Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » When life gives you lemons, make lemonade


When life gives you lemons, make lemonade

Сообщений 21 страница 27 из 27

21

Начать разговор с человеком, который тебе, кажется, и близок, по крайней мене, он должен был бы таковым быть, но в то же самое время находится слишком далеко от тебя, бывает далеко не просто. В прочем, сама Тони прекрасно понимала, насколько ей будет не просто этим вечером вести непринужденную беседу с человеком, который в ее детских воспоминаниях практически отсутствовал, а в тех, где он все же упоминался, воспоминания были далеко не самыми теплыми и приятными. Подумать только, а ведь бабушка не раз заявляла о том, что обе дочери Саманты унаследовали какие-то ужасные гены от своего отца. Правда, бабуля очень часто любила прилепить какое-то характерное словцо, за которым скрывалось все ее отношение к отцу своих внучек, что испортил жизнь не только ее глупенькой, вновь-таки, по словам бабули, Саманте. Но если только в детстве Пейтон не понимала значения большинства слов, уже тогда она определенно знала, что все они были далеко нелицеприятными и ничего доброго в смысловой нагрузке не несли. Так что, глядя сейчас на темнокожего мужчину, волосы которого уже окрасила седина, она пыталась предположить, что же все-таки ей с Лидией досталось от него.
Может быть, это был упрямый нрав? В прочем, на какого-то упрямца Уильям Брик на первый взгляд не походил.
Темные, почти черные, и такие большие глаза – вполне возможно в молодости в них горели искры, а еще были чем-то похожи на те, которыми смотрела на мир Тони сейчас. Вот только этого она не узнает сейчас. Единственное, что знала сейчас женщина – было то, что этот человек провел всю свою жизнь вдали от нее, о Лидии и, было похоже на то, что не сильно побивался по этому поводу. От этого было действительно обидно и больно, чего скрывать правду, если она была таковой. Все-таки, как бы там ни было, а своей единокровной сестре Пейтон малость, но завидовала, ведь у нее была полная семья, ценность которой понимаешь лишь тогда, когда долгое время не можешь ее получить. Или чувствуешь определенную нужду в оной.
Свой вопрос, который женщина озвучила гостю, Тони задала скорее с целью заполнить неловкую паузу, нежели желала получить какой-то полный ответ. Как бы там ни было, а многие вещи она бы не желала доносить до ушей сына, для которого мир представал, так или иначе, в более радужных тонах, чем для его матери примерно в то же время. Пейтон было немногим меньше, чем Ноа было сейчас, когда она узнала, что отца у них с Лидс больше не будет. Затем уже к ним перебралась бабушка, чтобы помогать с детьми, ведь матери семейства доводилось работать, чтобы содержать семью. Наверное, это было сильным ударом для Тони тогда, но сейчас уже ей было не просто припомнить те давние события. Может быть, даже сам Уильям Брик не помнил уже, как так случилось, что он оставил и жену, и детей прозябать в этой не простой и определенно жестокой жизни?
- Да, хорошее заведение, - ответила Тони на вопрос своего отца, как только он пытался завязать разговор с семейством Данцигер. Она, конечно же, не скажет о том, что как-то еще во время своей беременности оказалась неподалеку от этого кафе и сомневалась относительно того, стоило ли зайти или же пройти мимо, как и сотня других прохожих. В прочем, тогда решение помогла принять Карен. Она встретилась Тони на улице и вместе они прошлись парком, что располагался неподалеку. – Карен рассказывала о нем, - добавила только женщина, ковыряясь вилкой в салате, который сама себе положила немногим раньше. Однако аппетита у нее не было, как и идей, о чем же стоило расспросить своего отца. До сих пор она не понимала, как согласилась на эту авантюру с разговором. Но, Дитрих был ведь прав, и разум женщины был согласен с мнением мужа о том, что стоит предпринять хотя бы попытку. Проще всего ведь жить именно так, как получается, а вот принять и простить – это не так просто.
Она с пониманием согласно кивает, прежде чем слышит уже знакомую историю – вновь-таки, ничего нового. Карен уже успела об этом рассказать, по-своему, правда, но все-таки…
Кажется, без нее не обойдется даже этот разговор, пусть даже они не пригласили ее нынче к ужину.
Тони усмехается про себя, когда Уильям упоминает о том, что не ожидал какого-то везения или удачи от своего детища. Как оказалось, это было … так знакомо! Надо же, ведь и она сама не ждала успеха от своей истории с созданием детской одежды. Но, как и о большинстве своих мыслей, она эту не торопится высказывать, а лишь хранит для себя.
-А как давно вы живете в Сакраменто? – тем временем, нарушил непродолжительную, но тяготящую тишину Брик, прежде чем добавил о том, что ему тоже было интересно узнать что-то об их семье. И как бы женщине не хотелось съязвить сейчас и ответить что-нибудь колкое в стиле своей сестры, она смотрит на Дитриха и после непродолжительных размышлений решает все-таки ответить на этот простой вопрос.
- Мы переехали из Сан-Хосе к Дитриху позапрошлым мартом, - ответила она, отложив на время вилку, чтобы поднести к губам бокал и сделать несколько глотков. – До этого мы жили в Сан-Хосе, - добавила она, хотя сама не знала зачем. Хотела сказать, что даже дом они продали, и сейчас там ютится какая-то другая семья, которой, дай бог, будет проще, чем им в свое время. На этом рассказ Тони можно было считать завершенным, поэтому более словоохотный мужчина перенял инициативу и рассказал в более приятных подробностях о прошлом в родном Сан-Хосе, где они познакомились.
- Да, пора уже к десерту приступить, - соглашается она с мужем, поднимаясь из-за стола, чтобы собрать лишнюю и грязную посуду и скрыться на кухне хоть на какое-то время, взяв тайм-аут от непростого разговора, что нависал над ней все больше и сильнее. Но, супруг остановил ее, а ей не осталось ничего другого, кроме как… послушно позволить ему убрать посуду со стола и, уведя сына за собой на кухню, дать возможность им поговорить. - Как хочешь, - согласилась она на предложение мужа, и после недолгих размышлений все-таки поднимается со своего места и направляется к бассейну, где и было принято решение о том, что этот вечер должен состояться именно сегодня.
- Мама была уверена, что бог прощает все и всегда ходила в церковь, чтобы помолиться за нас всех, - выслушав обращение отца, что присоединился к ней возле бассейна, где обычно любил проводить время Ноа, отвечает она. – Но я никогда не разделяла ее веры и надежды, - добавила Тони, оглянувшись на отца, что занял место на соседнем шезлонге. – Раз уж бог был таким строгим и суровым с нами, когда оставался глух и слеп на нашу нужду и потребности. Раз уж нас бросили на произвол судьбы, - добавила она, давая понять свою позицию Тони, смахнув сбежавшую по щеке слезу. Хорошо, что она была одинокой, и следом за ней не рвалась следующая. – Ты можешь рассказать, но ты должен знать, что ты уже осужден. Есть вещи, которые, действительно, не просто забыть и простить. На это нужно время и силы, - добавила она, отведя взгляд к бассейну, на синей глади которого отражались окна соседнего дома.

+1

22

[NIC]William Brick[/NIC]
[STA]бывший медвежатник[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2juUy.png[/AVA]
-Твоя мама всегда была особенной... но если бог прощает все, то она не смогла мне всего простить, -тихо произнес Брик, после того как выслушал свою дочь. -Но прежде чем начать свой рассказ, ты должна знать, что я никогда и ни в чем ее не винил. Всему виной была только лишь моя собственная глупость. Я говорил твоему мужу, что это будет непростой разговор... но он был прав на все сто процентов и я должен на него решится и облегчить душу. Пусть даже это и не снимет с меня моей вины.
Так уж выходит, что человек понимает цену своим поступкам лишь когда проходит достаточно времени - и ничего уже не изменить и не исправить. И не то чтобы Билл хотел оправдаться перед своей дочерью... увы, но для этого давно уже было поздно. Так что глубоко вздохнув и посмотрев на спокойную водную гладь бассейна во дворе, Брик продолжил свой невеселый рассказ.
Хотя если задуматься, невеселым он был лишь в финале? Поначалу все было очень даже хорошо и позитивно...
-Не понимаю, с чего вдруг такая спешка?? Ты слышишь меня, Саманта??? Боже, что за упрямая девчонка, ну разве так можно! Женитьба вещь ответственная... а у этого парня нет ни гроша за душой.., -причитала на кухне матушка Саманты в тот самый день, когда дочь объявила что выходит замуж и привела с собой своего избранника. -Господи, дай мне терпения... она меня не слышит!!!
-Мама, зачем ты так? Билл очень хороший и у него между прочим есть работа и постоянный заработок, -попыталась оправдать своего мужчину Саманта. -И он любит меня... разве не ты учила меня всегда, что деньги не главное?? Мы поженимся, будем работать и все у нас будет хорошо...
-Я так понимаю, ты уже все решила? Ладно, делай что хочешь! -буркнула Кларис. -Будь твой отец жив, он бы тебе показал такую женитьбу...
Первое знакомство с матушкой будущей жены прошло для Билла не слишком гладко... но аргументы Кларис и попытки воззвать к благоразумию молодых ни к чему не привели. В финале этой встречи, Саманта призналась матери, что запрещать ей что-либо уже поздно, потому как "дурное" и нехитрое дело давно уже свершилось. И не только свершилось, но и принесло свои плоды...
Итак, с этого момента жизнь Билла стала этакой лотереей по постоянному поиску дополнительного заработка - он конечно же не жаловался, однако денег постоянно не хватало, особенно после того как родилась Лидия. Он работал механиком и был одним из лучших спецов в городе, когда в один прекрасный день к нему обратились серьезные люди (назовем их так) и попросили о пустячной услуге - всего то и надо было подъехать в нужное место и вскрыть один замок. При этом заплатить Биллу пообещали столько, сколько зарабатывал со всеми своими халтурами вместе взятыми примерно за полгода. Брик согласился и после этого пошло-поехало... так что в конце-концов он втянулся и ему самому стало интересно вскрывать самые сложные сейфы и обходить надежные системы охраны. Благодаря его заработкам, обстановка в семье наладилась и вскоре у Билла и Саманты родилась вторая дочка... а когда она была маленькой, его и позвали на то самое дело, что едва не стоило ему жизни.
-...я был медвежатником, дорогая... одним из самых лучших во всей Калифорнии. Пройдясь по скользкой дорожке, бывает сложно остановится - и в тот момент мне казалось, что иного выхода нет. Зачем таскаться по двум-трем работам, когда можно за одну ночь срубить неплохой куш? Я был тогда молод и глуп, хотя не считаю это достаточным оправданием своим поступкам, -продолжил свой рассказ Брик-старший. -А потом нарисовалось то последнее дело... после которого я оказался в тюрьме и с двумя пулевыми ранениями. Кто-то из той компании что была со мной, подловил твою мать на улице и пригрозив расправой, уговорил навестить меня и предупредить что моей семье будет очень плохо, если я не возьму все на себя. Мы виделись с твоей матерью последний раз в тюремном госпитале в Сан-Хосе - она передала мне все эти угрозы и затем попросила не возвращаться. По сути дела Сэм была права... ведь вам бы не дали житья добрые и внимательные соседи, едва только узнав о том что я в тюрьме. Потом, уже когда меня выпустили, я один раз решился позвонить Саманте... уже когда начал работать на федералов и попал под их надзор. Вот и вся история, Пейтон... что называется - без прикрас и преувеличений.
Он вздохнул, прислонившись к спинке шезлонга и взяв минутный тайм-аут. Надо ли говорить дочери, как расстроена была ее мать, вновь услышав голос своего непутевого мужа? Но при этом она твердо повторила, что пути назад давно уже нет и посоветовала Биллу начать все заново, где-нибудь подальше от Сан-Хосе и его детей. Позже появилась Дженна, а затем и Карен... ставшая в какой-то мере надеждой на новую жизнь для своего отца. И ведь он, как и Саманта, не стал подавать на развод, так что Дженне пришлось долго ждать прежде чем она смогла стать Биллу официальной женой. Чего же они ждали? Брик хорошо знал, что Сэм не стала устраивать свою личную жизнь после его ухода и не привела девочкам отчима...
-Я виноват перед Самантой... и перед тобой и Лидией и не решусь просить прощения. Некоторые вещи простить нельзя, особенно если их совершают очень близкие и дорогие люди, -решительно произнес Билл, после очередного тяжкого вздоха. -Я представлял себе... как тебе больно было общаться с Карен и благодарен за то что ты и Дитрих приняли ее. О большем нельзя было и мечтать, ведь она не в ответе за то что совершил я.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-08 00:04:40)

+1

23

Как это обычно и бывает, воспоминания, связанные с матерью, для каждого ребенка, большого или маленького, являются по-своему особенными, они пропитаны насквозь любовью и нежностью к столь внимательному человеку, что бы там ни случилось в жизни, ведь мать всегда желает добра своему ребенку и поддержит его начинания, если верит в то, что они пойдут ему на благо. Оглядываясь назад, Тони прекрасно помнила тот момент, когда только привела в дом Дитриха, чтобы познакомить ее со своим парнем, благодаря которому усидеть вечерами дома, когда он приезжал из Сакраменто на выходные и каникулы, было практически невозможно. И, конечно же, темнокожая женщина прекрасно помнила то, как мать поддержала ее в желании жить со своим парнем – наверное, потому что сама такой была в молодости? Если уж любить, так любить полностью, погружаясь в любимого, словно под высокую океанскую волну, от которой никогда не сыскать спасения. А еще Саманта поддержала свою младшую дочь после ее расставания с Дитрихом, когда они потеряли ребенка…
Определенно, Саманта Брик была самым понимающим человеком на земле, пусть даже бабушка ставила в вину ей эту черту характера. Именно такой же понимающей пыталась быть Тони. Но, честно говоря, получалось у нее не слишком хорошо. Вот только в то мгновение, когда отец говорит с ней о матери, Пейтон не может не нахмуриться, со всей присущей ей внимательностью, ловя каждое озвученное слово.
Да, мать была особенной. Она была доброй, сильной и стойкой. Ничто не могло ее сломать или расстроить дольше пяти минут, вот только услышав о том, что существовало нечто, чего она не могла простить, Тони серьезно и с долей недоверия посмотрела на Уильяма. Конечно, ей так и хотелось высказаться по поводу матери и того, что ей и нельзя ставить чего-то в вину – она вырастила самостоятельно и поставила на ноги двоих детей, до которых их отцу не было никакого дела. Однако, женщина находит в себе сил промолчать, давая отцу возможность собраться с мыслями.
И ведь уже спустя мгновение, Брик заговорил, посвятив свою давно уже не самую младшую дочь в тайное прошлое. Правда, в ответ на первые слова отца, Тони иронично усмехается, не особенно доверяя своим ушам. Ее отец был лучшим медвежатником? О, в это как-то совершенно не хотелось верить, ведь лучших… не ловят копы. Тем более, никто и никогда не говорил ей о том, что ее папаша – зек и отсидел срок за решеткой. Однако, припоминая недалекое прошлое, Пейтон прокручивала в голове слова бабушки, что вторила своим внучкам об их не самой лучшей наследственности. И если поначалу от таких слов жгла обида, то погодя им стало с Лидс все равно. Они жили, как получалось и ловили каждый удобный момент для своего веселья и присущей молодым людям радости по самому мелкому пустяку.
Мысленно сейчас Пейтон лишь подумала о том, что Дитрих тоже был тоже причастен к темным делишкам, которые проворачивал его итальянский дружок. Но, тяжело вздохнув, она дослушала до конца его рассказ.
- Да уж, - произнесла она, покачав головой, едва Брик огласил о финале истории, которую наверняка стоило подавать порциями. – Без прикрас… отец медвежатник, которого мать просто прогнала за такое из дома, - добавила она, подведя итоги из полученной информации.
- Не зачем сейчас вспоминать Карен, - немного резковато ответила Тони на новую порцию слов Уильяма. – Она ни в чем не виновата, а со своими чувствами я разберусь. Мне не нужно сочувствие, не сейчас, - добавила она, прекрасно понимая, насколько много получила ее единокровная сестра. У нее были и кружки, которые могла пожелать душа, и учеба в колледже, о которой сама Тони не мечтала. Правда, Карен была весьма мягким и открытым человеком, с которым было легко найти общий язык, так что было неудивительно, что они сошлись характерами. Но в то же самое время, между ними сохранялась целая пропасть размером с Гималаи.
А что же до отца?
- Скажи, о чем ты спрашивал у матери, когда ты ей звонил? – поинтересовалась она у своего отца, чувствуя, как к глазам наворачиваются слезы. – Неужели тебе не хотелось хоть раз увидеться с нами? Ты так легко принял условия женщины, что хотела лишь защитить своих детей, что я не могу поверить в то, что ты раскаиваешься. Если бы не Дитрих, ты бы никогда ведь даже не пришел к нам? Словно тот лежачий камень, ждешь, когда кто-то примет вместо тебя решение? – спрашивает она, глядя на Уильяма. И измеряя этого мужчину взглядом, она не может не смотреть на него без разочарования. – Чего ты хочешь? Думаешь теперь все внезапно будет хорошо и … что дальше? Я не понимаю, какой в этом всем смысл. Как по-твоему, как мы должны теперь общаться? Прощения ты не хочешь. Так чего же? – спрашивает Тони, выпустив все-таки одинокую слезу. Каким бы ты ни был взрослым, некоторые раны жгут одинаково больно в детстве и сейчас.

+1

24

[NIC]William Brick[/NIC]
[STA]бывший медвежатник[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2juUy.png[/AVA]
Брик-старший видел насколько расстроилась Пейтон и ненавидел себя за это... особенно пожалев о том что упомянул сейчас Карен. По сути дела, он заботился лишь о самой младшей своей дочери, дав ей все то, на что имели право и Лидия с Тони? Этого Биллу уже было никогда не изменить и не исправить - наверное, ему следовало быть настойчивее и уговорить Саманту позволить ему хотя бы видется с дочками, пусть нечасто, но присутствовать в их жизни. Но что тут скажешь? Что было то прошло, оставив незаживающие раны, о которых бы хотелось забыть... но не получается.
-Когда я звонил твоей матери, то просил ее позволить мне видеть вас - тебя и Лидию, -тихо произнес Билл, усевшись на соседний шезлонг и тяжко вздохнув. -Я говорил ей, что завязал и работаю на федералов... но она сказала что для всего уже поздно. Вы привыкли жить без меня, жизнь более-менее наладилась и Саманте не хотелось больше иметь никаких проблем. Наверное, она не верила мне больше и я не осуждаю ее за это. Я знаю, что причинил ей много боли... той единственной женщине, которую любил и буду всегда любить. Осуждать Сэм я не вправе - она всегда жила прежде всего для родных и близких и потом уже вспоминала о себе.
-Неужели тебе не хотелось хоть раз увидеться с нами? Ты так легко принял условия женщины, что хотела лишь защитить своих детей, что я не могу поверить в то, что ты раскаиваешься. Если бы не Дитрих, ты бы никогда ведь даже не пришел к нам? Словно тот лежачий камень, ждешь, когда кто-то примет вместо тебя решение? -тем временем, поинтересовалась Тони, с нескрываемой горечью в голосе. Брик помедлил пару секунд, прежде чем ответить - он должен был собраться с мыслями и сказать дочери все как есть. Даже если это заставит ее окончательно в нем разочароваться и он потеряет ее навсегда.
Хотя... он ведь уже потерял Пейтон и Лидию? Вот только произошло это много лет назад, когда Билл согласился на то чертовое дело...
-Очень хотелось... и не только увидеться, но и вернутся к вам. Но я не смог уговорить Саманту дать мне еще один шанс. Не знаю, смог бы я найти в себе мужество прийти к тебе или Лидс - вы ведь были с детства уверены, что я намеренно бросил вас, -ответил наконец Билл. -Я благодарен твоему мужу, за то что он подошел тогда в закусочной и уговорил меня прийти... хотя бы только затем, чтобы сделать попытку оправдаться и рассказать тебе что произошло много лет назад.
-Чего ты хочешь? Думаешь теперь все внезапно будет хорошо и … что дальше? Я не понимаю, какой в этом всем смысл. Как по-твоему, как мы должны теперь общаться? Прощения ты не хочешь. Так чего же? -увидев слезы на глазах дочки, Билл ощутил себя совершенным негодяем - ведь ей не один раз приходилось из-за него плакать? Когда он вдруг пропал и все вокруг наверняка говорили, что папа бросил ее и Лидию... и потом, смотря на сверстников, кому посчастливилось жить в полных семьях. Женившись на Саманте, Брик мечтал сделать своих детей счастливыми, однако как и многие решил что именно кривая дорожка поможет этого достичь. Если бы можно было повернуть время вспять и все исправить! Не связываться никогда с теми кретинами и просто продолжать спокойно жить в кругу своей семьи... увы, порой бывает так что время не способно лечить, да и вкус его лекарств слишком горек.
-Я хочу чтобы ты попыталась понять меня... только и всего. Когда вы с Лидией родились, я был чертовски молод и глуп. Мало задумывался о последствиях своих поступков и мечтал о том что у вас будет все самое лучшее, -решительно поднявшись, Билл подошел к дочери и усевшись рядом, осторожно накрыл ее руку своей ладонью. -За все свои глупости мне пришлось заплатить чересчур дорогую цену... и я не надеюсь, что ты когда-нибудь сможешь меня простить. Но я не жалею, что пришел, потому что хотел увидеть какой ты стала, Пейтон. Когда я ушел тогда, ты была смешливой девочкой, со смешными косичками и милой беззубой улыбкой. Я часто вспоминал как ты спрашивала меня, вырастут ли у тебя новые зубы, а Лидс хихикала и говорила, что вряд ли. Человеку трудно понять каким он был дураком... и обычно происходит это, лишь когда он теряет самое дорогое что у него есть. Ты спрашиваешь как нам теперь общаться? Я не знаю...
Билл вытащил носовой платок и очень аккуратно вытер слезы, появившиеся на щеках Тони. Сложно было привыкнуть к мысли, что она стала прекрасной, сильной и красивой женщиной - теперь у нее свои дети и ей совершенно точно ничего не нужно от своего старого папаши.
-Не знаю, может ли вообще что-то между нами быть "хорошо". Наверное ответы на все эти вопросы может дать только время... а я дал себе зарок, что буду жить днем сегодняшним, не загадывая наперед. Конкретно сейчас, в эту самую минуту, я рад что увидел тебя, дочка и своих внуков. Быть может, ты позволишь мне видеть Ноа и Энджи, хотя бы изредка? Для меня будет счастьем просто знать, что у тебя и у них все хорошо. Я не был тебе и твоей сестре хорошим отцом... и не проходило дня чтобы я не пожалел об этом. Мне бы хотелось попытаться хоть что-то исправить, если это вообще возможно.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-08 00:07:17)

+1

25

Плакала ли Пейтон, когда так внезапно ушел отец?
Плакала ли она, когда смотрела на другие счастливые семьи в их районе, отчаянно надеясь, что когда-нибудь в ее жизни еще будет счастливая семья. Да, счастливая семья, но отнюдь не та, в которой она росла. Все-таки мужской рук девочкам Брик очень не хватало, тогда как мать не умела быть слишком строгой с ними. В прочем, может быть, тогда бы все пошло по иному плану? Наверняка они были бы не такими, каковыми были сейчас. Вот только, как знать?
Но, плакала ли она вообще по нему, чтобы говорить сейчас о том, насколько он был ей нужен?
Пожалуй, она приняла слишком безропотно то, что ей сказали взрослые: папа больше не придет, он уехал далеко и его мы больше не увидим. Сейчас, припомнив тот давний день, словно в каком-то тумане собственных воспоминаний, Тони помнит, как мама плакала ночью, когда их уложила спать. Тогда маленькая Пейтон Хизер просто не могла уснуть, однако не вертелась из одной стороны постели на другую. Желая угодить матери, она закрыла глаза и воображала что-то хорошее и доброе, чего уж точно не вспомнит, и услышала тихие материнские слезы, о которых тогда не решилась спросить. Вот только это не значило, что она не поняла, что случилось что-то плохое; что-то настолько страшное, что было сложно представить и только где-то через неделю, перед самым приездом бабушки из Пало-Альто, Лидия тихим шепотом рассказала ей обо всем: теперь, раз уж отца не будет с ними, бабушка будет присматривать за ними. Маме ведь нужно будет больше работать! Об этом старшей дочери рассказала Саманта, ведь найти подходящих слов для младшей она не могла. Но стоит ли ее винить в этом? Уж точно Тони не собиралась этого делать. В точности, как и позволять одинокой слезе сбегать по щеке, ведь одна за другой слезы начали умывать ее лицо соленым потоком, который отец попытался вытереть давним, пожалуй, уже давно уступившему современности методом. До сих пор он носил носовой платок, которым и вытер слезы своей давно взрослой дочери, которая не могла не припомнить то, как била в детстве свои коленки и, возвращаясь домой со слезами на глазах, неизменно попадала на руки к отцу, что находил слова утешения и вытирал ее слезы. Вот только тогда отец просил ее перестать плакать и набраться мужества, тогда как сейчас… он даже не просил прощения. Только говорил о том, как ему жаль, не решаясь утешить дочь объятиями, что были сейчас, как и в любую другую пору не так уместны, как в детстве…
Наверное, в этом было нечто общее у него и Лидс? Зная, что она была неправа, она порой не может снизойти до банальных извинений, заменяя их чем-то другим. Однако Уильям не меняет тему. Его просьба вполне объяснима и понятна, вот только Тони понадобится больше времени сейчас.
- Наверное, ничего такого не случится, если ты будешь иногда к нам приходить, но предварительно предупреждая, - произносит Пейтон, пытаясь подобрать необходимые и правильные слова, но они, как на зло, не идут сейчас. – Я не против, - практически повторяется она, облизывая губы и уже вытирая щеки пальцами, пройдясь их подушечками под веками, чтобы ненароком не растеклась косметика и Ноа не заметил, что она плакала. Пожалуй, тревожить лишний раз сына ей не хотелось. – Но мне понадобится много времени, потому что…  я не понимаю такой жизненной философии, я не понимаю такой мягкости характера, увы, - добавляет она, решив все-таки лишним добавлять что-либо следом. Некоторые мысли лучше все-таки хранить при себе, как бы сильно не хотелось их озвучить.
Иногда лучше зацепиться за что-нибудь хорошее, и ведь оно было?
- Наверное, я должна бы поблагодарить тебя за Бьюик? – кардинально решат сменить тему Пейтон, ведь она не хочет возвращаться к сыну и мужу в слезах. – Мы с Дитрихом на нем часто ездили туда-сюда, и… я обнаружила старые кассеты Roxette – они твои были? Мне всегда было интересно, - даже как-то смущенно добавляет она, прекрасно понимая, что ни за что бы не согласилась на этот ужин, если бы не только Дитрих, но и ее интерес к человеку, который был ей не чужим и все равно оставался загадкой, таинственным мистером Немо. – Наверное, стоит возвращаться вовнутрь. Уже становится прохладно, а мне нельзя простыть, когда я кормлю Эндж, - добавляет Тони, прежде чем последовать обратно в дом, где ее встречает ненаглядное чадо. Ноа уже похозяйничал и помог своему отцу с приготовлением чая, который теперь красовался на столе в гостиной, и пар постепенно поднимался над чашками.

Отредактировано Tony Danziger (2016-12-09 00:01:42)

+1

26

Печально, когда родным людям приходится расставаться и терять связь друг с другом в течении долгого времени... ведь в результате и возникают обиды и непонимание, которые позже нелегко бывает преодолеть. Занявшись чаем, Дитрих понятия не имел, чем закончится разговор Билла и Тони тет-а-тет - сумеют ли они найти общий язык и хотя бы попытаться забыть о печальном прошлом?
После того как чайник закипел, Данцигер вернулся в столовую, где Ноа присматривал за сладко спавшей сестренкой и достал из буфета подходящий сервиз для чаепития. Начав расставлять чашки на столе, он подумал о том, был ли прав, когда решил настоять на встрече Тони с отцом... ведь сразу можно было догадаться, насколько это встреча должна была стать болезненной для нее. Так не лучше ли было все оставить как есть?
Увы... но после того как в жизни семейства Данцигер неожиданно появилась Карен, это стало невозможно. Это была первая "ласточка", смутившая покой в семье и напомнившая о давнем прошлом, которое было ближе чем можно было себе представить. И лучше было один раз собраться с духом и узнать всю неприятную правду, чем долгие годы сидеть и гадать как в действительно все произошло.
-Папа... а почему дедушка с мамой ушли? -робко поинтересовался Ноа, после того как Дитрих закончил со всеми приготовлениями. -Что-то случилось?
-Нет сынок... просто - это все очень сложно объяснить. Иди-ка сюда? -Дитрих уселся на диван и подозвал к себе сына. -Присядь... и я попробую...
Ноа послушно уселся рядом с отцом и посмотрел на него своими большими глазами, приготовившись внимательно слушать. Что же до старшего Данцигера - он взял минутный тайм-аут, чтобы собраться с мыслями и придумать как вообще можно объяснить шестилетнему ребенку что произошло много лет назад...
-Видишь ли, сынок... когда наша мама была еще совсем маленькой так случилось, что ее родители разошлись... и ей никто не рассказывал почему так вышло, -решительно начал Дитрих. -Она и твоя тетя Лидс не знали что произошло и потому решили, что папа их оставил и они ему были не нужны. Это было очень грустно и больно для них обеих... и долгие годы, они ничего не знали о своем отце. Но несколько дней назад, в одной закусочной, здесь в Сакраменто, мы с мамой случайно встретили Билла и я подумал, что пора уже раз и навсегда решить все непонятные моменты. Понимаешь?
-Но мама расстроилась.., -тихонько ответил Ноа, вздохнув при этом. -Мне показалось, что ей грустно... а я не хочу чтобы она грустила. Мне это не нравится...
-Просто... она очень скучала по своему папе, сынок, несмотря ни на что, -Дитрих обнял сына за плечи и притянул его ближе к себе. -И я надеюсь, что после этого разговора у них все наладится - пусть не сразу... но наладится. Твой дедушка хороший человек, Ноа, просто такая уж у него судьба... но я уверен, что он никогда не забывал о своих дочерях и хотел к ним вернутся.
-Я понимаю, но надеюсь что мама не будет расстраиваться. Не люблю, когда она грустит, -повторил мальчик и в этот самый момент Тони и Билл вернулись в квартиру. И не надо было быть ясновидящим чтобы догадаться, что она едва держится чтобы не расплакаться... так что Ноа первым делом подбежал к матери и крепко ее обнял. -А я уже хотел пойти за тобой... тебя так долго не было! Посмотри - папа уже все приготовил для чая... Ты порежешь мне тортика?
-Присаживайтесь, -пригласил тем временем Билла Данцигер. -Я налил вам некрепкого чая и еще не положил сахар - так что берите по собственному вкусу?
-Большое спасибо, -кивнул старший Брик. -Я выпью чаю и поеду домой. У вас хорошо, но мне надо о многом подумать... и я надеюсь, что это не последняя наша встреча.
-Мы всегда рады вам, -коротко ответил Дитрих, усевшись за стол, рядом с женой. Собственно говоря, у него не было другого варианта ответа на данный момент времени... и захочет ли Тони снова увидеть своего отца, он не знал, но был готов поддержать любое ее решение. После чашки чая и кусочка вкусного шоколадного бисквита, Билл стал собираться домой, так что Данцигер, Тони и Ноа вышли следом за стариком в прихожую их уютной квартиры.
-Большое спасибо за приглашение и за прекрасный ужин, -тихо сказал Брик. -Я очень рад был побывать у вас сегодня...
Наблюдая эту картину - как Билл нерешительно переминался с ноги на ногу, словно не зная что ему делать дальше - Дитрих тяжко вздохнул. Неужели он не осмелится сделать то единственное и нужное, чего так не хватало Тони? Боже, да неужели так трудно, просто взять и решится обнять ее??
Но тут Брик словно прочитал мысли своего зятя и сделав шаг к дочери, поставил наконец финальную точку во всей давней и невеселой истории. Он крепко обнял Тони и задержал ее в своих объятиях на несколько минут...
-Прости меня, дочка... Я много сегодня сказал тебе, но не хочу уходить не сказав главного. Моя вина вовсе не в том, что мне пришлось уйти, а в том, что я побоялся вернутся. Мне надо было приехать и заставить Саманту если не вернуть все что у нас было, то хотя бы позволить мне участвовать в твоей жизни. За это мне нет прощения в собственных глазах... но я больше не могу и не хочу чтобы так продолжалось. Пусть и плохой, но я твой отец и я люблю тебя.

+1

27

Чай… просто чай и несколько вкусных печенюшек на столе к нему, испеченных Пейтон собственноручно, как и любят Ноа с Дитрихом, привлекли внимание темнокожей женщины, что старательно пыталась справиться с собственными чувствами и эмоциями, дабы не заставлять сына наблюдать за тем, как она расстраивается, оборачиваясь назад к своему прошлому. Любой ребенок будет более чем внимательным ко всему тому, что касается его родителей, будь то их обычная ссора-размолвка на бытовом уровне и без глубоких корней или обид, или же истории более таинственные и далекие, понять которые им бывает не так уж и просто. Именно такой была история Тони с ее отцом, что сейчас принимает предложение Дитриха присесть снова за стол, где на каждого ждет чашка ароматного чая со сладостями на выбор. И замечая, как рука сына сразу же тянется к печенью, которое она испекла, женщина не смогла воздержаться от улыбки. Она, пожалуй, не отказалась бы от того, чтобы ласково пригладить торчащие во все стороны волосы сына, если бы… если бы не Уильям, в присутствии которого после их разговора на свежем воздухе она и не знала, что делать и говорить. Ведь появившись в ее жизни, он захотел остаться, вот только по мнению Тони сделал для этого слишком мало.
Она никак не отреагировала на слова отца относительно его надежд. Уж слишком сильно ей досаждала мысль о том, что даже эта встреча не была инициативой Уильяма, но Дитриха, на которого она бросила не самый уверенный свой взгляд, прежде чем приступить к чаепитию и десерту. Взяв в руки чашку теплого чая, Пейтон сделала несколько глотков, ощущая, как теплая жидкость пробегает во внутрь и постепенно наполняет ее расслабленностью и теплом. Да, казалось бы, что такого особенного в обычной горячей воде, окрашенной засушенными лепестками из чайного дерева и кое-какими добавками, будь то цедра или мед, из-за которых даже хорошо знакомый вкус обретает необычные новые нотки? Однако особенная магия тепла обитает, наверное, в самых обычных вещах, которые нас окружают и рецепт их не так уж и сложен.
- Я оставлю тебе номер телефона, и мы сможем договориться о встрече, - произнесла Тони, прежде чем заметила разительные отличия в манере общения между тем, как она обращалась к отцу и Дитрих. И, пожалуй, в какой-то степени ей стало за себя стыдно. Ее не воспитали неумейкой и грубиянкой, однако ведет себя подчеркнуто резко и отстраненно, словно бы Лидия. Но, что уже поделаешь с этим?
Они допивают чай, после чего Уильям собирается на выход. Энджи все еще спит, поэтому план, согласно которому Пейтон могла отвлечься на маленькую дочь провалился, и дизайнер детской одежды направилась вместе с Ноа и Дитрихом к двери, чтобы простится с отцом до новых, так сказать, встреч. И тут очень внезапно для себя она оказалась в объятиях одинаково родного и далекого ей человека, что надолго останется для нее закрытой книгой.
Она не хотела плакать и показывать отрицательных эмоций, которые могли бы напугать сына, что с любопытством наблюдал за сценой объятий своего внезапно появившегося дедушки и матери, в глазах которой больше не стояли слезы, они стекали по щекам от тех слов, что были произнесены вслух мужчиной. И тут ей было совершенно нечего сказать… все-таки есть вещи, исправить которые бывает не так просто. Но уже то, что она не сбежала от объятий своего отца, должно было стать не плохой надеждой на будущее.
- Может быть, мы когда-нибудь перестанем быть чужими, - тихо произнесла она, едва только почувствовала, как Ноа вцепился в неё своими ручками, наверняка испугавшись, почему его мама плачет. – Эй, все хорошо, - поспешила она успокоить сына, попутно вытерев глаза тыльной стороной ладони. – Мне просто что-то в глаз попало, - плохая ложь, но оправдаться иначе она не сможет. – Пойдем, уберем посуду, пока Энджи не проснулась? Скажи только дедушке пока, - присев возле сына, произнесла она, после чего оставалось только выполнить все дальнейшие планы на вечер, убрав грязную посуду в посудомоечную машинку, а остатки еды припрятать на завтра. А когда все это будет проделано и в гостевой снова будет сверкать чистота и порядок, дети уложены в свои кроватки, словно и не было у них сегодня необычного гостя, что навел смуту в сердце Тони, женщина подойдет к супругу уже в их спальне и обнимет его.
- Почему так сложно простить, Дит? – тихо спрашивает она у него. – Казалось бы, все должно было остаться в прошлом или стать безразличным, но… все равно обидно и грустно, - добавила она, прекрасно зная, что супруг поймет, о чем она ведет речь и без подсказок. Но все-таки она рассказывает вкратце ту историю, что поведал ей отец, в итоге которой и предстал вопрос о том, как быть дальше?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » When life gives you lemons, make lemonade