Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » Taking a taxi


Taking a taxi

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Улицы Сакраменто | 15 сентября 2016 | Дневное время суток

Leo & Guido Montanelli
http://s2.uploads.ru/Zygm3.jpg http://sd.uploads.ru/6q8Gl.jpg

От гонок - к частному извозу.

Отредактировано Guido Montanelli (2016-09-05 15:13:13)

+2

2

Ввязавшись в разборку с этими русскими из таксопарка пару месяцев назад, они с Клэем разбудили спящего дракона - массивная перестрелка с применением автоматического оружия и несколькими жертвами, в принципе, кого угодно разбудит, особенно если это будет происходить в самом центре города; главную ошибку они совершили именно в этом - даже более фатальную ошибку, пожалуй, нежели промахнувшись по Сынам в тот самый первый раз. Сильный, но не смертельный удар - как правило, означает смерть для того, кто нанёс его; независимо от того, что потом происходит с тем, кто его принял - иногда бывает и так, что погибают оба противника, хотя в другой раз - даже смертельные раны затягиваются. Никогда не знаешь.
"Сыны Анархии" и ребята Монтанелли этой ошибки не повторили - последняя для них встреча с русскими происходила за городом. И в общем-то, для владельцев парка с жёлтыми кэбами - это была вообще последняя встреча, на которую они пришли; оттуда - их уже увозили вперёд ногами, но это было уже на следующее утро, когда какой-то проезжавший мимо по своим делам обыватель обнаружил эту зону боевых действий. Конечно, в этом тоже хорошего было мало - разбуженный дракон, - это который в сине-белых тонах и с мигалками, целый месяц потом рвал и метал, ребятам из ОБОП СПД было, чем заняться; впрочем, как выяснилось впоследствии - этих славянских ребят из общества с непритязательным названием Yellow Cab тоже знали и не слишком-то любили, потому их скоропостижный отъезд на поезде с конечной станцией в Аду и в полицейском департаменте не слишком кого-то удивил и раздосадовал... детективы и Сынов встряхнули, конечно; в основном из-за первой перестрелки, наверное. Но, что хорошо было для Гвидо и его людей - что никто из них под полицейское внимание не попал, во всяком случае - так, чтобы возможно было бы как-то привязать их к этому делу. Со стороны это выглядело, как разборка двух относительно мелких преступных группировок за сферы своего влияния.
Но - прошло уже два месяца с той перестрелки; дело отправилось в архив - как раскрытое или как нет, не столь уж и важно, - или большинства ведущих его детективов наверняка лишилось, им и без того было, чем заниматься; а таксопарк, тем временем, продолжал работать и без "крыши"... конечно, по мановению волшебной палочки, как у Гарри Поттера и прочих Дамблдоров, ничего не налаживается и в бизнесе криминальном - а порой, как и в полиции, до 90% деятельности организованных уголовников - это ничто иное, как ожидание. Но у ожидания есть определённый предел - иначе оно просто не имеет смысла; Гвидо выждал, сколько посчитал нужным - и сейчас стоило бы заняться этими таксистами, пока ими не занялся кто-то другой - те же самые русские, опять же, только из более авторитетных - Лазарев с Датсковскитасом, как вариант, или кто-то из связанных с ними ребят... в этом плане - в руках у Монтанелли оказалось хорошее преимущество, которое он мог бы использовать. Русская мафия была в курсе - но итальянцы оказались к конфликту ближе.
Размышляя над этим, Гвидо тогда нашёл преимуществ даже больше - таксопарк приносит не только хороший доход, это ещё и хорошие легальные рабочие места, и это - ещё одна возможность участия в городской жизни, что в год выборов мэра - особенно важно. И для их с Мелом бизнеса по ввозу людей в страну - тоже перспектива хорошая, потому что всех нелегалов, что периодически попадают в город их стараниями, тоже надо занимать чем-нибудь.
Таксист - в принципе, неплохая профессия, у любых эмигрантов в Америке всегда пользующаяся особым почётом. Считавшаяся "потолком" карьерного роста для тех, кто прибыл в страну не совсем легально, на заработки или ещё как-то - хорошие деньги, относительно спокойная работа, ты и твой автомобиль, за который отвечаешь - с начальством друг друга почти не видит, к тому же, то есть - никто не стоит над душой каждую минуту. Водительская лицензия - её в их стране получить не так трудно даже для человека, который английский едва знает.
Проблема только в том, что в автомобильном бизнесе - Гвидо понимал немного; бюрократия, какие-то юридически-профсоюзные аспекты, рабочие моменты - с этим он, работая на мясокомбинате уже более тридцати лет, сталкивался каждый раз, когда вообще входил в свой кабинет, и понимал в том, что касалось продукции, над которой люди и работали - в мясе; не в автомобилях, и потому о самой работе имеет малое представление. Да и в любом случае - нельзя всё делать самостоятельно; никакому гангстеру, да и никакому бизнесмену, не идёт на пользу, когда его становится слишком много.
Вообще, с тех пор, как Алекса, а затем и Кристина, оставили мастерскую - все вопросы с автомобилями в его семействе решал Лео... Гвидо и задумался о Лео сейчас. Его старший имя себе сделал как раз в автомобильном бизнесе... с самого начала занимаясь именно этим - автоугоны, затем - и стритрейсинг, потом и мастерская, которая и была своего рода "сердцем" стритрейсинга в Сакраменто; их контакты с токийскими Якудзами тоже нельзя не признавать - контрабанда машин держалась как раз на Лео и "Ливинг Стил". Но всё это - в основном, преступный бизнес, во многом даже преступный откровенно, значит и риск лишиться этого - будет присутствовать всегда. За что Гвидо любил то, чем занимался на комбинате - эти махинации не были столь откровенно криминальны и заметны, оттого были более надёжным средством зарабатывать... в общем-то, и дают тем, кто бывает на таком пойман, меньшие сроки - думать стоило бы и о таком тоже. Тем более - что и Лео всё-таки домучил свой диплом в этом году. Не то, чтобы Гвидо возлагал на сына какие-то надежды, как на юриста, но хоть что-то из того, что он изучал - должно было бы отложиться в голове.
Сегодня четверг - по четвергам, как правило, Гвидо проводил весь свой день либо в "Маленькой Сицилии", либо где-то неподалёку с ним, и периодически заглядывая в его офис, затем уезжая снова; к тому же, вечером по четвергам тут играла Бруклин - слушать, как играет и поёт его старая знакомая, Монтанелли было всегда приятно. Потому и Лео он предложил заехать сегодня в их фамильный ресторанчик - встретиться с отцом там. Вообще-то, Гвидо хотел всем этим заняться ещё в понедельник, но - решил, что понедельник для подобного дела - день самый неудачный, поскольку он - самый гадкий для большинства рабочих людей день, идущий первым после выходных, и оттого договориться о чём-то вообще становится труднее; кто любит понедельники?.. Этот, к тому же, выпал на 12 сентября - следующий день после очередной годовщины катастрофы. Ещё один повод ненавидеть этот понедельник сильнее даже, чем все остальные - для любого американца. Поэтому это начало недели Гвидо решил провести нестандартно - вместе со своей семьёй, с Шей и младшими детьми; во вторник - он был занят другими делами, в среду - не свободен был уже Лео. А то, что он хотел сделать сегодня - могло занять и весь день, так что Гвидо предпочёл подобрать время так, чтобы не было других занятий; и хорошо отдохнуть предварительно - сегодня он поднялся с постели только после полудня, а к двум - был уже в кухне ресторана, решив помочь поварам с приготовлением себе самому и Лео обеда, пиджак оставив висеть на спинке стула в офисе - временно сменив его на фартук.
- Benvenuto, Лео! - из кухни, через приоткрытую дверь, Гвидо и увидел, как Лео входит в зал - выглянул, чтобы поздороваться. - Я сейчас выйду, заходи в кабинет. - кивнул на дверь. И вскоре действительно вышел, тщательно вымыв и вытерев предварительно руки - оставив поварам заканчивать приготовление их обеда, вошёл в офис управляющего и закрыв дверь за собой на замок - опустил и жалюзи, чтобы их с Лео не было видно из зала. - Come stai, сынок? - приобнял Лео в знак приветствия... в очередной раз задержав взгляд на его лице - в последнее время Гвидо каждый раз так делал; с годами, когда твои дети растут, всё сильнее чувствуешь перемены в них - а на самом деле, в глубине души, перемен этих боишься ненамного меньше. Тем более, что, когда дети становятся уже совсем взрослыми - видишь их всё реже... будем совсем честны, в том бизнесе, в котором они находятся - можно не увидеть друг друга и вовсе однажды.

Внешний вид

+1

3

Внешний вид
-Tutto va bene . E voi? -  Так приятно было поговорить на родном языке, а вдвойне приятнее это было делать с родным отцом. Лео приобнял  Гвидо и проследил за ним взглядом, когда тот сел в своё кресло. – С кухни доносится великолепный аромат, что я даже не знаю чего хочу больше: выслушать то, зачем ты меня сюда позвал или отведать твою стряпню. – Лео заулыбался, глядя на Гвидо. Хоть и старик был серьёзным человеком, но кому не понравится начать разговор с доброй  и безобидной шутки? Тем более что с кухни доносился и впрямь превосходный аромат, что желудок начинал предательски урчать, напоминая парню о том, что завтрак он пропустил  и обед тоже. Да и кто не любит семейные обеды или ужины? Хотя Лео не пришлось насладиться ими в полной мере, он вполне мог представить, что это такое – отец всё возмещал вот такими посиделками вдвоём или собирая всю семью. Для Лео не было лучшего отдыха, когда вся семья в сборе, когда все дела остаются позади: на фоне играет музыка,  комната освещена мягким светом ламп, взрослые о чём-то шумно разговаривают, перебивая друг друга,  и иногда прерываются на смех, а вокруг мельтешат дети, которые во что-то играют. Сейчас бы Монтанелли не отказался от такого вечера в кругу самых близких людей. 
Ещё добрых пять минут назад Лео ехал сюда в своём синем мустанге Элеанор. Он был серьёзен, а все его мысли были сосредоточены на том, о чём с ним хотел поговорить отец. По обыкновению Гвидо всегда говорил ему одну и туже фразу: «что ему ничего не надо знать» или «ты знаешь и так достаточно». Во многих делах Лео приходилось отмалчиваться и стоять в стороне, сжимая зубы от злости, которая бушевала в нём от бездействия. Он чувствовал, что уже давно не маленький мальчик и в любую минуту может вступить в схватку с любым врагом. С любым. Кто бы ни покусился на его семью. Но ему приходилось стоять в стороне и наблюдать за тем, как его отец решает всё сам и только изредка позволяет ему посмотреть, что же там твориться. Но Лео не держал на Гвидо зла из-за этого, он понимал, почему так происходит. Каким бы не был суровым человеком Монтанелли, он всё равно будет беспокоиться о своих детях. И поэтому он не пускает Лео так близко, опасаясь за его жизнь. Что не говори, а Лео молод. Его горячая итальянская кровь и юношеский максимализм могут сыграть с ним злую шутку. Поэтому он покорно ждёт своего часа, набираясь опыта у своего отца.  И сейчас в голове было множество вариантов для разговора, но какой бы из них не был правильным никто не мог знать этого наверняка. Тем более, что Гвидо не подпускал своего сына близко к делам семьи, так что обо всём происходящем вокруг он знал обрывисто и мог только додумывать, что за этим всем скрывалось. Но радовало парня одно – отец позвал его на серьёзный разговор, а это может значить, что Гвидо наконец таки рассмотрел в пареньке уже взрослого мужчину, который сможет ему помогать во всём и не подведёт в ответственный момент. От этих мыслей на лице Лео засияла улыбка, а он сам чуть было не  угодил врезаться впереди стоящую машину, полностью погрузившись в свои мысли.
- Сhe cazzo! – Выругался Монтелли, едва успев нажать на тормоза. Как только он почувствовал себя взрослым, тут же чуть не набедокурил. – Пора перестать витать в облаках, Лео! Чуть не въехал в чью-то карету! – А пока он стоял в пробке, какой-то мальчишка сунул ему в открытое окно листовку и быстренько ретировался. -  Свобода, равенство, братство. Голосуйте за нас! – Парень прочитал вслух и усмехнулся. – Вот чего-чего, а равенства не стоит ждать от этих чёртовых политиков.- Лео очень не любил политиков и то, что было с ними связанно. Эти пустозвоны на всю страну обещают людям всё, что они только не пожелают, а в реальности всё делают такие люди как он и его отец – дают простым людям заработать и жильё. Пусть эти деньги незаконные и можно лишиться жизни и свободы, но это хоть какие-то средства к существованию.
- О чём ты хотел поговорить? – Лео обратился к отцу и немного подался вперёд, чтобы слышать отца лучше, если он будет говорить негромко. В последнее время развелось слишком много людей, которые любят подслушивать.

Отредактировано Leo Montanelli (2016-09-08 15:49:18)

+1

4

Какой отец не хотел бы лучшей жизни для своих детей?.. Лучшей, чем была у него самого; но, на самом деле, всё это положение, все эти отношения отцов и детей, в их среде - всё это очень двояко. Ведь каждый отец гордится и другим - что сын пойдёт по его стопам... и даже в этом криминальном мире, в котором много смерти и боли, - вернее сказать, близости к ним, боли и смерти не намного больше, чем в мире любом другом, - это правило имеет своё значение. Какой бизнесмен не хочет, чтобы его наследник продолжил его бизнес? И Гвидо, может, и не желал бы, чтобы его дети влились в криминальный мир, занимаясь такими же вещами, как их родитель; чего не понимала их мать, Барбара - что он этого желал ничуть не больше, чем она хотела. Или делала вид, что не понимала. Но, чего бы Гвидо ещё сильнее не хотел - наступить на горло выбору, который бы сделали его дети, даже если этот выбор был бы таким в итоге - он не подталкивал к подобным вещам; Лео свой выбор сделал самостоятельно, и был уже достаточно взрослым, чтобы его осознавать, и не раз уже доказал, что подходит для такого бизнеса - всё, что оставалось его отцу, так поддержать его в этом. Со временем "тебе ничего не надо знать" и впрямь сменилось на "ты знаешь достаточно" - и не то, чтобы его стараниями, а просто... просто потому что так сложилось. Позже Лео получил в распоряжение мастерскую, постепенно став одной из центральных фигур в мире уличных гонок Сакраменто, вместе с тем - в его руках оказалась добрая часть всех автомобильных операций Семьи, Лео хорошо зарабатывал на этом и здорово поднялся - что и сказать... у Гвидо было бы два возможных повода для гордости - что его сын смог бы уйти от этого бизнеса, и что он бы стал делать в нём успехи. Для Лео, очевидно, был приемлем второй путь; так что - Гвидо гордился им.
Да и ничего удивительно в том, что именно по этой дороге он пошёл, не видел - в конце концов, Монтанелли-старший и сам не помнил, кто из их рода не был связан с мафией; с самого приезда прадедушки Лео с Сицилии - каждый Монтанелли проходил одним и тем же путём. Просто вот такая вот семейная традиция.
Давно нет смысла относиться к Лео, как ребёнку. Гвидо сам вложил ему пистолет в руку в прошлом году, когда они пришли за Хонгом в лос-анджелесский Чайнатаун, и назад дороги уже нет - даже если Лео и выйдет из бизнеса однажды, он уже не забудет то, что делал. А чем больше времени проходит - тем меньше шансов из бизнеса выйти. К тому же, месяц назад Лео исполнилось уже двадцать четыре года - пусть даже возраст это просто цифра... числом больше, числом меньше, не в этом дело; просто Монтанелли стоило бы теперь задумываться не о том, какими дорогами сын ездит в своей жизни - скорее уж больше к месту было поразмыслить о том, когда он увидит внуков...
- Chi fa da sè, fa per tre.* - усмехнулся Гвидо в ответ, но скорее весело - сын не хуже его самого знает, что такое работать на себя самого. И чего стоит доверие в их мире, наверняка понять тоже успел. - Так одно другому и не мешает. Это и твой ресторан тоже, в конце концов... - улыбнулся затем, отвечая другой поговоркой. В "Маленькой Сицилии" каждый из Монтанелли числился совладельцем - это и то, что Гвидо им оставит в наследство, в конечном итоге; и то, что было в их семье долгие годы - вот уже сотню лет... пусть теперь даже "Маленькая Сицилия" находилась в другом городе, многие вещи здесь помнили ещё деда Марио, который его и основал - вот уже сто лет назад, в Майами-бич. В подтверждение своих слов, Гвидо указал рукой на стол - не на письменный, с креслом, стоявший во главе кабинета, а на столик поменьше, обеденный, какие стояли в зале. Монтанелли любил обедать здесь, если собирался вести по-настоящему важный разговор попутно - потому что не любил разбрасываться словами о бизнесе в зале, где ели посетители; исключая возможность и подслушать тоже. С некоторых пор, ещё одной мерой предосторожности стало разговаривать на такие темы по-итальянски - если это было возможно. Вот и сейчас, Гвидо перешёл на итальянский:
- На самом деле, это даже больше, чем разговор... Я бы хотел, чтобы после обеда мы с тобой съездили в пару мест, переговорить ещё кое с кем. - отодвинув стул, Гвидо присел напротив Лео, сложив - пока не подали трапезу, он мог себе это позволить - локти на стол, сведя ладони. - Ты ведь слышал о "Сынах Анархии", о тех проблемах, что у них были с русскими из таксопарка?.. - вероятно, слышал и о том, что таксопарк этот был прикрытием, каким, в сущности, и "Маленькая Сицилия" являлась, только для других операций - некоторые из водителей жёлтых кэбов приторговывали коксом вместо того, чтобы просто развозить клиентов. "Сыны Анархии", мотоклуб, основавшийся в городе пару лет назад - как и Лео, они держали мастерскую, которая называлась "Теллер-Морроу"; одним из тех условий, на котором они Гвидо в итоге сошлись за то, чтобы эта проблема с русскими решилась - это чтобы их мастерские не мешали бизнесу друг друга; каких-то ещё притязаний на таксистов у Сынов не было - просто они не любили наркотики, в сущности, и Гвидо их терпеть не мог - только немногое что мог теперь сделать на этот счёт. - Тамошние русских, как ты, может быть, слышал, больше не у дел... а вот таксопарк - очень даже работает. Проблема в том, что мы с этого не получаем ничего... улавливаешь мысль? - вообще-то, в этом деле Монтанелли-старший очень рассчитывал и на то, что у Лео будет пара мыслей собственных - хотя бы поскольку водителей сын знал больше, чем отец, ну и ресурсы целого гаража, пусть даже далеко не гоночной тематики, ему бы пригодились сильнее и и использовать он мог бы их более грамотно. Но если в целом - то да, основная мысль Гвидо заключалась именно в этом - он не прочь бы прибрать Yellow Cab к рукам, пока кто-нибудь другой этого не сделал, русские, ирландцы, может, даже чёртовых спящих драконов из того же Чайнатауна этот запах разбудит - в извозе узкоглазые тоже соображали кое-что.
Через несколько секунд после четырёх мерных стуков - особый сигнал, который в заведении Монтанелли был в ходу - дверь открылась, впуская сначала небольшой столик на колёсиках, а затем и официанта, Фредо, невысоко парня в круглых очках, напоминавшего с виду Гарри Поттера (примерно с полгода назад, Гвидо его переманил из элитного ресторана Della Wine, которое любил посещать раньше - Фредо уже тогда был его любимчиком, правда - очков ещё в то время не носил). Подкатив столик к их столу, Фредо начал неторопливо перекладывать блюда на стол, затем, в таком же безмолвии, вежливо кивнув Лео и Гвидо, удалился - а Монтанелли-старший, поблагодарив его, встал и закрыл дверь на замок - как символ того, что больше никого не ждали.

*Кто работает на себя - работает за троих.

Отредактировано Guido Montanelli (2016-09-08 17:07:41)

+1

5

- Да но готовишь ты куда лучше меня. – Хоть Лео уже и жил самостоятельно, но над готовкой он никогда не заморачивался. Всегда готовил себе что-то простое. Исключением были те случаи, когда парень принимал у себя гостей и хотел их удивить готовкой. В те дни, бывало, Лео звонил своему отцу, чтобы спросить совета по готовке. Что ни говори, а такие мелкие моменты жизни сближают людей.
- Конечно, я слышал о них. – Монтанелли задумался, вспоминая тех парней, с которыми ему доводилось встретиться из той группировки. Нахмурив брови, парень устремил свой взгляд на улицу, где стояла его машина, вспоминая об этих встречах, которые не несли за собой ничего хорошего. Люди из той мастерской не отличались большой честью. Любили раздавать наркотики налево и направо. Таким образом, заманивая к себе новых клиентов. Все знают этот хитрый приём: дать наркотики бесплатно, просто так, а потом ждать, когда к тебе придут за добавкой и купят за любые деньги. Ни раз Лео приходилось видеть на гонках парней из той группировки с совсем молоденькими девушками, которые были опьянены явно не алкоголем. Да и из его друзей находились те, что по своей глупости заходили к ним в мастерскую, чтобы взять кокса для вечеринки. «Лео, брось, мы только один раз!» Каждый раз он слышал до боли избитую фразу. Один раз. Всего лишь один раз и человека было потом не узнать. Сам Монтанелли избегал наркотиков. Мог выкурить косяк, но не более. Ему была противна была лишь мысль о том, что он может  быть в обдолбанном состоянии. В состоянии помутнения рассудка человеком легко управлять, сделать его своей пешкой, а для себя такой участи он не хотел. Управлять другими – это единственное на что он был согласен. Но никак не на оборот.
- Я… - в эту минуту вошёл Фредо с едой. Её аромат сразу распространился по всему кабинету, заставляя думать только о еде. Лео жадно следил за тарелками, которые появились перед ним и Гвидо. Но при этом всё он старался держать лицо. Ведь то, что рассказал ему отец, заинтересовало парня ничуть не меньше. А даже больше. И ему не терпелось рассказать как можно скорее, то, что пришло ему в голову,  но не перед Фредо. Кто знает, может быть, этот парень научился понимать хоть немного из итальянского языка, ведь и Лео и Гвидо частенько начинали говорить с ним на итальянском, забывая, на каком языке они говорят. Хоть отец привёл его лично в этот ресторан и был к нему расположен, Лео всё равно мало ему доверял. Он вообще мало кому доверял. Хоть Монтанелли прожил не так уж и много, но одно он успел усвоить за свою короткую жизнь – что никому нельзя доверять, кроме семьи. Но даже среди самых близких людей могут найтись предатели. Одно из таких событий уже происходило в их семье. О котором одни не любили вспоминать, а другие даже не догадывались.
Фредо скрылся за дверью, оставив двоих Монтанелли наедине. Щелчок дверного замка дал понять Лео, что можно говорить, и никто их больше не потревожит.
- Я знаю некоторых ребят довольно хорошо. А через них добраться до других будет ещё проще! –На лице парня засияла улыбка. –Признаться, некоторые из них даже хотели перейти ко мне в своё время. Кто гонщиком, а кто в механики. Но я кормил их обещаниями, опасаясь, что это может быть всего лишь хитрой уловкой, чтобы подобраться к нам ближе. Но теперь! – Лео откинулся на  спинку кресла, осматривая кабинет. В нём бурлили мысли и идеи по поводу того, что можно будет сделать с таксопарком и мастерской, которая была там. – Пока продолжались их разборки, таксопарк заметно сдал, хоть и оставался популярным среди жителей нашего города. Нам стоит лишь привести их в порядок. А сами таксисты? Это же глаза города! Стоит их получше прикормить, дать им вина и хлеба, и всё – Сакраменто, как на ладони. А сама мастерская сможет послужить нам  как дополнение к той, что у меня уже есть.  Через одну мастерскую не так легко проворачивать сделки. Вторая будет отличным подспорьем. Их даже можно будет разделить по своим направлениям: машины и детали. И это только первое, что мне пришло в голову. У тебя  какие были планы на её счёт?  - Лео, довольный раскладом дел, начал потирать ладонями, слушая то, что говорит ему Гвидо. Парень не упустил момента, чтобы попробовать обед, который был перед ним. Итальянская кухня как всегда была на высоте.  – Так что нам остаётся только самое сложное: приехать на место и посмотреть с чем и главное как нам работать.  – Начал Лео, после того как выслушал отца.

+1

6

Гвидо чуть усмехнулся, когда Лео между делом отпустил в его сторону этот комплимент. Для того ведь и нужна семья - спросить совета друг друга, помогать, когда необходимо, даже в таких, казалось бы, мелочных затруднениях - сын мог быть уверен, что отец поможет ему с кулинарным советом в любое время, когда бы тот не дозвонился до него; посреди ли деловой встречи, в дороге, даже если бы Лео пришлось бы что-то приготовить глубокой ночью, когда Монтанелли-старший предпочитал спать... Готовка для Гвидо всегда было делом особенным - блюда, которые он мог готовить, едва ли не что-то единственное, что он был способен в своей жизни создать - в прямом смысле; не "бизнес", не связи, не преступную группировку - а что-то, что можно было бы ощутить, увидеть, потрогать... Но - мы все знаем, что происходит с едой: она предназначена для того, чтобы её употребляли. Хорошая пища - та, которая была настолько вкусна, что оказалась съедена без остатка, потому даже и в этом случае, выходит, что всё, что Монтанелли получал с этого - воспоминания других людей. Впрочем, есть у пищи и другое, куда более важное свойство - человеку всегда она нужна, чтобы существовать; бедному, богатому, чёрному, белому, гуманитарию или технарю, но - есть что-то нужно каждому. Но это - уже бизнес... Готовка - для Гвидо, в основном, это было просто таким увлечением - и стоит отметить, что не бесполезным; когда он был моложе, в своих развлечениях люди вообще как-то меньше тратили время на ерунду, нежели сейчас.
- Зато ты - куда лучший механик, чем я. - Монтанелли куда больше разбирался в человеческой анатомии, чем в автомобильном механизме; это, впрочем, тоже дано было ему вовсе не с рождением. - Всё приходит с опытом. Хотя, на самом деле - максимальный кулинарный навык, что действительно необходим мужчине в жизни, даже женатому, это овсянку сварить; для своих детей. Большего и не надо. Мне же - просто в удовольствие. - умение получать удовольствия в жизни, впрочем, тоже немаловажная часть самой жизни - не умеющий расслабляться в итоге нигде не найдёт своего места. Ещё одно неплохое правило, которое Гвидо пронёс через всю свою жизнь - если бы забывал его слишком часто, вероятно, просто сошёл бы с ума однажды - с той-то функцией, что выполнял многие годы.
Фредо молча расставил тарелки; так же молча, Монтанелли приняли его услуги - по-итальянски парень понимал вполне неплохо, на самом деле - итальянцами здесь были почти все работники, и все - знали, когда нужно замолчать, когда - перестать подслушивать чужие разговоры. Гвидо старался не влезать в работу персонала "Маленькой Сицилии" без большой необходимости, взамен - они не совали нос в дела, которые он вёл; так что - для доверия друг другу и не было каких-то особых поводов. Такими были правила местной игры.
- Даже так? - даже удивился Монтанелли такому повороту; на гонщиков те парни вообще походили мало, хоть и с автомобилями их жизни были связаны достаточно тесно; жёлтые автомобили с шашечками, впрочем - вообще не для гонок предназначены. По словам Лео не было до конца понятно, с другой стороны, кто именно приходил по вопросам такого трудоустройства, может - кто-то из местных таксистов хотел так переквалифицироваться. Далеко не все ведь заняты именно в том "бизнесе", на котором делали деньги их работодатели, отмывая через контору деньги... - Правильно сделал. Вон, как с Faraway получилось... - воспоминания об Адаме Шепарде ещё достаточно свежи, и о том, как он попытался "внедрить" к Лео своего человека - и о том, как Гвидо отрубил ему обе кисти мясницким тесаком, Лео, наверное, тоже не скоро забудет - кисти парня с особым цинизмом были завёрнуты в подарочную упаковку, когда они их "доставили". В этом мало хорошего, конечно - парню теперь предстоит протезы всю жизнь, и жизнь эта пройдёт на инвалидную пенсию, скорее всего - Адам-то едва ли сможет покрыть такие риски - но Гвидо за тем парнем тоже слегка "приглядывал"; дабы тот понимал, что если попытается обратиться в полицию или что-то в этом духе - лишится он в итоге не только рук. Не стоило будить спящего семейного дракона Монтанелли - что тут сказать... в этих "семейных архивах" было скрыто немало жестокости. Монтанелли-средний гораздо лучше понимал такие вещи теперь - и Гвидо было легче уберечь от этого остальных Монтанелли, кто к этому не был или не должен был быть готов: Шей, младших; в какой-то степени - Сабрину, хотя и она уже была далеко не так наивна.
- Ты понял, о чём я. - кивнул Монтанелли с улыбкой; пока Лео обрисовывал эти перспективы - он внимательно слушал, пережёвывая пасту, мысленно делая пометки в этих рассуждениях - как обычно и бывает с молодыми людьми, у Лео были большие амбиции - даже немного слишком большие, пожалуй, но смотрел он в хорошем направлении. Направлений, впрочем, было больше, чем одно... - Мои планы на неё - несколько более... муниципальны, скажем так. В этом-то и загвоздка - это не только частная лавочка. - поэтому едва ли получится что-то там разделить: другая мастерская будет хорошим подспорьем, но - скорее именно подспорьем, из-за своей узкой направленности, во-первых, и из-за того, что не будет юридических прав обслуживать другие автомобили - во-вторых. Во-всяком случае - легально. У Лео таких проблем не возникало или почти не возникало раньше - у него была своя мастерская, в которой он был вести дела так, как сам считал нужным, без каких-то серьёзных ограничений - нанимать, кого хотел, назначать зарплату, включая сверхурочные, и так далее - здесь так работать просто уже не получится, "глаза города" зрительными нервами связаны с городским же мозгом - у таксистов есть профсоюзы, и довольно серьёзные. Но - Гвидо, со своей стороны, представлял, как такие вещи работают. - Представь себе - каждый из таксистов этого города... - или почти каждый, конечно, нельзя сказать сразу за всех, гарантировать на сто процентов такие вещи невозможно, даже любимый многими Дамблдор из книги - и то имел множество с собой несогласных. - ...проголосует за нужного нам кандидата на грядущих выборах. - прибавить к этому мясников, которых Гвидо на пару с Алексом Месканой держали в кулаке; дорожников, водителей грузовиков, строителей, которым указывали Альтиери и Ринальди, уборщиков и прачек частично - когда-то покойный Энзо управлял сетью прачечных, которая и сейчас никуда не делась, ей управляли другие друзья Гвидо. Или официантов вот, как Фредо. Не говоря уже о крупье в казино, или работниц Ливии, и других, куда более близко связанных с мафией людей.  Проблема в том, что угодить всем - бюджет городского правительства тоже не резиновый, да и упирается всё, кстати, далеко не только в бюджет... и не только в пистолет - хотя и грубая сила тоже немаловажная часть всего процесса. - Я примерно представляю, как такие дела делаются. Но нужен кто-то, кто будет присматривать за повседневной частью - гаражом этим, водителями... ты понял, про что я.  - Лео с такими вещами не справится один, конечно; но - у него немало друзей, которые ему могут в этом помочь, и кого из них подобрать себе в помощь - это он сам вполне может решить. - Самое сложное как раз не это. - возразил, чуть покачав головой. Как Лео помнит - покойные славянские ребята не только таксистами были, но и торговцами не самыми плохими... И с этим тоже предстоит кое-что сделать. Помолчав немного, пережёвывая пищу, Гвидо продолжил: - Товар, который они продавали - он ведь никуда не делся. И я думаю, ты со мной согласишься - нам эта головная боль не будет нужна. - вообще-то, Гвидо не знал точно, где сейчас этот товар, куда делись его запасы - но это и волновало несильно, важнее другое - что у русских был поставщик, который их снабжал, и которому это было выгодно - и терять своих покупателей он, разумеется, не желал. И это было проблемой: он может начать давить на бизнес, на таксистов; в том случае, если результата это не даст - мог надавить на тех, кто сотрудничал в этой области с Семьёй, что вполне могло вылиться в войну за точки сбыта - что было бы абсолютно не нужно. Проблема в том, что Гвидо не знал, кто был их поставщиком. Точно - не кто-то из его знакомых. - Нужно узнать, кто его им поставлял. - Гвидо взглянул на сына так, чтобы тот мог по одному взгляду понять - что, возможно, и силой. Родственник главаря той шайки, что управлял таксопарком - ещё жив, и должен знать хоть что-то - даже если его держали вне самих операций. Ну - к нему они так или иначе собирались сегодня...

+1

7

- Если бы я был плохим механиком, то навряд ли бы ты передал мне мастерскую, - Лео усмехнулся, - даже при всём моём желании и родстве с тобой. Но да, стоит признать, что машины это моя страсть. – Тут Лео не соврал. Машины он любил, казалось, больше всего на свете. За исключением своей семьи. Копаясь в них, он не замечал, как летит время. Зачастую из мастерской ему приходилось поздно возвращаться  домой и из-за этого ему приходилось оставаться в квартире, которая находилась в центре и служила перевалочным пунктом. А утром всё начиналось снова. Потоки клиентов, запах машинного масла и злость на людей, которые не берегут свои машины. Монтанелли прекрасно понимал, что для многих людей машина это попросту средство для передвижения, но он всё равно не мог понять, почему они не берегут их. Ведь от этого зависят их жизни. Поэтому он иногда жёстко отчитывал клиентов, пытаясь донести до них в какой опасности они находилось. Но понимали это лишь малая часть клиентов и снова возвращались к нему за советом, приводя своих знакомых. А другие уходили со скандалом и словами «машина наша, мы сами всё знаем лучше вас». Да и пусть идут, одним идиотом меньше – Думал Лео и снова пускался в любимую работу.
- Дети? – Лео скривился. Ему не нравились разговоры о них. Конечно, в далёком будущем он с удовольствием обзаведётся красавицей женой, которая родит ему детишек и будет ждать по вечерам его дома с ужином, а над камином будет висеть фамильный герб, наподобие « Свобода, равенство, братство».  Но сейчас он был к этому не готов. Так многое ему хотелось сделать, что ему бы просто не оставалось бы сил на этих маленьких сорванцов. А если его дети пойдут в него самого, что немало вероятно? То ему придётся ой как несладко. Он не так давно вырос и хорошо помнит, как приходилось не сладко его матери Барборе и отцу, когда он в очередной раз нашкодил в школе. Но то были детские проказы, пусть и с большим намёком на будущее, но когда он сел в тюрьму. Тут уже любой родитель приобретёт пару седых волос и прикупит ремень да побольше. Так что детей он любил, но на расстоянии и не своих. Понянчить детей знакомых было приятно и они после этого возвращались к своим родителям, а вот свои уже никуда не денутся. Да и дедушке их тоже не отдашь на выходные, так как там подрастали такие же сорванцы.  - Не говори мне этих слов. Хотя я не могу не согласиться с тобой по поводу всего остального. Хотя мне уже поздно есть овсянку, да и такому проглоту, как я её будет мало. – Лео засмеялся, уплетая за обе щёки обед, которого чрез минуту не осталось. Он посмотрел на Гвидо, который не торопясь поедал свою порцию. Пора бы ему самому так же размеренно поглощать пищу, чтобы как следует почувствовать её вкус и получать удовольствие от неё. Но его привычка всё делать набегу, пока была куда сильнее его желаний и планов.
- Тебе трудно представить, но каждый третий таксист в душе мечтает стать гонщиков. От чего ты думаешь, они так носятся по городу? Они представляют себя лихачами, когда в очередной раз на дороге им представиться возможность обскакать кого-то или успеть на мигающий сигнал светофора. Только вот не у каждого есть средства, чтобы купить машину для гонок и довести её до ума. А у кого-то не хватит духу сменить образ жизни. – Лео одобрительно кивнул, когда Монтанелли старший заговорил о Faraway. Сжимая кулаки, он вспомнил и Адама Шепорда. Но к счастью самого Лео и к несчастью Адама, они с отцом сумели ему доходчиво объяснить, что с итальянцами такие номера не пройдут. Покрайней мере с ними точно. И чтобы впредь думал о последствиях, когда решится им отомстить. Если конечно, у него хватит  на это душу и отсутствия здравого рассудка. 
Конечно, Лео много нафантазировал на тему, открывающихся перед ними перспектив. В этом был он весь:  с его амбициями он был готов завоевать весь мир, если бы ему представилась такая возможность, хоть на секунду. Но Гвидо всегда мог унять пыл в его голове и отбросить лишнее, направив в нужное русло. Всё приходит со временем и мыслить ясно и чётко, отбрасывая сразу всё лишнее, тоже придёт к нему в своё время. Как говориться – всему своё время.
- А ты хитёр! Я даже как-то сразу об этом и не подумал.  Кого оставить с мастерской мы найдём, можешь не переживать на этот счёт. Думаю, что у тебя самого найдутся люди, подходящие на эту должность. Да и у меня самого есть, кого тебе предложить хоть сейчас – Маркус или же Френк. – И тот и другой прошли с Лео очень долгий пусть от мелких воришек, до крупных дельцов. Они учились в одной школе, затем перешли в университет. Правда Френк сразу здраво взвесил свои силы и пошёл в колледж, понимая, что из университета его, скорее всего-навсего отчислят. И хорошо если просто по-тихому, а то и со скандалом могли бы. Но это не мешало их дружбе. Они так же встречались по вечерам, устраивали вечеринки, участвовали в гонках. А позже перешли в мастерскую Living Steel. Но у Маркуса была давняя мечта – свой собственный мексиканский ресторанчик. Но на это нужны были большие деньги, так что ему только что и оставалось смотреть с завистью на отца Лео и наблюдать за тем, как он ловко со всем управляется. А у Френка, как и у Монтанелли единственной страстью были машины. Одним словом – было из кого  выбрать. - Было бы только место, а человек найдётся. – Продолжил Лео. – А присмотреть я и сам могу, ты же знаешь, как меня пугаются, когда я вхожу в комнату. И ведь я ещё расту! А человек. Для нас никогда не было это проблемой. Нет человека и нет проблем. А вот найти… - Парень задумался, делая глоток чая. После такого шикарного обеда не помешал бы бокал хорошего красного вина, но он был за рулём и выпившим за него никогда не садился, всегда думая о последствиях. – Думаю, что у меня есть один человек, который сможет нам в этом помочь. Не знаю, поможет это нам или нет, но по великой случайности он русский и всегда ходит в причудливом синем пиджаке. Занимается сбытом ворованного барахла. Не знаю, ворует он сам или перекупает у кого-то ещё. Но что если его заслать туда, чтобы проверить почву? Своё дело он знает, а заболтать может даже мёртвого. Да и не жалко его в случае чего. И не волнуйся, молчать он будет как миленький, и быть может, я прощу ему долг, который он мне уже давно обещался отдать.

+1

8

Гвидо кивнул сыну, усмехнувшись немного хитро - но и с долей определённой благодарности в глазах, тоже. На самом деле, в ту пору не менее важны были способности Лео не только, как механика, но и - как организатора, и как того человека, который смог бы удержать на плаву бизнес, вместе с тем - поддержать и представителей стритрейсерской группировки Сакраменто, у которых после того, как Санчес и Алекса исчезли, дела пошли не так хорошо - а Гвидо, даже не разделяя увлечение сына в полном масштабе, всегда видел в гонщиках некий потенциал и пользу, да и просто относился к ним довольно хорошо; желая поддержать их - зная, что те поддержат его в нужный момент. Лео - среди них, и тогда был парнем довольно уважаемым... а теперь его авторитет в этом обществе возрос ещё сильнее - особенно с учётом того, как там склонно всё быстро меняться. Наверняка там теперь есть и новые лица - которые и слишком молоды, чтобы быть в курсе всех событий, но которые знают Монтанелли-среднего... "Living Steel" же - для городских рейсеров был если и не как королева для англичан - то как Биг-Бен для них же точно, пожалуй. А механиком он мог бы быть каким угодно, по сути - и уже мог себе позволить не заниматься этим грязным делом самостоятельно вообще, наверное. Но, нельзя не признать, что, так сказать, вдыхать во что-то жизнь - даже если это и просто металлическая коробка на колёсах - может быть приятно; Гвидо мог бы такие вещи понять.
Другое только дело, что есть жизни куда более важные; имеется в виду жизни не просто других людей - а жизни их собственных детей, будущих Монтанелли, и маленьких - и тех, кто пока даже и не появился на свет, и даже не вошёл в проект; такое отношение Лео к этой теме отца не могло не расстраивать как-то - и даже не просто из-за того, что он хотел внуков, и приближался уже к тому возрасту, когда уже вполне и пора бы об этом думать; не один он делался старше - и Лео тоже стремительно взрослел... а на своём собственном опыте, Гвидо уже убедился, что в пятьдесят отцом быть куда тяжелее, чем в двадцать пять или тридцать. По многим пунктам.
- Не зарекайся от этого, сынок... - убедился Гвидо, впрочем, и не только в этом; его собственная холостяцко-разведённая жизнь - тоже оборвалась довольно внезапно для него самого, вскоре после того, как он узнал, что у него есть и второй сын - и ему уже пять лет. Те ещё новости, стоит сказать, который может услышать мужчина - Монтанелли не хотел бы, что, например, Лео оказался в подобной же ситуации. Впрочем, куда больше шансов, особенно в его возрасте, оказаться в этой же самой ситуации в позиции куда более ранней - именуемой в народе попросту "залёт". Но это были вещи из такого рода, которые Гвидо даже избегал говорить вслух, не любил такие темы - попытки на неё вывести, или даже чаще прямые заявления на этот счёт, угрожали и вовсе разбудить в нём спящего дракона. - И помни, молодому отцу - правильнее бы быть хоть сколько-нибудь... молодым. - усмехнулся, намекая на себя самого. Дольфо и Виттория - кого они запомнят, когда подрастут, через десять, пятнадцать лет? Старика?.. И сколько лет им будет, когда он отойдёт в мир иной? Никто не вечен - старший Монтанелли об этом тоже задумывался. По роду своей "профессии" как чистильщика - даже чаще, чем большинство остальных людей. К тому же, и так признавал, что выглядит даже старше своих лет - рассчитывать на то, что морщины разгладятся с годами, не приходится. Гвидо больше ничего не стал говорить, не желая себе аппетит портить, какое-то время просто чинно наслаждаясь своим обедом.
- Могу в это поверить... но жёлтый кэб это не гоночная машина, впрочем. И, кстати, не хотел бы, чтобы твои ребята её так рассматривали... - банда таксистов - уже слишком, банда таксистов-рейсеров - это уже вообще через край, служебным машинам стоило бы оставаться служебными. Не то, что он думал, что Лео сразу решит устроить парад такси или что-то в этом духе, но всё же - какое-то неосторожное действие здесь может вызвать даже больший резонанс, чем стритрейсеры сами по себе; поскольку они - и сами, вроде как, вне закона, и всем это известно. То, что они планировали, должно быть похоже максимум на рейдерский захват, а не на залихватский беспредел, что творили близнецы Уизли в знаменитой книжонке.
- Маркус... Помню его, хороший парень. - кивнул Гвидо; и про интерес его к ресторанному делу тоже помнил, как он вглядывался в работу персонала, когда бывал в "Маленькой Сицилии" с Лео - интересовался, пусть даже и тутошний колорит был, вроде как, не в его природе. - Но об этом давай позже. - чуть приподнял руку. Чтобы смотреть, кого ставить на какие места - надо хотя бы эти самые места увидеть и изучить хорошенько, чтобы стало понятно, кому они больше подходят. Насколько далеко Гвидо пока мог себе это представить - кого-то из друзей его и Лео придётся устроить, хотя бы на бумаге, в эту контору - механиком, таксистом, чтобы была запись в трудовых документах. А вот как это удастся сделать, и что придётся сделать, чтобы это получилось - уже совсем другой вопрос. - Этот... Ар-тиом, что ли? - с трудом проговорил Гвидо имя русского барыги - среди контрабандистов у Монтанелли были кое-какие связи, какие-то давние, какие-то не очень, но добрая часть контрабанды проходила сейчас в Сакраменто как раз через Мелора и Кирилла - русских; естественно, держаться плотнее этому Артёму было выгоднее к ним. Из этого Монтанелли быстро сделал вывод, что то, что узнает Артём - очень скоро будет известно и двоим ворам в законе, чего до определённого момента Гвидо хотелось бы всё-таки избежать - не потому, что относился он к ним как-то нехорошо (да, было дело, что Мел как-то увёл у него женщину, Хелен - да только сам и остался несолоно-хлебавши, так что старые обиды были забыты в итоге), а потому, что нужно было некое тактическое преимущество - лучшее такое преимущество это информация, о которой никто больше не знает. - Будем иметь его в виду, но пока - не ставь его в известность, что что-то происходит, долг - ненадёжная причина для доверия. Ты его через Сабрину знаешь? - дочь знает многих перекупщиков города, и по ту сторону закона, и по эту, хотя с ворами Рина и предпочитала не связываться напрямую. - Засылать туда кого-то особо смысла нету - я предлагаю просто войти туда, и переговорить с владельцем. - Гвидо выразительно приставил к голове два пальца, давая сыну ещё более ясно понять, каким образом пройдёт их "разговор" и каким образом он собирается выведать информацию о поставщике. - Он - кузен, или дядя, того, главного - которого больше нет, так что правила игры знает. - и, как любой, кто находится к бандитам в непосредственной близости, но не имеет достаточной смелости, чтобы вести какие-то такие операции самостоятельно - наверняка трусоват и постоянно на измене; договориться с ним наверняка будет не так уж и сложно, если правильно надавить. - Так что предлагаю закончить обед, и съездить прямо к нему... "аргумент" у тебя с собой? - снова сложил пальцы, изобразив пистолет. Говоря завуалированными фразами, Монтанелли одновременно был абсолютно спокоен - говорил будто не о бизнесе, и не о том, как что-то у кого-то вымогать, а на какую-то отвлечённую тему; о погоде, о пище, которую они ели, о детях... - Вот, набери пока. - улыбнулся Монтанелли сыну, протянув ему визитку таксомоторной фирмы, увидев, что тот уже закончил с едой. И вытащил пробку из бутылки вина, открытой Фредо для них заранее - никому из них пока что и не надо за руль...

+1

9

Лео, молча, выслушал Гвидо, не перебивая его. Парень прекрасно понимал, о чём говорил отец. Ведь молодому парню будет куда проще растить детей, не только в физическом плане, но и в моральном – между ними не будет той огромной пропасти состоящей из непонимания между поколениями и до боли знакомых фраз, избитых временем, «у нас было всё по-другому» и тому подобные. Возможно, ему стоит прислушаться к отцу и начать присматриваться к женщинам, чтобы найти достойную для семьи, а не тех девушек, которых он видит каждое утро  у себя в квартире. Они не способны ни на что, кроме ласки и плотских утех для мужчин. Да и избавляться от таких пассий было очень не просто. Каждая вторая, после проведённой ночи и даже после слов «это только на одну ночь», воображала себе, что смогла очаровать Лео и теперь он будет только её. И если раньше ему приходилось самостоятельно объяснять им, что никакого интереса к ним у него нет, получая пощёчину за пощёчиной, то теперь у него был спаситель – Алекс. Эта брюнетка не так давно поселилась у него в квартире, успев заполонить всё пространство своими вещами, Иногда Монтанелли младшему казалось, что это он живёт у неё, а не наоборот. Девушка уже успела оказаться полезной, не смотря на все неудобства совместного проживания. Ей не составляло труда прикинуться его женой утром, когда она приходила домой, а Лео был с очередной девушкой. Стоило ему подать сигнал, что его нужно спасать, Алекс примеряла на себя роль его жены. Один небольшой скандал, девичьи слёзы на тему «как же так» и вот они с Алекс уже сидят за столом поедая завтрак. И у них опять закончилось молоко…
Сейчас Монтанелли младший смог себе признаться в том, что ему порядком осточертела такая жизнь, и где-то в глубине души ему хотелось стабильности. Всё хорошо в определённый период времени, а потом начинает надоедать. Но сейчас он не видел никого из своего окружения, кто мог бы составить ему хорошую партию на жизнь. Не было ни одной девушки, которая смогла бы разбудить в нём настоящие чувства. Но это пока.
- Пап, - Лео заулыбался, - ты меня не так понял! Если бы эти парни и надумали гонять, то явно не на своих машинах. К чему смешить народ и порочить имя стритрейсеров. Думается мне, даже если бы эти парни решились на такое, то никто бы их не воспринял в серьёз! У нас с этим строго. Сам знаешь, кого попало в гонки не берём. Только проверенных людей, за которыми не тянется хвост из полицейского участка или откуда ещё похуже. А этих клоунов не взяли бы даже при всей их безобидности. Хочешь куда-то прийти, так что будь добр выглядеть подобающе. Так что не беспокойся на этот счёт. – Лео достал из кармана пачку сигарет и начал теребить в руках. Он уже привык, что после вкусного обеда не отказывает себе в удовольствии выкурить сигарету. Но делать этого здесь он не намеривался. Гвидо не курил, а находится в небольшом закрытом помещении с курящим человеком не просто. Поэтому он не спешил доставать сигарету. Да и здоровье отца для него было куда важнее. Лучше подождать немного, тем более, что они скоро поедут на встречу.
- Да, это он. Мы зовём его Артуром, чтобы не ломать язык, да и он не против. Наверное, наслушался уже как коверкают его имя с лихвой. – Лео усмехнулся. – Да, нас познакомила Сабрина на одной из вечеринок. Уж не знаю, собирался он там что-то стянуть или же совсем не умеет выбирать места для деловых встреч. Помню, он был жутко встревожен и всё время оглядывался. Одним словом - странный тип. Оставим его на другой случай, тут возражать не стану. – Лео взял визитку из рук Монтанелли старшего, попутно доставая из кармана телефон. – Аргументы всегда при мне. Вот первый, -Лео показал свой кулак, - а вот и второй, для особо непонятливых. - Парень указал на пиджак, под которым находилось его оружие, которое он зачастую носил с собой. Лео уже перешёл ту черту, когда его дела мало кого интересовали, и он мог спокойно расхаживать по улицам Сакраменто. Поэтому было не лишним взять с собой что-то, что может спасти твою шкуру. – Девушка, будьте добры машину к ресторану «Маленькая Сицилия» . – Называть точный адрес не было смысла, ведь все в городе знали этот ресторан. Многим он полюбился за его уют и атмосферу Италии, в которую можно было погрузиться, не покидая пределом Сакраменто. Девушка приняла заказ, пообещав быстрый приезд автомобиля. А пока  отец и сын могли насладиться бокалом прекрасного вина, которое Гвидо уже разлил по бокалам. – За удачное решение этого дела. – Лео улыбнулся, приподнимая бокал вверх.

+1

10

Гвидо знал цену этой самой стабильности - знал цену и бытия холостяцкого, жизнь дала ему возможность себя попробовать и в том, и в другом видах; если, конечно, может считаться "холостяком" разведённый отец двоих подрастающих детей - всё же, это огромная ответственность. Отказываться от которой Монтанелли намерен не был - в целом, наверное, это мать Лео и Сабрины злило в нём сильнее всего, вероятно, ей было бы легче жить, если бы Гвидо вовсе отказался бы от участия в воспитании своих детей... может, она и права была в итоге по-своему. Либо время не на все вопросы даёт ответ - либо его просто проходит недостаточно много, одно из двух. Но всё это - ситуация непростая, и уж точно он бы сыну своему не пожелал такой судьбы; хотя и в личную жизнь его старался не лезть слишком сильно - предпочитая, чтобы его советы выглядели именно как советы, а не как вмешательство, Лео, в конце концов, ничего не добьётся, не набив собственных шишек. И мог бы, пожалуй, провести ещё одну познавательную лекцию на эту тему, но сейчас - это было особенно и не к месту. А что касалось той, что делила с ним квартиру (или правильнее сказать, одну из его квартир - благо, что Лео имел возможность использовать целых две, мало кто из людей, особенно в его возрасте, такое может себе позволить) - Гвидо не знал о ней, конечно, но... если узнал бы - не удивился бы, если бы однажды они и постель стали делить. Важный момент в этом - делить постель ещё не значит делить жизнь. Хороший совет, который он мог бы дать своему сыну, как мужчина мужчине - о том, как важно не запутаться, что где.
- Я знаю. Знаю. - улыбнулся и Гвидо в ответ, протянув ладонь, ласково потрепав сына по щеке, глядя в его глаза. - В вашем деле - машина это порой важнее, чем лицо. Одна из причин, почему я вообще всегда любил твоих друзей... - уличные гонщики - только на первый взгляд бешеные отморозки, плюющие на скоростной режим в частности и правила дорожного движения в общем - за стритрейсингом стоит довольно чёткая организация, большие деньги - и ответственность тоже немаленькая. И у этой сферы действительно своё лицо - автомобили команд и есть их лица, и здесь действует определённый кодекс чести -  своеобразный, но важно то, что он в принципе есть. И гонки - дело в основном, для молодых, но - это дело серьёзное. Риска ради скорости Гвидо не одобрял, конечно - считая, что и без того есть слишком много способов себя убить; но Лео занял определённое во всём этом движении - хорошо закрепился; это уже много. И гонки, может, останутся в прошлом однажды - но это не значит, что с ними же отойдут и автомобили.
- Я уже порядком наслушался, как они коверкают наш английский - пусть послушают теперь мой русский...
- хмыкнул Монтанелли, подметив, впрочем, что придумали ребята находчиво. А русская диаспора - она в Сакраменто действительно крепла в последние несколько лет; да как, впрочем, во многих городах и штатах - Сан-Франциско, Чикаго, про Нью-Йорк, который для многих как ворота в Америку, и говорить нечего. Учитывая, что в их стране из коренных и впрямь только индейцы - ничего особо удивительного. В их городе это становление русских происходило не без некоторой помощи самого Гвидо, впрочем, но в сильных союзниках он был заинтересован - партнёрство с кем-то полезно для бизнеса, нельзя подмять под себя абсолютно всех - с кем-то нужно и вести дела тоже. К тому же, итальянцев в городе - как раз не так и много.
- Отлично. - кивнул Монтанелли, когда Лео указал на полу пиджака. Чего он ожидает от сына?.. Он был тем, кто вложил ему оружие в руки прошлым летом - Лео уже познал, какова цена такой жизни, познал вкус крови, и имел понятие о сицилийской чести и о том, как подаётся месть, тоже. Хонг им немало здоровья попортил - и в прямом смысле, и в переносном. Впрочем, пылать такой же ненавистью к тому, кто остался в таксопарке, не было причин - да и стреляли они не в них. В первый раз, во всяком случае - после второй и последней перестрелки уже не столь важно стало, кто в кого стрелял.
- За удачное решение! - приподнял Гвидо и свой бокал, звякнув его краем о борт бокала сына, и, не слишком спеша - всё равно автомобилю такси потребуется какое-то время, чтобы прибыть сюда - насладился его вкусом, посмаковав немного, и затем только, вернув опустевший бокал на столешницу, поднялся, чтобы снять пиджак со спинки стула, надев его уже на свои плечи; затем - так же, степенно, сняв со спинки и галстук, завязывая его. Окончательным штрихом, открыв ящик стола, Монтанелли-старший тоже вытащил оттуда пистолет, заправив его за пояс и прикрыв полой. - Поехали?

Внешний вид

Разместившись на заднем сидении машины, Монтанелли пригляделся к обшивке, к салону автомобиля, к приборной панели - оценивающе; незаметно даже для себя самого, скорее по привычке, с самого начала пытаясь узнать и понять, с чем именно придётся работать в будущем, всегда старался так делать. Всё не так явно, как в случае стритрейсерской команды Лео - но иногда и так бывает, что можно многое сказать о бизнесе, по одной только вещи, которая является его частью... впрочем - об этой бригаде из таксопарка многое вообще говорил тот факт, что их "знакомство" с Сынами началось после того, как один из них, нанюхавшись своего же товара, вписал жёлтый кэб в фонарный столб. Впрочем, ещё один немаловажный фактор - что обстреляли их они потом из Калашниковых, а не из пугачей. И, хотя автоматы давно искали сейчас уже новых хозяев, или даже и обрели уже, некая опасность всё равно оставалась.
- Отвезите нас в офис своего парка. - произнёс Гвидо, когда Лео закрыл дверь за собой, тоже заняв место в салоне.

Выйдя из автомобиля, Гвидо не тронулся с места, пока жёлтый кэб не уехал восвояси - не желая давать водителю каких-либо чётких свидетельств своей конечной точки маршрута; просто стоя и разглядывая эти владения - одними глазами, почти даже не поворачивая головы. Конечно, контора мало чем напоминала "Living Steel" с её размахом и красками, явно заточенная под автомобили одной и той же модели, парочка из них стояла как раз - одна, видимо, и пострадавшая в той давней аварии, в полуразобранном виде, под крышей тесной мастерской. В целом же, место напоминало одну большую парковку - только незанятую автомобилями до отказа, как любой городской лот; и ещё было продолговатое одноэтажное здание белого цвета, классом чуть поосновательнее строительной времянки - с местом, видимо, под офис и диспетчерскую; и ещё парой гаражных мест, похоже - за опущенными жалюзи. Негусто, хотя и - не так уж тесно.
Когда кэб скрылся за углом, Гвидо кивнул сыну, пересекая двор - не обращая внимание на взгляды немногочисленных обитателей; впрочем, на них с Лео никто и не задерживался глазами - то ли признав в них гангстеров, только иного сорта, то ли и вовсе интереса никакого не проявив, приняв за каких-то случайных людей - охраны тут, благо, нету, и войти в принципе мог кто угодно.
- Мистер Твердашов?.. - с порога обратился Монтанелли к одному из присутствующих в офисе - полноватому мужчине, имевшего аккуратную плешь на голове, и с седоватыми усами - примерно одних с ним лет. Второй была миниатюрная девушка, занимавшая место у пульта с микрофоном - видимо, её голос Лео по телефону и слышал. Получилось у Гвидо с выговором снова не ахти как, хотя сомнительно, что именно акцент Гвидо побудил мужика вдруг резко поменяться в лице, сорвавшись с места - и, с почётной даже для его пуза, прытью перелететь через стол, и хлопнуть дверью, укрывшись в каком-то соседнем помещении - или комнате, скорее, судя по тому, что тесным здание выглядело и со стороны.
- Сью, вызывай полицию! Они пришли меня убить!.. - донеслось с той стороны - по адресу к девушке-диспетчеру, видимо. Затем что-то грохнуло - похоже, он что-то перевернул, начав баррикаду строить...

+1

11

Не успев насладиться вином в полной мере, Лео уже собирался выходить из ресторана, так как ему пришло оповещение, что машина ожидает. Парень выглянул в окно, отодвинув штору.
- Что ж, вот и наша карета прибыла. – Хотя каретой это было сложно назвать. Жёлтый кэб был немного потрёпан за время службы в такси. А сев в машину, Лео смог в полной мере в этом убедится. Он, как и отец стал рассматривать салон автомобиля, вертя головой в разные стороны. Мда, чтобы добиться успеха  в этом деле придётся потрудиться и немного потратится на эти автомобили. Салон требовал хорошей химчистки: на сиденьях виднелись небольшие пятна от еды. Видимо один из клиентов не смог удержаться от вкусности, в своей сумке и приступил к трапезе прямо в салоне такси. Приборная панель изрядно запылилась, а о ковриках под ногами, лучше вообще не упоминать. Да к тому же радио немного фонило. За первые минуты поездки в кэбе Монтанелли младший уже наметил дальнейший план действий по улучшению авто. Половину машин можно было оставить в первоначальном виде, за исключением влажной уборки, которая никогда не будет лишней. Ведь клиенты с малым достатком тоже требуют к себе должного уважения. А вот вторую половину стоило привести в надлежащий вид, чтобы можно было обслуживать более состоятельных людей, заимев связи с каким-нибудь презентабельным местом,  откуда будут приходить частые заказы.
Когда они добрались до места, Лео встал рядом с отцом, провожая глазами жёлтый кэб.
- Ну, хоть дым не синий. – Вырвалось у него из уст, когда он смотрел на выхлопную трубу, удаляющейся от них машины. Всё это издержки профессии.  Когда ты первым делом осматриваешь объект со всех сторон, забывая о том, зачем вообще пришёл сюда, размышляя о своём.  А в данном случае синий дым не сулил бы ничего хорошего – протекающее масло в двигатель означало бы предстоящую переборку двигателя. Но это только одна машина. Нужно было осмотреть и другие. Чёрт знает как с ними обращались и тратили ли деньги на хороший ремонт.
Монтанелли только подходили к зданию, пересекая двор, а Лео уже осматривал всё вокруг, подмечая, что нужно будет исправить в первые же дни, а что можно будет отложить на потом. Казалось бы, что рано ещё делить шкуру не убитого медведя, но Монтанелли младший метил только на победу, да и кто устоит перед ними. Если эти пронырливые итальянцы уже нацелились на что-то и разработали план действий, то можно считать что дело в шляпе. Они-то уж точно не собирались никому уступать такой лакомый кусочек, который будущем сможет приносить хороший доход.
Зайдя в помещение, Лео оставался позади отца. Хоть они заранее не обговаривали, кому  и где  стоит находиться, молодой человек прекрасно знал, что разговаривать  с этим человеком будет Мотанелли старший, а ему поручается следить за всеми «фронтами», чтобы не возникло непредвиденного форс мажора. Так и случилось сейчас, когда мистер Твердашов, трусливо ретировавшись, отдал команду своей помощнице вызвать подмогу. Лео моментально среагировал в этот момент. Высоченный парень присел на край стола, за которым сидела  та самая Сью. Девушка уже успела схватиться за трубку стационарного телефона, чтобы вызвать полицию. Но Лео кивком показал, что делать этого ей не стоит.
- Вы… теперь… меня у… у… убьёте? – Сью заикалась, а на её лице проступили слёзы. Её легко можно было понять. Такой молодой и красивой девушке ещё жить и жить. Можно было быть уверенным в том, что  у неё имелся жених, с которым они настроили планов на будущее: пожениться, купить дом и непременно обзавестись парой-тройкой детей с котом в придачу. Сейчас она смотрела испуганными глазами на парня перед собой и что-то бормотала. Когда Монтанелли младший прислушался, то смог разобрать слова – это оказалась молитва.
- Милочка, - он заботливо стёр слезу с её щеки, - Бога сейчас тревожить не стоит. Да и не спас бы он Вас в такой ситуации. Пуля быстрее молитвы.  – Девушка напряглась ещё больше, смотря то на Гвидо, то на Лео. – Тем более, что никто Вас убивать не собирается. – Возможно, Лео и лукавил, но убивать её ему не хотелось. Да и зачем? Стоит её припугнуть чуть больше, и эта девушка будет молчать всю свою оставшуюся жизни и приносить кофе ранним утром в кабинет  с улыбкой на лице. – Нам просто надо поговорить с Вашим начальником. Но вот не задача, он закрылся у себя в кабинете. Может быть, у Вас имеется запасной ключ? – Сью помотала головой. – Нет? Очень жаль. Ну что, - Лео обернулся к Гвидо, но называть его отцом при свидетелях не стал, - будем ломать дверь? – Парень встал со стола, выдёргивая телефонные провода,  - и Ваш телефон я тоже попрошу мне отдать и только без всяких глупостей, если не хотите пострадать. – Девушка, трясущимися руками достала из своей сумочки, что лежала неподалёку от неё, свой телефон и отдала ему. Она проводила его глазами, словно это был единственный шанс на спасение, который скрылся в кармане пиджака парня. Нет, Лео не нужно было никому звонить, он просто хотел избежать неожиданного звонка в полицию. Кто знает, насколько храброй могла оказаться эта девица.

+1

12

Да, судя по всему, вложений таксопарк требовал - бизнес существовал, но явно не процветал, теперь казалось неудивительным, что владелец решил связаться с кем-то, кто наркотиками торговал, чего не сделаешь, чтобы остаться на плаву, да и как тяжело эмигранту устроить бизнес, особенно легальный бизнес, в Америке - это давно известно. Хотя, в большинстве других стран, с этим, скорее всего, ещё тяжелее... связался, конечно, мужик не с теми людьми, с которыми бы по-настоящему следовало - с другой стороны, Андрей был его родственником, а их, как известно, не выбирают, да и говоря о доверии - кому ещё ты можешь доверять больше своих родных? Собственно, Монтанелли тоже сюда пришли вместе. Так что тому, как тут дела делались, Гвидо, в общем-то, удивлён не был - у русских, насколько он понял, родня - это довольно специфическая вещь, что никак не отнимает её важности.
Про специфичность родственных связей - это и про итальянские семьи можно так сказать...
Но - так уж сложилось, что племянник-уголовник был мёртв, а дядя-предприниматель был жив, и будущее его было весьма туманным, контора вполне могла бы разориться вовсе - не исключая даже тот вариант, что сотрудничество с Лео и Гвидо вообще было единственной возможностью продолжать держать свою лавочку (а может, ещё и действительно сделать её лучше). А если не с ними - то с кем-то ещё, кто таким дружелюбным уже может и не быть... но вот со своей стороны он дружелюбия явно не проявлял, как и желания к общению вообще. Вместо этого - переполошил свою операторшу, с риском и весь этот жёлтый муравейник всполошить. Начальник-паникёр... неудивительно, в общем, что контора не процветает.
- Не собирается. Разве мы похожи на убийц? - Гвидо переглянулся с Лео - и с театрально-непонимающим видом пожал плечами, мол, столь странная реакция Твердашова вообще понятна ему не была. Двое прилично одетых людей, деловых людей, пришли поговорить - и уж точно меньше были похожими на головорезов, которые тут раньше отирались... Старший Монтанелли преодолел расстояние до двери, куда нырнул Твердашов, держа, впрочем, в поле зрения и стол, и девушку, и сына - и постучал, настойчиво, но даже не сильно громко. Затем ответил на вопрос Лео:
- Придётся, наверное - а если у него там с сердцем плохо стало?.. - с неким сожалением даже (да и неподдельным, впрочем), что придётся прибегать к такой мере, произнёс Гвидо - ведь этого всего действительно можно было избежать, не решив мужчина спрятаться от них, или, по крайней мере, выйдя сейчас. - Я бы и микрофон посоветовал отключить. Зачем отвлекать ваших водителей от работы? Это ведь может быть и опасно... - кивнул на радиоаппаратуру диспетчера - больше Лео, чем самой Сью, которая могла бы и без мобильников нажать на кнопку - и их разговор начал бы в каждой машине этой фирмы транслироваться. - Тем более, я слышал - одна авария с участием вашей машины уже произошла не так давно? - намекнул на тот въезд машины с товаром в столб - с которого всё и началось в итоге. Можно, конечно, и перестрелку с "Сынами" считать как аварию - в таком случае, это уже даже больше одной. - Мистер Твердашов? - постучал ещё раз, в ответ слыша только какую-то возню непонятного характера - то ли искал он там что-то, то ли мебель двигал, пытаясь делать баррикаду; и отошёл в сторону, к Сью - фактически, меняясь с Лео местами: - Давай. Только вот что... - обратился к Сью, всё с той же вежливостью (из той же вежливости стараясь не обращать внимание на её слёзы): - Оружия в офисе нет? - Гвидо не удивился бы, если бы оно и было здесь - "Сынов"-то обстреляли из вполне серьёзных автоматов, они же - потом были при русских, на той последней стрелке, и не факт, что тут не осталось где-то одного - который Твердашов мог и разрядить в дверь, или в первого, кто в неё войдёт... диспетчерша испуганно помотала головой - впрочем, нельзя быть уверенным в правдивости слов или жестов человека в состоянии истерики. - Осторожнее. - взглянув на Лео, он сделав жест ладонью, как бы "разрубая" воздух - и показал взглядом на дверь. Тот, кто бежит в проём очертя голову - и получает первую пулю от того, кто находится по ту сторону двери; не хотелось бы, чтобы Твердашов обнял "Калашников" и расстрелял бы в его сына полобоймы одним махом...
Когда дверь распахнулась, рассыпая пластиковые щепки по сторонам, и Гвидо через пару секунд заглянул внутрь, оказалось, что обнимается там Твердашов совсем не с автоматом - а с горкой плотных пакетов с белым порошком; его письменный стол, хоть они с Лео и впервые оказались в этой комнате, явно был отодвинут только что и стоял в неественном, неудобном для работы за ним положении, а с пола было снято несколько половиц, давая возможность разглядеть углубление в полу. Видимо, оттуда и появились эти пакеты - и судя по тому, что Гвидо уже показывал Клэй, в точности такие же, как этот - внутри совсем не сахарная пудра и не стиральный порошок...
- Вот, вы же это ищите? Забирайте! Забирайте и уходите, это всё, что есть, только не трогайте меня! - ползая по полу, Твердашов словно пытался отодвинуться от порошка - и от них с Лео тоже, словно загораживаясь "товаром" своего покойного родственника; для большей, видимо, значимости, ещё и выставляя вперёд руку - будто закрываясь.
- Очень рекомендую не выходить наружу сейчас - как я сказал, незачем мешать людям работать. И нас тоже лучше не беспокоить, всё-таки у нас с мистером Твердашовым будет деловое совещание... - улыбнулся Сью перед тем, как прикрыть сломанную дверь за ним с Лео.
- Я не Твердашов! Твердашов - это был мой племянник! - мужик продолжал находиться на этой странной грани истерики, когда страх за собственную жизнь, нежелание покидать дорогое место, чтобы её спасти, и надежда на то, что его пощадят, сливаются воедино. Пальцем он начал тыкать в табличку на столе - где написано было "Студеникин". Ну, видимо, что племянник был по материнской линии, или ещё чего, не столь важно... от девичьей фамилии своей матери он в этом случае будет ещё долго вздрагивать.

Отредактировано Guido Montanelli (2016-10-22 11:17:35)

+1

13

Лео комично пожал  плечами, на слова отца об убийцах. На них они действительно были не похожи. Тут он не соврал ни капли. Не договорить чего-то – это уже отдельный вопрос, который сейчас не затрагивался. Да и вряд ли его кто-то поднимет. С виду эти двое ничем не отличались от обычных прохожих на улицах Сакраменто. Приятный седовласый мужчина и его молодой сын, пусть и довольно высокого роста.  Они больше походили на семью состоятельных людей, если уж совсем к ним присматриваться,  не более. А таким  не к чему убивать, у них и так всё есть. Но девушке сейчас было этого не объяснить, как и того, что она никого не интересовала. Пока, не интересовала… Паника затмила в её голове здравый смысл. Всё о чём она сейчас думала – это как выйти от сюда живой и не возвращаться снова, забыв всё, что тут произошло и тех, кого она увидела впервые. Возможно, она догадывалась о делах своего начальника или участвовала в них, во что плохо вверится. Но всё может быть. Не стоит делать исключений из-за её миловидного внешнего вида.  Иначе как объяснить бурную реакцию на новых людей в офисе, которые ещё даже не успели ничего толком сказать.
Лео посмотрел девушку и движением руки показал ей, чтобы она отодвинула от себя микрофон, когда Монтанелли старший упомянул о нём. Всё таки опыт отца давал о себе знать. Хоть Лео и пытался предугадать дальнейшие действия девушки, эту деталь он упустил, но вида не показал. Сью не стала сопротивляться и ломать из себя героиню. Отодвинув от себя микрофон, она сама отодвинулась от стола, приподнимая руки, чтобы мужчины могли видеть их и то, что она не намеревалась делать ничего такого, чтобы им не понравилось. Умная девочка, долго проживёт. Подумал Лео, с долей облегчения и подошёл к Гвидо. Теперь они могут спокойно заняться тем, зачем, собственно, и пришли, не думая о том, какой трюк может провернуть эта девчонка. Хотя всё равно не стоит забывать о ней совсем. Сейчас было главным поговорить с мистером Твердашевым, который заперся в соседней комнате и выходить от туда, по всей видимости, не собирался. Что ж. Выдохнул Лео. Придётся брать эту крепость силой. Хоть бы раз в жизни всё прошло гладко! Пришли, поговорили, может, поспорили. И в итоге каждый получил своё. Но нет, эти люди свято верят в то, что слабенькая дверь защитит их от всех невзгод. Парень выругался в своей голове. И поменялся местами с отцом.
- Мы просто обязаны помочь человеку, если видим, что он находится в опасности. Так поступил бы  каждый, оказавшись на нашем месте. Не так ли Сью? – Монтанелли младший подыграл отцу и подошёл ближе к двери, не дожидаясь ответа на свой вопрос.  Прислушиваясь к звукам, доносящимся из-за запертой двери, Лео сделал пару шагов вперёд. За дверью была какая-то возня, которая вскоре закончилась. Всё это больше походило на перекладывание бумажек и вещей. Значит, человек по ту сторону двери был занят заметанием улик, а не целился в дверь. Услышав о том, что оружия в офисе вовсе не было, Лео с облегчением вздохнул. Кому хотелось получить пулю или вовсе быть убитым совсем молодым. Он ещё раз подошёл к двери и прислушался к звукам. Тихо.
Со всего размаху парень ударил ногой в дверь, да так что замок отлетел в противоположную сторону. Щепки летели во все стороны. От громкого звука, девушка ахнула, вздрогнув на стуле. Лео моментально спрятался за дверь. Может Сью и сказала, что оружия нет, но они с отцом прекрасно понимали, что верить ей было бы глупо. Она могла и соврать, чтобы её хозяин мог расправиться с непрошенными гостями. Но она не соврала. Вслед за выломанной дверью выстрелов не последовало. Тогда Лео осторожно  вошёл в кабинет, осматриваясь по сторонам. Стол был отодвинут, повсюду валялись бумаги и вещи, а главный виновник торжества сидел  в обнимку пакетами, которые были наполнены белым порошком. Лео сразу смекнул  что к чему. Пока отец начал разговор, попросив Сью их не беспокоить, Монтанелли младший решил пройтись по кабинету и всё осмотреть, держа руку неподалёку от оружия. Он никому не доверял, даже мужику, что сейчас валялся на полу и захлёбывался собственными соплями, умоляя его не убивать. Видимо он подумал, что нам нужны именно наркотики, поэтому решил сразу всё отдать, чтобы сохранить свою никчёмную жизнь. Но двум итальянцам нужно было совсем не это. Точнее наркотики им были совсем не нужны. Монтанелли старший вообще ненавидел всё, что было с ними связано, и резко об этом отзывался. Младший же был более снисходителен  к этому вопросу, но сам предпочитал этим не заниматься.  Теперь оставалось думать, куда это всё деть. Можно было бы  это всё продать по хорошей цене или отдать человеку, который найдёт наркотикам применение и сам займётся их сбытом, а сам будет обязан  Монтанелли в будущем.
Лео подошёл к окну. Немного отодвинув занавеску, он посмотрел на улицу. По улице не спеша шли прохожие, водители стояли у своих  машин. Кто-то из них курил, другие что-то бурно обсуждали. Никто ничего не заметил.
Монтанелли младший подошёл к белым пакетам и присел на корточки.  Достав платок из кармана пиджака, он взял один из пакетов.
- И что будем с этим делать?  - Он обернулся к Гвидо, показывая пакет.

+1

14

Парадные костюмы, иногда тёмных цветов, иногда и более яркие, галстуки, начищенные до блеска туфли, итальянские гангстеры давно привыкли выглядеть дорого и строго - демонстрируя свою успешность, своё отличие от простых рабочих людей, как и от бандитов иного сорта, когда постепенно ушли те времена, когда пиджаки были не просто модными, а чем вроде обязательного атрибута любого мужчины, вместе со шляпой. Гвидо это положение вещей всегда нравилось, что касалось "нашего дела" - в какой-то степени, это не давало им так уж сильно выделяться, как-то сохраняя секреты своего сообщества, ровняло с другими успешными бизнесменами, но занятых в другой "сфере" деятельность. Конечно, взгляд более-менее намётанный, отметил бы определённые детали, выдающие макаронников в их внешнем облике - определённая, всё-таки, сложившаяся поколениями мода, даже скажем так, манера носить вещи, всё это превращало в нечто вполне очевидное - с другой стороны, так легче было узнавать и друг друга... не говоря уже о такой демонстрации статуса и достатка, как ювелирные украшения - перстни, золотые цепочки, вся та мелочь, которая смотрится неплохо даже и на том, кто пока что не может себе позволить носить пиджак каждый день (да и что бывает легче достать - если ввязан в определённое направление уже в самом начале), но эти вещи - Монтанелли их никогда особо не жаловал, не носил их, как раз по той причине, что они были приметными, слишком блестели, а громоздкие кольца - ограничивали движения пальцев; функциональность же кистей - ему в те времена была очень необходима. В этом плане - Гвидо старается и сейчас держать себя в форме, и знания свои - не растерять, хотя бы не растерять полностью.
Гвидо напрягся, готовый, если что, найти себе укрытие, достать ствол, или просто сбежать отсюда... готов был действовать, в общем - когда начинают говорить пушки в такой ситуации, суматохи становится уже не избежать, и эта самая Сью со страха может нарваться на пулю самостоятельно или подставить их, или сбить с толку кого-то ещё, кто станет свидетелем - из водителей снаружи, из горожан за пределами парка... выстрелы звучать будут весьма слышимо, если что. Дверь - и та распахнулась с треском весьма громким, разбрасывая щепки по сторонам. Наблюдая за Лео, Монтанелли улыбнулся - сын вёл себя правильно, выверено, что ему нравилось; некоторые из ребят в их деле бывают слишком самоуверенными в своей неуязвимости и безнаказанности, другие - просто начинают паниковать, когда доходит до какого-то движения с оголённым оружием - специальную подготовку мало кто из них имеет, на самом-то деле. Но Гвидо - по своей "специальности", довольно немало общался с теми, кто в этом понимал лучше... и не упускал возможности научиться чему-то полезному. Одними глазами наблюдая за перемещениями сына по кабинету, и если Лео заинтересовал порошок, то сам он подошёл к столу, взяв в ладонь табличку с именем, на которую указывал сидящий на полу мужчина - на него, впрочем, Монтанелли словно вовсе не обращал внимания, как бы он не пялился и не причитал (хотя на самом деле, старался и его держать в поле зрения, чтобы предотвратить возможные новые фокусы).
- Сту-де... ни-кин. - старательно, по слогам прочитал фамилию, красующуюся на ней. Затем усмехнулся, переглядываясь с Лео, возвращая её обратно на место. - А ещё говорят, это у нас сложные фамилии. - он вновь чуть улыбнулся, глядя на то, как Лео прикрыл ладонь платком перед тем, как взять пакет в руку: правильно, лишние отпечатки оставлять незачем... особенно на опасных вещах вроде такой. - Никто не будет тебя трогать. Мы сюда о делах пришли поговорить... на самом деле, похоже, что ты уже и сам их желаешь вести с нами. - кивнул на порошок, около которого он всё ползал. - Встань на ноги, или сядь на стул, не знаю... веди себя, как мужчина. - Гвидо сделал несколько отрывистых жестов ладонями, повторяя в них свои же слова - чуть приподняв руки вверх перед собой сначала, зачем - указав ими в сторону стула, слегка отодвинутого из-за стола вследствие поисковых работ, что хозяин таксопарка тут устроил. И пока тот перебирался на стул, трусливо оглядываясь, Гвидо обратился к сыну:
- Не сейчас. Не трогай это. - что они будут делать с порошком - не стоит обсуждать при самом Студеникине. Ему об их дальнейших планах на это, чтобы они не решили с ним делать, знать точно не следует - даже мельком. - Сейчас важнее, что делать с ним... - указал на владельца парка, усевшегося на стуле, и сжавшегося там, словно ученик, не выучивший урок. И вообще-то, у Гвидо действительно было, что у него спросить. - Впрочем... - шагнув к мужчине, он встал перед ним - во весь рост, глядя на него чуть запрокинув голову, словно бы снизу вверх. - Откуда у тебя это? Кто это дал твоему племяннику? - Гвидо не знал, кто тут играл роль поставщика - как не мог и сказать, заплатили ли русские уже, или кто-то придёт за своей долей в будущем? Хорошо бы понять такой момент - откуда этот самый кокаин вообще пришёл в город. У самой банды он спросить не мог бы - потому что мёртвые на вопросы простым языком не отвечают... и вряд ли ответит на такой конкретный.
- Я не знаю! Я не занимаюсь этим! Я только хранил!.. - заголосил Студеникин.
- Это в одном из твоих такси нашли такой же... - усмехнулся Гвидо, переглянувшись с сыном. - Считаешь, что я должен тебе поверить?
- Я не был вовлечён! Я не торговал! Некоторые друзья племянника ездили на моих машинах, я предоставил им парк, но не торговал!.. Я клянусь!

- Как тебе это нравится? - засмеялся Гвидо, взглянув на сына - обращаясь уже к нему. Показал ладонью на Студеникина: - У него порошка на двадцать пять лет под полом, но вовлечён он не был!..
- Забирайте его! Забирайте эту дрянь, за...
- Замолкни. - указательный палец резко устремился русскому в лицо, но изменил курс, плавно перемещаясь к его губам; Гвидо шагнул ближе на шаг и нагнулся к нему, глядя в его глаза, но - как и обещал, самого мужика руками не трогал. - Ладно, предположим, я тебе верю. - слово "предположим" он выделил с особым оттенком в голосе. - И мы действительно освободим тебя от этого груза... - кивнул на кокс. - Но за это, отныне - дела свои будешь вести с нами. Вот с этим молодым человеком. - протянул руку, указывая ладонью теперь уже на Лео, разгибаясь, и затем поворачивая и голову к сыну: - И на каких условиях мистер Студье-никин будет их вести?..

+2

15

Лео обернулся к отцу, когда тот обратился к мужчине. Действительно. Что за фамилия? Лео было хотел тоже произнести её, но решил даже не пробовать так как знал, что эта попытка не обернётся ничем хорошим для него самого. Коверкать чужие фамилии он не любил потому, как выглядел в эти моменты довольно глупо и этот комичный вид возвращал его в ранее детство, когда он только-только  учился выговаривать сложные слова. Да и зачем это было сейчас нужным. Мужчина и так знал, что сейчас обращаются только к нему. В здании больше никого не было. А Сью покорно ждала за дверью. Так что оставим эту манеру обращаться по имени. А если мне придётся работать с ним и дальше, то стоит придумать ему имя куда более простое для повседневного разговора, не хотелось бы сломать язык, выговаривая её. Но Лео никак не мог определиться работать с ним дальше или нет. Да, этот человек уже давно работает на этой должности и знает все подводные камни этого непростого дела. Да и работники таксопарка будут задавать меньше вопросов, если на месте останется привычный для них  начальник. Всё же им так привычнее. Работящий народ, не любит перемен в руководстве. Да и куда тогда его девать? Этим вопросом хотелось парню заниматься меньше всего. Да и его отец, по его размышлением, навряд ли бы согласился на такую авантюру. К чему привлекать к себе лишнее внимание? Правильно, ни к чему. Это лишние проблемы и головная боль. Так что придётся делиться с мыслью, что в этом кресле будет сидеть человек с трухлявой натурой и сложно произносимым именем. Лучше выбрать меньшее из зол. В данном случае это «меньшее» сейчас валялось на полу, прощаясь с жизнью и теми благами, которые он успел заиметь, за свою жизнь. Жалкое зрелище, но не лишённое смысла. Каждый должен знать своё место.
Пока Монтанелли старший пытался привести в божеский вид мужчину для предстоящего разговора, Лео положил порошок обратно, убирая платок в карман. Он точно знал, что даже такую мелочь не стоило упускать из виду и тем более оставлять здесь.
А тем временем начался допрос. Конечно, это была лёгкая версия того, как могли допросить Студиникина в отделе полиции или того хуже, конкуренты его племянника, на которого мужчина пытался всё свалить. С ними разговор был бы более коротким, если бы вообще состоялся. Детский сад. Лео закатывает глаза. Неужели так трудно собраться и вести себя как мужчина? Внутри парень никак не мог угомониться по поводу поведения русского. И с этим человеком мне придётся работать? Буду надеяться, что госпожа Случай сделает мне подарок к рождеству и этот несчастный отправится в мир иной, поскользнувшись где-то около своего дома, где будет достаточно свидетелей, чтобы подтвердить несчастный случай. Тем самым избавив меня от желания сделать с ним что-то лично. Пока Лео размышлял о судьбе мужчины, отец уже успел выудить из него хоть что-то. Конечно, эта информация мало помогала их делу.
- Слушай, мы не пятнадцатилетние девушки, чтобы смогли поверить в то, что ты не притрагивался к порошку, а когда его доставали при тебе, то ты жмурил глазки, чтобы не смотреть на это безобразие. – Монтанелли младший комично ответил на монолог Студеникина о его непричастности к делам своего племянника. Может немного грубо, но смотреть на это слизня спокойно он тоже не мог. Да, парню определённо было чему поучиться у своего отца – это терпению и выдержке. Эти качества были просто необходимы в их деле.  Природная харизма перешла к нему по наследству, но в таких делах её было мало.
-Про двадцать пять лет, конечно, никто не знает. Зачем? А вот как дело доходит до прибыли, то все мы знатоки и все при деле. – Парень усмехнулся и сделал пару шагов по направлению к отцу, осматривая комнату. Ему слабо верилось в то, что этот русский ничего не имел с товара, на котором сам же и сидел день ото дня, рискуя своей шкурой. Но разбираться в этом деле не имело больше смыла. Тем более, что они с отцом навряд ли бы добились сегодня от мужчины внятного и главное правдивого ответа. Так что стоило опустить этот вопрос до лучших времён или больше его не поднимать, чтобы вновь не вызвать истерии.
- Теперь ты будешь работать со мной. – Подошёл Лео ещё ближе, посмотрев пристального на собеседника, когда Гвидо указал на парня. На его лице не осталось и следа от саркастичной улыбки. Сейчас он был предельно серьёзен. – Хочется тебе того или нет.
- Я буду… буду, только…
- Я не  договорил. – Парень оборвал Студеникина на полуслове. – Когда я говорю – ты должен молчать и внимательно слушать. Не люблю, когда меня перебивают. Надеюсь это понятно? – Мужчина, молча, кивнул в ответ, боясь снова произнести хоть что-то.- Молодец, первый урок усвоил. Нам придётся многое переделать в этом таксопарке, чтобы привести его в божеский вид. Возможно, сюда придёт ещё один человек от меня, чтобы следить за порядком. Его ты должен уважать и прислушиваться к его словам, как и к моим. Это понятно? – Мужчина снова кивнул. – Ты должен быть трудолюбив и молчалив. Если сюда кто-то заявится с расспросами о работе или товаром, ты обязан первым делом доложить об этом мне. Даже если это будут намёки. Я всё равно узнаю об этих визитах и пеняй на себя, если об этом я узнаю не от тебя. Соблюдая эти нехитрые правила, мы сможем сработаться, и ты сам останешься цел и невредим. У меня пока всё. Может, Вы хотите что-то добавить? – Лео обратился к отцу.

+1

16

Самое поганое - то, что Студеникин им был нужен; точно так же, как нужен был своему племяннику: та часть, которой занимался он, даже "закрывая глаза" на наркотики, что несли в его гараж, была легальной, и она и являлась основой для всех операций, тем фундаментом, на котором находился этот, с позволения сказать, наркотрафик - фундаментом даже не самым плохим, организоваться русские смогли довольно неплохо: не самая большая, но частная территория, некоторый её участок был скрыт от посторонних глаз, были автомобили в распоряжении, способствующие быстрому перемещению - автомобили, записанные на ту же самую компанию, - была, по всей видимости, и некая система распространения, или хотя бы планировалась; со временем тут же, на этой территории, в подвале гаража можно было хоть лабораторию устроить, чем чёрт не шутит - просто сделать этого либо не захотели, либо не смогли, либо не успели. Но всё это держалось на компании частного извоза, которая принадлежала Студеникину документально - и потому просто убрать его было бы недостаточно в любом случае, да ещё и опасно тем, что в этом случае переоформить документы - было бы целой проблемой, и риском того, что распоряжаться судьбой бизнеса стало бы государство, захват бизнеса - был связан с ещё одним риском, не говоря уже про расследование по делу, которое могло бы начаться, если был бы обнаружен труп владельца. Это была бы борьба по трём фронтам сразу - и даже при победном результате, имя Монтанелли стало бы значиться по всем документам в итоге, что в свою очередь - навлекало налоговые и прочие надзорные органы, и пришлось бы отбиваться уже от них; Гвидо знал, как это бывает - и старался никогда не брать под контроль слишком многого: нельзя показывать всех своих доходов, а "чёрной" же выручкой распоряжаться следует правильно - так, чтобы её держать не так много, чтобы она стала... заметной. Деньги, как вода - имеют свойство загнивать и начинать пованивать, если перестают течь.
В данном случае, так можно было сказать и порошке, который они обнаружили, ведь как раз его "течение" прервалось... но вот, как он начнёт портиться - это надо было ещё продумать. Какое-то время он уже выдержал, может, выдержит и какое-то ещё. Но вот затем - его лучше всё-таки пристроить куда-нибудь, где ему будет место. Здесь же всё скоро поменяется...
Конечно, Студеникин был причастен - то, что он получал за это, так хотя бы возможность сохранять свою компанию на плаву, ещё не факт, что без деятельности его покойного племянника она приносила бы прибыль или не была бы вообще убыточной, и рискует таковой стать, кстати - это уже зависит и от них с Лео в немалой степени; "деятельность", впрочем, никуда не денется - и компания частного извоза как была полем для "игры", так и останется, разве что сами "игры" станут другими. Этого, впрочем, владелец и сам явно хочет - только слишком дрожит, чтобы сказать это членораздельно.
Сложив руки на груди, Гвидо наблюдал, как его сын диктует условия мужчине, преисполненный внутренней гордости за него - в очередной раз уже подмечая, каким его сын стал серьёзным и взрослым, как далеко ушёл от того подростка-хулигана, которым был когда-то, кажется, не так и давно. Он диктует условия, он берёт ситуацию под контроль, и старается предусмотреть всё - как и увидеть всё, в целом, в перспективе. Он всё упускает кое-что, но в рамках этого таксопарка - он увидел всё, что ему было необходимо; об остальном - это его задача, как старшего "подельника", и как родного отца, рассказать ему. Лео всё делает правильно.
- И я надеюсь, ты теперь понимаешь, что как-то связываться с полицией - не в твоих интересах? - произнёс Гвидо, когда Лео предложил что-нибудь добавить, тяжело глядя на Студеникина. - Защищать они тебя не будут, не будут так уж усиленно, по крайней мере, как люди по-настоящему заинтересованные в твоём существовании. Capisce? - но это, как эмигрант, Студеникин и сам должен был понять; когда-то наверняка и он сюда прибыл без документов и разрешения на работу, без права самого существования на территории Штатов - эмигранты лёгкая добыча для любого полицейского, лёгкий способ сделать свою работу, почувствовав себя важным. Эмигранты не любят полицейских. И этот эмигрантский дух, эта некая неосознанная нелюбовь к представителям закона, даже через три поколения Монтанелли в США осталась в Гвидо - возможно, и в Лео тоже. - Этот молодой человек тебя защитит от глупостей. Кроме тех, которые ты совершаешь сам. Не делай глупостей - и, если повезёт, я и ты - можем вообще больше не встретиться. - указав на Лео ладонью правой руки, Гвидо затем протянул её Студеникину - для рукопожатия, если только то движение, которое он сделал в ответ, можно вообще было таковым назвать. - Ну, а это... это мы заберём. - усмехнулся, закрывая чемодан с коксом, и поднял его, унося с собой - за дверь, где всё так же сидела Сью, казалось, боясь даже пошевелиться... - Будьте добры, вызовите нам такси, мисс. - кивнул Лео на рацию, чтобы вернул её обратно в строй. Монтанелли решил выехать отсюда на такси - чтобы банально подстраховаться, на тот случай, если за Студеникиным и его бизнесом следят, их с Лео могут взять в любой момент, как они покинут пределы парка - а с таким "грузом", немудрено догадаться, где они окажутся. Пока же они на территории парка, или в одной из машин такси - всё можно свалить на Студеникина; им в этом случае придётся пожертвовать, но они сами если и пострадают, то гораздо меньше.
- Правильно, пришли сюда кого-нибудь из друзей. И лучше, чтобы кто-то находился здесь постоянно, и был вооружён при этом. - кто за коксом заявится, и когда, и насколько велик при этом гонор будет - вопрос всё ещё открытый, приглядеть за парком не помешает. Как и за его обитателями тоже. - А владельца, Сту... тьфу, как там его имя?.. Береги его; он червяк, конечно, но он тебе будет нужен. - какое-то время, по крайней мере, точно - пока остальные к переменам не привыкнут. Страх Студеникина однажды может перестать быть парализующим, он вполне может начать доверять своим партнёрам, а если нет - ну, в этом случае, понятно, что будет с ним, когда избавиться от него станет уже легче. Если же доверие будет проявлено - в будущем он может стать надёжным партнёром. Договорив, Гвидо перешёл на итальянский:
- Как будет прибыль - в первую неделю раздели её на три части, и зашли Маленькому Джону ДиМарко, дяде Сэлу и Джеки-Бою Кардини. Ты ведь знаешь их, так? - ДиМарко и дядя Сэл заправляли транспортными профсоюзами, Джеки-Бой давно сотрудничал с "Ливинг Стил", устраивая те тачки из Японии, что приходили в порт Сан-Франциско, через салон "Беллини" - когда-то, в возрасте Лео, чуть постарше, он сам трудился в этой самой мастерской, его не знать Лео просто не мог. - Они проследят за тем, чтобы твои интересы никем не нарушались. И я прослежу. - со своей стороны. Так Лео заручится поддержкой всех важных людей, которых требуется - большего пока и не надо. Студеникину и остальным - знать этих самых важных людей тоже незачем и ни к чему. - А вот с этим... - Гвидо приподнял чемодан, но несильно, так, чтобы со стороны того, кто в разговоре не участвует, жест не был бы хорошо заметен. Размахивать такой вещью у себя в сумке - всё равно, что динамитом над головой крутить. - Передержим немного, на случай, если заинтересованные лица объявятся. Если не объявятся через какое-то время - пристроим его надёжным людям. Есть пара мыслей на этот счёт. - этой ценой Монтанелли мог бы купить спокойствие с границей своей территории, да и на всей территории, если всё получится, как надо: Сыны Анархии, которые неподалёку, наркотики не любят так же, как он сам, других уголовников, которые тут действуют, нужно либо склонить на эту сторону - либо просто избавиться от них позже. - Полежит у одной моей знакомой. Она станет и твоей знакомой, вообще-то. К ней сейчас поедем...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » Taking a taxi