Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » жить в твоей голове


жить в твоей голове

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

В главных ролях: Sophie Briol & Joe Bennett
Место: США, Нью Йорк и другие города
Время: осень 2006 года - весна 2007 года

Жить в твоей голове
И любить тебя неоправданно, отчаянно
Жить в твоей голове
И убить тебя неосознанно, нечаянно

И слушали тихий океан
И видели города.
И верили в вечную любовь
И думали - навсегда

+1

2

вв
осень
Stay,
Halo heavy,
you made me,
a bad machine

Свалилась, как снег на голову. Это наиболее точно характеризует их с Софи знакомство. Все произошло чертовски случайно и, откровенно говоря, романтикой там попахивало лишь то, что вышло из ее желудка перед тем, как она потеряла сознание. Забавно, но после такого Джо, как самый джентельменистый джентльмен, просто обязан был на ней жениться. И, если честно, он был готов ее, еще бессознательную, отнести не домой, а к священнику. А именно так оно и бывает, когда две половинки находят друг друга.
Но Джо, без задней мысли, верее с совершенным их отсутствием, из-за столь быстро охватившей его влюбленности, все же понес ее домой. В любом случаи она рядом с ним, хоть и… вообще она даже не помышляла о его чувствах, проснувшихся, словно Беннетт какой-то подросток. Честно говоря, он больше часа сидел и смотрел на ее лицо, боясь пошевелиться, словно эта девушка кошка, которая, будучи потревоженной, сразу уйдет восвояси. Так без движения он и уснул, а на утро ей явно было не до знакомства. Ломка. Эта поганая ломка, так лихо овладевающая сознанием и превращающая человека в животное, способное на все ради дозы. Собственно, еще в переулке он успел уберечь ее от того, о чем она обязательно бы пожалела. И только по этому, ничего не спрашивая Джо поделился с ней своими запасами.
И все же она изумительно красивая. Она шикарная, высокая брюнетка, стройная, с острыми чертами лица.. да за такую девушку можно было душу продать, что бы она была рядом. Выйдешь с такой в общество и будешь зубоскалить, рыча на каждого, кто посмеет к ней приблизиться ближе, чем на метр, а если заговорит – пиши пропала, верная бейсбольная бита всегда ждет своего часа, всегда жаждет крови. Право Джо хорошо осознавал одно важное обстоятельства – такая девушка совершенно не его формата, вряд ли она даже заговорит с тем, кто шарится по переулкам, нюхает и живет впроголодь в полуразваленной съемной квартире. Ей бы в свет, ей бы покорять подиумы, сверкать белоснежной улыбкой с обложек глянцевых журналов, разбивать сердца богатым мужикам, отшивая их пачками, купаться в роскоши и бриллиантах. Беннетт попросту не потянул бы такую, как она, от чего оставалось лишь любоваться ей и благодарить судьбу за эту встречу. Она.. да она ангел, спустившийся с небес и потерявший себя среди людского смрада. Гложило чувство, что Джо возьмет и не с чего начнет еще стихи про любовь сочинять, влюбленный идиот.
Он, наверное, с минуту смотрел на нее, не отрываясь, пока допер, что она вообще заговорила. Это выглядело точно крайне нелепо, глупый мальчик, который отродясь таких красавиц не видел. Но все это быстро закончилось, когда он пришел в себя, достал пакетик с кpeдиткой, после чего направился на кухню, показав, где можно принять ванну. Но на завтрак она опросила пончики, а Джо, по собственной простоте, собрался и двинул по направлению к ближайшей кофейне. Его не было не больше получаса, но по возвращению его ждало разочарование, к которому он, собственно, был готов. Чудес не бывает, давно пора привыкнуть, что судьба ни за что на свете не одарит тебя таким подарком, как такая девушка. Остался лишь наполовину опустевший пакетик, пластиковая карта и еще не выветрившийся запах, еле заметно парящий в воздухе и оставшийся на постели. Ни номера, ни благодарности, ничего больше. Джо расстроился.. не сказать, что сильно, но было несколько обидно. Он уселся в свое кресло, даже стебясь над собственным бездумьем и наивностью, и порывался было выбросить пончики, но не осмелился и оставил до ужина. Да этого следовало ожидать, больно ты нужен, оборванец с окраины города, кому ты вообще можешь быть интересен. Денег – еле концы с концами сводишь, жилья нет, о благах вообще заикаться не смей. Единственное, в чем ты можешь быть интересен – 1.90 роста, а она очень высокая дама. И все! Что, девушки теперь себе кавалеров выбирают по росту?! Джо, милый, не смеши свои кроссовки.
В итоге он съел эти пончики, окончательно развеяв в себе надежду, что она просто куда-то срочно отлучилась. Сказать честно, следующая неделя прошла в очень плохом настроении. Знаете, как бывает, что чувствуешь свою абсолютную беспомощность. Как когда-то в детстве – он никому не был нужен, так и сейчас выходит, что единственной понравившейся девушке на него начхать. А главное, он никак, совсем никак не мог с ней связаться, ведь она даже имя не назвала свое. Джо пытался даже найти барыгу, который пытался ее развести за дозу, но тот, видимо, хорошо смекнул, что шкура дороже бизнеса, и пропал не оставив и следа. Какая-то долбанная депрессия напала до такой степени, что он набрал себе несколько проектов на аутсорс и покинул стены своей квартиры лишь пару раз, да и то до магазина и обратно.
Беннетт не любил гостей, и все его знакомые это знали. Потому, никто никогда не приходил к нему, а если Джо был нужен – есть телефон. И было большим удивлением, когда он услышал звонок, который, наверное, уже покрылся пылью. Он даже не сразу понял, что именно звонит, но как только до него дошло, он даже несколько разозлился. Он никого не ждал, за квартиру заплачено, к тому же Фил никогда не брал наличных, все через интернет, и на чай не заходил, только если Джо его уговорит. В общем, звонок в дверь оказался полной неожиданностью. И Джо набыченный шел к двери, еще и ворча, мол, кого принесла нелегкая.. но большим удивлением, которое его ввела в полноценный ступор оказалась та, которую он увидел, открыв дверь. Пред ним стояла та самая девушка, только куда более хорошо выглядящая, поздоровевшая, румяная, одетая с иголочки.. модель. У Джо отвисла челюсть, и он не поверил собственным глазам, смотря на нее в упор с распахнутой дверью.

весна
Where do we belong,
where did we go wrong
If there's nothing here,
why are we still here?

Хорошее рано или поздно заканчивается, и не стоило было надеяться на выигрышный билет, позвонивший в твою дверь и принесший вкусные пончики. Такого не бывает, и, видимо Джо был из рода тех неудачников, которым в жизни, кроме фака в лицо, ничего не светит. Походу он накосячил достаточно, что бы до конца жизни расплачиваться за свои грехи. До слез обидно. Винить не кого, но отчаянно продолжал винить Софи и себя за то, что все идет наперекосяк. Они вместе катятся все ниже и ниже, и не далек момент, когда будет глухой удар о дно.
Очередной скандал из ничего. Джо сам уже потерял логическую нить их сор, когда по десятому кругу они просто взрываются, крушат квартиру и трахаются. Секс перестал быть чем-то таким, ради чего можно было замутить бучу. Поначалу это казалось чем-то новым, не привычным. При сильной эмоциональной связи это было не плохой встряской, поиграть друг другу на нервах, а после разбудить всю округу. Не, было реально круто, но быстро надоело, когда нервозы стыли не временным состоянием, а статичным. Джо начали посещать мысли о расставании, что пора заканчивать этот цирк, дабы не портить ей жизнь, а, заодно, и не разрушать себя.
Только, видимо, не суждено было им разойтись, по крайней мере, так просто, с минимальными потерями. Они вместе долбили и вместе сходили с ума. В такие моменты можно было съехать с собственной кабины от того, насколько с темноволосой чародейкой было хорошо. Они часами любили друг друга, они любили всегда, везде, на любой поверхности и в любой плоскости. Джо знал каждый миллиметр ее тела на вкус, на запах, она сводила его с ума и не давала отпустить. И Беннетт не отпускал.. и не отпустил.

вв
Весна. Чего б ни радоваться жизни, когда все природа начинает медленно просыпаться, одаряя глаза первой зеленью, а душу первым теплом. Самое время для пробуждения чувств, для романтики.. ночных прогулок по городу, пикников, милым вечерам под звездным небом на крышах. Самое время любить друг друга с новой силой, открывать чувства по новой, дарить цветы, приносить завтраки в постель.. да все, что угодно. Пора дышать полной грудью, ведь грустный холод сменился припекающим солнцем. И.. и… да хер вам, обломитесь. Миновав полгода отношений, что последнее время стали немного подгнивать, скандалы усилились, не принося никакого морального удовольствия. Все немного извращенцы и в этом был свой кайф, но не когда в твою голову летит тарелка или бокал.
Сегодняшний день перестал чем-то отличаться от вчерашнего, и от завтрашнего. Серое полотно обыденной конфликтности укрыло их отношения, и начался откровенный пиздец. С самого утра они рычали друг на друга.. черт знает, толи ломка, которой, вроде как, и не было, толи они пресытились друг другом, ничего нового, кроме более сильного витка конфликтов не происходило. - Ты долго будешь маячить перед телевизором?! Займись делом, приготовь поесть! Первым огрызается Джо на бессмысленно слоняющуюся Софи. Она редко готовила, но его это ничуть не нервировало, он сам любил готовить и часто радовал их какими ни будь изысканными блюдами, которые, в свою очередь, редко получались с первого раза. А последнее время его стало это жутко бесить и злить, что его девушка даже жрать не может приготовить. Что за бред – ты женщина и ты не умеешь готовить?! А когда дети будут Джо их сам будет из титьки кормить или с этим ты все же справишься. Хотя, какие дети, они оба нюхали чуть ли не каждый день. Да и это, скорее всего, было всего лишь поводом придраться, только не ясно с чего. - Ты меня вообще слышишь или в глухие заделалась?! Кухня в другой стороне! Продолжает нагнетать, совершенно не думая, что вообще несет. Это очень сложно объяснить, но с каждым днем такое дерьмо стало всплывать все чаще и Джо ничего не мог с собой поделать. В конце концов, Софи и сама е скупилась на претензии и, частенько, запиливала настолько сильно, что хотелось выбросить ее в окно или запереть в чулане, лишь бы не слышать этот звенящий низкий голосок, ежесекундно выводящий из себя некогда спокойнешего Беннетта. Так и живем.

Отредактировано Joe Bennett (2016-09-08 14:59:50)

+1

3

вв
осень

рай
-------
All I wanna do,
Is lie here next to you,
Listen to your heart beat,
Your heart beat

Одна любовь всегда заменяется другой - эту истину придумала не я, но ощутила на себе так, будто сама была тем гениальным человеком, который после путешествия в рай и обратно осознал, что все конечно, а расставания - самый настоящий ад. Моим персональным адом был Франческо. Мы с ним были как два краеугольных камня, которые попросту не смогут быть рядом слишком долго, но и находится далеко друг от друга - та же боль, только еще приправленная незнанием, что же дальше и будет ли это дальше. В какой-то момент я устала ощущать эту неизбежность и попробовала заменить любовь наркотиками. Так я познакомилась с любовью всей моей жизни, которая не уйдет от меня никуда. Уверена в этом... хотя тогда я этого знать еще не могла. Тогда было лишь ощущение, что наконец-то нашлось средство, которое больше не позволит находиться в пучине страданий и мыслей "а не вернуться ли", "а не начать ли все сначала". Мое лекарство, мое спасение от любых душевных травм.
Вот только когда начинаешь сидеть на наркоте, сложно остановиться. Сначала, когда еще можешь - не хочешь. Потому что эмоции слишком яркие, жизнь превращается в большую сладкую вату, которая никогда не надоедает. В момент, когда же хочешь остановиться - уже не можешь. Но каждый наркоман уверен, что это утверждение обойдет его стороной и он сможет.
Мое знакомство с миром запретного началось летом, осенью же стала ощущаться нехватка в деньгах, которая заставляла обманывать отца, продавать вещи и драгоценности, а порой даже красть. Человек без тормозов, за котором необходим глаз да глаз. Зато наркотики успокаивали голоса, позволяли внутренним демонам быть далеко от меня и моих решений. Они молчали вплоть до того, когда у меня заканчивались средства и приходилось искать дозу не самым приятным способом. Однажды, я уверена, мне придется сделать что-то такое, о чем я буду жалеть. Возможно, придется сделать не единожды. Но пока я находила средства или тех, кто хоте мне помочь.
Почти неделю назад я проснулась в чужой квартире, умыкнула пол пакета наркоты и сбежала домой, пока хозяин всего этого богатства отправился мне за пончиками. Мне ни за что не было стыдно: нельзя оставлять наркомана наедине с наркотой. К тому же, я взяла не все, а только половину. Можно уже за это быть мне благодарным. Вот так заявила я своей совести и скрылась подальше от незнакомца.
Отлежавшись в ванной, взяла с собой прихватизированный пакетик богатства и рванула в Детройт на тату-фэст. Там я обзавелась татуировкой: первой в своей жизни, которая перекрыла шрамы, от первой попытки суицида, сделанной пару лет назад. А еще нашла компанию, с которой обязательно пересекусь еще ни раз. Компанию, которая станет для меня второй семьей. Друзья - это единственное, что мы проносим сквозь года. Друзья и воспоминания. Впрочем, память иногда шалит, а настоящие друзья не предадут никогда. Вот и я неожиданно для себя нашла друзей.
Вернувшись в Нью Йорк, я наткнулась на Ческо, как будто он поджидал моего возвращения. Но в этот раз я не поддалась на его речи, не захотела, словно муха, попадаться в сети очередной вереницы отношений, чтобы остаться ни с чем. Уж лучше быть одной, чем через месяц разойтись, потому... потому что потому. А не поддалась я потому что даже не дала ему шанса что-то сказать. Заприметила его машину у моего подъезда еще на подходе, и решила не возвращаться домой. Ехать к подруге не хотелось, он знал всех моих подруг, но кое-кого он не знал. Именно потому, заехав и купив совершенно разных пончиков, я отправилась к совершенно незнакомому мне парню. Откуда я знала, что он меня примет и не прогонит взашей? Да ниоткуда я не могла знать, просто разрешила попробовать на удачу. В любом случае, даже если прогонит, я ничего не потеряю. Наоборот, убью время и заодно отвлекусь, а Франческо к тому времени свалит восвояси. Кто знает, поехала бы я к этому незнакомцу, если бы сразу знала, чем это обернется для меня в будущем... но пока я ничего не знала и действовала исключительно из своих эгоистических побуждений.
К счастью, я хорошо запомнила адрес парня, который спас меня от не самого приятного момента в жизни, потому смогла доехать без особых проблем. А вот проблемы возникли уже у двери. Какое-то внутреннее волнение обуяло всю меня, словно я не должна здесь находится. Меня не ждут, а если и ждут, то лишь для того, чтобы выставить счет. Впрочем, денег у меня до сих пор не было, как и наркоты уже почти не осталось. Не знаю, сколько я простояла у двери, так и не решаясь позвонить. Может прошло две минуты, а может и добрых пол часа, но в какой-то момент все же решилась, нажала на звонок и не отпускала, пока дверь не открылась. Даже чуть-чуть дольше. Дверь была уже открыта, парень стоял в квартире, удивленно смотрел на меня, я стояла на пороге в одной руке с пончиками, другой рукой жала на звонок. Самая настоящая картина маслом: никто не ожидал, но я пришла и не смотри так на меня, я сама в шоке.
Отпустив наконец-то красную кнопку звонка, улыбнулась, показывая пончики: - привет, я тут подумала, что... - он молчал и у меня в голове зародилась мысль, а не решает ли он как будет лучше меня прибить, но пока он раздумывал, у меня еще было несколько минут переубедить его, - ты захочешь сладкого. Можно войти? - Не дожидаясь разрешения, захожу в квартиру практически по-хозяйски, и иду на кухню. Возможно, я поступала и слишком нагло, но какая разница, раз я все равно уже здесь. - Кстати, сегодня я не отказалась бы и нормальной еды. Есть что-то? - Конечно же, я понимала, что сейчас мне не предложат жаренного лосося, но я бы не отказалась даже от яичницы с беконом. Путешествие в Детройт сделала из Софи-без-денег, еще и Софи-без-еды.
Мне так отчаянно нужна была компания, что я была готова даже вернуться в дом, из которого ушла не лучшим образом. - Кстати, меня зовут Софи ииии, прости, что я ушла в прошлый раз без предупреждения. Сам понимаешь, я испугалась. Незнакомый чувак, непонятная квартира. Еще такое странное замечание от тебя, что ты меня и пальцем не тронул. В общем, в то утро всего оказалось слишком. Но сегодня и сейчас я готова познакомиться еще раз, так как тебя, говоришь, зовут? - Наглость - второе счастье, но у меня она, кажется, было первым. - Кстати, здесь можно курить?
Обстановка квартиры была честно говоря не ахти, по сравнению с пентхаусом, который мне снимал отец, это место можно было назвать самым настоящим клоповником. Только в данный момент мне было совершенно плевать на это. За годы разъездов по миру с отцом я привыкла жить и не в таких условиях. А сейчас, к счастью, жить мне здесь и не нужно было. Перебиться какое-то время - да, но оставаться надолго, нет. Кстати, о том, что я приехала не на пару часов, я собиралась сообщить приблизительно минут через пятнадцать, как раз после того, как он назовет мне свое имя и поведает историю того, как я вообще оказалась у него в квартире в прошлый раз. Потому что все, что я помню, так это что мне было невероятно плохо от нехватки наркоты в организме, а вот его я не помню совершенно. Отличное такое начало. Романтика.
вв
весна

ад
-------
Only thing I know
Is you're the one I love

Все разваливалось и не ладилось. Сколько времени уже длилось это постоянное, ничем не обоснованное издевательство друг над другом вспомнить практически невозможно. Те редкие моменты радости, которые мы еще иногда приносили друг другу были ничтожно малы, чтобы перекрыть все то дерьмо, в которое превратилась жизнь. Еще один год в универе летел коту под хвост. Меня ничего не интересовало, ходила на занятия редко, со старыми знакомыми почти не виделась, а если с кем-то и встречалась, они непременно интересовались: все ли у меня хорошо и не нужна ли помощь. Отец был уже не просто обеспокоен, он грозился приехать в Нью Йорк и проверить, что происходит. Пока что удавалось все скрывать, но это было вопросом времени.
Мне двадцать один, а жизнь была сущим непрекращающимся кошмаром от которого невозможно было избавиться. Дозы становились больше, ссоры - дольше, приходы блекли. Хотелось все прекратить, остановиться. И мы даже пытались где-то около месяца назад, но не смогли, все стало только хуже: срыв и передоз. А потом все по новой и только наращивание темпов. Уже не говоря о том, что денег не хватало. Даже с учетом, что мой пентхаус мы давным давно сдавали, у меня практически не осталось вещей, а Джо работал... хотя, какая может быть работа, когда мы слишком часто были обдолбанными, а когда не были - жизнь казалась серой и тусклой. Не хотелось ничего, кроме как ощутить новую порцию счастья...
Прошло почти девять месяцев, а ощущение, словно мы прожили вместе лет двадцать и уже не просто бесим друг друга, а готовы убить при любой возможности. Я сама не понимала, как оказалась здесь. Молодость, чувства и дикое желание разделить все с человеком которого любишь. Или которого любила когда-то? А любила ли? Сложно сказать, когда буря эмоций и желание всегда принадлежать друг другу и делить все на двоих, сменилось натиском взаимных обвинений, раздражения и удушающей ненависти.
- Я тебе не кухарка и не жена, хочешь жрать - сам приготовишь. - Отвечаю и отхожу к окну. За окном лил дождь, улицы были такими же серыми и унылыми, каким все казалось и в квартире. Я действительно пыталась понять, как в свои двадцать лет влипла в этот кошмар: ведь я никогда не была той девушкой, которая хотела убирать, готовить и носиться вокруг мужика. Я никогда не хотела семьи, детей и какой-то идиллии. Когда же в моей жизни появился наркотик, а вместе с ним и Джо, все так быстро закрутилось и завертелось, что и сама не поняла, как погрузилась в свой персональный ад. Мне хотелось веселиться, путешествовать, знакомиться с новыми людьми и иметь возможность делать то, что хочется. Вместо этого у меня была эта ужасная квартира, порядком подзаебавший мозги Джо и белая дорожка в рай... когда-то, мне казалось, что там находится рай. Но сейчас уже давно нет. Слишком давно, чтобы не стать раздражительной и взрываться негодованием по каждому поводу. - Ненавижу, когда ты с самого утра начинаешь бесить собой. - Говорю тихо, но чувствую, как внутри все кипит от раздражения. Надоело. Все попросту надоело и хотелось каких-то перемен. Но перемен не предвиделось. Скоро заканчивался учебный семестр, а мне уже было известно, что с курса отчислили. Второй раз... отец будет в бешенстве, когда узнает. Именно потому мне не хотелось возвращаться в Париж. С другой стороны, здесь с каждым днем становилось только хуже. Каждая ссора отличалась от предыдущей только размахом. На прошлой неделе дошло до того, что теперь у нас осталась только пара тарелок и те - пластмассовые, потому что все другие я разбила. Синяки на руках у меня, царапины - у Джо. Мы никогда не могли остановиться. Потому дрались, говорили всевозможные гадости, прогоняли друг друга, но потом все равно оставались вместе. Только как долго такое могло продолжить существовать в нашей реальности? Сейчас я училась одному главному правилу: как только отношения начинают приносить только боль, необходимо уходить, чтобы спасти себя. А еще я узнала и о другом важном правиле: отношения, держащиеся на сексе и наркотиках, худший вид отношений.
Мы как будто доказывали друг другу, что ненавидим это и себя самих и чувства, что между нами еще сохранились, а потом противоречим самим себе и делаем все, чтобы остаться рядом. Отношения, которые выматывают. Отношения, которые обречены... мы оба знали, что доживаем совместное время и скоро все развалится. Кто-то сорвется.
Мои голоса просыпались все чаще, а кошмары снились теперь практически каждый день. Лечения я не получала никакого, что только усугубляло дело. А потому медленно, но уверенно я сходила с ума и наркотики совсем не помогали. Больше не помогали.
- Не могу так и дальше. Что ты сделал с моей жизнью... что ты, мать его, сделал со мной! - Это было сказано уже громче. Я больше не смотрела в окно, а стояла повернувшись к Джо лицом. Не могу сказать, что я хотела ссоры, но она сама собой назревала.

Отредактировано Sophie Briol (2016-09-10 16:38:08)

+1

4

Рассвет

Like a madman groping in a dark room
Seek the light to burn away the gloom
I’ve lost my mind but my feelings are true
Everything I do, I offer to you

Раздражение сменилось ступором, глухим и не прошибаемым ступором, в котором Джо прибывал еще на протяжении пары минут после того, как открыл дверь. Резкое нежелание кого-либо видеть сменилось теплом, что медленно расплывалось по телу в виде приятных мурашек. Сложно удивить человека, которого невозможно удивить. Нахлебавшись в течении жизни разного рода чернотой, он давно поймал себя на мысли, что судьба никогда не будет благосклонна, что ему никогда не ухватить удачу за вертлявую задницу. На случай может надеяться лишь тот, кому, в принципе, часто фартит, в его же случаи приходится надеяться лишь на собственные силы. И всегда так было, если хочешь хлеб – паши как вол. Хочешь кокс – паши втройне усерднее. Как говорят в простонародье, Беннетту приходилось каждый раз рвать жопу, что бы чего-то заиметь.
Но сегодня был явно его день, ведь такого подарка судьбы не то, что бы ожидать, о таком и мечтать нельзя было. Подобно запретному плоду, она стояла в дверном проходе, зажав кнопку звонка, который Джо уже и перестал слышать. Хорошо, что девушка заговорила первой, иначе неудобная пауза затянулась бы на еще более продолжительный промежуток времени. Пончики. У нее в руках то, зачем он пошел утром, когда она свалила под шумок. Забавно, это даже заставило улыбнуться. - Даа.. заходи. Прожевал в след прошедшей мимо него девушки, которая так и не дождалась приглашения войти. Джо был не против.. пусть она сейчас даже закинет ноги на обеденный стол, слишком он был под приятным впечатлением, что бы хоть как-то противиться происходящему. Беннетт пришел в себя лишь, когда она заговорила о нормальном обеде, и вспомнил, что и сам планировал приготовить, что ни будь съедобное. В конце концов – вместе ужинать будет куда веселее.
Ну да ладно, порадовались, и хватит, а то еще подумает, что ты какой-то умственно отсталый. Веди себя нормально, ты ж мужик, в конце концов, а не сопливая влюбленная мокрощелка, увидевшая кумира всей жизни. И пусть не мокрощелкой, но влюбленным подростком он себя очень даже ощущал. Да, все-таки приятное это чувство влюбленности. Как овечка, конечно, Джо не блеял, но радостная улыбка не сходила с лица так же, как и горящие глаза. - Ладно уж, не оправдывайся. Я не дурак, все прекрасно понимаю. Но ты уж постарайся так больше не делать.. ну или не влипать в подобные ситуации. Он даже немного рассмеялся. Благо, что на днях он все же заставил себя сходить в магазин и накупить еды на несколько дней вперед. Благодаря ненависти ко всей завариваемой продукции, Джо предпочитал готовить сам, хоть это и съедало гораздо больше времени, зато вкусно и без последствий. - Ну что ж, мое имя Джо. И я очень рад знакомству! Протягивает руку в знак приличия, не обниматься ж лезть.
Несколько мгновений спустя на столе расположилась пепельница. - Да, кури, только приоткрой окно. Все-таки неловко получилось, если б она хотя бы за час предупредила, то он успел бы хоть какой-то порядок навести. И пусть, грязных носков в заросшей плесенью тарелке у него не водилось, но беспорядок был и Джо от этого было несколько неудобно, право вида он не подавал и принялся разбираться с тем, что будет подано к ужину. - Я смотрю тебе заметно полегчало, да?! С доброй ухмылкой намекает он на то, что она свистнула у него пол пакета кокаина и, по всей видимости, им и подлечилась. - Хорошо выглядишь!
В ее компании время летело уж как-то очень быстро. Может потому, что Джо начал считать минуты, волнуясь, что она уйдет так же неожиданно, как и пришла.. ведь опыт пропаж у нее есть, как уже удалось узнать. Но он старался не думать об этом и просто разговаривал с ней, а сам параллельно готовил одно из своих самых любимых блюд – плов. Далеко не с первого раза он дался ему, но теперь это блюдо красуется каждый раз, когда удается возможность. - Расскажи, как же тебя ноги-то занесли сюда, что ты забыла на окраине города, да еще и в компании какого-то залетного барыги?! Он особо не старался следить за речью, ведь знакомство-то было не из самых романтичных, а значит можно говорить на чистоту. Тем временем Джо приготовил ужин, а Софи, к удивлению, все еще не свалила. - Надеюсь, что тебе понравится! Конечно, не ресторан, да и место не самое уютное, но Беннетт постарался, что бы ей угодить. - И все же, почему ты решила прийти? Неужели совесть заела? С добрым подозрением он смотрит в глаза Софии, ожидая раскрытия подвоха. Ну не верит он в, такого рода, случайности, что-то да должно было заставить ее покинуть свое уютное гнездышко и приехать к нему, в условия, что совершенно не для ее полета. Да и не верилось в собственную привлекательность, вряд ли он заинтересовал ее как кто либо, наверняка, вокруг нее вьются ухажеры куда более интересные во всех смыслах, не только в материальном.  А у него точно не найдется того, что он мог бы предложить ей, кроме, наверное, тепла.. да и что там говорить, если они знакомы несколько часов. Ну что, понравилась, а дальше-то?! Строить какие-то воздушные замки?! Увольте!
закат

Now i’ve found you, we can make our own luck,
Devour, me first, or i shall eat you up...
Come close your eyes wake yourself from these dreams...
Reality is ripping at the seams...

Красивая фантазия окрасилась мутными красками реальности и превратилась в триллер. Некогда парящие в животе бабочки сменились бабочками в районе печени, каждый, сука, день они клевали друг друга и издевались. Гребанная садо-маза и никто не виноват, моя хата на окраине. Зачем окружать друг друга заботой и лаской, когда можно обложить динамитом и ебануть, да так, что б поярче, погромче, шоу! Демоны требуют хлеба и зрелищ, так давайте разъебем все, что называли любовью, вымажем ее похотью и наркотой, наглотаемся таблеток и будем трахаться! А, трахаться обязательно! И что бы ультрафиолетовые лампы стыдно было в дом приносить. Грязи, побольше грязи! И по морде, да, с кулака, что б губы в кровь, и руки, а еще ногтями так же, до мяса! Шоу! А еще пасть свою закрой, бесишь!
И это каждый день. Трудно прикидываться нормальным, когда своими же руками душишь чувства, топишь их, как маленьких котят. Душа безрезультатно пытается докричаться до разума, сказать о том, что нельзя так, а тебе похуй. В тихом омуте уже никто не водится, от атмосферы, нависшей над этой парой, дохнет любая живность, в том числе и черти. Эту дрянь просто не удержать, никак, все барьеры и так сломаны, замки вскрыты, а скелеты свободно разгуливают по квартире. И ведь не подвязать, дрянь плотно держит. Мордобой – секс, скандал – секс. Схема знакома до боли, они не могли разойтись по разным углам комнаты, не могли разъехаться, дать отдышаться. Как в склепе, замурованные заживо 2 мертвые души, позабывшие солнечный свет. Словно закованные цепями по обе руки, дистанция не рвалась, как бы они оба того не хотели. Кокс, лсд, экстази… а сверху пороха и выкрутить музыку на максимум, пусть каждый знает, как нам хорошо.. пусть каждый молчит о том, как нам плохо.
Как же ей идут распущенные волосы. Она, такая красивая, небесно-чистая, ходит босиком по комнате. В ее глазах можно утонуть, растворить и выпасть из реальности без каких либо допингов. Просто обнять, прижать к груди и не дышать, лишь бы не спугнуть. Она лучшее, что было в его жизни. Случайность, посланная судьбой в награду, посланная как отдушина после всего, что было. Господи, если бы только Джо умел писать картины или сочинять стихи, музыку.. да что угодно. Софи музы, что вдохновляет на подвиг, заставляет верить в себя и никогда не сдаваться, не прогибаться под любые барьеры, быть собой и гордиться этим. Она та, кто будет молча подавать тебе патроны, когда весь мир обозлиться и пойдет против тебя. Рядом с ней ты способен на все. Ей тоже тяжело. Ее, не меньше твоего, потрепала жизнь, выбрасывая лодку на огромные волны, в шторм, когда никто не в силах тебя вытащить. И вы понимаете, что значит боль. Взаимное сочувствие провоцирует непоколебимую поддержку, каждый из вас готов спрятать, вы дышите на одной волне.
Увы, это сюжет для любовного романа, очередного, одного из многих тысяч. Такое только читать обрюзгшей домохозяйке в засаленном халате. А эту пару связывает лишь то, что заставляет плыть сознание. Наркотики. И этим все сказано, можете ставить точки и листать дальше. Такое нормально не заканчивается. Никогда. Нет света, нет души в этих отношениях, как бы они себя не обманывали, что все наладится, стоит немного подождать. И, все же, как круто у них выходит копать свою могилу.
Джо выходит из себя сразу же, как только она открывает рот. Она пила, пусть даже не сознательно, что вряд ли, но каждый раз цепляет. Потому, не успев еще отреагировать на первую, как напарывается на вторую предъяву. - Приготовишь ты, принцесса херова. Ты ни черта не умеешь, только бы в журнальчики свои пялиться. И его это очень бесит. Дома от нее толка никакого, как безрукая, неумеха. Не девушка, а проказа. И хочется дать по лицу, только она пискнет, как в голове голос «ударь ее», а в ушах – «ударь меня, я охуела». Он ненавидит ее не меньше, чем она его. Так какого хера они до сих пор вместе, ведь каждый понимает, что это скоро заведет в такую задницу, что уже не выплыть. - Вон дверь, тебя никто не держит! Врал, Джо прекрасно знал, что ему не хватит сил отпустить ее, он знал, что ей не хватит духу оставить его. - Великомученица, прости меня за то, что я лег ковром тебе под ноги. Прости, что я человек и тоже чувствую, тоже чего-то хочу. Прости, что тебе приходится иногда наливать ебаный чай в ебаный пластиковый стаканчик. Прости, что я не исполняю твои желания, прости, что я не джин, твою мать. Он опрокидывает маленький стеклянный столик, что пред диваном, а тот разбивается вдребезги. Не выдержав, Джо уходит в кухню, где дрожащими руками закуривает сигарету. Он осознает, что от конфликта не уйти, но пытается удержать себя, пытается не всыпать ей, не трогать, не говорить. Джо роняет сигарету, из-за чего сильно ударяет по стене. - Блять. И вновь закуривает.

+1

5

осень
рай
-------
Я готова меняться не глядя с любым дозвонившимся
Посидим, поболтаем, покурим и может быть спишемся

Жизнь всегда состоит из взлетов, падений и серости. Серости, кстати, больше всего. Мы живем будто в ожидании чего-то хорошего и страхе чего-то плохого. И только самой жизни известно каким будет наш следующий шаг. Я всегда предпочитала выбирать самостоятельно что меня ожидает впереди, но иногда, по независящим от меня обстоятельствам, случалось не самое лучшее. Тогда на помощь приходили те, кто оказывался рядом. Как вот сейчас Джо. Знал ли он в первую нашу встречу, что я вернусь? Был ли уверен, что вторая встреча состоится? Даже я не была в этом уверена, что уж говорить о другом человеке, который меня и не знает вовсе. - Мне не за что оправдываться, ничего плохого не сделала. - Отвечаю сухо, не понимая к чему он ведет. Чего он ожила, что оставив наркоманку с полным пакетом наркоты я буду паинькой и дождусь его? Откуда столько наивности в таком же наркомане, как и я? Будто он никогда не знал жажды, которая возникает он наркотической зависимости. Как будто он на себе не чувствовал ломки, которая выкручивает кости из суставов и заставляет совершать глупые необдуманные поступки и с каждой минутой натиск только становится сильней и яростней. Пережить бурю наркотической ломки нереально, сделаешь все, что угодно, только бы отпустило. Хоть чуть-чуть. И меня отпустило, а заодно проснулись мозги, потому пришло понимание, что я не особенно-то и рада тому, что здесь происходит. Вообще мне не нравилось бывать у людей со схожими проблемами, будь то умалишенные или наркоманы, что одни, что другие не могли отвечать за себя и свои поступки, от них всегда можно было ожидать подвоха или подставы. Первые могли сделать пакость из-за того, что попросту не осознавали, что ее совершают, вторые же потому что шли на поводу у своей зависимости. Каждый шел на красном поводке за своим демоном. И я попалась на эту удочку. В тяге к новому, я подсела на легкие наркотики, потом подумала, что если один раз попробую что-то потяжелей ничего не случится, потом еще увеличила тяжесть. А все только потому что мне хотелось нового. Больше, ярче, интересней.
- Джо - это полное имя или сокращение? - Не то, чтобы было очень интересно узнать, но неловкую пустоту хотелось заполнить хоть чем-то. Сейчас я уже начинала сомневаться, что сделала правильный выбор, приехав сюда. Иногда люди позволяют делать то, что не стоит и потом уже не отучиться вести себя должным образом. Не отучится, как бы ни хотелось. И когда начинаются обвинения, мол, ты уже на шею залезла и ноги свесила, приходит и удивление: вы же сами разрешили. Сами.
Закурив, я подошла к окну, открыла его настежь и осенний дождь каплями ворвался в комнату. Наполнил ее осенним запахом тлена и меланхолии. Прелые листья, мокрые улицы и мои сигареты - удивительное сочетание. Однажды кто-то соберет все эти запахи и сделает духи. Непременно, кто-то так и поступит. Возможно, в этот самый момент мне нужно было бросить все и ехать во Францию, чтобы найти того самого парфюмера, который соберет все запахи мира. Слава и богатство вам были бы обеспечены. Но ты не сдвинулась даже с места, делая очередную затяжку. Выпуская дым. Думая и не думая в одно и тоже время. Как будто время застыло и часы теперь идут в совершенно другом направлении, отматывая время назад.
Обстановка и содержимое никогда не были на первом месте, конечно, я не любила находится в местах, где было бы слишком грязно или воняло или отвратительно было даже прикоснуться к этому всему. Но бардак в приличной квартире меня смутить не мог. Впрочем, это сейчас я еще перебирала, а потом, во времена, когда я скатилась окончательно, мне доводилось бывать и в местах похуже. Да, я успела даже в клетке посидеть... потому на захламленность я не обратила никакого внимания. Может, при других обстоятельствах все было бы и иначе. - Да, спасибо, я съездила в Детройт, посмотри, что набила. - Задираю рукав на левой руке и показывать парню еще не до конца зажившую татуировку, которая начинается немного выше запястья и доходит почти до сгиба локтя. Мне нравится, как выглядит моя новая спутница, она отражение меня самой. Отражение моей души. Мне не просто приятно на нее смотреть, а даже больше, мне приятно чувствовать, что она - моя часть. Теперь на мне было чуть-чуть меньше шрамов, и чуть-чуть больше красоты. - Думаю, это первая, но далеко не последняя. Что скажешь? - Мне нравятся татуировки, ведь они говорят о вкусе человека даже больше, чем одежда, прическа или аксессуары. Многие делают себе рисунки по знаменитым и популярным фандомам: Властелин Колец, Супергерои, Гарри Поттер, но я таких не понимала. Мне нужно было что-то свое. Не похожее.

Время шло, Джо принялся за готовку еды, что меня не могло ни радовать. Возможно, после хорошего обеда я так смогу упорядочить свои мысли и поехать куда-нибудь в конкретное место или же останусь здесь, или же... столько вариантов, вот только никуда не хотелось. Будто в груди пробили огромную дыру и из нее вытекает жизненная энергия. Кажется, я просто слишком устала и мне нужно было немного спокойствия. Вопрос будто бы пробудил от спячки, выкидываю в окно очередную, точно не скажу какую по счету, истлевшую сигарету и  смотрю на Джо: - если бы я сама знала. Так вышло. - К сожалению, мне правда не было чего сказать на этот счет. Я не собиралась приезжать сюда, не собиралась искать наркоту на районе, где даже не живу. Просто очнулась без денег на одной из улиц, ощущения боли сводили с ума, хотелось свернуться калачиком и умереть, единственным спасением могла стать доза. - Думаю, он сам меня нашел. Потому что я не помню, когда он появился рядом. - Это была правда. Но на ловца и зверь бежит. Наверное, что-то во мне искало самую темную и вонючую помойную яму, в которой было бы можно найти самый дешевый товар. - И, к сожалению, я ничего не могу обещать. Особенно, если не уверена, что смогу выполнить обещанное. - Я знала, что у меня не получится и рано или поздно я вновь окажусь в похожем состоянии. Я слишком увлекалась. Ныряла с головой. В этом была и причина моих бед. Мне просто нужен был человек, который бы спасал меня каждый раз, когда я начинала катиться вниз.
Еда была готова, приятный аромат наполнил всю квартиру и хотелось приступить немедленно. - Сейчас попробуем. - Мне не сиделось на месте, потому я взяла тарелку и облокотилась о подоконник попой. Еда, о наконец-то нормальная еда! Было вкусно, потому я еле удержалась, чтобы не съесть все сразу. - Почему приехала? - Еще один вопрос, ответа на который у меня не было. - Просто так... не подходит? - Открываться и говорить, что мне попросту не к кому было ехать, чтоб уж наверняка побыть в тишине, не хотелось. Да и какой смысл изливать душу первому встречному? А именно таким сейчас для меня и был Джо. - Серьезно? - Я даже рассмеялась, ведь говорить со мной о совести - последнее дело. Нет у меня никакой совести. Нет и никогда не было. - Ты хоть сам веришь в свое предположение? У наркоманов нет совести, они променяли ее на очередную дозу. - И я променяю, когда-нибудь. В этом даже не стоит сомневаться. - Лучше расскажи, какие у тебя планы на вечер. - Вот где-то после ответа на этот вопрос я и сообщу ему, что планов у него больше нет. Потому что есть я, а планы... серьезно? Я же лучше.
весна
ад
-------
Длинная ночь, нервные дни
И в квартире накурено, очень накурено...
И дождь с утра зарядил, и вздох остался внутри,
И мое сердце не выдержит, точно не выдержит...

Почему в самом начале невозможно узнать, что там будет потом? Почему обо всем узнаешь тогда, когда уже поздно. Соломку подстелить не удалось, потому упав, мы оказались на воткнутых нами же кольях. Не хотелось продолжать. Ведь чем больше попыток, чем напряженней борьба, тем хуже становится в итоге. Ничего, просто ничего уже невозможно изменить. Оттягивая момент до того самого мига, пока все не порвется, не понимая, что можно просто уступить и... дать победить себя. Уйти без криков, скандалов и разбитых вещей. Так делают люди. Нормальные люди. Но мы-то не нормальные. Мы то на всю голову больные, как показала неутешительная практика длинной в девять месяцев.
Стеклянный шар невозможно склеить обратно, а по этим осколкам мы неустанно танцуем каждый миг, проведенный рядом. Наши отношения, наша любовь, наша боль - вот что главное в нас. Вот, что дарит какую-то надежду на будущее. Будущее и мы, кажется более несовместимым. А как же хотелось... вспоминаю себя в первые месяцы, и пытаюсь не сравнивать с собой теперешний. Наши чувства сожрал быт, который очень редко так быстро убивает отношения и чувства. Как будто мы какие-то неправильные, раз этот яд так быстро подействовал. - Ты сам знал, какую выбираешь. Не нужно делать вид, будто бы я такой стала внезапно и неожиданно. А свои журнальчики засунь себе в зад, может больше заплатят, чем за халтуру, которой зарабатываешь деньги! - Я готова была бить его словами также, как и он меня. Потому что когда такое начинает происходить, можно сразу понять: любовь здесь больше не живет, если когда-то и обитала. Осталась привычка и, возможно, еще взаимное притяжение. - Да если я уйду, ты в край сторчишься. Ты не знаешь меры в этом! Сдохешь, я уверена, ты просто сдохнешь здесь, а я это брать на себя не хочу. - Меня всегда спасали. Меня всегда сдавали в лечебницы и нанимали нянек. А вот Джо, у него же совсем никого не было, кроме меня. И потому я не могла просто так уйти. Цеплялась и-за этого, останавливала себя у двери, оставалась. Но сколько я еще выдержу? Слишком гордая и свободолюбивая. Слишком своя собственная, чтоб терпеть тычки со стороны другого человека. Особенно, которого называла любимым.
Я не знала, когда это произойдет, но была уверена, что вряд ли долго. Первый опыт "серьезных отношений" оказался очень несерьезным. Джо не пытался меня исправить, но позволял погрязать в дерьме, и сам затягивался в это болото, не решаясь на ответственный шаг. Мы пытались бросить всего один раз и этого явно оказалось недостаточно. Мы пробовали слишком недолго, и решительность растаяла слишком быстро. Мы были слабыми. Мы слишком жалели самих себя, но совсем не жалели друг друга. Даже держаться друг за друга уже не получалось, потому что мы летели вместе. Потому что разобьемся тоже вместе... если не найдем другого выхода. Стоило остановиться и оглядеться. Стоило не опускать руки, сделать хот что-то и не быть самими собой.
Слушаю его тираду и уголки губ сами по себе растягиваются в ухмылке: - не прощу, я же принцесса. - Выплевываю слова, а на пол уже летит стеклянный столик из Икеи, и как он до сих пор оставался целым? Звон, летящие во все стороны осколки. Смотрю на свои ноги босы ноги и тихо рычу про себя. А потом рычу уже громко, чтобы слышал Джо: - ты совсем псих ненормальный! Я же босиком, але! - Ненавижу, когда он крушит все вокруг, а я - не могу. Меня аж злость берет до такой степени, что начинает трусить. Потому я тяну за шторы, что весят на карнизе. Тяну со всех сил, чтобы они упали с креплений. И у меня даже получается! А потом я кидаю шторы на пол, чтоб хоть как-то обезопасить себе проход вглубь комнаты. Я иду к телевизору. Он меня давно достал, потому я беру и с силой опрокидываю его. Шнур выскальзывает из розетки, телевизор падает на пол и с грохотом разбивается. - Ненавижу, ненавижу, ненавижу это все! - Кричу, понимая, что разбитого телевизора мне не хватило. У меня не просто сдают нервы, у меня бушует внутри ярость, которой  не ощущала уже давно. Я слишком устала от всего этого дерьма! Я не могла больше находится в этой нищите, разрухе и наркозависимости. Не Джо меня сделал наркоманкой, но именно он не давал мне бросить! Именно он держал меня возле себя, привязав, как будто я его собственность. Но я не его. И уже даже не своя собственная. Я как будто предала себя однажды и теперь не знаю, как же вернуться. И стоит ли вообще возвращаться.

+1

6

рассвет
-- -- --
Sweet dreams are made of this
Who am I to disagree
Travel the world and the seven seas
Everybody's looking for something

Люди никогда не приходят просто так. Без надобности ты никогда не услышишь стук в свою дверь. Судьба есть, и это огромное полотно, прошитое миллионами нитей, являющих собой бесконечно прекрасный узор под названием жизнь. Все переплетено, все переплетены, никто не существует отдельно, все связанны между собой. Для кого-то выделена маленькая, незаметная не вооруженным глазом участь, а кто-то занимает кусок побольше, подлиннее на жизненном отрезке. Кто-то вторгается в твою жизнь с захватом, выжигает все, что ты так долго строил, и толкает свою политику, навязывает себя всеми способами, возможно, даже не осознавая этого. У каждого своя участь.. кто-то должен дать тебе четвертак на проезд, а кто-то именуется половинкой, что будет с тобой до конца жизни, до конца времени и смерти вселенной, а кто-то разбивает тебе лицо, что бы ты дурак понял – за базаром надо следить. Все это слишком сложная и непонятная система, на осознание которой уходит не один десяток лет.
Джо был только в начале своего жизненного пути, в начале понимания всей это вселенской матрицы, в начале поиска первопричин всего происходящего. И не смотря на тот путь, что он успел преодолеть в столь юном возрасте, он был еще слишком глуп и не опытен, что бы видеть последствия своих необдуманных действий. Но он, с присущем юному исследователю, энтузиазмом бросался в каждый новый омут, пытаясь отыскать в нем самых страшных чертей, пытаясь обуздать их и подчинить себе. Он бросал вызов не судьбе и не миру, он бросал вызов самому себе, он проверял себя на прочность, закалял характер – называйте это как хотите, он тупо собирал себя. Собирал из множества осколков, из крупиц опыта, из знаний, из всего, что попадалась.
И он искренне рад тому, что сегодня все же открыл дверь. Софи.. да уже нечего добавить о ней, она просто была.. и была рядом по собственной воле. Она приехала, а копаться в поисках ответа на вопрос «почему» не сильно-то надо. Лишь интерес руководил попытками услышать ответ,  лишь эго желало потешить себя. Сам же Джо не желал докапываться до истины, ему было слишком приятно в компании девушки, к которой он испытывает интерес. Она была суховата, и могло сложиться впечатление, что жалеет о приезде. Но, надежда на обратное, не покидала Беннетта, а потому и улыбка не покидала его лица. - Да, это полное имя.. у моих родителей была плохая фантазия. Неловко смеется Джо. - Звучит немного по-деревенски, но если что, то я всю жизнь в Сакраменто живу. Ему приятен этот разговор. Трудно объяснить, но на фон скованной девушки, Беннетт выглядит достаточно развязным. В том плане, что она его не смущает, она как кошка, она как та, с которой он прожил уже много лет. Это такое чувство, когда в животе немного щекотно.. в общем, походу, он влюбился в нее. Черт, а раньше он не верил в любовь, а уж тем более с первого взгляда. А может это и не любовь вовсе. Но, как не крути, ему комфортно.
Вслед за девушкой, Джо тоже решил закурить. Он любил курить. Сигареты медленные убийцы, но чертовски приятная компания. Особенно, когда в квартире, кроме тебя, нет больше никого. Невольно начинаешь задумываться, что дым, обволакивающий тебя, это тоже душа и становится не так грустно. Беннетт внимательно рассматривает ее татуировку. - Красивая. Но, если честно, то я не люблю тату. Вот, тоже набил себе по дурости. Конечно не жалею, но и хорошего мало. Он поворачивается к ней левым плечом и приподнимает рукав футболки. Он всегда считал, что татуировки можно бить когда тебе хотя бы за тридцать. Когда твоя жизнь устаканилась, а головой не властвуют чувства с эмоциями. Тогда лишь ты сможешь хладнокровно обдумать решение бить татуировку, и с полной ответственностью подойти к выбору рисунка, что уйдет с тобой в могилу.  - Но мне правда нравится, тебе идет! Кивает  вдогонку. А вот татуировки на женских телах его привлекали куда больше. Он видел в этом сексуальность, он видел в этом характер и горячий нрав, который усмирить не каждому под силу. - Если соберешься бить, что-нибудь еще – обращайся, у меня есть один очень талантливый мастер. Он, собственно, и набил ему этот цветок на плече. Хорошо набил, не подкопаться.
С Софи время летело со скоростью света. За негрузным разговором он даже не заметил, как на автомате приготовил плов. Он быстро накрыл на стол и продолжил беседу. - Мне кажется, что это не очень хорошая тенденция. Ты ведь не маленькая, что бы ни давать себе отчета за собственные действия. А что было бы, если б тогда вечером меня не оказалось рядом. Кто знает, куда бы этот ублюдок утащил бы тебя, что бы с тобой сделал.. Джо просто рассуждал, он не хотел и не судил ее, не пытался читать нотации или поучать. Он просто делился мнением с равноправным человеком, ведь это сейчас не запрещено. - Кстати, приятного аппетита. Джо пошел набирать чайник в раковине. Не мог он ужинать без чая. - Да мне, собственно, все подходит. Какой бы ты ответ не дала – все хорошие. Правда, его мало волновали причинно-следственные связи, ему был важен факт того, что она сейчас рядом. - Ну.. наверное, не уверен. Я знавал много наркоманов, что держали свое слово до последнего, невзирая на ломку, н взирая на боль и страдания. Я тоже люблю понюхать, но, при этом не испытываю никаких морально-нравственных проблем. Говорит с такой же легкостью, как будто говорит про конфеты. - Мне кажется, что совершенно лишены совести не наркоманы, а барыги. Вот в них действительно нет ничего святого – я бы их сжег. Один момент и на столе стояли 2 чашки черного чая, а рядом сахарница. - Планы?! Дай подумать.. Делает вид, словно в голове идет активная деятельность. - Помыть посуду, сходить в душ и лечь спать… круто, да?! Смотрит он на нее с широкой улыбкой. У него давно нет никаких планов на вечера, все как-то уж слишком однообразно, слишком привычно, слишком приелось. - А ты как?! Куда-то еще собираешься? А то.. конечно, не пойми меня не правильно, но если не хочешь ехать в ночь, то я могу выделить тебе диван. Он у меня вообще ни разу не раздвигался, так хоть послужит не только, как лишняя полка.
закат
-- -- --
Some of them want to use you
Some of them want to get used by you
Some of them want to abuse you
Some of them want to be abused

А в чем вообще был смысл их знакомства?! Какой толк от этих нескольких радостных месяцев, разукрашенных палитрой белого порошка. Зачем они трахали тела друг друга, что бы впоследствии трахать мозг.. потом тела.. потом души. Рвать, метать, сокрушать воздух  громкими криками, рвать вещи, бить посуду и ронять мебель. К чему все эти сцены.. нет, театральные постановки в стиле «трагедия». Зачем выдавливать из себя желчь и винить любимого человека в собственных слабостях и неудачах. Но первый вопрос не давал пока до сих пор. Для чего все это?! Они страдали.. они, правда, страдали от этой мутировавшей любви, от чувств, пронизанных миллиардами крохотных кристаллов кокаина. Они больны, смертельно больны… муки, что приносит извращенная сознанием любовь, страшнее всего. И ведь плохо друг без друга, но не понятно, не хуже ли рядом?!
И снова, понеслась лихая. По тем же рельсам, вагончик тронулся, мозги остались. Говорить о том, что это заебало – е говорить ничего. Голова отключается, что и пугало больше всего. Джо опасался лишь одного – что она его доведет, и он разобьет ей голову, проломит, а после бросит в костер, что бы принести жертву богам дибилизма и тупорылости.  Она едкая сука, плюется словами, словно кислотой… да что там, ртутью, прожигая пульсирующую плоть до костей. От ее слов режет уши, от этого противного бесноватого голоса, который Джо на дух не переносил. - Их тебе надо засунуть.. да затолкать так, что бы и врачи не достали! Скалиться Джо, не ожидая следующей предъявы. А вот это уже было ниже пояса. - Мне папашка на кокс бабки не высылает! И меня от секса с барыгой никто не спасал! Плюет ей в лицо такой же обидной репликой. Как он не любил ворошить прошлое.. каким же он стал злопамятным, после встречи с ней. Она вынуждала обороняться, иначе он просто не находил бы слов в ответ. А может и не надо было их находить, может не надо было отвечать.. Наверное.
Джо уже вызверел, он взбешен и зол, как голодный цепной пес. - Да катись к чертовой матери. Не строй из себя Мать Терезу, я знаю, какая ты сука на самом деле. А если и сдохну, то хоть отдохну от всего этого. Джо не скупиться не жестикуляцию, размахивая руками в разные стороны. Но, с какой-то стороны, она была права. Джо был один, никого в этом мире не было ближе, чем Софи.. и, по забавному стечению обстоятельств, она осталась одна в его жизни. Единственная и неповторимая тварь, которую надо задушить подушкой. Единственная и неповторимая девушка, которую хочется носить на руках.
Стол вдребезги, мелкие осколки усыпали всю комнату. А он стоит с налитыми кровью глазами и пытается перевести дух. - Да хоть голышом.. И только он было убрался, уже не отреагировав на сорванный карниз, как зале раздался грохот.. и это явно был телевизор. Беннетт не успел докурить, выбежал в зал, а Софи встречает его громогласные крики. - Раз так ненавидишь, то уйди нахуй из моей жизни… свали к папке, свали туда, где тебе все будут жопу лизать! Джо наносит несколько сильных ударов по стене, что разделяет комнату и кухню, в на последних ударах оставляет красные точки на обоях.
Беннетт направляется к Софи, останавливаясь чуть ли не в упор. Она не многим ниже, потому и голову особо не приходиться наклонять. Он тычет ей пальцем в лицо, а после показывает в сторону кухни. - Взяла веник и все быстро убрала, больная! У него даже зубы от злости скрипят.. это не нормально. Он хочет дать ей по лицу, что бы разом выбить всю дурь из пустой бошки.. только рука никак не поднимается..

0

7

осень
рай
-------
Stop and wait a sec
When you look at me like that
My darling what did you expect?

Мне никогда не было дела, где человек родился и где вырос, куда важнее было каким он вырос. Я, к счастью, не страдала никакими предрассудками, потому на слова о деревенщине никак не отреагировала. В жизни мне довелось пожить в разных местах и познакомится с разными людьми. Имя редко говорит о человеке что-то конкретное. Только обозначает, как называть и все тут. Порой люди, прожившие всю жизнь обособленно куда интересней тех, кто крутится в мегаполисе. Большие города мешают людям думать, навешивая на них проблемы и лишние переживания.
Услышав мнение о тату, пожимаю плечами: у каждого на этот счет свое мнение и не мне быть тем человеком, который навешивает свои взгляды на вещи. И уж точно не взрослому человеку, который сам может разобраться что к чему. Иногда попытка сделать "как лучше" толкает человека на необдуманные поступки и он катится в... ад? А вместе с собой забирает и тебя. - Спасибо, - отвечаю улыбкой на комплимент. Конечно же, мне шла татуировка. Она была отражением меня внутренней, без призмы той красоты, которая досталась мне от матери. В ней не было ничего заимствованного у Гарри Поттера, Волшебниц или "модных тенденций". Только мое. Только я. - Да нет, у меня есть мастер, думаю, это тот самый. Который один и на всю жизнь. - Звучит почти, как признание в любви. Алан непременно оценил бы этот комплимент, если бы у него была возможность услышать его еще раз. Но вряд ли я признаюсь в этом ему. Впрочем, он и сам поймет, когда не увидит на мне ни одного чужого рисунка. Я - холст, и художник должен быть только один, только так возможно сотворить шедевр.

Когда чужой человек проявляет заботу, а потом начинает читать морали, во мне проявляется двоякое чувство. С одной стороны хочется предложить не лезть ни в свое дело, а с другой - это неимоверно мило. До такой степени, что даже подбешивает. - Ты правильно сказал, я взрослая девочка, потому не волнуйся, я как-нибудь справлюсь. И, если не против, то давай без нотаций, мне кажется для них еще рановато. - Меня не нужно учить жить, и уж тем более, не стоит вспоминать прошлое. Что было, то было. Возможно, подобное больше не повторится. Но скорее всего произойдет еще ни раз. И я приехала ведь не вспоминать то, что было, а... кстати, а зачем я приехала?
- Спасибо, и тебе. - Какой вежливый, однако. Я не была вежливой. Скорее грубиянкой. Но весьма обаятельной грубиянкой. Сейчас ситуация обязывала быть милой и приветливой. Потому что меня сюда никто не звал и меня здесь вряд ли ждали. А потому я должна быть хоть немного благодарной. И я была. - Значит, остановимся на том, что просто так. - Не хотелось ничего объяснять, это было лишним. Слова - это камни, которые тянут ко дну, чем их меньше, тем легче плыть дальше.
То ли я была настолько испорченной, то ли Джо - таким святым, что видел во всех только хорошее, но наркоманы - заведомо конченные люди. Убивать себя порошком, только чтобы сбежать от реальности - не лучшая характеристика человека. Вот и я, как только начала баловаться "снегом", перестала узнавать себя. Только сильные люди могут держать свое слово, а среди сильных людей нет наркоманов. Это было исключительно мое мнение, с которым можно было не соглашаться, но переубедить меня было невозможно. - Тебе повезло, если так. - Но не соглашаюсь. Воспоминания о недавнем инциденте еще слишком сильны. Я еще помнила, как сильно меня выкручивало и как невыносимо было сдерживать натиск желания. Казалось, весь мир пульсировал, глаза застилало красным, а тело перемалывалось в кашу.
- Да, у тебя действительно крутые планы, но я их нарушу. Диван, говоришь? Отличная идея... я так устала, ты же не против, да? - Сначала душ, потом сон, а потом... а потом начались отношения, которые продлились целых девять месяцев. Кто-то сказал, что любовь живет три года. Наша, почему-то, исдохла раньше. Думаю, все дело в допинге, который мы принимали внутривенно...
весна
ад
-------
I'm not shy of a spark
The knife twists at the thought
That I should fall short of the mark

Если человек становится зависимостью, то от нее стоит просто отказаться. От наркотика и от человека. Ломка будет однозначно, но зато потом... потом то мозг просветлеет и станет лучше. Не может не стать, иначе можно было сразу бы лезть в петлю. А в петлю не хотелось. Злости хватило бы еще ни на одну жизнь, а потому - хотелось продолжения. Хотелось не просто хотеть, но и получать. - А вот это уже низко! Зачем спасал, рыцарь в сияющих, блять, доспехах, если теперь только и знаешь, что упрекать этим? Без тебя бы справилась. Или думаешь, мне было бы впервой трахнуться с первым встречным? - Тебе никогда не понять, зачем люди вначале что-то делают, а потом кидают эти поступки, как кости. Или втыкают в спину, как нож. Да, спас, но после вот таких предъяв, очень хотелось вернуть время вспять и уйти с тем барыгой раньше, чем конь бы привез вот это чудо... чудо, кстати, я почему-то до сих пор еще любила. Или думала, что любила. В чем разница я пока не знала, но несомненно она была. Ее попросту не могло не быть.
- Придумай что-нибудь новое... - отвечаю, понимая, что кажется на этот раз чаша терпения налилась до краев. Если сказать что-то человеку один раз, он может не поверить, но повтори это раз десять и можешь получить желаемое. Сегодня у Джо будет праздник, он получит то, что так сильно хочет. И у всех случится хэппи энд.
И вот, только его любимый телевизор и мог деть хоть какой-то толчок! Только он и смог привлечь внимание. Даже смешно. Смешно! И очень-очень грустно. Потому что сколько можно было вот так жить? Сколько можно было ждать, что однажды по мановению волшебной палочки все изменится и станет лучше. Перестанет быть так больно и так странно? Страсть и влечение не может оправдывать плохое отношение слишком долго. - А знаешь, катись ты к черту... - под руку попадается чашка, которую я купила тебе когда-то давно. Смотрю на нее и мне жаль, что все наши противоречия - не эта кружка. Но, кажется, в надежде на чудо, что станет таки легче, кидаю ею в тебя и... она вылетает в окно. Еще больше стекла, еще больше звона. - Катись ты к черту! - Потому что разбитая кружка ничего не решит, ничего не исправит. И внутри как была боль и разочарование, так и осталось. Все слишком больно и ненормально. Все слишком, мать его, неправильно.
В чем была пулей вылетаю из квартиры, прихватив с собой только сумку, в которой были документы и сложенные еще несколько дней назад вещи. Далеко не все. Я собрала их в очередную нашу ссору, когда решила, что пора уходить. Но тогда не смогла, а сейчас я больше была не намерена терпеть все это дерьмо. Я хотела уйти, последовав его же совету... он сам умолял уйти. И это ведь далеко не первый раз, когда ему хотелось, чтобы меня здесь больше не было. Так вот, по мановению волшебной палочки и разбитых вещей, я качусь к своему папаше.
Улица встречает меня дождем и осколками кружки на тротуаре. Я останавливаюсь у них, смотрю несколько секунд, чтобы хорошенько запомнить этот момент.

Мне всего двадцать лет, а я уже успела понять одну простую истину: никто не будет любить тебя больше и сильней, чем ты сам. Никто не будет любить тебя так, как хочется тебе. Потому сколько не пытайся, сколько не ищи, но исход всегда один. И если уж танцуешь на своих же граблях, то старайся уворачиваться вовремя и, по возможности, не перекладывать. Я больше танцевать не хотела, лоб с шишкой слишком болел. Как и сердце, как и душа.
В ближайшем баре меня подцепил какой-то парень, он смотрел футбольный матч и болел "за красных", предложил мне выпить, я согласилась, а выпивая произнесла: - Да здравствую красные! - повторила за ним я. За расставание! Произнесла мысленно свой собственный тост.
Знакомство со мной в тот вечер ему обошлось дорого, попросив позвонить я набрала Лизу, которая была в Париже. Рыдала ей в трубку минут двадцать и просила забрать меня. Проговорила, кажется, все деньги этого паренька. Но сестра выслала деньги на билет в тот же день.
Двое суток я спала в аэропорту в зале ожидания. Питалась, кстати, тем, что мне давали соседи по несчастью. Я никому не рассказывала, почему в таком состоянии, хоть спрашивали многие. Это было не их дело. Одна сердобольная бабушка выдала мне свои тапочки, чтоб я не ходила босая, а на третий день я была уже в Париже. Сестра встречала меня с отцом, хотя я и просила ее не делать этого. Впрочем, я знала, что так все и будет. Знала еще тогда, когда собирала сумку. Знала еще тогда, когда переезжала к Джо. Знала еще тогда, когда неожиданно приехала к нему в гости.
Очередная клиника, но в этот раз меня лечили уже не от психоза, а от наркомании... так и закончилась одна из самых трагичных влюбленностей в моей жизни. Любовь звучит гордо и любовь не может закончиться, а влюбленность - как раз, что подошло нам. Мы вылюбили друг друга до остатка и разошлись. Как я тогда думала, навсегда.

Отредактировано Sophie Briol (2016-09-17 17:44:53)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » жить в твоей голове