Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » -Тсс.. ‡.. она все слышит.


-Тсс.. ‡.. она все слышит.

Сообщений 21 страница 36 из 36

21

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
Слова взрослой отчаявшейся девушки, отдающий себе полный отчет во всех возможных вариантах истока нынешних событий. Она боится… и вовсе не за себя.. и правильно боится, поскольку осознает тот единственный факт, что Чародейке превратить Рика в пыль, как моргнуть. Стереть его существование с лица мира, уничтожить и поставить точку на его жизни. И не было бы такого волнения, если бы его место занимал любой другой.. не было бы такого влечения, если бы он охранял кого-то другого. Темная их свела и… спасибо ей. Под угрозой секиры, что уже занесена туманными чарами, над головой Рика, он даже не думает отступать.
Но совершенно не подходящая обстановка, не время для такого рода разговоров. Он знает, какой конец его может ожидать.. он знает, что она опасна.. он знает все, что ему положено знать. Флэг не маленький мальчик, способный на необдуманные поступки ради девочки. Он давным-давно способен на гораздо большее, просто не было той, кто это бы оценил по достоинству. А теперь он получил возможность, наконец-то, сыграть ва-банк и, откровенно говоря, ставка уже сыграла, а дальше – будь, что будет, теперь этот вопрос мало волновал Флэга. Она рядом. Больше ему у судьбы просить нечего.
Не представляя и десятой доли того, что испытывала Мун, каждую чертову секунду контролируя всю себя, контролируя темную, Рик, от чего-то, хорошо осознавал, насколько ей, в действительности, тяжело. Это статичная боль, страх перед завтрашним днем, перед самой собой. Страх, когда твоя жизнь уже не имеет никакого значения. Страх, который окутывают душу черным едким дымом и идет с тобой всегда… рядом. И ему бесполезно смотреть в глаза, от этого ничего не изменится. Подобно проказе, он будет пожирать тебя, только гораздо дольше.. всегда.
Рик стоял молча, пока Джун говорила. Очень серьезные и осмысленные слова, в голове глупого эгоиста такого не родится. Вот она, Джун Мун, сотканная из противоречивых черт характера, в ней, как и в медали, две стороны, которые прослеживаются даже не вооруженным глазом. Сильная и смелая девушка говорит, что боится упустить контроль, а это чревато смертью. Вторая же половина, хрупкая и нуждающаяся в поддержке, уже не может отпустить.
Но Флэг непоколебим, нет на свете того, что способно заставить его отступить, оставить нуждающуюся в нем девушку на произвол судьбы, на растерзание древнему духу. Нет, пусть он обычный человек с автоматом наперевес, но, упаси Господь, эта черная тварь посмеет хоть как-то угрожать Джун, он ее щипцами вытащит. И никакие чудо-юдо колдуй-бабаи не спасут ее от блестящего ствола дигла, курок которого взведется, когда он будет между ее зубами. Вот тогда и посмотрим, как старый добрый порох умеет вышибать дерьмо из засранцев.
Она сильная… она очень сильная девушка, боец, духу которой может позавидовать многие из тех, кто был с Риком на поле боя. При всех своих слабостях, при этой беззащитности и откровенном желании быть рядом, она, сквозь боль, отказывается брать на себя ответственность за выбор. Рик улыбнулся.
Тяжелые капли воды медленно скатываются по его лицу, по ее щекам, разбиваясь в пар о пол. Рик дышит полной грудью, чувствует кожей, как вдыхает и выдыхает она. И пусть кислорода от пара уже немного не хватает, он даже не думает выходить. Редко бывает, что бы было тепло и твоему телу, и твоей душе. Даже там, в столкновениях, он не чувствовал такого уровня ответственности, какую чувствует сейчас. И ему это нравится. Без того сильный и самодостаточный мужчина испытывает удовольствие от того, чему еще вчерашним вечером не был доволен. Как быстро все меняется.. как быстро находишь общий язык со своей половинкой, пусть на столько отличной от тебя, но, главное, что твоей.
Пальцы охватывают ее подбородок, очень аккуратно, поднимая ее лицо к себе, что бы встретиться глазами. С этими серо-зеленными бездонными океанами, наполненных человечностью, нежностью, ежесекундно взрывающихся от агонии и отчаяния. Она..  он уже не знает, как ее назвать. Она Джун Мун, смысл существования полковника Рика Флэга.
- Джун..
На его лице светится легкая улыбка, слегка обнажающая белые зубы.
- Я понимаю, что это для тебя значит.. что я для тебя значу.. Я понимаю, на сколько тебе тяжело нести этот непосильный крест на своих тонких плечах.
Его ладони падают на ее плечи, после чего медленно скользят к предплечьям, а там и к кистям, которые Рик берет в свои руки.
- И очень надеюсь, что ты понимаешь меня.. видишь, как я реагирую на все это, осознаешь, что меня.. несколько беспокоит то, что сидит внутри тебя.. осознаешь то, что я чуствую..
Он даже не моргает, наблюдая за тем, как влага конденсатом осаживается на ее светлом лице, образуя мокрые полосы, оставляемые каплями воды. Рик поднимает ее руки, связывая их на своей шее,и тянется к ней, оставляя не более 5 сантиметров расстояния между ними.
- Я  сделал выбор при нашей первой встрече. Я рядом Джун Мун, и я..
И вот он уже практически вплотную, шепчет прямиком ей в губы, еле касаясь их.
-.. никогда не оставлю тебя одну.
Более нет никакого смысла сдерживаться или как-то более нагнетать тяжелую атмосферу. Рик без раздумий целует ее, не стесняясь прижать к стеклянной спинке душевой кабины. Ладони оплетают ее лицо, он боится выпустить ее, он боится вдохнуть, лишь бы не прервать это единение. Ее губы сладки, сладки до безобразия, оставляют жадные укусы, разбавляя приторную сладость легким привкусом железа. Я весь твой.. делай, что хочешь..

0

22

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]не бойся Ее[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]
Когда-то очень давно маленькая Джун Мун любила читать на ночь рассказы О.Генри, и особенно ей нравился один почти лирический, про бедную девушку, которая хотела пошить себе платье для того, чтобы привлечь внимание богатого владельца магазина, в котором она работала продавщицей. И не смотря на все препоны, эта девушка добилась своего, хотя в конце рассказа шла под дождем со счастливой улыбкой и в новом платье.
Сейчас я напоминала себе эту девушку. Или – от этого я была готова вздрогнуть в очередной раз -  кинговского Уайрмана, который, по его мнению, выиграл одну из ужаснейших la loteria, когда в один день лишился жены и дочери.
У меня не было выбора. Моя судьба зависла где-то посередине, как опытный канатоходец я ступала по нити попеременно шарахаясь от двух стен – слева был лед, который вымораживал одной мыслью о могуществе Древней, о ее способности свернуть шею или распылить в дисперсную ересь тело каждого, кроме - пока что - Аманды Уоллер. Справа полыхал огонь – мое возникшее чувство доверия и связи с Риком, которое тоже могло привести к апокалипсису, ведь я не могла любить и быть любимой как обыкновенная женщина.
Наши поцелуи становились все жарче, стекло скользило за мокрой спиной, но мы не могли остановиться. Это напоминало безумную вакханалию, дуэт  дорвавшихся друг до друга давних любовников. Возможно, полковник тоже соблюдал целибат по причине сложных взаимоотношений со всем миром, или же все его отношения были достаточно коротки, но вот напряженная плоть, упершаяся мне в бедро, ясно доказывала своей пульсирующей горячностью, что Рик Флэг не боится ни ведьмы, ни черта, ни самого дьявола.
Моя нога оплетает его бедро, я приникаю теснее, чтобы почувствовать военного еще ближе, каждой клеточкой кожи. Тело просило свое после долгого периода сексуального апноэ, но в этот раз и душа принимала участие, а сердце тягуче-сладко выстукивало ритм, в котором попеременно слышалось «твоя», «мой». Так бывало издревле, еще с первого восхода юного солнца, которое освещало зарождение цивилизаций; сколько раз оно слышало подобные клятвы – не хватит всех песчинок мира, чтобы сосчитать.
- Джун! Полковник!
И вот тут наступает коллапс.
Оказывается, Уоллер решила почтить нас своим присутствием. Темноголовый силуэт в светлом костюме  - размыто через запотевшее стекло. Кажется, позади нее в дверях еще кто-то, и деликатно отворачивается.
Я отшатываюсь от стенки душевой – не стоит радовать правительственного агента светлыми округлостями ягодиц.
- Ч-черт…
«Я уничтожу ее. Клянусь. Клянусь тебе в этом, дочь и сестра…»
И вот тут я понимаю, что Она не шутит. Она готова рискнуть всем, лишь бы выйти из-под власти Уоллер. Эта мысль встревоженной птицей бьется в моей голове, пока Рик быстро выключает воду и через приоткрытую дверь снимает с сушилки два огромных полотенца. Как застигнутая на месте преступления школьница, я испытываю одновременно и стыд и ярость. «Какого хрена, Аманда?»
Афроамериканка что-то говорит своим провожатым, те покидают ванную комнату, сама агент тоже выходит вслед за ними. Дает фору для «облачения в светлые одежды».
Через мгновение я оказываюсь вне стен кабинки, смотрю на взъерошенные волосы и осатаневшее лицо военного, которого прервали на самом интересном маневре, а затем примечаю, что бугор под полотенцем все еще тверд. Усмехаюсь.
- В следующий раз я буду предусмотрительнее, когда решу забирать тебя до полного отчета по операции… - Через секунду осознаю, что это похоже на признание. И чувствую, как краска тронула скулы. приливая подобно мелкой волне. Киваю. – Да… это отчасти была моя идея.
[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

+1

23

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
Нет ничего прекраснее, чем женское тело. Произведение искусства, созданное самой природой. Столь изящные линии таллии, по которым скользят ладони Рика, пытаясь изучить ее на ощупь. Нежная кожа на тонкой шее, в которую он впивается чуть ли не зубами, не чураясь оставить лопнувшие сосуды в точках соприкосновения. Ее стройные ноги, что одна за одной оплели корпус Флэга, в момент, когда он крепко сжал ее ягодицы и, оторвав от пола, усадил на себя, плотно прижав к стеклянной стене. Она сексуальна до каких-то неадекватных пределов. На спине ощущаются следы ногтей, что так и норовят прорваться под кожу, красные полосы мгновенно начинают пощипывать от воды. Это чертовски заводит, каждый ее поцелуй сопоставим с ударом бейсбольной биты… Рик уже потерял голову, что же она с ним делает.
Он чувствует манящую влагу меж ее ног… и рвется проникнуть в нее, слиться с ней воедино. Рвется наполнить душевую громкими стонами и жадными вдохами воздуха. Сотрясти эту тягучую эфирную атмосферу и вдоволь испить Мун, насладиться ей сполна.. а после еще раз.. и еще раз.. и так до скончания веков. Он никогда раньше никого так не хотел. Да и профессия ставила крест на личной жизни, отнимая любую возможность познакомиться хоть с какой-то более-менее приличной девушкой. А здесь… а здесь он сорвал банк колоссальных размеров, вытянул все лимиты из своей «удачи».
Она хочет тебя.. Хватит медлить.. возьми ее.. Пульсирует в голове барабанными стуками по вискам. Эта мысль даже заглушает шум воды и ее томные вздохи, обжигающие ушную раковину. Он слегка прикусывает ее мочку. Хватит этого ожидания.. и так он ждал ее слишком долго, что бы мочь пересилить голод, выжигающий дыру в груди.
Рик и не сразу понял, что где-то там, за стеклянной дверью кто-то заговорил. А осознание не адекватного течения обстоятельств, пришло лишь тогда, когда Мун отстранилась от стекла и зашла за его спину. Вот тогда-тио Рик и увидел темное лицо Аманды, сокрытое за запотевшем стеклом душевой двери. Он вызверел. Ох, как он разозлился от того, что кто-то вообще осмелился нарушить их единение.
Флэг отключает воду, не отводя глаз от Уоллер, что отдает какой-то приказ своим сопровождающим молокососам. Открыв дверцу, он берет полотенце, которое заводит за спину, что бы Мун могла обернуться в него. Сам же стоит в чем мать родила, устраивая недовольное представление. Единственная мысль, которая обрушилась на него – задушить эту черную суку шлангом от душа или забить лейкой, что бы мозги по всему полу растеклись… и в этой же луже заняться сексом с Чародейкой.
- Пошли вон!
Он смотрит вслед ретировавшимся охранникам, а после в глаза Уоллер.
- Тебя это тоже касается!
Рычит он с большей злостью, чем на агентов. Ему абсолютно до лампочки, что она здесь главная. Пусть благодарит Бога, что Рик не свернул ей шею или не выколол глаза. Такое поведение совершенно неподобающе, будь ты кем угодно, хоть самим, мать его, президентом – не зря он был всегда уверен, что эта африканка в душе осталась обезьяной.
Недовольный взгляд Аманды и все, дверь, наконец-то закрыта, и они вновь остались наедине. Глаза полковника налились кровавой яростью, и лишь Джун смогла успокоить его, отвлечь. - В следующий раз?! Неоднозначно смотрит в ее наглые глаза, стягивая с вешалки белое полотенце. - Значит, я понравился вам.. обеим?! Хитрый взгляд и легкий смех. Это прямо вдвойне победитель. Да, и пусть кто, что потом скажет о своих сексуальных похождениях.. вряд ли кому-то удавалось заполучить опаснейшую колдунью и сногсшибательного археолога, да еще и в одном лице. - И на сколько велико это «отчасти»? Шути шутками, но чертовски приятно от одной мысли, что это чувства взаимны, что эта тяга бежит по их венам, заставляя сердца биться чаще.
Рик опускает взгляд на собственное достоинство, что все еще жаждет ворваться в горячее тело Джун, а после и на нее саму. - Нет, ну это нельзя так оставлять.. Стук в дверь и недовольная просьба Уоллер поторопиться. Флэг злобно вздыхает, понимая, что сейчас их не оставят в покое, придется выйти.
Он приобнимает Джун за таллию, слегка подтягивая ее к себе. - Надеюсь, ты не откажешь мне в свидании.. Скажем, часиков в 11, когда «детишки» улягутся спать.. Ну да, самое время пригласить ее на свидание, ты просто бог пикапа, Флэг.
И снова стук. - Ладно, пойдем, она не отвалит, пока все не разузнает… Нежный поцелуй в мягкие пухлые губы и Рик выходит из душевой, все так же завернутый в полотенце. Ему все равно нечего было надеть, ведь его форма вымазана пеплом и кровью, подрана на лоскуты. Озадаченные взгляды агентов, да и самой Уоллер, не до конца осознающей происходящее, заставляют Флэга улыбнуться. Вальяжная походка до входной двери и жуткая самоуверенность и довольство собой. [i]Теперь я правлю бал, сукины дети.. вешайтесь!/i] Приятная мысль.
- Может, дадите мне переодеться или будем вести разговоры в таком виде?!
Фыркает Рик, размахивая свободной рукой. А, так называемые гости, все еще пребывают в легком недоумении, лишь судорожно кивая ему в ответ.. черт подери, да сама Аманда стальные яйца растерялась.
- Или попросить Джун принести еще три полотенца?!
Здесь Рик уже откровенно издевается, открывая входную дверь, через которую эта недоделанная делегация покидают покои светловолосой красавицы. - Через 10 минут в переговорной! Недовольный вскрик и стук каблуков о паркет, расходившийся эхом по длинному коридору.
- Я буду ждать тебя там, Джун.
С ухмылкой и нескрываемой нежностью произносит Рик девушке, что пожирает его взглядом. - И не забудь про свидание!

0

24

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]не бойся Ее[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]
[Полчаса спустя]
В этот раз зал почти пуст, лишь несколько человек, не считая охраны по периметру – неизменные в своей отрешенности от всего мира ребята с гладкими современными автоматами наперевес. И что самое интересное – одни и те же лица с особым допуском. Наверно, в здешних стенах решаются вопросы мирового значения, и чем меньше посвященных – тем лучше… по мнению Аманды.
Плазмы на стенах отключены и матово отсвечивают густой чернотой. Верхний свет приглушен. Ощущение какой-то почти интимной атмосферы. Те же ребята из Тау, которых Она перекидывала, внимательно изучают карту Южной Америки на стенде, а Рик – уже переодетый в штатское и причесанный – стоит у широкого и безупречно полированного стола, вновь над какими-то схемами, пытается слушать Уоллер с невозмутимым выражением заметно помрачневшего лица, но что-то подсказывает мне, что это воспитанная им самим привычка держать себя в руках. Самоконтроль. Даже во время сна.
На этот раз я не стала одевать все белое – не до размахивания тряпкой перед красными глазами зрителей. Сейчас мой вид был более чем неофициальный – черные джинсы и любимая блуза, которая дымчатым шелком скрывала молочную кожу. Верхняя пуговица туго застегнута, волосы причесаны на одну сторону и еще даже слегка влажные – сушить с приказом от Мисс Железные Яйца прийти как можно скорее было некогда. Складывалось ощущение, что я посторонняя в царстве делового стиля или военной формы, не хватало только большого пластикового бэйджика на груди с крупными синими буквами «ПОСЕТИТЕЛЬ».
При виде меня чернокожее лицо правительственного агента смягчается, в глазах появляется намек на смущение из-за невольного проникновения в мою личную жизнь, который тут же пропадает, точно она вовремя одернула сама себя. Забавно, Уоллер делает вид, что сочувствует, или действительно пытается понять меня, носителя одной из могущественных потусторонних сил?
К слову, ведьма подозрительно затаилась. Если все утро этого безумного дня Она стремилась показать и доказать, то сейчас ушла на самые глубины моего сознания, попыталась раствориться в самой подкорке моего «я», точно не желая хоть как-то контактировать с Амандой. Я воспринимала это как простое бегство от искушения – сделать что-то очень плохое, и потом поплатиться за это что-то целостностью хранящегося под присмотром афроамериканки сердца ведьмы.
-  Джун… экс-агент Коул мертв. Убил себя же во время допроса. В зуб была вживлена ампула с ядом. Мы не могли этого учесть.
Я смотрю на Флэга – кивок с его стороны, как подтверждение словам начальницы. Я даже догадываюсь, о чем думает сейчас полковник – все зря. День насмарку. Мне хочется пожать плечами, но я сдерживаюсь… или его присутствие меня ободряет слушать дальше.
-  Я понимаю, что ей это может быть не интересно, но хочу, чтобы ты выслушала. Антиген, который выкрал Вирджил Коул, был собственностью нашего государства. Им занимались лучшие специалисты в области генной инженерии и высоких технологий. Он воздействует на мета-людей, заметно меняя их генную цепочку ДНК.
Я скрещиваю руки на груди – сама вежливость – и внимаю. Биология и генетика -  не мой профиль, но в целом всегда интригующе, особенно, если касается таких… как я.
-  По предварительным данным… господи… к черту этот официоз. Теоретически антиген может освободить тебя, Джун. Разъединить ваши сущности. И вторую мы возьмем под полный контроль без ущерба для тебя самой.
И вот тут я понимаю, что сама Древняя слушает крайне внимательно, потому что щекотка ее шепотка касается мыслей, вкрадчивая, но настойчивая.
«Ты веришь этой женщине, дочь и сестра?»
-  Даже если так… - Я словно отвечаю обеим.  - Антиген не у него, верно?
Аманда сдержанно кивает, смотрит на Рика, потом снова на меня.
- Он успел его перепрятать. И я оценила фантазию этого ублюдка.
[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

Отредактировано Evie Morel (2016-09-22 16:24:02)

+1

25

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
Беда не приходит одна. И учитывая тот факт, что за последние сутки в жизни Рика произошло положительных событий столько, сколько не происходило, пожалуй, за все предыдущие года вместе взятые. Ему посчастливилось найти чудесную девушку, в которую он уже успел влюбиться.. нет, он успел полюбить ее, проникнуться всей душой и вверить ей свое сердце. После этого не стоит удивляться, что все пошло не так.. все пошло через жопу, большую черную жопу, именуемой тупостью Аманды. Первым же делом нужно лишать специального агента возможности суицида. Они сами все чертовы агенты, неужели так сложно догадаться до столь привычной и обыденной им вещи, как ампула с ядом?!
Лицо Рика не просто выражало недовольство, он весь зиял яростью, когда Уоллер докладывала ему об обстоятельствах, вырвавших его из нежного омута ладоней Джун Мун. И мысль сломать этой суке челюсть не просто проскользнула у него в голове, она подсвечивалась красным указателем. Но афроамериканка не занимала бы такую должность, если бы не могла просчитывать игру на несколько шагов вперед. Потому она с легкостью заглушила агрессию Флэга с помощью лишь одного объяснения сути вещества, которое они пытались выкрасть вместе с экс-агентом Коулом.
Ей, к собственному благополучию, хватило ума додуматься, что Рика и Мун связывают уже далеко не рабочие отношения, между ними зажглось, вспыхнуло нечто большее, чем само понятие «отношения». И не прогадала с предсказуемой реакцией полковника, моментально изменившегося в лице – он не просто заинтересовался этим, он был готов уже вылетать в любую точку мира, готов перестрелять столько, сколько понадобиться, лишь бы заполучить этот гребанный антидот.
Только радости это нисколько не принесло, поскольку территория, в которой, предположительно, находился антидот, совершенно не в ведении американских властей.. можно сказать больше – лучше вообще туда не соваться в форме, слишком «местные» не любят США, что бы предоставить возможность для маневра. Да и о каком маневре вообще может говорить речь, когда вся деятельность подразделения не просто гостайна, она вне рамок закона. И если они, так или иначе, попадут в плен – никто доставать уже не станет, там и сдохнешь.
Ко всему прочему сам этот антидот слишком серьезная разработка, даже оружие, от чего его ценность ставилась гораздо выше человеческой жизни. Упаси Господь, эта разработка попадет на черный рынок – и пиши, пропало. С мета-людьми и так большие проблемы, а если кто-то получит возможность выкорчевывать из них силы, то третья мировая станет вопросом времени, причем ближайшего. Увы, но в случаи с Чародейкой вряд ли это будет хороши повод для манипуляции, а вот для полковника и археолога это будет вопрос совести. К тому же возможность избавиться от древнего духа так же подогреет интерес Мун, а что с Риком, то здесь все ясно – Джун. Вот и получается не хило закрученный «сюжет», с которым Аманда играется во всех законов «серокардинальского» жанра.

Как только светловолосая вошла  переговорную, Аманда сразу же переключилась «обрабатывать» ее, так как Рик уже был готов на все. Вот же хитрая сука, и не придерешься ж – все по делу говорить, честь по чести, еще и с таким сочувствующим голосом, отбрасывая все официальные каноны, так присущие отношениям начальник-подчиненный. Ну пиздец, друзья, куда деваться. После каждой реплики Уоллер, Джун оглядывалась на Рика, негласно требуя подкрепления слов афроамериканки.. она ей не верила, и не сложно догадаться почему. Но, к великому сожалению, в ее словах не было ни капли лжи, как бы не хотелось, но пересказ был чуть ли не слово в слово.
Отчеканенный монолог Уоллер подошел к логическому заключению, как бы ни оставляющему  никакого другого выбора, кроме согласия на предстоящую операцию.
- Полковник, на этот раз я учла рекомендации вашего отряда и вас самого, операция планируется на завтрашний полдень. У вас будет достаточно времени, что бы подготовиться. К тому же, и вы, и мисс Мун очень хорошо знакомы с местом дислокации, потому, уверена, что трудностей не возникнет.
Ее уверенности мог бы позавидовать любой оратор, ее лживости любой правитель.
Рик смотрит на недоумевающую Джун. Она явно недопонимает, о каком месте идет речь. Его лицо холодно и серьезно, как никогда, в это место лучше не соваться. Однажды поплатившись за этот бездумный шаг, второй раз можно не вернуться.
- Джун..
В его голосе нет ни капли субординации. В этой комнате находятся те, кто повязан одной проблемой, не до этики. - Мы летим туда, где все началось..
По глазам видно, что она поняла, о каком месте идет речь. И новостью этой она крайне недовольна. Да и он не был бы доволен, будь на ее месте, но, увы, поделать он с этим ничего не может.
- Аманда, может, мы обойдемся без Чародейки?! Мы не маленькие дети, неужели не сможем высадиться на соседний материк?! Джун ведь как-то добралась до той пещеры, мы-то уж точно сможем это сделать..
Не хотел он брать ее с собой. Слишком велика вероятность, что что-то может пойти не так, что она сорвется или Чародейка разбеснуется на столько, что уже никакой антидот не вытащит ее из головы девушки. А это грозит не просто срывом операции, это грозит куда более серьезными последствиями для всего мира в целом.
Но она была непоколебима. - Полковник, я уже не говорю о том, что эта местность под особой охраной правительственных войск. Там так же достаточно и тех, кто укрывал Коула все это время.. и, поверьте мне, от вашего отряда не останется и мокрого места, если Чародейка не отправится с вами. Скажу больше, господин Флэг, вы даже не доберетесь до туда. Вам хорошо известны наши взаимоотношения с Перу, к тому же, официально вы и ваши товарищи будут считаться террористами.
Он и без этого отлично осознавал, что такое задания без темной им не выполнить, сколько бы спецгрупп туда не отправилось. Возможно лишь два итога: первый, самый положительный, это смерть, а второй – обвинение в попытки развязать войну и, собственно, дальше по списку.
Рик смотрит на Джун. Емцу больше нечего добавить, в любом случаи решающее слово за ней. Хотя, она под таким же давлением Аманды, как и все остальные присутствующие. От того и взгляд у него такой подавленный, он заранее знает, что ответить Мун. И очень этого боится.

+1

26

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]не бойся Ее[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]
ALY and FILA and SUSANA - Without You (Mohamed Ragab Remix)
Теперь я смотрю на Флэга – и только на него. Наверняка – беспомощно и умоляюще. Меньше всего на свете я желала бы стать Ее носительницей, однако в свете новых событий выяснилась последняя крайность – это возвращение туда. Ведь полковник прав – там все и началось, в полутемной пещере.
Я прикрываю глаза буквально на миг, но не позволяю ощущению вселенского отчаяния затопить меня. Напротив – выхода нет, это поворот от рук самой кармы, как выразился бы мой замечательный коллега Рэннер… будь он жив.
«Ты ведь хочешь этого, да? Ты думала о том месте?»
«Я помогу…» - вышло суховато и так не похоже на Нее. Я осознаю, что весь этот день Она держалась почти обособленно, не считая утра. Обычно к вечеру, к этому времени суток, ведьма успевала искушать меня десятками сцен, итог которых был единственный и неповторимый  - я на каком-то диком троне, слепленном из дымящихся остатков нашей современной цивилизации, а те, кто выжил, преподносят мне на блюде головы сильных мира сего. Очень часто – очень – первой подносили обезображенную и обугленную головешку одной очень могущественной правительственной сотрудницы, которая сейчас стоит напротив и ждет моего ответа  вместе с Риком. Я ощущаю каждой порой тела, каждой мыслью, что Она что-то задумала, но я не могу понять – куда уж мне, смертной – что конкретно. То же самое, как пытаться вскрыть хитроумный ларец с многочисленными замками при помощи гусиного пера в качестве отмычки.
- На всякий случай для вас будет заготовлена легенда. – Уоллер смыкает обе руки за спиной в своем дорогом диоровском пиджаке. Эта женщина иногда удивляет меня. Она похожа скорее на главу администрации президента, чем на ту, что крепко держит в темнокожем кулаке власть над Мегаполисом, а значит – и Штатами. Аманда словно сошла с экрана сериала «Карточный домик», пусть впечатление до сих пор неоднозначно – темные глаза всегда смотрят уверенно и давлеюще, а губы готовы по первому требованию неодобрительно сложиться в упрямую ниточку. – Тебе подберут нужные документы и повторное разрешение на исследование пещеры. Тау выступят сопровождающими. Полковник Флэг… – Пожала плечами. – Тут и слепому ясно, что он военный до мозга костей. Сойдет за представителя от Бюро на случай чего-либо непредвиденного. Тогда мы еле успели замести следы, но я уверена, что в этот раз Правительство Перу будет куда более подготовленным к внешнему интересу. Особенно с нашей стороны. Джун… - Аманда сменяла тему так же легко, как свои костюмы. – Ты ведь помнишь ту пещеру? Нужно, чтобы она перенесла вас именно туда. Точка хранения по последним словам Коула буквально в радиусе километра. – Афроамериканка неожиданно цинично усмехнулась. – Решил выдать почти все данные и покончить с собой… в его стиле, следует признать.  Пожизненное было бы слишком невыносимо для этого урода… Ладно. Лирику в сторону. Полковник, ты знаешь, что делать. Проинструктируй ребят, выступаете после разнарядки в семь. Джун… тебе нужно хорошенько отдохнуть и набраться сил. – Теперь агент посмотрела на Рика с неопределенным выражением – то ли вспомнила сцену в ванной комнате, то ли просто прикинула весь расклад согласно своим планам.
Я все еще немного подавлена, лишь могу кивнуть Уоллер на все сказанное – и делаю это. Пытаюсь прислушаться к Древней  - но Она по-прежнему прячется, не желает ни искушений, ни провокаций, ни мысленных пыток Аманды. И эта тишина пугает меня больше, чем все произошедшее этим днем. Однако выхода нет – антиген нужен нам. Мне. Возможно, это действительно единственный шанс.

[Вечер того же дня]
… Вы не можете утверждать, что познали всю сладость жизни, взяли все, что хотели, пока вы действительно этого не сделаете. И то – наверняка в итоге останетесь неудовлетворенными, и химера призрачного желания по-прежнему останется манить на горизонте событий.
Но сейчас во мне царили блаженный покой и нега, наполненная смыслом жизни. Создавалось ощущение, что я прежняя Джун Мун, что не было никакого кошмарного спуска вниз, в царство посылов от древних инков, что мое тело принадлежит мне – и только мне.
Хотя нет – с этих минут и Рику.
Указательный палец мягко ползет по левой широкой пластине ключицы полковника. Она еще немного влажноватая, и этот жест напоминает скорее скольжение. Моя голова покоится на его правом плече, левая нога на его левом же бедре. Я словно изображаю египетскую фреску – воин в пылком наступлении, тогда как Флэг похож на витрувианского человека Леонардо, разве что свободную руку вольно закинул за голову.
До этого момента в комнате, мягко освещенной лишь бра у кровати и миллионами городских огней за панорамным стеклом, властвовала музыка самого древнего ритуала в этом мире, и даже Она была с этим согласна – выдохи, стоны, плоть к плоти, дух к духу… Теперь же очень тихо, дыхание приходит в норму, пульс медленно восстанавливается до привычных шестидесяти ударов в минуту. И все же я решаюсь нарушить эту гулкую тишину.
- Как ты думаешь, что нас ждет завтра? Сможем ли мы освободить меня от… Нее?
Флэгу стоит задуматься перед ответом, что он и делает. Ведьма уже показала ему несколько своих сторон. L’amour de trois – кажется, это так называется, но вроде как кареглазый полковник не был против такого неожиданного присоединения со стороны той, в чьей власти и привычном хобби обычно долгая и мучительная смерть человеческих душ.
[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

+1

27

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
Рик перебирал пачку сигарет, внимательно вслушиваясь в очередной хитровыдуманный монолог Уоллер, но, не дослушав, все же закурил, не обращая внимания на какие бы-то не было правила приличия. Они находились не в том положении и не в том окружении, что бы вести себя по уставу, потому дым так сладко поплыл вверх, наполняя переговорную едким запахом.
В силу своей воспитанности, он дослушал до конца и, дав еще пару минут на усвоение предоставленной информации своим коллегам, решил прояснить некоторые непонятные ему обстоятельства операции, которые потенциально могут стоить им жизни.
- Аманда. Начал он крайне самоуверенно и спокойно. - Есть одна неувязка. Мы, отряд Тау в сопровождении Чародейки, отправляемся туда не как нормальные люди – на транспорте, а телепортируемся прямиком в пещеру. Где будет достаточно представителей спецслужб Перу и их же военных. А это значит, что мы сразу же вступаем в конфликт с местными. Тогда вопрос – на кой черт нам, какие бы то не было, документы, если они сразу откроют огонь по нам?! Нет, сейчас он не пытался уличить в глупости, напротив, прорабатывал все, что может быть важным. - Они не будут с нами разговаривать, иначе как группа лиц смогла проникнуть через границу, а самое главное, на охраняемою территорию, незамеченными?  Он внимательно вглядывается в глаза Аманды, которая, по-видимому, осознает , что этот план заведомо обречен на провал. - Если действовать официально, то на это уйдет очень много времени, которого у нас, возможно, и нет. А значит, нам придется одеваться в лохмотья, что бы никак не выдать в себе американских офицеров и, самое главное, ни слова по-английски! Воюем с закрытыми ртами, не думаю, что кто-то из вас знает еще язык. Рик ухмыльнулся, без грубости, и оглядел своих ребят, ответивших взаимным смешком.
- Какие тогда будут пожелания, полковник? Хладнокровный вопрос от холодной леди, осознавшей, что не стоит давать коридорные указания Флэгу, в разы лучше понимающему физику ведения боя. - В идеале – нам нужна маскировка под боевиков. Начиная от обуви и заканчивая оружием.. гранаты, автоматы, пистолеты.. все. Лучше всего Калашников, никакие мки мы брать не будем. Так же, никаких современных гаджетов, максимум – рация-наушник. Жетоны можете оставить дома.. Здесь ребята уже слегка взъерепенились, но Рик сразу же продолжил. - Я запрещаю вам завтра умирать. Сказал, как отрезал. - Мы будем координировать вас с беспилотников и спутника. Буем следить за каждым вашим шагом и докладывать о противниках. Добавила Уоллер, будто сочувствующим голосом. - И помни, Уоллер, вы – наши глаза и уши. Если связь оборвется – об антидоте, как и о нас, можете забыть.. А взгляд-то какой понимающий.. ну вылетая Мать Тереза.
Флэг закончил. По его мнению, это был единственный возможный способ ворваться туда и взять то, что нужно. Эффект неожиданности, никто не ожидает, охраняя пещеру, что выстрел прилетит именно от туда. А если все пройдет удачно – то и вообще обойдутся без стрельбы. - Если вопросов нет, то отправляемся по комнатам. Завтра ранний подъем и сложный день. Отдохните хорошенько, ребята. Рик пожал каждому из них руку. - Все, совещание окончено. Желаю вам.. Глаза Аманды смотрели на Джун и Рика, стоящих практически вплотную. - .. доброй ночи! Язвительное замечание после недавних событий. Уоллер не глупая женщина, что бы догадаться о том, что Мун с полковником будут ночевать вместе..

-- -- -- вечер -- -- --

Хоть на языке и остался привкус пепла.. хоть нога и болела, словно ее перебрали без наркоза.. хоть спина и была высечена полосами, оставленными острыми ногтями.. Джун.. или самой чародейки.. но Рик чувствовал себя даже не на седьмом небе..
Она лежала рядом, совершенно обнаженная и такая же вымотанная, как и он сам. Их тела сплетены в несложном узоре, они отдыхают после ого, как выпили друг друга до дна. Это нечто невообразимое, он до сих пор лежал под каким-то непонятным впечатлением, словно, откровенно говоря, поимел весь мир. С другой стороны, Мун сейчас и была всем миром для него.. значит мысль имеет фактическое обоснование.
Он водит кончиками пальцев по ее плечу, вырисовывая неосознанные пиктограммы. Ему хорошо.. очень хорошо, от чего на лице появляется легкая улыбка. Отдышка медленно сходит на нет, а Мун задает вопрос, на которой он и сам жаждет найти ответ.
- Я… Он смотрит в глаза девушки, в которых еще поблескивает та тьма, словно подливает масло в огонь терзающих рассуждений. Рик осознает, что занимался сексом не только с Мун, но и с Чародейкой, от чего становится немного не по себе. Не от самого факта произошедшего, а от того,  что ловит себя на мысли мне понравилось.. И не просто понравилось, она будто слилась с ним в порыве неистовой первобытной страсти, растворившись в личности Джун, слившись с ней во едино не только телесно, но и мысленно, словно они целый организм, лишь с меняющимся темпераментом. Это очень трудно передать словами, да и Флэг не до конца понимал свои ощущения.
- Я не знаю.. Рик встает с постели и подходит к панорамному окну, закуривает и смотрит куда-то вдаль. - Я не верю не Аманде, не Чародейки. И.. не знаю, как сказать.. Что-то точно пойдет не так, как задумано.. Он тяжело выдыхает дым, который моментально затягивает мощная вытяжка.
- Единственное, что греем мне душу – ты будешь рядом.. не важно, в каком обличии.. я знаю, что ты меня услышишь. Рик затушил сигарету и вернулся к Джун, сладко поцеловав ее..

Отредактировано Joe Bennett (2016-09-23 17:51:31)

0

28

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]прими  Ее[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]

Phaeleh – Remember

http://sd.uploads.ru/t/V64ay.gifОт склонившегося ко мне за сладостным касанием Рика успокаивающе пахнет сексом и горьковатым свежим табаком. Невообразимая гамма ароматов… мне кажется, не уступает тем же флюидам сырости, ментоловой пастилки под нёбом и острых  испарений в спелеологических глубинах… странно, ароматы совсем разные – а действуют почти одинаково, возбуждающе  и дразняще.
Над нами шелестит вентилятор из числа моделей, модернизированных специально для таких «убежищ» - широкие светлые лопасти методично и почти бесшумно гоняют воздух, точно желая изменить невозвратное. Пьяные звезды нетерпеливо смотрят через окно, бликуют с большей частью светлыми размытыми огнями Мегаполиса, подмигивают в надежде на продолжение…
Приподнимаюсь на локтях, пока он ложится рядом, пытаюсь через взгляд прямо в темные глаза достичь до самых глубин его мыслей и чаяний.  Вкус поцелуя все еще стынет на губах, но я не могу сосредоточиться на нем… пока что…
- Я тоже это предчувствую. Что-то, что пойдет не так, как мы того хотели бы… - Краска трогает мои скулы, а на ум приходят старые строки, старые, как сама ведьма. Наверняка знакомые Флэгу. - Abyssus abyssum invocat. Там… в душе было… я не знаю, что. Но теперь Она молчит. И это тоже настораживает.
Я сажусь на кровать, ничуть не стесняясь наготы. Всего за один день мой мир перевернулся повторно. До этого я боролась одна, с присущим своему пытливому складу ума упорством. Теперь у меня есть поддержка, но…
- Я боюсь тебя потерять. Ей ничего не стоит провоцировать меня твоей возможной гибелью, принести во сне очередной кошмар… - И тут я понимаю, что возможно хотя бы одну  ночь, конкретно – эту, я буду спать без мучительных видений, надежно  укрытая рукой полковника без страха и упрека. Пусть он тоже опасается этого «неведомого и непредвиденного»… Впору вспоминать литанию против страха от любимого Герберта…
«Я обучала ей своих жрецов, дочь и сестра…» - комментарий пришел неожиданно, с толикой едкости и насмешливости. Древняя сука  по-прежнему легко читала мои мысли, как раскрытую на нужной странице книгу, но сейчас она была довольна. Спектакль в душевой кабинке – его пальцы во мне, ее - массируют мускулистые плечи – вновь прилил кровь к щекам.
И вот тут как раз страх отступил сам. Чему быть – того не  миновать. Эта аксиома, ведьма, древнее тебя самой… Я вновь тянусь к Рику, желая ощутить на себе его губы и руки, как смертник, который осознает, насколько вкусен, оказывается, последний глоток виски или как сладки объятия той, что простится с ним поутру без надежды увидеться вновь.
Мы сплетаемся на простынях – и в  это раз я действительно беззвучно даю себе клятву, что услышу его. Услышу. Даже если ведьма заполнит мой разум самыми темными, самыми искушающими видениями, даже если весь мир содрогнется от нашей ошибки – я все равно услышу Рика Флэга, единственного, кто устоял перед страхом рядом со мной.  Запрокидывая голову от его поцелуев по шее, от которых во все стороны расползаются мурашки нарастающего и неконтролируемого вожделения, я обещаю во имя хотя бы этой ночи сдержать слово.
Любой ценой.

[Рассвет следующего дня]
Горная система Анд, Кордильеры. Территория Перу.

http://sd.uploads.ru/t/qASdV.jpg

Она властно расправляет руки… выпуская из клубов дыма уже не троих-четверых человек, а порядка десятка. Местность  - лоскуток плато возле большой черной скалы под безумно синим небом - мало знакома отряду и полковнику лишь по живым картам и разведданным спутников, тогда как она оказывается в своем царстве, почти дома… если можно так обозначить.
Их окружают буйная зелень и базальтовая монументальность гор. Чародейка жадно втягивает чистейший воздух носом, от чего приподнимается высокая грудь в саже и лохмотьях одеяния, бывшего когда-то тогой явно хорошего качества, скорее всего из шерсти ламы. Ее глаза поблескивают огнем и золотом, они утратили свой изумрудный колдовской блеск – так влияет близость к заветной пещере. Не говоря ни слова, она плавно вытягивает предплечье по направлению к северу от них и скалится, как ненормальная. Не то, чтобы зовет туда, а скорее напоминает о былом величии. Поднявшееся достаточно прилично солнце вычерчивает за грядой скал какой-то светлый каменный массив, на который указывает ведьма; черные, точно обугленные, пальцы сжимаются в кулак, будто в желании вернуть себе все и сразу в один миг.
Бойцы из Тау уже сверились с компасами и данными, один из них, увешанный оружием едва ли не с головы до ног, коротко отрапортовал Рику:
- Мачу-Пикчу порядка шести километров на север. Мы в самой глуши, сэр. И почти на месте, судя по прошлому отчету – цель на два часа, расстояние – меньше километра.
Чародейка по-птичьи лукаво склоняет голову к плечу. Ее голос похож на скрип плохо смазанной дверной петли:
- Да, мы на месте. Туда. – Теперь точеная, покрытая сажей, ладонь указывает в противоположную сторону от мощнейшей древней твердыни, к возвышающемуся пику, покрытому густой и темной зеленью леса. Здесь тихо – очень тихо – и чувствуется неумолимое дыхание времени. Но возле заветной пещеры наверняка будет шумно и громко. Это им только предстоит выяснить.
По лицу Чародейки пробегает судорога, еще одна, и еще, фигура нехотя окутывается клубами мрака – и вот уже на ее месте девушка в низкой кепке, темной военной форме и крепких ботинках.
Я смотрю на Рика, который сейчас прикидывает все «за» и «против» такой скорой трансформации. Отрицательно качаю тугой светлой косой на сомневающийся карий взгляд военного.
- Она становится сильнее. Так мне чуть-чуть легче противостоять ей. Идем...

[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

Отредактировано Evie Morel (2016-09-25 12:21:50)

+1

29

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
Ему уже кажется привычным выходить из пелены матово-черного тумана, в сопровождении своей ударной группы и ее.. Чародейка не глупая… ну и куда там, ей несколько тысяч лет, возможно больше, ее опыта на всех хватит. Она телепортирует группу неподалеку от точки обнаружения, при этом в самой глуши, где, наверняка, нет и намека на патруль или агентов.
Они плохо ориентируются на местности, в то время Чародейка чувствует себя прекрасно. Солдаты здесь гости, а правительница этих земель великодушно согласилась их принять в своих владениях.. а может, весь мир ее владения и она уже готова «попросить всех удалиться» из своего дома?! Об этом даже думать не хочется, поскольку, одна лишь мысль о неизбежном конце цивилизации, стоит ей лишь взбеситься, заставляет пробегать холодок по позвоночнику.
Рик внимательно вглядывается в Чародейку, наблюдает за тем, как ее грудь медленно вздымается, наполняемая свежим горным воздухом.. родным воздухом. Он чувствует ее величие, чувствует, что здесь ее надо бояться вдвойне, втройне.. вся перуанская армия не представляет такой угрозы, как женщина, как ведьма, закованная в цепи, вот-вот норовящая вырваться из оков служения. Но Флэг единственный, в ком чувство первобытного страха перед неизвестным, тесно сплетается с.. любовью?! Он единственный, кому было позволено прикоснуться к ней.. Чародейка была в руках смертного мужчины, солдата, вручив бразды правления собой, без шантажа и угроз, как женщина отдается мужчине.
Поэтому его взгляд так радикально отличался от взгляда всех остальных. Опасение блекло на фоне того, что расцветало в душе. Дааа… он не просто не от мира сего, он больной прокаженный человек, который осмелился увидеть смысл жизни, суть бытия в той, кто может его всего этого лишить.
Курт докладывал обстановку, а полковник соображал, как им действовать.
- Разделяемся на 3 группы. Работаем в привычных составах, Чародейка отправится с нами четвертой. Не вступать в открытые конфликты, оружие не использовать. Работаем тихо и не привлекаем внимания раньше времени. Помните, вы все мастера – так покажите чертовым перуанцам, что значит солдат армии США! И зарубите на носу – умирать запрещаю! 
Возможно, это одна из основных причин, почему Флэг так быстро дослужился до полковника – он умел управлять, он умел вдохновлять своих солдат и всегда был с ними плечом к плечу. И они его слушали, считая не только командиром, но и другом, а он и был их другом.
- Альфа заходит с запада, гамма – с востока. Мы пойдем с Юга. На часах 12.35, на позициях вы должны быть в 13.00. Без надобности эфир не забиваем, минимум связи. Все, начинаем.
Рик отдал последние указания и перевел взгляд на Чародейку, что внезапно превратилась в Джун. Нет, он был совершенно не доволен этим, поскольку в теле колдуньи она была неуязвима, а сейчас.. одна пуля и все.
- Джун..
Его недовольное обращение был пресечено ей же. Он понял, к чему она клонит, потому спорить смысла никакого не было. А играть в психованных любовников совершенно не к месту.
- Ниже травы, тише воды, поняла! Держись позади, метрах в 2, не ближе!
Не одобрительный взгляд – вот все, что Флэг смог донести до Джун. Что-то еще высказывать не было смысла – она не послушает, да и тратить время на разговор они не могли. В любом случаи она поняла Рика и, вряд ли будет делать глупости.

Они медленно и осмотрительно пробирались через густую флору. Внимательно прислушивались к каждому звуку, больше всего он сейчас боялся наткнуться на перуанских военных. Пусть и вид его был совершенно непреступным и хладнокровным, но где-то внутри зиял страх за девушку, которая сейчас уязвима больше любого в этой команде. А успеет ли она обратиться, а сможет ли Чародейка вытащить ее от сюда, а поможет ли залечить ей раны.. множество назойливых вопросов не оставляли его в покое. Сосредоточенность шкалила, от чего начало пульсировать в правом виске. Он постоянно оглядывался на светловолосую в военном камуфляже.
Через 20 минут они вышли на свою позицию и заняли ее. До спуска в пещеру было порядка 40 метров. Но расстояние не проблема – проблема в том, что охраняли ее несколько десятков вооруженных до зубов военных и, судя по всему, правительственных агентов, у которых Коул пытался найти защиты. Ровно в 13.00 Флэг вышел на связь с отрядами и отдал распоряжение начинать.
- Джун, держись подальше, сейчас будет опасно.
Сказал как отрезал и в тт же момент в сторону спуска было дано несколько гранатометных залпом. Шум разошелся громогласным эхо, а половина охраняющих уже была мертва. Они начали палить во все стороны, не сумев распознать, от куда были залпы. А стрелки Рика били точечно, не тратя лишнего патрона. Оружие с глушителем никак не выдавало их позиции, потому уже через несколько минут периметр был зачищен, а отряды стояли прямиком на краю обрыва.
- Куда дальше, Джун?
Теперь только она могла просканировать местность и понять, где точно спрятана формула. Только она могла направить их, указать нужно место. Только она могла сэкономить заветные минуты.

+1

30

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]прими  Ее[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]

TRIFONIC - Parks On Fire

Нет во мне больше ни жалости, ни сострадания Ей. Не было – да. Могло возникнуть – тоже да. Возникнет ли – точно нет.
Только сейчас, спускаясь к входу в пещеру, я понимаю, насколько древнее это место. У меня возникает некое подозрение -  и я почти вежливо обращаюсь к ее беспредельной памяти. Ведьма рассеянно впускает меня в самое себя, словно внимательный экскурсовод в знаменитом Музее Авиации. Хотя что-то мне подсказывает, что она  давно ожидает чего-то подобного.
Клубы черного тумана обволакивают мысли не хуже театрального занавеса.

На заре времен
Десять веков до расцвета Империи инков
Территория инков, примерно 150 г. до н.э.

У смуглого и угольноволосого человека в набедренной повязке по маслянистой и местами грязной коже спускались капельки пота. Тяжело – ведь он был обмотан собранными перед рассветом лианами. Крупный клык на тонкой лиановой подвеске ритмично и бесшумно качался на бронзовой груди при каждом осторожном шаге. Мужчина крепко сжимал короткое копье с крепким кремниевым острием и  с опаской смотрел туда – в провал, в зев пещеры, ожидая нападения с какой угодно стороны. Это мог быть песчаный оцелот, выросший на костях таких  вот, как Усул, глупцов, или пятнистый ягуар. В конце концов, змеи здесь тоже водились в изобилии.
Но боги призвали его сюда из Убежища У Реки. Значит – на то воля их. Чиму так сказал – жрецу ведомо.
Пересилив себя, человек отложил копье в пределах досягаемости руки и принялся вязать «паутину». Грубые пальцы первого охотника Убежища с обломанными ногтями неожиданно умело и ловко справлялись с нежными, но надежными, волокнами и веревками, сеть получилась в считанную декаду декад выдохов.  Все это время мужчина прислушивался к звукам просыпающихся гор – но они молчали. Они тоже ждали этот день.
Спуск в беззубую черную пасть.
Чиму сказал – коснись нагой фигуры. Их будет две. Но ты коснись нагой, той, что не скрыта волокнами волос. Иначе – беда.
В пещере неожиданно светло – проемы, выбитые многочисленными обвалами, с той стороны, где восходит Солнце. Сколько здесь блеска! Это прозрачный горный камень – он очень красивый, он отражает лучи, из него можно сделать ожерелье для Чани…
А вот и место поклонения богам.
После того, как Усул распрямился в традиционном преданном поклоне, он вперился взглядом в ряд крупных осколков вокруг каменного столба, на котором лежали заветные фигуры. Боги спали. Их нужно было разбудить. Он – первый охотник без страха перед вызовом ка. Он выполнит их просьбы.
И тут земля под ногами начинает дрожать. Боги гневаются!
Очередной обвал в горной системе, но человек все равно догадался, что во всем этом рука всевышних. Он что-то сделал не так, быть может, он потревожил их слишком рано? Может быть, Чиму ошибся в толкованиях своих снов?..
Дрожащая рука упрямо потянулась к фигуркам. Повело при очередном встряхивании  пола, точно лоскутного покрывала Чани. И под пальцы легла та, что опутана клоками волокон-волос…

«Я догадываюсь, что было дальше…»
«Ты и представить себе не можешь, дочь и сестра, до чего податливо и послушно твое тело, как забавляет меня твой пытливый разум, как я могу через тебя наслаждаться тем зверем, что ведет нас в место моего сна. В теле Усула я ощущала себя неуклюжей, но потом я смогла… вырваться, перенести себя в одну из дочерей племени при их слиянии через кровь, и переходить по женской линии… Ты знаешь про расцвет моей империи, но я показала тебе начало»
«Нет. Ты спала, старая сука. Ты спала очень давно. Сколько раз тебя будили?.. СКОЛЬКО РАЗ?!»
- Джун!.. – Через ее воистину дьявольский хохот я слышу родной голос. Это Рик. Он вмешивается в мой мысленный диалог. Наверняка у меня остекленевший взгляд или искривленное лицо, как всегда при общении с Ней. Полковник указывает на крепкие силиконовые веревки с поясами, которыми уже обвязывается отряд Тау – только щелкают замки крепления.
Ведьма смолкает в терпеливом предвкушении и даже не реагирует на мои мысленные призывы. Она готовится по-своему, наращивая силы рядом со своим домом.
-  Спуск вниз порядка пяти метров. Потом переход в южную сторону по пещерной галерее и еще один спуск через единственный колодец еще на два метра. Если агенты Коула и устроят основательную засаду – то в галерее…
[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

+1

31

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
Рик внимательно выслушал короткое изречение Джун. Видимо, она переняла одно из основных качеств характера Флэга – минимум слов, максимум информации. И вот перед  десятком солдат, стоит уже не маленькая и хрупка девушка, а такой же брат по оружию. Она мыслит так же, как они.. она ведет себя так же.. крадется, прислушивается, осматривается. У нее есть, чем обороняться или наступать.. и, возможно, ее «винтовка» куда более смертоносная, чем их все вместе взятые.
На его лице можно было разглядеть зачатки улыбки, которой так и не было суждено родиться. Но блеск в глазах говорил о том, что он гордится Джун и, хоть сильно переживает за нее, считает ее равной. Короткая переглядка с ребятами и Рик начинает излагать придуманным им план действий.
- По возвращению нам нужно будет прикрытие и помощь быстро выбраться из этого могильника. Группа Гамма, остаетесь здесь, окапываетесь и минируете все плато. В случаи необходимости – вытяните нас на поверхность и подорвете заряды, нам не нужны хвосты. И приглядывайте здесь, что бы ни зажали в коробочку.
Никто не перечит. Ребята из Гаммы поняли свои указания.
- Альфа, вы идете с нами вниз. Сопротивление будет жесткое, потому нам понадобиться прикрытие. Спускаетесь первые и занимаете удобные для обстрела точки. Мы идем следом через 40 секунд. Задача по минированию так же стоит и перед вами. Если мы не сможем выйти из этой пещеры – то сделаем ее нашей могилой. На кону стоит слишком много, а потому мы не имеем никакого морального права даже допускать мысль о провале операции.
Вот за это Рик и любил своих парней. Нет никаких вопросов – если полковник говорит, что придется отдать жизнь, то они ее отдадут без грамма сожалений. Слишком много они прошли вместе, слишком много крови врагов и не спасенных друзей было на их руках, слишком они были близки, что бы отступить в такой момент. Они браться, братьями и останутся, даже если это будет посмертно.
- Тау, мы пойдем вперед и примем основной огонь на себя. Джун, ты держишься позади, за Альфой, а вы ребята будете на прикрытие. Вряд ли там удастся спокойно пройти, потому огонь на подавление будет здесь как раз кстати. Дальше будем действовать по ситуации..
Рик несколько раз постучал по GPS приемнику на предплечье, но тот ушел в отказ.
- Идем вслепую, информации по местности никакой нет. Действуем аккуратно, не подставляться, в героев не играть, а то саморучно бошку прострелю. Умирать..
- ЗАПРЕЩЕНО!
Тихо проскандировали бойцы в ответ. Это был их своеобразный ритуал, который нельзя было нарушать.
- Все по позициям, начинаем.
Командным голосом рявкнул Рик, после чего выловил Джун и посмотрел ей прямо в глаза, тихонько прошептав.
- Не высовывайся. Если чувствуешь опасность – беги или превращайся. Это не археологические раскопки – пристрелят и все тут.
Он крепко целует ее в губы и пристегивает карабин к страховочной системе.
- Пошли 40 секунд.
Ребята из Альфы стремительно прыгнули вниз. Тем временем три бойца из Гаммы, под прикрытием группы полковника минировали поле. Все работали слаженно, без слов. Настоящие профессионалы.
По истечению 40 секунд поляна уже была заминированная, а три бойца заняли положение лежа по периметру точки спуска.
- Удачи, полковник.
Рик не стал отвечать на это пожелание, а лишь слегка улыбнулся. Он нутром чувствовал, что они не вернутся сегодня домой. Все хорошо, но не группой из 10 человек, трое из которых на поверхности, противостоять целой армии, усиленной специально—подготовленными агентами. На ведьму он тоже сильно не надеялся, отдавая себе отчет, что в ее интересах покосить и тех и других, мы в ее доме, а хозяйка подобных гостей не потерпит. Не грело и то, что было между ними ночью, хоть убей, не боялся, но и не доверял он темной колдунье, которая сама себе на уме. Дано ли простому смертному понять нечто древнее и страшное.. дано ли этому древнему понять простого смертного?! Вряд ли.. вот Флэг и отталкивается от осознаваемых реалий, а не от теоретических установок.
Спуск прошел нормально, и внизу было все спокойно. Альфа на позициях, отход заминирован, можно начинать двигаться дальше.  Шаг за шагом они углублялись в огромные проходы древней пещеры. Прекраснейшее творение матери природы, ни один человек не способен на такое. Даже военный до мозга костей Рик поражался эстетической красоте места, которое вскоре будет выпачкано кровью, криками и страхом.
Но контакт оказался слишком неожиданным, поскольку первая же пуля пришлась на Маркуса. Его только задело, чиркнула руку, но это как они могли их не заметить.
- Занять позиции!
Рик мгновенно срывается на громкое рычание, сопровождаемое даже летящими изо рта слюнями. И в ту же секунды все скрылись за каменными образованиями. Хорошо, что они оказались хорошей защитой. Флэг на пальцах показал двум ребятам из Альфы открыть огонь на подавление из двух пулеметов, пока Курт обойдет засаду с востока. Но, как только один из пулеметчиков высунулся, то получил сразу несколько выстрелов в грудь и голову, после чего упал уже мертвый. Глаза Рика налились кровью.. но он прекрасно понимал, что гранаты здесь использовать ни в коем случаи нельзя.
Флэг отдает приказ надеть противогазы и бросить в сторону противника светошумовую гранату, а в проход дым.. понадобится много дыма. Маркус использует дым в тот момент, когда первая граната разрывается, опаляя вековые камни яркой вспышкой света. От хлопка даже у полковника засвистело в ушах, но времени хватило, что бы уйти в обходной засады ход. Он вывел их на нескольких стрелков, которые даже отойти еще не успели от взрыва, как были напичканы свинцом.
- Слишком просто..
Недовольное лицо Рика выдает сарказм в его словах.
- Видимо нас ждут не здесь, это лишь сигнал о нашем пришествии. Нет, Джун… они внизу.
Шесть человека, включая Мун, стояли вокруг колодца, который фактически был дорогой в преисподнюю. Он даже боялся думать, сколько сейчас стволов смотрят на этот колодец.. им просто не спуститься туда.
- Мне надо подумать..

0

32

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]прими  Ее[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA] 
- Не надо…
Мой голос срывается на хрип. Может быть, Рик слышит в этом негромком замечании протест своим словам, но это не так. Точнее, не совсем так. Я больше не могу сопротивляться, под давлением сцены перехода по галерее с боем и бешеного неистовства ведьмы. Древняя раздирает меня изнутри - требует выпустить Ее в стены пещеры, хочет вернуть себе статус полноправной властительницы этих мест и всего мира на сдачу. И Она сможет вернуть, а если успеет объединиться или привлечь на свою сторону прочих мета-людей… И чтобы убедить меня как можно быстрее произнести заветный призыв, ведьма принимается за свои сводящие с ума образы.
Рик Флэг взят в плен и первым распят по ближайшей плотной базальтовой породе – а я кричу над его ослабевшим телом.
Вся группа бойцов валяется безвольными куклами на полу возле капища вперемешку с врагами, Рик едва ли не сходит с ума от высвободившейся мощи Древней и случайно стреляет в меня. И я кричу, терзаемая болью.
Кареглазый военный, послушный Ее освободившейся воле, принимает в руки вторую статуэтку – и вот тут я кричу так, что содрогаются небеса…

- Чародейка…
Она появляется настолько стремительно, что это не может не привести в какой-то коллапс. Антураж невольно сопутствует трепету, потому что ведьма наконец-то оказывается в своем исконном царстве, в месте, где ее пробуждали, потом приносили с дымящихся осколков разрушенной цивилизации впавшую в кому девушку, чью плоть она брала для воплощения, и вновь усыпляли ритуалами, возвращая в фигурку злобный древний дух. В прошлый раз она ошиблась, дала осечку – сейчас, как только вернет свое сердце, она не оставит камня на камне…
Ведьма вскидывает голову в клоках запутанных прядей, а потом кричит… беззвучно, вздымая попутно и искривленные черные пальцы к потолку галереи, тускло освещенную искусственными лампочками спелеологов. У тех, кто слышит этот ментальный вопль, мутится в голове, ломит носовые пазухи, кровь идет из ушей… но на этом Чародейка не останавливается. Не в этот раз.
Пришло ее время.
Плавный шаг вперед, к колодцу – и она левитирует вниз, окруженная зазмеившимися клоками-прядями волос. Флэг прав – их ждали. Слышатся команды, канонада выстрелов, а потом крики… почти такие же, как на острове Святого Лаврентия. Лицо страха перед первобытным ужасом. Затем все смолкает. Томительные секунды тишины.
Из проема доносится вкрадчивый и скрипучий женский голос, крепкие силиконовые канаты сами подплывают к бойцам:
- Спускайтес-с-сь…
И когда Рик с сопровождением последует этой просьбе, более схожей на приказ, он увидит своими глазами и древний алтарь, и редкие островки костного материала – перуанские власти вычистили почти все, оставшееся лишь труха и бесполезные лохмотья. Капище таинственно поблескивает в довольно уверенном прожекторном освещении. Возле груды камней и трупа без головы в отлично скроенном, правда заляпанном кровью и мозгом, костюме – ведьма. С плоским, ультрасовременным кейсом в обожженных золой тонких пальцах, который смотрится в этой архаичной атмосфере так же неуместно, как прима-балерина на каком-нибудь литейном заводе в Техасе. Кодовый замок чемоданчика в алых размазанных пятнах. Блестящей ручкой хромированного металла Чародейка поворачивает ношу к тому, которого она называет «зверем».
- Освободи меня, если хочешь быть рядом с моей дочерью и сестрой.
Нехитрый ультиматум, в своей простоте достойный божественной прямоты. Отчасти ведьма права, ведь хочет верить в то, что, разделившись с Джун Мун, прекратив эксплуатировать тело и разум археолога, она действительно станет свободной от всех оков и дарует подобную свободу самой светлокосой. Аманда Уоллер дала четкий приказ вернуть антиген – и об этом покрытая сажей женщина тоже знает. Золотистые нечеловеческие огоньки в ее взгляде искушают. Счет идет уже не на драгоценные минуты – на века вперед.
- Освободи, и я оставлю вас рядом с собой, дарую защиту и покровительство, которое вы заслуживаете.
[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

+1

33

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
The Wainwright Sisters – Go Tell Aunt Rhody
Беззвучный вопль сводит с ума Рика и всю команду, проецируя ужасные кошмарные образы в сознание. Из носа потекла кровь, а несколько бойцов согнулись в позыве опустошить содержание желудков. Кого-то подкосило, и он рухнул на землю, изо всех сил сжимая уши, словно крик этот был много сотен децибел, но это не помогало. У Флэга лопнул сосуд в глазу, залив белок красным пятном.
Но продолжалось это недолго, и уже через несколько секунд ментальный крик сменился воплем реальным, сопровождающимся сотнями выстрелов и ужасными вигами. Страшно представить, что с ними делала Чародейка, но вскоре все стихло. Писк в ушах не прекращался, но и за ним отчетливо слышалось приглашение ведьмы. Теперь можно спускаться.. никто, кроме нее, уже не угрожает.. лучше бы угрожали солдаты..
- Спускаемся.. Альфа, остаетесь здесь – прикроете нас и поможете выбраться..
Рик отдал приказ и три бойца, в составе группы Тау, спустилось вниз, в ад, в гости к той, кого боится сам дьявол. Отвратительная картина кровавого месива, по которому даже ступать не хотелось. Темная устроила кровавую баню, выпачкав стены своего жилища в привычный для нее цвет. И это заставляло уважать ее и бояться.. одно лишнее слово, один косой взгляд.. и твои кишки будут украшать один из алтарей.
Он прямо слышал страх ребят, что стояли за его спиной. Флэг единственный, на кого уже не действовал это устрашение, эта первобытная дикость в мерцающих глазах той, которая еще ночью ласкала его. И смотрел он прямиком в них, не отводя глаз в сторону. Он пытался разглядеть Джун, но, видимо, здесь ведьма слишком сильна, что бы дать волю укрытому темной пеленой сознанию хрупкой девушки. Осознание, что звать ее бесполезно, пришло само собой, словно ведьма ненароком подкинула эту идею, но он не ощущал ее присутствия в своей черепной коробке.
Складывалось впечатление, что полковник единственный во всем этом мире, с кем темная общается на равных. Если Уоллер шантажировала ее, вынуждая держать язык за зубами, то с Флэгом Чародейка ведет себя совершенно иначе – он даже слышал ноты почтения в ее дурманящем хриплом голосе. Это сладость ласкала слух, заставляла отключаться и забыть обо всем на свете. Она ведьма, но только после того, как женщина.. женщина, что превосходно знает, как вести себя с более слабым полом, с теми, кого с легкостью можно контролировать и не имея сверхъестественных способностей. И это уважение доводит Рика до морального экстаза, хоть он и не подает вида, но эго его торжествует и бьет в гонги победителя.
Вопрос врезается в уши буром. Вопрос, который должен был непременно задаться, которого Рик боялся, как огня. Он все время думал о том, что сделать.. вернее он искал в себе силы отказать ведьме и самолично пойти на поводу у той, что зовется серым кардиналом. И как только впервые этот вопрос пришел к нему в голову, уже тогда он ответил на него.. к сожалению, эта партия будет не в пользу его начальства. Охладевшее за столько воин и битв сердце отдавало предпочтение той одной, которая смогла одним лишь своим прикосновение растопить его и заставила биться вновь.
Страшный выбор стоял только за Флэгом, лишь ему была дарована возможность возложить на весы весь мир и собственное счастье. Ребята за спиной стояли молча, как будто знали то, что в скором времени произнесет полковник, лицо которого зависло в пустой гримасе и стеклянных глазах. Он ушел в себя, заглянул в самую глубину сознания, выпотрошил все забитые сундуки.. но ему не удавалось отыскать хоть сколько-то весомую для него причину отказать той, что властвовала над девушкой всей его жизни.
- Я скажу лишь одно..
Внезапно в голос и вид полковника вернулась былая уверенность и хладнокровие. Отчетливо проговариваемые слова и стан вселяли уверенность даже в тех, кто секунду назад содрогался под напором могущественной силы колдуньи. Рик взял чемодан из ее покрытых кровь и сажей рук.
- Я знаю кто ты и на что способна..
Флэг медленно достает сигарету и закуривает ее, не отрывая взгляда от глаз темной.
- Но я не тот, кого тебе удастся напугать.. Потому я ставлю тебе условие, которое ты дашь слово выполнить..
- Рик..
Голос раненого Маркуса задрожал, но полковник даже не повернулся.
- Ты не только не тронешь нас, но и обещаешь уберечь всех, кто сегодня помогал тебе заполучить эту сыворотку.. тех, кто близок этим людям. Ты поклянешься, что с их голов не упадет и волоса..
Он хорошо видел разрывающийся миллионами атомных бомб азарт в ее глазах.. Флэг, видимо, первый, кто осмелился говорить с ней в таком тоне, фактически не имея каких либо тузов в рукаве. Она могла испепелить и его, и всю его команду, самостоятельно вскрыть контейнер и использовать антидот.. Но она решила действовать иначе.. со зверем придется считаться.
- И если с Мун.. если с ребятами.. с их родными хоть что-то случиться.. помни.. я изловлю тебя и вырву твое сердце голыми руками..
Брови Флэга опустились на глаза, сделав взгляд особо тяжелым. Он сказал это гораздо тише обычного, что бы она одна слышала это, что бы она знала, что такое страх..
- Ты свободна, Чародейка..
Не медля ни секунды более, Флэг отворяет заветный чемоданчик и, достав от туда шприц с антидотом, втыкает в грудь ведьме.. Конец пришел.. прощай, старый мир.

Отредактировано Joe Bennett (2016-09-28 10:56:22)

+1

34

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]прими  Ее[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]

David Eman & Trevor DeMaere - A Hero Within Us
Phil Lober - Splicer

Так становятся Богами.
Если бы можно было проследить за перемещениями антидота по темной крови Чародейки – завораживающее зрелище…  меж тем клубы тумана вспыхивают колдовской клеверной зеленью, фигура окутывается искрами и пламенем ледяного изумрудного огня, столп достает почти до двухметровой высоты потолка пещеры. В широко распахнутых глазах бойцов он бликует и мерцает всеми оттенками радуги.
Ведьма ощущает невиданную легкость, она понимает, что минута освобождения близка как никогда… разрыв ментальных связей, их тела более не соединены чарами, хотя в теории призвания всегда можно вернуть этот симбиоз, если Джун коснется статуэтки и решит вновь запереть в себе неслыханное могущество…
Смерч достигает своего пика и спадает, четко вырисовывая уже две фигуры – одна безвольно опускается вниз. Джун.  Чародейка отбрасывает пустой цилиндрик, и теперь похожа на саму себя во времена царствования среди зарождающихся и погибающих цивилизаций. Полумесяц на лбу становится символом власти – порядком увеличенной диадемой бурого искристого металла, осыпанной темными хризолитами и покрытой золотистыми пиктограммами. Волосы больше не похожи на паклю, они убраны высоко под украшение, открывая лебединую шею. Тога до щиколоток -  то ли шелк, то ли нечто иное - цвета густой морской волны, ласково колышется вокруг ставших почти светлыми рук – теперь сажа лентами и завитушками превратила их в мраморные изваяния. Плотный кожаный пояс и босые изящные ступни в тех же малахитовых разводах. Она близка к истинному облику – и все же еще не восприняла всю свою силу до конца. Не хватает подпитки и того, что забрала себе чернокожая женщина.
Археолог лежит у ее ног, очень бледная, но на вид невредимая – в той же камуфляжной одежде. И их лица теперь не похожи.
Чародейка властно вытягивает руку к бойцам –  те валятся в один миг, а нечто светлое, как паутина, точно перетекает от поверженных мужчин к ее фигуре. Глубокий вдох удовлетворения – она поворачивается к Флэгу.
- Я никогда не даю клятв. Я пообещала защиту лишь тебе и дочери-сестре. – Смежила на миг насурьмленные веки и вновь заглянула колдовскими огоньками прямо в душу полковника. – Время не ждет
В следующую секунду Рик оказывается в компании бессознательной светловолосой девушки и нескольких трупов.
[Минуту спустя]

… Белый пластик. Искусственный свет. Чистота и безликость герметичного помещения. Контейнер с источающим зелень и бурно пульсирующим сердцем матово переливается в свете ламп. Стоящий над ним со стилетом в пальцах мужчина в защитном костюме внезапно чувствует, как у него спирает дыхание, а внутри все скручивается в болезненный жгут.
Мигание.
Потусторонний шорох.
У агента идет носом кровь.
Вновь мерцание ламп. Темнота.
Когда вспыхивает алый свет, сердца в контейнере уже нет... там нечто иное. А лампы по-прежнему отбрасывают теперь яростный красный оттенок по причине густой артериальной влаги мужчины, щедро заляпавшей стены. Вялые останки, точно содранная кожа, распластаны у плинтуса ближайшей бывшей когда-то белоснежной панели. Внутренности – сизые и белые кишки и лохмотья -  почти эстетически красиво лежат в бывшем хранилище самой главной вещи, принадлежащей Чародейке.

[Две минуты спустя]
Я с трудом открываю глаза… Рик. Надо мной Рик. Пытается привести меня в чувство.
- Она… освободилась?
Я уже знаю ответ, потому что во мне нет второго пульса и раздирающих в клочья мыслей. Я все время их диалога пыталась услышать Флэга, я билась изнутри о ее мысли (и вызвала тот жуткий крик, от которого левый глаз Рика заплыл кровью), зная, что если разделение состоится – все миру придет конец. Полковник выполнил ее просьбу. Оставалось надеяться, что апокалипсис можно хоть как-то притормозить… не предотвратить, а именно замедлить.
- Джун…
Я с трудом – не без помощи мужчины – поднимаюсь, тянусь в кольцо его рук и… нас озаряет яркая вспышка. Вновь зеленые искры, щупальца и змеи темной магии. В руках у Чародейки – Аманда Уоллер в том же самом дорогом костюме и с безукоризненной прической жестких черных волос, почти парализованная ужасом. Руки правительственного агента демонстративно связаны какой-то грубой веревкой, я подозреваю, что это простая здешняя лиана…
- Джун… Рик… - Голос Аманды звучит сдавленно, в попытке овладения собой. Она видит меня отдельно от ведьмы – и это ставит точку, жирную и окончательную, на ее самоконтроле. – Господи Иисусе, что вы наделали…
- Есть только один бог, женщина. Это я. – Мраморные пальцы в причудливых серебристых змеях-кольцах властно поворачивают к себе за подбородок темнокожее лицо, искаженное паникой и страхом. – Я говорила тебе, что твое время близко. Дочь и сестра, - не глядя при этом на меня, - скажи мне, какой бы ты смерти желала этой несчастной?
- Джун… - Уоллер срывается на писк. Сдерживаемая невидимой магией, она может только трястись на месте и смотреть в колдовские глаза Чародейки. Та прикладывает палец к губам.
- Т-с-с… Не время для мольб. Ты умрешь в любом случае. Быстро или медленно -  как решат они… - Палец указывает в нашу сторону. – Зверю лучше сдержаться, если он не хочет меня разгневать и нарушить договор. – Мерцание во взгляде гипнотизирует Аманду, ее плечи почти покорно расслабляются. – Выбирай, дочь и сестра.
- В заточении. Пожалуйста. Не убивай ее… - Я даже помыслить не могла о том, что первым же своим решением в новом мире под эгидой магии я могу обречь кого-то на смерть. – Ты ведь можешь… воздержаться.
- Зверь?.. – Вот теперь она поворачивает к нам свой красивый профиль. Жестокий, но красивый. Полноватые губы точно измазаны чьей-то засыхающей кровью. – Что скажешь ты?

[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

Отредактировано Evie Morel (2016-09-28 14:09:03)

+1

35

[NIC]Rick Flag[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/ixFE6.jpg[/AVA]
На лице Флэга зияет не просто ярость, он в гневе, первобытном гневе, и готов разорвать Чародейку голыми руками.. вырвать из ее груди это сердце и растоптать его. Он не тот, кого позволено так просто обманывать, перед кем можно не держать слово и соблюдать условия вербального договора, на который она согласилась. Он был в бешенстве.. а кроме мертвых друзей и девушки в бессознательном состоянии его более ничего не окружало..
Чародейка испарилась и, от чего-то, Рик знает, куда она отправилась.. за чем и за кем. Эта сука заберет то, что ее по праву и отомстит той, кто возложил на себя честь подчинить божество. Слишком глупо расслабляться, когда играешь со смертью.. слишком глупо было ставить Рика Флэга на должность телохранителя Джун Мун.. слишком глупо было дать ему возможность влюбиться в девушку, ради которой он готов устроить апокалипсис – лишь бы она была жива и здорова.
И теперь она в безопасности, теперь ее жизни никто не угрожает, никакие более колдовские чары не призовут в ее сознание разрывающие видения, страх.. страх перед самой собой, перед тенью, зная, что там скрывается.. страх перед своим отражением, когда ты перестаешь узнавать собственные глаза, которые предательски блестят зеленым флуоресцентом.
Обида за ребят, которых он не смог спасти, разрывает сердце.. но, от чего-то, он не чувствует, что ошибся в выборе. Возможно, что этот мир ему уже настолько осточертел, что он решил разом подписать смертный приговор всем, не разбираясь в виновности и невинности. Он трезво осознает свой выбор.. и его выбор заключается в Джун.. в девушке, которую он полюбил. Не капли сомнений.. сомневаться поздно, выбор сделан.
Рик уселся рядом с бессознательным телом Мун и взял ее на руки. Не снимая перчаток, он гладил ее по волосам и пытался растормошить, разбудить, привести ее в чувства. Сердце в груди билось, а значит, она жива. Ей понадобилось несколько минут, что бы прийти в себя.. она удивлена и напугана, а в груди у Флэга, от облегчения, разорвались миллионы фейерверков, от чего он, не успев даже ответить ей, поцеловал ее в губы и заулыбался, как дурак.
- Джун..
Он пристально смотрит ей в глаза, а его даже немного намокли. В час, когда мира не станет, Рик хочет расплакаться от счастья.. впервые за множество воплощений он по-настоящему счастлив, что все получилось так, как получилось. К черту весь этот мир, к чертям все и всех, к черту ведьму и магию, мета-людей, Уоллер и весь ебанный пентагон, в жопу лидеров и генералов, к черту несмываемую с рук кровь и черную работу.. к черту всех. Все, что ему когда либо было нужно сейчас в его руках.
- Ты освободилась..
Рик помогает светловолосой встать на ноги, после чего крепко обнимает ее. Он заплатил достойную цену за нее.. он заплатил бы ее еще раз, лишь бы она была рядом. Но этому романтическому моменту суждено прекратиться, так как пред ними вновь материализуется темная. Рик не успел по достоинству оценить ее новый внешний вид, совершенно не похожий на то, что было ранее. Только тот момент, когда она была в душе.. там она была практически такая же, право, лишенная множество развивающихся вокруг.. тканей? дыма?
Она уже не одна.. не трудно догадаться, что если Уоллер здесь, то сердце Чародейка благополучно забрала себе. Ну да, ведь в ее груди мерцает зеленоватое нечто, просвечивающее тонкую кожу, испещренную черными сосудами. Негритнка в шоке, она что-то кричит и причитает.. ее глаза налиты страхом и осознанием неизбежности смерти. Впервые в жизни Флэг видит ее такой слабой и беспомощной, столь несчастной и запуганной.. смерть уже заглядывает в глаза. Наверное, ужасно больно осознавать, что тебя скоро не станет.. наверное.
Только, как бы все это не выглядело грустно, полковнику ровно, как и Чародейке, было параллельно на дальнейшую судьбу Аманды. Они оба слишком хорошо знали, что за тварь скрывается за серьезным выражением лица и строгим костюмом. На что способна эта сука.. даже в сравнении с темной она казалась большим злом, ведь у первой вся эта злость обоснована тем, что она демон.. это ее природа, натура, она любит власть и кровь. А вот вторая.. тоже любит власть и кровь, только чураясь попортить маникюр, делает все чужими руками.. и ей не знакомо понятие чести. Как можно относиться к такому человеку?! От того и эпичная речь Чародейки, хоть и напугала Джун, которую Рик увел за спину, никак его не впечатлила.
- Что скажу я?!
Бросает в воздух риторический вопрос, попутно вынимая из кобуры трофейный револьвер, с которым он никогда не расставался.
- Ты лишила меня моих братьев.. я лишу тебя возможности отомстить.
С присущей ему хладнокровностью Рик Флэг вскидывает пистолет и нажимает на курок. Пуля прошибает насквозь голову Аманды, оставляя в ней дыру размером в 3 пальца. Она умирает мгновенно.
- Со зверем придется считаться..
Вырвалось само собой. Он от куда-то знал, как называет его Чародейка.. значит, она все же побывала и в его голове.
Рик бросает пистолет и разворачивается к темной спиной, крепко обнимая Джун.
- Перенеси нас домой… Чародейка.

+1

36

[NIC]June Moon[/NIC]
[STA]покорись Ей[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gLZs.jpg[/AVA]
http://oboik.ru/1920-1200-100-uploads/11_05_2013/view/201209/oboik.ru_42263.jpg
[Сто семьдесят два часа спустя]
Мегаполис.
Манхэттен. Центральный парк.

Руины бывших престижных небоскребов острыми иглами стальных свай и стекол впиваются в небо – местами оно мрачнее асфальтового оттенка из-за пепла. Центральный парк, обычно золотой и багряный густой осенью, выжжен почти дотла, кое-где деревья дымятся даже спустя несколько суток. Ни телевидение, ни интернет не работают, связи нет по всем привычным каналам - временная блокировка… заброшенные машины скалятся провалами лобовых стекол, листовки, пакеты и мусор одиноко перекатываются по безлюдным улицам.
Только где-то настойчиво трещит и барахлит не сдающееся радио, вещающее на пропадающей волне какого-то любителя…
Треск.
«… из Перу. Там строится огромный каменный столб, он просто гигантский! Слышите меня?! Она там, по последним данным беженцев из страны она там…»
Треск
«… поэтому Великобритания не спешит на помощь – у них что-то происходит с терраформацией, острова сотрясают регулярные землетрясения…»
Треск
«…ква горит, русские сражаются со своими ядерными демонами! Арабские страны отрицают принудительное затопление дамб на своей территории…»
Треск
«Супермен и Бэтмен исчезли… где вся Лига Справедливости? Почему они оставили нас в эту минуту?!»
Треск смолкает – садится батарейка. И последний вопрос повисает в воздухе без ответа.

THE END

[SGN]http://sa.uploads.ru/t/tBkHC.gif[/SGN]

Отредактировано Evie Morel (2016-09-28 19:35:10)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » -Тсс.. ‡.. она все слышит.