Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » stop crying your heart out


stop crying your heart out

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2gk1G.gif

Lily & Severus

[NIC]Lily Evans[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gnuw.png[/AVA]
[SGN]av by Madeline Richards[/SGN]

Отредактировано Amelia O'Dwyer (2016-09-06 17:41:39)

0

2

OST: Nicolas Hooper – Dumbledore's Farewell
Мне больно.
Нога садит, разорванный на самом подоле плащ позорно прикрывает натертые лодыжки. Они ярко-красного цвета, цвета позора и бесчестия, цвета самого отвратительного и ненавистного мною факультета, цвета подлых людей, хвастунов и выскочек, цвета крови и позднего вечернего заката. Того самого, после которого наступает неспокойная, ветреная ночь, когда порывы воздуха не дают нормально вздохнуть, когда ты задыхаешься, не в силах насытить легкие таким необходимым кислородом - я позорно сижу на холме недалеко от замка на холодной и мокрой земле и задыхаюсь.
Мне больно.
Мне больно не от того, как со мной обращаются те, на чье мнение мне плевать, мне больно от того, каким меня видит... Видят. Видят остальные.

Кого я обманываю? Мне плевать на них. На всех этих бесполезных, радостных, вдохновленных и воодушевленных магией волшебников. Они думают, что каждый из них избранный, они искренне считают себя способными на великие дела - и каждый, каждый из них пророчит себе великую судьбу. Из моей груди вырывается нервный смешок - хотел бы и я быть настолько глупым и наивным, чтобы искренне верить во что-то настолько несбыточное. Каждый из них - червь в истории магии, они проедают ее насквозь, выедая из нее все самое ценное, самое лучшее, они не понимают истинной цели и смысла обучения в Хогвартсе, для них школа - лишь место, где можно нахвататься знаний, с которыми потом можно будет вершить великие подвиги, наиздеваться вдоволь над людьми, чтобы потом считать себя честным и правильным волшебником, наиграться в дружбу и любовь, чтобы затем кого-нибудь предать.
Храбрость - к чему она! Отвага - вздор!

Мне холодно.
Нога начинает затекать, и я подгибаю ее под себя. Горблю спину, скручиваясь и опираясь локтями на колени, опуская голову на руки, длинные волосы падают по обе стороны от моего лица и теперь со стороны не видно, как появляется гримаса злости и обиды. Я стискиваю зубы, не в силах сделать что-то большее. Нога садит. Их слишком много. Против одного Джеймса я бы выступил. Но против нескольких...
Храбрость - к чему она? Я пытался давать им отпор, я пытался. Но совсем скоро понял, что это их только раззадоривает, теперь, когда меня переворачивают кверху ногами, чтобы поиздеваться надо мной, посмотреть, как я буду вопить и просить опустить меня на землю, я лишь смотрю на них и ничего не говорю. Я не могу назвать это трусостью, это лишь оптимальная реакция на их издевки. Я не трус.
Я поджимаю губы, поднимаю голову, убирая ее от рук, смотрю вперед ничего не видящим взглядом - когда-нибудь я отомщу ему. Когда-нибудь я...
- Ненавижу! - восклицаю громко, ударяя кулаком по земле. Сколько раз я мог выхватить свою палочку и сразиться с ним. Сколько раз я мог победить его. Я знал тысячу способов разделаться с ним: зелья, заклятия, проклятые предметы. Все это я изучал с огромным удовольствием и вполне понятной целью - использовать что-то из этого против Джеймса Поттера. Я почти видел, как он корчится в муках от заклинания не меньше Круциатоса, как его тело постепенно отгнивает и распадается на части от зелья с тертым рогом крюкорога - я представлял это столько раз, что и теперь, когда это видение предстает перед моими полуприкрытыми глазами, на лице появляется довольная улыбка. Как будто я уже отомстил ему.

Мне больно.
Я вижу в своем видении не только Джеймса.
- Лили... - говорю одними губами и резко раскрываю глаза, - Лили, - повторяю шепотом, а затем это имя вертится в голове. Лили.
Лили.
Лили!
Лили!!!
Я не могу разочаровать ее. Я не могу допустить, чтобы она меня боялась. Она - частица света и добра, истинной чести и благородства, которая осталась в моем сердце и в моей душе. Я живу только благодаря ей. Если бы не она...
Я бы уже сгнил где-нибудь на таком же холме. Так же ненавидя окружающих. Ненавидя себя.
Если бы не Лили - я бы не был жив, во мне не было бы ничего, ради чего стоило бы просыпаться на следующее утро. Она - мой смысл жизни. Она - весь мой мир.
Она говорит мне не горбиться, но я просто не могу сидеть ровно, на этот раз я действительно сломлен. На этот раз я не смогу простить даже ее, а потом... сгнию на этом же холме.

[AVA]https://pp.vk.me/c636328/v636328145/26a7d/jBPdOUdUzG0.jpg[/AVA]
[NIC]Severus Snape[/NIC]
[SGN]

TU VIPERAM SUB ALA NUTRICAS

https://67.media.tumblr.com/98721ad89c76b392c4aa52f3a7a48672/tumblr_nsn0oaPYF41trd2t6o1_500.gif

[/SGN]

Отредактировано Deirdre Burns (2016-09-06 09:36:04)

+1

3

Тепло.
Теплые волны распространяются по моему телу. Я сижу у огня и смотрю на то, как его красно-желтые языки облизывают куски исписанной бумаги. Петунья. Это её письмо. Я могу прочитать кусочки, ещё не поврежденные огнём. Могу, но не хочу.
Мы так далеко друг от друга, но всё равно ссоримся. Наша ссора продолжается в каждом письме. Она не угасает, лишь год от года набирает обороты. Петунье не нравятся ни волшебники, ни «эта глупая школа». Она обзывает нас самовлюбленными задирами, любящими показывать всем и каждому какие мы особенные. Но это не так! Мы не выбирали, какими стать. Я не выбирала, какой стать.
Я не хочу отвечать сестре на письмо. Не хочу и дальше развивать тему. Я не виновата, что я родилась волшебницей, а она – нет. Я люблю её, но иногда она меня раздражает. Раздражает глупыми придирками и аргументами. Раздражает ревностью и ненавистью. Мы не понимаем друг друга. И вряд ли когда-то по-настоящему друг друга понимали.
Северус. Он всегда меня понимал. Он был первым волшебником, с которым я познакомилась; первым человеком, который не называл меня ни странной, ни ненормальной, а восхищался тем, что я делала. Мальчишка с соседнего дома, которого я практически и не замечала, уделяя почти всё внимание сестре, стал моим другом. Стал первым проводником в мире магии. Мне могли не нравиться его рассуждения и суждения, но он нравился мне сам.
Мне нравилось проводить время с Северусом, нравилось показывать ему новые заклинания, которые я находила в толстых книгах в библиотеке. Нравилось обсуждать с ним историю магии, строить родовые деревья… Он мне нравился. Просто нравился.
... я смотрю на то, как огонь облизывает остатки бумаги. Как черный остов опадает пеплом и тлеет на дне камина. Письмо сгорело. От него не осталось и следа. Я бы хотела, чтобы и от злой зависти моей сестры не осталось и следа. От ненависти, глупой зависти, которая раздирает её на кусочки. Но вряд ли моё желание исполнится.
Общая гостиная наполняется шумом. Я безошибочно определяю источник шума: Джеймс Поттер. Человек, который умеет раздражать на ровном месте. Я ненавижу, когда обижают или задирают людей. Я ненавижу несправедливость. Ненавижу до кончиков пальцев, до горечи на языке. Ненавижу, когда делят людей на хороших и плохих, когда себя считают выше, достойней, л у ч ш е других. Когда своими глупыми и тупыми шутками, безобразными развлечениями наносят глубокие раны другим людям.
Джеймс смеется, с ним смеются его друзья. Они обсуждают, как завтра снова буду задирать Северуса. Строят планы. Вообще они мне нравятся, но за это я ненавижу их. Чем он им помешал? Тем, что он не такой, как они? Да, не такой. Не такой злой и глупый. И не стремиться самоутвердиться, покрасоваться за счёт других.
До меня доносятся глупые оскорбления и тупые восхищения. Если обижаете другого, хотя бы не хвастайтесь этим в общей комнате. Это никому не делает чести. Чести, которой тоже так любят хвалиться.
- А сам-то ты, Джеймс, разве лучше, чем он? – задать вопрос, поднимаясь с кресла и завязывая мантию. Я прервала их дружный смех и обсуждения завтрашних пыток. Оборвала на самом интересном месте, - выбери себе другую жертву, а ещё лучше – стань ею сам, - ненавижу, когда обижают других. Особенно, когда обижают моих друзей.
Ухожу из гостиной, ухожу из башни. Мои шаги гулко отдаются в пустом коридоре. Моё сердцебиение отдается в моих ушах. Я разозлилась. Стычки Джеймса и Северуса всегда приводили меня в бешенство. Как и дурацкое поддерживание учениками этих стычек. Я не считаю Северуса трусом. Я считаю его слишком … высокостоящим для того, чтобы отвечать такими же грязными приёмами, которые использует Джеймс и его свита. Но я не указ другим. Увы. Я не указ.
Выхожу на улицу. Порывы ветра треплют длинную мантию, проникают под тонкий свитер. Волосы путаются и лезут в глаза. Иду, не разбирая дороги. Иду для того, чтобы идти. Иду для того, чтобы успокоиться и перестать злиться. На Джеймса, на себя. Особенно на себя. За то, что не могу помочь другу. За то, что слишком слабая, чтобы защитить. Пусть Северусу и не нужна моя помощь. Едва ли я буду его спрашивать. Но я слишком слабая, чтобы заставить однокурсника перестать свои глупые издевки.
Я иду вокруг замка, разглядывая каменные стены, ставшие мне домом. Я иду, разглядывая знакомые до каждой веточки кусты, до каждой травинки холмики. Я уже хотела повернуть назад, вернуться в башню,  спрятаться в комнате и почитать в тишине, когда увидела одинокую фигуру на холме. Я узнаю её из тысячи, пусть она и скрыта мантией. Я узнаю эту голову с длинными темными волосами. Северус.
Подойти сзади, тихонечко позвать по имени, чтобы не напугать:
- Северус, - сесть аккуратно рядом. Земля холодная. Я поджимаю под себя ноги, развязываю мантию и одним краем накидываю её на Северуса. Несколько минут я молчу, смотря вдаль. Потом беру в свою руку руку Северуса. Смотрю на него:
- Сколько ты здесь сидишь, Северус? Холодно. Ты совсем замерз, - наверное, я даром не сдалась ему со своей заботой. Только я не уйду. Я не брошу его здесь одного, на этом открытом всем ветрам холме. Я не оставлю его, чтобы он смог спокойно лелеять свои обиды, - тебе сильно больно? – это двойной вопрос. И про физическую, и про душевную боль. Пусть ответит на тот, на который захочет. Я не хочу принуждать. Или лезть туда, где мне не место.
[NIC]Lily Evans[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gnuw.png[/AVA]
[SGN]av by Madeline Richards[/SGN]

Отредактировано Amelia O'Dwyer (2016-09-06 17:40:41)

+1

4

Ведь я знаю кучу заклинаний, заживляющих раны. Я знаю заклинания против ожогов, заклинания, восстанавливающие кости, заклинания, стирающие память... Взгляд цепляет натертую и нудящую ногу, но в голове ни на мгновение не появляется мысли о том, чтобы взять палочку в руки и сказать пару слов, мгновенно исцеляющих любые царапины и ссадины. Я не хочу исправлять то, что уже сделано не мной, пусть эта боль напоминает мне о моем позоре и о моей ненависти. Пусть она не дает ни на секунду забыть о моих врагах, которых я могу при малейшем желании раздавить, как мерзких слизняков. Пусть она будет символом моего опасливого бездействия, моего недюжинного терпения и способности принимать происходящее как должное, выжидая подходящего момента для мести.
Но я боюсь мстить. Я боюсь разочаровать волшебницу, которая знает, что я не могу опуститься до отвратительной и примитивной мести, и думает, что я не смогу придумать что-то более изощренное. Я не знаю, что Лили думает обо мне, но каждый раз, когда я вижу ее рядом с Джеймсом - что-то внутри меня переворачивается. Рядом с ним она оживает, светится ярким солнцем, озаряет своим светом все вокруг, рядом со мной она освещает только мою жизнь и мой мир, я для нее как поглощающая мгла, рядом со мной она словно затухает.
Я эгоист, я не боюсь того, что кто-то другой не увидит того тепла и света, которым и является Лили, я буду только счастлив, если никто в нашем окружении никогда не узнает, какой исцеляюще-искристой она может быть. Но я не хочу даже думать о том, что ей может быть неприятно или неудобно быть со мной, я не хочу даже на секунду представлять то, что она чего-то лишается, общаясь со мною.
Она появляется внезапно, говорит тихо, но я все равно вздрагиваю. От холода или от неожиданности, а вернее всего и от того, и от другого - как она почувствовала, что нужна мне? Лили садится рядом и укрывает меня своей мантией и заботой. Я немного нервно смотрю на нее и так же вздрагиваю, когда она берет мою руку в свою. Не могу смотреть ей в глаза, только гляжу ледяным взглядом на свои бледные руки с длинными тонкими пальцами и на ее, которые в контрасте с моими, отдающими синевой, выглядят даже яркими. Я смотрю, не моргая, и не хочу отвечать на ее вопрос про то, сколько уже тут сижу - просто не знаю правильного ответа и не хочу ее обманывать.
- Сколько-то… - произношу, наконец моргая, но не поднимая взгляда, - Я не замерз, - и я не вру. Только после ее появления я начинаю действительно ощущать холодную землю под собой, промозглый ветер, пробирающийся под мантию и свитер, вижу сумерки, сгущающиеся над Хогвартсом - и все из-за того, что она появилась здесь. Такая теплая, солнечная, мягкая, настолько отличающаяся от того, что царит вокруг, и настолько отличающаяся от… меня?
Эта мысль приводит меня в бешенство. Я не подаю вида, но руку, которую не держит Лили, я сжимаю до боли в кулаке. Как мы можем быть настолько разными? Как мы можем вообще дружить, когда она так сильно отличается от меня? Как я могу быть рядом с ней, как я смею вообще сидеть здесь и греться теплом, которое исходит от нее, которое она хочет дарить всем людям вокруг? Я не хочу обидеть ее, но отвечаю ей уже холодным, ледяным голосом, каким я разговариваю с людьми, с которыми не хочу продолжать общение:
- Я в порядке, - внутри меня пылает огонь злости и негодования, но снаружи я остаюсь холоден и безэмоционален, - Я в порядке, - повторяю, не разжимая кулака, я не хочу убирать свою руку из-под ее руки, но говорю тихо, каждое слово словно мерцает отравленным зеленым пламенем, каждое слово будто обвито ядовитой змеей, норовящей укусить в самое уязвимое место, - Ты можешь не беспокоиться за меня понапрасну, я видел, что ты замечательно ладишь… С ним, - с Джеймсом Поттером, которого я ненавижу, на имени которого у меня срывается голос, что злит меня еще сильнее, что заставляет меня выхватить свою руку и подняться с земли, стоя теперь спиной к Лили.
Нога продолжает ныть, но я стараюсь не обращать на нее внимания. Стою, глубоко дыша, думая, что делать теперь, как не сорваться на ни в чем не виноватую Лили еще сильнее, но вместо этого говорю то, что совсем бы не хотел говорить:
- Ты спрашиваешь, больно ли мне. Больно ли мне? -  не поворачиваюсь к ней, чтобы не смутить ее гримасой обиды и негодования на своем лице, - Да, мне больно. И ты не сможешь убрать эту боль, даже всеми известными заклинаниями мира. Пластырями и мазями магглов. Разговорами и тем, что держишь меня за руку. Ты не сможешь, - “...Потому что ты и есть источник этой боли. Недосягаемая ты. Такая нужная мне ты. Любимая ты.”
[AVA]https://pp.vk.me/c636328/v636328145/26a7d/jBPdOUdUzG0.jpg[/AVA]
[NIC]Severus Snape[/NIC]
[SGN]

TU VIPERAM SUB ALA NUTRICAS

https://67.media.tumblr.com/98721ad89c76b392c4aa52f3a7a48672/tumblr_nsn0oaPYF41trd2t6o1_500.gif

[/SGN]

Отредактировано Deirdre Burns (2016-09-09 10:41:41)

+1

5

Холодный ветер треплет волосы. Пробирает до костей. Холод от земли схватывает ноги. Я сижу здесь пару минут, если пару, а мне уже холодно. Я чувствую, как кожа становится гусиной, как светлые пальцы синеют, кровь отливает от них. Мне холодно. Сильнее запахиваю одну сторону плаща, прячусь в него. Поднимаю воротник у вязаной кофты. Как Северус здесь вообще сидит, здесь же можно совершенно околеть. Я смотрю на него, изучаю так, словно вижу впервые. Мой взгляд пробегается по его волосам, уже так сильно отросшим, по густым черным ресницам, ярко выделяющимся на фоне кожи. Скатываюсь на руки. Его руки такие розовые по сравнению с моими. Я слежу за каждым его движением, боясь что-то пропустить. Я хочу быть рядом с ним, хочу помочь уйти от всех этих дурацких ссор и унижений. Но я боюсь, что он оттолкнет меня, и я уйду ни с чем. Уйду, чтобы спрятаться в башне, как все эти глупые принцессы. Разве что меня никто не будет охранять…
- Сколько-то? – переспрашиваю удивленно. Похоже, все мои опасения окажутся вовсе не опасениями. Разговаривать со мной Северус явно не хочет. И это обидно. Я-то, черт побери, ни в чем не виновата! Я стараюсь быть хорошей и дружелюбной со всеми. Стараюсь. Но, видимо, у меня получается не достаточно хорошо, раз мой самый хороший друг едва ли смотрит на меня.
- Ты не в поря.. – я не успеваю договорить, как звучит всё-таки обвинение. Так я, оказывается, замечательно лажу с НИМ, - с кем с ним? – включаю дурочку, хотя прекрасно понимаю, о ком говорит Снейп. Я замечательно лажу со многими ребятами. Почти со всеми со своего факультета и доброй половиной остальных. У меня много приятелей и друзей. Давайте мне теперь каждый скажет, что я замечательно лажу с ним. А я догадывайся, с каким-таким ним я замечательно лажу, - не отвечай, - добавила я, выдержав едва заметную паузу, - я знаю, про кого ты, - даже оправдываться не буду. Мне не в чем оправдываться. Да, в последнее время  я стала больше общаться с Джеймсом. Но и он в последнее время перестал быть таким придурком. Почему я не могу с ним вообще общаться… Мне что теперь со всеми не общаться, кто Северусу не нравится? Мне тогда придется запереться в чулане и сидеть там. Чтобы некоторые не злились.
Я тоже начинаю раздражаться. Я пришла помочь, как-то утешить. Просто побыть другом. Побыть тем, кто рядом, кто готов подставить свое плечо. Но меня же и пытаются выставить во всем виноватой. Здорово. Замечательно. Какая удивительная чушь!
Куда же делись те славные времена, когда мы с Северусом были не разлей вода? Куда ушло всё-то общение, делающее нас счастливыми и довольными? Почему сейчас всё так запутывается и становится невыносимо сложным. Почему сейчас мы не можем просто смеяться вместе, заниматься и обсуждать. Почему?
- Так что мне сделать? Скажи мне, что сделать, чтобы уменьшить твою боль? – он не смотрит на меня, зато я смотрю на него. Я не свожу с него глаз. Убираю руку с его руки, сцепляю руки вместе. Мне холодно. Ещё немного и меня начнет потряхивать, если к тому моменту я не разозлюсь. Уже сейчас я чувствую, как во мне закипает она, злость. Мне так хочется тряхнуть Северуса, заставить его смотреть на меня, смотреть мне в глаза. И говорить со мной. Не этим тоном, которым меня только что облили, словно ледяной водой, - Ты на меня даже не смотришь! – вскакиваю на ноги. Плащ остается на Северусе. Резкими движениями я обхожу его и встаю прямо перед ним. Ему придется смотреть на  меня. И говорить со мной. Если только он не решит сейчас уйти. Потому что догонять его я не стану.
- Посмотри же на меня, Северус! Что я тебе сделала, что ты так со мной разговариваешь? Чем я тебя обидела? – мои слова пропитаны обидой. Но они теплые, они согреты мной, как и воздух, что вырывается изо рта. Я действительно хочу знать, чем я таким обидела Северуса. Чем я нанесла ему такие ужасные раны, от которых нет лекарства. Потому что… Я не знаю, - Дурацким общением с Поттером и его друзьями? Этим? – как будто я целовалась с ним за стенкой, когда давно пообещала выйти замуж за Северуса. Я совершенно ничего не понимаю! – Объясни же мне! Я хочу знать, - без плаща я мерзну сильнее, но не забираю. Не хочу. Через минуту мне станет жарко. Непонимание, злость, раздражение сначала рисуют пятна румянца на моих щеках, а затем с бурным током крови распространяются по моему организму, - Я не знаю, чем тебе помочь, но я хочу тебе помочь. А ты… а ты на меня даже не смотришь, - отворачиваюсь. Взгляд упирается в лес. «Разве я бросила тебя? Разве я когда-нибудь бросала тебя?» - мне хочется спросить это вслух. Но пока не время. Достаточно того, что моя помощь выливается в конфликт. Мы ещё этого не признали, но мы ссоримся. Ссоримся не из-за чего. От этого и больно. Я всего лишь хотела помочь, всего лишь хотела побыть рядом.
«Если надо, я уйду. Только попроси. И я уйду».

[NIC]Lily Evans[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gnuw.png[/AVA]
[SGN]av by Madeline Richards[/SGN]

+1

6


On the way to work one morning
Down the path along side the lake
A tender hearted woman
Found a poor half-frozen snake


Я не хочу быть слабым. Я хочу быть сильным, быть способным постоять за себя, быть способным ответить Лили, быть достаточно мужественным для того, чтобы открыто и смело смотреть в лицо надвигающейся опасности, чтобы защитить себя и своих близких, которых на самом деле не так уж и много. Но я не могу. Я просто не могу отвечать им тем же, чем они нападают на меня - хитростями и подлыми шутками, считаю это неправильным и отвратительным. Я хочу выждать и выбрать тот момент, когда мой удар будет особенно больным, когда враг будет уязвим, когда он на одно мгновение расслабится и упустит из виду какие-то важные детали - и в тот же миг я ударю, брызну ядом, так долго хранившимся и набирающим свою силу, способным убить кого-угодно одной только каплей.


She clutched him to her bosom
"You're so beautiful" she cried
"But if I hadn't brought you in by now you might have died."


За своими мыслями я совсем забываю о Лили и не замечаю, когда она встает и оказывается рядом со мной. Я все так же смотрю в сторону, себе под ноги, в темноту за ее спиной - куда угодно, только не на нее. Если я посмотрю сейчас на нее, то она увидит то, с чем я живу всю свою жизнь - мои страхи, мои обиды, мою трусость и мою ядовитую, переливающуюся едкими яркими цветами злость. Я не хочу ранить ее, не хочу, чтобы она узнала эту мою сторону, от одной мысли о том, что Лили будет меня презирать мое сердце сжимается и в него втыкается сотня ледяных иголок, пронизывающих его насквозь. По моему телу бегут мурашки, но я все так же упорно молчу, не произнося ни единого звука, не говоря ни слова, все так же боясь, что то, что я сейчас скажу, разочарует ее во мне.


Well she stroked his pretty skin again
And kissed him really tight,
Instead of saying thanks,
the snake gave her a vicious bite.


А она такая добрая. Такая теплая. Такая заботливая и внимательная. Она хочет помочь, наверное, всем в этом замке и даже за его пределами. Говорит, что хочет помочь и мне. Конечно, ха! Я ведь один из тех многих, кого она видит каждый день, а мы, к тому же, еще и общаемся с самого детства, наверняка я уже очень давно стал для нее обузой, но она просто из жалости не может от меня отделаться, и вот теперь тоже пришла только потому что ее мучает совесть или что-то вроде того, что-то, что мешает ей спокойно общаться с Поттером и остальными, что-то, что... Это я. Я мешаю ей!
От этих мыслей меня переполняет злоба. Я крепко сжимаю кулаки, немного поведя головой вбок, совсем немного нахмурив брови. Я ненавижу эту школу, ненавижу замок, ненавижу каждого, кто учится здесь, ненавижу тех, кто заставляет меня чувствовать себя вот так.
Я резко поднимаю голову и смотрю на Лили, которая теперь отвернулась от меня, наверное, она не захочет услышать то, что я ей сейчас скажу, но я больше не могу молчать. Во мне скопилось слишком много яда и теперь он обязательно должен найти себе применение. Ранить самого близкого человека, который у меня только есть.
- Объяснить тебе?..


"You knew darn well I was a snake before you took me in."


В моем голосе чувствуется усмешка. Я не знаю, говорил ли я так когда-то, но теперь я не могу остановиться, у меня болят ладони от впивающихся в кожу ногтей, у меня начинает гудеть голова, сильный холодный ветер заставляет глаза слезиться. Я моргаю несколько раз подряд, жду, когда она повернется ко мне, и продолжаю:
- Ты не понимаешь, как больно мне даже только от того, что ты рядом, - каждое предложение как удар. Говорю холодно, не повышая голос, со своим привычным безразличием, с каким обычно говорил (когда еще говорил) с Поттером и его компанией. Как со всеми теми, кто ничего не понимает, - Дело не в этом... Поттере, - я качаю головой и словно выплевываю эту отвратительную фамилию, которую я не хотел бы слышать больше никогда в жизни, - Дело в тебе и в том, кто ты для него. Ты для него - такая же, как для меня, Лили. Но когда ты с ним ты меняешься. Ты этого не видишь, ты вообще ничего не замечаешь, а он видит все. Он понимает, что рядом с ним ты оживаешь, рядом с ним ты становишься той, какой ты и должна быть. А рядом со мной... - отхожу в сторону, показывая небрежно рукой на нее и на себя, - Рядом со мной ты мерзнешь, страдаешь, плачешь, злишься. Ты меркнешь, понимаешь? Ты не понимаешь, - я говорю это настолько пренебрежительно и холодно, как будто хочу ранить своими словами сильнее. Чем сильнее - тем лучше. Я не знаю, что еще мне нужно сделать, чтобы она поняла, насколько сильно мы различны и как плохо ей рядом со мной.
Я не могу ее прогнать, но я могу ужалить ее так сильно, что она больше не захочет возвращаться.

И как мне больно.
Я заканчиваю говорить и отворачиваюсь, снова не в силах на нее смотреть, хватаюсь руками за свой плащ на груди и сжимаю его, скручивая, мне хочется реветь навзрыд, кричать, потому что я чувствую, как теряю что-то драгоценно важное для себя, что-то, без чего я не смогу дальше жить, а буду лишь влачить свое существование. И как я хотел бы, чтобы это были лишь высокопарные метафоры.
Но это правда.
Мне больно.

[AVA]https://pp.vk.me/c636328/v636328145/26a7d/jBPdOUdUzG0.jpg[/AVA]
[NIC]Severus Snape[/NIC]
[SGN]

TU VIPERAM SUB ALA NUTRICAS

https://67.media.tumblr.com/98721ad89c76b392c4aa52f3a7a48672/tumblr_nsn0oaPYF41trd2t6o1_500.gif

[/SGN]

Отредактировано Deirdre Burns (2016-09-27 08:10:10)

+1

7

Мир вокруг меня… Он разрушается. Камешек за камешком он осыпается к моим ногам, он растрескивается по швам, он. Он умирает. Мой мир, такой большой, такой светлый и яркий, он умирает. С каждым словом моего друга. Моего лучшего друга.
Я не знаю, что делать, я не знаю, как восстановить хрупкое равновесие, как вернуть былой мир.
Я не знаю.
Всё, что я могу, это слушать. И я слушаю. Свист холодного, пронизывающего до костей ветра, от которого не защищает ни замок, ни лес. Шелест травы и потрескивание деревьев. И слова, что словно раскаленное железо проходятся по мне. Его слова, словно ведро с холодной водой, словно яд, позволяющий насладиться своими действиями перед смертью. Его слова – это та вещь, что камень за камнем разрушает мой мир.
Я не хочу так!
Я не хочу, чтобы было так. Я хочу заткнуть уши, чтобы не слышать. Я хочу закрыть глаза, чтобы не видеть. И заглушить мысли, навязчиво бегающие по кругу. Но я не могу. Как и ответить ему. Не знаю, что говорить. Воздух между нами потрескивает, скоро разразится гроза. Атмосфера накаленная. А ведь мы даже не ссоримся. Мы даже не ссоримся… Правда?
Мнимое спокойствие. Ледяной тон, взгляд, вид. Такие привычные, такие знакомые слова, западающие в душу. Смотрю в глаза и не вижу того, что привыкла. Я не вижу в них ничего, кроме холода, что словно плавающий лед в стакане. Разочарование. Желание обнять и никогда не отпускать от себя, согреть, позволить забыть. Желание уйти и никогда не возвращаться. Два желания. Конфликт интересов. Чаши весов застывают в положении равновесия. Но с каждым его словом одна чаша становится всё выше и выше, а другая падает, утягивая меня за собой навсегда.
-Но всё равно получается, что виновата я сама? – спросить, резким движением руки убрать упавшую прядь волос, - Я убиваю тебя своим присутствием? Что ещё? Что ещё я делаю не так? – в глазах стоят слёзы. Это от холодного ветра. Разочарование сменяется злостью непонимания. Ещё неделю назад мы были так довольны обществом друг друга, мы бежали на встречи, ждали их, готовились к ним, а сегодня он говорит мне, что я ему делаю больно, а сама рядом с ним перестаю быть собой. Я ничего не понимаю в этом мире, в этой жизни. В себе, в Северусе. В отношениях. Ни-че-го.
Я просто не понимаю ни-че-го.
- Ты говоришь, что рядом с ним я меняюсь? А рядом с тобой? С чего ты вообще решил, что рядом с ним я настоящая, а рядом с тобой нет? С чего ты взял, будто рядом с тобой мне плохо? – словом, взглядом, видом. Чем я доказывала то, что мне плохо, что я рядом с ним – сломанная игрушка, которую следует отдать тому, кто сможет починить и кто умеет с ней играть?
- Да, я не понимаю тебя! – практически выкрикнуть. Мне хочется кричать, мне хочется трясти его, заставить прийти в себя. И перестать придумывать проблемы на ровном месте, - я не понимаю, зачем ты отталкиваешь меня от себя, - мне больно от этого. Моя душа разрывается надвое, надламывается всё сильнее и сильнее. И восстановить её будет больше невозможно, - может уже хватит искать виноватых? – может уже хватит.. жалеть себя? – Если бы я не хотела быть с тобой рядом, я бы не была, - мои слова едва слышны из-за резких порывов ветра. Мои слова тонут в вязкой гуще, что мы заварили. Что он заварил, будем честными.
Расстояние между нами увеличивается. Мы стоим рядом, но мы далеки. Мы так далеко друг от друга, что даже крик не долетит до нас. Такие близкие и такие далекие. Когда мы стали такими? Когда мы перестали понимать друг друга, когда? Вопросы, как и мои слова, растворяются в воздухе. Я не спрашиваю, я ничего не спрашиваю. Больше. Я больше ничего не спрашиваю. Смотрю на оболочку своего лучшего друга. Взгляд упирается в черноту мантии, в черноту длинных волос, прячущих часть лица. Я не узнаю тебя, Северус. Когда ты решил утонуть в жалости и боли?
- Я никогда не была с тобой рядом из-за жалости, привычки, принуждения или что ты там ещё себе придумал. Никогда такого не было, слышишь, никогда! Мне… - я спотыкаюсь на словах. Мысль обрывается, я не знаю, о чем говорить дальше. Нет, я знаю, но не хочу, - ты никогда не был мне в тягость. Мне хорошо и комфортно с тобой. Было. Пока ты не начал меня отталкивать от себя, - снова отвернуться. В глазах слёзы, в горле тугой комок. Быстрыми движениями убрать холодные капли, одиночно стекающие по щекам. Взять себя в руки. Перестать злиться, заглушить в себе желание рыдать от боли, от безысходности ситуации. От всего этого… Глупого, неправдоподобного положения. Успокоится. Повернуться назад. Смотреть в глаза. Я вижу в них боль и отражение своей боли. Ты ведь знаешь, знаешь, что если я уйду, то не вернусь никогда. Ты действительно хочешь этого? Именно этого ты добиваешься?
- Ты хочешь, чтобы я ушла? – задать вопрос в лоб, - тогда наберись храбрости и скажи мне это в лицо. Скажи это прямо, а не делай мне больно, - резкая осечка, резкое исправление, - не делай больно себе. Пожалуйста, - смотреть умоляюще.
Да, я хочу, чтобы он сказал напрямую, что хочет. Потому что так… Так он убивает всё то хорошее, что есть между нами. Своими словам, глупыми выдумками, дурацкими фантазиями он убивает в нас нас.

[NIC]Lily Evans[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gnuw.png[/AVA]
[SGN]av by Madeline Richards[/SGN]

0

8

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » stop crying your heart out