Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Daughters.


Daughters.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Парк, детская площадка | 16 сентября |  Детское

Brooklyn Jordan & Joan; Guido Montanelli & Vittoria
http://sf.uploads.ru/ZcD5C.jpg http://s6.uploads.ru/vyiu5.jpg

Дочки-матери... или вроде того.

Отредактировано Guido Montanelli (2016-09-06 10:09:20)

+2

2

Осень... и уже скоро весь Сакраменто будет постепенно окрашиваться в золотисто-жёлтый цвет, потихоньку сдавая и свои благоприятные калифорнийские климатические позиции - ночью уже становится темнее и прохладнее, а скоро и дневная оранжевая жара пойдёт на убыль, уступая место зимнему сезону дождей. Здесь не бывает снега. Гвидо в своей жизни вообще видел снег очень редко - пожалуй, чуть не по пальцам можно пересчитать, сколько раз он имел возможность наблюдать настоящую зиму воочию; родившийся во Флориде, живший бОльшую часть своей жизни в Калифорнии, сицилиец - по происхождению, Монтанелли таким образом всегда являлся жителем тёплых краёв, не знавший холодов и не будучи приспособленным к ним... и о чём, на самом деле, и не жалел никогда.
И, желая урвать, возможно, последние по-настоящему жаркие дни - вообще-то синоптики обещали жаркую осень, но тут никогда не знаешь наверняка - Гвидо хотел провести больше времени и со своими детьми, когда имел такую возможность; Шейенне тоже не помешает получить какое-то время для себя самой, как бы сильно она не любила Дольфо и Витторию - на самом деле, и младшие Монтанелли заслуживают куда больше, чем дежурное "привет-пока" от папы. Нельзя быть слишком занятым для семьи. В какой-то мере, Монтанелли чувствовал, что будет занят в скором времени и из-за грядущих выборов в городе: ожидая начала предвыборной гонки, он уже был близок к низкому старту, пока что просто, что называется, "готовя почву"... выборы (кого бы там не выбирали) - не самый беззаботный период в городе, это уж точно. В общем-то, это самое яркое впечатление Монтанелли о таком периоде городской жизни в принципе - суматошность. Он даже не шибко-то запоминал, кого выбирали, каждый раз происходило одно и то же - а на самом деле, и кончалось примерно одним и тем же. Каких-то твёрдых политических убеждений Гвидо никогда не имел - но остаться от всего этого в стороне попросту не мог; не в своём положении - как гангстера, так и профсоюзного деятеля тоже. Ну, и как сам про себя считал - в отличие от политиков, он - на самом деле что-то делал с тем местом, где жил, а не только говорил.
Но пока что спящий дракон предвыборной гонки не был разбужен, досматривая свои последние беспокойные сны, и поезд голосования всё ещё стоял в депо, хотя с его колёс уже и начинали счищать ржавчину - Монтанелли наслаждался последними мгновениями спокойствия, гуляя с дочкой - Дольфо пока что был в школе, он его заберёт позже, после прогулки. И только держа свою дочь за ручку, не спеша шагая по дорожке в парке, Гвидо и чувствовал этот странный тип спокойствия и беззаботности - заставлявший его слегка улыбаться, неосознанно. Даже бандиты могут быть хорошими отцами для своих детей, ну или - по крайней мере, хотят такими быть. Пытаются. Гвидо тоже пытался, но, пожалуй, многие из его долгов перед собственными детьми - слишком велики, чтобы он когда-нибудь вообще смог их сполна выплатить.
- Брук!.. - на детской площадке всегда можно увидеть знакомые лица. Правда, не сказать, чтобы Бруклин он ожидал здесь увидеть - в основном, они и виделись у него в ресторанчике по четвергам, когда она выступала; её дочку видел и тем более редко, что, конечно, не значило, что он забыл о ней вовсе. Вообще, вся история их с Реном разъезда для него тоже была в определённой степени болезненна - и пусть в ней он не чувствовал себя вправе вставать на одну из сторон, внутренне всё-таки сочувствовал Бруклин... что не слишком сказывалось на их партнёрских отношениях с Реном, впрочем. Бизнес есть бизнес, личное это личное - может, это и не идеальная позиция, но порой - она неплохо работает. - Salve, дорогая. Как твои дела? - протянув руку, мягко обхватил, приобнял, её затылок своей ладонью - обняться более плотно могли помешать их девочки, но проявить немного теплоты Гвидо хотелось; его отношение к Джордан вообще было по-особенному тёплым всегда - почти как к дочери, можно сказать... в каком-то отношении - эта шустрая ирландка и впрямь была ему дочерью. Или вернее - воспитанницей.
- Как ты выросла!.. - открыто улыбнулся Джоан, шагавшей рядом с мамой, присев на корточки. Малышка даже едва ли помнит его (а есть такая возможность, что даже испугается? Гвидо отчего-то каждый раз ловил себя на подобной мысли - не пугает ли он чужих детей, пытаясь с ними знакомиться. Сам не знал, почему - может, веря в то, что дети способны видеть людей вместе с и их грехами, может, симпатичным себя самого не считая, тут уж ничего не поделаешь, каждый стареет по-своему, только дети этого не понимают. - Поздоровайся с Джоан, Торри. - улыбнулся своей дочке, показывая на Джордан-младшую (или Эндрюс? Даже не был уверен, чью фамилию они дали ребёнку...). В голове снова скользнула мысль о том, как мало - и одновременно, как долго, они знакомы. Как чудовищно много происходит за это время, которое в его возрасте ещё претендует на то, чтобы быть коротким... Такие мысли почему-то постоянно сквозили в голове в подобные моменты, словно шрапнель, летевшая во время сражения. Джордан уже сколько, когда три как как мама? - а он до сих пор помнит её девчонкой...
Что ж, впрочем, даже тот придурковатый рыжий из Гарри Поттера обзавёлся семьёй в конце, сыном и дочерью, кажется... странно, как умница-жена его смогла вытерпеть так долго. Жаль, конечно, но что в сказках - то в сказках; Бруклин, в общем-то, не единственная, у кого брак треснул пополам, вынуждая перекидывать ребёнка через этот разлом - Гвидо и сам проходил через подобное, но, правда, у него это было уже почти двадцать лет назад.
- Здясвуй, Джоан. - улыбнулась девочка.

Виттория (взрослая - это Шей)
Внешний вид Гвидо

+2

3


     Каждая прогулка с этим маленьким исчадием ада всегда превращается в шумный переполох. Когда до выхода на улицу оставалось еще больше двух часов - я уже начинала нервничать. Мой ребенок... Он это... Того самое... Страдает от чрезмерной активности, крикливости, непослушности и прочих детских недостатков, от которых бедным взрослым всегда не по себе. Даже сейчас, когда мы вроде как просто тихо и спокойно завтракаем, она умудряется устроить за столом фейерверк из шоколадных хлопьев, рьяно поливая их молоком прямо из своей кружки.
     Фейспалм. Ладонь устало потирает лоб, я смотрю на свою дочь из под бровей, стараясь дышать как можно глубже, чтобы успокоить ярое сердцебиение. И в кого она у меня взбалмошная?
     - Малышка, может не будем разбрасываться едой?
     И голос у меня почти не дрожит, и тон практически ровный, может именно поэтому Джоан практически не реагирует на мои слова. Хлопает ладошками по бурой лужице, веселится, словно ей не исполнилось и года. Хулиганье.
     Кот зашуганно спрятался на холодильнике, Рен оставил на автоответчике пару сообщений - перезванивать некогда: веду борьбу с мелкой, пытаясь натянуть на нее розовые колготки с зайчиками.
     - Клолик. Клолик. Мама, я клолик. - Колготки уже на блондинистой голове оторвы, и она носится с этими колготинами по квартире, чуть не сваливаясь, запинаясь о своего медведя. Ох, если бы это помогло ей успокоиться, но увы... На сборы мы тратим еще не меньше часа.

      Детский парк радует нас самыми разными цветами радуг. Красная высокая горка, желтые веселые качели. Песочница, раскрашенная в бело-зеленую гамму. Еще куча красочных аттракционов - уверена, сегодня мы попробуем их все, ибо Эндрюс младшая только завидев все разнообразие развлечений - тут же счастливо запищала, выдергивая из моей руки свою ладонь и со всей скоростью скрываясь в толпе мелких спиногрызов. Узнавала свою хулиганку я исключительно по панамке и зеленой лопатке.
      - Джоан! ДЖОАН! Отпусти мальчика, он не хочет с тобой играть!
      - Нет, этот голубь не будет жить у нас дома.
      - Господи, Джося, эти куличики не съедобные, они же из песка!
      - Брось палку! Быстро брось палку! Да не в дядю, что же ты делаешь то!

      Вообще-то мой ребенок весьма дружелюбный и добрый. Вот только немного ветреный и беспечный, наверное именно потому она поступает так опрометчиво и глупо. И вот палка уже летит в сторону совершенно невинного мужчины, задевая его светлые брюки и оставляя на них грязный след. А я чувствую, как Джоан всеми своими многочисленными проступками все же умудрилась разбудить во мне дракона. Считаю до десяти, чтобы не начать изрыгать огненное пламя, как личный дракон Хагрида. Уже спешу подхватить своего отпрыска на руки, чтобы жалостливо просить прощения у несчастного мужчины, как этот самый незнакомец оборачивается и оказывается весьма близким и родным для моего семейства человеком.
      - Гвидо? - разумеется про попытки загладить свою вину я сразу же позабыла. - Гвидо! - Джоан неохотно тащится за мной, я держу ее за руку, и аки бульдозер пробираюсь на встречу сеньору, чтобы зажать его в своих овечьих объятиях. - Гвидо, черт возьми, я так рада видеть тебя! - и вот я на мгновение утыкаюсь носом в едва колючую щетину, вдыхаю аромат дорого парфюма и итальянской еды. Мои руки смыкаются за мужской спиной, я чмокаю итальянца в щеку, торопливо отступая назад и обращая внимания на его дочку. Последний раз я видела ее совсем маленькой - тогда она еще только-только начинала ходить. - Тоже выбрался выгулять свое потомство? А старший где? Уже качается на качелях? - тонкий намек на Лео, надеюсь Монтанелли простит мне маленькое издевательство над его первым отпрыском.
      - Вполне неплохо, жива-здорова, вот только нервишки пошаливают. Мой ребенок сегодня явно где-то достал сыворотку чрезмерной активности - никак не начну за ней поспевать. - малышка же тем временем уже во всю знакомилась с новой подругой. Сначала критично осмотрела мелкую, поздоровалась с ней лишь спустя минуту - этакой крутой перец, который решает, достаточно ли крут напротив стоящий для того, чтобы составить ему кампанию. И видимо чаша весов все же наклонилась в сторону Торри, ибо Джоан уже схватила девочку за руку, утаскивая ее за собой в сторону ближайшей песочницы.
     - Совок есть? А ведро? Будес моим юнгой. Построим корабль и будем крутыми пиратами.
     Именно на этой фразе я позволила себе отвести взгляд в сторону, уверенная в том, что наши дети в безопасности и у нас есть пару минут, чтобы уделить внимание друг другу.
     - Она у меня не драчливая, если что. По крайней мере маленьких не обижает. - Я виновато пожимаю плечами, внезапно вспоминая о роковом попадании палкой прямо по коленям сеньора Монтанелли. - И извини за наш бросок. Я надеялась, она ни в кого не попадет.
      - Присядем? - Напротив песочницы как раз стояла свободная лавка, стилизованная под грузовой поезд. Уселись, уставились на дитей, прям чувствую себя взрослой и ответственной теткой. - Торри так выросла. Даже непривычно, что теперь она не нуждается в твоей помощи, чтобы передвигаться на своих двоих. Как у вас дела? Часто тут гуляете?

моя оторва + я

+2

4

Всё-таки они с Бруклин похожи - в том плане, что при всей разнице их характеров, взглядов, при том же возрасте - Брук ведь вполне годилась ему в дочери, - они оказались в одной и той же роли: молодых родителей... роли, которая, наверное, молодой девушке идёт всё же больше, чем мужчине, разменявшему пять с половиной десятков лет, и в своём возрасте - он вполне мог бы уже претендовать и на звание дедушки для детей возраста Торри и Джоан, что рядом с Бруклин угадывается особенно заметно, но, всё же - есть много тем, на которые могут поговорить родители маленьких детей. Неважно, сколько им лет... в хорошей степени, цветы жизни уравнивают людей. И, несомненно, делают добрее. Дольфо и Виттория... даже со всем тем ужасными и жутким, что было связано с их появлением в его жизни, со всеми потерями, что ему пришлось пережить, стрессами и болью, что он испытал, целым грёбаным поездом из стресса, боли и потерь, о которых даже рассказать не может практически никому - он не на секунду не усомнится, заявляя, что его дети - лучшее, что в его жизни появилось за эти последние несколько лет. И Шейенна - но это уже чуть-чуть другое, стоит ли ставить своих любимых и своих детей на одну позицию?.. Иногда и так бывает, что даже общие дети - всё, что остаётся общего. Шей же не была родной мамой для Дольфо и Торри, что не мешало ей быть им мамой настоящей, впрочем... и младшенькой это особенно требовалось.
Но о его семейном положении Бруклин, наверное, и знает не так много; что он женился в третий раз - это известный факт, но всё же - пусть громкие, это - просто слова, не так и много они общаются об этом, видясь в "Маленькой Сицилии" по четвергам (да и то не каждый четверг). Вот и сейчас, сквозь стёкла своих очков Гвидо рассматривает Бруклин, наслаждаясь атмосферой этих дружеских объятий - в ином свете, не в интерьере ресторанчика, без гитары и одетой более просто и буднично, подмечая вот такие перемены и позволяя себе даже немного смаковать их, хоть и зная в этом меру. Но нельзя не признать, видеть Брук такой, домашней, что ли (пусть сейчас они и не были конкретно у кого-то дома) было приятно. Как и осознавать, что у неё дела идут неплохо - с виду, во всяком случае; бодрая и весёлая девушка точно не напоминала ту, что он встретил на пороге своего дома год назад... Джордан снова была той хорошо знакомой всем Джордан. Только теперь - с ней ещё и была вторая Джордан, размером поменьше...
- Старший в школе, у него пока уроки идут. - улыбается Гвидо в ответ, возможно, поняв Брук не очень верно - как и выразившись, впрочем, имея в виду Дольфо, как старшего из младших его детей, а не Лео - как самого старшего из всех четверых. Хотя, наверное, и другим тоже уже легко бывает запутаться... хоть он всё ещё и далёк от какого-нибудь плодовитого мистера Уизли с рыжей макушкой по количеству отпрысков.
- А с младшенькой, да, выбрался в кои-то веки... - словно извиняясь, пожал Гвидо плечами - хотелось бы это делать чуть-чуть почаще, бесспорно, но - он бывает очень занят временами, да и будем честны - мужчина всегда расслабляется немного, когда в его доме появляется женщина. Впрочем, детям, наверное, чрезмерное отцовское внимание тоже может пойти во вред - особенно девочкам. Отсутствие внимания вовсе, впрочем - не может, а обязательно навредит. - Мужчина, который не проводит достаточного количества времени со своими детьми - не может называться настоящим мужчиной. Рэндал общается с Джоан, я надеюсь? - в этом он понимал как раз Эндрюса: сам оказавшись в таком же положении когда-то... мать может желать препятствовать общению своего мужа с их детьми; это желание, пожалуй, даже можно назвать логичным, но всё же - так делать не стоит... если муж не алкаш или психопат какой-нибудь, конечно. 
- В кого бы она это, интересно... - усмехнулся с лёгкой шуткой, намекая на саму Брук - поспеть за Джордан было порой тоже задачей не самой простой, чего уж там. Торри была чуть более спокойной, зато любопытство всегда тянуло её к приключениям - и общаться с другими детьми и взрослыми ей нравилось. Не только с людьми, впрочем, и с животными тоже - даже бедный Боппо иногда заметно уставал от общества дочки хозяина, вот и Гвидо не стал сегодня брать пса на прогулку с собой.
- Ну, драться она явно пока не дралась... - да и в целом, вон как хорошо они ладят - у Виттории вообще как-то хорошо складывается общение с теми, кто чуть постарше её; значит ли это, что она опережает своё развитие или как-то так?.. Нет, предмета для гордости Гвидо из этого не делает - но есть такой факт. - А, ничего страшного... Мне и не стоило их одевать, я знал, куда шёл. - усмехнулся, чуть оттянув ткань своих светло-жёлтых брюк, оглядывая след от попавшей в него грязной палки. Он вообще не так и часто одевает светлую одежду - всё больше в тёмном ходит, Бруклин это хорошо известно. И наверное, понятно, почему, если вспомнить, как они вообще познакомились четыре года назад...
- Да, давай, в ногах правды нет. - кивнул, устраиваясь на скамейке так, чтобы было можно в процессе разговора наблюдать за тем, что происходит в песочнице у их дочерей. Пусть Гвидо и выглядел немного отрешённым, глядел за дочкой он всегда внимательно, к подобным вещам относясь довольно серьёзно. - Да... а Джоан ещё больше неё. С нами ещё коляска приехала, но Торри больше любят ножками ходить - в коляске ей нравится кататься, когда устаёт. Садится и засыпает... - снова улыбнулся непроизвольно, как многие родители делают, говоря о своих маленьких детях и их маленьких привычках. - Вообще-то да, довольно часто, но - обычно Торри тут с Шейенной бывает. Вероятно, ты даже их видела, только не узнала. - пожал плечами. Увидит в следующий раз - неплохой повод, чтобы подойти, поздороваться и познакомиться, даже как-то странно и неправильно, что Бруклин до сих пор не знакома с его женой. - У Торри день рождения был неделю назад. А через пару дней - у Сабрины будет. Уже двадцать два... подумать только. - дети становятся старше - и догоняют друг друга. Пару лет назад Монтанелли как-то даже не задумывался о Бруклин и Сабрине, как о ровесниках - а теперь, глядя на Брук, не может отделаться от мысли, что и Рина, в принципе, вполне способна оказаться вскоре на их же месте, здесь, на детской площадке, более или менее скоро... на самом деле - это даже пугает немного. В хорошем смысле пугает. - Они с Лео закончили учёбу весной. Оба. Монтанелли с дипломами, подумать только... - не то, чтобы Гвидо полагал, что они этим дипломом будут себе пробивать дорогу в жизнь дальше, едва ли Лео остался бы на второй год, если бы воспринимал образование серьёзно - и Гвидо его понимает, надо сказать, хоть и не сказать, что поддерживает таких вещей обеими руками. - Придёшь играть в следующий четверг? Побалую тебя своей любимой Pasta alla norma, и ещё нам наконец привезли новый урожай Passito di Pantelleria - моё любимое белое вино... из итальянских, по крайней мере, вообще-то что касается белых вин - всё же думаю, что в этом французы больше преуспели. Припасу для тебя бутылочку. - пообещал, улыбнувшись, и снова перевёл взгляд на игравших в песочнице девочек: - Смотри... они прямо как сёстры.

+2

5


     Оказаться в кампании итальянца здесь и сегодня я была очень рада. Наконец-то мне не придется уворачиваться от назойливых, капризных, как собственные дети, мамаш, яро желающих познакомиться и предложить свою кампанию для постоянных совместных прогулок в будущем. В этом моя главная странность материнства - кучковаться с другими счастливицами я совершенно не хотела - отчаянно боялась, что общество отчаянных домохозяек сделает из меня подобную унылую женщину, чей распорядок повторяется изо дня в день. Подъем в шесть утра, затем приготовление завтрака для всей семьи. Всех поднять, всех умыть: старших отправить в школу, на работу, в пансионат, младшим же найти другое занятие. А затем стирка, готовка, поиск в интернете новых способов отбеливания сложных пятен и приготовления изысканных блюд. Усталость накатывает на них, подавляя радость от возвращения блудных родственников домой к ужину, и единственное о чем они мечтают к вечеру - о бокале Маргариты перед сном.
     Я знала таких женщин. Я знакома с ними, и пыталась свести это знакомство до минимальной стадии общения. Например, до едва заметного кивка головой вместо приветствия. Я боялась заразиться их бытом. Утонуть в домашних обязанностях и потерять маленькую надежду на свободу от предрассудков. Ну и разумеется, мне хотелось верить, что я все еще отличаюсь от этой категории людей.
      Наши малышки играют, Джоан активно вырывает котлован в песочнице, Торри любознательно за ней наблюдает. Господи, моя шальная девица даже на фоне дочери самого дона мафии выглядит самым кровожадным криминальным авторитетом. Само зло. Волан Де Морт собственной персоной. Только еще маленький и с зеленым совочком в руках.
      - АКУЛА! Акула! Спасайся кто может! - утянув младшую за собой, она уже носилась по песочнице, заставляя остальных детей ошарашенно смотреть на странную парочку. Хотя спустя мгновение они все-таки догоняют смысл игры и тоже начинают суетливо бегать по площадке.
      Убедившись, что никто не пострадает от игр моего белокурого ангела, я снова отвлекаюсь на итальянца, внимательно вслушиваясь в его повествование о многочисленных детях.
      - Как ты осмелился на такое количество отпрысков? - вопрос чересчур прямой и откровенный, но мне не становится неловко. Стягивая бейсболку с головы, я поправляю короткие волосы, устало наблюдая за резвящейся детворой. - Иногда я смотрю на Джоан, и представляю - что будет, если остальные мои дети будут такими же неугомонными. Мне кажется, я бы могла воспитать неплохую банду террористов. Хотя, надеюсь, по моим стопам она все же не пойдет.
      Как только Джоан стала старше, как только в наших отношениях с Реном начался разлад - мне пришлось снова отойти от криминальных дел. Ребенок требовал внимания, требовал ухода, и дикий и необузданный страх за то, что моя дочь может остаться без матери внезапно вернул меня на землю. Заниматься рискованными, но любимыми делами больше не было возможности. В них не было смысла. Как ни печально это признавать, но кажется Бруклин Джордан остепенилась и нашла новые методы легального заработка денег. Творчество стало приносить более стабильный доход, пусть благодарить за это мне все равно нужно мафиозную чету. Ведь если бы не постоянные выступления в ресторане Монтанелли - я вряд ли смогла бы так быстро завоевать себе постоянных поклонников.
     - Рендал? - смущение на щеках отразилось алым румянцем. Я потираю переносицу, прочищаю горло - отсрочиваю момент своего признания. Гвидо еще не в курсе. Не в курсе никто из моих близких друзей, ибо признаваться в своем поражении мне было постыдно. - На самом деле мы вроде как помирились. Он появляется в нашем доме гораздо чаще, чем раньше. Джоан это радует, а в следствии радует и меня.
     Мой ответ звучит немного скованно. Неуверенность пропитала меня насквозь, думаю, Гвидо это почувствует и догадается, что не смотря на примирение в наших отношениях все еще есть прорехи. Хочу ли я говорить об этом? Не знаю. Не знаю, что можно сказать на эту тему. Я жду подвоха, теперь я всегда его жду.
     - А моя мелочь отказалась от коляски почти сразу. Типа самостоятельная чика, все дела. Хотя я это поощряю. Таскаться с коляской в нашей высокоэтажке мне не очень нравится.
     Вот вроде болтовня ни о чем, но одновременно о самом важном. Наши сокровенные девчули уже устало топают в нашу сторону. Торри тут же потянулась к отцу, а моя же оторва... Она критично рассматривала Гвидо из под бровей, задумчиво потирая желтую панамку.
     - Ты мой деда, да?
     И голос такой серьезный, смотрит на мужчину критично, ждет честного ответа. Из нее получился бы неплохой полицейский. Шерон бы ей гордилась.
     - Купи мне мороженного?
     - Уоу-уоу, полегче! Джоан, неприлично попрошайничать у едва знакомых людей. Ты хочешь мороженное? Я куплю его тебе, какое хочешь? - ответ "самое большое" не заставил себя ждать. Приходится поднять наши ответственные родительские попочки и все-же двинуться в сторону лавки с мороженным, чтобы порадовать сладостями своих детей.
     Джоан у меня на руках, даже повиснув у меня на плече она все так же рассматривает Монтанелли. Наверное, в ее маленьком цыплячьем мозгу отразились проблески узнавания. Все же этого дяденьку, пусть и не часто, но она все же видела и сейчас видимо пыталась дифференцировать, кем он нам приходится.
     - И как мне те... вас звать?
     Слава Богу, она во время вспомнила о нормах приличия, и мне не пришлось краснеть еще и за ее воспитание. А мы тем временем уже стояли рядом с торговцем, запасаясь ванильным угощением.
     - А вино сухое или полусладкое? - только по этим критериям я могла различать винный вкус. Любила я кстати больше всего сухое, приторно сладкий вкус постоянно хотелось чем-нибудь запить. - Как я могу отказаться от такого предложения? И любимая работа, и вкусная еда. Я обязательно буду.
      Две порции фисташкового мороженного. Джоан уже активно облизывала свой пломбир, размазывая талые капли у себя по сарафану.
      - Хрюша. Однажды засуну тебя в стиральную машинку вместе с твоей грязной одеждой. - маленькая угроза, на которые моя дочка уже почти не реагирует. А вот взгляд Торри в мою сторону был по настоящему полон испуга.

+2

6

Сойтись с другими родителями - для многих сложная, хотя и немаловажная часть... всего этого. Воспитания, детства, в общем - того, как быть родителем; социализация здесь для взрослых важна так же, как для детей - общение, советы, которые могут дать мамы (и папы) друг другу, может, даже и вещи - одежда, из которой дети вырастают слишком быстро, чтобы успевать быть сношенной, коляски, которые становятся невостребованными точно так же быстро, детские кроватки и колыбели. Отметать это взбалмошное общество родительниц вовсе - не стоит, оно может быть полезным, и даже при всём своём щебетании - оказаться залогом твоего покоя. Впрочем, конечно, им с Бруклин никогда не понять их полностью; как не поймёт и вор тех, кто привык горбатиться за копейки честно - или не вор, а музыкант, бизнесмен, неважно, главное - эти способы, при котором если твой ритм жизни задаёт не строгое расписание, а деньги, и ты таким образом зарабатываешь, а не работаешь - это... увлекает это. И отводит в сторону от общегражданских ритмов - в среде Гвидо, жён к которому старались приблизить, по возможности; просто для удобства. Бруклин же... она не была "обычной" женой гангстера или тем более - "обычной" женой обычного трудяги, она - была сама, что называется, в игре. Нет, Гвидо не осуждал - хоть, может, и было бы, за что; самое главное - это найти определённый баланс, чтобы воспитание Джоан не скатывалось бы в какие-то крайности. Нормальным можно быть в меру - у ненормальности мера как таковая отсутствует.
- Да знаешь, решаться особо и не пришлось... - засмеялся Гвидо, сдержанно - но... приятно осознавать, что ты добираешься до такой стадии, когда злая ирония над собой всё-таки способна, наконец, вызвать и смех. Дольфо он узнал, когда тому было уже пять лет - это больше, чем Джоан сейчас, это столько же, сколько Лео было, когда он разошёлся с его матерью; и это - огромный шок: осознать, что у тебя был сын, в жизни которого ты столько пропустил... Шок, который будет присутствовать всю оставшуюся жизнь. - Нет, я не имею в виду, что я не хотел детей, разумеется. - осёкся, посерьёзнев, надеясь, что Бруклин поймёт, о чём он хотел сказать. Они с Марго хотели ещё ребёнка - и Гвидо хотел, чтобы в жизни хоть кому-то из своих детей он был нормальным отцом, а не появившимся из неоткуда или "воскресным папой", то появлявшимся, то исчезавшим. Не таким уж он был хорошим отцом, если смотреть с такой позиции - и от осознания этого было горько. - Да ведь Лео и Сабрина уже совсем взрослые. - что, впрочем, не отнимает того, что они - его дети. Но в воспитании младших они принимают теперь весьма живое участие - что Монтанелли очень приятно: в таких случаях бывают иногда проблемы, вроде ревности, или чего-то вроде этого... не признавал Гвидо таких понятий, "наполовину брат", "наполовину сестра", как можно быть семьёй наполовину? - Никогда не знаешь... Хотя бы мои не занимаются конкретно тем же самым, чем я. - усмехнулся Монтанелли. Бруклин прекрасно знала, что за функции он привык выполнять для Семьи; наверное и слышала о том, каких успехов добились Лео и Сабрина - с ремеслом отца ничего общего, хотя его связи - это во многом пригодилось.
- Эй! Так это отличная новость!.. - по-итальянски экспрессивно взмахнул Гвидо рукой, чуть не подпрыгнув на скамейке, радостно улыбаясь - и, толком даже не дослушав Бруклин, бросился обнимать её, расцеловав в порозовевшие щёчки; каждый слышит, что хочет слышать - и самая искренняя радость это радость неожиданная. Неладное замечает он чуть позже - уловив неладное в зелёных глазах Джордан, когда взглянул на неё. Он задерживает пальцы на её лице, мягко касаясь скулы, и не давая отвести взгляда - в эту секунду он уже более серьёзен. - Этим руководит Джоан, да? - под "этим" Гвидо понимал отношения Бруклин и Рена - не желая спрашивать прямо, но оставляя возможность для Брук понять, что именно подразумевал. Да, общая постель - в этом тоже один из немаловажных аспектов. - Это тоже способ... Только помни, Джоан - она вашей дочерью останется несмотря ни на что. - а отношения между взрослыми могут быть куда более гибкими. Хотел бы Гвидо, чтобы Рэндал и Бруклин сошлись?.. Он был бы рад, пожалуй - пусть это, может, и странно услышать от человека, который почти за двадцать лет со своей бывшей, с которыми у них двое общих, сойтись обратно не смогли ни в жизни, ни даже в постели - ни разу. Но, что по-настоящему было важно - чтобы Брук была счастлива. А можно ли быть счастливой, живя в одном доме с человеком, которого не любишь?.. Не стоит давать однозначных ответов на такие вопросы - нужно просто понимать свою цель. Немаловажно - и понимать, когда достигаешь её...
- Набегалась?.. - улыбается Гвидо, поднимая дочь на руки и усаживая на коленях. Они с Джоан на пару взбудоражили всю площадку, а Монтанелли даже и не помнил, когда Торри была такой весёлой, когда Шейенны не было поблизости. Поцеловав ребёнка в макушку, Гвидо взглянул на посерьёзневшую, явно что-то обдумывавшую, Джоан, вдруг встретив лицом суровый вопрос... несколько менее простой, чем, наверное, даже самому ребёнку показалось. Смотря в каком плане рассматривать его "отцовство", пожалуй - если уж сказать, что относился он к Бруклин, как к дочери. Он был наставником Брук в криминальном мире, в каком-то смысле - но ведь не был и тем, кто привёл её к этой сфере. Что вроде и "папой" его не совсем делало...
- Нет, милая, я не твой дедушка. К сожалению. - улыбнулся девочке. Вполне правдиво... та часть, где "к сожалению", он не был бы против такой славной внучки; ну, может быть, и это исправится со временем. Как он и сказал - Лео и Сабрина уже взрослые... увы, нельзя не признать, пока Дольфо станет женихом, а Торри - невестой, Гвидо уже совсем будет стариком. - О, нет-нет, ничего страшного, я вполне в состоянии угостить ребёнка мороженым.Я тебе тоже куплю - хочешь? - улыбнулся Джордан.
- И мне - бофо-ое! - присоединилась Виттория, разведя руками над головой в подтверждение своих слов, улыбаясь в предвкушении вкусного угощения. Взяв дочь за ручку, Гвидо двинулся к ларьку вместе с Брук - держась так, чтобы их девочки могли шагать рядом, тоже взявшись за ручки. Такой вот... семейный отряд. - А ты называй меня дядя Гвидо. Или просто дядя, если хочешь. - улыбнулся Джоан. Можно и на ты... он не чужой человек для неё всё-таки - для её родителей ведь не чужой. Излишняя строгость, церемонность, подчёркнутая вежливость никого не спасут.
- Сладкое. Но оно - белое... и вообще, даже не из винограда, а из изюма - немного терпкое... Абсолютно уникальное. Это надо пробовать, в общем.
- вина у Гвидо в ресторанчике вообще немало, самого разного - карта, впрочем, не отличается такой уж строгой постоянностью, некоторые виды могут появиться, некоторые - и исчезнуть совсем однажды. Да и вообще, виноделие - штука тонкая, могут быть неурожайные сезоны, разные сорта созревают в разное время, сроки выдержки; и сами виноградные лозы - создания очень нежные и метеочувствительные. Одним из любимых, наверное и самым любимым вином Гвидо было Брунелло ди Монтальчино - наверное, Бруклин понравилось бы больше оно, если она предпочитала сухие вина.
- Угостишь папу? М... Вкусное... хотя не сравнится с джелато, да? - продолжил свои гурманские изыски Гвидо, откусив маленький кусочек от мороженого Торри. - Какое там джелато - семифредо, вот моё любимое! И у нас его тоже подают, очень хорошее. Специально ради него морозильник ставил... Что такое, моя радость? - почувствовал, как дочь сжала его плечо сильнее, прижимаясь, словно испугалась чего-то... да, был такой пункт у Монтанелли-детей - они не торопились плакать, или как-то экспрессивно выражать свой страх, такая вот отцовская выдержка, или материнская... не столь важно - просто смотрели они не на страх, а на его предмет. В данном случае - напугала Витторию Бруклин, наверняка поселив в её голове яркую картинку, как в стиральной машине крутится её дочь... - Брук просто шутит. Она же мама Джоан, как мама может свою дочку в стиральную машину засунуть?.. - чмокнул дочь в макушку, придерживая её мороженку, чтобы та её не уронила. - Ещё вот кассата очень вкусная - это не мороженое, а тортик такой. Виттория вот его очень любит.
- Дя! Касятя! - обрадовалась Торри, забывая про испуг.

Отредактировано Guido Montanelli (2016-09-08 10:31:33)

+2

7


     - А я не хотела. - меня никогда особо не пугала возможность отвечать собеседнику честно и по возможности откровенно. Ну что сказать, я действительно никогда не отличалась навязчивой женской идеей завести семью, кучу детей и жить счастливо в пригородном коттедже, заполняя все свое время домашним бытом. Даже отношения с Рендалом до поры до времени я не воспринимала как нечто серьезное. Да-да, для меня это было приятное время провождение с человеком, которого я люблю, и мне казалось, нас не должно связывать что-то серьезное и обязывающее для того, чтобы величаться настоящей парой. Мы были друзьями, мы были любовниками, мы были достаточно верными друг другу не смотря на ярое нежелание бороться со своим свободолюбием. Хотя, честно сказать, Рома боролся с ним гораздо успешнее. Когда-то мы съехались по его инициативе. По его желанию я сменила работу, стала более серьезной и ответственной, мы все больше напоминали семейную парочку. И уже потом я забеременела, обрастая материнским жирком.
     Первая реакция - страх и ужас. Вторая - такая же. Лишь потом ко мне пришло смирение, и в какой то степени умиротворение собственным состоянием. В итоге я полюбила своего маленького глистика еще до того, как разродилась им на свет божий. Но готова ли я родить еще? Нет. Увольте. Хватит с меня таких подвигов.
     - Я, конечно, ни разу не жалею, что у меня появилась Джоан, но согласись... Лет пять назад, когда мы с тобой только познакомились - меня было очень и очень сложно представить в роли будущего родителя. Я не знаю, как я справляюсь до сих пор. Хотя мелкая вроде не жалуется. Выглядит довольной. - улыбка умиления касается моих губ. - Но нет, мы снова сошлись не из-за нее. Наверное глупо, и я напрочь лишена интеллекта и здравомыслия, но мне хочется верить, что люди все таки могут меняться. И меняться в лучшую сторону.
     - Мне хочется ему верить, Гвидо. Пусть мне дается это с трудом, но все же... Он позвал меня замуж, кстати. Еще в прошлом году, но я до последнего не давала ответа. Свадьба в октябре, мы пришлем вам приглашение позже, но устно я зову тебя уже сейчас. Придешь?
      Радость Монтанелли от новости о нашем воссоединении неплохо подняло мне настроение и придало уверенности. Наверное, я все же делаю правильный выбор, что согласилась дать этому человеку еще один шанс. Мне хорошо с ним, особенно если закрыть глаза на всю мою неуверенность и сомнения. Я готова сделать этот смелый и безрассудный шаг. Думаю, оно того все-таки стоит.
     А тем временем наши девочки уже ворвались в наше общество, разбавляя взрослые разговоры детским наивным лепетом. Так Джоан познакомилась со своим новым дядей, так Торри осознала, что не все мамы бывают ласковыми и добрыми, а так же неумело пыталась повторить страшные съедобные слова, которыми так громко сыпал ее отец.
    - Что за страшные слова ты говоришь? - я не смогла сдержать смеха, замечая как с таким же удивлением на Гвидо смотрит моя дочь. Мы приверженцы истинной американской еды - итальянские яства для нас в новинку. Думаю, единственное, что представляет из угощений этой страны моя дочь - это паста и пицца. И то, думаю пиццу она считает исключительно нашим блюдом. - Не знаю, что это такое, но доверяю вкусу твоей дочери. В таком возрасте они вряд ли будут есть что-то, что им не по нраву.
     - Мы вот с Джоан очень любим хлопья графа Шоко, но приглашать вас на ужин с таким блюдом, разумеется не будем.
     Оторва, услышав название любимого блюда заметно оживилась, аки гиппогриф, перед которым помахали норками. Ох, не хотелось мне будить спящего дракона в ее желудке, но увы, после активных и шумных игр, голод все же завладел ее сознанием. Одним мороженкой мы тут явно не справимся.
     - Есё!
     Маленькие ладошки показывают в сторону торговой лавки, а я лишь хватаю ее за липкую лапку, пытаясь высмотреть по сторонам какой-нибудь кафетерий.
      - У нас время обеда. Режим питания нарушать нельзя, иначе Джоан начинает поедать не самые безопасные для ее животика предметы. Присоединитесь к нам?

+2

8

Хотеть детей и не отказываться от детей, которые у тебя появились - это вещи совершенно разные; не сказать, чтобы и Гвидо сильно стремился создать семью после того, как разошёлся по швам его первый брак, хотя - до того, как это случилось, в его жизни и такой период тоже был. Тогда он был ещё молод, но уже и не юн, по возрасту как раз где-то между Бруклин и Реном, ну и, что называется, нагулялся уже - его сознанию потребовалось что-то более серьёзное, какие-то более крепкие ценности, нежели те, что есть у холостяков; тот же самый семейный коттедж, тихий район, жена, детишки, быт... не сказать, конечно, что Барбара на это мировоззрение сама не оказала своего влияния, не сказать, что и мама Гвидо тоже не внесла свою лепту в это - впрочем, на взгляды каждого человека и перемены в нём что-то влияет. Но брак принёс ему двоих детей, затем распался, и больше к нему Монтанелли не возвращался иначе, кроме как мысленно - хотя до определённого момента сохранялся на бумаге; алименты, что Барб получала, был скорее жестом доброй воли Гвидо, а не сумма, назначенная судом - на детей, на дом, на всё прочее... Гвидо оплатил и обучение Лео и Рины - вернее, до определённого момента оплачивал, последний год Лео уже и сам был вполне в состоянии это сделать - со всеми ресурсами, что заимел. И это было приятно, кстати - другой на его месте мог бы спустить свои заработки на что-то куда менее полезное.
Но вторая его семья, Дольфо и его мать, всего этого он, уже перешагнувший за порог пятидесятилетия и уже вполне привыкший жить холостяком, не ожидал, здесь сработал совсем другой мотив - Гвидо не готовился к этому, не хотел этого и определённо не стремился к этому, но принял ответственность за свои поступки в прошлом. И это тоже требует определённой смелости, пожалуй; но по-другому он не смог бы, впрочем. По-другому - его совесть не выдержала бы. Вот и у Бруклин, наверное, совесть не выдержала бы аборта - да и, в противном случае, едва ли Монтанелли относился бы к ней так тепло, как сейчас. А затем - в его жизни появилась и Виттория... чуть позже - на его совести навсегда повис другой груз, но, с точки зрения его собственных моральных принципов - он весил не настолько много, как осознание того, что твой собственный сын отправился в сиротский приют, притом, что ты сам - жив и даже не в тюрьме. Он понимающе кивнул на правдивое заявление Бруклин. Сколько тогда ей было?.. Как его старшей дочери сейчас, кажется. И вряд ли Сабрина сейчас хочет детей. Но... всё может измениться. Вне зависимости даже и от желания. Дальше уже всё пойдёт поездом - важно только вагоны расставить в правильном порядке, иначе - с рельс можно запросто скатиться.
- Верно. - улыбнулся Монтанелли, на миг обращаясь в памяти назад, к событиям прошлого. Образ мелкой уголовницы напополам с рок-звездой - мало кто задумается о родительском бремени в такой перспективе. - Но, вот что я тебе скажу... этого и никто не знает. Просто справляются. - задумчиво передёрнул плечами Гвидо, глядя на то, как играют их дочери в песочнице. В конце концов, даже такой спящий дракон, как родительская ответственность, оказывается разбужен, практически в любом человеке - разве что выражаться это может в каких-то других вещах... и одержимость тем, чтобы стать матерью - до добра тоже не доводила никого. Это уже скорее психическое расстройство. - Да нет, люди могут меняться. Только вот - на любые хорошие перемены нужны время и силы. Особенно в людях. Такие вещи не происходят в один миг... - а изменить характер человека не способна даже сказочная волшебная палочка в руках волшебника; даже в той же самой книжке про Гарри Поттера - не волшебство, даже таких сильных чародеев, как Дамблдор или Волан-Де-Морт, меняли главных героев, а то, через что им приходилось пройти - и люди, которых они встречали на своём пути. И людские характеры. Даже эта писательница Роулинг понимала - человека не способно изменить никакой заклинание. Возможно, эту мысль и старалась донести...
Гвидо раскрыл объятия, принимая в них Бруклин - уже менее экспрессивно и восторженно, неторопливо и тепло, по-дружески - или даже по-отечески, касаясь губами её макушки. За годы своей жизни, он научился многое не принимать близко к сердцу, смотреть на боль чужих людей без отвращения и переживания, оброс твёрдым панцирем, но - боль Бруклин пускал внутрь, чувствовал и переваривал - по мере того, как переваривала её она. Больше надеясь на то, что это как-то поможет ей самой, нежели для себя самого...
- Вера - это много. Но одна только вера - всё же маловато... - чуть слышно вздохнул, туманно улыбнувшись и снова посмотрев на резвящихся на жёлтом песке детей, опять коснувшись её темечка губами - на этот раз задержав губы дольше, сжав объятия чуть плотнее, чтобы стало чуть теплее - реагируя на такую тёплую новость. - Конечно, приду. Как я могу не прийти?.. Пропустить твою свадьбу - это как пропустить свадьбу собственной дочери. - на его свадьбу - они с Реном и Джоан на руках прилетели аж из другой страны, ему было невероятно приятно, и - это, в какой-то степени, его тоже обязывает. Впрочем, это чувство долга не настолько велико, чтобы быть основным - и не должно таким быть.
- В "Маленькой Сицилии" полное меню таких слов. Ты прямо как моя жена, столько общаешься с итальянцами - и никак не привыкнешь... - засмеялся и Монтанелли тоже. Это ещё не самая страшная из зол - Бруклин вообще в курсе, что супруга Гвидо - из коренных американцев; это - индейцы которые?.. Его детям приходится не только с итальянской кухней сталкиваться - впрочем, и традиционные, как и повседневные, блюда американских индейцев в большинстве своём им по нраву. - Да уж, лучше вы к нам... Хлопья графа Шоко. - усмехнулся. Американцы... собрав у себя все прекрасные кухни, со всех концов мира, лучшее, до чего они додумались - это чизбургер... Как только те же хлопья молоком не разучились ещё заливать? - Твоя дочь заслуживает лучшего, чем это. А заходите к нам домой как-нибудь, действительно - все эти блюда только на слух могут быть страшными, не на вкус, ты же знаешь. И тебя научу кое-чему, на хлопья и смотреть потом не захочешь... - а как так вообще получилось, что они с Брук ни разу ничего не приготовили вместе?.. За столько лет знакомства и дружбы? Вытащив из кармана брюк пакетик с влажными салфетками, Гвидо распечатал его, начав приводить дочку в порядок - протягивая и Бруклин, предлагая воспользоваться. С тех пор, как эти штуки появились, Монтанелли всегда старался иметь с собой хотя бы несколько, если гулял с детьми - для себя, правда, предпочитал старый добрый носовой платок.
- Почему нет? Конечно. А где вы обычно обедаете? - спросил Гвидо, мысленно готовясь испытать ещё один гастрономический шок - хотя, пожалуй, для ребёнка вообще нету лучше места поесть, нежели дома; все эти детские кафе или детские меню - один сплошной весёлый вред и гастрит в принципе. Слишком много удовольствия, на самом деле, не пойдёт на пользу никому... Как, впрочем, его отсутствие. Не только для детей, но и для взрослых тоже. - Да, Торри, пойдём с Джоан и Брук покушаем?
- Кусять!
Гвидо взглянул на часы, затем - поднял голову, взглянув и на Солнце, морщась и улыбаясь навстречу его лучам. В резервации Шей его учили определять время дня по местонахождению Солнца на небе, но получалось пока не очень...
- А в какой садик Джоан ходит?.. - спросил, когда они снова пошли, оставив палатку с мороженым позади. Страшно даже сказать, сколько новых знакомств Гвидо заимел через садик Виттории - и кое-какие старые связи тоже поддержал, сделав крепче; к слову о важности этой детской социализации, только с родительской точки зрения.

+1

9

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Daughters.