Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ожившие воспомиания


Ожившие воспомиания

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://www.media.mts.ru/upload/images/materials/vsem_straham_vopreki_921.jpg

Участники: Krista Wanger & Märet Åström
Место: улицы Сакраменто
Время: 1 сентября 2016, вечер
О флештайме: ...

Отредактировано Krista Wanger (2016-09-09 22:25:39)

+1

2

Мерет Острем никогда не жила прошлым. Всегда только сегодняшний день, только настоящее. Правда вот мерзкий осклизлый след за ней все же тянулся в формате трупа собственного любовника (косвенно и по ее вине тоже) и крупного долга шведским наркодилерам, но об этом Хельдис пыталась не вспоминать. В конце концов, когда найдут - тогда и будет проблема, и потребуется решение, а сейчас.... А сейчас светит солнце, пусть уже и не такое теплое, как было летом, по небу блуждают высокие, сероватые облака, иногда заслоняя небесное светило своим пухом.
И вот уж что-что, но встретить призраки прошлого по пути на работу в галерею, да еще и такие, девушка никак не ожидала. Мерет шла уже давно знакомой и протоптанной дорогой, сжимая в одной руке чашку с горячим шоколадом, а в другой свой смартфон, свой несчастный раздолбаный смартфон с приличной такой трещиной во весь экран. На новый элементарно сейчас пока что не было лишних денег, да и времени, чтобы его выбрать - тоже. В конце концов, те, кто знают, где ее найти - найдут. Остальные - упс, не повезло. Или же наоборот, подфартило, пронесло, так сказать. Тяжелые каблуки мерили асфальтовый проспект, пока Острем, увлекшаяся разглядыванием письма с новым поступлением картин в галерею, не наткнулась на кого-то. Случилось сразу три вещи. Она споткнулась, полетев всем своим бараньим весом на виновника столкновения, выронила смартфон и обильно полила себя и преграду горячим шоколадом.
-Сука, твою ж мать! - выругалась она недовольно, отступая пару шагов назад и стряхивая со светло-голубой блузы растекшееся пятно масляного какао. И только теперь шведка подняла глаза, чтобы разглядеть виновника аварии. Вернее, виновницу. Да, такую хрен забудешь. Эта тварь когда-то сожгла один из дарк-шедевров художницы, притом не спросив на это разрешения. Обиды добавляло также то, что с ней Мерет когда-то делила свою постель и дарила ей свое драгоценное время, в обмен на что та просто наплевала ей в душу. Обидеть художника может каждый. К тому же, никто не имеет права уничтожать ее картины, кроме нее самой. Ну, по крайней мере, пока они в собственности Мерет. Приобретай себе, увози и там делай что хочешь, хоть любовнику своей жены на шею надевай, главное, чтобы автор ничего об этом никогда не узнал.
-Все также хамски относишься к чужим творениям? - буркнула Мерет вместо того, чтобы поздороваться, а сама же пыталась найти куда упал злосчастный аппарат связи. Злоба кипела и нарастала внутри тонкого тельца Эйи, и виной тому была не только встреченная Криста.

+1

3

внешний вид
За последний месяц произошло столько разных событий, которые всколыхнули мой мир, перевернув его с ног на голову. Как минимум, я случайно связала свою жизнь с Леной в конце августа, подпустив ее к себе довольно близко, хотя обычно предпочитаю общаться на расстоянии вытянутой руки. Ну, конечно, если общение происходит не в постели. А еще никак не выходит из головы Эванджелина, на спине которой я собственными руками рисовала цветы в середине августа. Дело не обошлось только рисунком, но каждая из нас считала себя слишком свободной, чтобы остаться рядом друг с другом, предлагая что-то большее. В ее взгляде я отчетливо читала, что ей нужна свобода. Мне она тоже нужна. Получилось так, что мы оценили ощущение свободы, ее наличие, гораздо дороже, чем возможность смотреть в глаза человека, который действительно нравится, просто потому, что обе понимали – наличие отношений с человеком, к которому действительно привязан, сломают привычный уклад жизни каждой из нас, разорвав его на мелкие части, сломав устоявшийся шаблон..
Не то, чтобы я страдала. Если честно, я не страдала вообще по этому поводу. По крайней мере, пока. Просто иногда стабильно недоумевала, какого хрена я творю со своей жизнью. Иногда мне казалось, что с блядством и гулянками пора завязывать. Особенно обострение этих мыслей происходило в тот момент, когда я видела Джей рядом с ее женой. Меня иногда даже передергивало оттого, насколько счастливыми они выглядят, не смотря на то, что я знала - счастье очень мимолетно.
Предаваясь своим мыслям, окунаясь в воспоминания, которые сегодня почему-то накрывают с головой, я торопливо иду по тротуару в сторону своего дома. Неожиданно замечаю на асфальте какой-то подозрительный красный пакетик, который тут же привлекает мое внимание. И это становится роковой ошибкой сегодняшнего дня - я врезаюсь в девушку, едва не теряя равновесие. Но все же я умудряюсь устоять на ногах и, заодно, не дать упасть и ей. И в этот же самый момент ощущаю, как горячая, липкая жидкость растекается по моей футболке и благо что не обжигает кожу, иначе был бы совсем пиздец.
- Блядь! - единственное, что я могу вымолвить после секундного шока.
Шок не отступает еще долго. Да он не то чтобы не отступает, он увеличивается в геометрической прогрессии, когда я подымаю взгляд на ту неудачницу, что пролила на меня горячий напиток, телефон которой сейчас благополучно валяется на асфальте, разбитый в дребезги. 
Мерет Эйя Хельдис Острем.
Взглядом я встречаюсь с шикарной блондинкой, имя которой помню наизусть даже спустя девять месяцев, хотя знакомы мы были всего неделю. Надо напомнить себе, что неделя была весьма жаркой и выдающейся. Ну, особенно жарко было в тот момент, когда я сожгла нарисованную этой дамочкой картину. Хотите узнать, почему я поступила так мерзко, как мог бы поступить какой-нибудь Драко Малфой?
Да она же нарисовала, как меня трахает какой-то демон!
Мужик!
Уму, блядь, непостижимо, как такое пришло в голову после того, как я трахала ее. Между прочим, ей нравилось. И мне нравилось. А потом в наши отношения вмешалась эта картина. Ну и все пошло... кувырком, мягко говоря. Меня все еще передергивает, когда я вспоминаю то произведение искусства. А Мерет, судя по всему, передергивает оттого, как я с ним поступила. Тем не менее, я стойко тогда вынесла ее истерику, а значит, переживу и сейчас.
А истерика будет, я это уже вижу, по гневно сверкающим, но сумасшедше красивым глазам. Я могу сказать, что Эйя вообще очень красивая. Ну, по крайней мере она в моем вкусе. Поэтому слушая ее "бла-бла-бла", я по какой-то причине пялюсь на ее грудь, а потом перевожу взгляд на ее белоснежные, словно снег, волосы.
- А где тут чужое творение? - спрашиваю я, приподнимая бровь, - Ты что ли? Ну так я тоже чье-то творение, дорогая. И нет, не от слова тварь, - ухмылка касается губ, я просто не могу ее сдержать, хоть и знаю, что тебя это скорее всего взбесит только больше.
- Не хочешь поднять то, что осталось от твоего телефона? Или теперь по нему могут машины ездить. М? - я не понимаю, по какой причине веду себя как сука, но остановиться не могу. Может быть потому, что ты первая пошла в атаку.
- И вообще, тебя под ноги смотреть не учили? Я конечно понимаю, что они у тебя стройные и длинные, но все же... - не понимаю, чего в моей речи больше - желчи или восхищения твоей внешностью.
Дорогая, позлись еще, пожалуйста. Ты так хороша, когда злишься. Ты так чертовски прекрасна была даже в тот момент, когда испытывала праведный гнев, осознавая, что я сожгла твою картину, отправила ее к ебеням на тот свет. Но, признайся, мне было на что злиться тоже. Это твое искусство так сильно задело мое самолюбие, что я себя в тот момент просто не могла контролировать, осознавая, что ты представляешь как меня трахает мужик-демон.
Меня
Трахает
Мужик.
Твою мать, Мерет, это было слишком! Это было слишком даже для меня, принимающей ЛСД словно глицинчик на ночь. Ну, или "гличинчик" просто не действовал. Или действовал в другом направлении. Да кто теперь его разберет?

+1

4

Мерет обнаружила свой смартфон на проезжей части, возле бордюра. Да, риск того, что на него заедет машина был мал, но он все же был, к тому же, девушка уже мысленно похоронила свой доживающий век аппарат связи. Заехать бы сейчас по этой самодовольной нахальной роже, да и дело с концом, вот только портить столь прекрасное и где-то даже до сих пор любимое личико с пирсингом в нижней губе Мерет не осмелилась бы. К сожалению, Криста четко это знала и понимала.
-Блядство - это не моя прерогатива! - резко откликнулась Мерет, выкидывая уже не нужный стаканчик в ближайшую мусорку. Извиняться она даже не думала, еще чего! Нефиг так внезапно возникать на ее пути, к тому же путь в галерею теперь точно был заказан - нужно было через весь город возвращаться домой, чтобы переодеться. Дерьмо!
Тем временем, Вангер никак не унималась, принявшись орудовать своим острым язычком. Мерет, конечно же, нравилось как она это делает, помнится, в одном отеле она даже разбудила своими криками маленького ребенка за стенкой. Да, это была поистине горячая неделя! По крайней мере, была, пока Криста все не испортила своей чудовищной выходкой. В конце концов, это была просто картина! Мерет не заставляла ее заниматься любовью с мужчиной, она просто рисовала с натуры обнаженного прекрасного тела, похожего на ее собственное - угловатое, тонкое, еще больше мальчишеское. Для контраста нужно было что-то несущее в себе мощь и силу, Тьму с большой буквы. Кто с этим сможет справиться лучше демона, подмявшего ее под себя? Это вышла потрясающая по эмоционалу дарк-работа, Острем действительно успела возбудиться, пока рисовала ее. И вся эта энергия разврата и похоти не могла не передаться полотну, которое чуть ли не сочилось грехом... А она...она просто взяла и уничтожила его, просто так.
-Видимо, мне надо благодарить богов, что при мне нет картин, а то ты бы тут террористический акт устроила, - буркнула Мерет в ответ, стряхивая с голубой ткани лишнюю влагу. -Нахер иди. Не твое дело, разберусь как-нибудь! - прелестный ротик, что когда-то столь сладострастно сжимал бусинку её соска, сейчас был перекошен в ненавистной ухмылке. Внутри зашевелились старые чувства в гремучей смеси со старыми обидами. -Вали уже куда шла! - не выдержала Острем, срываясь на раздраженный крик и заставляя оборачиваться прохожих. Блять! Мне надо вернуться домой, но вызвать такси я уже не смогу, а до ближайшей остановки топать еще несколько кварталов. Еще эта тут... - проносилась в мыслях у девушки, что шагнула ближе к проезжей части. Мерет вытянула руку, крепко сжимая зубы до скрипа. Ее пальцы были напряжены до предела, а внутри девушку трясло, словно она стоит на платформе, к которой подъезжает поезд.
Невыносимо хочется курить, и заткнуть прелестный рот Кристы поцелуем. Завалить ее прямо здесь, посреди тротуара, и показать, кто из них главный, насильно впечатав в ее дурную башку, что нельзя насмехаться над чужим творчеством, нельзя так просто уничтожать то, во что была вложена душа, даже если тебе это не нравится. В Острем взыграло упрямство. По-детски тупое, но непоколебимое. Плевать на смартфон, который с вероятностью больше девяноста девяти процентов уже не воскресишь. Она не будет поднимать его с дороги, это уже не ее дело и не ее проблема. К тому же, пусть Вангер поймет, что столь приземленные материальные вещи не имеют для Хельдис никакой ценности. И что ей самой безразлична та, которая думает только о себе и собственных прихотях. Эйя была уверена, что у нее не осталось никаких чувств к этой пацанке, летящая в огонь картина была тогда словно лезвие гильотины, лишающее всяких теплых чувств к этому человеку. Но то ли лезвие оказалось тупым, то ли собственное сердце решило устроить революцию, то ли чувства не были убиты до конца, и эта картина была лишь крестражем как у Волан-де-Морта, но Острем поняла, что до сих пор не остыла к Кристе. И это было самым невыносимым. Это заставляло испытывать такую ненависть и разгоняло бурю внутри шведки. И, как назло, ни одна машина не спешила тормозить перед голосующей Мерет. Похоже, просто так смыться ей не удастся. Не сегодня.

0

5

Какой бы феей ты не казалась внешне, внутренне ты была не такой уж милашкой. Дерзкая, откровенно сексуальная, острая на язык – такой была Мерет Острем. По крайней мере такой я знала тебя. В итоге за неделю, которую мы прожили вместе бок о бок, я узнала о тебе много. Не все, конечно, ведь знать все в принципе невозможно, но в какой-то момент казалось, что мы действительно, по-настоящему, близки. Ну там совпадение душ или что-то в этом роде. Мне нравилось то, что ты творческая и мне нравились твои картины. Для меня твоя способность писать является настоящим талантом. Надо сказать, я и сама рисовать умею, иначе как бы я била татуировки? Но до тебя мне далеко. Далеко в плане художественности, но свою работу я знаю. И справляюсь отлично, надо сказать.
- Детка, не надо преувеличивать, не напиши ты такую ересь, картина бы осталась цела, - я смотрю не на тебя, я смотрю на телефон, который валяется на дороге и жду, когда по нему проедется машина. Нет, серьезно, я жду этого момента, чтобы услышать характерный звук, треск. Отчаяние на твоем лице я увидеть не надеюсь, ты не из тех людей, кто будет биться в истерике из-за подобного, но, уверена, в итоге неприятно даже тебе. Тебе неприятно, а мне зашибись. Не знаю откуда во мне столько желания тебе насолить, учитывая, сколько времени прошло с нашей 3последней встречи. О злосчастной картине я, если честно, почти и не вспоминала. А вот о том, как ты горишь под моими руками, я вспоминала часто. Вспоминала о том, как приоткрывается твой рот во время очередного стона. Вспомнила о том, как ты хватаешь руками простынь, когда мечешься в агонии удовольствия. Вспоминала о том, как ты царапаешь мою спину, когда кончаешь. Вспоминала, какие красные полосы остаются именно после твоих ногтей. Вспоминала твои белые, словно снег, волосы, разметанные по смятой подушке каскадом.
Меня забавляет то, как ты злишься, видимо тоже вспоминая прошлое. Не раздражает, нет, реально забавляет то, как посылаешь меня куда подальше. Если честно, я не знаю, почему не следую твоему совету и не иду, куда шла. Просто цепляюсь за твой внешний вид и за злость, которую ты излучаешь. Я чувствую ее даже не подходя близко, не касаясь тебя.
Достаю пачку сигарет и все еще пялюсь на телефон. Он все еще относительно целый. Относительно. Трещины на экране говорят о том, что сенсор, скорее всего, уже полетел ко всем ебеням.
Хруст.
Треск.
Победа.
Я выбиваю сигарету из пачки и прикуриваю. Пачку протягиваю тебе, позволяя угоститься. Ненависть ненавистью, но сигареты это святое. А по тебе явно видно, что ты не откажешься в такой нервной ситуации от порции никотина. И мы обе сейчас не отказались от ЛСД, я уверена. Только таблеток у меня с собой нет. У тебя, я уверена, тоже. И вообще, что ты здесь делаешь?
Ты пытаешься поймать машину, но никто, как назло, не тормозит. Это заставляет меня ухмыльнуться – губы легко искривляются. Детка, сегодня не твой день. Абсолютно не твой день. Надо проверить, мой ли.
Мои пальцы сжимаются вокруг твоего запястья. Девочка, пойдем отсюда. Тебе здесь не место, а твой телефон вообще уже не спасти. Я легко тяну тебя на себя, борясь с желанием дотянуться твоих губ, впиться в них сумасшедшим поцелуем. Но я проявляю стойкость, останавливая себя. Надо притормозить, по крайней мере сейчас.
- Хочешь выпить? – спрашиваю я, не выпуская твоей руки. Я не крепко держу тебя – если хочешь, можешь вырваться. Но ты не вырываешься, то ли находясь все еще в трансе от случившегося, то ли вспоминая о том, что я касалась тебя не только так. О да, детка, я касалась тебя совершенно иначе, более чувственно, куда эротичнее, чем сейчас. Признаться, я и сейчас готова тебя касаться таким образом, потому что ты чертовски хороша. Мне нравится твое строгое лицо, твоя фигура и то, как ты смотришь на этот мир. Мне нравится лед, который застыл в твоих глазах. Нравится холод, которым ты обдаешь меня в эти мгновения. Детка, он не отталкивает. Влечет.
- Ты бесишь, детка, - произношу я, но все равно тяну тебя в сторону бара, в котором нам могут налить. Твой мобильный остается лежать на дороге, я бросаю на него прощальный взгляд, почти читая ему поминальные молитвы. Тебе придется купить новый, такова жизнь.

+1

6

Мерет уже мысленно похоронила свой телефон, провались он ко всем чертям. Для наибольшей трагичности ситуации не хватало только дождя, благо, он не спешил заявлять свое серое мокрое присутствие, обрушивая стихию воды на головы людям, поэтому был шанс, что обойдется без оного. Ветер от проносящихся мимо машин трепал белоснежные волосы Острем, красиво их развевая, но даже это ей не помогало. Видимо, сейчас от нее несло такой злобой и агрессией, что ни один уважающий себя водитель просто не рисковал притормозить, чтобы пустить ее в свою машину.
-Если ты нихера не понимаешь в искусстве, то и нечего совать свой нос. Единственная ересь сейчас здесь - это ты, - жаль, что нельзя облить Кристу бензином и поджечь, чтоб пылало, чтоб она почувствовала тоже самое, что почувствовала Мерет, когда ее любовница своей выходкой прожгла дыру в ее душе. Острем впилась ногтями в ладони, чтобы хоть куда-то выместить злобу, и продолжало упрямо, как овца, стоять на обочине с вытянутой рукой и пытаться поймать попутку.  Делать что угодно, чтобы не думать о Вангер. Может, перейти на другую сторону дороги и уехать, наплевав на то, что совершенно противоположное направление и уедет она в ебеня? А что, отличный план.
Вангер настойчива. Как обычно, не спрашивает, а действует самоуверенно, со знанием дела. Нет, милая, поверь, ты не все знаешь в этом мире. Такая наглость сводит с ума и взбешивает еще больше. Наверное, именно поэтому Мерет отказывается от сигареты, как бы ни хотелось сейчас затянуться, и резким движением выбивает из руки Кристы пачку. Пусть хоть что-нибудь если не сломается, то хотя бы рассыплется и в ее жизни тоже, не одной же художнице страдать. На ее самодовольную ухмылку Хельдис не выдерживает и вовсе - и в щеку когда-то любимой женщины летит пощечина. Справедливо заслуженная ею. Мерет не стала распускать руки тогда, но былые обиды все же требуют какого-то выхода и сейчас она вполне себе могла позволить дерзить, ведь теперь их ничего не связывало. Однако следующий вопрос полностью выбивает Мерет Острем из колеи. В мгновение ока лишая вооруженного до зубов спецназовца всего его арсенала. Вероятно, эта перемена отразилась и на лице опешившей шведки, которая впала будто бы в какой-то транс, ведомая за собой Кристой. От прикосновения ее руки почти что кружится голова, а площадь хочется увеличить до всего тела. Вжать ее головой в пол и наказать, грубо и жестко, не церемонясь и не заботясь о появлении синяков и отметин. Заставить ее орать и поминать ее самыми грязными ругательствами. Полностью выжать из обеих всю затаенную обиду и злобу, разрушив тем самым стену, что воздвиглась между ними, подобно Берлинской.
В глазах Мерет вновь воцаряется неприступный и безразличный лед, но на высказанное отношение со стороны Кристы она лишь озлобленно ухмыляется с презрением. Ты демонстрируешь, что все еще испытываешь что-то ко мне. Пусть даже я тебя раздражаю, но это значит, что я тебя волную и задеваю за живое. Хер ты дождешься от меня подобной демонстрации, милая. Глупая упрямица Мерет продолжала гнуть свою палку чего бы ей это ни стоило.
-А ты все такая же эгоистка, ведь даже не соизволила поинтересоваться моими планами. Тебя ведь ничто не ебет, кроме себя и своих прихотей, да?

0

7

Я знала, что у тебя вспыльчивый нрав, буйный характер и под натиском каких-то негативных воздействий в тебе вообще просыпается буря. Я знала все это, но почему-то не стала разворачиваться и уходить, когда ты грохнула свой несчастный телефон на асфальт и облила нас обоих напитком, который пила. Между прочим, моя футболка уже почти высохла после этого недоразумения. Ну да, немного липко, но в целом терпимо. Я знала, что между нами не может быть милой встречи после девятимесячного (ого! Какая ирония! Будь я мужиком, у нас мог бы родиться ребенок) расставания. Особенно если учесть, что первой и последней каплей дегтя в бочке меда была сожженная мной картина, только вышедшая из-под твоей руки. В этом плане тебе никогда не понять меня, а мне – тебя. Компромисс было найти нереально. Каждая из нас считала его чем-то недопустимым, а потому мы стремительно разошлись. Разбежались. Оттолкнулись друг от друга в надежде, что больше никогда не встретимся. Надеется было на что, ведь ты не жила в Сакраменто, а только приезжала навестить своего брата. Надежда была, но сегодняшним вечером она рассыпалась у наших ног мелкими колючими осколками.
Я знала, что ты по-настоящему темпераментная и потому сейчас не удивляюсь рассыпанным по асфальту сигаретам и пылающей щеке. Принимаю как должное и ухмыляюсь. Ты так строптива. И если бы ты только знала, как твоя строптивость может действовать на людей, даже когда этого совсем не надо, то скорее всего сдержала бы себя в руках, чтобы не доставлять мне лишнего удовольствия. Но ты сделала это.
Сделала, Мерет.
И только после случившегося будто опомнилась, встрепенулась, натянула на лицо маску холодного, колкого безразличия. Не надо стараться, милая. Я уже увидела, какой ты можешь быть. Я уже вспомнила. Теперь я ни за что не поверю в твою сдержанную холодность, которая так скользит в каждом твоем жесте, взгляде, наклоне головы и подчеркивается цветом твоих волос.Я сказала правду – ты бесишь. Но я получаю от этого такой заряд эмоций, прилив сил, чувствую себя настоящей и живой. Ты бесишь и, черт возьми, мне это нравится! Невозможно все время находиться с людьми, которые заглядывают в рот, стараются рассыпаться в комплиментах и показать уважение. Ты не пытаешься сделать ничего этого. Ты другая. И не смотря на все то дерьмо, что выпало тебе по жизни, ты не теряешь лица, знаешь себе цену.Но, кажется, рядом со мной разучилась держать себя в руках.
Или никогда не могла?
Твои слова, сочащиеся ядом и праведным гневом, пролетают у меня над головой. И я стискиваю зубы, борясь с желанием развернуться и одарить твое хорошенькое личико точно такой же пощечиной, какую ты дала мне. Но нет, я проявляю все терпение и стойкость, которые у меня есть, чтобы не сделать этого. Резко разворачиваюсь к тебе, выпуская из своей руки твое тонкое, хрупкое запястье, на котором с легкостью могу оставить синяк. Да я даже легко могу сломать его, но я не бью девушек. Кроме тех случаев, когда они сами этого хотят. Конечно, твое поведение можно трактовать, как желание получить боль, потому что ты откровенно нарываешься. Дорогая, если тебе правда так хочется этого, попроси лучше, и мы с легкостью решим эту проблему.
- Знаешь что? Ты можешь катиться отсюда нахрен в любом направлении! Я не заставляю тебя идти со мной, но ты же идешь, – пора бы понять, что стервой тут можешь быть не только ты. Пора бы понять, что мир не крутится вокруг твоей оси и твоих проблем, - В том, что ты угробила свой телефон, нет моей вины. Поэтому, будь добра, умерь свой пыл. Я чисто по-дружески предлагаю тебе пропустить стаканчик-другой за мой счет, но если ты не нуждаешься в этом – проваливай, – мои глаза полыхают гневом, словно в них горит огонь. Огонь такой силы, что того и гляди все вокруг меня тоже загорится, всколыхнется в алом мареве пожара.
- Слышишь? Я не держу тебя. Можешь быть свободна, Мерет Острем!
Я разворачиваюсь, чтобы уйти. Я разворачиваюсь, чтобы не видеть твоих красивых глаз и колючего взгляда. Если ты не хочешь пить со мной, то что поделать, я выпью одна. Отсутствие компании никогда не было причиной для отказа от алкоголя. Возможно таким поведением я скатываюсь в ебеня, но кому какое дело? У меня есть работа, есть квартира и машина. Надо ли мне что-то еще?
Едва ли.
Ну хотя, в данный конкретный момент, я бы все-таки не отказалась, чтобы блондинка пошла за мной.

+1

8

Давай же, ты же не такая как я. Ты не таишь своей вспыльчивости. Давай, покажи мне свой огонь! Ударь меня, или сломай мне пальцы, рыкнув, что никуда меня не отпустишь... - яд сочился не только из уст Мерет, но и по ее мыслям, пока она ледяным своим взором прожигала спину тянущей ее за собой Кристы. Раз-два-и финальный аккорд. Ее гневный голос звенит в ушах у Острем, ее огонь приятно жжет ее душу. О, да, мой демоненок, раскрывайся, расправляй свои крылья! Этого мало, и шведка понимает, что хочет еще. Она хочет, чтобы Криста устроила здесь настоящее инферно, а не просто выпустила несколько файерболов в ее сторону.
-Ты сначала меня тащишь, а потом говоришь, что я за тобой иду! А вроде бы из нас двоих блондинкой положено быть мне! - подначивает она бывшую любовницу, намекая на умственные способности той. -По-дружески?! Сначала плюешь в душу, а потом предлагаешь быть подружками? Заебись ты придумала! - Мерет Острем, что с тобой творится? В тебе никогда не было столько концентрированной злобы, такой, что твои слова режут, словно лучшие поварские ножи. Тем не менее, теперь ее глаза горят тем самым огнем, который она ждала. Еще немного, и будет бум, от которого содрогнутся улицы Сакраменто, но... Что?! Серьезно? Ты просто убежишь?
-Я-то свободна. А вот ты... Ну давай, попробуй уйти, детка. От себя не убежишь, - голос Мерет становится тише, лишаясь высоких истерических ноток и возвращаясь к привычному низкому, заставляющему вибрировать нежную кожу. Ты же помнишь, каково это, а, Криста?
Странное дело, вроде бы сама хотела просто уйти куда подальше от призрака из прошлого и продолжить жить сегодняшним днем, а теперь что? А теперь словом удерживает ее, такую ненавистную и такую желанную. Но Мерет никогда не побежит за ней и не будет останавливать, упрямство и гордость переиграют спонтанное желание. Внутри Острем бушевало противоборство и она сама, как предводительница одной из армий металась то туда, то обратно, так и не имея возможности определиться. Девушка шумно выдохнула, приседая и подбирая с земли одну из разбросанных сигарет. Сейчас отсутствие связи с ней казалось самой ничтожной из проблем в ее жизни. Девушка порылась в сумке и извлекла оттуда зипповскую зажигалку, щелкая затвором и подпаляя дрожащую в пальцах сигарету, чтобы сделать глубокий затяг, окончательно успокаиваясь и прекращая наэлектризовывать окружающее пространство. Они должны расставить все точки над "и" здесь и сейчас.
-Лучше пройдемся. А то вдруг я не удержусь и выплесну алкоголь тебе в лицо? - хмыкнула валькирия-язвочка уже вполне мирно, надеясь, что и Криста угаснет. А если нет - то выхода только два: либо она сгорит в ее инферно, которое сама же упорно и призывала, либо ей придется звать новую бурю внутри себя.

+1

9

Ты не таишь своей злобы, а кидаешься ей в меня, пытаясь задеть за живое, попасть в яблочко, угодить ровно в цель. Мне хочется рассмеяться, когда ты намекаешь на то, что я туплю, хотя тупить по всем шаблонным правилам положено тебе. Девочка, когда это мы с тобой пользовались шаблонами и были уверены в их правоте? Никогда, верно?
Почему-то я вспоминаю о том, что раньше ты направляла эту энергию совсем в другое русло, в котором она смотрелась куда гармоничнее и изящнее. Да, Мерет, ты была просто прекрасна в те моменты, когда позволяла себе гореть в моих руках, плавясь от прикосновений, которые опаляют кожу страстью. Ты вообще прекрасна всегда и я не буду спорить с этим, что бы ни случилось - глаза, губы, грудь, бедра... невозможно найти в тебе хоть что-то, к чему я не хотела бы прикасаться. По крайней мере тогда. Сейчас я с легкостью могу сдержать себя, уже не чувствуя того, что было раньше. Могу. Но хочу ли? Это уже совершенно другой вопрос, которым я не собираюсь задаваться ни сейчас, ни после.
- А кто сказал, что я пытаюсь сбежать от себя? - ухмылка касается моих губ, а взгляд становится жестким и в нем пляшут искры, говорящие о внутренних демонах, которые сейчас спят, но могут проснуться в любой момент. А если они проснутся, Мерет, то запахнет жареным! Но разве не этого ты добивалась, моя демонесса в образе белоснежной леди?
- Ты же прекрасно знаешь, что я устраиваю саму себя вместе со всеми своими пороками и несовершенствами, - самолюбия мне не занимать. Как и тебе, в принципе. И не смотря на то, что я пытаюсь быть спокойной, сдержанной и держать себя в руках, мне хочется не то влепить тебе пощечину, не то затянуть в страстный поцелуй, грубо кусая твои нежные губы, заставляя тебя стонать.
В тот момент, когда я докуриваю сигарету и стреляю окурком в ближайшую урну, ты еще только подбираешь свою с асфальта и закуриваешь. О да, это же много лучше того, чтобы принять дозу никотина из рук. Но я не подаю вида, что думаю об этом, чтобы не выбесить тебя в очередной раз. Хотя, черт возьми, почему я должна думать о твоем эмоциональном состоянии, когда ты откровенно провоцируешь конфликт?
Я вспоминаю о том, что твой телефон явно никогда больше не оживет и пожимаю плечами - я могла бы купить тебе новый, но вспоминая о том, какая участь постигла сигареты, понимаю, что ты не согласишься. Что же, это твое право.
- Если ты выплеснешь его мне в лицо - я отвечу тем же. Можешь не сомневаться, Мерет, - отвечаю так же беззлобно, потому что чувствую, что буря внутри тебя если не утихла, то мало помалу улеглась. Тем не менее, я не могу быть уверена, что ты неожиданно не вспыхнешь снова от какой-то фразы или случайно брошенного слова. Или не случайно.
- Пойдем? - спрашиваю тебя, кивая головой, чтобы обозначить сторону, в которую собираюсь двигаться, - тебя устроит это направление?
Я делаю шаг за шагом, стараясь идти с тобой в одном темпе, а сама пытаюсь вспомнить, какие у тебя губы на вкус. Я пытаюсь вспомнить их мягкую податливость, но понимаю, что воспоминания выветрились из головы, стерлись новыми ощущениями от новых девушек. И именно в этот момент мне приходит в голову, что я должна обновить воспоминания. Не просто должна - обязана! Даже не смотря на то, что знаю - после этого поступка ты снова взбесишься как фурия и решишь выдрать волосы у меня на голове. Ну или придумаешь что-нибудь похуже. По крайней мере так мне кажется сейчас. Но, как ты уже сказала, я эгоистка, а потому собственное желание оказывается сильнее здравого смысла.
Резко останавливаюсь, беру тебя за руку и разворачиваю лицом к себе прямо посреди улицы, по которой мы шли. За секунду до поцелуя я успеваю прочесть в твоих глазах недоумение, а уже в следующее мгновение накрываю твои губы своими, пытаясь втянуть в поцелуй.
Мне остается только надеяться, что ты не убьешь меня прямо на месте!

0

10

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ожившие воспомиания