама нам выберешь, а потом прогуляться по городу.
Выпускаю девушку, расцепив руки и внимательно наблюдаю за тем, как та встает с постели. Просто смотреть на нее было уже огромным удовольствием, что уж говорить об остальном. Пока Лив скрывается в ванной комнате, я быстро курю на балконе, а затем проверяю свой телефон на наличие новых сообщений или важных новостей, попутно строчу сообщение главному архитектуру "Бектэль корп.", чтобы узнать, добрался ли он до места, ведь на днях Росса отправили в командировку, от чего по возвращению, мне будет крайне тоскливо в офисе.
- Ну как? Ты почти готова? Мне нужно быстро проверить почту, поэтому я жду тебя внизу, чтобы у меня не было никакого желания остаться с тобой здесь и заказать еду в номер.
Притягиваю Оливию к себе, чтобы поцеловать ее в губы, но поцелуй все затягивается и затягивается, лишая меня, казалось бы, последних капель самообладания. Не хотя, но я отстраняюсь и, пятясь, двигаю в сторону двери, улыбаясь немного натянутой улыбкой и хватая по дороге планшет.
- Я жду внизу. Постарайся не задерживаться, а то я чересчур голоден. А нам еще гулять.
Выхожу из номера и натыкаюсь на тележку с завтраком. Видимо, Лив позаботилась о нем, и часть меня хочет вернуться обратно в номер, раз уж еда была под рукой, но нам нужно было уже наконец выйти в люди, чтобы размять ноги и подышать воздухом. Спускаюсь вниз и удобно устраиваюсь в кресле, чтобы спокойно просмотреть все свои текущие дела и изменения по ним. На первый взгляд все шло нормально и моего экстренного вмешательства не требовало, к тому же я отсутствовал-то всего три рабочих дня.

Отредактировано Thomas Bechtel (2016-10-22 04:39:01)

+1

14

Утро добрым не бывает? Ох, ещё как бывает! То ли из-за солнечных лучей, то ли из-за движений сбоку, но я просыпаюсь. Слышу, как закрывается дверь в ванную и включается вода. Потягиваюсь на кровати и принимаю позу поудобней. Даже не замечаю, как вдруг снова впадаю в царство снов. Мне даже успевает что-то присниться. Какая-то ссора с родителями, которая даже больше похожа на скандал. Не люблю такие сны, так неприятно потом на душе. Хотя я читала, что ругаться во сне хорошо. Видно наша связь с родителями очень сильная.
Просыпаюсь, когда внезапно чувствую какие-то странные ощущения между ножками. Спросонья даже и не сразу поймёшь, что просто твой молодой человек решил сделать утро не только добрым, но и приятным. Тяжело вздыхаю, вцепляясь в волосы британца, который успешно устроился под одеялом. Лёгкое головокружение всего на мгновение, после которого на лице расплывается улыбка. Милая мордочка Томаса наконец-то появляется передо мной.
- Доброе! - Голос ещё слегка охрип после сна, говорю даже довольно тихо, - очень крепко. Прям как дома.
Том мило укутывает меня в одеяло словно в кокон и сажает себе на колени. Хочу поцеловать своего спутника, но понимаю, что нужно бы для начала умыться. Прижимаюсь к мужчине сильнее, потирая носиком его грудь. От него так вкусно пахнет. Так иногда классно просто погрузиться в такие объятия. Платоническая связь. Чувствую его дыхание на своих волосах. Поднимаю голову, слегка выравнивая осанку, когда Томас говорит об обеде со мной, выпуская меня из своих объятий.
- У нас ещё завтрака не было, - смеюсь, вскакивая с колен мужчины и поднимая халат с пола. Натягиваю одежду и поднимаю взгляд на британца, - я даже знаю в какое место. Боже оно просто невероятно. - Наливаю себе в стакан воду и осушаю его в один миг, - там такой закрытый дворик, - вытираю рот рукавом и направляюсь в сторону ванной, - тебе думаю, понравится.
Скрываюсь за дверью, чувствуя ступнями холодный пол. Лучезарная улыбка куда-то делась, когда вдруг стало тянуть живот. Видно какие-то неожиданные спазмы. Я не иду в душ, а лишь умываюсь и крашусь. Не хочу терять этот запах, который приобрела благодаря Тому за эту ночь. Он действует на меня словно сильный наркотик. Его тело, шампанское, его поцелуи. Тело приятно покалывает от воспоминаний. Наконец-то выхожу из ванной и встречаю своего молодого человека, который тут же притягивает меня к себе.
- Хорошо. Мне осталось только одеться.
Ловлю поцелуй на своих губах и погружаюсь в него сама. Была бы я взбитыми сливками, то я бы моментально растаяла бы и растеклась по его телу и рукам. Пытаюсь продлить этот момент ещё на пару секунд но Томас старательно отстраняется от меня. Да, это может плохо закончиться. Киваю и подмигиваю мужчине, когда он направляется в сторону выхода из номера. Как только он уходит, то живот снова схватывает спазм, от чего я даже издаю стон. И в тот момент я как раз вспоминаю про то, что заказала завтрак в номер. И где он? Вот так и заказывай у них услуги. Иду к чемодану, чтобы взять все нужные вещи и быстро одеться. Сняв халат, замечаю, как по внутренней стороне бедра бежит красная капля.
- Ну заебись! - Кричу на весь номер, осознавая, что вот и пришла Кровавая Мэри.
Бегу к телефону, чтобы проверить календарь. Из-за этих перелётов и таких неожиданностей совсем забыла проследить о начале цикла. Ну что ж. Зато эти дни мы точно сможем гулять по Парижу, а ночью... спать? Ну, что поделать, конечно. Нахожу у себя в сумочке единственный тампон и быстро бегу в душ. Вот тебе и Париж, но хотя бы наша интимная составляющая началась очень замечательно. Быстро собираюсь и, взяв необходимые вещи, выхожу из номера. Замечаю нашу тележку с завтраком. Хватаю круасан с ветчиной и сыром. По пути вниз как раз можно перекусить. Спускаюсь на лифте вниз, жуя свой завтрак, и стремительно направляюсь в сторону Томаса, который спокойно сидит в холле в кресле, попивая кофе. Подхожу к британцу ближе и аккуратно сажусь на подлокотник.
- Я тебя поздравляю! Твои мысли материализовались, так что ближайшие дня три-четыре мы точно будем гулять по городу. - Достаю телефон и показываю Тому приложение, которое пишет о начале цикла. - И нам срочно нужно в аптеку или какой-нибудь супер-маркет. - Спускаюсь на колени своего молодого человека и, обняв под грудь, целую его в щёку.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Bonjour, Paris!