Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » -Тсс.. ‡.. она все слышит.


-Тсс.. ‡.. она все слышит.

Сообщений 1 страница 20 из 36

1

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]

Enchantress

участники
http://s2.uploads.ru/t/GYeV3.gif http://s7.uploads.ru/t/wcS4h.gif

Когда все действительно сложно. Не стоит влюбляться в того, кто может уничтожить тебя. Это всего лишь работа.. это всего лишь она.

Отредактировано Joe Bennett (2016-09-15 11:20:19)

+1

2

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]пойдем со мной...[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]

http://sh.uploads.ru/t/w7sC2.jpg

Теперь каждое мое пробуждение похоже на продолжение кошмара наяву.
Вы когда-нибудь пробовали постоянно жить на съёмной квартире той же суровой и жесткой АНБ или прилипчивых как пиявки ФБР, следить за собственным шагом или жестом, шарахаться от любой тени, знать, что за каждой дверью стоят агенты Уоллер, которые готовы пройти со мной в туалет, если я только лишний раз нервно содрогнусь?
Да. Содрогаюсь я теперь почти беспрерывно, так как Она набирает силу, пусть по-прежнему послушная моей воле… пока что…
Вытягивая среди простыней нагие ноги, шевеля пальчиками, я ловлю ощущение прохлады из приоткрытых окон Мегаполиса. Где-то там, в городских джунглях, не дремлет Железная Аманда (честно - иногда в порывах ярости я убираю первую букву имени агента и слегка меняю ударение), вовсю работают научные отделы, в чертоги которых после душа и завтрака меня поволокут на очередные опыты. Надоело. Надоело! Я хочу в прежнюю жизнь. Я все та же Джуни Муни, как меня дразнил Джереми, мой погибший два месяца назад коллега… погибший от моих же рук…
Я сворачиваюсь в клубочек, позу зародыша – так становится проще дышать. Где-то внутри что-то гулко обрывается, как туго натянутая струна нерва, который держался как герой до последнего. Стоит мне только сказать вслух это слово – и все поменяется, меня с готовностью затопит Тьма, Ее Тьма, согласная на деструктив и разрушение целого мира, дикая, ведомая своими первобытными желаниями… Если я посмотрю в зеркало, то лишь в надежде, что все еще увижу себя – хрупкую, подвижную, с светлыми, как лен, прядями ниже пояса, прозрачными серо-зелеными глазами, девушку с обложки какого-нибудь захудалого журнальчика рецептов для молодых мам. А то, что эта девушка – известный археолог и антрополог, не знает никто, кроме узкого круга таких же безумцев, увлеченных только открытиями, приветами из прошлого целых цивилизаций…
Я опускаю ноги на холодный и чистый ламинат пола. Он напоминает мне ту самую пещеру, где я впервые встретилась с Ней. Зачем я коснулась идола? Зачем? Что сподвигло меня требовательно протянуть руку?
Если бы я знала - я бы отрезала себе обе.

Июль 2016, Горная система Анд, Кордильеры. Территория Перу.
- Эй, осторожно… Держись крепче!
Рэннер спускается на тросе как Супермен и вовремя перехватывает меня, чуть было не сорвавшуюся из-за отставшего крюка страховки. Держит крепко. Я смеюсь – защитная каска снова сползла на лоб. Великовата.
- Тут осталось всего ничего… Я бы не разбилась.
- Ага. Конечно. А профессору мне потом как твои косточки предъявлять?
Мои почти армейские ботинки наконец-то касаются твердой поверхности, которая зазывно хрустит под ногами. Я опускаю вниз фонарь. Кости. Сотни, тысячи, по-птичьи хрупкие – пусть и человеческие на первый взгляд – они устилают пещеру едва ли не равномерным слоем. Еще в  антураже были замечены какие-то клинки, ржавые, с налетом истинной старины, две огромные испанские – вроде как - алебарды, что-то похожее на секиру…
- А тут нехило оборонялись. – Джей проверил крепление своего крюка, подергал за трос и только после этого оценил открытое нами подземелье. – Как думаешь, от чего…
- Тс-с-с… Взгляни-ка… - Я шагнула на несколько шагов вперед, к тому, что нетерпеливо выхватывал чуть дрожащий свет мощного фонаря. Потянулась было к портативному диктофону - и рука замерла на полпути.
Настоящее древнее капище – круг крупных камней, постамент, на нем – сооружение. Антропоморфный идол (кажется, женщина) в облаке жестких, похожих на проволоку, волокон-волос. Вместо глаз – драгоценные камни, похожие на изумруды, тускло возвращающие блики.
- Нихрена себе… - когда мой старый друг и напарник не сдерживался, это означало, что француз поражен до глубины души. – Это же наследие инков… Послушай, ты молодец! Ты молодец, что настояла на спуске! – Его возбужденный шепот распространялся по пещере, смешиваясь с невидимыми звуками капающей где-то воды. – Я бы поставил на доколумбовую эпоху…
- Нет… это еще древнее. Поверь мне. Еще древнее. – Моя рука сомнамбулически потянулась к фигурке…


Скрип двери вытащил меня из воспоминаний. Оказывается, я уже выходила из ванной, в одном полотенце, а на плечах сохли капельки влаги. Поднятые и заколотые на затылке волосы щекотали отдельными прядками шею.
Оделась в привычный строгий светлый костюм я как раз перед тем, как внесли поднос с завтраком. Узрите новую королеву в заточении! Я как Мария Стюарт в шотландской тюрьме – никаких общений помимо агентов, никаких звонков, никаких переписок, интернет тщательно дозирован под надсмотром «Джэка» и «Дэниэлза» (это я так назвала двоих агентов-напарников от Уоллер, потому что вдвоем они вышибали на ура любой порыв вести себя адекватно рядом с ними)… оставались только мои работы. Диссертации. Я путешествовала по истории мира как дикарь, по старым записям.
Тучноватый для своей работы «Джек» внес поднос и замер у двери. Я нетерпеливо отвернулась от окна – в отражении стекла его рожа была едкой и выжидающей.
- Что?
- Меня переводят. У тебя будет новый тюремщик для сопровождения в лабораторию.
- Очень трогательно. – Есть не хотелось, но за столик я все же присела. Она забирает все силы, и мне понадобится вся выдержка, которая будет в наличии. Мюсли. Яичница с беконом. Апельсиновый сок и кувшин с кофе. Отлично. Я точно Мэри.
- Может, покажешь ее разочек?.. – вальяжно, однако голос дрогнул, выдавая интерес агента с головой.
- Тебе по протоколу не положено. Все? Можешь валить.
«Джек» фыркнул, пренебрежительно повел плечами и все же вышел за дверь.
Дозавтракала я в блаженном одиночестве – при этом весь Мегаполис за окном составил мне приятную компанию.

[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

Отредактировано Evie Morel (2016-09-15 18:48:53)

+1

3

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
вв
Вечер

Рик был несколько подавлен после последнего разговора с Амандой. Он совершенно не разделял ее взглядов и интересов, но так сложилось, что сейчас он у нее в подчинении, а приказы надо выполнять, думать после. Рик профессиональный военный, лучший из лучший, можно даже сказать, что образцовый.. И вышло так, что сейчас он вынужден охранять какую-то девочку-бабайку вместо того, что бы защищать интересы своей стороны там, на передовой, с автоматом в руках и бок о бок с такими же солдатами, как он сам. Только кого заботит мнение солдата?! Совершенно верно – приказ есть приказ, ничего с этим не сделаешь.
С легким налетом недовольство Флэг закрылся в своей комнате и принялся дотошно изучать досье, что Аманда вежливо передала ему для ознакомления. Некая Джун Мун, археолог, нашедшая то, что находить не стоило. Вследствие чего в девушке сокрыто две личности, вечно борющиеся за право властвовать телом. Обе доминирующие.. а дальше он плохо понимал каракули горе-ученых, которых недолюбливал больше всего, за хладнокровность, не свойственную даже самым гнусным убийцам. А на фотографии еще совсем юная девушка… Рик вынул ее из папки с делом и направился к окну. Из-за нее ему придется таскаться от комнаты до научного центра, что в том же здании, и обратно. И на кой черт, спрашивается, он всю жизнь отдал армии, что бы сейчас играть в какого-то хренова телохранителя. Там что, нехватка агентов?! А где фбр, анб, или копы, в конце концов?! Что, нет двух тупых амбалов, которые умеют пользоваться огнестрельным оружием?! Это прилично раздражало Рика.
И все же, где-то в глубине души, ему было жалко эту девушку. Он совершенно не бесчувственный, благодаря чему, до сих пор не оставил армию и не ушел в наемники. Даже учитывая тот факт, что, работая на правительство, начинаешь хорошо узнавать тех, чьи именно интересы выступают в качестве интересов государственных.. а люди там, к сожалению, совершенно лишенный моральных и этических норм. Взять, к примеру, саму Аманду – баба со стальными яйцами, способная задушить тебя голыми руками, ради каких-то своих целей. Дай ей немного времени, и она и генералов, и президента возьмет в свои ежовые рукавицы и никогда больше не выпустит. А самое ужасное, что она всегда работает из тени, за спинами тех, кто выступает от нее впереди, она разбрасывается людьми налево-направо, не придавая какой либо ценности человеческой жизни. Теперь понимаете, почему Флэг с неохотой пошел работать на нее, и почему ему было жалко эту Джун Мун?!

Ночь

Всю ночь ему снились кошмары. Страшные кадры войны… всюду кости, черепа, трупы, и все в крови, море крови, океан крови. Тьма сгущается над его головой, она словно крадется за ним по пятам, куда бы Рик ни двинулся, везде тьма. Нет ни задачи, ни цели.. словно он остался один во всем мире и пытается спастись. Только от чего?! Он чувствует, что эта тьма словно наблюдает за ним, ведет его, направляет, следит за каждым шагом, за каждым вдохом, за каждой мыслью. Она играется, получает удовольствие от страха, который Флэг пытается скрыть.. но ведь она знает о нем все, она читает о нем все.. она везде. А в конце.. где-то там, далеко, стоит какой-то белый силуэт, свет от которого не позволяет разглядеть фигуру в деталях. И этот силуэт зовет его, просит о какой-то помощи.. Но, как только Рик приближается к ней, его словно разрывает на части и он просыпается в холодном поту.
Ему часто снятся кошмары.. Он повидал достаточно смертей, что бы психика нуждалась в восстановлении, хоть сам он в этом не признается. Если честно, то не ясно, что его спасало от хладнокровности и безразличия. Верно, он слишком верил в то, что делает, в страну, ради которой готов броситься на амбразуру. Он верит в идеалы, которым еще с детства учил его отец. В идеалы, в которые, к сожалению, сегодня уже никто почти не верит.

Утро
Утро, как обычно, началось с ледяного душа и горячего кофе. Беспокойный сон, вернее, мысли о нем, никак не выходили из головы. Сегодня было трудно оторвать голову от подушки, учитывая, что он вставал и одевался быстрее, чем прогорает спичка. А сегодня он хотел расшибить к чертям будильник, что насиловал его уши на протяжении 20 минут. К 7.30 он был одет по форме и свеж как огурчик. Короткий разговор с Амандой, как ироничное пожелание доброго утра, и, следующий далее, разговор с агентом, на место которого назначили Рика. Право, ничего толкового он не рассказал, да и не положено здесь особо трепать языками – все, что может тебе понадобиться, в личном деле. Еще несколько минут и вот она, заветная дверь, за которой прячется проблема Рика на неопределенный период. Лабораторный эксперимент, с которым ему никак не хотелось связываться.
Он вошел внутрь и.. увидел ту, для кого он станет нянькой на неопределенный срок.
А если честно, то она очень даже шикарно выглядела. Но единственное, что он успел запечатлеть в памяти, на что обратил внимание и уже не мог переключиться – ее взгляд. Очень тяжелый, завораживающий глаз, оставляющий впечатление, словно он проникает тебе глубоко в душу. Он даже застыл на несколько секунд, растерялся при виде нее, что совершенно не свойственно Рику.
- Мое имя Рик Флэг, и с сегодняшнего дня я буду везде Вас сопровождать. Коротко и информативно отчеканил Флэг. Она не была не сильно ему интересна, при всех своих явных.. достоинствах. Потому разводить демагогию он не собирался. Он вообще был не сильно разговорчив, предпочитая больше вести диалог с самим собой.

Отредактировано Joe Bennett (2016-09-15 17:15:08)

+1

4

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]пойдем со мной...[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]

ВВ

У него были глаза Джереми. Взгляд Джереми. Не в том смысле, что по цвету и формой век, а выражение. Мой бесшабашный друг-археолог всегда пофигистически относился к трудностям, он был способен бросать все силы на решение сложных в наших исследованиях вопросов, как бойцовский пес на свежую кость. Взгляд готового ко всему человека. Даже в самый последний момент, когда…
Когда…
Я вновь вырвала себя с мясом из мыслей, мотнула головой, рассыпая по плечам прямые светлые пряди, и чуть недоверчиво всмотрелась в это волевое лицо. Рик отличался от «Джека», как осатаневший питбуль от холеного дога. Выбывший фэбээровец уже «поплыл» среди несложных городских маневров. Этот же экземпляр прибыл с пылу и жару с какой-нибудь горячей точки. Казалось, что его подошвы еще дымились.
Пальцы нащупали подол приталенного пиджака, поправили его, огладили вниз, на стрельчатую прямую таких же молочных брюк. Я стала одеваться так официально с первого допроса под командованием Уоллер, намеренно дразня вояк из Сот*, которых после Супермена и Бэтмена, а также разгрома центра Мегаполиса уже казалось ничем нельзя было удивить. Но контраст между сосредоточенной офисной «моделькой» с приглаженным атласом прядей и тем обликом, в котором появлялась Она, был настолько разителен, что затмевал даже Ее способности и подвиги. Переноска урановых запасов на территорию Африки за две минуты? Телепортация одного важного ученого из лабораторий Пакистана под защиту дяди Сэма? Все ерунда. Выдохи при виде полускрытого лохмотьями изящного тела в ореоле темных длинных волос оставались неизменными, один увешанный медалями генерал каждый раз засматривался как младенец на полумесяц на Ее черном от сажи челе.
Моем. Я оставалась Ее носителем. Ее телом. Ее… сутью.

Июль 2016, Горная система Анд, Кордильеры. Территория Перу.
- Джей…
Я успела только произнести его имя. Я задыхалась. Темное облако, которое испустил идол, окружало меня со всех сторон. И невидимые голоса шептали «Прекрасна», «Сестра…», «Само совершенство», «Моя дочь…», «То, что нужно», наперебой, в унисон, по отдельности, снова и снова, пока в конце концов эта клубистая муть не проникла в каждую пору, каждую клеточку моего тела, заставляя содрогаться и испытывать непреодолимую боль, точно жжение от огня… Рэннер пытался схватить меня за плечи, выбить тяжелую каменную фигуру из крепко сжимающих пальцев, но его внезапно отбросило в сторону, жестко и безкопромиссно.
А затем появилось бесплотное, вылепленное из дыма лицо.  Оно было точь-в-точь мое, и застыло напротив. Только несокрушимая жестокость в змеисто-изумрудном взгляде отличала его своей темной особенностью. Казалось, в этом профиле сосредоточилась вся власть мира. На ум не вовремя пришли строки из моего любимого Кинга, который в свою очередь выцепил их еще у кого-то: «В те времена были иные властители и властительницы…» Но что-то подсказывало, что эта тварь была еще древнее. Как само начало, как египетский уроборос. Не ей ли подчинялось мироздание? Не во имя ее ли милости рисовался Перуанский Треугольник? Спуск был испещрен пиктограммами инков, среди которых очень часто повторялся один, чье толкование я смогла перевести только сейчас. «Берегись». «Будь осторожен».
Слишком поздно.
«Да, я беру твое тело и твою душу. Я беру тебя в свои дочери и сестры. Ты еще поблагодаришь меня за это… Но не забудь о сердце…»
- Сердце?..
Может быть, мои губы шевельнулись в этом вопросе. Может – нет. И ответ я ощутила опять-таки в ладонях. Меж пальцев гулко пульсировало нечто, нечто прекрасное, полное колдовского зеленого огня и искр, и формой оно действительно напоминало упомянутый человеческий орган в плотной кожистой оболочке… Я поднесла сердце ведьмы к груди, и оно затрепетало, точно просясь скорее скрыться под защитой ребер.
Но этот порыв был остановлен сталью алебарды, которая встряла как раз меж ладонями и ключицами…

Я вновь вздрогнула. А затем Она неожиданно взяла верх. Сама! «Вынырнула» на поверхность без заветного слова, которое было сродни апокалипсису каждый раз. Возможно что-то в моем лице поменялось – и возможно он это заметил.  Французская мягкость черт сменилась на древний абрис темной силы, которая брала свое тогда, когда этого хотела. Ей Рик понравился. Ей он чем-то пришелся по вкусу! Темные щупальца Ее мыслей проникли в мой разум, населили  его образами рек крови и раздолья хаоса, которыми Она искушала каждую ночь во снах. Мне нужно было лишь согласиться, достаточно было малейшего намека...
Однако я раз за разом сопротивлялась. И силы мне придавал тот факт, что Ее сердце теперь хранилось под семью замками и печатями Соломона (Джереми так любил называть Хранилище Пентагона), в особой секции, посвященной мета-людям. Таким, как я. Но они изначально владели способностями, тогда как Ее вторжение в мою жизнь стало самым настоящим проклятием.
- Я Джун… Джун Мун. – Склонив голову к плечу, без малейшей попытки улыбнуться – скорее сейчас я хотела послать к чертовой матери весь мир и вновь подавить ведьму контролем, который днями и ночами старалась не спускать с этой разрушительной силы. Время от времени Она прорывалась – я неосознанно закрывала двери телекинетическими порывами, могла предугадать фразы агентов, перемещала предметы меж комнатами квартиры, не прикасаясь к ним пальцами… И каждый раз ощущала в себе эту потустороннюю мерцающую зелень, это змеистое пламя, что было готово поглотить, покрыть с головой. Искушений было более чем достаточно.
- Если я вдруг… если я вдруг сделаю что-то… - светлая прядь свесилась на лоб, я поспешила убрать ее за ухо и решительно направилась к выходу. Почему ты все еще смотришь на меня так, Флэг? Неужели Ее мощь уже проступает в моем облике и не спешит исчезать? Тебя ведь проинструктировали. Наверняка.  - В общем, будь осторожен. – Выдох. - К черту. Нам пора.

*Пентагон

[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

+1

5

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
Все стало слишком сложно последнее время. Пришельцы, мета-люди, мутанты, колдуньи.. темные мстители, черт бы их всех побрал. Рик искренне ненавидел каждого из них, желал упечь их подальше, выгнать из своего дома, что бы мирные могли не бояться внезапной драки таких существ, в ходе которой они разрушат очередной город. Они бесконтрольны и своенравны, они считают, что вправе творить все, что только вздумается. И поверьте – летучей мыши в один прекрасной момент может стать недостаточно! И что тогда – хаос, анархия и свержение власти. Кровавая бойня, в ходе которой сложат головы множество солдат и гражданских.. по результатам которой сильнейший взойдет на трон. Кому нужны такие войны, да еще и дома?! Никому! Потому Флэг и был сторонником необходимости гнать их из штатов на законодательном уровне, а лучше, гнать их с земли.. а мета-людей изолировать и держать под полным контролем. На всех, конечно, не стоит надевать ошейник, все же они люди, но, скажем так, иметь их в виду необходимо всегда.
К сожалению, Аманда была совершенно противоположного мнения. Она хотела власти, она хотела управлять всеми и вся, она мечтала запустить свои липкие щупальца во все направления, во все департаменты, подмять каждого и править, ни с кем не разделяя трона. И все ее эгоистичные желания и привели к тому, что мета-люди и просто конченные мрази теперь будут собраны в один отряд. К тому, что у нее на побегушках бедная девушка, в которой сидит нечто, хуже и страшнее самого дьявола. И она этого не чурается, чувствуя собственную невъебенную крутость, потребность Штатов в ее персоне. И, как конечный итог, она наделена чуть ли не всемогуществом. А те, кто пытаются сопротивляться, обычно получают милое письмо с нарытым компроматом или пулю в лоб. Ей бы работать в международном шпионаже, из нее вышел бы отличный агент, который мог бы проникнуть в любую точку мира.
Но мысли мыслями, Рику никогда не дадут руководить такими «деловыми потоками», да и, откровенно говоря, он никогда не гнался за властью, как таковой. Руководить отрядом – да, это он может, это он выполняет мастерски. А вот отдавать приказы, сидя где-то в Пентагоне, при том, осознавая, сколько солдат сейчас там ложится под градом пуль – это не по нему. Ему хорошо знаком запах пороха, звук свистящего над головой свинца, это его стихия, а потому, лучше отдать жизнь рядом со своими ребятами, чем протирать задницу и отъедать бока вдали от поля боя.

И все же она прекрасна. При всем недовольстве от ситуации, в которую Рик был помещен, одной лишь радостью был тот факт, что он будет охранять именно ее – такую красивую и волшебную девушку. В досье было выделено жирным шрифтом «Чародейка», а весь ее внешний вид дает неоднозначно понять, что она могла околдовать своими чарами любого попавшегося мужчину, кроме Рика, он не пробиваемый. И все же, даже в его сердце дрогнула струна, а голову закралась мысль, даже желание, оберегать ее, оградить от всех напастей. Увы, но Флэг еще плохо представлял то.. ту, от которой ему придется защищать Джун.
Один момент и Мун изменилась.. Ее лицо преобразилось, мягкие черты стали острыми, словно макияж, словно светотень упала под каким-то углом, изменив весь ее облик. Один момент и милая девушка стала вызывать страх. Пугающе глубокий взгляд смотрел прямиком в душу и Рик испытал чувство державу. Он уже чувствовал нечто подобное, только со спины, это нечто наблюдало за ним ночью… Его рука на автомате потянулась к кобуре, что располагалась немного сзади, но вовремя остановился. Он не показал ни единой эмоции, но чувствовал себя явно не комфортно, даже немного завороженно. Не подавать вида. Солдат не чувствует ничего, солдат выполняет свой долг. Так и у Рика Флэга не дрогнул ни единый мускул, каменное лицо и хладнокровный взгляд остался ровно таким же, каким было до ее появления.
- Рад знакомству, мисс Мун. Соблюдать субординацию он умел. Да и неформального общения ему не нужно. Она объект, он охрана – что еще здесь можно сделать. Работа есть работа, и теперь его работа – Джун Мун, и, как бы он не был недоволен этим, придется сделать ее качественно. Иначе он просто не умеет., слишком Рик дорожил своей репутацией, репутацией своего отца, что бы из-за какого-то пустякового задания обрушить то, что кровью и потом зарабатывалось десятилетиями.
Он никак не отреагировал на ее слова, с личным делом он был знаком. А вот Джун явно выпала из равновесия, Рик видел беспокойство в ее глазах, в ее быстрой походке. Но и лезть с успокоением было бы глупо, потому он просто отворил дверь и последовал за ней. - Очередной допрос? Шагая рядом с Джун, он к ней внезапно обратился. Использование мета-людей ему нравилось не больше, чем им самим. Флэг консерватор, предпочитающий решать вопросы грубой силой. Он мужчина, в первую очередь, а принуждать девушку страдать.. ну в этом вся железная сука, так называл ее Рик, в голове, конечно. А длинные коридоры сменялись лишь проходимыми дверьми. Очередное собрание, очередное задание, приказы, приказы, приказы... и вновь «Чародейка».

Отредактировано Joe Bennett (2016-09-16 11:52:43)

+1

6

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]не бойся Ее[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]

- Скорее опыты… - Я посмотрела на Рика совсем другим взглядом. Не Ее, требовательным и манящим одновременно. Удивительно – но этот военный был первым, кто не стушевался или не попросил Ее появиться и вытворить «какие-нибудь штучки» себе на забаву. – Что-то вроде…
Ведьма по-прежнему бешено рвалась наружу, Она почти умоляла показать уполномоченному по сохранности моей персоны Флэгу то, на что была способна. Не похоже на Нее. Не похоже на меня, и тем не менее… стенка Т-образного коридора, которая была почти в двадцати метрах от нас, внезапно стала досягаема в пределах протянутой руки. Мгновенная телепортация. Я отпустила предплечье военного, за которое взялась, чтобы переместить нас обоих. Светлые пряди, всколыхнувшиеся темным туманом магии, вновь улеглись на плечи пиджака, и я постаралась сосредоточиться.
«Ты довольна, Древняя?»
«Дочь моя, ты зря так беспокоишься… Я ведь прошу о столь малом. Я разверну перед тобой картины моего прошлого, я дам тебе историю всего мира, я дам то, что ты хочешь…»
- Ты не можешь ничего… - Застопорившись на месте, хотя нам следовало повернуть налево и продолжить путь к переходу в зону лабораторий и конференц-залов, я словно заговорила сама с собой. И плевать на то, что по периметру стояли охранники в черной, «гражданской» форме АНБ с короткоствольными автоматами наперевес, которые косились на меня, пренебрегая во имя любопытства уставным «Не положено!». Даже на Флэга я почти не обращала внимания, хотя он по-прежнему находился рядом...
«Потому что мне нужно сердце. Мое сердце. Я покорю этот мир с тобой. Мы добьемся того, что нужно нам обеим…»
«Довольно! Ты уже уничтожила мой мир! Разве ты не помнишь?..»
Я все же зашагала дальне. Обшитая белесыми и неприглядными пластиковыми панелями стена поплыла в такте хода к массивным дверям темного дерева с большой оповещательной табличкой. Поплыла от влаги перед глазами. Это были слезы ярости.
Возможно – боли. Но в большей части – ярости и гнева.

Июль 2016, Горная система Анд, Кордильеры. Территория Перу.
Это не мои руки, это не мои пальцы… это не мое тело.
И мое.
Сердце ведьмы трепыхалось, яростно сокращаясь, под острием алебарды. Сталь тряслась – потому что крепко сжатые на рассохшемся древке пальцы Рэннера тоже дрожали.
- Положи это на постамент, Джун… Если ты – Джун…
А вот баритон почти не дрожал. Но Ей… мне… нет, Ей было на это глубоко начхать. Я повернулась к мужчине  – плавно, хищно, с танцующей грацией русалки в воде. Склонила к плечу голову, чуть по-птичьи.
- Ты думаешь, что можешь остановить меня этой мелочью? Наивный…
Голос срывался на шепот и возвращался обратно. Не мой голос.
И мой.
- Освободи ее! Оставь ее в покое! Покинь ее тело, кем бы ты не была! – Алебарда рванула вперед, слегка кольнула кожистую оболочку – и все мое тело содрогнулось. Я вскинула руку – «Нет!» - по направлению к Джею, послала мощный импульс – «Не-е-ет!» - в его сторону, в чужака, который осмелился рискнуть противостоять Ей. И Рэннера вскинуло как куклу, швырнуло о стену пещеры. Хруст был отвратительно сочным, напоминал расколовшуюся кость под мощными клыками любого крупного хищника. Кажется, кажется он сломал шею… во всяком случае, теперь в испорченной марионетке не чувствовалось жизни. Шлем скатился с безвольно поникшей головы и застыл рядом.
«Что ты сделала, тварь?! Что ты сделала, старая ведьма?!»
- Он хотел навредить мне. Тебе. Теперь мы связаны, моя сестра и дочь. Отныне – и до конца твоей жизни…
Я сопротивлялась себе же, я пыталась снова взять власть над покрытым сажей, грязным, в странных причудливых лохмотьях, телом в древней как сама тьма пещере с запахами сырой земли и старого камня. Капище в пиктограммах источало то же самое зеленое колдовское сияние, и символы мерцали таинственным блеском. Один бликовал точь-в-точь в такт сердцу в ладонях. И переводился как… чаровница.
Волшебница.
«Чародейка…»
Сияние угасло. Кожа рук стала молочно-белой, на место вернулся комбинезон, тяжелые ботинки плотно охватывали ноги. И лишь ритмичный пульс в руках напоминал о том, с чем я столкнулась. С осторожностью возложив на капище сердце ведьмы, я бросилась к Рэннеру, но потеряла сознание на первом же шаге…

- Джун… Дорогая… На тебе лица нет.
Аманда.
Черт… я уже внутри. Пока я блуждала в тяжелых воспоминаниях, наяву мы прошли все предварительные отсеки и оказались в огромном зале для показательных выступлений, как я называла про себя это помещение. Знакомые мордатые, обвешанные медалями генералы уже рассаживались по стульям вокруг овального стола перед огромным белым стендом.
Я посмотрела на подошедшую Уоллер взглядом загнанного в относительно крепкую клетку хищника – наверняка, в нем плескались сдавленная боль, бессилие и потустороннее ощущение власти над этой чернокожей правительственной сукой.
- Она просит освобождения, да? – Странно, ее низкий, почти мужской голос полон сочувствия. То ли притворного, то ли на самом деле пытается понять мое состояние. – Мы перевезли ее сердце из Пентагона сюда для нового цикла экспериментов. Передай ей… если она выполнит нашу сегодняшнюю просьбу – то сможет увидеть его в целости и сохранности.
И вновь Древняя взяла верх, Ее лицо, скуластое и мрачное, проступило точно поверх моего. В зрачках собеседницы отразился и сверкнул абрис призрачного полумесяца.
- Ты пожалеешь, женщина, если с ним что-то случится…
- Джун… - с тревогой всматриваясь в мое лицо, Уоллер делает шаг назад. Строго. – Полковник, будьте начеку. – Это уже Флэгу за моей спиной. Кажется, я готова поднять руку  - Она готова – и вцепиться пальцами в лицо этой дряни. Кажется, я даже сама не против этого. – Мисс Мун может понадобиться помощь.
И тут я успокаиваюсь, резко остываю, а ведьма вновь прячется в глубины моего разума. Беспомощный взгляд на Рика – и только на него. Если Она возьмет верх – он пострадает первым при попытке Ее обезвреживания. Почему я не хочу этого?..
- Пора начинать. – Голос Аманды Уоллер становится холодным, как лед Арктики.

[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

+1

7

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
Им плевать, в чем ковыряться. Не имеет никакого значения, будь то останками динозавра или живой человек. Они руководствуются фраза «ради науки».. хотя ее уже давно пора назвать ложным учением. Они настолько скудоумные и узколобые, что понятие «сверхъестественное» не вписывается в их кругозор. Они все уверены, что дух, сокрытый в теле Мун, можно вынуть, если вскрыть ей черепную коробку… И это, пожалуй, единственное, за что можно благодарить Уоллер – она не позволяет им этого сделать, ограничивая их эмпирикой. А по мнению Рика, коробку черепную вскрыть нужно им, а лучше нашпиговать свинцом, что б можно было использовать, как маракасы. Флэг ненавидел ученых, Флэг всегда будет ненавидеть ученых.
Рик не успел, как-либо ответить на ее слова, не успел моргнуть глазом, как двадцатиметровое расстояние до стены осталось позади, а вокруг лишь витала черная дымка. Дымка, схожая с дымкой в кошмаре. И это было жутковато, правда, он не показал вида, словно в порядке вещей телепортироваться по коридору. Вообще, он не знал, на что способна та, что это делает. Полного перечня ее способностей, наверное, не было даже у Аманды, а Рик это и вовсе впервые видит. Он повернул голову назад, что бы убедиться в произошедшем, а после развеял дымку рукой. - Опустить оружие! Вернуться на места! Командным голосом рявкнул полковник на окружающих их охранников. Его совершенно не волновало, кто они и какие у них права. В этом здании Рик первый после Аманды в сфере безопасности, а это значит, что его приказ перебить невозможно.
Они опустили автоматы и попятились назад. Она их пугала, это было видно по тупому человеческому интересу, по тому, как они смотрели на нее чуть исподлобья, как они боялись повернуться к ней спиной. А он не боялся. От чего-то Флэг проникся к ней сочувствием, которое хоть и граничило с разочарованием от приказа, но, все же, не перебивалось. Повернувшись обратно к девушке, он приложил ладонь к ее спине, дал понять, что она в безопасности, что он на ее стороне. - Прошу за мной, мисс Мун. Так же коротко, как и всегда. Он пошел спереди, он прекрасно слышал тихий всхлип, такое бывает, когда человек плачет, но скрывает это. Обидно, он даже представить немок, каково этой девушке, каково осознавать, что в твоем теле живет нечто неистовое и страшное. Только вот он, увы, ни чем не мог помочь.. и с чего вдруг он так быстро проникся к ней. Странно, как он с таким «большим» чувством сострадания к людям смог стать столь отличным военным. Если вспомнить, то на его руках кровь многих тысяч человек. После такого не грех стать сухим циником, перестать ценить человеческие жизни, а у него все наоборот. Единственный навык, который выручал – умение держать себя, не показывать тот ураган, что бушевал в груди, сдерживать постоянные потуги помочь всем.. всем помочь не получится, Рик хорошо усвоил этот урок, когда эта попытка стоила жизни его отряда.

Лабиринты коридоров остались позади. В гордом молчании они оба оказались перед громоздкой дверью переговорной, а после перед засаленными ебальниками генералов, что пачками отправляли солдат на смерть. Рик их призирал их. Дай ему чуточку больше смелости, он прямо здесь перестрелял бы их всех.. и Аманду. Это такие редкостные твари, жрущие и пьющие в своих уютных штабах, распоряжающиеся жизнями людей, словно куклами.. «ой, ошибочка вышла». Херовы стратеги, которые пороха не нюхали, канцелярские крысы. Лицо Флэга исказилось едкой гримасой. В гражданской форме на должности наемника он имел полное право не отдавать честь данным господам, потому молча присел на стул, находясь на расстоянии шага от Джун.
Вот трусливая сука.. От одной лишь мысли, от одного взгляда на вздрогнувшую Уоллес, когда лицо Мун преобразилось темными тонами, а голова стала украшена перевернутым полумесяцем. Джо и сам несколько напугался, но на лице возникла лишь ироничная улыбка. Ходишь по острию ножа.. Представляю, что она с тобой сделает, как только вы потеряете бдительность, как только утратите контроль над этим существом.. И пусть это нечто было более, чем опасным существом, дающим сто шагов вперед и супермену, и мышке темной и той делегации, что за Кентом прилетала… Рика обуяло непередаваемое чувство удовольствие, когда он представил, как таящееся в Джун разорвет каждого, кто есть в этом зале.
Не обращая внимания на слова Аманды, Рик встал и практически вплотную приблизился к девушке, к чародейке, и с опаской прикоснулся рукой к ее ладони. - Джун.. я рядом.. прошептал он на столько тихо, что разобрать это могла бы только Джун.. или та, в кого она превратилась. Было очень страшно к ней притрагиваться, казалось, что она может развеять в прах, но чарующий внешний вид откровенно сексуальной ведьмы, являл себя противовесом этому страху. Да и, в конце концов, Рику приходилось бояться и раньше, он научился преодолевать себя. Но самое странное – это мысль, уверенность в том, что его действия помогут, что Мун услышит его и сможет совладать с демоном. И, то ли это действительно помогло, то ли она сама нашла силы загнать ее обратно, но тьма рассеялась и пред ним вновь стояла девушка в белоснежном костюме. - Надо начинать.. Так же тихо произносит Рик, глядя в грустные глаза девушки, а рука, тем времени, все еще держит ее маленькую ладонь. - Я здесь, не переживай! Уверенно произносит Флэг, дабы вселить эту же уверенность девушке. Даже ему на поле боя было необходимо знать,
что спина прикрыта. Но не ошибается ли он, не случится ли так, что помощь понадобится не ей, а ему?!..

Отредактировано Joe Bennett (2016-09-16 15:29:12)

+1

8

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]не бойся Ее[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]

Первым порывом было выдернуть пальцы. Захват шершавых фаланг Рика был достаточно мягким и неожиданно теплым, он словно успокаивал и вливал силы… и вообще – полковник был первым, кто решился на подобного рода тактильность. Остальные чурались меня, будто я носила в себе ультрасовременный, облагороженный вирус чумы. Ходячий зажженный бикфордов шнур.
- Спасибо… - После паузы и одними губами.
В чем был смысл этого дружеского порыва? Что ему требовалось от меня? Всем вокруг постоянно что-то было от меня нужно. Генералы намеревались пронять военными мощностями и цифрами стратегических побед с моей помощью. Правительство США в лице государственного агента давило демократией и долгом отечеству, гирей прогнившего до самых костей патриотизма. Им бы припомнить 911 и посмотреть, как скривятся холеные лица…
Сама Аманда брала верх тем, что в любой момент могла уничтожить Древнюю. В ее распоряжении находилось сердце ведьмы. Ведьма владела мной. Значит, и Уоллер владела мной. Вот такой вот расклад, без начала и конца… как уроборос.
Где в прошлом успели закончиться те дни, когда я была всего лишь археологом? Когда я жадно пила из одной бутылки с Рэннером, когда я сутками в спелеологических поисках не знала душа, когда я как заведенная ночами смахивала кисточками и шпателями пыль и грязь с найденных на раскопках древностях?..
Все осталось где-то там, все сгорело, как листочек над пламенем зажигалки…

Август 2016. США. Пентагон.
- Вы только поосторожнее, мэм, она сегодня особенно не в себе…
Кто-то невидимый из охраны пытается предупредить, но Уоллер не высказывает страха. Это Ей следует вести себя разумно – потому что в чернокожей руке крепко сжато нечто отчаянно пульсирующее, в судорожных спазмах испускающее колдовское зеленое свечение. Ведьма внутри меня недовольна – я слышу Ее змеиный шепот на кайме заметавшихся мыслей.
Агент проходит ближе ко мне. За ее спиной в строгом пиджаке от Диор с тихим шелестом закрываются герметичные двери отсека с бронированными стенами. Глупцы, заточившие Ее сюда, даже не догадываются, как… хрупко для Нее все это. Весь мир как яичная скорлупа.
И только один человек пока что властен над Ее силами – это Аманда.
- Джун… Я не могу больше ждать.
Я упрямо молчу, не двигаюсь с места, хотя до этого сделала несколько шагов от заправленной кровати навстречу. Босые ступни беззвучно касаются мягкого покрытия пола. На мне – больничная пижама. Тоже белая. Как и все вокруг. Я то ли нахожусь в высококлассной закрытой психушке – то ли меня заранее поспешно определили в эту категорию.
- Мы можем работать вместе. Оно всегда будет рядом. Под моей защитой. В обмен на твои услуги. Точнее – ее услуги.
На миг я сдерживаю желание рассмеяться. Кого она видит? Похудевшую и отчаявшуюся девушку с глазами русалки на пол-лица, утонувшую в великоватой для нее одежде?
- Чародейка…
Вот теперь ее выражение лица мне даже нравится. Не испуганное – но напрягшееся. Я склоняю голову к плечу – ворох темных прядей и клубов дыма охотно окутывает мою фигуру. Контраст сажи на теле и белизны антуража ужасает и одновременно приводит агента в восторг.
- Ты звала меня, женщина?
- Мы можем работать вместе, Чародейка… Твоя жизнь и жизнь Джун зависят только от твоего желания сотрудничать.
«Пожалуйста, послушай ее… не делай ей и себе больно…»
Ведьма скалит мой рот в жестокой улыбке:
- И что же ты хочешь, женщина?..

- Это – все еще нейтральная территория…
«Соберись, Июньская луна*!» Я окончательно разладилась. То ли перевод «Джека» так подействовал, то ли появление Рика с его теплыми пальцами и взглядом такого же обреченного, то ли просто уже нет сил сопротивляться Ей… Аманда знает об этой борьбе. Она каждый божий день – я гарантирую это, я ставлю все коллекции Лувра и саркофаги Египта на то, что так и есть – молится за мою душу и просит меня, Джун Мун, сопротивляться искушениям ведьмы.  Что стоит мне принять предложение Темной и занять положенное по праву место в этом мире? Когда я соглашусь – Уоллер первая об этом узнает. Потому что на эту грешную землю – и конкретно начиная с Штатов – придет апокалипсис.
Голос у чернокожей обладательницы дорогого костюма поставлен отлично – твердый, волевой, как до синевы выбритый подбородок Министра Обороны США, который следит за Уоллер с одной из плазм на стене зала. Прямая связь с Вашингтоном, надо же…
- Русские внимательно следят за водами, и тем не менее мы попробуем обойти их спутники и пограничные отряды…
Я вновь пытаюсь сосредоточиться. На стенде уже вовсю играет красками проецируемая цифровая карта – кажется, Баренцево море, свет над головами приглушен, мордатые генералы вовсю следят за темными пальцами с идеальным маникюром, которые то собираются в щепоть, то расходятся пятеркой, покрывая обозначаемые территории.
- … Вирджил на острове Святого Лаврентия. Он обошел лучших агентов АНБ, сбросил хвосты, обратился к МИДу с легитимной заявкой на гражданство… И все ради того, чтобы сохранить в своем распоряжении данные по антигену…
Я прикрыла веки. Сквозь них была готова прорваться тьма, Ее персональная тьма, поглотить мир, как водоворот – соломинку, растопить в себе, уничтожить…
И только тепло касания Флэга все еще грело ладонь, напоминая о таких простых вещах как поддержка. Ведь с его стороны я ощутила ее. Хоть на миг…
«Дочь моя, тебе нравится этот человек?..»
«Замолчи. Не смей лезть в мои эмоции! Ты не имеешь права!..»
Ее довольный смех привычно расползся дымом по мыслям и утих…
- … Джун, полковник Флэг и еще двое из отряда Тау** отправятся туда через час… - Возможный яростный взгляд со стороны Рика Уоллер проигнорировала так же легко, как фермер - надоедливый солнечный зайчик. Эту мадам ничем нельзя было пронять, особенно после работы с мета-людьми. Особенно после моего случая.
Мне же было все равно, куда и как отправляться, лишь бы только поставить очередную галочку во внешней политике дяди Сэма, отдать Аманде то, что или кого она – и страна за ее спиной – желает, а потом вернуться в «квартиру» с видом на Мегаполис. Хотя возможно в этот раз все будет иначе, с новой переменной в виде полковника…
- Джун… нам нужно поговорить с ней… - Голос чернокожего правительственного агента был предельно спокоен. Генералы подобрались и подтянули подбородки. Одновременно напряглась охрана по периметру зала, несколько человек без оружия вышли из кабинета. – Не волнуйся, она будет подчиняться нам, - кивок на еще одну плазму, теперь уже на противоположной стене. Там появилось изображение – сердце ведьмы, сочащееся колдовской зеленью, лежало в белом пластиковом боксе в одной из бесчисленных лабораторий, над ним склонился мужчина в защитном костюме с неожиданно старым стилетом в перчатках. В ухе Уоллер, полускрытом темными прядями каре, блеснул наушник. Связь с той комнатой явно была прямее прямых.
Я согласно кивнула, но только после того, как снова встретилась взглядом с Риком.
«Помоги мне…»
- Чародейка…
Она появилась плавно – и вместе с тем резко. Запахло гарью, свежей травой, потрохами, медом.  Теперь я отошла на второй план и только могла наблюдать.
Ведьма не трогалась с места. Я же внутри Нее пыталась собрать мысли в единое целое, пока они не расползлись бесплотным туманом по чертогам разума...
- Ты должна помочь нам найти одного человека. Вирджил Коул, бывший агент и мой подчиненный. Он украл крайне важные данные, которые теоретически находятся при нем. Наша разведка выяснила, где он укрывается последние сутки. Твоя задача – перенести людей в это место, всю информацию мы тебе предоставим – карты, местность, рельеф, все, что нужно для перемещения. Запомни - он нужен мне живым.
- Твое время скоро закончится, женщина…
У одного из сидевших старчески затряслись руки, и мужчина в форме с множеством пуговиц и лацканов поспешил опустить их под идеально отполированную столешницу. Его сосед откровенно и беззастенчиво засмотрелся на мою едва прикрытую лохмотьями высокую грудь.
Лицо Аманды оставалось бесстрастным. Мое – кривилось в ухмылке, я чувствовала это, я видела мир глазами ведьмы и была готова по-своему признать его крайне дерьмовым. Полумесяц кидал свои блики на панели обшивки, когда я чуть поворачивала голову… Она поворачивала.
- Люди, которые тебя сопроводят, проведут зачистку территории. Джун, я знаю, что ты слышишь меня. – Гораздо настойчивее. – Помоги ей… по-своему. Вы отправляетесь через час. Полковник… - Теперь уже к Флэгу. – Протокол задания и план местности получите через несколько минут. Повторяю, Коул нужен мне живым… и я хочу, чтобы он увидел ее. В таком виде.

*Примерно так можно подразнить Джун.
**В распоряжении АНБ Мегаполиса несколько высококлассных отрядов – сливки спецназа, «лучшие из лучших» – которые именованы греческими буквами. Гамма, Эпсилон, Тау – некоторые из них.

[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

+1

9

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
Флэг сидел позади всех, на него даже не попадал свет с огромных мониторов. Очень удобно наблюдать за всеми из тени, из-за спины той, кто может превратить все в пепел по щелчку пальцев. Он внимательно вглядывался в каждого, кто был в переговорной. Старая солдатская привычка – знать своего врага в лицо, а из союзников здесь только сама тьма. Как забавно получается.. высокопоставленные чины, давшие присягу, клятву защищать интересы и целостность страны, сегодня занимались распилом бюджета и играли в шпионские игры. А интересы уже были не страны, а собственные, замазанные под первые. Только и это было лишь поводом для собственных рассуждений и насмешек над этими жабаподобными мордами, не более того. Флэг не лез в политику, а политика нуждалась в его услугах – так почему бы не заработать на этом, при том, совершенно не поступаясь принципами.
Рик внимательно вслушивался в рассказ Аманды про предстоящую операцию и незаметно потирал руки, испытывая наслаждения от того, что, наконец-то, он сможет делать то, что умел делать в совершенстве.. убивать. Недавние новости о «домашнем аресте» его несколько огорчили, и вот уже спустя сутки нужно готовиться к серьезной операции. Он чувствовал себя на поле боя лучше, чем дома. Это его стихия, не даром во время боя он не испытывал никаких эмоций, полностью фокусируясь на цели. Чувство, словно все твои рецепторы и органы чувств усиливаются стократно, все как на ладони, даже время немного притормаживалось, позволяя каждый раз дать логическую оценку ситуации. Это даже не азарт, раж, из которого потом очень трудно выйти, аж дух захватывает, но дыхание ровное, даже пульс не учащается.
Херовое достижение, конечно, уметь убивать. И как после этого бить себя в грудь о чести и достоинстве, о принципиальности, когда автоматной очередью выкашиваешь людей, словно траву огромным острым лезвием. Увы, но это самый главный навык, которым должен обладать солдат, а уж тем более Рик Флэг. Жаль, но ничего другого он не умел, даже не хотел учиться. Он пошел по стопам отца, иного мира пред его глазами не открывалось.
Флэг видел это впервые, в отличии от остальных в этой комнате. Он вздрогнул, когда комната вмиг наполнилась темной дымкой и запахом гари. Джун более не было, перед Риком находилась та, которая вселяет первобытный страх в людей, что пытаются ей управлять, держать ее в узде и верят, что хорошо справляются Часто, самоуверенность и гордыня играет с нами злую шутку.. и Чародейка еще ответит за угрозы своему сердцу. Рик вздрогнул, ему, в принципе, никогда не встречалось ничего подобного… колдовство было за гранью его понимания, за гранью того, с чем он привык соприкасаться. Это удивительно, одновременно устрашающе и завораживающе, он хоть и не подавал виду, словно это обычно, но в голове у него был полный хаос. Он видел лишь спину… шикарное тело, которое так же приглянулось одному из жабьих. Она вроде стояла, но находилась в эфире, словно парила в воздухе. Она грациозна и невесома, она смертельно опасна и прекрасна.. она собрала в себе множество противоположных качеств, вызывая когнитивный диссонанс. Ненароком возникает вопрос – а для чего вообще Рика приставили к ней?! Защитить окружающих от ведьмы?! Так ведь, с ее способностями, никакие пули не помогут. А на лице произвольно возникла ухмылка от беспомощности пред тем, что околдовывает его душу и разум.

Через несколько минут у Рика, наконец-то, появляется полная информация о предстоящем задании. Он очень не любит, когда сообщают о боевой готовности за короткий промежуток времени, не позволяя подготовиться и детально проработать план действий. К тому же, из отряда, который отправляется на поимку Коула, на собрании присутствовал один Флэг. Нет, оно ясно, что обычные солдаты не имеют допуска к такому рода переговорам, но действовать без плана, на одной лишь импровизации, Рик считал дилетантством. Он профессионал, его солдаты профессионалы, а из них делают пушечное мясо. А единственное прикрытие – ведьма, не знакомая, страшная и враждебная. Доверия-то не было к самой Джун, было лишь сочувствие и какое-то непонятное чувство, свербящее в мозгу.. а вот к Чародейке он не чувствовал ничего положительного, он боялся ее.. он хотел ее.. н это, наверное, испытывали все ,когда ее видели.
Ненавижу французов. Ему не понравилось то, что придется действовать в городских условиях, где полно гражданских. Никакой формы, никакого вида… обыкновенная одежда и пистолеты, нельзя выдавать себя раньше времени. Но это при том, что их, наверняка, будут ждать вооруженные люди. Рик не любил вести боевые действия в людных местах – слишком много ответственности, слишком много переменных нужно держать в голове и контролировать каждый шаг, каждый выстрел.  В раздевалке он думал о Чародейке, о Джун Мун и о том, что будет там, когда они окажутся на поле боя. Как-то предательски поступал разум, забивая голову девушкой, он никак не хотел переключаться на обдумывание стратегии боя. - Заварушка будет не хилая... Потому, полная выкладка, бой будет жаркий. - Да, Рик, мы поняли. Чародейка идет с нами? Как ты на это смотришь? Этот вопрос отправил Флэга в недолгий ступор. А действительно, как он смотрит на ее присутствие?! Да никак, он слишком поражен ей и собственным состоянием, что бы дать какую либо адекватную оценку своим чувствам.. и так впервые, что пугало еще больше. - Да никак не смотрю, мне без разницы.. такой союзник не помешает. Холодно ответил он, заряжая обойму.

Предоставленный час подошел к концу, Тау были готовы. 3 солдата и одна ведьма расположились в отделе контроля операций, набитой множеством электроники и наблюдающих координаторов. Как следует из протокола – со связью будет туго, а это значит, что действуют они практически вслепую. Что еще усложняло и без того трудную задачу. Аманда Уоллер стояла рядом и отдавала последние распоряжения, она серый кардинал, но никак не военная, она не знает, что будет там. - Все готовы, мы можем начинать.. Проверка связи и все – можно отправляться. А билетиком на другой континент станет Чародейка.. телепортация, мать ее.

Отредактировано Joe Bennett (2016-09-19 15:05:09)

+1

10

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]не бойся Ее[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]

http://s1.uploads.ru/t/1VQ9b.jpg
остров Святой Лаврентий, территория Российской Федерации


Остров встретил бы их холодом. В Нью-Йорке багрянец, синева озер Центрального парка и прохладная, но пока что ласковая осень.
Здесь же – холод. Ветер. Соль на губах от морских испарений. Бешеный прибрежный климат.
Но ведьма перенесла отряд туда, куда конкретно просили по предоставленным схемам, и выпустила, в клубах темного дыма, на ледяной и пыльный бетон пола одного из закрытых комплексов по переработке отходов.

- Это – Гамбелл. – Палец кратко резюмирующей основные пункты будущей операции Аманды готов расплющить городок на карте. – Население – и трех тысяч не насчитается… Вот здесь – зона выбросов от производства какой-то важной для эскимосов ерунды. Огибает северную часть поселения. Коул скрывается в одном из зданий, скорее всего - здесь… да, учтите, комплекс работает, а не простаивает, как принято у русских…

Первыми от Чародейки отшатываются трое бойцов Тау – при всей своей сосредоточенности и бесстрастности, при всем опыте, выдержке, стальных нервах, закаленных на горячих точках, она все равно становится катализатором для настоящего хаоса, для глубинного страха, первобытной дрожи в коленях. Возвращая привычное хладнокровие, мужчины без слов деловито вскидывают винтовки, поправляют пояса с кобурами Беретт и отсеками для патронов. И только Рик, кажется, не торопится отходить, в полумраке какого-то тупика с единственным поворотом направо его привыкающий к скудному освещению взгляд внимательно смотрит на нее, пока женская фигура вскидывает обе руки, точно «нащупывая» черными ладонями пространство. Кивает. Делает несколько шагов вперед, намереваясь повернуть…

- Еще прошу принять во внимание, по нашим данным, на заявку беглеца МИД ответил положительно, - голос афроамериканки сочится досадой, но она вовремя спохватывается и продолжает куда более бесстрастно. – Поэтому скорее всего его будут охранять. И охранять предельно тщательно. Русские могут ожидать появления наших отрядов – так что будьте начеку.

А затем восхитительно сложенное, полунагое тело Джун в районе живота безжалостно прошивают две пули, третья причудливо рикошетит от стальной обшивки стен и метит шлем одного из бойцов неожиданно красивой и крупной «звездочкой». Отверстие крестообразное – разрывная, и явно приготовлена для брони спецназа.

- Рассчитывайте только на свои силы. Вы там не просто инкогнито, вас там не должно быть вообще. В случае поражения Джун должна ликвидировать трупы… как сможет. В остальном я отдаю тебе полную инициативу. полковник.

Чернокожая, испачканная сажей, девушка больше не смотрит вперед, она опустила ладони вниз, точно с интересом естествознателя поднесла к ране пальцы – вместо крови ее тело по-прежнему источало темные клубы и щупальца. Обернулась на Флэга – и в по-прежнему ярких, сиявших изумрудами, глазах Флэг мог заметить… радость. Ту, которую может ощутить любой, получив право на вседозволенность. Возможно, он и сам, убивая по принципу «око за око», испытывал нечто подобное, и должен был принять это чувство хотя бы отчасти.
Джун внутри ведьмы прикрывает веки, точно отрешаясь от всего мира. И ее последняя мысленная просьба перед отходом в тень Древней по-прежнему касается Рика – уберечь, сохранить, спасти в случае чего... Помедлив, Чародейка кивает точно в ответ или сама себе – и теперь вытягивает обе ладони вперед, посылая свой темный импульс врагу. Невидимый противник строчит невпопад почти автоматной очередью, затем кричит… страшно. Такие вопли из человека и с пытками не вытянешь. И наступает тишина.
- Он… там… -  Чародейка вытягивает левую руку в сторону извилистого пути вглубь здания, редко освещенного попарно красными и белыми лампами в ржавых сетках. Затем она поворачивается к мужчинам – полубезумная улыбка чуть кривит губы, грудь в лохмотьях мерно вздымается в такт спокойному дыханию, парок из затянувшихся ран прекратился. Тело погибшего внезапно начинает тлеть, расползаться на те самые дымные клоки неизвестного нечто, что, казалось бы, составляет саму суть ведьмы. И при этом смотрит она по-прежнему в лицо Рику; через несколько секунд все кончено, труп окончательно «растворяется».
Тау тоже смотрят на Флэга в ожидании команды, пытаясь скрыть замешательство и принять факт того, что собрата по оружию только что «распылили». Чародейка лукаво склоняет голову к плечу, в колдовском взгляде с вызовом мерцают зеленоватые искорки – кажется, она не прочь принять участие в предстоящей бойне, ей даже нравится происходящее, хотя цель задания лично для нее по-прежнему единственная – вытащить за шкирку Вирджила Коула из его суровой русской норы и вернуть добропорядочному и бесстрастному американскому правосудию.

[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

Отредактировано Evie Morel (2016-09-19 17:53:18)

+1

11

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
От этого невозможно оторвать глаз.. к этому невозможно привыкнуть и воспринимать, как нечто, само собой разумеющееся. Она чудо и проклятие всего рода людского в одном лице.. и если вчера знали, как с таким бороться, то сегодня колдовство и магия остаются за гранью традиционной науки, что означает, в свою очередь, апокалипсис. Такую силу не удастся удержать шантажом или силой, по крайней мере, не так долго, как хотелось бы.. а потом она начнет мстить.. и от Вашингтона.. и от Нью-Йорка.. и от Москвы с Шанхаем не останется камня на камне. Нет того, кому хватит сил и знаний, что бы удержать это буйство гнева и волшебства.
Ее глаза подобно часам гипнотизера, погружают тебя в предтрансовое состояние, лишая, какой либо возможности соображать. Здесь. Под дулами автоматов. Здесь, от куда ты вернешься живым или не вернешься совсем. Ей это явно нравится, ее игриво-наглая ухмылка говорить о том, что она наслаждается вниманием. Но Рику не комфортно. При всем своим эротичном стане, она остается демоном, который способен проглотить твою душу. Только это придает лишь большей пикантности происходящему.. адреналин вбрасывается в кровь и полковник чувствует, как его вены расширяются, а в виски отдает нарастающий темп стука сердца.
Ему недолго позволяют побыть наедине с ней, буквально пару мгновений, как живот Чародейки оказывается прострелян. Рик приходит в себя моментально. И первым, что он видит – падающий пластом Сэм. В его шлеме дыра с 3 пальца. Они только прибыли, а их встречают.. вот почему Рик ненавидит идти на задание без подготовки. Часового разбора полетов мало, где разведка, где данные по сопротивлению?! Он злиться, тут же выплевывая ругательство на происходящее, и отходит за ближайший бетонный столб. - Рассредоточиться. Занять укрытие! Он кричит громко и внятно, глуша в себе пламя гнева, которое с удовольствием вылил бы на Уоллер, в виде хорошей взбучки. - Мы не могли выбрать более подходящее место для.. телепортации, мать ее?! Рычит Флэг, но уже в микрофон. Нельзя так работать. Но его мнение мало кого интересует, когда на кону стоит нечто большее, чем даже ядерное оружие.
Казалось, что ей абсолютно без разницы, что в нее попали.. за считанные секунды раны затянулись темным дымом, а после и следа не осталось. Увы, но не он и не его солдаты такими способностями не обладают, а потому необходимо действовать крайне осторожно, иначе все – пишите письма.
Они отстреливаются, пока Рик пытается сообразить, как действовать дальше, пока Чародейка сканирует пространство и ищет того ублюдка, за которого отдал жизнь Сэм. После такого шума у них слишком мало времени на поимку Вирджила. Но обороняться им пришлось не долго, поскольку Чародейка знала, что делать.. она голодна и она хотела крови. За пулеметной очередью русских послышался лишь крик.. жуткий крик людей, испытывающих дикую боль. А потом все.. словно ничего и не было. На глазах Рика она растворила тело сэма, не оставив даже мокрого места от него. Он понимал, почему так делается, потому успел лишь выхватить жетон с его груди.. на память.. его семье.
Чародейка не отпускала. Ее глаза окутывали сознание, словно черная дымка проникает в подкорку мозга, полностью отключая его от реальности. Рик сопротивлялся.. и лишь усилием воли он смог опустить веки и выгнать эти мысли.. хоть не надолго. По прикидкам у них не больше пяти минут, пока кипишь окончательно не дошел до всех бойцов, а вступать в открытую перестрелку с несколькими десятками солдат было откровенным самоубийством. - Так. Чародейка, Коул в твоем распоряжении.. делай, что хочешь, но принеси его. Мы минируем  коридор и идем в обход, отрежем ему путь отхода и не подпустим подкрепление русских. У нас 5 минут. Чародейка, вперед. Курт и Маркус минируйте коридор, у вас 20 минуты, после через крышу к Вирджелу. Я пересеку здание через подвал и зайду с черного входа. Умирать запрещается. Вперед! Коротко и информативно.
Приказы розданы. Они сверили время и быстро разбежались. Теперь Флэг единственный без прикрытия, но его это ничуть не смущает. Он накрутил на дуло глушитель, опустил ПНВ и спустился в темный подвал, освещаемый лишь тусклыми аварийными лампами, висящие через 20 метров каждая. Он шел медленно, но при этом подгоняемый отведенным временем. Сеть подвалов тянулась под всем заводом, благо, что современные технологии позволяли просканировать -1 этажи, а потому он знал куда направляться.
Было бы очень наивно полагать, что Рику удастся пройти незамеченным. Потому, он даже не удивился, когда за поворотом он расслышал много шагов, человека 3-4, не меньше. Отступать было некуда, потому он решил вступить в бой. Первой полетела граната, аккуратно, но аккурат к ним. Громкий взрыв оглушил и самого Флэга, который попятился назад, пытаясь нащупать хоть что-то похожее на укрытие. Солдат осталось двое и они уже открыли огонь, несколько раньше, чем полагал полковник, потому прошитое насквозь бедро оказалось хорошим стимулом двигаться быстрее. Он спрятался за какую-то колонну и, отпустив автомат болтаться на плече, вытащил из небольшой сумки маток бинта, каждый 10 секунд делая несколько выстрелов в сторону русских. Он судорожно затягивал пробитое бедро, из которого сильно текла кровь. Ну и на кой черт ты так сделал?! Подождал бы, пока они пройдут, и расстрелял бы их в спину. Да, а где их дожидаться?! Осталось 3 минуты, насколько бы затянулись эти кошки мышки?! Диалог с самим с собой, вновь очередь. Они что-то кричат, а Флэг все еще утягивает дыры в ноге, вымазавшись кровью по локоть.
Он закончил. Туго, больно, но идти можно. Он выглядывает на секунду и подмечает, что оба солдата с такими же приборами, как и он сам. Единственная возможность их снять – оглушить, гранату кидать уже не вариант – она разорвет его вместе с ними. И ему в голову приходит мысль кинуть свето-шумовую.. из-за этих ПНВ они долго не смогут, что либо увидеть. И он это делает, и видимо – получилось. Еще два выстрела – два трупа, Рик, с трудом, бежит к черному входу, опасаясь, что не успел добраться.
5 минута уже на исходе, а Флэг поднимается по лестнице, сняв по пути еще двух солдат. Громкий взрыв заставляет содрогнуться все здание, видимо засада с минами удалась, остается лишь дождаться ребят и Чародейку, за которую можно и не волноваться вовсе. Рация молчит, Рик настрого запретил пользоваться рациями, не известно – могли ли русские вскрыть частоту. Но если никто еще не позвал на помощь, значит все под контролем..  или все мертвы. Ожидание уже начало нервировать, как наверху послышались тихие шаги. Рик прижался к стене, даже немного присел и направил автомат вверх.. но, к его счастью, это были его ребята. - Рик, это мы, все чисто. Ты как?! Маркус опустил взгляд на ногу, но Рик быстро развеял беспокойство. Все нормально, просто чиркнуло. Ждем Чародейку и валим от сюда нахуй.. Но кровь не останавливалась. Рик чувствовал, как все более мутным становится его сознание, словно погружался в туман. Он оперся на стену и пытался не подавать вида.. сейчас главное вернуться.

0

12

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]не бойся Ее[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]

… Вспышка темного дыма… Выстрелы. Крик… Оскал мертвеца…
Ей все это действительно было в радость.
Вопли и крики, угасание жизни в глазах, за которым она когда-то – очень, очень давно – могла наблюдать часами с чарующей улыбкой смерти, но сейчас попросту не могла позволить себе такой роскоши,  - захлебывание кровью… это мелодия, это песнопения в ее честь! «Парисиа, Парисиа…» Тогда ее тело было общее на двоих с Братом, их культы часто смешивали, ей поклонялись инки с таким же трепетом, как и ее родному брату-богу, который до сих пор спал в той самой пещере, откуда, унося ее, смогла выбраться дочь и сестра.

… Еще одна телепортация – теперь ближе к врагу, под свист пуль и дрожь в теле там, где они прошивали навылет. Очередная пара охранников по мановению черных изящных рук распыляется в мелкую дисперсную пещерную пыль… Зеленые колдовские глаза в исступлении сияют…
Почти как тогда. Вспарываемые смуглые глотки врагов.
Теплые алые и багровые реки.
Дикие пляски вокруг тотемов под бой там-тамов. Другие цивилизации только зарождались – а ей уже были готовы преподнести весь мир на золотом блюде с головами жертв…

Единственное, что якорем тащило за собой и не давало развернуться в полную силу -  еле слышные мольбы дочери и сестры. А еще взгляд этого зверя, этого мужчины, который понравился дочери и сестре, его тяготение ощущалось настолько же первично, насколько горы были молоды в ее время царствования, моря не успевали разлиться, а солнце сияло юным блеском. Значит, мольбам следует внемлить…
И еще оставалась темнокожая женщина, которая держала у себя сердце ведьмы. О. С ней она поквитается по-особенному…

- Кто ты? – Этот заморыш пытается не дрожать, однако разве что не мочится при виде запачканной с ног до головы сажей Чародейки, один вид которой представляет и эрос и танатос во плоти. Он стоит у стола, прижав к груди чемоданчик, в тускло освещенной комнате есть кто-то еще, кто-то, охреневший от живой магии в ее лице, от клоков дыма телепортации, которые распространяются змеями по пространству. Кажется, это еще один охранник. Он только успевает вскинуть свой Десерт Игл, а скалящаяся ведьма уже охватывает агента со спины вместе с его скарбом.
Выстрел.
Пуля задевает плечо Коула.

… и они появляются в десяти шагах от своих. Где-то слышны нарастающие, набирающие громкость очереди автоматов, крики без расчленения на слова, гортанные - характерная русская речь. Но пока Вирджил оказывается в руках у Тау, ведьма успевает бегло и цепко пройтись взглядом по фигуре Рика, склоняет ладонь над его бедром и что-то «вливает» туда, нечто темное, проворное, как струйка тумана из золы. Кровь перестает течь, но боль остается.
Боль остается всегда.

«Я сделаю больше, если ты попросишь. Я сделаю все, если ты согласишься…»
«Оставь его в живых. Со мной. Пожалуйста…»

Еще одно перемещение. Все вместе они вновь оказываются в том самом зале, откуда отправились на задание… Бойцы из Тау больше не шарахаются – они пытаются держать лицо и пойманного агента одновременно; лицо стоявшей напротив стенда Уоллер застывает, генералы в откровенном шоке – прикрывают планшетами какие-то бумаги, стратегические планы ВВС США и Министерства Обороны, на плазме выбритый вояка с золотыми погонами что-то истерично орет, требуя удалить посторонних… Из плеча Коула в простой военной куртке хлещет кровь – но Чародейка не спешит помогать беглецу. Вместо этого она смотрит на афроамериканку.
- Я верну его в целости. - Ладонь ложится на плечо Флэгу. Черные губы скалятся, обнажая белоснежные резцы. – Ты получила, что хотела, женщина.
Если Аманда и намеревалась что-то сказать или запротестовать – этого они уже не услышали…
И вновь мир вокруг пары меняет очертания, смазывается в клубах золы и сажи, скручивается, ломается и восстанавливается уже в «квартире», возле заправленной кровати. Спальня.
«Чародейка…»
Она послушно отступает, точно просчитала всю многоходовку и действует исключительно по намеченному плану…

- Рик… - Боги. Это мои руки. Это мое тело снова, и это не я четверть часа назад с удовольствием уничтожала все живое на своем пути. – Рик. - Я обеими руками порывисто обняла приходящего в себя полковника. – Извини. Я не хотела всего этого... я просила ее оберегать тебя.
Чувствовать его тепло рядом – бесценно. Но тут же я вспоминаю о ранении. И с тревогой отстраняюсь. Мне нужно увидеть травмированную ногу… когда-то в спелеологических исследованиях, в прошлой жизни до Древней, я сталкивалась с подобными ранами очень часто. Что-то ведьма уже успела сделать, но обработать в лучших традициях человеческого опыта лишним не будет…
- Покажи мне рану. Пожалуйста. – Очень настойчиво и в тот же момент мягко. Я Джун Мун, я не могу иначе. Одновременно пытаюсь вспомнить, где конкретно в ванной находится аптечка. То, что меня мелко колотит, я уже не замечаю.

[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

Отредактировано Evie Morel (2016-09-19 17:53:44)

+1

13

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
Счет уже шел на секунды, когда в нескольких метрах появилась Чародейка вместе с Коулом. Курт и Маркус сразу же побежали к ним. Вирджил был связан и обездвижен, а колдунья уже находилась рядом с Риком, что с трудом держал свое сознание, изо всех сил старался не упасть в обморок. От ее ладоней веяло холодом, а темный дым, что начал окутывать рану и просачиваться внутрь вызвал такую боль, что Флэг стиснул зубы, лишь бы не закричать. Эта дымка обжигала изнутри, заставив отверстия от пуль мгновенно покрыться черной коркой. Было жутко и от той боли, что он чувствовал, и от самого процесса. Но в глазах Чародейки он увидел отблеск той девушки, в которой запечатана эта сила, отблеск серо-зеленых глаз. И страх ушел… Он, по непонятным самому себе причинам, успел проникнуться к девушке и здесь, в окружении сотен врагов, доверял ей так же, как своим солдатам.. соответственно доверял и темной.

Еще несколько секунд и вновь черный туман.. и они вновь в том зале, из в котором проходило совещание. Они, наконец-то дома, и более ничего не угрожает их жизни. Все в изумлении, это хорошо видно по охреневшим глазам генералов, а главное, по глаза Уоллер. Она боится.. за всей своей стальной броней из безразличия и жестокости, сочится обыкновенный страх за свою жизнь. Она наверняка понимает, что с демонами, с теми, кто не из нашего мира лучше не связываться. А она попыталась обуздать ту силу, о которой и десятой части не имеет представления. Все же как глупы люди.. и какие еще более глупые держатели власти. Маркус с Куртом крепко держат Вирджила, показывая чернокожей, что с ним все в порядке, за исключением пробитого плеча, от которого, в принципе, уже давно не умирают. Рик стоит молча, слегка пошатываясь от головокружения и пульсирующей боли в бедре. Он не знает, что сделала колдунья, но если бы не она, то вряд ли бы он дотянул до дома. Тяжелые веки так и норовят прикрыть глаза, но необходим доклад. Только Флэг собирается открыть рот, как чувствует на плече нежное прикосновение той, которая спасла ему жизнь. Холодно, но не опасно.. И вновь перемещение.. Флэг не сразу понимает, что он оказывается в той самой комнате, где и прошло их первое знакомство с Джун.. утром.

Имя ведьмы произнесется еле слышно, но ее властный гулкий голос разносится эхом по квадратной комнате. Перед ним Джун Мун.. наконец-то. Он встряхивает головой, словно пытается удостовериться в реальности событий. Но перед ним все еще она, а значит все в порядке. - Дж.. Но она не дает произнести и слова, как ее тонкие руки обнимает Рика, и теперь уже он чувствует тепло, от которого даже становится немного легче. - Джун.. Она перебивает. Видно, что Мун нервничает, потому Рик крепко обнимает ее свободной от автомата рукой, сильно прижимая к себе. - Все хорошо, Джун. Наконец-то ему удается сказать. - Не переживай, ты спасла мне жизнь.. хоть и я должен тебя защищать. Легкая улыбка берет верх над угрюмой миной. Нервоз потихоньку отступает, и в нем вновь просыпаются чувства, непонятные и внезапные.. она.. они обрушились, как снег на голову. 
Девушка отстранилась, а Рик, без задней мысли, присел на белоснежную кровать. Стоять уже было тяжело, но уплывающее сознание теперь уже приходило в норму. Ему стало лучше. Она настойчива.. не даром Чародейка выбрала ее, Джун и сама, походу, способна свернуть горы. От этого Флэг не стал спорить с ней, а лишь молча вынул нож из-за спины и разрезал ткань штанов и бинт, обнажив простреленную  на вылет ногу. - Делай все, что посчитаешь нужным.. Я в твоем распоряжении. Он внимательно следит за суетящимся хрупким телом, а сам и не замечает того, как на лице проявляется умиленная улыбка. Он ей благодарен, более чем благодарен, и он отчетливо это понимает. Никогда еще его жизнь не зависела от девушки, такой маленькой девушки, которая сама нуждается в защите. И на душе внезапно так тепло.. к чему бы это?!
- Джун, ты отлично справилась.. спасибо тебе большое. Последнее он сказал уже несколько ниже. - Ато меня бы ожидало тоже самое, что и Сэма.. Вспомнил он про убитого товарища и по инерции вытянул его жетон, после чего повесил себе на шею. Своеобразный ритуал, НО Рик верил, что частичка души каждого солдата остается в его жетоне. Он обязательно сам отвезет эти жестянки семье Сэма и извиниться за то, что не сумел уберечь его. Он будет им помогать.. всегда, по малейшей просьбе. Все-таки отряд это как семья, а значит и семья каждого его участника для тебя равносильна своей семье. Но не время было падать духом, потому он спрятал его под бронежилет и вновь обратился к светловолосой девушке.  - А как ты себя чувствуешь? Спросил он с явным смятением от того, что не задал этот вопрос раньше.

+1

14

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]не бойся Ее[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]
К черту пиджак… я стаскиваю неудобную ткань, оголяя тунику без рукавов. Молочный шелк на молочной коже, точеные руки, глаза русалки, светлые пряди… для Флэга контраст с тьмой, полной золы, дыма и крови, наверняка слишком силен. Он даже Аманду всегда приводит в восторг – как такое хрупкое существо может хранить в себе столь грозную темную силу и мириться с этим сосуществованием.
Рядом с Риком я тушуюсь и расцветаю одновременно – он по-прежнему вызывает неопределенное чувство. По дороге в ванную больно натыкаюсь бедром об угол низкого букового комода. Будет синяк… и черт с ним.
Ведьма внутри меня окончательно затаилась. Она попросту ждет своего часа, нужного рокового момента, чтобы ударить что есть мощи… и не по мне. И не по моему гостю, как я смею надеяться. Я просто откладываю эту мысль на полочку, подальше – пусть созреет, я еще вернусь к ней позднее…
Рядом с Флэгом на кровать ложится аптечка. Бинты, вата, обезболивающий гель… Я аккуратно промываю смоченным в анестетике стерильным ватным диском место ранения. Чувствую, как он стискивает своими ладонями покрывало, но сдерживается – кажется, скрипит зубами, едва ли не шипит от боли… Разрыв выглядит странно – уже почти затянулся, а нечто черное, в качестве лечебной магии от Древней, теперь выглядит как антрацитовая «паутина», что медленно, но верно, затягивает отверстия от пули.  Накладывать любой бальзам смысла нет – это мне подсказывает интуиция. Лучше просто «загерметизировать» от попадания чего ненужного извне.
И уже ответить полковнику.
- Я в порядке, я больше переживала за тебя… Она могла причинить вред любому, не раздумывая, свой или чужой.
Вот так вот честно и открыто, пока мои пальцы порхают над теперь уже чистым, без потеков крови, бедром. Я ощущаю на себе его взгляд. Ощутимо краснею.
- Мисс…
Это голос «Дэниэлза», за дверью спальни. Фэбээровец открывает дверь, видит нас обоих и замирает на пороге. Я лишь качаю головой, упрямо вскидывая подбородок:
- Все под контролем.
Если агент и сомневается – на помощь приходит Рик. Что-то говорит – я не слышу, потому что вновь концентрирую все внимание на ране. Так, теперь аккуратно наложить анестезирующую заплатку, прижать клейкие края… Только подняв голову и в очередной раз откинув светлые пряди, понимаю, что дверь закрыта, а мы вновь остались наедине… и Флэг снова смотрит на меня с этим неопределенным выражением…
Ветер колыхает занавески. Небо полупрозрачное, неправдоподобно синее, с редкими полосами облаков, почти без птиц. Солнце достигло пиковой полуденной точки, перешагнуло и теперь готово отсчитывать вторую половину дня. «Квартира» с окнами на восток и юг залита всем этим невесомым светом, она отличается от полумрачного коридора с аварийной пульсацией алых и голубоватых ламп, как сама жизнь противостоит смерти.
Глаза у Рика, оказывается, насыщенно-карие. Точно густой янтарь, с мелкими золотистыми искорками. Взгляд отчаянный, до скрипоты на зубах безкомпромиссный, а вот сама радужка затягивает в свой золотисто-кофейный мир, пока зрачок ссужается до минимума… потому что я целую его. Обе ладони ложатся на скулы с едва заметной щетиной. И сам легкий поцелуй отдает вкусом недавних событий, хотя я стараюсь привнести в него хоть немного своей теплоты. Хоть чуть-чуть той Джун, что любит археологию всей душой, что обожает спать под звездами на вершине какой-нибудь захудалой горы в Кентукки, что не боится лазать туда, где не ступала ничья нога со времен древности, что не несет в себе мощь старой и чужой, очень опасной магии. Обыкновенная девчонка с обыкновенным желанием быть нужной кому-то без оглядки на то, что скрывается внутри. Я как Супермен – только наоборот, меня призывают лишь для самых мрачных и отчаянных заданий, и когда появляется это нечто светлое, способное зажечь искру и цель… разве это не смысл жизни каждого из нас?
- Спасибо… - Это я вновь шепчу прямо в его губы.
Спасибо за… доверие. За открытость с осознанием удара в спину в любую секунду. За ладонь на спине в коридоре. За поддержку в зале. За то, что не шарахаешься. За твой солнечно-кофейный взгляд.
Спасибо, Рик Флэг.

[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

+1

15

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
Было несколько неудобно за то, что белая ткань, скрывающая такое же белое постельное белье, были испачканы кровью и какой-то черной субстанцией.. за которую все же стоит отблагодарить Чародейку, иначе бы Рик попросту истек кровью. А еще было очень больно, дико больно, эта самая субстанция безумно сильно жгла плоть, при том не оставляя и намека на ожег. Но он терпел, податливо вцепившись грязными руками в ткань и стиснув зубы. Он солдат, а солдат не имеет права показывать, что ему больно, даже если на столько. К тому же его раной сейчас занималась девушка, которой «больнее» в сотни тысяч раз, и плакаться ей было бы, по меньшей мере, оскорбительно и низко.
Джун с видной трепетностью обрабатывала раны, стараясь не доставить большей боли. А Флэг, с каким-то приятным чувством в груди, смотрел на девушку, на ее светло-русые волосы.. а рука так и дрожала от желания к ним прикоснуться.  Хорошо, что она заговорила. Поскольку Рик все больше уходил в себя, в рассуждения, пытаясь найти ответ, отчего же она так усердно заботиться о нем… Я ведь такой же служивый, как и все остальные до меня. Я подчиняюсь приказам правительства, генералов, столь ненавистной тебе Аманде Уоллес. Что же такого ты во мне увидела, почему так яро хочешь мне довериться, так искренне мне веришь... пытаешься защитить… Только вместо ответа, он все сильнее себя запутывал и, по ходу, специально пытался уйти от мысли, которая, с одной стороны, кажется неописуемо приятной, но с другой, будет совершенно не к месту.
- Я не боюсь ее.. Сказал тихо, еле слышно, но звуковая волна достигла ушей Мун. - Я доверяю тебе.. а значит, я доверяю ей.. Там, когда она пыталась мне помочь, я увидел тебя.. спасибо тебе еще раз, я обязан тебе жизнью.. глухой грудной голос. Таким обычно влюбленные в чувствах, которыми «прижаты к стенке» и ими же лишены возможности более их скрывать.
Флэг настолько увлекся наблюдением за девушкой, что не услышал, как входная дверь отворилась, а за ней показался агент ФСБ, один из службы охраны Мун. - Я не понял, тебя не учили стучаться?! Взрыкнул моментально разозлившийся Рик. Он ненавидел, когда личное пространство так бесцеремонно нарушают. Но, скорее всего, разозлило его не это, а несколько другое обстоятельство. Этот агент нарушил единение его с Джун, нарушил ту тонкую нить, образовывающуюся между ними.. а может оно и к лучшему, ведь он получил возможность отвлечься от мысли, которой боялся больше, чем Уоллер Чародейку. - Закрой дверь с другой стороны. И если еще раз покажешься здесь без стука, то вылетишь со службы, как пробка из бутылки шампанского. Не перестает рычать полковник. - Свободен.
Не успел охранник закрыть дверь, как взгляд Флэга был вновь прикован.. приварен к волосам девушки. Она еще занималась ногой. Не помог агент все же отвлечься Рику, хватило доли секунды, что бы сладкий туман вновь укрыл сознание.
Но она поднимает голову, ставя этим крест на какой либо возможности переключить внимание, уйти от собственных ощущений и желаний, уйти от себя. Они встречаются глазами, а полуденное солнце, словно кто-то убавил, словно где-то имелся диммер, могущий управлять светилом. Здесь вырубилось все, внешний мир перестал хоть как-то восприниматься, они оказались под затемненным стеклянным куполом. В ее глазах, лице было нечто коварно-волшебное и без способностей, которыми наградила ее колдунья. Чарующий взгляд, достаточно тяжелый, слегка подведенный, смотрел куда-то глубоко в душу, просвечивая словно рентгеном. Густые ровные брови, нос, пухлые губы… в нее просто нельзя не влюбиться.. он все больше проваливался в ее зеленоватые глаза, кажущиеся уже безбрежным океаном. И он тонул в них, он тонул в собственном рассудке, который дал клина и не мог работать в нормальном режиме. Мун подкупала своей простотой и одновременно необычностью, нетипичностью.. назови это как угодно, но не было у нее ничего общего с обыкновенными.. со всеми, кто был раньше.
Ее ладони безумно теплые, и тепло это рассыпалось по телу волной приятных мурашек. Он даже закрыл глаза, вернее веки сами опустились. Эти прикосновения резко разились с прикосновениями Чародейки, ладони которой замораживают безо льда. Руки Джун ощущались совершенно иначе.. теплые и нежные, мягкое, едва заметное, касание его лица, походило на падение маленького пера. Он был готов растаять в ее руках…
Но поистине тактильным и эмоциональным взрывом для него оказался следующий за прикосновением момент. Он не ожидал, он даже не смел надеяться, думать не смел о том, что, прикрыв глаза, он ощутить ее пухлые, влажные губы на своих. От очередного потока мурашек уже по задней части шее, Рик немного поежился. Он пытался не шевелиться, не дышать, лишь бы не спугнуть Мун, словно кошку, пришедшею к тебе ночью. Необыкновенно сладкий, но не резкий запах, лишь усиливал дурман, паутину, которой девушка оплетала его. Даже боль стихла, стал каким-то дальним отголоском, отчаявшимся как-либо напомнить о себе.
Она что-то шепчет, а Флэг уже не воспринимает ничего. Чувствует лишь легкую щекотку от движения ее губ, что так и не оторвались от него. Он более не сопротивляется.. его ладонь аккуратно ложиться на ее лицо, на щеку, оставляя там черно-бордовые пятна. Но это уже не имеет значения, он не может и не хочет отрываться. Следом вторая ладонь, и он тянет девушку на себя, заваливаясь на спину. Нога ноет. Но ощущение близости перекрывает абсолютно все.

Отредактировано Joe Bennett (2016-09-20 13:49:58)

+1

16

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]не бойся Ее[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]
Можно быть уверенной в чем угодно и как угодно.
Можно слепо рассчитывать на старые апологеты. Солнце встает на востоке и садится на западе, луна вызывает приливы и отливы, в сказках все принцессы находят свою любовь, и на первом свидании близость по старому французскому определению – не comme il faut.
Магия не существует, как и любовь с первого взгляда.
Или все же старая догма может пошатнуться?..
В его карих глазах отражается мир, что зовет к себе девушку, которая еще полгода назад и представить не могла себе возможность стать сосудом для древней и злой силы. Этот взгляд дарит надежду - на то, что хоть иногда я могу быть собой, быть Джун Мун, девушкой, которая далека от мира военных стратегий, далека от полигонов Пентагона, которая любит археологическую пыль, которая не может себе даже представить в самом страшном сне тот ужас, который теперь составляет мою жизнь.
Но он не побоялся этого. Да, он разумно может опасаться ведьмы, старой суки, которая не хочет покидать мое тело, которая ночами мучает меня, искушая стать то ли началом Третьей Мировой, то ли концом всей современной человеческой цивилизации, отбросить последнюю к диким временами, когда поклонялись всем подряд, когда любое сверхъестественное воспринималось как норма, как божественное проявление. Но полковник Рик Флэг касается меня, даже сейчас, в минуту своей слабости, после того, как Она попыталась своими варварскими методами исцелить его рану.
Я послушно опускаюсь сверху, плавно и гибко опираюсь на оба локтя. Мне нельзя хоть как-то задеть перевязанную ногу, поэтому я предпочитаю весь упор перенести сначала на колени в светлых брюках, а затем попросту лечь на левую сторону, чтобы не причинить дискомфорта. И я чувствую, как он расслабляется, а затем вновь целую, ощущая сам вкус этого жеста как далекий привет из прошлого, ведь в последний раз я позволяла себе эту роскошь очень давно, примерно в прошлой жизни до Нее.
«Мы не можем рассчитывать только на самих себя. Иногда нам нужно доверять кому-то…»
Неожиданно трезвая, мягкая, не-кровожадная мысль, с Ее стороны подобна кокону, паутине, которая оплела рану Рика в том комплексе. Я не могу не согласиться с ней, и поэтому вплетаю пальцы в короткие волосы полковника, точно притягивая его к себе и сама притягиваюсь ближе, для повторения, и еще, и еще, ведь каждое его новое прикосновение как дар свыше, по чьим-то меркам - ничуть не хуже отрезанных голов врагов на огромном золоченом плоском блюде. Я понимаю, что все еще вздрагиваю – но теперь от того, что чувствую себя желанной, а не проклятой ведьмой, которую нужно держать на цепи и в клетке.
Поэтому мои пальцы столь вольны, поэтому я позволяю им скользнуть вверх по его затылку, мягко вжаться, пока в который раз сплетается вкус железа и меда на языках. Эрос и танатос неразрывны, они время от времени берут друг над другом верх, но никогда не победят до конца. Я даже знаю, что подобная экзальтация после боя у древних викингов и прочих северных народов была в норме вещей, когда ты побывал на самом краю, ощутил дыхание смерти – и теперь тебе нужно своими руками удостовериться, что ты живой, обнять женщину, увлечь ее в иной мир схватки, которая грохотом эмоций ничем не хуже эпической битвы.
Я догадываюсь, что будет дальше – мне это подсказывает глухой пульс там, внизу, начинающий заводить обороты и бить в свой личный гонг желания.
Но я не тороплюсь.
Я в твоих руках, полковник. Я твой самый главный трофей.
[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

Отредактировано Evie Morel (2016-09-20 17:22:20)

+1

17

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
Весь мир подождет. Растворяющееся в омуте сознание смогло сочинить последнюю и единственно верную мысль – к черту все и к черту всех. Он отдал слишком много себя, он ранен и он с той, которая добавила светлых красок в багровые будни.
Джун далеко не лучик надежды на светлое будущее. В нынешних реалиях будущее, в принципе, видится крайне туманным, да и то, ничего положительного, с пробуждением Чародейки, не предвидится. Джун светлое настоящее, то настоящее, которое, наконец-то, обрело хоть какой-то смысл для Рика. И если выйдет так, что ему суждено завтра схлопотать пулю промеж глаз, то «сейчас» этого стоит.
К черту все и всех. У него не выходит припомнить в памяти того, что бы ему было настолько хорошо. Нет, нет от сладких опьяняющих поцелуев, не от переполненных теплом и нежностью поцелуев, не от мурашек, что устроили на нем колонию и с каждой секундой приумножают свое количество вдвое, не от томительных судорог, заставляющих конечности время от времени вздрагивать. Все это прекрасно, непередаваемо прекрасно, но причина куда более прозаична и проста – ему хорошо от ее присутствия, от того, что она рядом. И только сейчас, на ее фоне, весь мир обесценивается. Все семь с хреном миллиардов человек, населяющих голубой шарик, превращаются в пыль, совершенно не волнующий факт. Эти толстобрюхие генералы, Пентагон, эта долбанная черномазая Аманда, даже сейчас не избавившаяся от тупоголовости своих предков, не имеют совершенно никакого смысла, пустышки, столь усердно пилящие ветку, на которых сидят их же жирные задницы. Все они лишь миг, пшик для вселенной. Так почему Флэг обязан придавать этому хоть какое-то значение… когда ему посчастливилось найти ту, которая способна наполнить его мир чем-то настоящим, чем-то осмысленным, чем-то жизненно необходимым. К черту все и к черту всех. Весь мир подождет.
Трудно однозначно сказать, что есть в действительности чувство, которое с каждым ударом сердца, пытается проломить грудную клетку. Лишь уверенность в том, что его глаза наконец-то широко открыты, что он наконец-то расставил правильные приоритеты и сделал, впервые в жизни, верный выбор. Все, что за спиной – предисловие, способ, дорога, которая привела его к ней. К той, что смогла доказать ему наличие его же души, которой так же, как и телу, нужно тепло. И сейчас ему тепло.. сейчас те самые бабочки.
Она лежит рядом. На его руке, вплетая пальцы в волосы, впервые, как и каждый прошлый день до этого. Она ощущается слишком родной, необычно родной. И та разрушительная сила, что сокрыта в хрупком теле, более не пугает его. Совсем.
Она тянет к себе, а Рик поддается. Единственное желание – остановить время, не момент, что бы это длилось вечно… Не отпускать ее из объятий, не покидать этот приторно сладкий плен. Пусть Чародейка заговорит кандалы, он отказывается оставлять ее одну, быть где-то далеко от нее.
Рик прикусывает ее пухлые губы, от чего рот наполняется едким привкусом железа. Голова все равно уже не работает, он хочет Джун. Все тело просто пульсирует в гнетущей истоме, от чего граница между реальностью и «сном» становится еще более размытой. Он медленно проводит ладонью по ее таллии, оставляя после себя грязные пятна.. белый костюм, как и постельное белье можно выбросить. Да и какая разница?! Сорвать с нее одежду, прикоснуться к ее телу, вдыхает ее опьяняющие медовый запах, еще отдающий гарью тумана колдуньи. Посетить бесконечное множество миров не выходя из спальни, нет и капли сомнения, что Мун не способна стать проводником за границу, разделяющую параллельные вселенные. Она иная, она не из этого мира.

Но, как и плоть Джун сокрыта деловым костюмом, тело Рика покрыто тканью и металлом. Он хочет избавиться от него и вдохнуть полной грудью, вкусить ее всю. Потому он с явной неохотой отстраняется от светловолосой и пытается встать, что получается не с первого раза. Ему вновь выпала возможность посмотреть на нее, взглянуть в глубокие зелено-серые глаза, от чего получает нечто нокаутирующего удара. Его прямо таки ломает от того, что не держит девушку в своих руках.
Стоять больно, но боль статичная и глухая, удалось уже немного к ней привыкнуть. Дрожащая рука пытается справиться с молнией куртки, а после расстегивает липучки бронежилета. Следом идет кобура с пистолетом, ботинки и рваные брюки.. Рик весь в крови и пепле, это до злости смущает, сейчас он больше похож на колдунью, нежели лежащая пред ним. - Джун, мне нужно в душ.. я хочу смыть эту золу с себя.. И лишь сейчас до него доходят отголоски осознания, что он творит. Смущение.  Дикое смущение пытается захватить контроль над сознанием, от чего ему становится неудобно за то, что он стоит пред ней в одних трусах. - Можешь мне помочь? Или мне.. .. уйти? Этот вопрос будет лишним, он знает, что Мун его не отпустит.. не то, что бы в свою комнату, одного в душ. И так приятно становится. Он улыбается от собственной глупости и беспомощности. Хоть он и привык к боли, рваные ткани не позволяют опираться на ногу. - Только я даже не знаю, где в твоем замке ванна. И он видит ее прекрасную улыбку, которая напрочь отбивает все скверные мысли. Джун светится, в прямом смысле слова. - Хватит издеваться, пойдем! Его добрый смех наполняет комнату.. но он все так же ее хочет, жаждет, мечтает владеть ее телом и душой. Он желает отдать ей всего себя, целиком, сдаться в добровольное заточения до последней секунды существования мира. К черту все и к черту всех.

+1

18

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]не бойся Ее[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]
4u
Теперь в его глазах я вижу отражение себя.
Нас связала смерть вперемешку с магией, невидимые нити протянулись от полковника ко мне еще при первой же встрече. Где он – там смерть. Где магия – там я.  Я как произведение искусства, но кто сказал, что я обязана дарить человечеству мир, гармонию и счастье?
Что я могу сделать для Рика?
Нет… как я могу навредить ему?
Я с чуть мятежной улыбкой указываю рукой на  буковую дверь справа от панорамного окна, за которым солнце продолжает свой бег, а небоскребы по-прежнему упрямо стремятся вспороть синее небо в надежде, что хоть что-то станет ясным и понятным. 
- Тебе туда… я присоединюсь через минуту, мне нужно кое-что сделать…
Она внутри меня ершится, Она знает, что это «кое-что» непосредственно касается Ее. Все еще ощущая на губах вкус поцелуя Флэга, я мягко, но настойчиво выпроваживаю его в пресловутую ванную комнату, которая неожиданно оказывается в изумрудно-бирюзовых тонах. Только спальня гармонирует светом, все остальное различается по цветам в диапазоне от шоколада до морской волны.
Глядя на его рельефную, мускулистую спину, всю покрытую мелкими шрамами, порезами и прочими отметками избранной жизни в горячем военном кругу, я вновь задаю себе этот вопрос. Только слегка перефразирую, оставаясь наедине сама с собой и чутко прислушиваясь к шуму воды, который время от времени меняет ритм. Я представляю, как струйки стекают по его телу, как он прикрывает веки, как расслабляется под желанным теплом, как смывает пот и золу. Как ждет меня.
- Ты хочешь навредить ему?
И вновь это лицо из клубов дыма напротив. Оно пугает меня каждый раз, заставляет вздрагивать, потому что оно мое, и это более чем непривычно и странно.
«С чего ты это взяла, дочь и сестра?»
Ее  - мои – губы шевелятся, но голос звучит прямо в мыслях.
- С того, что ты не подпускаешь никого ко мне уже очень долгое время. Впрочем, я и сама….
Она понимающе смеется – темная проволока волос змеями окутывает лоб и скулы.
«Я лишь дала тебе то, что ты хотела. А ты хотела его.»
- Я… - Спотыкаюсь на очередной фразе. Смолкаю. И смотрю прямо в глаза ведьмы, бесплотные, слепые, дымные, как на скульптурах древних греков. – Я уничтожу тебя, если ты только посмеешь вмешаться в события.
«Как? Разве ты забыла, что ты мой сосуд и хранилище?»
- Я рискну своей жизнью. И спровоцирую женщину,  - я намеренно использовала это обращение Древней к Уоллер, чтобы подчеркнуть и свою ненависть тоже, - чтобы она вскрыла твое сердце.
Казалось, Она задумалась. Секунда сменяла следующую, а затем невесомые губы искривила усмешка, которая мне очень не понравилась. Лицо растворилось в воздухе, оставив меня без ответа.
И вот тут я осознаю, что меня снова колотит. Привычное состояние. Мне требуется кокон из горячей воды и рук Флэга – самые простые и надежные средства для успокоения, я хочу на это надеяться. Сомнамбулически стягиваю через голову тунику, стягиваю брюки от Шанель, ажур белья, освобождая молоко тела от одежды, которая уже не нужна. Он видел меня и не такой, и стесняться – только выставлять себя ханжой.
А ханжой я никогда не была.
Окутанная легкими светлыми прядями, я проскальзываю в ванную, уже полную горячего пара и хвойно-цитрусового аромата масел, которые медленно нагреваются в лампадках. Я точно также как и полковник хочу смыть с себя все, в том числе последний разговор, который не то, что не расставил точки над i, но и по всем ощущениям открыл дверь в темную бездну огромного горизонта событий.
Стекла душевой кабинки запотели, но я ясно и четко вижу его силуэт. Трогаю дверцу, которая послушно отъезжает в сторону. И встречаюсь с ним взглядом.
«Я все время буду рядом, дочь и сестра…»

[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

+1

19

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
Горячая вода это то, что сейчас было нужно. Слишком много пыли и крови, смешанных с запахом гари и золы, осело на не его теле. Казалось, что все это пробралось даже внутрь и уже текло вместе с кровью, быстро разнося эту грязь по всему организму. Так было каждый, после каждой операции Рик мог осесть в ванной на несколько часов и.. он даже не думал, отключал голову и уходил в некий транс, оставив бренное тело на растерзание водной стихии. Становилось легче. Смущала лишь душевая кабинка, поскольку стоять Флэгу было несколько дискомфортно, но, как бы не было странно, вместе с водой утекала и боль, которая практически сошла на нет. Спасибо той темной, что помогла ему.. Пусть ради этого и придется заглянуть в лицо самой смерти, но он должен ее отблагодарить.
Шум воды наполнил комнату приятными звуками, вперемешку с запахами, что медленно нагревались на свечах. Все это оказывало эффект не хлеще, чем туман темной, это было завораживающе. Рик смутно распознавал какие-то звуки, похожие на разговор, доносящиеся из спальни, но кроме голоса Джун более ничего не было. Да и сам Рик слишком забылся, окунулся в себя, в рассуждения и ожидание, что бы отчетливо осознавать происходящее во вне.
Что ты делаешь, Рик?! Мысль всплывает сама собой. Он аналитик, привыкший контролировать ситуацию во всех аспектах.. Не очень приятная мысль, но этот разговор с самим собой неизбежен, потому он принимает его, он начинает рассуждать.
А что я делаю не так? Впервые в жизни и отпускаю поводья, я поступаю так, как велит мне сердце. Без какой либо агрессии. Спорить тоже бесполезно, найдутся сотни тысяч аргументов, что будут идти в разрез с чувствами.. хотя, вряд ли его это остановит.
Рик Флэг устал. Одиночество, конечно, это один из основных пунктов профессии, что он выбрал. Только кто скажет, когда смерть придет за тобой?! Никто, а потому, возможно, последние моменты своей жизни перед грядущем апокалипсисом я хочу провести с ней… с той, которая греет не мое тело, в попытках утолить примитивные потребности, а согревает сердце. Я устал от крови, я устал ничего не чувствовать. Я устал от войны, которая развязана не мной, которая не несет ничего, кроме смерти и миллиардов долларов. Это не моя война, а я, от чего-то, в ней один из основных элементов. И если мне суждено сдохнуть на поле боя, то будет хоть один человек, которому я буду сниться темными ночами.
На лице Рика блеснула улыбка. Этот диалог закончился достаточно быстро, что казалось удивительным. Внутренний Рик, холоднокровный и рассудительный, согласился. Он тоже готов пустить все на самотек и наслаждаться моментом, наслаждаться компанией девушки, чье сияние ярче бесконечного множества звезд.
Сложно сказать, сколько прошло времени до того, как дверца душевой кабинки плавно отъехала в сторону, подобно занавесу, открывая прекрасную картину идеального обнаженного тела Мун. У него чуть не отвисла челюсть. И… нет, она не была обладательницей какой-то особенной фигуры или крупных форм.. все обычно, все как у всех. Но это тело принадлежало Рику, в этом теле таилась светлая душа, по которой он столько лет тосковал, при том, не признаваясь даже себе. И именно это делало ее особой, это делало ее желанной и единственной во всей вселенной.. она не королева красоты, она богиня, что снизошла до обыкновенного солдата.
Но она уже не выглядела такой счастливой, как несколько минут назад, как там, в комнате. Рик взял ее за тонкую кисть и аккуратно потянул к себе, под воду, закрыв за ней запотевшую дверцу. Вот она – обнаженная, полностью беззащитная перед тобой. Перед тем, кто является единственной защитой от всего того, что ее окружает. И ты должен.. нет, ты обязан укрыть ее от всех страхов.. от самого главного страха.. от Чародейки.
Рик обнимает ее. Без какой либо эротики, просто прижимает ее к своей груди, а одна из ладоней зарывается в ее уже мокрые длинные волосы. Я здесь, Джун. Я сдохну, но тебя никто не посмеет обидеть. Я даю тебе слово.

Отредактировано Joe Bennett (2016-09-21 11:37:54)

+1

20

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]не бойся Ее[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]
Точка невозврата – вещь особенная.
Флэг прекрасно знает ее по военным маневрам, когда тяжелые грузовые вертолеты летят к нужным координатам билетом «в один конец», когда горючего хватает только до пункта назначения, когда десант из «летяг» должен высадиться -  и будь что будет, и после них хоть потоп. Я помню ее ярко по исследованиям тех пещер, в которых любая связь становится недоступной, или, когда веревка уже в конце спуска не выдерживала груза оборудования и мои пятьдесят кило живого археологического интереса. Точка невозврата – разная у каждого, одинаковая на всех.
Теперь она возникает во мне для Рика. Для полковника уже не будет возможности вернуться к прежнему образу жизни, до встречи с мета-людьми, и что бы Аманда Уоллер не предлагала ему в дальнейшем – все меркнет на фоне Древней. Не сомневаюсь, что по первому зову и Бэтмен и криптонец ринутся спасать мир. Не сомневаюсь, что рано или поздно – от Нее, а значит – от меня.
Расклад сложен и до безумия прост. Я осознаю его, когда моя скула ложится на ключицы Флэга, уже лишенные осадка сегодняшнего дня. Вода с тихим шелестом замедляет свой бег – и я тут совершенно не при чем – а потом возобновляет мелкую и пушистую дробь по макушке, которой касаются губы военного. Его пальцы на затылке вжимаются в пряди и точно снимают невидимый груз с мыслей, берут на себя.
- Рик… - Достаточно громко, чтобы перебить шум воды. Бедра к бедрам. «Плоть к плоти, дух к духу» - так бы я сейчас переиначила знаменитые эпитафии на погребальных церемониях. Наверняка кареглазый мужчина посетил не одну, прощаясь с братьями по оружию и кредо. -  Я не могу просить тебя остаться. Я не контролирую ее.
Вскидываю подбородок – прикрываю веки. Вода стекает с них с милосердием слепоты, я ловлю крохотные капли губами. Пар вокруг нас бесплотно густеет, но в нем нет темноты или клубов дыма. И все же Она близко.
Она совсем рядом… слушает каждое мое слово, каждый позывной в виде пульса, каждый ток крови по венам.
Т-с-с… Она все слышит.
-  Но и отпустить не могу… - Возможно, я говорю что-то еще, очень сбивчиво, утыкаюсь носом в широкую грудь Флэга с пластинами мышц. Я чувствую, как мерно и вместе с тем напряженно бьется его сердце. -  Если ведьма что-то сделает с тобой – этого я уже не выдержу. Я не знаю, зачем Уоллер приставила тебя ко мне…
Пальцы влажно рисуют на ключицах мужчины пиктограммы инков – со стороны простые узоры задумавшегося или подбирающего нужные слова человека. Неосознанно я повторяю один и тот символ, с капища в пещере. «Берегись». «Будь осторожен».
-  Но понимаю, что не хочу потерять тебя в первой же стычке между мной и… - многозначительная пауза, - ней.
Больше не дрожу. Мне надежно в его руках, и от этого ощущения необычайной защиты и покоя впервые за несколько месяцев, пусть даже минутного, пусть оно развеется, как парок горячей воды, как только мы покинем душевую кабину, я медленно плыву, как воздушный шарик, полный гелия, в высокой и бескрайней синеве неба.
-  Поэтому тебе нужно выбрать самому, Рик. Выбрать один раз и больше не думать об этом.
[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » -Тсс.. ‡.. она все слышит.