Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » When life gives you lemons, make lemonade


When life gives you lemons, make lemonade

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

Начать разговор с человеком, который тебе, кажется, и близок, по крайней мене, он должен был бы таковым быть, но в то же самое время находится слишком далеко от тебя, бывает далеко не просто. В прочем, сама Тони прекрасно понимала, насколько ей будет не просто этим вечером вести непринужденную беседу с человеком, который в ее детских воспоминаниях практически отсутствовал, а в тех, где он все же упоминался, воспоминания были далеко не самыми теплыми и приятными. Подумать только, а ведь бабушка не раз заявляла о том, что обе дочери Саманты унаследовали какие-то ужасные гены от своего отца. Правда, бабуля очень часто любила прилепить какое-то характерное словцо, за которым скрывалось все ее отношение к отцу своих внучек, что испортил жизнь не только ее глупенькой, вновь-таки, по словам бабули, Саманте. Но если только в детстве Пейтон не понимала значения большинства слов, уже тогда она определенно знала, что все они были далеко нелицеприятными и ничего доброго в смысловой нагрузке не несли. Так что, глядя сейчас на темнокожего мужчину, волосы которого уже окрасила седина, она пыталась предположить, что же все-таки ей с Лидией досталось от него.
Может быть, это был упрямый нрав? В прочем, на какого-то упрямца Уильям Брик на первый взгляд не походил.
Темные, почти черные, и такие большие глаза – вполне возможно в молодости в них горели искры, а еще были чем-то похожи на те, которыми смотрела на мир Тони сейчас. Вот только этого она не узнает сейчас. Единственное, что знала сейчас женщина – было то, что этот человек провел всю свою жизнь вдали от нее, о Лидии и, было похоже на то, что не сильно побивался по этому поводу. От этого было действительно обидно и больно, чего скрывать правду, если она была таковой. Все-таки, как бы там ни было, а своей единокровной сестре Пейтон малость, но завидовала, ведь у нее была полная семья, ценность которой понимаешь лишь тогда, когда долгое время не можешь ее получить. Или чувствуешь определенную нужду в оной.
Свой вопрос, который женщина озвучила гостю, Тони задала скорее с целью заполнить неловкую паузу, нежели желала получить какой-то полный ответ. Как бы там ни было, а многие вещи она бы не желала доносить до ушей сына, для которого мир представал, так или иначе, в более радужных тонах, чем для его матери примерно в то же время. Пейтон было немногим меньше, чем Ноа было сейчас, когда она узнала, что отца у них с Лидс больше не будет. Затем уже к ним перебралась бабушка, чтобы помогать с детьми, ведь матери семейства доводилось работать, чтобы содержать семью. Наверное, это было сильным ударом для Тони тогда, но сейчас уже ей было не просто припомнить те давние события. Может быть, даже сам Уильям Брик не помнил уже, как так случилось, что он оставил и жену, и детей прозябать в этой не простой и определенно жестокой жизни?
- Да, хорошее заведение, - ответила Тони на вопрос своего отца, как только он пытался завязать разговор с семейством Данцигер. Она, конечно же, не скажет о том, что как-то еще во время своей беременности оказалась неподалеку от этого кафе и сомневалась относительно того, стоило ли зайти или же пройти мимо, как и сотня других прохожих. В прочем, тогда решение помогла принять Карен. Она встретилась Тони на улице и вместе они прошлись парком, что располагался неподалеку. – Карен рассказывала о нем, - добавила только женщина, ковыряясь вилкой в салате, который сама себе положила немногим раньше. Однако аппетита у нее не было, как и идей, о чем же стоило расспросить своего отца. До сих пор она не понимала, как согласилась на эту авантюру с разговором. Но, Дитрих был ведь прав, и разум женщины был согласен с мнением мужа о том, что стоит предпринять хотя бы попытку. Проще всего ведь жить именно так, как получается, а вот принять и простить – это не так просто.
Она с пониманием согласно кивает, прежде чем слышит уже знакомую историю – вновь-таки, ничего нового. Карен уже успела об этом рассказать, по-своему, правда, но все-таки…
Кажется, без нее не обойдется даже этот разговор, пусть даже они не пригласили ее нынче к ужину.
Тони усмехается про себя, когда Уильям упоминает о том, что не ожидал какого-то везения или удачи от своего детища. Как оказалось, это было … так знакомо! Надо же, ведь и она сама не ждала успеха от своей истории с созданием детской одежды. Но, как и о большинстве своих мыслей, она эту не торопится высказывать, а лишь хранит для себя.
-А как давно вы живете в Сакраменто? – тем временем, нарушил непродолжительную, но тяготящую тишину Брик, прежде чем добавил о том, что ему тоже было интересно узнать что-то об их семье. И как бы женщине не хотелось съязвить сейчас и ответить что-нибудь колкое в стиле своей сестры, она смотрит на Дитриха и после непродолжительных размышлений решает все-таки ответить на этот простой вопрос.
- Мы переехали из Сан-Хосе к Дитриху позапрошлым мартом, - ответила она, отложив на время вилку, чтобы поднести к губам бокал и сделать несколько глотков. – До этого мы жили в Сан-Хосе, - добавила она, хотя сама не знала зачем. Хотела сказать, что даже дом они продали, и сейчас там ютится какая-то другая семья, которой, дай бог, будет проще, чем им в свое время. На этом рассказ Тони можно было считать завершенным, поэтому более словоохотный мужчина перенял инициативу и рассказал в более приятных подробностях о прошлом в родном Сан-Хосе, где они познакомились.
- Да, пора уже к десерту приступить, - соглашается она с мужем, поднимаясь из-за стола, чтобы собрать лишнюю и грязную посуду и скрыться на кухне хоть на какое-то время, взяв тайм-аут от непростого разговора, что нависал над ней все больше и сильнее. Но, супруг остановил ее, а ей не осталось ничего другого, кроме как… послушно позволить ему убрать посуду со стола и, уведя сына за собой на кухню, дать возможность им поговорить. - Как хочешь, - согласилась она на предложение мужа, и после недолгих размышлений все-таки поднимается со своего места и направляется к бассейну, где и было принято решение о том, что этот вечер должен состояться именно сегодня.
- Мама была уверена, что бог прощает все и всегда ходила в церковь, чтобы помолиться за нас всех, - выслушав обращение отца, что присоединился к ней возле бассейна, где обычно любил проводить время Ноа, отвечает она. – Но я никогда не разделяла ее веры и надежды, - добавила Тони, оглянувшись на отца, что занял место на соседнем шезлонге. – Раз уж бог был таким строгим и суровым с нами, когда оставался глух и слеп на нашу нужду и потребности. Раз уж нас бросили на произвол судьбы, - добавила она, давая понять свою позицию Тони, смахнув сбежавшую по щеке слезу. Хорошо, что она была одинокой, и следом за ней не рвалась следующая. – Ты можешь рассказать, но ты должен знать, что ты уже осужден. Есть вещи, которые, действительно, не просто забыть и простить. На это нужно время и силы, - добавила она, отведя взгляд к бассейну, на синей глади которого отражались окна соседнего дома.

+1

22

[NIC]William Brick[/NIC]
[STA]бывший медвежатник[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2juUy.png[/AVA]
-Твоя мама всегда была особенной... но если бог прощает все, то она не смогла мне всего простить, -тихо произнес Брик, после того как выслушал свою дочь. -Но прежде чем начать свой рассказ, ты должна знать, что я никогда и ни в чем ее не винил. Всему виной была только лишь моя собственная глупость. Я говорил твоему мужу, что это будет непростой разговор... но он был прав на все сто процентов и я должен на него решится и облегчить душу. Пусть даже это и не снимет с меня моей вины.
Так уж выходит, что человек понимает цену своим поступкам лишь когда проходит достаточно времени - и ничего уже не изменить и не исправить. И не то чтобы Билл хотел оправдаться перед своей дочерью... увы, но для этого давно уже было поздно. Так что глубоко вздохнув и посмотрев на спокойную водную гладь бассейна во дворе, Брик продолжил свой невеселый рассказ.
Хотя если задуматься, невеселым он был лишь в финале? Поначалу все было очень даже хорошо и позитивно...
-Не понимаю, с чего вдруг такая спешка?? Ты слышишь меня, Саманта??? Боже, что за упрямая девчонка, ну разве так можно! Женитьба вещь ответственная... а у этого парня нет ни гроша за душой.., -причитала на кухне матушка Саманты в тот самый день, когда дочь объявила что выходит замуж и привела с собой своего избранника. -Господи, дай мне терпения... она меня не слышит!!!
-Мама, зачем ты так? Билл очень хороший и у него между прочим есть работа и постоянный заработок, -попыталась оправдать своего мужчину Саманта. -И он любит меня... разве не ты учила меня всегда, что деньги не главное?? Мы поженимся, будем работать и все у нас будет хорошо...
-Я так понимаю, ты уже все решила? Ладно, делай что хочешь! -буркнула Кларис. -Будь твой отец жив, он бы тебе показал такую женитьбу...
Первое знакомство с матушкой будущей жены прошло для Билла не слишком гладко... но аргументы Кларис и попытки воззвать к благоразумию молодых ни к чему не привели. В финале этой встречи, Саманта призналась матери, что запрещать ей что-либо уже поздно, потому как "дурное" и нехитрое дело давно уже свершилось. И не только свершилось, но и принесло свои плоды...
Итак, с этого момента жизнь Билла стала этакой лотереей по постоянному поиску дополнительного заработка - он конечно же не жаловался, однако денег постоянно не хватало, особенно после того как родилась Лидия. Он работал механиком и был одним из лучших спецов в городе, когда в один прекрасный день к нему обратились серьезные люди (назовем их так) и попросили о пустячной услуге - всего то и надо было подъехать в нужное место и вскрыть один замок. При этом заплатить Биллу пообещали столько, сколько зарабатывал со всеми своими халтурами вместе взятыми примерно за полгода. Брик согласился и после этого пошло-поехало... так что в конце-концов он втянулся и ему самому стало интересно вскрывать самые сложные сейфы и обходить надежные системы охраны. Благодаря его заработкам, обстановка в семье наладилась и вскоре у Билла и Саманты родилась вторая дочка... а когда она была маленькой, его и позвали на то самое дело, что едва не стоило ему жизни.
-...я был медвежатником, дорогая... одним из самых лучших во всей Калифорнии. Пройдясь по скользкой дорожке, бывает сложно остановится - и в тот момент мне казалось, что иного выхода нет. Зачем таскаться по двум-трем работам, когда можно за одну ночь срубить неплохой куш? Я был тогда молод и глуп, хотя не считаю это достаточным оправданием своим поступкам, -продолжил свой рассказ Брик-старший. -А потом нарисовалось то последнее дело... после которого я оказался в тюрьме и с двумя пулевыми ранениями. Кто-то из той компании что была со мной, подловил твою мать на улице и пригрозив расправой, уговорил навестить меня и предупредить что моей семье будет очень плохо, если я не возьму все на себя. Мы виделись с твоей матерью последний раз в тюремном госпитале в Сан-Хосе - она передала мне все эти угрозы и затем попросила не возвращаться. По сути дела Сэм была права... ведь вам бы не дали житья добрые и внимательные соседи, едва только узнав о том что я в тюрьме. Потом, уже когда меня выпустили, я один раз решился позвонить Саманте... уже когда начал работать на федералов и попал под их надзор. Вот и вся история, Пейтон... что называется - без прикрас и преувеличений.
Он вздохнул, прислонившись к спинке шезлонга и взяв минутный тайм-аут. Надо ли говорить дочери, как расстроена была ее мать, вновь услышав голос своего непутевого мужа? Но при этом она твердо повторила, что пути назад давно уже нет и посоветовала Биллу начать все заново, где-нибудь подальше от Сан-Хосе и его детей. Позже появилась Дженна, а затем и Карен... ставшая в какой-то мере надеждой на новую жизнь для своего отца. И ведь он, как и Саманта, не стал подавать на развод, так что Дженне пришлось долго ждать прежде чем она смогла стать Биллу официальной женой. Чего же они ждали? Брик хорошо знал, что Сэм не стала устраивать свою личную жизнь после его ухода и не привела девочкам отчима...
-Я виноват перед Самантой... и перед тобой и Лидией и не решусь просить прощения. Некоторые вещи простить нельзя, особенно если их совершают очень близкие и дорогие люди, -решительно произнес Билл, после очередного тяжкого вздоха. -Я представлял себе... как тебе больно было общаться с Карен и благодарен за то что ты и Дитрих приняли ее. О большем нельзя было и мечтать, ведь она не в ответе за то что совершил я.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-11-26 01:11:00)

+1

23

Как это обычно и бывает, воспоминания, связанные с матерью, для каждого ребенка, большого или маленького, являются по-своему особенными, они пропитаны насквозь любовью и нежностью к столь внимательному человеку, что бы там ни случилось в жизни, ведь мать всегда желает добра своему ребенку и поддержит его начинания, если верит в то, что они пойдут ему на благо. Оглядываясь назад, Тони прекрасно помнила тот момент, когда только привела в дом Дитриха, чтобы познакомить ее со своим парнем, благодаря которому усидеть вечерами дома, когда он приезжал из Сакраменто на выходные и каникулы, было практически невозможно. И, конечно же, темнокожая женщина прекрасно помнила то, как мать поддержала ее в желании жить со своим парнем – наверное, потому что сама такой была в молодости? Если уж любить, так любить полностью, погружаясь в любимого, словно под высокую океанскую волну, от которой никогда не сыскать спасения. А еще Саманта поддержала свою младшую дочь после ее расставания с Дитрихом, когда они потеряли ребенка…
Определенно, Саманта Брик была самым понимающим человеком на земле, пусть даже бабушка ставила в вину ей эту черту характера. Именно такой же понимающей пыталась быть Тони. Но, честно говоря, получалось у нее не слишком хорошо. Вот только в то мгновение, когда отец говорит с ней о матери, Пейтон не может не нахмуриться, со всей присущей ей внимательностью, ловя каждое озвученное слово.
Да, мать была особенной. Она была доброй, сильной и стойкой. Ничто не могло ее сломать или расстроить дольше пяти минут, вот только услышав о том, что существовало нечто, чего она не могла простить, Тони серьезно и с долей недоверия посмотрела на Уильяма. Конечно, ей так и хотелось высказаться по поводу матери и того, что ей и нельзя ставить чего-то в вину – она вырастила самостоятельно и поставила на ноги двоих детей, до которых их отцу не было никакого дела. Однако, женщина находит в себе сил промолчать, давая отцу возможность собраться с мыслями.
И ведь уже спустя мгновение, Брик заговорил, посвятив свою давно уже не самую младшую дочь в тайное прошлое. Правда, в ответ на первые слова отца, Тони иронично усмехается, не особенно доверяя своим ушам. Ее отец был лучшим медвежатником? О, в это как-то совершенно не хотелось верить, ведь лучших… не ловят копы. Тем более, никто и никогда не говорил ей о том, что ее папаша – зек и отсидел срок за решеткой. Однако, припоминая недалекое прошлое, Пейтон прокручивала в голове слова бабушки, что вторила своим внучкам об их не самой лучшей наследственности. И если поначалу от таких слов жгла обида, то погодя им стало с Лидс все равно. Они жили, как получалось и ловили каждый удобный момент для своего веселья и присущей молодым людям радости по самому мелкому пустяку.
Мысленно сейчас Пейтон лишь подумала о том, что Дитрих тоже был тоже причастен к темным делишкам, которые проворачивал его итальянский дружок. Но, тяжело вздохнув, она дослушала до конца его рассказ.
- Да уж, - произнесла она, покачав головой, едва Брик огласил о финале истории, которую наверняка стоило подавать порциями. – Без прикрас… отец медвежатник, которого мать просто прогнала за такое из дома, - добавила она, подведя итоги из полученной информации.
- Не зачем сейчас вспоминать Карен, - немного резковато ответила Тони на новую порцию слов Уильяма. – Она ни в чем не виновата, а со своими чувствами я разберусь. Мне не нужно сочувствие, не сейчас, - добавила она, прекрасно понимая, насколько много получила ее единокровная сестра. У нее были и кружки, которые могла пожелать душа, и учеба в колледже, о которой сама Тони не мечтала. Правда, Карен была весьма мягким и открытым человеком, с которым было легко найти общий язык, так что было неудивительно, что они сошлись характерами. Но в то же самое время, между ними сохранялась целая пропасть размером с Гималаи.
А что же до отца?
- Скажи, о чем ты спрашивал у матери, когда ты ей звонил? – поинтересовалась она у своего отца, чувствуя, как к глазам наворачиваются слезы. – Неужели тебе не хотелось хоть раз увидеться с нами? Ты так легко принял условия женщины, что хотела лишь защитить своих детей, что я не могу поверить в то, что ты раскаиваешься. Если бы не Дитрих, ты бы никогда ведь даже не пришел к нам? Словно тот лежачий камень, ждешь, когда кто-то примет вместо тебя решение? – спрашивает она, глядя на Уильяма. И измеряя этого мужчину взглядом, она не может не смотреть на него без разочарования. – Чего ты хочешь? Думаешь теперь все внезапно будет хорошо и … что дальше? Я не понимаю, какой в этом всем смысл. Как по-твоему, как мы должны теперь общаться? Прощения ты не хочешь. Так чего же? – спрашивает Тони, выпустив все-таки одинокую слезу. Каким бы ты ни был взрослым, некоторые раны жгут одинаково больно в детстве и сейчас.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » When life gives you lemons, make lemonade