Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » The Bridge is Falling Down


The Bridge is Falling Down

Сообщений 1 страница 10 из 10

1


http://savepic.ru/11082199.jpg

Date & time: 13 сентября, 2016 год


Krista Wanger & Denivel Simon & Jay Simon


День рождения моей прекрасной жены и все пошло бы по плану, если бы... если бы, этот день не настал, если бы часы не пробили этот час...
Никто не знал, что так может обернутся, никто, даже самые близкие люди.


0

2

[NIC]Jay Simon[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/tMlelPk.png[/AVA][STA]Drugs and whores[/STA][SGN]http://i.imgur.com/keskdvB.png[/SGN]
[float=left]http://savepic.ru/11106774.jpg[/float]
Эти лабиринты, да когда же они закончатся? Когда я выйду отсюда? Эти двери, эти белые стены, запачканные кровью - я не могу больше их видеть. Я не могу. Опускаюсь на колени, касаясь лбом пола.
- Заберите меня отсюда! Денивел! Астарта! Я признаю, что я монстр! Я ужасна! Я так устала от этого! ПОЖАЛУЙСТА! - но как бы мои губы не шевелились, с какой бы эмоциями я это не произносила, как бы сильно не ударяла кулаком о пол, я не произношу ни звука. Это лишь мысли... это лишь мысленные мольбы о спасении. Слезы скатываются по щекам. Невыносимая боль распирает изнутри.
В этой тюрьме нет понятия о жалости, времени, дате и прочих привычных людям вещей. Это просто воображение, это клетка. Ударяю как можно сильнее, разбивая костяшки в кровь. Еще и еще.. а затем еще... но боли нет, есть только видимость. Я чувствую как кровь сочится из образовавших ран, но стоит мне только моргнуть, перестать думать об этом, все становится на свои места и руки вновь обретают прежний вид. Сколько раз на "дню" я так выпускаю пар? Сколько раз это происходило уже со мной? Десятки, сотни или тысячи раз? А может и больше. 
- Я устала, я чертовски устала от этого дерьма! - на стенах прорисовываются кровавые буквы собирающиеся в слова "ты дерьмо", "сука", "блядь".  Глаза мечутся от одной фразы к другой... все это было уже ни раз.
- Что вам нужно от меня еще?! - обезумевшими глазами смотрю в эту чертову стену... надеясь наконец-то увидеть ответ, но его нет. Его никогда не будет. Никогда. Я застряла здесь навсегда, до конца жизни Астарты, пока она не помрет, пока она не скорчится от старости. Да, она доживет до этого, возможно появится семья, возможно, даже ребенок. Ведь, какой бы я не была раньше... но я, мы... думали, что у нас будет семья, будет такой же сумасшедший дьяволенок, выебывающий мозг, водящий своих баб в нашу постель. Но... это... лишь мечты, я бы не родила, я бы не смогла воспитать ребенка. Астарта могла бы это сделать, но ее сущность я так же испортила, утопила вместе с собой в кислоте, разрушая наши нейроны.  На самом деле я давно об этом не думала и не вспоминала. Лет так с девяти, когда мы оставались еще единым целым. Мне хотелось быть хорошим отцом, хотелось защищать своего мелкого утырка и никогда не становиться похожим на своего отца, а в итоге... создавая иллюзию протеста, анархии... я докатилась до его уровня, а может быть стала еще хуже. Я стала самым настоящим монстром, не контролируемым психопатом, желающим убивать, владеть и отнимать.
Душу выворачивает на изнанку от этого осознания. Из глаз ручьями текут слезы, загибаюсь от боли пополам, внутри все сдавливает, еле успеваю дышать. Тяжело и так невыносимо.
Это должно закончится... это должно прекратится.
- Верно. - этот голос проносится эхом по бесконечному белоснежному коридору. Подымаю голову, но из-за слез мне ничего не видно. Стоит забыться, как слезы исчезают. В голове возникает вопрос "кто это?". На полу проявляются кровавые следы, а затем будто из ниоткуда появляется невидимый скульптор, лепящий скульптуру из воска. Внимательно слежу за этим процессом. Хочется отодвинуться назад, отползти чуть-чуть, но вместо этого подымаюсь на ноги и делаю несколько шагов вперед. Желаю протянуть руку к чему-то неведомому. Стоит только коснуться скульптуры, как она хватает меня. Корка на ней покрывается трещинами и осыпается. Мои глаза широко распахиваются, по телу проходит дрожь от вида изуродованного тела.
- Это ты изнутри. Такова твоя сущность... внешность - обман. - скульптура усмехается, прямо как я....- Ты давно сгнила, а вместе с этим и мы все. - эти слова эхом раздаются в голове. Мне хочется отвести взгляд в сторону, только бы больше не видеть тебя. Хватаешь меня за подбородок, сильно сжав пальцы, и притягиваешь к себе. Дрожь новой волной накрывает меня, а ты в этот момент накрываешь мои губы своими и будто что-то из скульптуры перебирается в меня... такое длинное, достаточно большое и чуть мохнатое. От осознания, что такое это может быть, начинается паника. Не то что бы я ненавидела многоножек, но... не во рту же! Не внутри! Вскрикиваю, пытаюсь вырваться, но ты хватаешь меня за руку. А стоит чуть скосить взгляд, как я замечаю, что вокруг нас собралось еще несколько таких же как ты. Вы все пытаетесь удержать меня.В этот момент я теряю сознание... или что-то еще... не понимаю.
Резко распахиваю глаза и оказываюсь в реальности. Кроме сна, кроме клонов и многоножек, я ничего не помню, даже того, из-за чего они появились.
Усаживаюсь на кровати и стираю со лба холодный пот. Хватаюсь руками за голову, сильно выдыхаю. Это был кошмар? Или это было реально? Резко что-то рядом со мной начинает шевелиться и переворачиваться. Чуть шугаюсь. Кто ты? Что ты тут забыла? Не сразу осознаю, что это Денивел. Немного приглядевшись я узнаю эти черты лица. Подымаю руки вверх. Лучи лунного света падают на руку и в этот момент я замечаю, что на правой руке что-то отражает свет, блестит. Приближаю руку с блестящей штуковиной к лицу и чуть прищуриваюсь. Кольцо? На безымянном пальце? Шутка?! Неожиданно ты льнешь ко мне сквозь сон и складываешь свою руку на меня. Касаюсь ее, провожу пальцами по твоей руке и натыкаюсь... на кольцо? Сердце еще быстрее отбивает свой ритм, кажется, еще немного и оно вылетит из грудной клетки к чертовой матери. Глаза широко распахиваются, во рту пересыхает.
Мы поженились? - стоит пронестись этой мысли в голове, как в виски ударяет разряд, сильный, мощный, заставляющий чуть ли не вскрикнуть, но еле сдерживаю этот порыв, сжав зубы. В этот момент, в эти считанные секунды перед глазами проносится четырнадцать, а не то и пятнадцать лет, все мои воспоминания и все воспоминания Астарты заполняют меня. Слезы застилают глаза, становится как-то невыносимо больно, ком в горле встает поперек, мешая даже дышать. Убираю руку Денивел с себя, упираюсь дрожащей рукой на кровать, помогая себе подняться. Ноги подкашиваются, через силу удерживаю равновесие. Подхожу к приоткрытому окну, на столике нахожу пачку сигарет и зажигалку. Закуриваю, как делала это все время Астарта. Оказывается она не редко просыпалась по среди ночи от криков Денивел и успокоив ее, шла курить, сверкая из окна своим обнаженным телом.
Ты смогла сделать это... ты смогла построить семью... вы были такими счастливыми... - прикуриваю сигарету и делаю неспешные затяжки, всматриваясь куда-то вдаль, в окно. - Это не тот дом, который помнила я. - новый разряд дает во второй висок, чуть не давлюсь сигаретным дымом, чуть не откусываю фильтр сигареты. Пробыв в прострации, не замечаю, как сигарета дотлевает до фильтра и выкидываю его прямо в окно. Мне хочется сбежать отсюда, мне не хочется больше так жить... Это не моя жизнь, это... твоя, Астарта... но ты теперь я, а я это ты... я не могу так... - касаюсь рукой груди, придавливая разбитое сердце. Моя любовь к Денивел не утихла, нет, я по прежнему ее люблю и желаю так же сильно, как хотела раньше. То как за это время Астарта привязалась к Дени, играя идеального "мужа", обижает меня. Мне не по себе, что я... я не справилась с этой задачей. Она оказалась лучше меня и от этого ревность поглощает меня, закутывая в кокон. Эта татуировка на твоей груди, эти ежедневные цветы, красивая и богатая свадьба, счастливые лица... это не мой мир, черт подери, это... не я...
В комнате раздается тихое сопение, вышибающее меня из умиротворенной тиши. Приближаюсь к спящей красавице, ложусь на "свое" место.  Сегодня у тебя день рождение, да? Она подготовила тебе шикарный подарок, о котором ты еще даже не знаешь. Он стоит на улице, большой и красивый, черного цвета и хромированный. С личным водителем, который должен будет подойти к назначенному времени в назначенный час. А что я сделала для тебя, Денивел? Что? Причинила тебе боль? - забираюсь руками под твое одеяло и прижимаю тебя к себе. Мне хочется захлебнуться собственными слезами, мне хочется вывернуть перед тобой всю душу, но... я сильнее этого. Твое тело обнажено, прохладные и гладкие руки с легкостью скользят по нему.
- Дени... - тихо произношу, своим прежним голосом, мягким и теплым, живым. Где-то слышится в этих звуках моя прежняя язвинка, нахальность, но где это все сейчас? Где это во мне? Чуть соскальзываю по кровати вниз, накрываю открытое плечо губами и целую, а затем повторяю эти действия с шеей. С твоих губ срывается тихий и легкий стон. Рука сама собой оказывается между бедер, чуть изогнув ее, проникаю в тебя несколькими пальцами, заставляя сорваться на еще несколько стонов, но уже больше насыщенных страстью и желанием. Прижимаешься ко мне, оттопыриваешь попку.  Чувствую, как между твоих ног все намокает, чувствую твой жар и желание.  Не думаю, что ты осознаешь это, ведь ты все еще спишь. Сквозь сон с твоих уст срывается - Астарта....
В этот момент тысяча игл поражает сердце, и я на время останавливаюсь. Мне хочется вырвать свою руку из тебя и сбежать.... Я не она... уже... и не та, что ты знала когда-то очень давно... - мысленно отвечаю, боясь произнести это вслух. Подаюсь вперед, тянусь к шее и посыпаю ее поцелуями, заставляя себя отвлечься и не зареветь, пальцы возвращаются в ритм. Сколько я так тебя ласкаю? Сколько проходит времени? Кажется мгновение пролетает мимо глаз, и ты срываешься в громком крике, сжимаясь вокруг четырех пальцев, кончаешь. Это состояние заставляет тебя проснуться, раскрыть резко глаза.  Прикрываешь ладонью рот, стараясь приглушить себя, но это плохо помогает.  Покидаю тебя, и обнимаю, а ты поворачиваешься ко мне и обнимаешь в ответ. Кладешь голову ко мне на плечо, закидываешь ножку мне на ноги и с улыбкой засыпаешь обратно, или мне только так кажется?
Кажется....
Открываешь через несколько минут свои глазки-пуговки и смотришь на меня.
- С днем рождения, - ухмыляюсь и прижимаю к себе, как можно сильнее.  Заставляю свое сердце не вздрагивать, а слезы не литься. Стараюсь держаться, не показывать своей слабости, не показывать, кто я такая теперь. Пусть, пусть навсегда я останусь для тебя той, в кого ты по правде влюбилась. Той, кого ты посчитала достойной звания "супруга". Заставляю себя улыбнуться, как делала это та, кого ты ценила больше собственной жизни. Протягиваешь ладонь к моей щеке и нежно поглаживаешь, вглядываясь в мои глаза. Хорошо, что ты еще сонная и до конца ничего не осознаешь.

Отредактировано Francesca Fitch (2016-09-15 01:39:56)

+1

3

Едва ли можно сказать, что жизнь с тобой похожа на сказку в том смысле, в котором все привыкли понимать это выражение. С другой же стороны, внешне все именно сказкой и выглядит - семейная идиллия, собственная квартира, удачно складывающаяся карьера, любимая женщина рядом. Но я бы назвала эти отношения не сказкой, а постоянным изнасилованием. Иногда добровольным, иногда не очень. Что бы мы не делали, как бы близки не были, как бы не любили друг друга у нас не бывает все гладко. Никогда. Хотя, признаться, я сама себе завидую. Завидую даже тогда, когда ты заводишь мои руки за спину, защелкивая на них наручники и доводишь поркой до истерики. Ты всегда знаешь, сколько я выдержу. Ты ни разу не переборщила или... Или это я в состоянии принять от тебя любое насилие с гордостью нарекая его любовью. Любовью абсолютной, не подлежащей никакому сомнению и критике. Я доверяю тебе каждую минуту, секунду своей жизни. Не смотря на все пережитое я могу без оглядки вверить свою жизнь в твои руки и знать, что ты не подведешь. За три с половиной месяца, что я являюсь твоей женой, еще ни разу не было такого, чтобы я сомневалась в тебе. Ты находишь решение для любой моей проблемы, всегда поддерживаешь, помогаешь и никогда не позволяешь себе считать меня маленькой и глупой девочкой. Ты относишься ко мне с уважением. Хотя, признаться, это не мешает тебе меня наказывать, изводить, а иногда и закатывать дикие сцены ревности. Я до сих пор с дрожью вспоминаю то, какой "подарок" ты устроила мне после нашей свадьбы. Когда я провожу пальцами по татуировке у меня под грудью, она все еще обжигает их, откидывая меня в тот день, наполняя эмоциями и переживаниями. Я никогда не думала, что выхожу замуж за хорошего человека, всегда отдавала себе отчет в том, что ты не просто грешна, ты чудовищна. Ты монстр. И я все равно люблю тебя. Любила я тебя даже тогда, когда твои руки фиксировали меня на кресле, заставляя дрожать от страха. Любила я тебя и тогда, когда вместе с первыми штрихами татуировки твои пальцы вторгались в меня, заставляя задыхаться от стыда и жгучего удовольствия. Я любила тебя даже в тот момент, когда осознала, что ты дала согласие на то, чтобы меня трахнула Криста.
И я люблю тебя по сей день.
Неистово, сильно, абсолютно нездоровой любовью. И иногда эта любовь причиняет боль и тебе, и мне. Мы обе находимся в этом плену, прижимаясь друг к другу как можно сильнее, чтобы не чувствовать колючие шипы проволоки, обвивающей наши тела, соединяющей их воедино. Мы одно целое не смотря на то, что тела два. Я принимаю тебя такой, какая ты есть. Ты принимаешь меня такой, какая я есть. Это почти совершенно, если исключить тот факт, что люди не могут быть совершенны.
Но одно я знаю точно - ты совершенна в своей порочности. И именно с этой мыслью я засыпаю и просыпаюсь каждый день. Именно с этой мыслью я закрываю и открываю глаза, встречая каждый новый день. Эта мысль преследует меня, когда я работаю, когда иду в душ, когда сижу с кем-то из знакомых или друзей в кафе, когда делюсь своими планами на будущее с Поль. Эта мысль всегда со мной, словно талисман, защищающий меня от невзгод.
И именно с этой мыслью я заснула 12 сентября 2016 года.

Через сладкое марево сна прорываются движения-прикосновения, ласкающие меня, дурманящие, возбуждающее. Но я физически чувствую, что еще слишком рано, я слишком не выспалась и потому просто-напросто не в состоянии открыть глаза. Не потому что не хочу, просто не могу. Я то выныриваю на поверхность сознания, четка ощущая, как ты гладишь и целуешь меня. В какой-то момент я даже сквозь сон чувствую вторжение твоих пальцев в мое влагалище - выгибаюсь прямо сквозь сон, приподнимая попку. Тем не менее, я все еще не в состоянии открыть глаза и полностью функционировать. Чувствую себя такой беспомощной, словно я кукла в твоих умелых руках. Возбуждение накатывает волнами, я срываюсь на тихие стоны сквозь сон и сжимаю бедра, ловя твою руку, не давая покинуть меня и прервать ласку. Реальность и сон смешиваются, дополняют друг другу.
-Астарта...
С закрытыми глазами я вижу что-то совершенно нереальное - Джей фиксирует меня на кресте и проходится плетью по моей спине, оставляя на ней алые полосы, заставляя меня рыдать. И я так отчетливо ощущаю на себя и действия из сна и из реальности. В какой-то момент я понимаю, что не могу отличить, что есть правда. Сжимаюсь сильнее вокруг твоих пальцев, выгибаюсь и срываюсь на крик, испытывая просто нереальный оргазм, после которого даже дышать обычно трудно.
Глаза раскрываются на самом пике, я полностью прихожу в себя и осознаю, что крик, которой слышу - мой. Рукой судорожно зажимаю себе рот, но это не помогает, не может заглушить мои такие яркие и дикие эмоции.
После оргазма я снова прикрываю глаза, нежась на твоем плече, прижимаясь всем телом, ища тепло и спокойствие. Закидываю на тебя ногу, тихонько мурлыкая. Я даже чувствую, что еще немного и я снова усну, не в силах бороться с этим состоянием своего тела. Но я нахожу в себе силы и распахиваю глаза, чтобы посмотреть на тебя и промурлыкать тебе слова благодарности.
- Спасибо, - произношу я, одновременно и отвечая на твое поздравления и благодаря за случившееся со мной этим утром. Между ног приятно ноет, а я все еще дрожу в твоих крепких руках, которые так осторожно и с любовью прижимают к себе, даря умиротворение и спокойствие. Я тянусь к тебе своей рукой, касаюсь пальцами твоей мягкой щеки и легко поглаживаю, нежась в утренней дреме, осознавая. что все еще нахожусь в пограничном состоянии, которое не отпускает меня даже после оргазма.
- Я люблю тебя, - шепчу и проваливаюсь обратно в сон, удобно расположившись на твоем плече, прижимаясь всем телом и обмениваясь теплом друг с другом. Хорошо и уютно. Большего мне и не надо.
Кажется, твои руки снова начинают гладить меня, но в этих жестах больше нет интимности. Твои руки пробегаются по моим плечам, переходят на мою спину и все что ты делаешь - сильнее прижимаешь меня к себе. И я засыпаю, погружаясь в абсолютно нереальный мир, сбегая из мира настоящего как можно дальше.
Я засыпаю и мне снится снег.

Отредактировано Denivel Simon (2016-09-09 23:12:21)

+1

4

[NIC]Jay Simon[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/tMlelPk.png[/AVA][STA]Drugs and whores[/STA][SGN]http://i.imgur.com/keskdvB.png[/SGN]

http://savepic.ru/11100649.jpg

Перевод

*Может быть только один,
Кто встаёт на колени,
Кто остаётся на пути,
Кем дьявол руководит.
Только один останется в живых,
Для двоих слишком мало места.
Только одно мгновение –
И танец закончен.

Ты произносишь эти слова, слова любви, но меня разрывает на части. Мне хочется накричать на тебя, мне хочется потрясти тебя и спросить, ЗА ЧТО, ЧЕРТ ВОЗЬМИ?! ЗА ЧТО ТЫ МЕНЯ ЛЮБИШЬ?! За то, что я убивала людей? За то, что я насиловала тебя? За то, что сделала из тебя жертву? Какого хера? Какого черта наш брак вообще случился? Как ты могла это позволить? Неужели ты не осознаешь, какой я на самом деле монстр? Ты будто не замечаешь на себе клейма собственности Джей и Астарты. Тебе так плевать на себя? Почему? Просто почему именно я? Не Френки... не... та, с кем ты мне изменила. Ты могла выбрать кого-то получше, может у тебя не было бы настолько успешной карьера, но разве чувства и любовь не важнее? Разве нужно переставать уважать себя?
Ты перестала.
Ты забила на себя огромный болт.
Просто повинуешься каждому моему капризу, каждому слову и редко становишься перед мной в позу. Ты привыкла к этому, ты привыкла ко всему. И сегодня... я освобожу тебя, твою душу, твое тело, проданное самому дьяволу. Да, я тот самый дьявол, желающий власти и похоти, боли людей и криков о пощаде, я тот дьявол и смерть... что забирал жизни других.
Невыносимо.
Все мои воспоминания, вся жизнь - теперь они цельная картина. Я помню каждый прожитый день, помню каждую шлюху побывавшую на этой кровати. Абсолютно все, до мелких деталей. Как теперь жить? Что делать-то? Забраться с головой под одеяло и реветь в подушку прося милости у Господа Бога? У самого Дьявола? Но черт, возьми... обидно-то как, дьявол-то вот... это же я... блятство! Мне не быть на небесах, мне не быть в окружении статных людей, фотографов, фотомоделей... я же их всех перетрахала! Как мне смотреть им в глаза? О чем мне с ними теперь разговаривать? О том, как же они были ущербны и тошнотворны? То как было забавно блевать вдвоем в унитаз? Или что? Смешно. Я не хочу такой жизни, я не хочу начинать все с чистого листа. Мое лицо, мою фамилию, моего ебучего папашу знают даже в каждой пресловутой забегаловке. Мне просто, нужно исчезнуть, испарится.
Да, у меня есть восстановленная работа, есть желающие нанять меня или потрахаться, но мне это не нужно! Мне ни цента, ни пени больше не нужно! Ни своих, ни отцовских. Хватит. Слишком много дерьма произошло, слишком много боли и немыслимых историй связано с моим именем. С моим прогнившим и кишащим червями именем.
Аккуратно убираю с себя Денивел и чуть отодвигаюсь, чтобы встать и найти в полумраке одну ключевую вещь. Астарта была умна и очень предусмотрительна. Как бы она не была счастлива в этом браке, она все равно боялась этого дня. Она боялась, что Джей прорвется, боялась... что все испортит. Как жаль, Астарта, но сегодня в этот день, ты предаешь сама себя. Ты наконец-то осознаешь, что это конец.... ты ведь больше не боишься смерти? Не останавливаешь второе эго, не перехватываешь его. Просто потому что... вы теперь едины. Вы одно целое, как когда-то давно.  Надолго ли это? К сожалению нет....
Этот сон, эта тюрьма, я его вспомнила. Ту себя, сгнившую и с изуродованным лицом. Это я. Это сука, я.... та третья, которую вы заперли в глубине и оставили на пожирание личинкам. Я ненавижу вас обеих, я ненавижу себя... даже стоны Денивел меня не смогли переубедить. И ее прекрасное тело не изменит ничего. Мне больно отрывать такую замечательную девушку, в конце-то концов свою жену, от себя. Но я предостаточно доставила тебе проблем и дискомфорта. Я должна это сделать ради тебя самой.
Подымаюсь с кровати на ноги, подхожу к своему компьютеру и подымаю чуть голову. На полке альбомы и выносные винчестеры с терабайтами фотографий. Ты никогда их не трогаешь, зная, что это ценные материалы для меня и моей "карьеры". Никогда там не лазила без разрешения. Это как алтарь, священный и неприкосновенный, а значит из него получится восхитительный тайник.  Аккуратно, стараясь особо не шуметь вынимаю один из винчестеров и свободной рукой достаю пару запечатанных конвертов. Ставлю жесткий диск на место и подхожу к окну. Бросаю взгляд на небо. Оно уже светлеет.
Эти конверты - заверенные завещания для моих близких людей. Там написано все, что потребуется после моей смерти, чтобы получить наследство. И самое главное, таким образом я могу попрощаться. Там мои последние слова.
Жаль, Денивел, что я не могу озвучить их тебе лично. Мне очень жаль... если бы я не была настолько слаба, я бы попрощалась смотря в твои глаза, видя, как на них наворачиваются слезы, наблюдая за тем, как ты впадаешь в истерику от разбитого сердца и вцепляешься в мое тело железной хваткой. Эти глаза были бы переполнены страхом одиночества, болью разрушенных мечтаний, а самое главное, убитой любви. Ты бы не отпустила меня, мне бы пришлось делать тебе еще больнее. И прости, за этот день рождения.... он не удался. Теперь, отныне и навсегда этот день останется для тебя как черная пятница, день смерти и скомканной боли, растянутой в бесконечность длиною в жизнь.
Сжимаю свободную руку в кулак и подхожу к столу. Оставляю рядом с подарком личный конверт для тебя. Он изменит всю твою жизнь, а я посмотрю, понаблюдаю за тобой... но уже  не рядом, а где-то снизу или сверху. Может у тебя появятся дети, счастливая семья и куда более удачный брак. Тебе всего восемнадцать, жизнь только начинается. Жаль... что я так и не смогу поздравить тебя полноценно с совершеннолетием, чертовски жаль...
Но я так решила.
Мелочь, но такая важная. Вся наша жизнь состоит из каких-то не больших крупинок, мелочей, и они собираются в одну прожитую жизнь, в воспоминания. В течении времени что-то забывается, а что-то нет... что-то помогает нам делать шаг вперед, а в другой раз - назад. Мы умудряемся вылезти из задницы, из иллюзий, находим выход.
Но не сегодня.
Пусть все мои запыленные скелеты вываливаются разом из шкафа, пусть мир узнает, каким я была на самом деле чудовищем, пусть... если ему от этого полегчает.
Забираю с дивана свою одежду и последний раз бросаю свой взгляд на тебя, Дени. Я хочу чтобы ты знала, как я люблю тебя, но... вероятнее всего ты будешь думать, что я тебя ненавижу, раз поступила так с нашими жизнями и чувствами. Раз поступила так с тобой.
Выхожу из комнаты, закрывая за собой дверь. Направляюсь в сторону кухни. Следую вслепую ориентируясь только по ощущениям, приближаясь все ближе к кухне. Включаю свет, на столе стоит ноутбук, а рядом с ним лежит мой мобильный.  Одеваюсь, проверяю карманы. Все на месте, как и всегда. Забираю мобильный телефон, не забыв погасить за собой свет и следую в прихожую. В сумку закидываю второе письмо и надеваю ботинки, накидываю куртку. Забираю сумку с вешалки, несколько шагов и оказываюсь у двери. Дрожащая рука уже на уровне поворотных механизмом. В горле появляется опять этот ком, а глаза застилает слезами. Мне сложно, невыносимо сложно, так просто взять и уйти.
Раз и навсегда.
Сжимаю зубы и рывком заставляю руку дотянуться до замка. Несколько оборотов и дергаю за ручку дверцы, выскакиваю из квартиры и закрыв бесшумно дверь, заперев ее на замок. Прижимаюсь к ней, касаясь лбом.
Я не знаю куда поеду, куда пойду.... я не знаю, что меня будет ждать эти ближайшие и последние часы.
- Прощай... Дени.... - выдавливаю себе под нос эти слова, наполненные горечью и невыносимой болью, которая способна задушить.
Еще несколько раз в голове проскакивает мысль, а может не нужно? Может вернуться обратно? Домой? Где есть любящая жена, где есть то тепло, которого мне не хватало всю жизнь. Может начать все сначала? Просто взять и начать с чистого листа?
Отхожу от двери и вызываю лифт.
Нет.
Из кармана куртки вынимаю нашу совместную фотографию.
Что она здесь делает?
Легкая усмешка касается моих губ. Красивая, со свадьбы. Счастливые лица и глаза. Идиллия... но я беспощадно беру и разрываю ее на мелкие кусочки и заставляю разлететься по холлу.
Прости меня, Денивел....
Перед носом открываются дверцы лифта, делаю два шага вперед и нажимаю кнопку на пульте. Опускаюсь на парковку. Дохожу до машины, открываю ее и сажусь внутрь. Сумку закидываю на соседнее сидение, вынимаю мобильный и набираю номер Кристы. Ты должна ответить мне, сейчас.
В ответ звучат гудки... один за другим. Абонент скидывается через несколько минут. Набираю вновь...
Позволь мне попрощаться хотя бы с тобой... прошу...
Стоит только об этом подумать и вместо гудка зазвучал твой недовольный и сонный голос.
- Извини, что разбудила. Мне нужно с кем-нибудь поговорить. Скоро подъеду. - ставлю перед фактом, произнеся последнее слово, скидываю номер и завожу автомобиль.
Пустые дороги, пустые улицы... лишь дома и фонари. Люди встречаются настолько редко, что можно забыть о их существовании.
Останавливаюсь напротив двери в подъезд Кристы. Забираю сумку и покидаю машину. Домофон, дверь, коридор и еще одна дверь. Дергаю за ручку и прохожу в прихожую, вижу, как обычно, твое сонное лицо. Кажется, ты только недавно легла спать. От тебя пахнет легким перегаром. Надеюсь, что выпивка все-таки еще осталась. Мне она пригодится.
Прохожу в квартиру сестры, снимаю обувь и молча следую в глубь апартаментов. Оказываюсь в твоей спальне, сажусь на диванчик. На столе бутылка... виски? Из сумки достаю письмо и оставляю его на этом журнальном столике. Рука сразу же подхватывает полупустую бутылку, открываю крышку и делаю несколько больших глотков. Один за другим. Напиток насыщенный вкусом обжигает полость рта, а затем смело скатывается по горлу, продолжая свой пожар.  Не то что бы я не любила этот напиток, нет... он всегда мне казался каким-то... обычным? Недостойным для меня, не характерным. Дешевые марки - джентльменский  бомж,  дорогие - классика жанра и вкус элиты. Этот напиток, явно никогда не был моим, в отличии от ядовито-кислотного абсента. Он такой же противный, как и я, полностью характеризует мой внутренний мир, да и в добавок при удачных марках я получаю от него такой эффект, который ожидаю при открывании бутылки. Это напоминает на... секс, на предчувствие оргазма, когда твое тело все пылает и разрывает на части и надеешься, что этот момент - вот. Иногда ожидания оправдываются, а порой и нет. 
Ты смотришь на меня, я чувствую твой взгляд. Я не могу посмотреть на тебя, будто мои глаза уже стеклянные. Ставлю бутылку на прежнее место, но не закрываю. Делаешь еще пару шагов и уже не в первый раз озвучиваешь свои слова, переспрашиваешь меня. А я не могу, не могу ответить. Лишь легкая улыбка, ухмылка касается моих губ. Ты понимаешь, что что-то не так. Ты видишь это. Мое поведение, моя отстраненность и визит в 5 утра не оставляет в покое. И ты права...
Достаю пачку сигарет и зажигалку. Закуриваю и смотрю на тлеющую отраву. Почему-то именно сейчас, именно в этот момент, я сожалею, что так и не подохла от своей вредной привычки. Пачка в день, а порой и полторы, но при этом лишь легкий кашель с утра и не более.
Смотрю куда-то вдаль, в глубины комнаты, ничего не замечая, кроме тех предметов на которых сильнее всего сфокусирована.
Ты не знаешь ничего, что со мной происходит, ты не понимаешь моего поведения. Может думаешь, что я развожусь с ней? Может... ты думаешь, что мы поругались? О чем ты думаешь, Криста? Явно, пока в твоих руках не появится это письмо, пока ты его не откроешь, ты так ничего и не поймешь или же... пока мой рот не откроется. Сколько я еще буду играть с жизнями любимых? Сколько боли я вам еще сделаю? Может зря... может зря я сюда приехала? Зря это всё. Дотягиваюсь вновь до бутылки и делаю еще пару глотков, в надежде, что алкоголь сможет раскрепостить, ударив в голову, но вместо этого на глаза наворачиваются слезы, а сердце вновь противно сжимается, как дома. Вот куда и я скатываюсь... туда же, куда и она.... я ищу упокоение в алкоголе, в табаке, я даже не способна сейчас произнести и слово, я не могу раскрыться перед тобой, Криста. Эта горечь, эта боль, они дополняют друг друга и мне еще более отвратительно становится от самой себя.
Еще глоток.
И еще один.
Опускаю бутылку на стол и складываюсь пополам от всей этой душераздирающей бестии внутри. Это состояние, эти ощущения сравнимы с блендером, расщепляющим все, что попадается под лопасти ножей, но только это происходит внутри меня, в моем сердце, в моей голове, из органов превращая в кашицу. Накрываю руками голову и смотрю в пол. Впиваясь пальцами в растрепанные волосы. В тише всхлипываю, почти задыхаюсь, еле успевая заглатывать воздух. Мне плевать, как я выгляжу со стороны, мне плевать.... что ты думаешь обо мне сейчас. Ты ведь... единственный раз видела мои искренние слезы боли. Это было тогда же давно, когда отец вставлял в каждую дырку в бочке свои правила, когда он только начинал контролировать меня, тогда мы достаточно сильно с ним поругались и я приехала к тебе. Мы обе молчали еще долгое время, пока меня не порвало от досады и обиды на мелкие части, и это все дерьмо не начало вырываться из всех щелей. Вот и сейчас, все так же... кроме одного исключения.
Алкоголь ударяет в голову, а немые слезы не прекращают свое путешествие, посылая новые отряды вновь и вновь. Нашу тишину разрывает трель мобильного. Достаю его и кладу на стол. Слушаю мелодию и игнорирую тупого оленя, пытающегося дозвонится в это время. Я даже не смотрю на номер, не даю себе догадываться, а кто бы это мог быть. Не важно.
Es kann nur einen geben, Einer geht in die Knie, Einer bleibt auf dem Weg, Der Teufel führt Regie. Nur einer bleibt am Leben, Zu wenig Platz für zwei. Nur noch ein Augenblick - Dann ist der Tanz vorbei* - подпеваю заезженную песню. На удивление, это помогает успокоится и отвлечься, и задуматься над текстом. Песня уже перестает играть, а слова льются дальше, до тех пор, пока до ушей не доносится тишь. Астарта... эта песня, как звуки победы? Сколько смысла ты вкладывала в эти слова? Столько же, сколько и я сейчас? - я осознаю, что во мне нет больше раздвоения личности, нет чужих голосов, но почему-то, по привычке, я все еще разделяю их. Столько лет прошло... и даже после того, как все закончилось, я пытаюсь разобраться в них, в себе. Я не могу воспринимать этих двоих как себя. Да их боль перешла мне, все воспоминания и вкус предательства, но... я не могу, просто не могу это принять как должное. Это ломает еще сильнее. Только представив на секунду, как эти две суки пытались угробить друг друга, ради свободы! Врали и уничтожали изнутри, что бы получить что-то в собственность. Вы это сотворили и с Денивел. Вы пытались ее поделить, как два диких зверя воевали друг против друга, за кусочек нежнейшего мяса. Тем самым сломали и себя и девушку. Да, я уверена, что сама бы сделала все для нее, что так же сильно любила и обожала, но я не могу больше смотреть ей в глаза, я не могу. Сколько раз я ей ломала психику? Сколько раз насиловала? Сколько, черт вас подери?! И все ради чего? Ради игры? Вашей чертовой игры! Эта еще одна из причин, отпустить тебя, Денивел. Мое сердце разрывается от любви к тебе, я чувствую себя ужасным монстром не заслуживающим такой идеальной девушки, такой любящей жены. Как бы ты обо мне не думала, как бы ты не поступила после моего исчезновения, мне хочется надеяться и верить, что ты найдешь ту, которая будет и вправду любить тебя, а не использовать, ухаживать за тобой и оберегать.
- У меня есть к тебе последняя просьба, о которой я хочу тебя попросить. Присмотри за Денивел, помоги ей, чем сможешь. А я разберусь с последним делом, которое давно пора бы прикрыть. - собрав всю силу в кулак, выжимаю из себя эти слова. Сложно, невыносимо сложно, но я заставляю слова литься с уст, произнося их как можно более спокойным и сдержанным голосом.
- Я была рада увидеть тебя вновь после такой долгой разлуки. Ну смотрю, ты даже с Астартой смогла поладить. Надеюсь, по отношению к Дени ты не будешь больше такой дерзкой и наглой. Она не заслуживает такого плохого отношения, - не могу не улыбнуться вспоминая эти все картины, мелькающие перед глазами. Алкоголь и правда немного облегчил душу, разжал зубы и дал волю мыслям.

Отредактировано Francesca Fitch (2016-09-15 01:40:14)

+1

5

Из объятий сна меня вырывает мелодия. Мне понадобилось 30 секунд чтобы понять, что мелодия это звонок на моем мобильном телефоне, который покоится на соседней подушке рядом со мной, дабы я легко могла до него дотянуться в любой момент. Я не открываю глаз - тянусь за мобильным на ощупь, доверяясь своим инстинктами. И промахиваюсь. Пальцы случайно скидывают звонок вместо того, чтобы принять. Но человек, решивший разбудить меня в сраную рань не унимается - мобильный снова заливается мелодией, окончательно вытягивая меня в мир живых из царства сна. Я с трудом раскрываю глаза и смотрю на экран.
Джей.
Тяжелый вздох срывается с губ и я неверным движением дрожащих пальцев все-таки принимаю вызов. Голос на том конце сразу начинает говорить, я не успеваю даже поздороваться.
- Хорошо, - едва успеваю сказать одно слово, как абонент на том конце кладет трубку, оставляя меня в полнейшем непонимании происходящего. Твой голос был такой усталый, обреченный, тревожный, что мне автоматически становится не по себе и сонливость улетучивается сама собой, даже не помахав мне ручкой на прощание.
Встаю с кровати, не заботясь о том, что надо бы ее заправить. Я вообще предпочитаю никогда этого не делать - лень тратить свое время на подобные глупости, да и я далеко не чистоплюйка. И именно поэтому я сразу иду в ванную, чтобы умыться и хоть как-то вставить мозги на место, ведь ты будешь у меня минут через 15-20.
Вода попадает на длинную белую майку, оставляя на ней влажные следы как доказательство того, что я правда была в ванной. Лениво вожу зубной щеткой вверх-вниз, а потом в разные стороны, впрочем, делаю это без особого рвения, а к горлу по непонятной причине подступает ком тошноты. Я сплевываю в раковину пасту, полощу рот и иду на кухню, чтобы поставить чайник. Мне надо перебить чем-то этот вкус, этот запах, эти ощущение. Хотя кажется, что виновата вовсе не зубная паста. Виновато дурное предчувствие, которое охватывает меня с каждой минутой все сильнее, затягивая в пучины своего липкого, ничем не обоснованного страха. Я с содроганием слышу, как часы на кухне отмеряют время.
Тик-так. Тик-так. Тик-так.
От чего-то по спине бегут мурашки, собираясь стайками, заставляя меня вздрагивать и нервно кусать губы. Как только чайник закипает, я тянусь к нему рукой, чтобы выключить. Бессознательно отточенными движениями кидаю в кружку пакетик чая, а затем заливаю его кипятком. Стоит только мне произвести эти не хитрые манипуляции, как размеренную тишину квартиру разрывает трель дверного звонка. Вздрагиваю, выныриваю из глубин своего подсознания и тороплюсь в коридор, чтобы открыть дверь.
Джей.
- Привет.
Ты ничего не произносишь в ответ. Молчишь. Молчишь так, словно не слышишь и не видишь меня. Молчишь так, словно находишься одна пространстве моей квартиры. И пока я закрываю за тобой дверь, ты привычным движением скидываешь с себя обувь, хотя мы обе знаем, что в Сакраменто так делать не принято. Мы обе знаем, что люди тут по квартирам и домам ходят в обуви. Следую за тобой, когда ты проходишь в мою комнату и садишься на диванчик. Краем глаза отмечаю, что рука моей сестры приземляется на початую бутылку виски. Я только пожимаю плечами и ничего не говорю. Хочешь - пей. Не мне решать, когда тебе пить и подходит ли для этого занятия утреннее время. К тому же я знаю, как ты ненавидишь нравоучения и всю подобную херню.
Вот только.
Что случилось, Джей?
Я бы хотела сказать, что выглядишь ты чертовски хреново, но вместо этого молчу, осознавая, что мои слова едва ли помогут и мало что изменят, разве что будут сотрясать воздух, рассекая его остротой слов, которые я могу произнести. Я молчу. И ты тоже не нарушаешь этого молчания, словно наслаждаешься тем, что тебе сейчас не надо говорить. Ощущение такое, что ты упиваешься идеальностью момента, хотя все, что я вижу в твоих глазах - пустота. Пустота, который ты прикрываешь разрывающие душу страдания.
- Ты скажешь мне, что случилось?
Но ты молчишь. Тишина окружает нас, принимая в свои объятия, убаюкивая в них, почти лаская. Тишина уговаривает нас забыться, закрыть красные, уставшие глаза и лечь спать. Но я вижу твое лицо и понимаю - сегодня нам не до сна. Тебе не до сна. А значит и мне тоже.
Что стало с твоей дерзостью, Джей? Что стало с огнем праведного гнева в твоих глазах? Где рваность твоих движений? Где желание уничтожать все, чего ты касаешься? Такое ощущение, что ты погасла. Ну, знаешь, будто лампочка внутри тебя перегорела и больше некому ее поменять. Так может я смогу поменять ее?
- Тебе изменила Денивел? - спрашиваю я, неловко склоняя голову на бок, но не отводя от тебя взгляда. Твоих губ касается ухмылка. Легкая, почти незаметная, но ухмылка. И я понимаю, что нет - дело не в твоей жене. Дело... в тебе?
Я сажусь на пол перед тобой, скрестив ноги и продолжаю тупо пялиться на тебя, ожидая, что ты скажешь хоть слово. Хоть один ебаный звук издаешь! Но вместо этого в твоих руках оказывается зажигалка и сигарета - вечные спутники, без которых моя дорогая сестра и шагу ступить не может. Если я могу представить тебя без спиртного в руке и без порошка в кармане, то без сигареты - нет. Не могу. Это будешь не ты. Если и есть вещи, которые нравятся обоим твоим личностям, то это сигареты.
Меня разрывает на части от боли, когда ты начинаешь реветь. Я даже не сразу понимаю это. Осознание того, что по твоим щекам катятся слезы приходит слишком, невыносимо долго. Мне приходится закусить себе губу, чтобы не разрыдаться в такт тебе. Это неправильно. Это невозможно. После того момента, как ты вышла из психушки, я ни разу не видела, чтобы ты плакала. Мне казалось, что сердце моей сестры давно превратилось в камень и не способно испытывать таких эмоций, которые вызывают слезы. Да, всегда оставался гнев, злость, ненависть, но....
Ты никогда не ревела.
И уж тем более никогда не делала это так, как сейчас - согнувшись пополам от боли, которая поглощает тебя изнутри, разрывает на части, выламывая ребра. Я не могу это видеть. Не хочу. А потому собираю себя по частям и подымаюсь с пола, но только для того, чтобы приземлиться рядом с тобой на диван, обхватить твое тело руками, крепко прижимая к себе и баюкая, как ребенка. Так, словно тебе лет девять, не больше. И в этот момент я хочу защитить тебя от всей жестокости этого мира, от всего того ада, что довелось пережить, не смотря на то, что если где-то на земле и есть дьявол, то это - ты.
- Какая последняя просьба, Джей? Что за хрень ты несешь?! - я не могу говорить спокойно, я срываюсь на крик. Не плачу, нет. Но меня всю колотит от переживаемых эмоций. Неприятие и гнев разносятся по моим венам вместе с кровью. Я сжимаю тебя сильнее в своих руках, прижимаю крепче, уже осознавая, что ты собралась делать. Я, кажется, даже знаю, что за конверт ты всего полчаса опустила на столик рядом с бутылкой недопитого виски. Но я не хочу в этом себе признаваться. А уж тем более не хочу знать наверняка.
Да пошло все к черту, Джей!
- Стой. Так ты... Джей. Моя Джей? - на секунду в моих глазах мелькает огонек надежды, мгновенной радости, но тут же погасает, осознавая, что ты вернулась только для того, чтобы уйти. Уйти навсегда, громко хлопнув дверью, оставив после себя невыносимо горький вкус разочарования и ворох воспоминаний, связывающих нас с тобой. Я не хочу обещать тебе, что буду присматривать за Денивел. Я не хочу обещать тебе, что больше не буду с ней дерзкой и грубой. Не хочу обещать не по той причине, что это девчонка бесит меня, а просто потому, что мне кажется не дай я обещание и ты не уйдешь. Не дай я обещание и ты не оставишь ее одну в суровой реальности этого жестокого мира.
- Ты не можешь поступить так с ней. Не должна, - слова жгут язык, царапают небо и заставляют задыхаться, но разве будет справедливо оставлять девчонку один на один с ее проблемами, истериками и желанием умереть? - Она захочет пойти за тобой. Она сделает это, понимаешь? Ты уверена, что твоя жена заслужила именно такую судьбу? Черт возьми, да ей всего восемнадцать, Джей! Ты убьешь ее!
Я готова сказать все, что угодно. Все, что потребуется. Лишь бы ты передумала и просто осталась здесь со мной. И я бы больше никогда не язвила твоей жене, честное слово. Я бы больше никогда не полезла к тебе в трусы. Я бы даже курить траву перестала, только бы...
Только бы ты была жива.

Отредактировано Krista Wanger (2016-09-09 22:06:45)

+1

6

[NIC]Jay Simon[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/tMlelPk.png[/AVA][STA]Drugs and whores[/STA][SGN]http://i.imgur.com/keskdvB.png[/SGN]
Кричишь на меня. Что еще можно от тебя ожидать? То, что ты разревешься и превратишься в такую же тряпку, как и я? Возможно, но не в этот раз. Твой гнев и страх оказались сильнее. Но после повышенного тона, разве тебе стало легче, даже с тем учетом, что озвучила свои мысли? Естественно, нет. Ты не поймешь меня, ты будешь пытаться остановить любыми силами, какими только можно и нельзя. Может попытаешься меня наквасить? Вырубишь? Но поверь, я подымусь и доползу до собственной машины... или же, подымусь на самый последний этаж и шагну в небо. Распахну крылья и почувствую себя птицей с подбитым крылом, летящей кюветом на асфальт... только вот у нее больше вероятности выжить в отличии от меня.
Мне хотелось лишь повидаться и попрощаться с тобой. Да, эта идея была определенно не лучшей, но кто если не ты? Кто должен был узнать об этом? Кому я могу так же сильно доверять, как и тебе? Денивел? С ней было бы все сложнее, ее непрерывные слезы и истерики. Я не хочу уходить в ее день рождение с этой нотой, она и правда этого не заслуживает.
Да, это эгоистично возможно, но я должна это сделать сейчас или никогда. Шах и мат.
Ты прижимаешь меня к себе как можно сильнее. Это тепло согревает меня и заставляет чуть улыбнуться. Мне хотелось бы всегда находится в этих теплых объятиях. Это самые искренние объятия за всю мою чертову жизнь. Утыкаюсь носом в плечо и прикрываю глаза. Вдыхаю твой запах. Он не изменился, все такой же сильный и мужественный. Мои руки так же оказывается на твоем теле, обнимаю за талию, прижимаясь еще сильнее. Я понимаю, что это последний раз, когда смогу обнять тебя, взглянуть на тебя и посмотреть в твои глаза, переполненные надеждой.
Прости...
Мне хочется извинится и перед тобой, но сейчас никак язык не поворачивается, тем более, когда ты пытаешься промыть мне мозг и предсказать последствия. Денивел не такая, как ты думаешь. Ты ошибаешься, Криста. Она сильная, она самая сильная из всех нас. Ее ничто не сломит, она сможет встать на ноги и жить новой, счастливой жизнью, о которой мечтала всегда, но сбилась с пути, когда повстречала меня... Джей... а затем и Астарту. И только я... ее сломала. Даже не жизнь, а я... та, что оказалась хуже жизни в миллионы раз.
- Да... - произношу негромко на ухо, подтверждая о своем нынешнем положении. - Я не могу жить с теми предательствами, с той грязной жизнью, что была у меня... я не могу так. Я не могу смотреть людям в глаза, зная... кем они меня считают. Я просто хочу прекратить все это. Неужели ты не понимаешь меня? Да, правительство меня не поймало, не запихало обратно в психбольницу из которой, кстати говоря, я смогла сбежать.  Я не заслуживаю жизни, а тем более какого-либо еще счастья. Время расплаты пришло и это будет моя жизнь. Это самое малое, что я могу сделать. Кто, если не я... это сделает? Ты? - нервно усмехаюсь и продолжаю свою речь. - И если это будешь ты, то как ты это сделаешь? Объясни мне, на милость. Не будешь потыкать им? Не будешь боятся и идти против них? Останавливать? Что же ты сделаешь? Как правило, они тебя вдохновляют, их сумасшедшие идеи, мои чертовы приключения... ты ведешься и следуешь за ними. Хочешь сказать Денивел сделает всю грязную работу?... хорошо, Астарту она приручила к себе и та теперь шелковая и справедливая... а если проявится снова Джей, которая могла и сегодня заявиться? То что? Она бы прикончила Дени на месте за измену с Астартой, с какой-то бабой.... Денивел же играла около  трех месяцев в игру Астарты, сводя с ума Джей, доводя ее до психоза. А ты задумалась хоть раз, сколько девушек пострадало за это время? Сколько попало под горячую руку Джей? Ты ее видела в этом состоянии хоть раз? Скажи-ка мне, Криста. - мне настолько плохо от самой себя, что еще немного и кажется вырвет. Все тело начинает дрожать, с ног до голову пронизывает холод и озноб. Лишь сильнее стараюсь прижаться к сестре, пытаясь согреться. Глубоко вздыхаю в поисках сил на продолжение этого глухого диалога. Ты меня не услышишь, ты меня не поймешь, Криста. Продолжишь свои убеждения, наговаривая, какая я шикарная и неповторимая. Для тебя - да. А для других? Хоть раз в жизни я решаюсь задуматься о других, раз... и все становятся против, думая только о себе...
- Денивел сильнее нас всех. Она сможет это пережить, эту утрату. Главное помочь ей и направить в нужное русло.  Да, в ее сердце останется кровоточащая черная дыра, но у нее есть та, кто сможет за ней позаботится и лучше с этим справится, чем я.  Она достойна лучшего, но получила такое дерьмо, как я. Несправедливо, не так ли? Ее вся жизнь рядом со мной была как черная полоса с сыплющимися с неба зелеными фантиками. Жаль, что я не смогу с ней быть... жаль... а ведь я ее и правда люблю. Не любила, не поступала бы так... оставила, как все есть, на растерзание бешеным собакам. - силой выдавливаю эти слова режущие глотку звуками. Криста, неужели ты и правда думаешь, что мне не больно так с вами поступать? Просто явиться и резко уйти? Ты должна понять, что это невыносимо и для меня. Ты должна.... но поймешь ли сейчас? Маловероятно. Ты не за что не отпустишь меня так легко, как мне хотелось бы. И крайне неприятно ругаться с тобой в последнюю нашу встречу, видеть твои слезы вместо улыбки. Они все равно будут, как бы ты не старалась их сдерживать.
Я даю надежду, не только ей, но еще одному человеку... которого, я всей душой когда-то ненавидела, но не сейчас. Этот эгоизм и ревность, пожирали Астарту изнутри, проделывая отверстия в ее сердце, но она держалась и никогда не срывалась на этот счет. Просто думала про себя и мучила себя и всех нас. 
- Единственное, что я смогла ей дать... это работу. Малая плата за сломленную психику и отвратительную жизнь в вечном страхе. Каково знать, когда любимый человек психопат, готовый в один прекрасный день прижать к стене и придушить... или же зарезать кухонным ножом? Я не хочу ее смерти.... я не хочу видеть ее похороны, так пусть они будут моими. - на глазах снова появляется влажная пелена, делаю глубокий вздох, чтобы заглотить воздух и сдержать свои эмоции. Я снова повторила это, делая акцент, что ей эта новая жизнь только на первый взгляд будет невыносима и сложна, но на самом деле впереди будет белый и яркий свет, где девушка, моя прекрасная блондиночка, наконец-то познает счастливую и беззаботную жизнь.
Я бы явилась сегодня к Франческе, встала перед ней на колени, созналась во всех своих деяниях и попросила об этом... но мне не хочется ставить ее в такое неловкое положение. Денивел не одобрила этого, тем более, ты, Франческа, рассказала бы о моем приезде и просьбе. Она бы начала обвинять тебя в моей смерти, что ты не собиралась меня останавливать и разрушила ее жизнь, но здесь не было бы твоей вины, сделав это так, как я все прокрутила в своей голове. Ты бы верно поступила, отпустив меня на свободу, в последний путь.
И у вас бы никогда ничего не получилось с Денивел, из-за обиды или даже ненависти... неприязни друг к другу... воображаемого предательства.
- Это будет ее решение, кончать жизнь самоубийством или нет. Если она так реально поступит, значит я в ней всю свою жизнь ошибалась... это грубо звучит, но это именно так. Я ее вижу абсолютно иным человеком, дорожащим своей жизнью... она не умрет... чтобы сохранить память обо мне. Она не сломится настолько сильно, не прогнется. - прикрываю глаза и обмякаю в руках Кристы. Хорошо. Проходит несколько минут и заставляю свое тело напрячься, выравниваю спину и подымаю голову. Убрав руки с девушки, ложусь на диванчик, складываю голову на подлокотник и притягиваю к себе, заставляя забраться сверху.
- Ты же знаешь, что я тебя люблю... больше, чем кого-то еще. - запускаю пальцы в пряди волос и накрываю своими губами губы Кристы, срывая с них сладкий поцелуй. Сердце чуть сжимается, а дыхание перехватывает.
Кого я люблю больше?
Тебя?
Ее?
Кого?
Это еще одна причина моего сумасшествия...
Я собственница... и мне чертовски больно осознавать, что ты все это чертово время ошивалась с другими, трахала мою жену... не зря в тот день Астарта так разозлилась на тебя. Не только потому, что ты покусилась на ее собственность, но и от того... что ты отказалась от этого тела, от этих прикосновений, выбрав невинный одуванчик.
Прикасаюсь губами к открытому ушку сестры и поцеловав мочку, начинаю не громко говорить, - Почему? Почему ты так поступила со мной? Почему выбрала Дени, а не меня? - укладываю голову на место, всматриваюсь в эти любимые глаза. На лице замирает ухмылка, скрывающая огорчение, будь не я... мне было бы плевать, как и все остальное время... я бы и не вспомнила об этом, но сейчас... есть прекрасная возможность все расставить на свои места. Ладонь соскальзывает на щеку, ласково поглаживает по нежной и гладкой коже. 
- Ты не любишь меня? - не давая ответить, срываю очередной поцелуй, он длиться несколько секунд, до тех пор, пока зубы не начинают сжимать нижнюю губу. Приоткрываешь рот и я срываю с твоих губ глухой стон. Мне не выносимо слышать этот ответ, это еще больше разрывает меня на мелкие осколки, уничтожает.
Я не виню тебя... но... я и правда, люблю тебя больше, чем кого-то еще. Я правда втюрилась в тебя еще в те времена. И так жаль... так чертовски обидно, что какой-то один день изменил меня до неузнаваемости.

Отредактировано Francesca Fitch (2016-09-15 01:40:29)

+1

7

Мне хочется закричать, а лучше удариться головой о стену, хотя наверное предпочтительнее было бы припечатать о стену тебя, чтобы выбить всю дурь из мозга. Я не хочу всего этого слышать. Я не хочу ничего знать об этом. Ни-че-го. Но я не могу заставить тебя замолчать, а потому внимаю каждое слово, пропуская его в себя, словно записываю на диктофон. Я знаю, что никогда не забуду ни одной фразы, они останутся со мной на вечно, слившись воедино с моим разумом. Они будут причинять мне боль изо дня в день, раздирая душу, царапая сердце, заставляя истекать кровью, захлебываться в ней, но не дадут умереть. Раз за разом я буду слышать твой голос в своей голове, прокручивать его, накручивая себя, доводя до исступления. Этого еще не произошло, а я уже знаю, как все будет. Этого еще не произошло, а меня уже тошнит от происходящего.
Судьба.
От нее невозможно сбежать. Даже если сейчас я закрою глаза, пытаясь убежать от реальности, то когда открою их ничего не изменится, все будет на своих местах. Кроме тебя, Джей. Кроме тебя. Именно поэтому я не даю себе закрывать глаза. Я хочу как можно больше испытать рядом с тобой сейчас. Я хочу впитать тебя в себя, запомнить каждый жест, каждый взгляд. Я еще не готова принять, я готова бороться за твою жизнь, но...
В глубине души я смирилась и приняла твой выбор. Я сделала это в тот самый момент, когда поняла, зачем ты здесь. И мне даже не надо быть ясновидящей, чтобы знать - письмо на низком столике это завещание. Только мне абсолютно все равно, что именно ты хочешь завещать мне, потому что я не хочу этого. Я не хочу ничего, кроме твоей жизни! Но увы, наши взгляды по этому поводу расходятся, ведь ты не хочешь жить. Ты хочешь умереть. Хочешь расстаться со своей земной оболочкой, прекратив разом свои страдания. Но неужели тебя не волнует, что при этом станет со мной? Что станет с твоей маленькой женой?
Я плотно сжимаю зубы, думая о Денивел. Стискиваю их так, что они скрипят, а челюсть начинает болеть. Не знаю почему, но мне так жалко эту мелкую девчонку. Мне настолько жаль ее, что я готова упасть перед тобой на колени и умолять. Умолять тебя не делать этого. Умолять за нее, ведь ей не ведома истина. Умолять и за себя тоже. Ты нужна ей. Нужна мне. Нужна нам. Черт возьми, я даже смирилась с тем, что наши с тобой отношения стали совсем иными. Знаешь, как у обычных сестер. Я смогла, я отдала тебя этой девочке, которая влюблена в тебя до сумасшествия. Джей, да она дышит тобой! Она задохнется без тебя, сдохнет в конвульсиях, а ты говоришь будто малышка сильная. Ты собираешься взвалить непосильную ношу на плечи ребенка. А она ребенок. Рано повзрослевший ребенок, у которого и детства толком не было. И ты могла дать ей все!
Но вместо этого отбираешь.
И у нее. И у меня.
Ты сволочь, Джей! Какая жы ты сволочь!
Ты же знаешь, что мы плевать хотели на то, какое зло от тебя исходит. Плевать мы хотели, даже если кара небесная обрушится на наши головы за то, как мы любим тебя. По-настоящему, искренне, неистово. Так никто больше не смог бы, Джей. Никто. Самое паршивое в том, что и нам не суждено полюбить кого-то сильнее, чем тебя. Твое безумие заразительно. Оно притягивает словно магнит. Манит к себе.
- Можешь отрицать сколько угодно, но ты убьешь ее. А если убьешь не ее, то человека в ней. Убьешь в ней всю радость и желание жить, двигаться дальше, продолжать дышать. Ты осознаешь это? Готова взять такой грех на свою душу? Это не тоже самое, что шлюху в своей постели убить. Это убить любимого человека, который верил в тебя. Это убить самое светлое и чистое чувство на свете. Твою мать, Джей, просто как ты можешь!? - я срываюсь на крик, нервно кусаю губы. Я говорю о вас. О ней и о тебе. Ни слова о себе. Сама не знаю почему.
Уж не потому ли, что это слишком больно? Или не потому, что не хочу признаваться в собственной слабости? Я всегда подсознательно старалась быть такой, чтобы ты могла мной гордиться. Я всегда пыталась вызвать в тебе восхищение. И сейчас это играет со мной в злую шутку, ибо я уверена, что моих слез ты не оценишь. Наверняка скажешь, что я должна быть сильной, а не тряпкой. Скажешь, что у меня есть силы это пережить и двигаться дальше. Скажешь, что жизнь по сути вообще ничего не значит, но...
Джей, что бы ты чувствовала, будь на твоем месте я? Что бы ты чувствовала, если бы это мне пришла в голову мысль свести счеты с жизнью? Неужели ты хочешь сказать мне, что не пыталась бы остановить, что смирилась бы с положением дел, что даже словом бы не обмолвилась, чтобы задержать меня в этом мире хотя бы еще на пару мгновений.
Я не верю, что ты бы так просто меня отпустила.
Не верю.
Ты тянешь меня на себя так, что я без слов понимаю, какую позу мне стоит принять и как лучше на тебя усесться. Глаза щиплет от слез, горло сдавливает спазм, но я не позволяю себе зайти дальше, только лишь шумно выдыхаю, когда твои губы накрывают мои, вовлекая в поцелуй. И в этом поцелуе есть все - любовь, надежда, преданность, страсть и отчаяние. В нем столько отчаяния, что мне хочется задохнуться, захлебнуться от боли собственной кровью, попутно забрызгав ей все вокруг себя.
Я хочу умереть с тобой.
Забери и меня тоже, Джей.
И почему так рвут сердце твои слова о любви? Потому что они пришли слишком поздно? Потому что, когда я так отчаянно в них нуждалась, ты молчала? Или потому что я знаю, что мне придется делить твое сердце с Денивел. Сейчас и навсегда. Джей, думаешь это тебе больно, да? Думаешь это у тебя вырывают сердце и разрывают его, пока ты находишься еще в сознании?
Тогда что на счет меня, Джей!?
Я шумно сглатываю, когда твоя рука гладит мою щеку. Я не знаю, как мне ответить на твой вопрос. Да и вообще, изменят ли мои слова что-то в наших ощущениях и твоем решении. Едва ли. Так зачем говорить об этом? Зачем причинять еще больше боли и тебе и мне. Это какой-то абсолютно садистский ритуал. Ощущение такое, что тебе недостаточно страданий, чтобы быть уверенной в правильности своего выбора. Ощущение такое, что нужен еще один шаг в сторону обрыва к точке невозврата. И я знаю, что подтолкну тебя к ней в любом случае. Не потому, что хочу, а потому что ты выбрала для меня такую роль. Каким бы не был мой ответ, итог предрешен - это станет последней каплей. И даже если я промолчу, ты все равно будешь трактовать это по своему и результат останется неизменным. Это как математика - от перестановки слагаемых сумма не меняется. В нашем случае сумма больше никогда не изменится.
- Почему я выбрала не тебя? - мои глаза смотрят холодно, позволяя тебе наконец-то увидеть всю ту боль, что копилась у меня в душе. Всего один взгляд, но как много он в себе несет, - потому что ты выбрала не меня. Можешь считать, что это была месть. И одновременно подарок для тебя. Ведь разве еще когда-то тебе доводилось испытать что-то подобное?
Разговоры бессмысленны. Так же как и твой вопрос о любви. Скажи, разве ты не видишь ответ в моих глазах, в моих опущенных ресницах, в моих полуоткрытых губах? Разве в моем тяжелом дыхании и рваном сердцебиение не звучит ответ на твой вопрос?
Ты сука, Джей.
Ты сука, и я люблю тебя.
- Люблю.

+1

8

[NIC]Jay Simon[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/tMlelPk.png[/AVA][STA]Drugs and whores[/STA][SGN]http://i.imgur.com/keskdvB.png[/SGN]
Вслушиваюсь в твои слова и те вызывают лишь ухмылку, ту самую отвратительную и безжалостную, на которую способна моя мимика. В ней нет ни капли сожаления, только насмешка. Она должна быть знакома тебе, Криста, ведь тебе удалось ее видеть ни раз, особенно при общении с Джей. С той самой Джей... не со мной.
Как бы сильно мое сердце не заливалось кровью, как бы ни было больно мыслях обо всем происходящем, мне все равно хочется улыбаться, даже засмеяться. Моя психика давно уже пошатнулась, давно пошла по пизде. Люди не всегда улыбаются или смеются от переполняющих их радостных эмоций, нет... порой и от боли, пытаясь скрыть ее под этой отталкивающей маской.
В тишине раздается мой смех. Но сквозь этот смех проступают слезы. Этот смех откровенный, не сдержанный и даже злобный.
- Как оказалось, шлюх убивать очень легко. Элементарно. Без угрызения совести - взял и вырубил... задушил... да что угодно с ней делай и плевать! - сквозь приступ пытаюсь выжать из себя слова. Пресс побаливает, тяжело и глубоко дышу, чуть ли не сгибаясь буквой "зю".
- Согласна, с Денивел будет чуть сложнее... а с другой стороны, мне уже ничего не нужно делать, даже прикасаться или хвататься за нож. Она сама себя разрушит, если вовремя не остановится. - взгляд становится серьезней, а на лице уже нет и намека на какую-либо улыбку. Что бы я не сказала сейчас, у меня вовсе нет желания, чтобы Денивел последовала моему примеру.
Нахмуриваюсь и тону в собственных мыслях. Ты говоришь только о нас и ни капли о себе. Почему, черт возьми? Ты так привыкла опускать себя до уровня плинтуса? Не хочешь начинать эту тему, зная, что не выдержишь потока эмоций? Или что? Не сковывай себя... это последняя твоя попытка раскрыться мне. Второй не будет. Ты ведь это понимаешь? Понимаешь, что тебе придется с этим жить?
От собственных мыслей усмехаюсь, с характерной дерзостью одного из двух своих "я". Эта ухмылка еще долгое время не сходит с моего лица, так проще и легче делать вид, что ничего страшного не происходит, что все в полном порядке. Просто пытаюсь посадить себя под замок, под безликую маску. Я уже не знаю кто я... что правильно, а что нет... когда-то понимала, но теперь все настолько спуталось. Кажется, еще немного и сама свихнусь. Все что хорошо, станет плохо, а плохо - хорошо. До чертей заколебало. И эта вся ситуация тоже.
Не нужно было приезжать сюда. Надо было просто без лишних слов покончить с этим делом.
А что теперь? Мне хочется остаться с тобой, быть собой и трахать тебя. Слышать твои стоны, твои крики, смотреть в твои потерянные глаза переполненные непониманием и страхом. Это заводит, чертовски заводит. Заводит видеть страх в глазах той, что обычно остается спокойной и безразличной. Заводит видеть страх в глазах той, что обычно презирает или чувствует собственное превосходство.
Прикрываю глаза и прикусываю губу. Представляю, что никто не лежит на мне, что я одна... в четырех стенах.
Что-то не так... Делаю глубокий вздох, вдыхая запах сестры.
- Это все чертовски не правильно, - озвучиваю вслух собственные мысли, не давая никакой конкретики. Спустя минуты до меня доходит, что это было озвучено вслух. Утыкаюсь в плечо Кристы и устало вздыхаю. В это время ты наконец-то озвучиваешь свой ответ начиная с вопроса, на который следом и отвечаешь. Внимательно вслушиваюсь в твои слова, на какой-то момент становится даже как-то больно... от всего того, что могло бы быть между нами. Никаких левых баб, никого... только мы вместе. Мы можем понимать друг друга с полуслова, мы были влюблены в друг друга как сумасшедшие. А что теперь? Да ничего, кроме воспоминаний и разбитых сердец. Мы обе отыгрались друг на друге, сыграли в злую шутку с собственными сердцами и не более.
- Нет, - кратко отвечаю, в то время в голове вновь и вновь прокручивается тот самый день, тот день, после свадьбы. Да, это произошло... Астарта выдержала это испытание на прочность. Справилась с эмоциями, не позволила взять им над собой верх. И будь тут сейчас Астарта, а не я, она бы снова справилась.
Произносишь это слово из пяти букв, разрываешь им тишину. Почему твой ответ так цепляет? Зачем он мучает меня еще сильнее? Как эхо разносится внутри головы, ударяясь об пустые стены и отлетает в противоположную сторону. Черт.
- Я тоже, тебя люблю. - чуть запинаясь отвечаю, вглядываясь прямо в твои глаза, накрываю вновь эти губы и целую их. Страстно, изо всех сил, обхватывая обеими руками за шею.
- Позволишь вспомнить, каково это любить? Телом и душой.... - даю уточнение, намекая на кое-что приятное и расслабляющее, дарующее неземные ощущения блаженства, - Переберемся на кровать? - шепчу на ухо, следом оставляя влажную дорожку поцелуев у виска, ближе к нему.
Да, у меня есть один план и ты не простишь меня, никогда, за такую подлость. Прости... - подымаюсь и присаживаюсь на пятую точку. Тело окутывает прохлада. Рука тянется к пачке сигарет, вытряхиваю из нее две, одну вставляю в зубы, другую отдаю Кристе. Подкуриваю и сделав глоток виски, следую к кровати. Ноги медленно не спеша передвигаются в сторону райского уголка. Ты так же оборудовала свою койку ремнями и прочими приблудами фиксирующих непослушных девочек. Это не может не радовать.
- Ложись. Я желаю сорвать с твоих губ самые прекрасные и неповторимые стоны. - стараюсь вести себя как раньше, без напряжения... на легке. Будто так и должно быть, будто в этом нет ничего зазорного. Будто не я только что говорила о смерти. Бросаю на Кристу пожирающий взгляд и прикусываю чуть губу. Вставляю сигарету в зубы и стягиваю черную рубашку. Пальцы ловко расстегивают пуговицы на ней, одну за другой, срывая с петель. Скидываю с плеч кусок ткани и выкидываю куда-то на пол. Расслабляю ремень на джинсах и одним резким движением выдергиваю. С тяжелым звуком, ударяясь бляшкой о пол, тот оказывается в руках сложенный вдвое. Пепел сваливается на пол, а тлеющий конец доходит до фильтра. Окурок так же приземляется куда-то на пол.
- Я долго буду ждать тебя? - нагло улыбаюсь и уже вся в предвкушении от дальнейших событий. Наблюдаю за тем, как ты снимаешь с себя майку и приземляешься на кровать. Делаю несколько шагов к твоему напряженному телу, расстегиваю джинсы, стягиваю их с легкостью, будто взмах волшебной палочки. - На живот. - даю уточнение и без всяких лишних мыслей, переворачиваешься, показывая мне свою оголенную спину и задницу. Сделав несколько шагов в сторону, фиксирую руки, приковывая их к кровати с помощью наручей. Поставив колено на кровать, замахиваюсь и дарую Кристе обжигающие и отрезвляющие ощущения. Терпишь. Ремень уверенно и с прежней силой вновь касается, чуть отпрыгивая, задницы сестры. Вновь и вновь. До тех пор, пока с губ не начинают срываться сдавленные стоны. Еще несколько, а потом еще и откладываю ремень в сторону. Подаюсь чуть вперед, упираясь на одну из рук, наклоняюсь над этим телом и посыпаю его поцелуями.
- Обожаю твое тело, - свободной рукой касаюсь пылающих красных ягодиц, грубо сжимаю, будто желаю раздавить и выплеснуть алый сок. Ложусь на девушку сверху, убираю пряди волос и в следующий момент, запустив пальцы в пряди, отдергиваю голову чуть в сторону. Оставляю на шее яркий бордовый засос. Прикусываю вновь собственную губу, всеми силами сдерживая в себе этот ком эмоций. Так тяжело разорвать эту связь, так тяжело все порвать на клочья и уйти. - Я слишком сильно люблю тебя, прости... мне хотелось бы чтобы у нас было все, как в сказке.... но видимо, не в этой жизни... прости... - несколько капель слез падает на прикованную руку Кристы. Губы прикасаются к виску, целую его и собрав всю волю подымаюсь с кровати. Стараюсь больше не смотреть в ту сторону, не слышать этих слов. Просто... просто одеваюсь, вставляю ремень в петли джинсов, накидываю на тело рубашку и попутно приближаясь к коридору, застегиваю ее. Опускаю ноги в кроссовки, привычным способом одевая их. На мгновение все-таки оборачиваюсь в сторону диких душераздирающих криков, переполненных отчаянием и болью.
- Не скучай... - произношу себе под нос и прикрыв глаза открываю дверь, вырываясь из этого ада. Я не закрываю дверь, лишь прикрываю ее, а затем пишу сообщение с адресом девочке, которая обычно прибирает нашу с Денивел квартиру. Она придет и найдет тебя.
Вновь этот туман перед глазами, на ощупь сажусь в машину, на прежнее свое место.
Я монстр.
Вставляю ключ в замок зажигания, поворачиваю, в салоне тут же начинает играть музыка, делаю ее громче и из всех сил, что есть, оперевшись головой в руль, кричу задыхаясь от боли и слез, пальцами вцепляясь в поверхность руля, сильно сдавливая его.
- Прости! - кажется, еще чуть-чуть и сердце само остановится навсегда от всего этого ужаса.
Душевные терзания утихают спустя несколько минут и, смахнув рукой слезы, трогаюсь с места. Эта дорога не будет долгой... наверное...
Вдавливаю педаль газа до пола, резко вхожу в повороты, занося машину. Каким-то образом выезжаю на трассу. Уже рассвет, сонное солнце освещает угрюмые дороги, но я ничего не вижу... кроме безысходности и тьмы. Тьмы внутри себя.
Нащупываю мобильный, набираю номер Мори. Мне нужно высказаться ей, попрощаться, так правильнее... чем молча уходить, так и не попрощавшись. Гудок за гудком... Как только Денивел снимает трубку, я начинаю говорить:
- Ты никогда не поймешь меня и этого поступка. Ты никогда не забудешь этот день, он навсегда отпечатается в твоей памяти и оставит кровоточащую рану. Эти дни... эти месяца вместе с тобой были прекрасны. Ты осуществила мою мечту, доказала, что любовь есть и существует. Спасибо тебе за всё, - еле борюсь с собой, стараюсь говорить четко и внятно...Я тебя отпускаю. Навсегда. - на обратном конце провода уже началась истерика, я слышу эти всхлипы и крики... выбрасываю мобильный на соседнее сиденье, вдавливая педаль до самого пола, выжимая из машины всё, что можно.
- Прощайте, все... - с искренней улыбкой произношу эти слова, смотря стеклянными глазами вперед. Я вижу свою смерть. Глаза в глаза.
Секунда и мерседес с грохотом влетает на всей скорости в дорожное ограждение на мосту. От этой большой скорости машину подкидывает, он переворачивается и вылетает с моста прямиком в воду. 


13 сентября 2016 года в 7 часов утра машина будет найдена мимо проезжавшим жителем Сакраменто, который вызовет полицию и скорую помощь. Через несколько часов медицинский персонал определит, что смерть была мгновенной и установит ее время.
6:38.

Отредактировано Francesca Fitch (2016-09-15 01:40:43)

+3

9

Я всегда была готова сорваться с тобой в неизвестность, упасть на любую глубину, проследовать по любому, даже самому тернистому, пути. Со временем я, правда, научилась не терять голову, не показывать тебе своих настоящих эмоций, казаться жесткой и холодной, почти безразличной. Я не хотела потерять себя в те моменты, когда теряла тебя. Я всегда знала, что со мной ты не задержишься, не останешься, уйдешь при любом раскладе. И по этой причине я никогда не просила тебя остаться.
Просить вообще не в моем стиле. Не в моих правилах. Пусть просят другие. Не я.
Но сейчас, когда все оборачивается именно так, я готова упасть на колени и умолять. Я готова целовать твои ступни, лишь бы ты, черт возьми, передумала. Я наконец-то готова потерять себя, лишь бы сохранить тебе жизнь, заставить передумать. Только правда в том, что этому не бывать. Такие как ты не передумывают, не меняют решений, не сворачивают с пути. Такие как ты идут до конца, до упора, даже если на пути встречаются преграды. В данный момент на твоем пути две преграды - я и Денивел. Только получается так, что ты минуешь нас с легкостью, почти без усилий. Ты поступаешь так, словно не понимаешь, что когда ты умрешь мы останемся ходить по этой земле с искалеченными судьбами, с дырами в сердцах. Ошибкой было встретиться с тобой вообще.
Но это была судьба. Судьба, которую невозможно избежать.
Позади нас с тобой столько проведенного вместе времени, столько безумия и выпитого алкоголя, скуренной травы. Позади нас девушки, которых мы разрушали, едва касаясь. Позади нас разрушенные надежды, сломанные мечты, взорванные воздушные замки. И мы могли бы пойти вперед вместе. Мы могли бы, но...
Ты решила иначе.
И я не знаю почему, но я почти принимаю этот факт.
Почти.
Я готова выполнить твое последнее желание, которое ты оборачиваешь в обертку хитрости, пытаясь соблазнить меня, надеясь, что я ничего не пойму. Но я все понимаю. Все понимаю, но стискиваю зубы и делаю так, как ты просишь. Если у меня есть возможность угодить тебе в последний раз, то я сделаю это. Засуну в задницу свою гордость и сделаю так, как надо.
Надо тебе.
Было бы преступлением не сыграть с тобой в игру последний раз. Мне приходится призвать все свое самообладание и проявить стойкость, чтобы справится с раздирающими душу чувствами. Я цепляю на губы такую привычную и любимую тобой ухмылку, когда смотрю в твои глаза. Я ухмыляюсь так, чтобы ты понимала - я принимаю правила игры. Принимаю их целиком и полностью, не смотря на то, что исход будет не просто печальным.
Летальным.
Стягиваю с себя майку перед тем, как лечь на кровать. Инстинктивно вздрагиваю, когда твои руки касаются моих запястий, фиксируя их наручами. Приходится глубоко вздохнуть, чтобы не забиться в истерике, чтобы не проявить слабость духа. Знаешь, Джей, мы всегда с тобой были ненормальными. Не такими как все. Странными. И даже сейчас поступаем точно так же, руководствуясь своим извращенным понятием любви. Если честно, я не знаю никого другого, кто был бы настолько же безумен и прекрасен одновременно. Я не знаю никого другого, кто стал бы поступать так, как ты.
Я не кричу, когда ремень опускается на мою задницу, оставляя на ней красные полосы, пробуждая во мне боль, которая волнами туманит сознание, заставляя меня выпадать из реальности. Ты бьешь жестко и это самое настоящее, искреннее доказательство любви на которое ты способна. Сердце разрывается от боли, ощущение, что удары приходятся по нему, а не по ягодицам. Я лишь сильнее стискиваю зубы, утыкаясь носом в подушку. Отстраненно думаю, как же подобные наказания могла выдерживать такая малышка, как Денивел. Я хватаюсь за эту мысль зубами, всеми силами, чтобы остаться внешне невозмутимой. Чтобы играть с тобой до конца, принимая твои условия.
Когда удары прекращаются, я чувствую тепло твоего тела. Ощущаю, как ты оставляешь засос на моей шее, словно метку. Метку, которая спадет уже через несколько дней или неделю. В этом плане то клеймо, что ты оставила на теле Денивел гораздо ощутимее - его не стереть временем. Существует вопрос, который мучает меня сильнее всего на свете. Но мне кажется, что ответ на него не знаешь даже ты.
Кого из нас ты любила сильнее?
Горло сдавливает, я не могу ответить на твои слова. Я не могу. Но должна, черт возьми, я должна! Если я не скажу тебе сейчас, то не скажу больше никогда. Я должна попрощаться, как бы больно не было. Я должна попрощаться, как бы не душили беззвучные рыдания. Чувствую как твои слезы капают на мою руку.
Это невыносимо.
Мне хотелось бы стереть слезы с твоих глаз, но ты лишила меня даже этой возможности. Ты лишила меня всего. А самое главное в том, что ты лишила меня себя.
Сука.
- Прощай. Мы должно быть встретимся, - я выдавливаю из себя последнюю усмешку ради тебя, - где-нибудь в аду.
И когда ты уходишь, я больше не могу сдерживать свою боль внутри - я срываюсь на крик, мечусь на кровати и мне все равно, абсолютно все равно, что подумают соседи, если решат заглянуть в гости на звук. Меня не волнует ни мое обнаженное тело, ни ссадины на ягодицах, потому что меня волнует только боль, раздирающая изнутри, разрывающая на части.

Ты не должна была так поступать.
Со мной.
С нами.

Мы не близнецы, в нас даже нет общей крови, но ты была для меня самым дорогим человеком. Ты была для меня тем, кто всегда мог помочь, дать совет или помочь расслабиться. Ты была для меня всем. А в 6:38 я почувствовала, как опустело мое сердце - тебе не стало.

+1

10

Проснуться одной в нашей постели. Непонимающим взглядом проскользить по остывшей простыни с правой стороны от себя. Потом проверить это расстояние рукой, ощупывая каждый сантиметр, проверяя – может быть где-то еще осталась вмятина от чужого тела, сохранилось его тепло.Но нет.Ничего подобного.Я сажусь на кровати. Взгляд бегает по еще темной комнате, исследуя, изучая предметы. Я же помню, что уже просыпалась. Ты будила меня. Ты была рядом. А сейчас тебя нет и я не понимаю, куда ты ушла и почему это сделала. Может быть ты перебралась в зал, чтобы не мешать мне? Или сидишь на кухне за столом и пьешь утренний кофе? Или принимаешь душ? В трехкомнатной квартире есть места, где можно укрыться и иногда даже потеряться. Но почему тогда в груди такое противное ощущение, будто я зря успокаиваю себя? Почему так сосоет под ложечкой, а во рту чувствуется привкус полыни?
Опускаю ноги на пол и ищу пушистые серые с красными бантами тапочки. Встать с кровати оказывается сложно – она просит меня остаться, пытается затянуть обратно в свои объятия. Черное пуховое одеяло стремится привлечь мое внимание своим теплом и мягкостью и словно шепчет «не уходи». Но я не слушаю – ноги уже несут меня прочь из комнаты. Методично я проверяю всю квартиру в поисках Джей, но это ничего не дает.Джей пропала.Словно растворилась в воздухе.Закусываю губу и пытаюсь убедить себя, что все в порядке. Думаю о том, что сегодня же мой День Рождения, возможно, она пошла за цветами, чтобы они были первым, что я увижу сегодня, ведь мне исполняется восемнадцать. Правда, насколько я помню, Джей никогда не дарила мне цветов. Рука уже тянется к телефону, чтобы набрать ее номер, услышать голос, проверить все ли в порядке, но я обрываю свое действие, пресекая эту попытку. Мысленно прошу себя не делать этого, ведь вдруг она и правда готовит сюрприз, а я все испорчу? Не хотелось бы лишать себя этой радости и мешать ей.
Тогда почему в груди такое гадкое предчувствие? Почему так сдавливает сердце? С каждой секундой дышать все сложнее и уже через пару минут вполне естественный процесс становится пыткой. Набираю полные легкие воздуха, задерживаю дыхание, а потом выдыхаю. Медленно. Очень медленно. Кажется, что после этого сердце немного успокаивается, а я прихожу в себя. Пробую улыбнуться – получается криво, но успех в этом деле явно есть. И только после этого я убеждаю себя пойти на кухню и сварить утренний кофе со сливками и корицей.Я не должна переживать, ничего страшного не случилось. Сегодня мне положено улыбаться, ведь у меня праздник. Сегодня мне положено освещать все вокруг своей улыбкой и принимать поздравления. И, правда, сидя за чашкой ароматного кофе, я захожу в фейсбук и начинаю читать первые за сегодня поздравления. Некоторые из них были отправлены сразу после двенадцати, и такой подход к делу умиляет меня. Теплые сообщения с приятными пожеланиями заставляют меня отвлечься.
Но вот кофе допит. Стрелки часов показывают полседьмого утра, а Джей все так же нет. Я направляюсь обратно в кровать, потому что другого такого же уютного места человечество еще не придумало. Забираюсь под теплое одеяло, натягивая его до шеи. Кутаюсь в нем, словно улитка забираюсь в свой панцирь, пытаясь найти успокоение и умиротворение. Но вместо этого неприятные ощущения в груди нарастают.Смотрю за тем, как утренний свет падает через щель между шторами. Мне хочется протянуть к нему руку, провести по нему пальцами, но я знаю, что это бесполезно. А еще мне просто не хочется вытаскивать руку из-под одеяла. Переворачиваюсь на бок и взгляд скользит по прикроватной тумбочке, на которой в металлической резной рамке стоит наша с Джей свадебная фотография. Джей улыбается мне с нее своей самой искренней улыбкой, на которую только способна. И я все-таки не сдерживаю порыва – тянусь к фотокарточке пальцами, проводя ими по ее лицу, словно поглаживая.
Словно…
Нет! Нельзя даже думать о таком.И тут тишину нашей квартиры разрывает трель мобильного телефона, который звонит прямо у меня под ухом. Я скашиваю взгляд на экран и вижу надпись «Джей :3». Сразу же снимаю блокировку дрожащим пальцем и прикладываю телефон к уху.
- Да, Джей. Ты…
Я не успеваю договорить. Дыхание перехватывает, в горле застывает ком. Я смотрю на мир широко распахнутыми глазами, не в силах вымолвить ни слова, ни звука. Время замирает, а затем превращается в тягучую карамель. Секунды для меня обращаются сначала часами, а потом миллионами световых лет, которые я запомню на целую вечность.
Я тебя отпускаю – раздается эхом в моей голове.
Я не замечаю, как срываюсь на крик. Как мое дикое, полное боли и отчаяния «НЕТ» разрывает звенящую тишину комнаты, отражается эхом от стен и только потом ударяет по моим ушам, звеня в них тоскливой бесконечностью.Я слышу музыку в твоей машине, а затем ее звук становится каким-то далеким, неестественным, словно ненавязчивый задний фон. Солирует же в это мгновение твой крик и скрежет металла, который я запомню на всю жизнь. Скрежет металла разрывает мое сердце, заливает свинец в мои вены, заставляя биться в агонии мое тело и душу. Скрежет металла рвет мои барабанные перепонки. И мне кажется, это будет длиться бесконечно, хотя проходит всего пару секунд.
Глухой удар. Всплеск воды.
Абонент недоступен.
Часы словно замерли на отметке 6:38.
Я перестаю кричать только тогда, когда кончаются силы, когда горло начинает болеть и пересыхает, и все что я могу это хрипеть. Слезы бегут по моими щекам, но я не чувствую их. Не замечаю. Стеклянным взглядом утыкаюсь в потолок, а телефон под ухом все еще рассказывает мне, что абонент временно  не доступен.
Я не соображаю.
Не могу.
Рука не тянется, чтобы позвонить в 911. Поздно. Слишком поздно. И я уже знаю, что увижу сегодня по новостям. Я знаю, что могу никуда не звонить, никуда не идти, ничего не делать. Все произойдет без меня. Все уже произошло.
После первых минут отчаяния  и разрывающей боли меня накрывает пустота. Ни с чем несравнимая, абсолютная, лишающая способности здраво мыслить и, к счастью, чувствовать. Боли слишком много, я просто перестаю осознавать, что она внутри меня, потому мне кажется, что ее нет. На самом деле я и есть боль.

Джей с тумбочки продолжает мне улыбаться.

Отредактировано Denivel Simon (2016-09-13 20:06:58)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » The Bridge is Falling Down