Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » испытания и выживание


испытания и выживание

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Национальный парк Секвойя | 19.08 - 22.08.16

Deirdre Burns и Mårten Åkesson
http://s5.uploads.ru/t/DSAN5.jpg

Съёмки промо-ролика, фотосессия, видеоклип...
Как давно Мортен не испытывал это на собственной шкуре, ведь участие в арт-проектах и даже небольших фильмах своих друзей - совершенно иное.
Да и сотрудничество с незнакомыми специалистами весьма рискованное дело, тем более, когда вкладываешь в это чуть ли не последние средства.
И что может случиться в столь прекрасном месте, где техника безопасности на высоком уровне?
Да, что угодно, ведь пути Природы неисповедимы.

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-09-06 15:41:48)

+2

2

вв

http://sa.uploads.ru/t/iA5Cw.jpg

http://s8.uploads.ru/t/U3D8Q.jpg

босиком, торс и руки обмазаны черной краской и искусственной кровью, волосы распущены, на лице корпспэинт (грим) на частичный манер черепа, кожаная маска на половину лица, в сосках пирсинг - кольца с черепушками

Давно же он не занимался этим... Лет восемь как, а то и больше? Странные ощущения. Одно дело быть одним из художников, а то и вовсе консультантом на каком-нибудь арт-проекте либо же актёром в небольшом арт-хаусном фильме у своих друзей, другое дело стать главным героем в собственном проекте. Пусть тут и клипмейкер, и фотографы, и художники, и стилисты да прочие специалисты, но он сам задаёт ритм, сам прописывает сценарий, сам указывает на все недостатки и просит всё переделать. Он слишком придирчив и требователен. В конце-концов, это его собственный новый музыкальный проект, с которым нельзя облопошиться, его нужно качественно и профессионально продать, закинуть в массы, на которые он ориентирован, заинтриговать и раскрутить. Но отснять всё нужно именно сейчас, за эти несколько дней. И на те деньги, которые Мортен специально откладывал с конца мая и даже снял бОльшую часть именно со счёта, который не трогал аж в совсем голодные времена. Он очень рисковал, возможно, даже слишком. Но швед был уверен в созданном материале, да и собирался вырваться из скорлупы забытья. Не массового забытья, а личного. Хватит творить лишь в стол, нужно встряхнуться и начать что-то новое, с нуля. В конце-концов он всегда наслаждался совместным творчеством с ребятами из "parasit", теперь же он вспомнил каково это да ещё и творя всё абсолютно один. Непередаваемые ощущения томления, вдохновения, интриги, полного провала и пустоты, а после новых идей, подъема, удовлетворения в конце от содеянного и переживаний в отношении реакции потребителя. Конечно, как перфекционист, Мортен видел недостатки и кое-что даже перезаписывал несколько раз, но в итоге заставил себя остановиться, зная, что всё равно всегда будет чем-то недоволен и надо прекращать сию одержимость на корню, пока совсем всё не испортил.
На кон поставлено многое. Но, чтобы в случае провала, не рухнуть в пучину губительной депрессии, он заранее готов к нему. Начинать снова беспробудно пить, съедаемый страхами и нервами, сам себя не узнавая, отдавшись в плен навязчивых мыслей и цепких объятий отчаяния или апатии, застрять в буре негативных эмоций? Нет. Он просто не может больше позволить себе такого - тот затяжной полугодовой стресс не должен повториться. Больше такой слабости не будет. Мортен всегда боролся в одиночку и в этот раз не будет исключений. Вот только обычно подобные внутренние психологические схватки с самим собой, стойкость перед проблемами и независимость от других приводила лишь к ужесточению его внутреннего Я, кидало в ещё бОльшие пучины аморальности, уничтожая по каплям вбитую когда-то нравственность. Мортен понимал, что ни один человек не может быть абсолютно одинок, что так или иначе каждый от кого-то чем-то да зависит, от той же ласки или понимающего нежного взгляда любимого человека, даже от простого прикосновения в трудную минуту. Но всё равно не позволял себе сваливать на близких людей собственные проблемы, самолично отказываясь даже от малой дозы эффективного "лекарства". Отсюда и периодические стрессы. Но в этот раз он справился, сделав новые шаги и кардинально изменив некоторые устои своих будней. Теперь он ощущал некий положительный эмоциональный подъем внутри себя всё чаще, этакую эйфорию, предвкушение и удовлетворение творца, мечты и счастье, которые греют его изнутри и останутся никому неизвестны.
Заканчивая с помощью девушки-стилиста нанесение искусственной крови поверх чёрной краски, Мортен перевернул руки ладонями вверх. Сквозь нанесённый грим угадывались шрамы и "живая" пентаграмма, которую он тревожил каждый раз, стоило ей окончательно зажить. Вчера, глубокой ночью после фотосессии в окружении гигантских секвой, Мортен в очередной раз оживил перевёрнутую пятиконечную звезду, поэтому сегодня из раны то и дело шла кровь. Режиссёру не понравилось, что он спрятал её под слоями чёрной ткани, привычно перебинтовывающей ладонь, пришлось отказаться от средства защиты. Хоть Мортен и не распространялся о своих шрамах-узорах в виде черепов и прочих символов, рассыпанных по телу, об этом стало известно, когда ему пришлось оголиться для вхождения в образ первый раз. А ведь мужчина так привык к ним, что уже и не замечал. Режиссёр же нашёл сию интересную, как он выразился, особенность интригующе провокационной и подходящей для тематики съёмок. Сам Мортен что-либо интригующего в этом не находил, а уж тем более ничего провокационного, но вынужден был согласиться, что данная символика только прибавит ему очков для релиза в среде дум-метала.
И вот теперь насыщенно алая живительная субстанция смешивалась с чёрной краской и приобретала густой притягивающий оттенок, расползаясь причудливо ломанными линиями по руке, стоило ему поднять её. Рану приятно пощипывало, и Мортен коснулся пальцами вышедших новых набухших капель и нарисовал ими у себя на чёрной груди кровавый череп, как раз между сосками, серьги в которых в очередной раз указывали на одержимость этого человека черепами и увеличивали их количество на его теле.
Девушка от этого поступка брезгливо поморщилась. Хоть в команду и были набраны специалисты без предвзятого подхода, реальные раны без должной обработки, а уж тем более подобные шрамы отталкивали многих, и Мортен прекрасно их понимал. Иногда он тоже не мог смотреть на подобные вещи на ком-то другом, да и к стерилизации подходил ответственно, поэтому всё-таки наклонился за тюбиком с обеззараживающей жидкостью и в очередной раз прыснул содержимым на разрезанную ладонь, не боясь испортить грим. В конце-концов крови ещё натечёт и будет даже лучше, не этого ли режиссёр так хотел? Сегодня против его натиска было невозможно устоять, и что-то подсказывало Мортену, что внезапное творческое возбуждение профессионала перегнёт ещё палку.
Переступая с ноги на ногу в развязанных ботинках, спрятавшихся под длинным подолом замысловатого кроя юбки-штанов, он с некоторым напряжением посмотрел в сторону узких пещер, словно насмехающихся над ним своими беззубыми чёрными ртами-пастями. Команда и сейчас-то уже была в одной из общих пещер-залов, предусмотрительно закрытых на время съемок от туристов, но Мортен-то знал, что именно его ждут те самые узкие пространства - сегодня режиссёр разошёлся не на шутку. Стоило бы отказаться, но швед решил, что он сильнее своих страхов - как ещё бороться с ними, если не пересилить себя.
- Готово. - Сделав последний штрих, стилист улыбнулась и пошла к своим помощникам, занимающимся тремя актёрами-статистами.
- Спасибо. - Просипев из-за пересохшего горла, Мортен проводил её взглядом, взял бутылку воды и сделал несколько глотков, а после устремил свой хмурый взгляд вновь на всё те же проёмы-пустоты. Верхняя часть его лица была выкрашена на манер растрескавшегося черепа - черные пустые глазницы с чёрными склерами ответно въелись колючим взглядом в пещеры, таящие в себе неизведанное. Чтобы расслабиться, Мортен шутливо представил себе разбившийся корабль Супермена или генерала Зода, покоящийся где-то там в толще суровых и опасных скал. Да уж, было бы забавно и в самом деле обнаружить нечто такое в этом месте, что, конечно же, просто-напросто невозможно. И усмехнувшись своим нелепым нервным мыслишкам, швед отвернулся, тут же натыкаясь взором на начальницу всего мероприятия. Улыбка, дарованная ей и нарисовавшаяся на таком отталкивающем лице, что выглядело в тенях распущенных волос под пещерным освещением ещё более жутко, смотрелась сейчас наверняка нелепо. За небольшое время их общения мисс Бёрнс показалась Мортену довольно симпатичной персоной. Он уважал деловых и сильных женщин, этаких роковых красоток, да и низкий для барышни голос придавал её шарма. Однако же вряд ли поклонники за ней табунами бегают, не все мужчины любят бизнес леди, а тем более, когда существует вероятность, что одна из них уделает тебя под чистую, хах. А может быть под всей этой деловой маской сидит дикарка на вроде Беллатрисы Лестрейндж или всё-таки мисс Бёрнс нечто вроде элегантной и спокойной Нарциссы Малфой? Хотя Мортен никогда особо не разбирался в этих произведениях и чего это он, собственно, сейчас о них вспомнил? Видимо некогда засевшие интересные образы сейчас всплывали в памяти в попытках разгадать тайну в виде Дейдре Бёрнс. Имелась в нём такая слабость, как изучать окружающий мир и, конечно же, людей, его наполняющих. Пусть даже не общаясь, издалека. Тем и интересен был весь процесс сбора информации и едва заметных деталей, а после их сбор и смакование. Ему бы пойти в своё время в следственный отдел, а не посвятить себя искусству, эхех.

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-09-06 19:54:44)

+1

3

вв
Все вроде как было под контролем.
Гримеры заканчивали нанесение макияжа и, собственно, грима, световики установили необходимое освещение, даже сгоревший генератор успели заменить на аварийно-запасной. Дейдре ходила от одной точки площадки к другой и еще раз все проверяла: то, что могло пойти не так (сгоревший генератор) - уже пошло, а значит больше поводов переживать не было.
Не должно было быть.
Но все равно в глубине души червем сидело какое-то опасение и паршивое предчувствие. Дей похрустывала пальцами, общаясь то с одними подрядчиками, то с другими, но их слова "все готово" не заставляли ее успокоиться и продолжить свою работу. Она мысленно перечисляла все узкие места сегодняшней съемки и каждое из них было проработано. Они даже взяли с собой дождевики на случай плохой погоды, хоть съемки и будут проходить в глубине пещер - ну, на всякий случай. И все равно что-то было не то.
Пару месяцев назад ей бы и в голову не пришло, что когда-нибудь она будет выступать в роли главного организатора подобных съемок. Необычных, артхаусных. Дей вспоминала, как после первого общения с Мортеном, когда он описывал примерный желаемый конечный результат, у нее побежали мурашки по всему телу, и снова ощутила их. Еще пару месяцев назад она бы отказалась, сославшись на нехватку опыта, знакомств, вдохновения на подобные проекты, но теперь она чувствовала в себе желание познавать новое, ей хотелось попробовать как можно больше разнообразных проектов, и она даже подумывала о том, чтобы отойти от event-индустрии. Слаженная команда из режиссера, оператора, гримера, световика и других профессионалов работала на этих съемках благодаря ей - именно Дей смогла их всех собрать, увязать желания и возможности бюджета, договориться о месте проведения и спланировать эти несколько съемочных дней в условиях ограниченного временного ресурса. Всего три дня на все - этого должно было хватить, и если честно время - последнее, за что Дейдре переживала.
Она подошла к Мортену, которому заканчивали накладывать грим, но еще до того, как он посмотрел на нее, обратила внимание на ярко-красные разводы вперемешку с черной краской на его ладонях. Удивительно грязное и красивое сочетание цветов. Мортен был готов к съемкам, и Дей не знала, волнуется ли он. Их отношения были на уровне заказчика и исполнителя, но для Дей было удивительным то, что он не вызывал у нее антипатию. До этого она не встречала людей настолько творческих и существующих вне рамок социума - это если судить по внешнему виду, по которому Бёрнс всегда людей и судила... На самом деле Мортен оказался вполне обычным и нормальным человеком, с неотталкивающей манерой общения и поведения, совсем не противный Малфой из детских книжек про волшебство.
- Мортен, ты готов, да? Выглядишь... Впечталяюще, - она улыбнулась, подойдя к мужчине и кивая в подтверждение своих слов, - Все готово, но... - нужно было попросить кое-о-чем, а Дейдре просить людей о помощи в принципе не очень любила... - Ты не мог бы мне помочь? Понимаю, что это совсем не твоя задача на съемке и нужно было брать ассистента, но я хочу еще раз проверить все на самой площадке внизу. Спустишься со мной? - она сложила руки в шутливой мольбе и наклонила голову немного набок. Никакого флирта, просто ей и правда нужно было еще раз все проверить, а у самой глаз уже замылился настолько, что обнаружься посреди площадки случайно забредший пиратский корабль - и Бёрнс поставит галочку в блокноте напротив пункта "декор".
Волнение нисколько не убывало, и Дей пожалела, что оставила фляжку-помогайку со своим любимым алкогольным напитком - виски - дома. Пожалела, а потом сразу же постаралась отогнать от себя эти дурацкие мысли: она профессионал, а профессионалы не пьют на работе. И все-таки, может фляжка затерялась где-нибудь в сумке?.. Они пошли в сторону спуска и Дейдре взяла со стула свою сумочку. На всякий случай, может быть фляга все-таки там?
Она поймала себя на слове "на всякий случай" и удивилась тому, как много сегодня делает с расчетом на этот случай. А вдруг и правда произойдет что-то отвратительное? Может и дождевики пригодятся?..

Отредактировано Deirdre Burns (2016-09-07 08:54:15)

+1

4

На вопрос о готовности швед не думая кивнул. Улыбка на левую сторону лица стала благодарностью на комплимент. Гримёрша потрудилась на славу, опираясь на детально проработанные его рукой эскизы, ведомая его советами и вынужденная терпеть его собственное немаловажное участие в нанесении всей этой сомнительной, с точки зрения простого обывателя, красоты. Поэтому Мортен знал, что всё действительно в этом плане отлично и, как выразилась мисс Бёрнс, впечатляюще. А вот гримёршу стоило похвалить, ведь результат - дело и её рук. У шведов вообще в принципе не было принято раздавать комплименты по поводу внешнего вида, на это жители страны, подарившей миру столько самобытных героев детских сказок, обычно реагировали сдержанными словами "конечно, не зря же я так долго над ним работал" или что-то вроде того. Поэтому шведских красавиц подобными комплиментами было не сразить.
И всё-таки Окессон произнёс, справедливо похвалив гримёршу:
- Мисс Уотс отлично справилась со своей сложной задачей.
Наверное, для более открытых и фривольных американцев подобная похвала могла показаться совсем уж чопорной и холодной. От этой мысли Мортен усмехнулся. Уже четыре года живёт в Сакраменто да и фривольностью не брезгует, а всё равно будет продолжать казаться суровой обледенелой скалой чёрного камня, которую каким-то нелепым образом занесло в эти южные жаркие края с далёкого неприветливого севера. И это из страны, столь ориентированной на Америку - менталитет всё же не пропьёшь. Особенно на первых порах общения, особенно в деловом сотрудничестве. Была у него привычка разделять работу и личную жизнь в отношениях "начальник-подчинённый" или "заказчик-исполнитель". Это уже через какое-то время весы сотрудничества могли склониться в сторону так называемых христианами грехов. Случай с Кеннетом, конечно, несколько иное. Не реши тогда Мортен спьяну, несмотря на все доводы разума и губительных последствий, получить свою порцию удовольствия и насладиться риском по полной, до сих пор снисходительно динамил бы откровенные симпатии Колфилда наравне с тайными знаками внимания от других учеников, преимущественно, конечно, женского полу. Но, когда дело доходит до действительно сильной привязанности и желаний, тут уж нельзя стопроцентно быть уверенным в себе, своих принципах и собственном хладнокровии. И Мортен убедился в этом на собственной шкуре. Хотя, когда-то он также убедился и в свои восемнадцать лет, в первый раз серьёзно нарушив закон общественного родства и морали.
Выслушав просьбу менеджера, он нахмурился, будучи сейчас немного заторможенным. Толком не выспался да и нервничал из-за перспективы встретиться со своим страхом в виде узких пещер, готовых поглотить его тело под тоннами камня, лицом к лицу. Благо в, на самом деле, узкие проёмы лезть ему не придётся, но что-то внутри груди неуютно копошилось и заставляло нервничать. Кажется, это называется интуицией или плохим предчувствием. Мортен считал, что это лишь игры разума, так и норовящие свергнуть человека в пучину его страха и волнений. Это испытание, одно из тех, которым он подвергался, когда разум запускал пагубные навязчивые мысли, но с ними он так или иначе справлялся, справится и сейчас.
- Да, конечно. Одну секунду. - Наклонившись, он начал завязывать шнурки, не хватало ещё где-нибудь споткнуться. Сжав вновь в правой руке бутылку с водой, Мортен последовал за девушкой.
- Похоже, и вас не оставляет ощущение, что что-то снова может пойти не так? - Сдавшийся генератор уже потрепал нервы Дейдре. Да и, чего душой кривить, всей команде, включая него самого, ведь пришлось сместить график на полчаса, но и эти минуты в данном деле чрезвычайно важны.
Мортен нарочито не спешил переходить на "ты" в отношении эффектной брюнетки. Придёт время и всё само встанет на свои места.
- На съёмках всегда так. - Беззлобно усмехнулся он, ловя по пути вспыхнувшие в памяти моменты из прошлого. - Но иногда лучше перестраховаться, чем недобдеть, тут вы правы. - Ведь для девушки это был первый опыт. Да и Мортену казалось, что теперь этот опыт был первым и у него. Спустя столько лет-то. Он вновь взглянул на грязные багровые подтёки на своём предплечье, а после скользнул хмурым взглядом на "раскрывшуюся" пентаграмму. Нужно было хотя бы до съёмок держать её под бинтом или бактерицидной салфеткой. И швед автоматически обернулся, чтобы бросить через плечо ментальное чертыхание в сторону оставленной на месте его "стоянки" сумки с аптечкой. И тут мужчине в голову пришла мысль. Скорее неуместная. Но чем неуместнее и внезапнее, тем гениальнее.
- Хм, нужно было использовать в съёмках искусственный снег. - Он взглянул на Дейдре и приподнял брови, от этого пустые чёрные глазницы его "черепа-лица" визуально вытянулись, став ещё больше и зловещее. - И как я раньше об этом не подумал? - Мортен нахмурился и усмехнулся куда-то в пустоту, скользя уже внимательным взглядом по сводам пещеры, пока они спускались вниз, не забывая смотреть под ноги и подхватывать под руку мисс Бёрнс или помогать ей там, где в теории могла присутствовать опасность. По идее совсем ненужные волнения, ведь техника безопасности здесь была на высшем уровне, если верить убеждениям руководства парка-заповедника. Но Мортен не был бы собой, если бы всегда слепо вверял себя в руки других людей и доверял им же жизнь близких или знакомых. Аккуратность и бдительность в столь опасном месте превыше всего.
- И использовать вместо чёрной краски больше искусственной крови. - Рассуждал он уже вслух. - Сочетание чёрных сводов безжизненного многовекового камня, пережившего столько всего непознанного и готового стоять дальше; белоснежного снега, символизирующего чистоту, невинность и мимолётность жизни; и полностью окровавленный воин с черепом вместо лица, как символ жестокости, ужасающей силы и власти, низменной животной страсти и неотвратимости конца. - Низкий хрипловатый голос лился задумчиво и успокаивающе, готовый одурманить в любой момент живое богатое воображение Дейдре, словно хмельной мёд. - Осторожнее, тут неровная ступенька. - Мортен шёл впереди, придерживая левой "раненой" рукой полы чёрной замысловатой юбки-брюк и сжимая подмышкой бутылку с водой, а правой поддерживая и направляя девушку. Даже, если ей этого не требовалось, он был готов вовремя среагировать. - И здесь ещё одна. - Сам чуть было не оступился и не нырнул носом. Вот уж был бы хорош рыцарь. Да и на съёмках потом, сломай он нос или повреди как-то лицо, руки, торс, прекрасное дополнение было бы для грима и атмосферы. А что, неплохая идея. Красота и искусство требует жертв. А подобные - совершенная малость.

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-09-12 04:13:50)

+1

5

Мортен не отказался помочь ей, и Дей вздохнула с облегчением - ей казалось, что если она пойдет вниз одна, то обязательно что-то упустит. И дело тут было вовсе не в том, что если пойти с кем-то еще, то можно было бы разделить ответственность за то, что не углядели (она прекрасно понимала, что ответственность за организацию и за то, чтобы все пошло "так", лежит целиком на ней), просто пойти вдвоем для нее самой было бы спокойнее.
Она ответила ему с улыбкой, вместе с немного нервной усмешкой:
- Если честно, у меня обычно такого не бывает. Ну, я впервые вообще занималась подобным проектом, обычно все дело проходит в клубах или презентационных залах, там нет вероятности того, что вдруг поднимутся подземные воды или обрушится потолок, как здесь, - она мельком глянула на каменные своды над их головами, которые грозно надвисали над ними. В администрации заповедника их уверяли, что никакие подземные воды не могут внезапно забить ключом, а пещере этой уже более пятиста лет и не было ни одного случая обвала, поэтому Дей припомнила эти "природные" риски просто в шутку.
А Мортен в это время говорил об изменении концепции съемки, о том, что можно было бы сделать все намного эффектнее и ярче, глубже и интереснее, и Дейдре слушала его, аккуратно переступая ступеньки, но ничего не отвечая. Она лишь кивала, хоть ей и было очень интересно то, о чем он говорит, ведь ей самой такое в голову просто не приходило.
Она злилась за это на себя. За то, что думает о генераторе и обрушении потолка вместо того, чтобы думать о творческой составляющей съемки. Нет, Бёрнс прекрасно понимала свою роль и знала, что конкретно она должна была здесь делать - следить за генераторами и потолком - но ее раздражало то, что в ее голову даже не могли прийти такие мысли.
Думать о чем-то большем, чем об оболочке и внешнем виде вещей ей было сложно. Она работала над этим: читала книги, смотрела фильмы, старалась посещать картинные галереи, но чувствовала, что у нее не получается мыслить чуть шире, чем обычно. И какой-то тоской в ее сердце отзывалось это разочарование в себе, мыслями о том, что когда она еще не надумала менять свою жизнь и увольняться с прошлой работы, жить ей было как-то проще и не нужно было задумываться о том, насколько ее ум жив и гибок.
Она слушала Мортена, представляя те картины, которые он описывал, и по ее телу бежали мурашки. Мелкие, пробирающие от головы до пят и заставляющие все время держать ухо востро - она уже почти видела, как вокруг них горы искусственного снега и лужи такой же ненастоящей, но будоражащей сознание крови, видела этого воина, которым был, конечно же, сам Мортен, который придерживал ее за руку, чтобы она не упала с неровных ступеней.
- Это звучит как-то... Безнадежно, что ли, - наконец подала голос она, пожав плечами, - Это будет красиво, я уверена, но, знаешь, ведь говорят, что без тьмы невозможно увидеть свет... А в этой картине, наоборот, кристально чистый снег будет лишь делать ярче багровые оттенки крови и те негативные черты, которые будут показаны через этого воина, - неровная ступень заставила ее отвлечься и прервать фразу, - ...Может в конце тогда можно было бы добавить очищение? Наивно, конечно, но хочется верить, что темная сторона человека может быть превращена в свет, - ее слова сбились, договаривала она уже тихо и совсем себе под нос. Ее охватило какое-то странное смущение, в движениях появилась резкость - как-то угловато заправила прядь волос за ухо, а на следующей неровной ступеньке все-таки оступилась и не упала лишь благодаря поддержке Мортена, - Прости, - на лице появилась виноватая улыбка и легкий румянец.
Они, наконец, спустились вниз, и Дей отпустила его руку, быстро переключившись на то, что нужно было все проверить. Прошла чуть ближе к декорациям, которые представляли из себя огромную конструкцию из нависающих тканей разной формы и размера от ободранных лоскутов до аккуратных полотен, проверила свет на работоспособность, на всякий случай проверила наличие огнетушителей (нужно было быть готовой ко всему) и только потом вспомнила, что где-то позади остался сам Мортен.
Она живо обернулась к нему со спокойной улыбкой на лице:
- Кажется, все в порядке! - сделала пару широких шагов ему навстречу, почувствовав огромное облегчение, - У меня как камень с души свалился, ты ничего не заметил подозрительного? - подошла к Мортену и еще раз мельком огляделась по сторонам, - Ну, наверное можно... - послышался какой-то странный звук откуда-то из-за спины Мортена, там, откуда они только что пришли, - Сюда спускают генератор?.. - это было какое-то громыхание и Дей подумала, что это вся группа решила спуститься вниз и наверняка что-то тащит с собой, но звук становился только громче, превращаясь в какие-то раскаты, и исходил уже не из выхода из пещеры, а откуда-то сверху, - Мортен, что... - снова громкий треск, и за спиной Мортена с свода пещеры падает огромный камень прямо на пол. Земля под ногами начинает трястись, в глазах Дейдре шок, а мысли заполонила паника - сейчас их обоих убьёт обвалившимся потолком этой пещеры.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2iSwU.jpg[/AVA]

+1

6

Вот про увеличение акцента на крови посредством снега Мортен как-то и не подумал. Интересная мысль. Музыкант даже мысленно поблагодарил Дейдре за подобную интерпретацию. Она почему-то смутилась. Впрочем, если чуть-чуть подумать, всё встаёт на свои места.
Поймав девушку, Мортен ответил улыбкой.
- Ничего страшного. - В конце-концов он для этого и подстраховывал, чтобы ловить в случае чего.
- Для тех жанров музыки и изобразительного искусства, в которых я творю, тьма есть свет. В том-то и дело. Но вы говорите верные и незыблемые вещи. - Мужчина нахмурился, обдумывая предложение Дейдре всё то время, пока она изучала главную дислокацию съёмки. Он и сам критичным взглядом окидывал шедеврально мрачное пространство, воссозданное по эскизам декораторами. Отогнав представшие перед глазами картинки желаемого результата, швед всё-таки сосредоточился на размышлениях о возможности так называемого очищения. Оставшись стоять на месте, он просто периодически поднимал голову к своду пещеры со свисающими сталактитами или впивался в возможно опасные места внимательным жёстким взглядом, что превращал его лицо при данном гриме и дежурном освещении в ещё более пугающий, суровый и живой череп. Либо ранее высказанное замечание мисс Бёрнс по поводу обрушения потолка и прочих несчастных случаев, либо обострившийся из-за клаустрофобии инстинкт самосохранения, либо всё вместе подействовали на шведа, что он превратился в напряжённый сгусток нервов и сосредоточия. Даже думать толком не получалось - из глубин собственного небытия, вонзив стальные когти в нутро, карабкался коварный и жестокий ледяной страх, желая показать наружу свою уродливую голову и овладеть телом Мортена, забив его самоконтроль и сознание в дальний угол. Сердцебиение участилось, мужчина начал чаще и шумнее дышать. Что-то грохнуло позади, и Мортен резко обернулся. Оказалось, что это Дейдре - у страха глаза велики. Музыкант задышал глубже, успокаивая себя и не давая волю пока что слабой, но уже подбирающейся панической атаке. Чтобы женщина ничего не заметила, он отошёл подальше, отвлекаясь на некий темнеющий проём. Лучше бы прочь от него ушёл, вместо того, чтобы приближаться к источнику наибольшего страха. Однако, как они оба и считали, нужно быть готовыми ко всему и перестраховаться. Вот только что может произойти с этим узким проходом, если он никак не влияет на съёмки, тут уж борющийся со страхами разум вряд ли адекватно ответит. Поэтому, когда внезапно раздался голос брюнетки, Мортен резко обернулся.
"Твою ж мать, я гребаный идиот или мазохист, или идиот-мазохист! Согласиться на подобные условия! - Но полумеры в виде цифровых декораций и атмосферы, созданных посредством хромакея, совсем не годятся. В их деле либо всё, либо ничего. Ценители тяжёлой экстремальной музыки это очень тонко ощущают, и оказаться у металхэдов в чёрном списке с первым же дебютным мини-альбомом чересчур для такого перфекциониста, как Мортен. Недопустимо. Хоть и не упускается из виду возможный провал, об этом никогда нельзя забывать. Нужно готовиться к худшему, стараясь сделать всё, как можно лучше. Иначе зазвездишься своим тщеславием и капец. Идеала не бывает. А в случае Окессона то и дело просыпался ещё и болезненный перфекционизм, свойственный ОКР, поэтому иногда действительно было слишком сложно остановиться вовремя.
"Лучше бы я тру блэком занялся". - Нервная усмешка сорвалась с поджатых губ. Вот там не пришлось бы так заморачиваться над художественной частью продакшна, да там и над музыкой не пришлось бы заморачиваться! А это было не для Мортена. На его лирику, а особенно стихи его кузины, которые легли основой парочке композиций, нужна была особая музыка, шедшая из глубин тёмной души и сочетающая в себе особенности, присущие, как некоторым поджанрам блэка, так и думу. По этой причине для начала, чтобы не плодить ещё больше новых различных пафосных жанров, как делают некоторые музыканты, швед загнал свой проект в рамки дарк метала.
- Нет. - Отвечая на подозрительность, ведь этот проём подозрителен только для него, Мортен коротко улыбнулся и едва кивнул на последовавшее дальше "возвращаться", но так и не произнесённое до конца.
- Похоже, камень свалился не только с твоей души. - Неосознанно на нервах переходя на "ты", мужчина уставился в сторону грохота, превращаясь в идеально натянутую струну.
Дальнейшее произошло за считанные мгновения с участием обострившегося разума и хладнокровия. Видимо, инстинкты, оголённые осознанием опасности. Напрочь перекрылся недавний страх и пропала ощутимая нервозность. Обычное для Мортена поведение в чрезвычайных шоковых ситуациях. Благо они с Дейдре уже стояли рядом. Швед схватил девушку в охапку и затолкнул в этот злосчастный проём, что оказался так удачно по близости. Закрыв её собой, он повернулся напрягшейся спиной к оставшейся позади дыре. Обвалившиеся глыбы протолкнули их дальше, но он, казалось, ничего не чувствовал. Словно берсерк. Вот, когда закончится данное состояние, вот тогда всё прочувствуется в полной мере.
Грохот стих довольно быстро, либо опять же необузданное, капризное, словно дерзкая девчонка, время ускорило своё течение. И только тогда мужчина позволил себе распрямиться. Получилось, значит потолок куда выше, чем он предполагал... пока не упёрся затылком в твёрдый камень.
- Ta mig fan... - Неосознанно выругавшись на родном языке сквозь кашель, Окессон попытался проморгаться и отпустил, наконец, напуганную Дейдре. - Ты в порядке? - Было очень пыльно, отчего его голос засипел ещё ниже, словно бы он за раз выкурил несколько сигарет без фильтра. Прикрыв нижнюю часть лица тыльной стороной ладони, мужчина пытался понять, где они вообще и что произошло. Пыль осела довольно быстро, дав понять, что они заперты, что они в ловушке. А вокруг непроглядная тьма, низкий потолок и весьма узкое пространство. Ох, чёрт. Мортен напряжённо упёрся руками в стены, будто бы те сходились, желая захлопнуться и раздавить их, а он пытался задержать неминуемую гибель. Вот теперь и в его глазах появился страх, а паника начала заволакивать последние мысли. Правда, Дейдре всё равно ничего не увидела бы, ведь его чёрные склеры в чёрных искусственных пустых глазницах сейчас сливались с общей чернотой и особо ничего не выражали.
- Jävlar! Ох нет... нет-нет-нет... - Прошелестел он потерянным тоном, тяжело выдыхая и шумно вдыхая. Оказаться лицом к лицу с одной из фобий, вашу ж мать...

______
* Чёрт возьми...
** приблизительный эквивалент русского "чёрт!" (буквально "дьяволы")

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-11-01 01:26:48)

0

7

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » испытания и выживание