Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Abyssus abyssum invocat


Abyssus abyssum invocat

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Окружная дорога | Начало осени | За полночь

участники
Joe Bennett & Sophie Briol
http://s6.uploads.ru/t/9T5Lz.jpg http://s3.uploads.ru/t/6Lsnb.jpg

Верно, не стоит встречаться тем, кому встречаться не стоит. Люди, из совершенно разных миров, но со схожими проблемами. Однажды их развела судьба, поскольку, знакомство это стало роковым для каждого. Но,как говорят, от сумы и тюрьмы... не стоило накануне вспоминать имя Софи..

Отредактировано Joe Bennett (2016-09-05 13:36:44)

+1

2

вв
Табачный дым в мои пальцы впивается.
Отвернусь от тебя на сто восемьдесят.
Только смелые очень влюбляются
осенью

Осень - как приговор. Осень - как отправная точка. Осень - как новая жизнь.
Я бы хотела сказать, что прошлое всегда уходит в наши воспоминания и больше никогда не возвращается. Я бы хотела сказать, что лица стираются из памяти и не волнуют больше ни среде ни душу. Я бы так хотела все это сказать с уверенностью в своей правоте, но из раза в раз убеждаюсь, что все циклично, и повторения не просто возможны, они преследуют на каждом шагу. Не только я становлюсь жертвой осенней меланхолии, но и люди окружающие меня сталкиваются с этой же проблемой, а быть может, заражаются от меня, словно это простуда или грипп. Не знаю даже, как и назвать эту хворь, а уж как защититься от нее, так тем паче.
Осень по особому действовала на мир, приносила новые краски и вскрывала старые раны. Подцепляла длинным ноготком корку, выпуская воспоминания, как бледно-красную сукровицу, а порой вперемешку с гноем, добавляя в нежно-розовый примесью коричневого. Старые раны заживают очень долго, а если их тревожить, то могут не затянуться никогда или подарить владельцу большой уродливый шрам. Ментальные раны даже хуже, их не видно, но при близком знакомстве, они накладывают свой отпечаток не только на владельца, но и на вас. Именно потому так опасно подпускать к себе кого-то слишком близко осенью, когда все раны слишком близко, а воспоминания обретают новую жизнь.
Мало кто мог понять прелесть и красоту, оценить магию момента и пропитаться им во время осенней меланхолии. Не скажу, что я была особенной: обладала каким-то нереальным восприятием, но осень я чувствовала не просто кожей, а самими нервами. После неприятного разговора с Сири, я поехала в бар. Сначала сон, потом увольнение достаточно ценного сотрудника, этот день не мог стать еще хуже, а потому нужно было напиться. И чем сильнее, тем лучше!
В бар меня привез охранник, который оставил машину на парковке, взял талончик и пошел следить, чтобы Софушка, то есть я, не натворила делов. В баре играла музыка группы Sturm und Drang, но я не вслушивалась особо, а если бы вслушалась, то не сразу бы поняла, как попала в этот бар. Самоцель была одна - напиться и забыться. А потому я села за бар и попросила бармена удивить меня. К счастью, жажда нового была у меня в крови, а потому экспериментов не боялась. Пусть нальет и заглушит мою боль. Пусть алкоголь льется рекой!

Сколько прошло времени, прежде чем я поняла, что алкоголь во мне, я в алкоголе и нам достаточно - не понятно. Рядом образовался какой-то кавалер, все хвастался своей тачкой. Я улыбалась, хлопала ресничками, а сама уже думала, как бы укатить отсюда куда подальше. Пока он отошел в туалет, оставив на столе свой бумажник, в котором был талон на парковку, я умыкнула его и отправилась прочь из бара. Телохранитель в этот момент был занят другим парнем, который надоел мне еще двадцать минут назад, но все пытался познакомиться и узнать, как же такая девушка и одна.
В общем, по своей дурости и пьянству, я фактически сперла чужую машину и поехала... куда? Вперед, конечно же!
Водить я умела, другое дело, что не любила это дело и зачастую попросту боялась садиться за руль. Но не сегодня. Ооо, нет! Сегодня я была пьяна и несчастна, а потому мне хотелось то ли убиться, то ли развеселиться - не исключено, что одно другое не отменяло. А вот алкоголь отменял одну важную вещь: инстинкт самосохранения, именно потому на бешеной скорости я гнала не разбирая дороги. В какой-то момент захотелось курить, потому отвлеклась и полезла за сигаретами, машина вильнула и протаранила другую машину. К счастью, на трассе было пустынно, потому столкновение не вызвало других аварий и, если уж быть совсем честными, это-то и столкновением назвать нельзя: машина "чиркнула" о другую. Да, искры были. Да, теперь обе машины стоило отправить в ремонт, но пострадать в таком столкновении никто просто физически не мог.
Оставновившись, выхожу из машины. Уже предвкушая, что водитель будет орать благим матом, но... а не плевать ли? Правда, мне совсем не хотелось за решетку. Красная машина, в которой ехала я, была не моя, но алкоголь не разрешал сейчас думать ни о чем. Даже паниковать - не паниковалось, почему-то.

Отредактировано Sophie Briol (2016-09-06 00:26:25)

+1

3

вв
Как же бывает хорошо выпасть из ежедневной рутины под названием работа. Отослать все это к черту и просто побыть наедине с собой, наедине со своим любимым городом, раствориться в нем и забыть о том, что ты что-то кому-то должен с 9.00 до 18.00. Насладиться ароматом свежезаваренного кофе и выкурить сигарету, проведя день в наблюдениях за вечносуетящейся толпой людей, ничем от тебя не отличающихся.
Сегодня Беннетт решил взять отгул и отправился в центр города, где его уже ждал один его приятель – администратор гостиницы, с крыши которой открывается превосходный вид на город. Обычно туда никого не пускают, как-никак это не место для развлечений, но у Джо туда был вечный входной билет по имени Мартин. Он был много старше Беннетта, но дружба от этого была даже крепче. Но суть совершенно не в этом. Сегодня Джо намеревался провести выходной так, как ему привычнее всего – в гордом одиночестве.
Он не понимал людей, которые вечно ищут компании, всячески сбегая от общества лучшего в мире собеседника. Джо вовсе не интроверт, напротив, ему прельщали большие дружные компании, где всегда есть с кем поговорить или поругаться.. да не важно, сам факт социального взаимодействия присутствовал в полном масштабе. Но, при этом, никогда не избегал себя. Внутренний диалог когда-то помог встать на ноги и перестать избегать собственного отражения. Внутренняя гармония – вот к чему должен стремиться каждый, тогда, возможно, жить станет чуточку легче. И это его качество часто заставляло окружающих держать его за малость недалекого или ненормального человека, чей философский подход к жизни граничит с психологическими проблемами, недаром ведь Беннетту часто советовали личных психологов.
Но все это нее стоит и одного упоминания, когда пред твоими глазами открывается вид на то, что зовется Сакраменто. Каждую осень Джо влюблялся в этот город с большей силой. Эти медленно желтеющие улицы, влюбляющиеся люди, от сезонной грусти вдруг начинающие писать стихи своим любимым, скучать по ним… словно все начали больше нуждаться друг в друге. Беннетт наблюдал за всем этим, параллельно попивая кофе из термоса, которое купил все в той же кафешке, которую не оставлял без своего визита не на день. Это удивительное место, зачарованное внезапно обрушившейся осенней прохладой, пусть и пока еле заметной. Но Джо всегда подмечал смены времен года, может потому, что любил каждое из них и никогда не жаловался на неудобства. Но осень была какой-то особенной, ежегодно одинаковой, но, от чего-то, каждый раз совершенно непохожей на предыдущую.
От этого на лице появлялась легкая, практически незаметная улыбка.  И плевать, что осень время разлуки и печали… природа начинает увядать, световой день становится короче, а солнце отдает последние капли своего тепла и будто впадает в спячку, даруя зимой лишь свет.
Джо не был исключением, ему тоже было кого вспоминать темными ночами, усугубляя эти воспоминания сезоном, что так предательски вытягивает из памяти моменты, мысли о человеке, которого более нет рядом. Нет, он такой же человек, который нуждается в тепле и любви, только ни разу еще не удались у него отношения, хотя бы какие-то… с другой стороны, какие-то очень даже удались. Джо часто вспоминает ту девушку, он до сих пор помнит запах ее кожи, он помнит ее наощупь. Странно, даже немного не здорово хранить такую память о том, с кем раньше были готовы голову друг другу размозжить об стену, при этом не выпуская из цепкой хватки. Такая же зависимость, как и от наркотиков, мучавшая Беннетта достаточно долго, что бы он мог назвать это ненужным. Только вот сердцу не прикажешь… поэтому у его постели до сих пор стоит фотография с ней.
И даже в этом обстоятельстве Джо умудрялся находить нечто светлое и доброе, ведь они не всегда ругались. Они были хорошей парой, родственные души. Просто сошлись не в то время, и сошлись не по той причине. Их больше объединяла любовь к тому, за что Джо себя сегодня корит. И если бы не любовь к саморазрушению, возможно, они стали бы новой ячейкой, семьей, а может и завели бы детей.
И даже это обстоятельство умудрялось вытряхивать Беннета наизнанку, оголяя нервы и провоцируя новую боль. Пусть она уже стала лишь отголоском, но эхо от него било по ушам не слабее двигателя реактивного самолета. Он толи не мог отпустить ее, толи не хотел, толи это сплелось в одну большую проблему, которую он не мог решить, либо не хотел..
Тем временем солнце уже укатилось за горизонт, а он и не заметил, как просидел на крыше до поздней ночи. Часы очень даже удивили – давно за полночь, а он так погрузился в свои мысли, что пропустил закат, на который и пришел, собственно говоря, посмотреть. Джо даже пришел в себя от удивления, быстро оставив все обдуманные мысли на крыше, а сам же спустился вниз. Ехать домой не было никакого желания, потому он решил поехать покататься по городу. А почему бы и нет, снизу Сакраменто такой же красивый, как и сверху. Педаль газа опустилась до предела, пустые ночные дороги позволяли насладиться скоростью и ветром, громко разбивающимся о лобовое стекло. Красота. Именно в такие моменты чувствуешь свободу.
Но наслаждаться пришлось недолго, поскольку вильнувший встречный автомобиль зацепил Джо бампером, не сильно, но Беннетт чуть не влетел в ограждение. Благо, он был превосходным водителем, потому сумел удержать машину на дорого и быстро затормозить. Не то, что бы он сильно разозлился, но в животе екнуло недоброе чувство, и проскочила мысль не выходить из машины, а просто уехать восвояси. Но он скинул все это на неожиданность, потому через несколько секунд покинул салон автомобиля, пред этим закурив сигарету для успокоения. Увы, но как только он увидел водителя задевшей его машины, сигарета сама выпала изо рта.
Джо стоял неподвижно около минуты, напрочь отказываясь верить своим глазам. Пред ним стояла та, которую он уже не надеялся, которую не хотел видеть в своей жизни. Она такая же больная язва для него, как и он для нее. Где-то в глубине гортани зарождался гневный крик, но Беннетт так и не смог выплеснуть его на Софи. Он просто стоял и разглядывал ее от кончиков пальцев, скрытых туфлей, до макушки, зависнув окончательно на глазах, некогда сводивших его с ума. - Скажи, что я разбился насмерть, а ты лишь плод моего умирающего воображения.. Джо злился, он не был готов к встречи. Потому совершенно не заметил, как обронил сказанную фразу.

+1

4

Встречаться со своим прошлым для Софи было всегда по-особенному тяжело. Будто кто-то пытался приклеить на место кусок вырванного когда-то сердца. Теперь тот участок уже совсем другой, и становиться на свое, когда-то законное, место, не хотел. Сердце же не чашка, которую можно было собрать по осколкам, склеить и решить, что неплохо смотрится и так. Нет, когда вырываешь что-то или кого-то из сердца, обратно уже вставить слишком тяжело. Потому что смотря на человека тут же вспоминается общее прошлое. Прошлое, которое не всегда было радужное. Чувствуешь некую ностальгию. Раскручиваешь память, словно моток ниток, но в какой-то момент нить цепляется за особенно яркое событие, и кроме воспоминаний уже раскрывается и прежняя боль. В какой-то миг натиск чувств становится таким сильным, что кажется сознание завертелось в водовороте и вот-вот утонет. Буря неизбежна, и кто выживет - не узнать, пока она все не утихнет.
Уже давно люди из прошлого не возникали вот так неожиданно. Да и нечего им было делать в жизни сумасбродной вечно-бросающей наркоманки, которая живет от завяки до завязки. От клинической смерти до клинической смерти. Она, как человек, который играет в русскую рулетку. Выстрелит, не выстрелит? А это так важно? Исход то непременно будет один: погонишься на новыми впечатлениями и найдешь свою погибель. А Софи только того и нужно было: нового человека, новое увлечение, новую страсть и новую боль.
Но что делать, когда возникает старый знакомый француженка не знала. Ха! Как быстро человек из "любимого" становится "знакомым". А быстро ли? Прошло девять или уже десять лет с последней встречи? Сколько утекло воды с тех пор? Другие мужчины, женщины, впечатления и другие влюбленности. Бриоль была такой женщиной, для которой каждое увлечение, как первая любовь. Она отдавалась этому чувству полностью... а потом приходило время расставаний. Это всегда было очень болезненно. И если для человека от которого уходили мотивы были непонятны, то для Софи все представлялась настоящей катастрофой: ее душили отношения, а потому бросив все, срывалась и убегала. Иногда не только не оставив прощальной записки, но и забыв любимые красные туфли.
- Ты хотел бы меня увидеть перед смертью? - Голос был холодный и сдержанный, но чувствовалось, что пространство между этими старыми знакомыми натянуто словно струна. Она вот-вот лопнет, разорвав это ледяное спокойствие. Не безразличие, скорее отчужденность. - Что ты здесь забыл? Или никак не можешь найти дорожку в ад? - Оглядывается на "свою тачку", качает головой, будто ее и правда заботит порча чужого имущества: - кажется, у меня проблемы. - В общем-то Софи не переживала на счет машины: ее починят и вернут владельцу. При чем он даже не будет знать, что машина подвергалась таким пыткам. Вот только сейчас дело было не в машине, а в том, что Джо, этот самый Джо был тем самым кошмаром, который никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя было повторять.
Им было слишком хорошо вдвоем. Наркотики, наркотики, наркотики. Строчались бы оба, не остановись в какой-то миг. Сторчались или убили бы друг друга. Как сейчас: при взгляде на этого человека хотелось то ли ударить его, то ли поцеловать. - Раньше, ты создавал мне проблемы, спустя десять лет не научился их решать? - И ведь специально злила и дразнила. Будто не было другого выхода. Будто это единственное, что осталось от прошлых чувств: раздражение и желание позлить. Довести до срыва.
Даже алкоголь, которым еще недавно, казалось бы, было пропитано все внутри, теперь не имел никакого действия... хотя, именно он и развязал язык. Именно он и заставил сходу нагрубить и попытаться разозлить еще больше. Разозлить, как в последнюю встречу, когда Бриоль перевернула всю его квартиру вверх дном; выбила стекло, кинув в Джо кружкой, и поцарапала на прощанье его машину. Сегодня, кажется все шло наоборот - все началось с машины. Пора искать кружку и стекло, которое ею нужно будет разбить.
Почему даже спустя такое количество времени, былые чувства еще отпустили полностью? Или это адреналин вперемешку с алкоголем? - Я надеялась, что ты уже давно сдох... - это прозвучало, почти как "я рада тебя видеть". Почти.

+1

5

Прочь из моей головы!
Босиком, кувырком, с чемоданом в руке
Или БЕЗ чемодана в руке - налегке, вдалеке,
Пока я по тебе не проехал катком.

Чего-то более радушного и не стоило ожидать, Беннетт это знал, но, где-то глубоко в душе, надеялся, что все обойдется банальным приветом. Но эта конченая француженка никогда не отличалась сдержанностью, всегда стелила от души, будто подобно Джо, выросла в диких, непригодных для ребенка условиях, а вовсе не являлось девочкой хоть сколько-то голубых кровей. И ему это нравилось. Она когда-то и зацепила метущемся духом, никому не подвластным и не под кого не прогибающимся. Но, увы, это как радовало.. да что там, заводило и сжигало.. так и отвергало, особенно в моменты, когда все это опаляющее эго было направлено на тебя. Джо всегда был уверен, что Софи нужен мужчина, который будет гораздо сильнее ее духом и сдержаннее.. сам же пошел другим путем.. путем потакания и подстегивания всех этих взрывов.
Инстинкт самосохранения моментально подкинул толковую идею, что щекотала мозг практически с первого взгляда на ее красные губы, напоминающие тот вечер.. только в последнюю встречу они были окрашены кровью, а не помадой. Беннетт хотел, даже порывался просто развернуться и уйти, сесть в машину и забыть эту пока еще не роковую встречу, как страшный сон. Оставить крест на ее шею и не видеть, не слышать и не ощущать ее запаха.. черт возьми. Ни один мускул не шелохнулся, Джо, даже если бы и захотел, то просто не смог бы совладать со своим телом и заставить его развернуться на 180 градусов.
[float=right]http://sg.uploads.ru/t/W8Vgi.gif[/float] Бессмысленно говорить о каком-то там накале страстей, когда отчетливо чувствуешь, как воздух вокруг накаляется до состояния тягучего эфира буквально за секунды. Промелькнуло желание взять ее за глотку и вырвать к чертовой бабушке ее поганый язык, который она никогда не умела держать за белоснежными ровными зубками. Злость медленно окутывала каждый синапс слегка дрожащего тела, накрывала красной вуалью сознание, и шептало на ухо «сжечь ведьму». А Софи в действительности обладала каким-то лишь ей известными чарами, Джо уже успел когда-то опробовать их на собственной шкуры.. до сих пор не отпустило до конца. Такой искренней ненависти он не испытывал даже к матери.. даже к отцу.. да к ним вместе взятым. Так искренне ненавидеть может лишь тот, кто раньше любил. Нет, чувства не угасли, и Бриоль хватило минуты, что бы доказать это на 100%.
Джо молча выслушал этот монолог, на исходе сил даже скрипя зубами. Хотелось высказать… да ну, хотелось достать из багажника бейсбольную биту и проломить ей череп или увезти в лес и закопать заживо. Лишь Софи умела вывести Беннета настолько сильно, что он каменел от взрывающейся в груди водородной бомбы. Но приходилось держаться. Он не имел права сорваться сейчас, когда добился такого успеха в самоконтроле и почти выбил из дурной головы то, что именуется зависимостью.. неважно от чего или от кого, Беннетт был на пути к полному выздоровлению, как личности, но..  - Ты пьяная сука, Софи. И если я сдохну раньше тебя, то, будь уверена, заберу тебя с собой. Я хотел бы видеть тебя каждое утро, каждый день, каждый миг.. Но сказать такое, значит признать собственную слабость и прогнуться под нахальную, взбалмошную бабу. Нельзя.
Но и ее красноречие было такой же защитой, как и откровение Джо. Беннетт настолько же хорошо знал Софи, потому уже давно научился искать в ее изречениях скрытый подтекст, понятный лишь ему. И он понимал. Джо на нюх чуял, что стоит лишь надломить ее, щелкнуть пальцами, и они в тот же миг окажутся дома, она окажется сверху, а одежда где-то там. Стоит сделать шаг и они в миг вспомнят, кем приходятся друг другу. Но никто не сделает этот шаг навстречу, ибо пиздострадания куда интереснее и привычнее.. эта боль есть зона их совместного комфорта, из которой выйти им не хватит духа. Они трусы, были трусами и трусами останутся.
- Раз ты так надеялась, что я сдох, то может просто съебешься от сюда?! Я, правда, не пришлю тебе счет за покраску бампера, хер бы с ним. Просто катись от сюда и забудь дорогу в мой дом. И он был в полном праве говорить это, ведь Сакраменто дом Беннетта и посторонним тут не рады. Но, сука, она единственный человек, для кого всегда открыты двери его дома.

Отредактировано Joe Bennett (2016-09-06 19:12:11)

+1

6

ты прячешь руки в карманы.
я знаю - холодные пальцы.
смотрю и не понимаю,
спасать тебя или спасаться.
The xx – Together

Даже потеря памяти не стерла оттуда черты этого лица. Впрочем, десять лет назад мы были немного другими не только внешне, но и внутренне. Во мне еще не было такой бледности и худобы, как сейчас. Я была просто девушкой, студенткой по обмену из Франции, по крайней мере, так казалось. Я верила, что моя болезнь позволит жить полноценной жизнью, а увлечение наркотиками не заведет настолько далеко и не заставит мучиться желанием все прекратить. Я верила, что однажды вернусь в Париж и больше никогда не уеду из него. В то время я еще была немного наивна и больше верила в судьбу, любовь и желание всегда-всегда быть рядом только с одним человеком. А потом этот человек разбил мне нос, а я ему голову бутылкой. А потом мы долго и громко мирились, чем достали всех соседей. Но еще больше мы достали их позже, когда ссоры стали громче, и иногда казалось, что мы убьем друг друга. Мы могли это сделать. К сожалению. Могли, но не делали.
Было бы куда лучше, будь у нас в то время хотя бы чуточку больше мозгов и понимания, что подобные отношения никуда не заведут, а только принесут обоим боль, только сделают нас злее. Но почему же мы никак не могли отпустить друг друга? Я не могла этого вспомнить. Даже не могла вспомнить того, как же это все началось. А говорят, роковые встречи невозможно забыть. Может, все дело в том, что наша первая встречал началась в месте, откуда не выходят друзьями?
*10 лет назад*
Как быстро уходят деньги, если тратить их на наркотики. Раньше я и предположить не могла, что такое возможно. Даже на шмотки уходили не так быстро сбережения, выделяемые на месяц. Отец волнуется, звонит, спрашивает: все ли хорошо и не украли ли у меня кpeдитку? Я отшучиваюсь, что украли и он даже знает кто: новая коллекция Виктории Сикрет. А сама покупаю очередную дозу. И когда лимит на месяц иссякает, единственным возможным вариантом "пополнить запас" является найти себе спонсора. Вот только искать среди наркоманов совсем не вариант, да?
Друзья, конечно, всегда помогут. Только даже по-дружбе это будет чего-то да стоить. Я тогда была еще не настолько опустившейся, чтобы делать миньет за дозу. Потому искала таких знакомых, чтобы им от меня не нужно было ничего, но они бы хотели дать мне все. И такие находились, даже удивительно с какой легкостью.
Но когда таких личностей не находилось, а доза была нужна срочно, потому что ломка - это слишком невыносимо, и встречаются на пути те, кого хотелось бы забыть. Он был таким же торчком, как и я. Только он сам зарабатывал деньги на всю эту роскошь. Мы встретились в самое темное время, когда меня чуть ли не выворачивало и все, что мне нужно было - закинуться. Сама не знаю, как довела себя до такого. Тошнило от себя, да и вообще - тошнило.
- Готова раздвинуть ноги, м? Я дам то, что ты хочешь. Ну, же, Софи... - Дилер вертит пакетик пред самым носом, дразнит. И я уже почти согласна, уже почти готова сказать "да", как меня спасают. Тогда я увидела его впервые, своего "рыцаря в сверкающих доспехах"...
Если бы кто-то мне тогда рассказал, сколько времени продлятся наши отношения и какими они будут, я бы сто раз задумалась: нужно ли оно мне вообще. Задумалась и побежала бы прочь, легла в клинику и умоляла не выпускать. Потому что это было начало не просто отношений, а чем-то большим и худшим. Это было началом зависимости. Мы были друг для друга конченной парочкой, как Сид и Ненси, как бы попсово это не звучало. Именно потому не получалось разорвать порочный круг, в котором мы убивали себя наркотиками, убивали себя друг другом и любили.
Слишком сильно любили, чтобы это могло продлиться долго.
*наше время*
- Мастер пустых угроз! - Ору так громко, чтобы не только Джо меня услышал, но и чертовы небеса, которые послали нам вторую встречу. - А, может, завтра упадет небосвод, что ты появился на моем пути?! - Забирай меня, прокатимся в ад и обратно! Если бы мы только встретились не здесь и сейчас, все могло бы быть не так. Не было бы поцарапанной красной чужой тачки, не было бы криков и желания уничтожить друг друга. Мы были бы сдержанные. Я бы стояла вдалеке и не подошла бы. Да, черт возьми, я бы не захотела связываться с тобой опять. Но мы были здесь. Обиженные и независимые. Я никогда не буду твоей.
Н.И.К.О.Г.Д.А.
Можешь умолять меня, унижаться или убить. Но наши пути давно разошлись и как бы не хотелось все вернуть, ничего уже не осталось. А то, что есть убьет нас раньше, чем мы ощутим хотя бы минуту счастья. И потому стоило разругаться, стоило послать его, стоило сесть в авто и уехать. И я бы сделала это, если бы не алкоголь в крови и чувство недосказанности, оставшееся после последней встречи. - То есть, ты считаешь, что это я тебе что-то должна? Совсем уже мозги снаркоманил? - если говорить начистоту, он не выглядел как торчок, даже наоборот, имел вид человека, который следит за собой. И потому было еще интересней кидаться подобными высказываниями. - Ты посмотри, что произошло с моей машиной! Мне срочно нужен ремонт. Вот прям сейчас. - Капризная маленькая девочка Софи. Сейчас мне хотелось напомнить ему полностью, какая я бываю, чтобы даже не думал подходить ко мне. Чтобы ненависть, которая переполняла его существо не уменьшалась и не превращалась в страсть. Нет-нет. Это мы уже проходили, помнишь? - Знаешь, как мы поступим? Ты заберешь мою машину и починишь ее, а я возьму твою. И как только моя красотка будет в порядке, поменяемся вновь. М, как тебе идейка? - Смотрю хищно, ожидая что же он скажет. Чего я ожидала? Ну, что-то из раздела "пошла нахер". И это было бы лучшим ответом, который, возможно, закончил бы это разговор.
Внезапно я вспомнила, что мне хочется курить. А сигарета, которую я доставала из пачки была последняя и, больше того, она сломалась! И все из-за этого придурка, который выскочил непонятно откуда. Подняв в сидения поломанную сигарету, кидаю в него: - это была последняя, и из-за тебя, козла, я ее сломала! Так что сигарету ты мне тоже должен. - А еще пол царства в придачу... я все помню. Но отдай хотя бы сигарету.

Отредактировано Sophie Briol (2016-09-07 00:24:07)

+1

7

Ты где-то там, где свет и эктрофанк,
Смех, левый электорат, обед во фраках, светский раут,
Там нет меня. Здесь приём стеклотары и пакет отрав
Едких, как винегрет с утра, нет Контакта и недотрах.

Тихая ночь озарилась множеством белых линий молний. Раскаты грома вмиг заглушили голос разума, от чего даже немного заложило уши. Все, теперь Беннетт не слышит себя, отдавая предпочтение голосу чувств, которые сладко нашёптывали ему на  ухо, подталкивая разбить ей лицо. До сегодняшнего дня он был четко уверен в том, что главная его проблема, самый страшный скелет в шкафу не что иное, как наркотики. И только сейчас пришло осознание того, что последние десять лет он лечился от сопровождения, повода, которым наркотики всего-навсего и были. Главной его бедой была Софи. Те чувства к ней, которые открыл.. нет, во много раз увеличил кокаин – вот. Каждый раз, убиваясь при срыве, ему нужен был не приход, а та, кто этот приход превращала в истинное наслаждение. Это пошло и мерзко, но лишь с ней он был по-настоящему счастливым, по-настоящему выпадал из реальности в какой-то собственный мир, принадлежащий только им двои, созданный их руками, собраны по кирпичикам с нуля.. сука.
Горючий коктейль из крови и адреналина заполнил все сосуды и теперь бояться, что Джо сорвется, стоило не ему, а Софи, продолжавшей  играть с огнем, который даже ей удержать не по силам. Выдроченное самообладание оставило свою лепту на характере Беннетта и, откровенно говоря, срывы стали куда более страшные и жесткие. Словно ребенок, которого допустили до желанной игрушки. Слишком много сильных демонов, собранных в одной личности, устраивали такое мракобесие, что из памяти Джо вылетали не дни, а недели. И то, что сейчас творит Бриоль, никак не вязалось со здравым смыслом и банальным инстинктом самосохранения… ведь ему пора бы уже появиться.
Ты хороша издалека, но далеко не хороша.
Джо научился не клясть прошлое. Пройдя длинный и сложный путь, знакомство с Софи было лишь очередной порцией дерьма, которой он хапанул с лихвой. В тихом омуте, но сперва был бал. Вытащив ее из задницы, которая называется барыга, Беннетт нашел в ней нечто, что заворожило его. Она была настолько необыкновенной, насколько не была здоровой. И его это сводило с ума. Софи оказалась первой и последней девушкой в его жизни, рядом с которой граница его личности, самоощущения расплывалась, становилась тонкой, и он более не мог ассоциировать себя с самим, только с ней, как с единым организмом. Возможно, это и называется любовью, только, впоследствии, эта любовь оказалась шилом в печени.
Только вот Беннетт испытывает вину за то, что не смог удержать этих отношений. Он допустил фатальную ошибку еще в начале. Тупой ребенок, отдавший полозья «хочу», а не здравому смыслу. Ведь не трудно было догадаться, что девушке, страдающей от нервозов, ни в коем случаи нельзя позволять садиться на наркотики. Но от чистейшего кайфа, который получал он от совместных зависов, Джо тупо не смог ударить кулаком по столу и запереть ее в спальне… надолго, да и что с того. Ведь тогда между ними, кроме ненависти, была и любовь. Тогда, под гнетом собственных психологических травм и юности Джо не справился с серьезным испытанием, выпавшим на его долю в виде Софи Бриоль.. стыдно, ну а толку-то.
Софи энергетический вампир, способная за несколько минут высосать гигаватты энергии. А учитывая тот факт, что она всегда умела бить в самые незащищенные места, тем более прекрасно зная все его болевые точки, Джо был на грани истерики, пропитанной дикой усталостью. Сладкоголосая болтунья, ее голос одновременно и зачаровывал и будоражил желание стереть ее с лица Земли. Как бы было просто, если б они никогда не встретились, разминулись бы в том переулке… если б Джо прошел на минутку раньше, не задержавшись за разговором. Просто одна треклятая минута, стоившая 10 лет мук. Заодно лишь это ее можно облить бензином и закурить. Так нет же, эта сука еще смеет причитать о том, как не хотела его встретить, но, при этом, хер отпустит же. - Мне кажется, он уже упал.. Холодный плевок в лицо такими же холодными словами, Джо даже заткнул уши на несколько мгновений, пока София не проорется. - Больная, закрой свой рот и не ори, не позорь меня.. не хватало, что бы еще люди сбежались на твою очередную страдальческую истерику. Ты сама горазда только языком молоть, что тогда мне пытаешься предъявить?! В чужом глазу соринку видишь, а в своем бревна не замечаешь – вот как это называется. Отчитывал как маленькую провинившуюся девочку, Джо умел читать нотации, а сейчас особенно.
Беннетт слишком хорошо знал ее, что бы поверить сказанному. - Да, черт тебя дери! Взрыкнул Джо, уже сам почти переходя на крик. - Это ты, пьяная сука, села за руль и нажала на газ. Ты отродясь не водила, я знаю, что ты боишься машины как огня, так что пытаешься по ушам ездить?! Я не знаю, где ты взяла эту колымагу, да мне и не важно. Делай, что хочешь – хочешь, звони своему папаше, хочешь, вызывай эвакуатор. Я палец о палец не ударю. Хоть на месте провались. Какое бы он не пытался выказать безразличие, ясно, что даже спустя 10 лет он помнил о ее фобиях. В его голове было полное досье на эту девушку, а потому, обмануть его ей не удастся. - Знаешь, как мы поступим, если ты не заткнешься?! Подошел он практически вплотную, нависая над ней за счет высокого роста. - Еще одно слово.. Со злым оскалом тычет ей пальцем в лицо. - Я затолкаю тебя в салон, отвезу домой, изнасилую, а после растворю твое тело в кислоте. И никто никогда тебя больше не найдет. Я готов взять такой грех на душу, лишь бы тебя не было в моей жизни. Хватит!
Это представление, мягко говоря, стало несколько утомлять Джо. Он и так был на грани от одного лишь ее присутствия, а она еще смеет пальцы гнуть пред ним, словно он свалился на ее голову, а не наоборот. Он смотрит ей в глаза, испепеляя одним лишь взглядом. Он так искренне ее ненавидит, что вряд ли кто-то когда-то так любил. Но и сейчас она смогла переключить его. И Джо на автомате, как и 10 лет назад, мгновенно подкуривает две сигареты и пихает одну ей в зубы. - Травись, на здоровье.

+1

8

Ты мне прозвонилась сквозь страшную полночь:
"А ты меня помнишь?"
ну, как позабыть тебя, ангел-звереныш?

Всегда было интересно узнать, почему некоторые люди задерживаются в жизни надолго, оберегают и дарят ощущение спокойствия, а другие врезаются в твою жизнь словно грузовиком, оставляя после себя переломанную, перемолотую душу и чувства. Как определить - будет ли новый знакомый тем самым оплотом спокойствия, или же лучше обходить его стороной? Но я никогда не была девушкой, беспокоящейся о своей судьбе. Наоборот, старалась залезть в самую гущу событий, чтобы уж точно никакой на свете врач не смог собрать меня целиком. И каждый раз находился кто-то или что-то способное вытащить меня из любого, даже самого ужасного события. Впору о моей жизни писать роман. Это был бы триллер с элементами эротики, мистики и, местами, откровенного порно. Но я любила свою жизнь, весь этот водоворот странных и порой пугающих событий, который заставлял меня погружаться в бурю страстей, сдерживать натиск безумия и дышать полной грудью. Даже, когда было особенно гадко или больно. Боль стимулировала пробуждение во мне каких-то скрытых резервов, благодаря которым я и переносила все испытания. Даже сейчас, в груди безжалостно кололо от чувства вины, но я не показывала вида, что хоть как-то уязвлена или мне стыдно за то, что было в прошлом.
"А ты меня помнишь?"
твой голос настаивал, стонущ и тонущ -
"А ты меня помнишь?" "А ты меня помнишь?"

- И я слышу звон, ударяющихся осколков... - прошептала почти неслышно. Эта фраза пробудила новый поток воспоминаний. Было время, когда-то очень давно, когда этот звон в ушах стоял достаточно часто. Я разбивала все, что только попадало мне под руку в порыве злости. В какой-то день, помнится, не осталось ни одной целой чашки. Но последний раз был самым мучительным. Ту чашку я купила специально для тебя в одной из наших поездок. Мне показалось, что красное чудовище, нарисованное на черной поверхности, очень смахивает на тебя.
Спустя почти пол года я разбила ею окно, а она разбилась об асфальт. Вот так и наши чувства в тот день переполнили чашу терпения и мы потерялись в ненависти и злости к друг другу. Не могу сказать, что эта ссора была хуже или тяжелее прошлых, она была другой. Она заставила меня купить на последние деньги билет до Парижа и уехать, даже не предупредив. Даже не попрощавшись. Но... ты меня ждал?
и ухало эхо во тьме телефонищ -
рыдало по-русски, in English, in Polish-
you promise? Astonish…а ты меня помнишь?

Джо очень часто был слишком правильным, даже несмотря на свою долбанутость на всю голову, порой он обращал внимание на то, что же подумают о нас люди. И это было забавно, потому что я в точности да наоборот, никогда не думала о людях. О тех, кого я совсем не знает. - Какие люди? - Смеюсь, получается как-то слишком истерично, но мне плевать. Я пьяна, а потому мне море по колено, главное, не упасть в лужу, иначе могу и захлебнуться. - Мы здесь одни, а даже если сбегутся, то что с того? Тебе будет стыдно за меня? Почему-то я не помню, чтоб тебя когда-то очень смущали мои крики... особенно, когда они больше были похожи на стоны. - последнюю часть добавляю достаточно тихо, но не настолько, чтобы Джо не услышал меня. О, нет, раз уж ты захотел поговорить, то давай вспомним все. Хорошее вспоминать куда больнее, тебе не кажется? - Так значит? Видимо, я не зря от тебя сбежала. Кому нужен такой мужчина рядом, который не в состоянии даже за свои поступки ответить? - Это было далеко не так, и мы оба об этом знали. Джо всегда решал не только свои проблемы, но и мои. Усмирял моих демонов, когда того требовала ситуация. Единственную проблему, которую мы решить не смогли, так это наркотики, на которых и держалось наше общее настоящее. Я знала это, но в тоже время пыталась разозлить еще сильней. Пусть ему станет обидно, что я такая тварь неблагодарная и не помню всего того, чем он ради меня пожертвовал. То, что он мне дал тогда.
Из-за невысокого каблука я была немного ниже, потому когда он подошел вплотную, пришлось приподнять голову, чтобы смотреть ему в глаза. В моих глазах была насмешка и злость, в его - злость и... что это, неужели, презрение? - Как же? - В груди у меня все сжалось, и даже не от страха, а от предвкушения. Игра, уже давно забытая нами игра, вновь раскручивала барабан событий. - Хоть три слова.. - пьяную бабу, которая просто мечтает нарваться на приключения - не заткнуть. Вообще. Ни разу.
И вот они - угрозы. Но я молчу, мне так интересно, чем же они закончатся. А потом мне вручают сигарету. Чудненько, хоть что-то! А то только - убью, изнасилую, растворю в кислоте. Скукотища! Это все мы проходили ни один раз, и даже не два. И изнасилование проходили, и побои, и взаимное презрение. Слишком многое случилось за неполный год наших отношений. Год, который наложил отпечаток на всю оставшуюся жизнь и, как оказалось теперь, не забыть до сих пор.
Понять, обмануться, окликнуть по имени:
А ты меня…
Помнишь? Как скорая помощь,
В беспамятном веке запомни одно лишь —
«А ты меня помнишь?»

Делаю затяжку, и выпускаю дым ему прямо в лицо. Как вызов, как способ позлить. - Знаешь, я тут подумала, о двух вещах. - Голос мурчащий, совершенно лишенный злобы, будто несколько минут назад это не я тут орала на всю округу. Вот только он говорил об одном: беги, чувак, как можно дальше беги, Софи уже придумала очередной план, как разогнать эту машину и сбросить ее с обрыва. А в машине вы будете в доем. Хотя, раскрой глаза, в машине ты останешься в одиночестве. - Я дам тебе шанс исправиться. - Губы растягиваются в улыбке, кладу руки ему на плечи и "запрыгиваю" на Джо, обвивая его бедра своими ногами. - Ты же хочешь быть хорошим мальчиком? - Говорю, все также смотря ему в глаза, а потом наклоняюсь к самому уху, чтобы прошептать: - а потом даже разрешу тебе меня трахнуть, как в старые добрые, - отстраняюсь и говорю говорю уже без тени эротизма в голосе: - но сначала, ты все-таки найдешь мне вот-прям-сейчас кого-то, кто замажет эту царапину, это раз. А во-вторых, у меня закончился мой любимый ром. Когда трезвая, я такая грустная, ты же не позволишь девушке грустить? Кстати, суши я тоже люблю.


отрывки из стихотворения А. Вознесенского

+1

9

Незаметно поправь её одеяло,
за это себя предавая анафеме.
Она вышла из пены,
худой отпечаток плеча оставляя на кафеле.

В отношениях с этой девушкой ежедневно просыпалось желание попробовать на вкус сталь дула револьвера, калибра, так, 44, что бы наверняка остался несмываемый со стены след в памяти. Такое невозможно забыть.. нет, невозможно забыть такую. Она не конченная, она гораздо страшнее. Кошмар, из которого невозможно выбраться, лабиринт страданий, злости, похоти и грязного секса. А она минотавр, что дышит тебе в затылок но, вместо отрыва головы, она втыкает тебе под кожу тонкие длинные иглы. Она страшнее капель, бьющих о твое темя, пока ты обездвиженный сидишь на стуле. С ней не сойдешь с ума, ты уже умалишённый, коль осмелился связаться с ней и остаться наедине. Она будет жить вечно, поскольку сам Люцифер опасается ее появления в своем царстве огня и дыма. И имя ей Софи Бриоль. И она вечная половина Джо, которую не изгонит и сильнейший экзорцист.
Беннетт ежедневно, с печалью вспоминает те, пусть жесткие, но счастливые дни, когда она была рядом. Все ее истерики, нервные срывы, фобии… единственное, что его интересовало – ее ладонь в его. Он ни разу не пожалел.. да и откровенно говоря, сейчас тоже не жалеет, что когда-то посчастливилось встретить ту, что будет его крестом. Джо однолюб, это хорошо можно рассмотреть, сделав временной срез в 10 лет. Он любит ее, до сих пор любит, только не скажет.. а какой смысл. Этой психованной суке нужны лишь эмоции и взрывы, ее нужно драть настолько сильно, что бы у нее не хватало сил встать с постели. Она всегда выпрашивает, всегда выпрашивала и такой останется. Человека не переделать, не стоит, и пытаться.. только вот Беннетт готов и на такое. Он готов прямо сейчас замотать ее скотчем и закрыть дома, украсть и оставить себе. Но.. к черту, даже думать об этом нет ни сил не желания. Есть сомнения, что ему хватит сил пережить еще один такой «любовный» заход, очередную игру в счастливые отношения.
При плохой памяти, он хорошо помнит каждую секунду того рокового вечера, когда их дорожки пересеклись. Первый час ночи, опустевшие темные переулки – это был дом Джо Беннетта, по которому он мог бы перемещаться с грацией черного кота, даже если будет с закрытыми глазами. Он любил эти переулки и знал их как свои пять пальцев. Джо брел не имея направления, обыкновенная прогулка по злачным местам – как царь, осматривающий свои владения, так и Беннетт наблюдал за происходящим. И так его ноги довели до места, где разворачивалось принеприятнейшее действо. Он, в принципе, недолюбливал барыг, а, настолько охуевших, откровенно презирал. От того и не смог не вмешаться, ведь.. там была девушка. Право, зачем себя обманывать. Он бы не вмешался, будь там кто угодно другой. Одного взгляда хватило, что бы осознать, что она его. Это какое-то до одури непонятное и непривычное чувство, как говорят, бабочки в животе. Шикарная обстановка для влюбленности, а в притоне провести первое свидание, неправда ли, романтика.
Но он вмешался.. вмешался очень жестко, приветствуя дилера сильным ударом в лицо. Джо учили не церемониться и бить первым, языком молоть стоит после. Честно говоря, тогда он особо и не умел решать проблемы с помощью слов. Короткая перепалка на тему того, что дилер был не местный и лучше ему валить от сюда, коль дорога жизнь. Несколько мгновений и они наедине. Нет, романтика и вправь, присутствовала. В его памяти татуировкой отпечатался тот момент, когда Софи стояла в мутном свете единственного на переулок фонаря. Она не была красива, она была по-особенному прекрасна и не позволила просто уйти.
А влюбился Беннетт по уши. Она оказалась как ведро холодной воды, вылитой в состоянии глубоко сна. И голова слетела ровно так же, как и ощущение земли под ногами. Это было что-то, даже слова трудно подобрать – несколько месяцев счастливого пребывания в наркотическо-любовной коме. Они употребляли и растворялись друг в друге, каждую ночь тревожа тишину сладкими стонами. И то даже не страсть, столь тонкое состояние, так хорошо они друг друга понимали, что, складывалось впечатление, будто они вместе на протяжении нескольких жизней. А после начался пиздец.

И хана тебе, доигрался ты, старый дурак, - вот и вся эпитафия.
На город падает тьма, засыпает шпана, просыпается мафия.

Джо никогда не любил цирк. Первое время он даже пытался не ругаться на людях, сводя конфликт до минимума. Но взрывной характер Софи, наложенной на его вспыльчивость, дали свои плоды – Джо просто перестал думать об этом в какой-то момент, когда пресытился этой дурью. Тогда крики стали громче, оскорбления обиднее, а слова больнее. Это на сколько ж нужно не уважать друг друга, не любить себя, что бы так ругаться.. Но их это не останавливало – к черту гордость, есть только.. да ничего нет, пусто в голове, пусто в душе.
И сегодня он не мог не реагировать так же, как и 10 лет назад. Он рычал и бесился, словно последняя их сора была вчера. Вот только вчера она уебала в свой Париж, а уже сегодня, утренним рейсом, вернулась обратно, ради лучшего секса с мозгом Джо. - Тебя надо запереть в клетку и возить по городам, что б людей развлекать. Огрызается Джо, оставляя без внимания шепот про ее стоны. Это самый сладкий звук, который он когда либо слышал.. и даже сейчас по рукам пробегают мурашки от одной лишь мысли о том, что она обнаженная лежит на его постели.
Нельзя так ворошить прошлое.. он сам не обращает внимания, как переходит на крик. Сейчас она полосонула по живому. Ее отъезд стоил множества нервов Беннетту, вперемешку с бессонными ночами и резкой потерей веса. - Кому нужная такая сука, как ты?! Поджала хвост и домой.. как не умела решать свои проблемы, так и не научилась. Все «Джо, помоги», «Джо, мне плохо».. уматывай обратно, здесь тебе не рады! Беннетт указывает пальцем куда-то в сторону, намекая на направление. Он и сам не верит своим словам, все это муть, злость, но никак не правда. Слишком долго он ждал этой встречи, что бы вновь позволить ей уйти.
Софи умеет зацепить, а Джо как рыба, попался на ее крючок и все, сорваться не получится. Стоя пред ней, он понимает, что даже пощечину не сможет ей влепить, хоть она этого и заслуживает. А рука чешется, ой как чешется. Спасибо сигарете, которая переключает его и дает возможность хоть немного передохнуть. Но тут же дым в лицо. Она хорошо знает, что он ненавидит этого. Сладкие завораживающие речи.. видимо она забыла, что Джо не из тех, кого достаточно лишь поманить сексом, как они начнут стелиться ковровой дорожкой.
В ноздри врезается запах ее тела. Он давно научился отлучать его от дорогого парфюма, а уж от алкоголя тем более. Его даже передергивает, а ладони сами впиваются пальцам в ее бедра, наверняка одаряя их синяками. Он скучал.. и скучает сейчас, верный пес Хатико, мечтающий о встрече, о нескольких чертовых минутах нежного молчания и нежности. Он даже перестает слышать болтовню, что обжигает мочку уха подогретым алкоголем дыханием. Вот она, в твоих руках – бери и не отдавай никому. Софи, наверняка, слышит сорвавшееся с цепи сердце, что вот-вот вырвется из грудной клетки. Джо немного ведет и он случайно умудряется устоять на ногах, после чего скидывает девушку с себя. - Катись к черту. Найди себе другую шавку. Я не игрушка и не позволю тебе так себя со мной вести. А сердце обливается литрами крови, что мгновение назад так лихо гоняло по артериям. Он сам себе не верит, но еще больше он не верит девушке.

Отредактировано Joe Bennett (2016-09-07 16:59:44)

+1

10

Я с закрытыми глазами, прямо в пропасть между нами.
И покорно вниз до дна, в чём, скажи, моя вина?
Кто же мы теперь друг другу?
Ложь, звонки и всё по кругу.
Притворяюсь будто я, больше не люблю тебя.
Не люблю...

Еще в детстве отец часто говорил, что я вырасту бедовой женщиной. Меня не просто будут любить мужчины, о нет, я буду разбивать им сердца, а заодно и себе. Потому что не получится из меня роковой дамы с холодным сердцем. Мне нужна будет любовь вперемешку с болью. Ведь я пошла в свою мать не только тем, что была волшебной на голову, но и внешностью, темпераментом и жизненной силой. Матери повезло встретить моего отца, потому у нее была семья, была я. Но все закончилось очень плохо. Насколько плохо? Только посмотрите на меня: страхи, волнения, а еще и нежелание подпускать кого-то близко. Это раньше я наивно полагала, что любовь излечит меня, спасет от любой напасти. Я верила, ошибалась и верила опять. Но стечением времени все кардинально изменилось. Сердце замерзло, покрывшись ледяной коркой. Теперь даже самые теплые руки не отогреют его. А вся эта страсть, что периодически вскипает в моем сердце - ни что иное, как попытка доказать самой себе, что я еще жива. Но действительно ли я живая?
Смотря на Джо, кидая в него острые копья обвинений и лишь усиливая натиск на него своего откровенного хамства, я надеялась, что он мне въебет и скажет, что с такой тварью, как я, не хочет иметь ничего общего. Скажет, что сожалеет, что вообще встретил меня на своем пути много лет назад. Мне хотелось, чтобы этот вечер стал еще хуже. Как можно более отвратительным... но буря не грянула. Он все еще оставался спокойным. Или делал вид, что спокоен, я не знаю, да и не хочу знать. В голове сейчас была редчайшая дичь, спровоцированная алкоголем. Она твердила мне, что я лучшее, что он мог бы когда-либо встретить и если он сейчас откажется, значит совсем сбрендил. Но правда состояла в том, что с ума сошла я, а не он. Его реакции как раз таки были логичны и понятны. Они были объяснимы. А я поступала как обычно - то кричала, то манила, то цеплялась за него, как за соломинку, то слала ко всем чертям. - И без клетки развлекаю, не волнуйся, - цежу сквозь зубы, делая очередную затяжку, - души же не видно. - Грязной порочной подгнивающей душонки, которую я однажды променяю на последнюю дозу-чего-угодно, только бы побороть скуку.
*десять лет назад*
Дилер получил по лицо за свое предложение, а меня вырвало. А потом потеряла сознание. Пришла в себя я уже не в грязном переулке, а в квартире. Рядом был незнакомый мне парень приблизительно моего же возраста. - Эээ, привет? - Он сидел за столом и чем-то занимался у компа, а я лежала на кровати. Первое, что я сделала: провела по телу руками, проверяя - одета ли. Одежда была на месте и даже намека на то, что ее кто-то трогал - не было. Хорошо, значит меня не изнасиловали. Уже большой плюс. И тут у меня скрутило живот, я перевернулась на бок и подтянула ноги к груди. - Слушай, ты, конечно, молодец, что вытащил меня, но я сейчас сдохну. У тебя случайно нет ничего? - Мне сейчас было не до "спасибо" и уж тем более не до вежливого "пожалуйста". Мне было так плохо, что я готова была грызть себе вены, только бы вытащить эту боль наружу. Вместе с кровью. Вместе с нервами.
Пожалуй, сдохнуть, сейчас было бы не таким уж и плохим выходом из ситуации.
*наше время*
Мы били друг друга словами, потому что не умели иначе. Потому что не хотели учится. Что раньше, что сейчас. Побольнее бы, да так, чтоб искры из глаз! Показать, что никто никому ничего не должен и что никто никому не нужен. Джо отталкивает меня, и прогоняет вновь. Не знаю, чего я ожидала, что он прогнется? Нет, тогда бы я перестала его уважать. Потому что я поступила с ним так, как не поступил бы ни одни нормальный человек. Только я не была нормальной и Джо должен был это понимать...

А может к чёрту любовь?
Всё понимаю, но я, опять влюбляюсь в тебя!

Он отталкивает меня, сдирает с себя. А я, в общем-то и не цепляюсь. Сложно устоять на каблуках, потому делаю шаг назад, и чтобы не упасть опираюсь о машину. Смотрю долго и пристально на человека, которого когда-то любила. А что теперь? Время стирает все, вот только былая страсть не ушла. Совсем недавно я чуть не сдохла от очередного передоза, от очередной несчастной любви и вот сейчас все опять скатывается по наклонной, а я только ускоряю это свободное падение: - зачем женщине решать свои проблемы, когда у нее есть мужчина? Хотя, знаешь, тебе не понять... ты же не мужчина. - Отступаю еще на шаг: - я так сильно тебя ненавижу, что убила бы. Надеюсь, я больше тебя не увижу. Никогда! - Последнее слово выкрикиваю, выкидываю сигарету и сажусь в машину: - и ты до сих пор куришь дрянь. - Кидаю напоследок едкое замечание, закрываю дверь и нажимаю на газ, попутно печатая смс своему телохранителю. Нужно было избавится от тачки, пока я ее не убивал в хлам. Покупать новое авто какому-то чуваку я не собиралась.

Красная машина молнией неслась по магистрали, я не знала, когда и где остановлюсь, телохранитель и его надежный человек уже ехали за мной. А я сбрасывала напряжение и почему-то плакала. Дорога перед глазами расплывалась, тушь текла по щекам, как в каком-то дурацком романтическом фильме. Как же я ненавидела чувствовать себя слабой и отвергнутой. Как же я ненавидела, когда старые раны вспарывали вот так неожиданно. Как будто я виновата в том, что лучше всем держаться от меня подальше. Как будто я виновата, что я не хочу серьезных отношений, семьи и детей, которых почему-то от меня требует каждый второй не понимая, что такие отношения - это не игрушка и легко не будет. Что порой я буду кричать без причины, сбегать, резать себе вены, пытаться убить того, кто рядом. Что я совершенно, полностью неадекватная. Как объяснить людям, что со мной не будет рядом комфортно? И именно потому я такая злая: на них, себя и на весь этот чертов мир.
Пару раз я забыла, что несусь на бешеной скорости вперед, потому теряла управление, забывая держать руль. Но магистраль была пустынна и я никому не мешала. Больше никому.
В какой-то миг я нажала по тормозам, изнашивая шины на чужой машине. Остановилась посреди дороги, даже не сворачивая на обочина, отпустила руль, подняла руки к голове, зарылась пальцами в волосы и закричала. Было больно и горько. Кажется, это конечная остановка моего путешествия на сегодня. Дожидаться телохранителя я буду здесь, надеясь, что никакой лихач не протаранит меня, не заметив, что я стою на месте. Подтянув к себе ноги, обняла их и уткнулась лицом в колени. Слезы текли ручьем и я просто не могла остановиться. Если бы кто-то меня спросил, почему я плачу, я бы не нашла что сказать. Возможно, все было из-за того, что мне было безумно больно. Возможно, все от того, что сегодня в жизни возник призрак прошлого и растормошил прошлое, в которое я старалась не возвращаться и в котором не копалась уже слишком давно. А, быть может, все от того, что эта встреча выбила у меня почву из-под ног. Как будто я только-только вывела из шторма корабль своей внутренней гармонии, и вот одна встреча посадила его на мель. Из пробоины вытекали чувства, вместе со слезами, опустошая содержимое моих внутренних резервов.

Отредактировано Sophie Briol (2016-09-08 02:32:02)

+1

11

Я дитя бетонной коробки с лифтом.
Где нужно тянутся до кнопки.
А ты уверенно ходишь по моему солнечному сплетению.
Лунной походкой.

Джо тогда жил в небольшой квартирке, которую благополучно умудрился снять у своего приятеля. Уютное местечко, вечно заваленное множеством электроники. Но Беннетту здесь нравилось – это первое место за 20 лет, которое он мог назвать своим домом. Конечно, не хватало женской руки, но ему было хорошо.. а главное – спокойно. Он мог запереться здесь, спрятаться от всех невзгод и проблем, и спокойно отдышаться. Он никогда никого сюда не водил, никаких попоек, тусовок с кентами – нахуй всех, мой дом моя крепость. А Софи оказалась первой и, собственно, единственной, кому посчастливилось увидеть его скромное жилище.
Любоваться девушкой в тусклом свете фонаря удалось недолго, хоть этот миг и растянулся на бесконечное множество секунд.. Джо был готов простоять так всю ночь, даже не моргать. Но она быстро потеряла сознание, и Беннетту удалось подхватить ее на руки в падении. Как не пытался, он не смог ее привести в себя, да и, судя по ощущениям, она уснула. Пусть спит. Он молча взял ее на руки, тогда она так уютно обхватила его шею и прижалась головой к груди, что на его лице неволей растянулась добрая улыбка.
Его квартира была в паре кварталов от места знакомства, потому уже через 10 минут они были за закрытой дверью. Джо уложил ее на свою кровать, протер ей лицо влажной салфеткой и укрыл одеялом, прикасаться к ней не осмелился, только снял обувь. А сам устроился в компьютерное кресло, в котором так и уснул через час наблюдений за ней.
Проснулся он рано, девушка еще спала, а Беннетт уселся за компьютер, работа сама себя не выполнит. Так и не заметил, как пролетела еще пара часов, и по правую руку послышался сонный голос, что Джо аж вздрогнул от непривычки. Он с умилением наблюдал за тем, как девушка себя трогает и проверяет, на месте ли одежда. Он опять улыбался.. он давно не улыбался. - Не волнуйся, я пальцем к тебе не притронулся. По ней было видно, что у нее ломка. Бледное лицо, нервозность, пустой взгляд, Джо знакомы все эти симптомы, потому он не стал размусоливать, а просто вытащил из стола пакетик с кокаином и кpeдитную карточку. - Ни в чем себе не отказывай, чувствуй себя как дома. Душ там, а я пока приготовлю завтрак. Черт подери, а они даже не знают имен друг друга. Но Джо проникся к ней, какое-то удушающее сострадание заставило сердце забиться с новой силой. И то не жалость.. он.. он.. он просто не хотел, что бы она уходила.

Все предельно серьезно и ты из тех, кто смертельно опасны.
В сердце больше борозд, чем от оспы оставишь.
Последствия злей, чем от астмы.

Любой бы на месте Джо взорвался бы, нельзя так позволять девушке себя вести, нельзя. Да куда там, с ней бы никто не связался на мести этого бедолаги, что даже сейчас готов за нее жизнь отдать, не думая, не взвешивая все за и против, все к черту, всех к черту. Больная шизофреничка, не способная к человеческому отношению, но она его синица в руках. А резкие слова резали тонкими полосками, схожие с порезами от бритвы. Было, мягко говоря, не просто переваривать этот гневный поток обид и недосказанности, ее словно голодного добермана спустили с цепи. И ее можно понять, она маленькая забитая девочка, не нашедшая того, кто защитит ото всех напастей и ужасов жизни. Да и Джо, откровенно говоря, не справился с этой защитой, не уберег ее от самой себя – теперь расхлебывай то, что заварил.
Она всем своим поведением выпрашивала оплеуху, да так, что б щека горела до утра. Просто молила «ну давай, всеки мне, я очень хочу». И это выбивала Джо, последние силы он тратил на то, что бы ни размазать ее по этой поганой машине, не убить е прямо здесь, задушить нахер, как Отелло. - Аааа, ты еще ядом плюнь! Передразнивал он ее в не менее взвинченном состоянии. - Хоть зубы разомкни, жертва ты наша! Он призирал, когда люди начинают себя жалеть, особенно, наворотив делов собственными руками. - Души, блять, у нее не видно. Господи, бедная овечка-девственница. Что ж ты сделала, что бы она показалась-то, потребитель?! Ты только и можешь, что сосать соки, осушать до дна, а потом пропадать восвояси. А где Софи?! Размахивает руками Джо, высказываясь на повышенных тонах. - А нет ее, съебалась, обоссалась и забилась под стол! Гадить-то в душу это ты мастер, а убирать за собой не надо! Вот и сорвало Джо, он долго терпел, но ему тоже было, что высказать этой особе. - А потом, тарь, ноет, какая она несчастная и опять сорвалась, и все, уроды, жалейте меня. Я Д’Артаньян, все пидорасы. Закрой лучше вой рот, я не тот, кто будет выслушивать твои сопли и жалеть тебя! Я устал тебя жалеть! Уже откровенно орет, словно сердце сейчас вырвется из груди. Кричит ей в лицо, в шаге от нее, что бы она слышала, что бы услышало то, что сокрыто глубоко внутри. - Я не железный, Софи, я не робот! Тяжело. У него не было подобных срывов, даже, когда они жили вместе. Беннетта еще ни разу так не выкручивало, он совершенно потерял точку опоры и, не удержавшись, излил сосуд с накопленной чернухой на девушку. А пусть. - Да катись ты ко всем чертям, ко всем своим мужикам, ко всем корешам-богатеям.. Я не могу так, я устал.. Не сдержавшись Джо бьет по ее машине, оставляя промятый отпечаток на крыше.

Ты подошла и все мироздание погасло.
Ведь я не знал, что тебя найду наконец-то.
Я в этой бездне тону, хули, здравствуй!

Ее выходка оставляет ощущение, что ты грязный. Она испачкала Джо в своем очередном поганом замуте, словно он очередной, кто в нее втюрился, готовый на все, лишь бы она одарила хотя бы взглядом. Отвратительный осадок и внезапное желание принять душ, хоть нтро и не отмоешь. Это оскорбляет Джо, он даже теряет дар речи на несколько секунд, и лишь ее речь вытягивает Беннетта из самого себя. - Женщине?! И вновь злость накрывает волной, девятый вал лишает любой возможности удержать разбитый баркас на плаву. - Ты тупой инфантильный подросток, не способный думать ни о чем, кроме собственной задницы. Тебя никто не волнует, лишь бы самой было хорошо. И, упаси Господь, кто-то не согласен с твоими законами – враг народа! Джо более не отдавал отчет тому, что говорит.. да и не он, наверное, это делал. Просто накопилось, просто более не смог держать в себе столько обиды, которую они взрастили своими руками. - Да, черт возьми, я не мужчина! А ты и не заслуживаешь мужчину, тебе нужна нянька! Что бы вытирал сопли и говорил, какая ты распиздатая! Бесноватость, так не свойственная Беннетту, устроила такой шабаш, что ведьмы бы охуели. - Да катись на все четыре стороны! Кричит Джо уезжающей машине вслед, высоко задирая два средних пальца.
И наступает тишина. Он стоит, как вкопанный, и смотрит вслед машине, которая привезла ему Софи. И такое чувство, словно что-то порвалось, какая-то невидимая нить, что соединяла их последние 10 лет. На глазах выступили слезы, медленно покатившиеся по щекам. Непередаваемая боль в груди, просто все. В проясняющимся сознании возникает лишь одна мысль «это конец», все, теперь вы точно никогда не увидитесь, никогда судьба не даст третьего шансы, коль вы такие тупые не смогли воспользоваться вторым. А это смертный приговор. Джо прекрасно отдает себе отчет, что со своей больной любовью, забыть Софи ему не удастся, хоть пулю в лоб пускай. И это нервирует, его злить эта больная привязанность к человеку, которому на тебя не похуй, который нуждется в тебе так же, как и ты. Но ваша обоюдная тупость и самомнение не позволяют сделать шаг навстречу, закрыть глаза на обиды и взять ситуацию в руки. Они поганые трусы, оба, не способные на поступки, на человечность. Окопаться от всего мира и слать лишь обвинения в адрес человека, которого ты любишь всем сердцем, без которого солнце не светит и птички, мать их, не поют.
- Дрянь, значит?! В слух проговаривает он, будто ищет причину.. и удачно ее находит. - Ты сама всю жизнь куришь дрянь, дрянь. И с недовольным оскалом хлопает дверью, выжимая педаль газа в пол. Джо нужен повод, а скорее отмазка перед той чернотой, что наполняет сейчас его душу. Внутренние демоны хоть пищи и он дает им ее вдоволь, не позволяя и думать, что он едет не за ссорой. Хватит уже бегать вокруг да около, он мужчина, а значит, пора показать хребет и забрать то, что принадлежит ему по праву. Хватит позволять обидам править бал в их отношениях, хватит давать ей возможность убежать. Просто хватит.
Джо гонит, как ошпаренный. Стрелка спидометра практически легла, а он суетно оглядывается по сторонам, лишь бы догнать, лишь бы не пропустить. И видит-таки спереди одинокую красную машину, стоящую посреди трассы. И, знаете, стало немного легче, даже улыбка на миг блеснула на его лице. Он оттормаживает, оставляя позади черные кривые полосы, слышно даже запах паленой резины. Но это все не имеет значения. Джо, не выжидая и секунды, покидает салон и уверенной поступью направляется к машине Софи. Он открывает дверь и силой выдергивает из салона девушку, не обращая внимания на потекшей туши и ее недовольному удивлению, пусть бубнит, все равно. Джо обхватывает ладонями ее лицо и смотрит в заплаканные глаза, в самые любимые в мире глаза, которые часто снились ему по ночам. И аккуратно прикасается своими губами к ее, от чего по телу пробегает легкая дрожь. Он целует ее, целует жадно и неудержимо.. он безумно соскучился по ней и все это схоже с глотком воды после 10 летнего блуждания по пустыне. Вот она, в его руках и Джо лишь молит Бога, что бы этот момент ни закончился. Но небеса его не слышат, а Джо получает сильный удар в область почек. От неожиданности он отрывается от Софи и волочится назад, после чего получает еще один удар под дых, а следом в лицо, из-за чего и валится на асфальт. Беннетт замечает какого-то громилу и только собирается встать, как ловит ногой в живот. Сука, ну какой же ты ублюдок, не мог бы подождать минуту.. Но быку, видимо, без разницы. Но на бандита он не похож, слишком уж ухоженный, слишком дорогой на нем костюм.. черт подери, кто ты, кого Джо забьет бейсбольной битой, дай ему только встать.

+1

12

Беги, даже если тебе все равно
Даже если под утро авто
Сквозь метель так не просто поймать
Не жди, наори на нее сквозь стекло
Она будет все делать назло
Не давай ей тебя забывать

Когда дверь открылась, я даже не подняла головы, подумала, что приехал телохранитель и сейчас он замрет в замешательстве, потом покурит, потом предложит сигарету мне. Возможно, вытащит из машины и унесет в наш джип, а потом - домой. Кто-то другой отгонит тачку обратно на стоянку и как-то уладит ее неосторожный угон... вот только все пошло не по заданному мною сценарию. После того, как дверь открылась меня бесцеремонно вытащили из авто, и я увидела того, кого хотела сейчас видеть меньше всего.
Джо.
Джо, мать его, Беннетта.
Я смотрела в его глаза и не могла поверить, что он приехал меня добить. Если еще десять минут назад я голова была кинуться на него, чтобы расцарапать все лицо, не пожалев даже сломанных ногтей, то сейчас мне хотелось лишь одного: чтобы он исчез. Буря эмоций сменилась полнейшим штилем. Нам нечего было больше делить и натиск прошлых обид уже размолол меня в муку.
*10 лет назад*
Забрав пакет с наркотой, быстрым движение рассыпаю дорожку, чтобы вдохнуть и сделать себе хорошо. Хорошо стало, хоть и не особенно надолго. А потому смысл слов доходит не сразу, а когда я понимаю, что мне пошли готовить завтрак, даже как-то удивилась. Стало неуютно и страшно, потому что я не представляла где нахожусь, кто этот парень и что вообще происходит, а мне уже идут готовить еду. Как-то слишком все это подозрительно и быстро. А еще мне очень захотелось в свою квартиру, залезть в ванную, проваляться там добрых пять часов, а потом съесть... - а можешь купить пончиков? - Неожиданно я поняла, чего мне хочется. Сладкого и побольше. Мне не хотелось ни мяса, ни яичницы, а только чего-то сладкого. До такой степени, чтобы аж сводило зубы. Хотелось попробовать все сорта пончиков из соседней кафешки, потому и решилась попросить купить мне эту сладость.
Удивительно, но он согласился и пошел за сладким, потому что этого хотела я... и оттого еще хуже выглядел мой следующий поступок: отсыпав половину из пакета себе, я ушла следом за ним. Словила первое попавшееся такси и уехала домой. У меня не было денег, даже чтоб заплатить таксисту, но я выкрутилась, попросив расплатится одного из одногруппников. А потом позвонила отцу и попросила прислать мне еще денег. Через неделю я зачем-то поехала в квартиру к этому парню, от которого сбежала.
*наше время*
- Отпусти его! Прекрати, остановись! Джозеф, да ты же убьешь его!!! - Еще миг назад мир взлетел на девятые небеса, перевернулся там, а потом с бешеной скоростью полетел вниз. Я никогда не хотела этого всего. Этих поцелуев, этих нежностей, этих страстей, что заставляют людей совершать глупые поступки. Я этого всего не просила. Потом, вспоминая все свои же действия, все провокации и намеренную игру на нервах, понимала: не хотела, но делала все, чтобы человек терял голову. Не важно, было ли это в юности или уже в более зрелом возрасте или даже пол года назад. Мне нужно было, чтобы меня любили, и при этом, чтобы не держали рядом с собой слишком крепко. Это такая себе игра: уйди, останься, обними, не трогай меня. Правила понять невозможно, а угадать чего хочется в данный момент - практически невозможно. Именно потому встретить человека, который бы понимал правила игры и играл на равных так и не удалось. Больше того, не нашлось даже того, кто бы сломал такую глупую систему и ввел новые правила.
Смотри, как горит воздух
Прямо над нами,
Ярче, чем солнце
Жарче чем пламя

Джо попытался в этот раз понять и у него почти получилось. Как минимум, я пока не думала сопротивляться. А он решил, что это сигнал к действиям и поцеловал. Я же, глупая взбалмошная баба, не оттолкнула, а ответила на этот поцелуй. Совсем запуталась. Полностью и бесповоротно. Зачем это все? Вначале орать друг на друга, обижать словами, а теперь вот это? К чему вся эта нежность? К чему это, блять, все? Кто мне объяснит??? Джо не был похож на человека, который хотел хоть что-то объяснять, он просто был вот здесь и сейчас.
Мы все отпускаем
Взлетая с разбега
Жарче чем солнце
Выше чем небо

Только когда я повисла на руке у телохранителя, он прекратил избивать моего бывшего. Но видно было, что он сделал это нехотя и в любую минуту был готов продолжить. - Оставь, он ни при чем... поехали домой. Я очень устала. - В нескольких шагах замер высокий худой парень, который, видимо, и должен был разобраться с возвращением машины. В нем не было ничего примечательного, скорее всего в толпе я бы даже не запомнила его. Он коротко спросил какую машину, из всего этого столпотворения машин, везти в ремонт, после забрал ключи от красной тачки и сказал, что через час отчитается. Деньги будет ждать на счету к утру. Джозеф кивнул, заглянул в салон, убедился, что никаких личных вещей я там не оставила, и кивнул, разрешая незнакомому парню уехать.
Я же в этот момент подошла к Джо, который уже успел встать с асфальта. Подошла, но не приближалась слишком близко, будто боялась, что он схватит меня за руку и потащит к своей машине и моему телохранителю придется еще раз ему врезать. - Ты в порядке?.. нет, не отвечай, я не хочу знать. Пожалуйста, не надо. Хорошо? Я сейчас уеду и не нужно ехать за мной. Хорошо, что мы поговорили. Я узнала сегодня достаточно. Да и ты... - Голова разрывалась, как будто в ней взорвалась граната, перемешав остатки мозгов. - Я больше не хочу, а тебе, ты правильно сказал, это все не надо. - Голос был пустым и безжизненным. Но я не специально сделала его таким, все дело в усталости. Все дело в том, что я знала к чему это все приведет нас, если мы продолжим. И как бы ни хотелось в последний раз урвать еще немного счастья - это все прошлое. И в прошлом должно остаться. Сделав шаг к Джо, коснулась его щеки дрожащими пальцами, провела по скуле вниз. - Пожалуйста, пообещай мне, что мы больше не встретимся. Это все слишком больно, сам же знаешь. - И все это говорила не Софи, а говорил за нее алкоголь. Вся эта драма, все эти страдания из-за того, что кому-то пить нужно меньше. Пока она была пьяна, она не могла отвечать за то, каким будет ее решение с утра. Но лучше она с утра расстроится, что прогнала Джо, чем будет злиться на него утром, сталкивая со своей постели.
Подошел охранник, - мисс Бриоль, так мы едем? - Я кивнула, - минуту, подожди меня в машине. - Он неуверенно обернулся к джипу, потому посмотрел на Джо, потом перевел взгляд на меня, но спорить не стал. А, быть может, пошел в салон за стволом, который по долгу службы имел право не только носить, но и применять в целях моей защиты. Только не от кого было меня защищать. Разве что от самой себя.
- Зря ты за мной поехал. Тебе не надо было... ты же это понимаешь? Джо, нас уже не вернуть. Мы умерли там. Понимаешь? - Пора было говорить на чистоту? Хотя, зачем вообще о чем-то говорить? Уже было сказано слишком много. Нужно было просто развернуться и уйти. На это сил еще можно было как-то найти. Потому делаю шаг назад, отстраняясь от мужчины уже давно не моей больной мечты.

+1

13

Спой мне, амиго, грустную песню про бездну и день
Пятый мохито, пожеванный фильтр, молитвы святым
Соло на фибрах пыльной души, не накликай беду
Так много взрывов, ночью проснуться в холодном поту

Беннетт пошел ва-банк, последний карточный заход с сукой, что именуется судьбой. В жизни каждого человека, мужчины особенно, наступает тот момент, когда жизнь проверяет твой хребет на прочность. И Джо отчетливо осознавал, что если сейчас он не сделает ход, поставив на кон все, что с таким трепетом хранил в себе на протяжении десяти лет, то пролетит окончательно. Больше не будет возможности, шанса, хоть какой- то светящей в конце тоннеля надежды на лучшее, надежды, что Софи будет рядом. Решение пришло незамедлительно. Потому он, стиснув зубы, вдавливает педаль газа в пол, потому он пытается догнать ту, которую более не хочет отпускать. Слишком долго он оправдывал себя ее психозами и своими зависимостями, слишком долго он скидывал ответственность на наркотики и развлечения, на ссоры и обиды. Искать причину во вне, винить окружающих в собственных проблемах просто, но, рано или поздно, ты увидишь свой заросший седой ебальник в зеркале, а позади будет пусто. Не будет никого, кому ты будешь нужен, кто будет любить все твои гребанные недостатки и говнистый характер, кто будет варить тебе кашу по утрам, кому ты будешь массировать ноющие стопы, с кем тебе посчастливиться, холодным ясном вечером поглядеть на звезды, укутавшись одним пледом. Зеро, ты ноль и все, что вокруг тебя ноль. Джо очень испугался того, что сегодня последняя возможность все вернуть. И, знаете, ему стало так похуй на все, что с ними было.. на все, что было сказано, сделано, разбито, уничтожено.. Все это, внезапно, оказалось таким наигранным и бессмысленным, что недавно растоптанное сердце завело такое песнопение, что перебивало даже рычащий на полных оборотах двигатель.
Пошла она в жопу со всеми своими загонами. Если она глупая и не понимает того, что эта встреча не случайность.. случайности не случайны.. то Беннетт поступит как обыкновенный тупой мужик – приедет и заберет то, что принадлежит ему. А Бриоль его девушка, только его, ничья больше. Эта мысль пульсировала в висках и заставляла ехать все быстрее и быстрее, заставляла догнать ее и, ничего не объясняя, спрятать от всего мира в своих руках. Именно этого им всегда и не хватало – нежности и осознанности. Они не понимали друг друга из-за собственного эгоизма, засеянного кокаиновыми дорожками, эйфория и желание преумножить кайф за счет человека рядом перебило нахуй всю чувственную подоплеку отношений, ставших злокачественной раковой опухолью. Все это надо слать нахуй, сжигать как мусор, не жалея бензина и спичек. Пора прекращать играть в мудаков, они уже взрослые, они уже наткнулись на грабли порошковой страсти, симбиотического эрзаца, на любовную проказу.. зови это как хочешь, но это не любовь и не отношения. От того Джо в бешенстве бил по рулю руками, прокручивая все эти мысли в своей больной голове.
От того тот поцелуй и отличался от миллиардов предыдущих, наполненных огненной страстью. Сейчас это было нечто отличное, не привычное даже для самого Джо, что стоял пред ней такой, какой он есть, со всеми недостатками, с полным осознанием вины за произошедшее, за происходящее, за затянутое на 10 лет издевательство. И она, такая податливая и ранимая, подрагивающая от настигшей в пути истерики. На губах еще чувствовался соленый привкус слез, но она не отталкивает Беннетта, даже как-то притягивает, словно она хотела того же самого. И здесь нет похоти, все словно висит на волоске и колышется от малейшего дуновения ветра. Джо закатывает глаза, а Софи словно вскрывает ту его часть, что когда-то сокрылась за семью замками, светлое начало, его руки становятся тепле.
Но оскорбительная действительность размазала этот момент кровавыми соплями по лицу. Не сложно представить, какую злость он испытал в момент неожиданного удара. И лишь лежа на спине, Джо осознал, что произошло. Он увидел стоящего перед ним огромного негра, который без особого зазрения совести добавляет по животу ногой со всего размаха, от чего Беннетт даже немного подлетает.  Во рту невыносимый привкус железа, Джо всматривается в окрашенный багряным асфальт и пытается прийти в себя, а в звенящей головы шум какой-то суеты, устроенной Софи. Она его знает, иначе бы просьба прекратить не сработала бы. И внезапно нахлынувшие чувства беспомощности и отвращения к себе. Никогда раньше за него не впрягалась девушка, и это было еще ударом по самоуважению, из-за чего Джо, пошатываясь от головокружения, с трудом стал вставать на ноги.

Жизни расписание, а мы поезда
что в положенный час пропадают из виду.

Софи что-то говорила, а Джо попросту выпал, перестал разбирать этот несвязанный поток слов, так обильно сыплющий в его лицо. Она просила каких-то бредовых обещаний, что-то забыть, отпустить и все в этом духе. А у Беннетта проступили слезы от полной потери контроля над ситуацией. Все зря.. и поездка, и это невербальное признание и.. да вообще все. Приехал какой-то здоровый ублюдок и отпинал прямиком на дороге, не дав шанса принять бой. Даже зубы заскрипели от нахлынувшей злости и обиды.
Его еще пошатывало и не слабо позвенькивало в голове, но Джо стал приходить в себя. Он прикоснулся испачканной кровью ладонью к лицу девушки, очень нежно и аккуратно проведя по щеке. Она сейчас его единственный ориентир, смысл, ради чего все происходит. Он не хотел ее отпускать, потому и услышанное показалось куда более жестким, чем все оскорбления вместе взятые. Он еще не мог говорить, но судорожно замотал головой, словно отрицал ее слова, отрицал всю эту ситуацию и просил никуда не уходить. Он всем своим нутро хотел, что бы она осталась с ним, рядом, как никогда раньше он нуждался в ее нежной тонкой руке, в ее плече, в ее объятиях. Но она не слушала или не хотела, убедившего себя человека крайне трудно убедить в неправоте. - Нет! Выдавливает из себя Джо, уже пытаясь ухватиться за уплывающую от него ладонь. - Софи, я не отпущу тебя, ни за что не отпущу.. Но она уходит, она..

Отредактировано Joe Bennett (2016-09-09 12:46:15)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Abyssus abyssum invocat