Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » карма это не всегда больно


карма это не всегда больно

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

В главных ролях: Sophie Briol & Denivel Simon
Место: США, Сакраменто, квартира Дени
Время: 17 октября 2016 года

Летом Дени помогала Софи выйти из состояния апатии, теперь же пришел черед Бриоль протянуть руку помощи. Все наши поступки всегда к нам вернуться, потому делая добро, получишь в ответ не всегда зло.

Отредактировано Sophie Briol (2016-09-12 23:03:14)

+1

2

вв
Смерть любимого - это один из самых больших страхов любого человека. Я не исключение, не знаю, что бы делала, погибни моя сестра или случись что с отцом. Возможно, именно еще по этой причине я не хочу подпускать никого слишком близко. Потому что, как говорил великий классик, человек смертен, и очень часто он смертен внезапно. Никакие утешения не помогают в таком случае, а говорить, что пока живет память, будет жить и он - нелепо и не приносит никакого успокоения. Потому я совершенно не знала, что буду говорить и буду ли вообще говорить что-то Дени. Я ехала к ней не за разговорами, а оказать поддержку, которую когда-то она оказала мне. Я хорошо понимала ее, ведь не так давно мой любимый друг Рикки, который всегда был мне кем-то большим, чем просто друг, как и я для него, навсегда осталась музой, попал в аварию и погиб. Я должна была разделить его участь, но Смерть отказалась забирать меня с собой.
Мне было не просто больно, тогда я не хотела жить, потому не могла позволить Дени пройти подобный путь в одиночку. Не все с ним могли бы справиться. Потому, прихватив с собой диск с подборкой фильмов о Гарри Поттере, я отправилась к ней. Прошел почти месяц с момента происшествия, этого достаточно чтобы погоревать, но нужно было идти дальше. И если Денивел этого не сделает, то боль с каждым днем будет лишь приумножаться.
Машина остановилась перед домом модели, а я все еще вертела в руках телефон раздумывая: стоит ли предупредить или лучше без всяких предупреждений. Просто взять и приехать. Как сделала Дени в тот раз летом. Решив, что предупреждение все-таки лишнее, положила телефон обратно в красную сумочку и закрыла ее. - Подождешь меня здесь, там мне не будет ничего угрожать, а ей сейчас вряд ли захочется видеть огромного негра, который будет ходить за мной как истукан. - Джозеф кивнул, мол, принял к сведению и даже не шелохнулся, когда я вышла из машины и поспешила к подъезду подруги.
Многоэтажка, в которой жила Дени находилась в том районе, где зачастую живут люди высокого достатка, мебель которых явно не из Икеи, а изготавливается на заказ. Это был спокойный комфортабельный район, потому опасаться было нечего. Больше того, в подъезде был консьерж, который следил за тем кто приходит и кто уходит.

Мне было тяжело справится с утратой, вначале я даже поддалась унынию и чуть не поплатилась за это собственной жизнью. Но потом сумела взять себя в руки и пойти дальше. Мне помогли поверить в то, что жизнь не такое уж и дерьмо, только потому я выстояла под натиском этой бури. Теперь был мой черед и я не хотела пройти мимо чужого горя. Нажав на кнопку звонка, я не отпускала ее, пока Дени не открыла мне двери. Я была очень настойчива. - Привет, я тут привезла... - Показываю диск с фильмами и улыбаюсь. Будто спрашиваю: ты помнишь?
Это был мой главный аргумент и повод, но мы прекрасно понимали, что я приехала далеко не из-за фильма. Потому первое, что я сделала, это обняла Дени. - У тебя найдется мороженное или мы закажем? Давай, а? Например, суши и много мороженого. Или, если хочешь, твою любимую свинину. - Сегодня я хотела сделать все, чтоб позволить Денивел почувствовать, что она не одна и что если нужно: я всегда приду ей на помощь.

+2

3

Дальше только тишина,
Только холод расставаний.

Тьма окутывает меня с ног до головы и мне комфортно в ее объятиях. Только так мне и комфортно. Черные шторы плотно задернуты и свет через них не проникает даже днем, а сейчас, когда на улице уже вечер - тем более. Одиночество должно бы мучить меня, но нет. Все иначе - когда я одна, мне гораздо спокойнее. Мне спокойнее по той простой причине, что наличие людей меня раздражает. Раздражают советы. Раздражают сочувствующие взгляды. Раздражает их боязнь взглянуть мне в глаза. Раздражает то, как они вздрагивают, когда видят в моем взгляде пустоту.
Просто раздражает.
На самом деле дело не в них. Во мне. Но что остается делать?
Что остается делать, когда в груди огромная зияющая дыра на том месте, где должно быть сердце? Иногда я не чувствую ничего вообще. А иногда чувствую так сильно, что хочется с разбегу приложиться головой о стенку, чтобы снова ничего не чувствовать. Чтобы не страдать.
То что я страдаю не вызывает сомнений. Это написано в моем взгляде. Это слышится в моем голосе. Это видно по наклону моей головы. Это видно даже по тому, как я передвигаюсь, как пью чай.
Это просто видно.
Я лежу в кровати, завернувшись в черный шелковый халат, и изучаю стенку. В последнее время это мое самое любимое занятие - большую часть времени я ничего не делаю, просто лежу. В основном я не чувствую ни голода, ни желания спать или что-то еще. А если я сплю, то всегда беспокойно и с криками просыпаюсь посреди ночи. Чаще всего именно ночью я не могу сдержать эмоций. Я не могу их сдержать в особенности тогда, когда мне снится Джей.
На тумбочке около кровати уже не стоит, а лежит лицом вниз рамка с фотографией с нашей свадьбы. Я перевернула ее еще в тот день, когда умерла Джей. Я перевернула ее и больше не могу поставить на место. Я больше не могу смотреть на нее. Наши счастливые лица кажутся теперь не настоящими, фальшивыми. Мне кажется, что ты уже тогда знала, как все получится. Мне кажется, ты знала, что обманываешь меня. И я не могу простить тебе этого. Не могу простить тебе, что ты оставила меня одну.
Закусив обветренную и покрасневшую губу, я переворачиваюсь на другой бок. И тут в плотной тишине квартиры раздается звонок. Я вздрагиваю от неожиданности. Более того, я даже пугаюсь. Мне не хочется вставать, потому я думаю, что человек за дверью немного позвонит и уйдет. Но этого не происходит. И тогда я, приложив максимум усилий, встаю с кровати и иду открывать дверь, шаркая тапками по полу. Сил подымать ноги просто нет. И я не знаю, когда они появятся.
Я открываю дверь не спрашивая, кого там принесло. Мне без разницы даже если с той стороны двери стоит маньяк. Но маньяка там не оказывается, есть только Софи Бриоль. На секунду я хмурюсь и мне приходится проявить всю свою выдержку и стойкость, чтобы не захлопнуть обратно дверь. Почему я не делаю этого?
Потому что на самом-то деле рада видеть живого человека. Потому что я помню, как еще всего несколько месяцев назад точно так же пришла спасать тебя, надеясь, что это поможет. Именно поэтому я не закрываю дверь у тебя перед носом. Именно поэтому я киваю головой, когда вижу, как ты протягиваешь мне диск с Гарри Поттером.
Я помню. На глазах выступают слезы и я часто-часто моргаю, пытаясь согнать с глаз влажные капли, когда Софи обнимает меня. Дрожащими руками отвечаю на объятия, легко прижимаясь. Я борюсь с чувством разрыдаться прямо на месте, сложиться пополам от захлестнувшей боли, захлебнуться в агонии.
- Как хочешь, - я безразлично пожимаю плечами, пропуская тебя в квартиру и закрывая за тобой дверь, - можно суши.
Раньше я проявляла куда больший интерес к еде. Раньше я любила ее. Я вспоминаю о том, как мы ели лосось и креветок. Я вспоминаю и думаю о том, что, возможно, это не самая плохая идея.
Я прохожу в зал, приземляюсь на диван и ищу пульт от телика, который занимает почти половину стены. Мне комфортно во мраке, который царит в зале, но я не знаю, как будешь чувствовать себя ты в темноте и с задернутыми шторами.
Совершаю еще несколько телодвижений и на экране появляется картинка, звучит знакомая всем фанатам мелодия и у меня мурашки бегут по спине от этого ощущения.

Отредактировано Denivel Simon (2016-09-13 21:55:27)

+4

4

Увидев Дени, я как будто посмотрела в зеркало двухгодичной давности. Приблизительно те же чувства я испытывала, когда у меня был выкидыш, Рикки валялся в коме, и жизнь мне казалась не достойной того, чтобы продолжать мучения. Я не хотела более переживать ни бурю страстей, в которую вовлечен любой живой человек, ни натиск обстоятельств и проблем, которые возникают рано или поздно. Тогда я была серой тенью без желаний и какой-либо мотивации и сейчас такую же тень я видела перед собой. Она была еще бледней, чем обычно: обескровленная, обессиленная. Я не стала спрашивать, как давно она ела и что именно, а просто набрала телохранителю смс, с просьбой заказать нам суши и мороженное на свой вкус. А еще обязательно - красного вина пару бутылок. Я не знала, что именно нравится охраннику, потому интерес включился даже в такой мелочи: помнит ли, что я люблю или же закажет, что нравится ему и удовлетворит мою жажду к новому. Он был весьма внимателен к деталям, но я надеялась, что он сможет меня удивить.
- Хорошо, через час наш заказ приедет. Кстати, в этот раз вино мне можно. Его тоже привезут... не знала, есть ли у тебя. Надеюсь, тебе же можно? - Опрометчиво было с моей стороны заказать то, что человеку возможно и нельзя. Вдруг Дени пьет успокоительные или другие таблетки. Впрочем, сколько я знала Денивел, она ни разу не жаловалась на здоровье. Это я была вечно то в зоне риска спиться, то в завязке. И это всегда портило нам все веселье. Но сегодня я могу не прости пить, а напиться хоть в смерть! Впрочем, в смерть не нужно, нам надо поднимать настроение, а не погружаться дальше в пучины грусти. Именно потому и хотелось... а чего же мне хотелось? Наверное, стать поддержкой, коей я обычно не бываю для людей других, вечно только пользуясь другими людьми и их поступками. И можно хоть сто раз кричать, что я не виновата, они сами предлагают, это будет не правда.
На экране уже мелькали первые кадры Гарри Поттера, а я все никак не могла подобрать слов, чтобы выразить как мне жаль, что все так произошло. Как мне больно от этого, ведь Джей была мне не чужим человеком. Я бы очень хотела, чтобы Дени смогла пробраться ко мне в голову и прочитать все оттуда, узнать самой мои чувства, а не слушать мои глупые и неловки слова. Да и что говорить? Как вообще можно сказать так, чтобы не принести новой боли. Потому я начала издалека: - я знаю, сейчас не самое подходящее время, но нужно собраться и двигаться дальше, к тому же, у меня для тебя всегда найдется работа, она поможет. Нельзя просидеть во мраке все оставшееся время... Джей бы не хотела того. - Я никогда не умела утешать и сейчас очень жалела об этом.
Подсев к Дени, я взяла ее ладонь и начала ее поглаживать, будто надеясь донести все свое волнение через прикосновения. Я очень надеялась, что так смогу выразить свои чувства намного более явно и понятно. Потому что мои же слова мне казались очень сухими и совсем не способными согреть. Это было очень странно, ведь я старалась быть более внимательной и чуткой. Может, я просто не умею такой быть, даже когда мне очень этого бы хотелось? - Не сильно ли темно? Может, откроем шторы? - Я любила темноту, но сейчас она явно была лишней. Она заставляла забывать о том, что за стенами этой квартиры есть еще что-то и кто-то. Из-за этой густой непроглядной темноты, казалось, даже воздух был плотный и осязаемый. Отпустив руку подруги, я встала и подошла к окнам. Широким движением, я раскрыла все шторы, а после и одно из окон, позволяя свежему воздуху оказаться внутри комнаты. Но кроме чистого воздуха, я впустила в этот вакуум еще и звуки города, а он был живым и будто бы говорил с любым, кто был готов его слушать. - Думаю, так лучше. Я приехала к тебе, чтоб посмотреть как ты и вытащить тебя из твоей депрессии, а не погрузится в нее и самой. Прошел месяц, дорогая, этого более, чем достаточно, чтобы позволить себе жить дальше. Поверь мне, я прошла очень много дерьма и смерть, это было даже не худшее, что я видела. - Я не собиралась читать мораль или нотации сейчас или погружаться в темные уголки своих воспоминаний. Наоборот, сегодня я несла свет.. и винишко.

+2

5

У нее могло быть все.
А она выбрала мертвую. 

Движения доведены до автоматизма. Не жизнь – существование. Истерики теперь накатывают очень редко, а не по несколько раз на дню, как это было раньше. Внутри все скованно льдом и припорошено снегом. Внутри полная безысходность и не желание существовать. Внутри пустота. Пустота настолько глубокая, звонкая, звенящая, что в ней легко погрязнуть навечно, только коснувшись кончиками пальцев. Пустота засасывает, вбирает в себя и тебя, и твои чувства. И в какой-то момент от нее становится легче. Легче дышать, легче ходить, легче заставлять себя принимать ванну и чистить зубы. Легче привычными движениями наводить макияж, вставлять черные линзы, перед тем как выйти из дома. Линзы подобраны случайно, но такое ощущение, что теперь они отображают бездну внутри хрупкого, ломкого тела, сломленного под натиском жестокости реального мира.
– Хорошо. Да, можно, – я отвечаю кратко, но все-таки отвечаю, что для меня уже прогресс за последнее время. Первое время я вообще говорила с огромным трудом, открывая рот только при большой необходимости. А стоило его открыть, начать говорить, как я заходилась в рыданиях. Поэтому молчать на какое-то время было выходом, – Я скорее не стану пить таблетки, чем спиртное, – неожиданная полуулыбка касается моих губ, но тут же гаснет, словно ее и не было вовсе. Словно звездочка мигнула в черном туманном ночном небе и сразу исчезла, - дома есть спиртное. На кухне. Но, признаться, красного вина там нет, а я с удовольствием выпью пару бокальчиков, – или пару бутылок. Это как повезет.
Я никак не могу сосредоточиться на фильме, все еще потрясенная тем, что вообще согласилась на эту затею. Моя совесть просто не позволила выставить Софи за дверь, стыдливо напоминая о том, что когда в ее разрушенный мир вторглась я, меня оттуда не выгнали, а напротив, позволили уютно расположиться. Конечно, об уюте в моем мире мрака и отчаяния можно забыть, но и выгнать просто так я не могу. Да и, признаться, не хочу, наверное. Иногда чертовски необходим человек рядом. Особенно, если ты решил не умирать.Но дело в том, что хоть я и решила больше не делать попыток убить себя, но… я все равно себя убивала. Каждый день, каждый час, каждую секунду. Убивала своими мыслями, нежеланием жить, сигаретами, алкоголем, а иногда и ЛСД. Таблетки каждый раз находила Франческа, смывала их в унитаз, строго глядя своими глазами в мои, но никогда не ругала. Я не покончила жизнь самоубийством, но я умирала.
Умирала прямо на ее глазах, почти растворяясь среди будней суровой реальности. Да, можно сказать, что каждый из нас каждый день умирает, потому что каждый новый день приближает нас к смерти. Но дело было в другом – я умирала стремительно.
Я чувствовала, видела, что Софи рядом со мной немного не по себе. Не по себе как любому нормальному человеку, который заботится о моих чувствах, боясь ранить каждым новым словом, каждым взглядом и прикосновением. Тем не менее, она берет себя  в руки и начинает говорить. И меня всю изнутри рвет от каждого произнесенного ей слова. Меня скручивает в трубочку, выворачивает наизнанку, хоть я остаюсь отстраненной и неподвижной, мертвенно бледной и какой-то заторможенной. Внутри меня бьется о стены буря, ураган эмоций и чувств.
- Не надо, – отрезаю я тихим, шелестящим голосом,  и удивляюсь тому, как вообще его можно различить сквозь голоса,  которые срываются в наш мир с экрана, - не говори этого. Я не хочу двигаться дальше. Ощущение такое, что я предаю ее, – прикрываю глаза, втягиваю воздух, пытаясь не разреветься, не показать слабости. Хотя  к чему это? Софи все равно знает, что я слабая. Софи все равно видит все это и понимает, что по другому получилось бы едва ли.Я протягиваю тебе свои руки, переворачивая их ладонями вверх так, чтобы ты могла увидеть тонкие, уже зажившие, но еще совсем свежие шрамы. Если честно, я не в курсе, знала ли ты, что это было. Но ты должна знать об этом, если предлагаешь мне работать дальше. – Это может помешать моей работе, – безразлично произношу я, а потом понимаю, что безразличие абсолютно наигранное, неестественное. Мне не все равно,  – На самом деле, я бы хотела вернуться. Только не знаю, можно ли.
И это правда. Я думаю о том, что если останусь в четырех стенах, отрекусь от модельного бизнеса, то… разрушу часть того, к чему Джей приложила руку. В том, что у меня получилось, в том, что Софи захотела со мной работать есть и ее заслуга – фотографии.Наши руки соприкасаются и я вздрагиваю от простого человеческого тепла. Меня волной обдает жар, в попытке растопить холодное, заледеневшее сердце. Первым делом мне хочется отдернуть руку, но я проявляю стойкость и сознательно заставляю себя остаться в прежнем положении.Я пожимаю плечами в неопределенном жесте в ответ на твои слова о шторах и темноте. Я думаю, не стоит объяснять, что на самом деле во мраке мне гораздо спокойнее и ничто не режет глаза, но сейчас я не собираюсь противиться, давая тебе шанс, попытку сделать все по-своему. Я не могу справиться сама, так может это получится у Софи?
Я не могу ответить на слова, которые ты произносишь. Возможно потому, что не согласна. Или потому, что чувствую – стоит открыть рот и я заплачу. Потому я просто закидываю ноги на диван, поджимаю их под себя и пялюсь на экран, улавливая движения мальчика, который выжил.Пока я стойко старалась не реагировать на речь Бриоль, которая задела во мне все чувства, заставляя нервы натянуться до предела, раздался звонок в дверь. Вставать не хотелось.
- Ты можешь сама? – спрашиваю я, не уточняя, кивая в сторону коридора. Видеться с новыми людьми не хотелось. Говорить слова приличия и здороваться – тем более. Но я все-таки встала с дивана, когда Софи скрылась в коридоре. Тенью проскользнула на кухню, чтобы взять с полки бокалы для вина.
В комнате я сажусь не на диван, на пол. И ставлю бокалы рядом с собой, ожидая твоего возвращения. Есть не хочется, но я убеждаю себя, что надо попытаться. Убеждаю себя, что мне нужны силы, если уж я не смогла умереть и выбрала жизнь.

Отредактировано Denivel Simon (2016-09-15 09:27:34)

+2

6

Чтобы вдохнуть жизнь в человека потерявшего веру, нужно было дать ему мотивацию, и я приехала именно для этого: дать человеку смысл для продолжения движения вперед. Не нужно было ничего, кроме одного-единственного желания и одного-единственного мотива. Как их найти? Вспомнить, что радовало раньше и позволить радоваться этому опять. В первую очередь, разрешить самому себе радоваться, а уже потом придет вкус к жизни и все покатится, закрутится, завертится. Побежит, как должно было бежать и раньше. - Рада это слышать, потому что как раз таки красное и заказала. К тому же, я приехала не напиваться. - Хотя, может и стоило бы? Я не могла вырваться раньше, потому что у меня самой сентябрь выдался не из лучших. Вспоминая случившееся, даже вздрогнуть - не то состояние, которое бы полностью описало мои чувства. Все было намного хуже. Проблемы, старые встречи, проблемы из-за старых встреч. Но сегодня я не хотела думать о себе, на первое место вышла девочка, которая еще не успела толком пожить, а уже вдова... и это - худшее, что могло с ней случиться. А я ничем не могла помочь. Никак не могла ее спасти.

На экране Гермиона что-то обсуждали с Роном, но я не улавливала смысла их слов, потому что все мое внимание было приковано к Дени. У меня было ощущение, словно она под водой, я тяну в ней руки, но она даже не пытается ухватиться за протянутые ладони. - Предательством будет забросить то, что она дала тебе, что открыла в тебе! - Говорю очень серьезно, не кричу, но мои слова невозможно пропустить. Они словно дротики летели точно в цель. Я знала о чем стоит сказать, и как это сказать, чтобы меня услышали. Я не собиралась мямлить, я была настойчива и уверена. Потому что если не смогу достучаться, то эта затяжная депрессия может все разрушить и не оставить после себя ни черта.
Денивел показывает мне запястья и я совсем ненадолго теряю силы. - Я не знала... ну, почему ты такая глупая?! - Разворачиваю ей свои руки, без малейшего стыда показываю, как кожа, где не было тату, вся в шрамах. - Не все я сделала сама, но ни одни не хотела бы свести. Все, что мне не нравились я закрыла тату. Кстати, сейчас очень легко замаскировать шрамы или убрать их вовсе, особенно, если они свежие. - Я не хочу читать нотации и говорить "о чем же ты думала". Я знаю о чем. Я слишком хорошо понимаю Дени, чтобы хоть на миг позволить упрекнуть ее. Назвать глупой - да, но не сказать, что она сделала глупость. - Да и не проблема это. Шрамы - никогда не проблема, если уметь их преподнести правильно. А женщинам и того легче, ведь есть всевозможные украшения, которые скроют шрамы. Только тебе решать, что с ними делать. Я свои ношу без какого-либо стыда. Потому что они часть меня. Потому что только благодаря им я не потеряла рассудок или чему-то научилась. Лучше всего учится на чудом опыте, но некоторые ошибки человек должен сделать сам. Только так у него получится понять. - Возможно однажды мы будем вспоминать этот разговор и улыбаться от того, какой я суровой была в этот момент. А, быть может, мы постараемся больше никогда не думать об нем, но переживем и пойдем дальше. Дени переживет.

Раздается звонок, это телохранитель, я уверена, потому киваю и иду открывать дверь. Он протягивает мне бумажный пакет с заказом: - вино я вам открыл и прикрыл пробками, обе бутылки. Потому не переверните и не кидайте. Я буду ждать в машине, но если останетесь на ночевку или неожиданно захотите куда-то поехать, скиньте смс, я вас встречу у двери. Уже поздно. - Улыбаюсь, - спасибо, ты такой заботливый! Не волнуйся, мы будем хорошими девочками. - Иногда мне казалось, что потому у меня и нет постоянного мужчины, ведь у меня есть постоянный телохранитель, который больше похож на цербера, чем на человека. Мне только и стоит что сказать "ату, Джозеф!"
- А вот и еда с винишком. - Сажусь рядом с Дени и разливаю выпивку по бокалам. - Знаешь, я вспоминаю нашу последнюю встречу с Джей, я просила ее подумать и не уходить. Я просила ее взять отпуск. И почему-то мне казалось, что я должна ее задержать, иначе больше ее не увижу. Так и произошло. Потому теперь я пришла просить тебя о том же самом. Я тот самый человек, который должен тебе сказать "пора". - Я вспомнила этот момент и даже немного испугалась. А еще стало чертовски грустно. Я поднимаю бокал и произношу тост: - пусть сегодня будет новым началом. Я уверена, все получится. - Делаю глоток и горечь заменяется сладостью вина. Я понимала, что мои слова пропитаны болью и страданиями, что они навевают на грустный лад, но также я знала, что только так и можно достучаться: через воспоминания. Потому что сейчас Дени в коконе, и простыми уговорами не пробиться, она должна захотеть выйти. И должна это сделать сама, снаружи мне не пробиться. Да и я не хотела ничего ломать, чтобы войти. Я хотела, чтобы мне открыли добровольно. - Не думай, что я не могу тебя понять, могу. У меня тоже были потери, другого толка, но не менее болезненные. Но всегда я находил в себе силы или черпала из у других. И ты не одна, всегда есть те, кто поможет встать и идти. Вначале будет тяжело, но ты привыкнешь... потому что несмотря ни на что, ты живешь. Не хорони себя раньше времени.

+1

7

 На самом деле я не представляю, как Софи удается адекватно говорить со мной в таком состоянии и не впасть в депрессию самой. Потому что в моем царстве мрака и пустоты очень легко поддаться негативному влиянию, втянуться в пессимистичный настрой, мешающий жить и идти дальше. Но, наверное, именно поэтому ты открыла шторы и окно, впуская в помещение и воздух и свет. Наверное, именно поэтому ты заказала вино и еду. Чтобы максимально приблизить наше общение к нормальному общению между подругами в самый что ни на есть обычный день. Но мои дни это не просто будни, это будни пропитанные горечью и отчаянием. Ощущение такое, что они похожи на чуму – достаточно прикоснуться к ним довольно близко и ты сам попадешь под дурное влияние. Именно поэтому я пыталась никого не подпускать к себе целый месяц и даже больше. Но ты не спросила, хочу ли я тебя подпускать.Ты просто пришла.
И хотя я знаю, что сказанные тобой слова о том, что я должна продолжить то, к чему причастна Джей, я все равно внутренне сопротивляюсь. Сопротивляюсь, хоть и знаю, что это единственный шанс продлить ее жизнь. Пока я жива, она будет жить внутри меня. В каждой моей фотографии. Я должна была еще при жизни сказать ей, как я благодарна за полученный шанс. Я должна была, но не успела. Всегда откладывала, думала, что еще будет время. А теперь понимаю – не будет. Теперь я вообще отлично понимаю, что время слишком… быстротечно. Нельзя доверяться его течению, полагая, что все обойдется и случай еще представится.Не представится.Хочешь сказать – говори. Хочешь делать – действуй. Это тот урок, который я извлекла из смерти Джей. Это те мысли, которые теперь струятся по моим венам вместе с кровью, разжигая в груди огонь.
Я слушаю твои слова о шрамах внимательно, а потом с облегчением выдыхаю и закусываю губу, пытаясь угомонить бурю вокруг меня. Под натиском моего напускного спокойствия она немного утихает и я, наконец, могу заговорить:- Спасибо, – сначала я благодарю и если честно, непонятно за что больше, за визит или за ценную информацию. Или за способность принимать меня цельно, не отчитывать, не сбрасывать все на возраст, не упрекать меня. Нравоучений я бы сейчас не пережила, и, кажется, ты это чувствуешь, - Если честно, от этого стало легче. Знаешь, я думала, что никто не захочет видеть модель с изрезанными руками, – но разве важно, как выглядят руки, когда моя душа изрезана, исполосована тонкими шрамами, искалечена ими до предела – кажется, на ней живого места нет.- Я думала, что все. Я думала, что для меня карьера окончена, – и впервые за весь наш разговор в моих глазах мелькает если не радость, то облегчение. Я в самом деле боялась, что Софи скажет, что ей не нужна такая вот «бракованная» модель. Я боялась, что никто не захочет смотреть на девочку с внешностью ангела и исполосованными шрамами руками. Кажется, мои опасения напрасны.
Когда Софи возвращается в комнату с вином и едой, я подымаю на нее свои глаза и, кажется, даже чувствую некое подобие голода. Удивительно, но компания моей начальницы, но по большому счету подруги, оказывает на меня живительное действие.Красное вино с журчанием льется в бокалы, ударяясь о их тонкие стенки. Я в предвкушении закрываю глаза. Надо сказать, что за последний месяц я выпила столько, что, кажется, почти проспиртовалась и обеззаразилась насквозь. Но сейчас я испытываю желание какого-то иного рода. Мне хочется не просто напиться и забыть все, мне хочется почувствовать вкус и насладиться им сполна. Давно забытое ощущение, надо сказать.
Ты подаешь мне бокал, садишься рядом, и начинаешь говорить. Я делаю мелкий глоток, обжигая все внутри себя, а только потом тянусь к еде. Но застываю на половине пути. Замираю, не в силах пошевелиться. Глаза наполняются слезами, я шумно втягиваю в себя воздух, чтобы они не полились по моим щекам. Но у меня ничего не выходит – слезы градом катятся из больших зеленых глаз, и я просто не в силах остановить этот поток. Мне хочется залпом опрокинуть в себя весь бокал с вином, хочется. Но я сдерживаюсь, проявляя былую стойкость характера. Непонятно зачем, конечно. Думаю, ты бы не стала меня осуждать.
Вместе с твоими словами я понимаю одну вещь – страдаю не только я. И не только я чувствую себя виноватой перед Джей. Ты тоже. И это заставляет меня плакать еще горче, еще громче, судорожно всхлипывая. Я размазываю рукой слезы по своим щекам, пытаясь их стереть, но они набегают снова и снова, не оставляя мне шанса. И тогда я решаю оставить все как есть.Я чувствую в твоем голосе боль и понимаю, что в какой-то мере ты винишь себя тоже. Хотя, черт возьми, ты абсолютно точно ни в чем не виновата. Но единственное, что я могу сделать для тебя – не дать почувствовать себя виноватой снова.- Хорошо, – просто киваю я и все же делаю еще глоток вина после тоста, произнесенного Софи.
Мы обе уже забыли о том, что на экране идет история о Гарри Поттере. На самом деле это и не важно. Фильм лишь предлог, а человеку нужен человек. Мне хочется обнять тебя, почувствовать твое тепло, проникнуться той заботой, которую можно прочувствовать только через прикосновения, но я сижу не шелохнувшись, стесняясь своих неожиданно нахлынувших эмоций. Слезы высыхают, я наконец-то беру  в руки палочку и хватаю первую попавшуюся суши.
- У меня проблемы, – просто говорю я - и раньше не было сил их решать. А теперь - есть, – я четко осознаю, что не могу подставить Джей. Не могу подставить ее тогда, когда сама она мертва и не может постоять за себя. Единственный человек, который может отстоять ее права – я.
- Ее отец подал на меня в суд, – провожу языком по губе и продолжаю, - он хочет оспорить завещание. Называет меня малолеткой, самозванкой и вообще винит во всем случившемся. Понимаешь, мне не нужны эти деньги. Они все равно не заменят живого человека, я справилась бы и так, но… Джей ненавидела своего отца. Она бы никогда не простила мне, если бы я сдалась и не отстояла ее последнее желание.
Не смотря на то, что комнату заполняют звуки фильма, я слышу тиканье настенных часов, которые отмеряют время, предназначенное для тебя и меня. Время. У нас оно все еще есть. У кого-то - нет.

Отредактировано Denivel Simon (2016-09-19 20:30:52)

+1

8

Денивел плачет, а я ничем не могу ее утешить. К сожалению, воскрешать погибших я пока не научилась, а сумела бы, то давно спасла бы не только Джей. Когда погиб Рикки, я не могла даже плакать. Напилась и пошла к Тайлеру, чтобы скинуть на него вину за смерть любимого друга. А потом долго-долго не могла простить себя за то, что попросила Рика отвезти меня на свадьбу, обреченную на провал, как и все прочие мои свадьбы.
Также резко, выплакав горечь, Дени замолкает. Буря переживаний вновь затихла, а натиск ее перестал быть настолько велик, чтобы продолжать рыдать. Мне бы хотелось найти правильные слова, чтоб утешить, но я попросту их не знала. Такое со мной случилось впервые. Обычно слова можно отыскать даже в самой странной и непонятной ситуации, но не сегодня. Потому я просто коснулась плеча девушки и ободряюще погладила его. Все, что я могла ей предложить - немного своего тепла и надежду на то, что все будет не так уж и плохо. А все непременно наладится. Так всегда бывало: за неудачей шла радость, за болью - счастье. Нужно только немного подождать и все непременно сбудется.
Разорвав синий пакетик с палочками для суши, подцепила одну штучку, макнула в соус и проглотила. Сегодня нам достался сет, который я еще ни разу не пробовала, потому мысленно поблагодарила телохранителя, за то что он решил порадовать меня чем-то новым. Я не очень часто ела суши, потому что больше любила морепродукты отдельно, гарнир отдельно. Впрочем, я могла позволить себе все, чего мне хотелось, главное найти желание, а вот его-то часто и не доставало. Сестра мне всегда говорила и продолжает говорить, что я не далеко ушла от анорексии и что мне нужно лучше следить за собой. Спорить с ней было бесполезно, потому я даже не пыталась. Вино обожгло горло, а потом сладостью разлилось по телу. На экране в этот момент Рон поднял бокал пива: - удивительно, они же еще подростки. Чему фильм учит детей! - Мое замечание было совсем не в тему, но я надеялась хоть немного отвлечь Дени от мрачных мыслей, а фильм - был бы замечательным предлогом. Правда, из веселой детской сказки он все больше начал превращаться в какой-то магический триллер. Напряжение возрастало с каждой серией, а проблемы скапливались неимоверно быстро.

Когда Дени заговорила, я вначале даже не поняла о чем она. Точнее, я подумала, что она совсем о другом, и уже хотела говорить, что это все не проблемы и вместе мы сможем все наладить, как услышала продолжение, основную суть вопроса. Когда она говорила, в глубине ее глаз горел огонь нежелания больше сидеть сложа руки. Хотелось действовать, бороться и побеждать - вот, что я углядела в них. И, если уж на то пошло, я полностью была на ее стороне. Джей оформила завещание так, как ей самой захотелось и если она ничего не оставила отцу, значит он не был этого достоин и что мы такие, чтобы спорить с ее последним желанием? - Да, я понимаю тебя и считаю, что нужно бороться. Даже не из-за денег, поверь, ты достаточно много потратишь на судебные тяжбы и адвоката, но отстоять ее право. То, что она хотела отдать тебе, а не кому-то другому. Если нужно, я могу помочь с адвокатом, или выступить на суде, как свидетель. Все, что угодно... ты же знаешь, я всегда буду на твоей стороне. - Что я действительно умела делать, так это бороться за то, что я люблю и за что хочу. Проигрыш для меня был подобен смерти, если я поставила себе цель, то извернусь, найду необходимые связи, но добьюсь своего, потому и не могла посоветовать ничего иного, как бороться. - Если он хочет вести войну с тобой - прими вызов. Ты законная жена, завещание было написано на тебя, а у него нет ничего, кроме того, что он когда-то один раз не удержался и кончил в ее маму. Но где он был раньше? Нет, так не пойдет. Он не получит ничего. - Я ни разу не бывала на судах, потому что со мной предпочитали разбираться без всяких там адвокатов, а замуж я ни разу не вышла, чтобы показаться на процессе развода. Потому знала об этом всем только из фильмов, но несмотря на это, была уверена, что победить возможно и только за победой стоит идти в этот бой. - Ни в коем случае ты не должна идти на уступки. Понимаешь? Не думаю, что Джей бы хотела, чтобы ты отдала хотя бы доллар этому пройдохе. - Наверное, я выглядела очень воинственно, когда говорила подобные речи. Но, какая разница, да? Главное, чтобы Дени проняло и она тоже захотела идти и сражаться за то, что принадлежит ей.

+1

9

Мы пытаемся сохранить то, чего не сохранить, и избежать того, чего не избежать.

Иногда единственное, что нам нужно и что, в самом деле, может помочь – тепло чужого тела и чужой души. Иногда из глубокой ямы, из тягучей трясины нас может вытащить только чужая поддержка, протянутая рука помощи. Именно так, кажется, случилось со мной.Софи протянула мне руку и я попыталась ухватиться за нее. Да, сцепление оказалось не прочным и моя рука все еще скользит. Я могу вот-вот сорваться и рухнуть обратно в пропасть. Пропасть из несбывшихся надежд и разбитых в дребезги желаний. Я все еще могу упасть вниз, словно никто и не пытался мне помочь, вытягивая из бездны, но теперь у меня хотя бы появился шанс. Да, это несправедливо по отношению к Франческе, ведь она тоже пыталась меня вытащить. Она прикладывала все усилия, сносила все на своем пути, чтобы вернуть меня к жизни. Но я не возвращалась. Видимо, для того чтобы вернуться мне нужна была сильная мотивация. Цель в жизни. Цель, которую я смогу достигнуть только будучи в здравом уме, трезвой памяти и полностью живой. Восхитительно живой.
Не смотря на то, что внутри меня, поглощая пустоту, горит огонь, я чувствую в себе неожиданный прилив сил. Я чувствую в себе желание принять ванну, накраситься и выйти на улицу. Впервые за все это время, я снова хочу стать той, кому смотрят вслед. Впервые за все это время я снова хочу, чтобы на меня оглядывались, оборачивались. Хочу получить новый контракт на съемку, в конце концов. Это не значит, что внутри перестало болеть. Это не значит, что мне легко и просто. Нет. Меня все еще разрывает от внутренней несправедливости и я понятия не имею, когда это кончится. Вероятнее всего, что никогда.
- Да, я буду бороться, – не мямлю, произношу четко и уверенно. В этот момент мне и самой хочется верить, что я не сдамся, ведь воля Джей это и моя воля тоже. Я при жизни старалась дать ей все, чего она хочет. Дам и сейчас. При этой мысли татуировку под грудью словно обжигает огнем. Я отчетливо помню и никогда не забуду, что на мне стоит ее клеймо. И оно будет там до конца моих дней. И даже дольше.
Я залпом допиваю все вино, что осталось в бокале, а потом подливаю еще. Ловлю себя на мысли, что неплохо было бы и съесть что-то, а потому заставляю себя съесть еще несколько суши, чтобы набить желудок. Мне понадобилась вся моя выдержка и стойкость, чтобы не выплюнуть все обратно. Следующие несколько часов мы попеременно то смотрим Гарри Поттера, то пытаемся нормально поговорить. Неожиданно мне становится интересно, как идут дела в агентстве и что там нового. Я интересуюсь тем, сколько возможных съемок пропустила и нет ли для меня какой-то работы в реальном времени. По взгляду Софи я вижу, ей нравится намечающаяся во мне перемена. Ей нравится, что я дышу и больше не пытаюсь задохнуться. Да, внутри себя я умерла, но это не говорит о том, что я могу перестать жить и функционировать.
Не могу.
На этом свете осталось еще слишком много нерешенных дел, чтобы я могла позволить себе попасть на тот. Слишком рано. Да и могу ли я причинить своим близким людям такую боль, какую Джей причинила мне и Кристе? Имею ли я на это право, пережив подобные ощущения сама?
Отодвинув в сторону остатки еды и спиртное, я подбираюсь ближе к Софи и сажусь совсем рядом, чтобы чувствовать тепло ее тела. Сначала я смотрю в голубые глаза Бриоль, а затем утыкаюсь в плечо носом и пытаюсь успокоиться, перестать нервничать и впервые за долгое время. Я уже так давно нахожусь в постоянном стрессе и напряжении, что сейчас просто необходимо расслабиться. Софи же осторожно обнимает меня одной рукой и мне становится так уютно, словно я очень долго не знала, где мой дом, а потом его нашла.
Клонит в сон и я больше не в силах сопротивляться этому желанию.
Прикрываю глаза и, кажется, засыпаю прямо на плече Софи, забывая обо всех правилах приличия, не думая о том, что ей может быть неудобно или неловко. Сквозь сон я чувствую тепло ее рук и тела. Бриоль излучает собой спокойствие и уют. Наверное с такой Софи я столкнулась впервые. И она мне нравится. Я надеюсь, что когда я снова открою глаза, чтобы встретиться с новым днем лицом к лицу, она все еще будет рядом.

Отредактировано Denivel Simon (2016-09-20 18:50:32)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » карма это не всегда больно