Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Semi-Bluff


Semi-Bluff

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Карточный клуб "Кингсберд" | 20 сентября 2016| Вечер, переходящий в ночь

участники
http://s3.uploads.ru/z3msT.jpg http://s6.uploads.ru/JVHI3.jpg

Немного о событиях ночи в покерном клубе "Кингсберд".

+1

2

Когда из соображений безопасности одно из двух игорных заведений команды было решено перенести в другое место, в итоге пришла мысль о похоронном бюро - один из больших залов которого всё равно большую часть времени пустовал; далее - переезд оказался просто делом техники, столы в несколько приёмов перевезли на чёрных машинах ритуального назначения и занесли внутрь без особого внимания к себе. У любого предприятия ритуального характера найдётся такой фургон - никакого подозрения. Возле похоронного бюро же вообще частенько происходит какое-то движение, но оно едва ли кого-то заинтересует - похороны вообще редко являются объектом повышенного внимания, если это не похороны фигуры уровня хотя бы Майкла Джексона, а на тихую суету тех, чьей работой является погружение тел усопших в сырую землю и подготовкой их к этому процессу, и вовсе стараются почтительно не обращать внимания - христианин или мусульманин, иудей или даже буддист, верующий или вовсе атеист, не верующий не во что сверхчеловеческое, неважно, к смерти и прощанию с покойными с определённым уважением относятся все - так что присматриваться на пустом месте к такому заведению, даже если оно в рамках другой религии, никто создавать не стал бы. Конечно, подобное соседство - место далеко не пустое, но всеми этими вопросами, включая и звукоизоляцию зала, и отдельный вход, и какое-то взаимодействие, разумеется, занялись; очень скоро даже многие сотрудники этого же самого бюро активно включились в "игру", кто-то приводил знакомых, кто-то даже сам садился за стол, присматривали друг за другом - странным образом, такие несочетаемые, казалось бы, вещи, как азарт и смерть, вполне уживались друг с другом, являясь теперь соседями, разделяемые, фактически, единственной стенкой. И на удивление - тому заведению, что было связано с азартом, это даже придало некоторой популярности; собственно, сюда и приходят пощекотать себе нервишки, и деятельность эта - сама по себе нелегальна, соседство же с похоронным заведением - видимо, придало какого-то особенного колорита, хотя расчёта на что-то подобное изначально и не было.
Игорный клуб "Кингсберд" (не что-то немецкое, как может показаться на первый взгляд, а от словосочетания "борода короля") не был назван так со своего основания; изначально - он и вовсе никакого названия не имел, официальных имён подпольным заведениям давать вообще нету особого смысла. Так он был скорее прозван в народе - среди тех, кто был его посетителем, ещё тогда, когда он находился на своём предыдущем месте; возможно просто потому, что ассоциировался с внушительными его охранниками, что находились там чаще других - Зено и чёрным парнем более известным по кличке Мануальщик, оба они носили бороды; после того, как кто-то придумал называть заведение подобным образом - бороды стали отращивать не только они, но и другие "сотрудники", борода - стала чем-то вроде визитной карточки и одновременно такой шутки, которую называют "только для своих". В остальном же - это было вполне классическое игорное заведение, с соответственной атмосферой, куда люди приходят поиграть в покер или двадцать одно - или поставить на красное или чёрное, или поиграть в бильярд для разнообразия, чтобы прочистить голову, были ещё рулетка и стол для пула, но такой популярностью, как блэкджек и покер, они не пользовались. Всё это под суровыми взглядами охранников и не менее суровыми замками на дверях - едва ли клуб можно назвать уютным в прямом смысле этого слова, но определённую атмосферу здесь постарались создать. Присутствовала и минибар с напитками, но - никаких наркотиков; барменша и крупье - блистали своими симпатичными улыбками, глубокими декольте и длинными ногами, но - что касалось того, чтобы снять себе девочку на ночь - "Кингсберд" тоже был не об этом. Наркотики и проститутки - всё это было во втором клубе под контролем Барбьери, в другом районе, более в этом плане разнузданном - что было сделано специально; здесь же всё держалось в определённой чистоте, за что клуб и был любим более профессиональными игроками в покер. Или же теми, кто хотел окунуться в теневую жизнь Сакраменто - но притом и не слишком глубоко. Многие оставались тут на всю ночь - немного виски, карты, и деньги - некоторым вполне этого хватало. Гвидо иногда находился тут же, хотя рассвет встречал в "Кингсберде" очень редко - разве что случалось что-то на самом деле важное. Обычно приглядывал за играми тот, у кого не было таких веских причин каждый день возвращаться домой, как жена и дети - здесь, в принципе, можно было даже пожить немного, помещение было к этому подготовлено, раскладной диван, душ - он был по-соседству, в бюро. Хотя такое - это, что называется, на случай войны. Если в городе разбудят спящего дракона и очередной Волдеморт придёт со своей армией, как прошлым летом было, или что-то вроде, что за игорным заведением придётся приглядывать круглосуточно. В их бизнесе - войны иногда случаются.
Но, что во много раз важней и лучше - гораздо чаще случается так, что в их заведение заходят приятные люди. И богатые люди, влиятельные. Как Кэролайн, которую Гвидо увидел у входа - поднявшись, чтобы подойти навстречу; важных гостей и своих друзей привыкший встречать лично.
- Салют, миссис Кастальди! - с не столь давних пор, в её случае он стал избегать любимого для себя приветствия "Benvenuto", из-за созвучия с именем её покойного супруга.

Внешний вид

Отредактировано Guido Montanelli (2016-09-20 12:06:50)

+1

3

Последние несколько месяцев после смерти Бенвенуто Кэролайн пристрастилась к покеру. Она была натурой вспыльчивой, эмоциональной и легко увлекающейся, так что такой досуг как азартные игры были как раз для неё. Она забывала об убийстве покойного мужа, переставала боятся что сработает первое правило детективов и убийца вернётся в дом Кастальди чтобы... А вот тут уже она не знала зачем убийце возвращаться, но она была твёрдо уверена в том что  он обязательно придёт и того настанет её черёд покинуть этот мир. А ей не хотелось умирать сейчас, вот, ни капельки!
       Точно также она была уверена в том что убийцей был старший сын Бенвенуто - Филипп. Правда, последнее время стали закрадываться сомнения о том что убийцей был некто другой. Но вот так просто миссис Кастальди не могла отступить от своего пока точно не будет уверена в невиновности пасынка. И не важно что подсказывает интуиция. За все годы она научилась тому что нельзя доверять догадкам и пропускать в свой разум сомнения. Это только мешает, так что верить надо исключительно фактам и материальным доказательствам.
       Возвращаясь к игорному клубу "Кингсберд"... Об этом заведении и о том как играть в покер она узнала от одного из своих знакомых, заядлого картёжника. Однажды он пригласил её провести вечер играя в покер. Приглашение было странным, место сомнительным (какое-то псевдо-похоронное бюро), но Кэролайн сильно скучала дома, а мысли об убийце сводили с ума. В один прекрасный момент она поняла что так долго не протянет. Что надо перестать об этом думать и приняла приглашение, которое получала уже неоднократно. Так она оказалась тут и научилась играть в покер. Правда, получалось не всегда хорошо, но было весело. Иногда попадались интересные игроки, да и время летело незаметно.
      - Добрый вечер, мистер Монтанелли! - улыбнулась она в ответ, слегка покраснев от смущения.
      Собственно, до сегодняшнего дня она не сталкивалась со знакомыми в этом заведении. Тем более людей порой было столько, что даже если кто-то из знакомых появлялся, то разглядеть лицо в толпе и полумраке было практически невозможно. А тут она встретила друга своего покойного мужа. И что же это было? - Совесть с гордостью напомнила миссис Кастальди о том что истинные леди в покер не играют. Крах и падение репутации!
     "И что же? - быстро воодушевилась она. - Мне уже не восемнадцать! Я дважды вдова! И мою репутацию не испортить даже если все знакомы и друзья узнают о том что я бываю в игорных заведениях. Неужели я снова должна выходить замуж?! Ну, уж нет! Это же ужасно! Просто невыносимо вечно придуриваться и никогда не делать того, что хочешь. Надоело мне притворяться, будто я ем мало, как птичка, надоело стоять и улыбаться, когда хочется побегать, и делать вид, будто у меня кружится голова от любых нагрузок, когда я легко могу бодрствовать хоть двое суток подряд. Надоело восклицать: «Как интересно! Правда?!», слушая всякую ерунду, что несет какой-нибудь олух, у которого мозгов вдвое меньше, чем у меня, и изображать из себя круглую дуру, чтобы мужчинам было приятно меня просвещать и мнить о себе невесть что… "
     - Мистер Монтанелли, а не хотите ли вы сыграть в покер? - вдруг предложила Кэролайн. Разумеется, истинная леди так себя не ведёт. Но если это и будет проблемой, то она разберётся в этом позже... Завтра или послезавтра она подумает об этом, но точно не сегодня...
     

Внешний вид

http://s0.uploads.ru/jTbD8.jpg

+1

4

Когда такие люди, как Бенвенуто, уходят безвременно - что случается с тем, что они построили, с их домом... семейством? Сейчас Кастальди словно враз лишились своего стержня, как будто у дерева вмиг исчез ствол, и его ветки теперь просто валились вниз, вместе с ещё зелёными листьями на них, к корням... Учитывая, каким мощным это дерево было - это будет означать, что "ветки" начнут теперь борьбу за эти самые корни, за почву, которая их питала раньше - за жизнь; и проигравшие, очень вероятно, вовсе лишатся того, что жизнь способно поддерживать - во всяком случае, каждая из сторон будет хотеть именно этого, и не сколько с какого-то особенного зла - скорее чтобы быть способным жить и выживать самим... пустить новые корни, пока листья не перекрасились в жёлтый, и кора - не облетела. Растения, выдранные из земли, не умирают сразу - но всё же, очень вероятно, что в конечном итоге - не выживет и вовсе никто. И семейное древо Кастальди попросту умрёт... в любом случае - оно будет близко к этому. Даже ближе, чем находится сейчас. Тут есть, над чем задуматься, вся эта история сама по себе довольно поучительна. Сам Гвидо - не боится смерти, но больше его страшит то, что с его семьёй после неё произойдёт что-то такое, делёжка наследства, не говоря уже про какие-то взаимные подозрения. Родителям приходится уходить в итоге, это часть жизненного цикла; мужьям иногда приходится оставлять своих жён - всё же так случается чаще, что мужья уходит в иной мир раньше, чем жёны. В этом хорошего ничего нет, конечно - но есть кое-что похуже собственной смерти: это быть к ней неподготовленным. Случай Кастальди именно потому поучителен - Монтанелли, пусть их "империя" далека от бизнеса Кастальди, могут оказаться в похожей ситуации, если вдруг с Гвидо приключится что-то похожее, не дай бог. И он действительно задумывался об этом. Впрочем - быть может, его внимание это так привлекло просто потому, что Кастальди был итальянцем, как он.
Итальянцем - кто, как и он, начал однажды новую жизнь, когда его дети уже были взрослыми; женился на ком-то, чьё происхождение не было итальянским, создав тем самым неизбежное культурное различие внутри своего дома - тем больше предпосылок для делёжки в будущем, для этой неприязни, что могла бы развиться, спящих драконов, что оказываются разбужены после того, как не остаётся хороших причин для их сна... нет ничего хуже, чем война, происходящая между родственниками - особенно если происходит под одной крышей. Но сердцу, причём особенно - мужскому, не прикажешь... разуму порой не остаётся другого, кроме как как-то покрывать последствия и сглаживать углы. В какой-то степени, Гвидо сам проходил через подобные вещи в своей жизни - потому мог бы сказать, что в какой-то степени понимает, что происходит в семействе Кастальди, хотя и - по-своему; всё же они с Бенвенуто были представителями несколько разных миров. Мог ли помочь чем-то теперь?.. Вполне возможно, но - его помощь одной из сторон могла бы принести вред другой. Выбирать стороны не хотелось - не до тех пор, пока он чётко увидел бы какую-то выгоду для себя.
Сейчас же - выгода существовала просто в том, что Кэролайн Кастальди - богатый игрок, оставляющий большие суммы за их столами, ни больше, ни меньше - этого уже было более, чем достаточно, чтобы каждый "работник" этого клуба запомнил её и дружелюбно улыбался каждый раз, когда её видит. Богатства её покойного мужа, пожалуй, вполне хватило бы на то, чтобы так продолжалось ещё несколько лет к ряду, пока не останется совсем ничего. Едва ли Кэролайн понимает что-то в бизнесе, который унаследовала - её готовили не к этому, всю жизнь она, привыкшая к роскоши, прожила не этим. И её положение - несмотря на её богатство, весьма шаткое; Гвидо не стал бы спешить с тем, чтобы свою ставку сделать на неё...
- Вы сегодня ослепительны. - вежливо улыбается Гвидо, касаясь её пальчиков губами, проводя её по залу - ей почтительно кивнул Зено, заросший и внушительный, почти как великан Хагрид из сказки (сегодня была его смена); сидевшие за одним из столов Бадди и Нико, эдакие Пугало и Дровосек "Кингсберда", тоже кивнули ей, растягивая губы в широких улыбках - их можно было бы назвать "слащавыми", только это слово никак не шло к столь бандитским физиономиями. С этикетом и манерами, увы, банда Монтанелли как раз не была хорошо знакома, как Кэролайн - но старались быть джентльменами, как умели. Хотя, наверное, миссис Кастальди очень часто приходилось видеть подобные улыбки в своей жизни. - Я - сыграть?.. - переспросил, словно бы удивившись таком предложению. Гвидо был одним из тех людей, кто управлял этим клубом, организовывал игры - но сам редко садился за стол; для него покер был заработком, бизнесом, но играть в него - он предпочитал в удовольствие. "Зарабатывать" за столом в покер, какими-то навыками, не говоря уже о бесчестных трюках - ему это казалось каким-то мелочным, и не очень достойным, почти как если пойти кошельки таскать по карманам. - Что ж, ради Вас, мисс Кастальди. - понаблюдать за поведением Кэролайн за столом, с учётом её привлекательности, тем более - это могло бы быть удовольствием. И пользой... Галантно отодвинув стул для дамы, он занял место напротив. За круглым столом помимо них сидели ещё трое - Клифф, регулярный гость, обычно сидевший все ночи напролёт; двоих других Гвидо почти не знал - видел их здесь всего раза два или три, скорее всего - они и сегодня вскоре уйдут, проиграв немного.
- Как Ваши дела, миссис Кастальди? Что нового? - словно невзначай, спросил Монтанелли, пока крупье раздавала карты. На самом деле, интересовали его больше подробности расследования убийства Бенвенуто, нежели личные дела Кэролайн, но, впрочем, одно может очень даже зависеть от другого.

+1

5

Кэролайн, как и положено леди, с улыбкой поблагодарила итальянца за комплимент. Несмотря на то что она тут, в том самом месте где леди просто не должны находится, она не могла поступиться с правилами хорошего тона. Ведь именно этому её и учили – всегда оставаться леди, при любых условиях.
         «Это я и делаю!» - воодушевлённо подумала она.
        - Замечательно! – искренне обрадовалась миссис Кастальди согласию итальянца сыграть с нею в покер.
       Она пошла вслед за Гвидо по уже знакомому пути, от главного входа к карточному столу. По пути она поймала несколько приветственных взглядов новых знакомых, улыбнулась в ответ. Вежливые улыбки, как у настоящих джентельменов… Тем не менее, Кэролайн чувствовала себя немного «не в своей тарелке». Поначалу она думала что это от того что не знает покер и мало с кем знакома. Но вот прошло время, она завела несколько новых знакомств, научилась сносно играть в покер, хотя искусство блефа ей удавалось с трудом, но она не могла по-настоящему расслабится и отдохнуть.
        Разумеется, посещение «Кингсберда» давало свои положительные эмоции. Она уставала, засыпала на несколько часов, не думая об убийце и не возвращаясь мысленно к тому страшному дню.
        И даже встретив знакомого, друга покойного супруга, Гвидо Монтанелли, она почувствовала себя ещё хуже. Слабое желание сбежать отсюда поскорее и больше никогда не возвращаться, даже после самоубеждения, никак не покидало её.
        «Не хочу сейчас об этом думать! Мир не рухнет, если я сейчас останусь, досижу до положенного времени и только потом уйду. В конце-концов, это невежливо – предлагать сыграть в покер и потом уходить… » - Кэролайн решила оставить все размышления о том почему ей тут так неуютно, назавтра. А сейчас не существует ничего кроме покера!
        - Здравствуйте. – поприветствовала она игроков за столом. Она узнала только Клиффа. Двое других были новыми лицами, так что она не знала что они за игроки. Точно также она не знала каков Гвидо в покере. Сможет ли она выиграть сегодня? Игрок-то она сносный, но никак не отличный, да и блефует плохо…
      - Полиция расследует дело убийства Бенвенуто… Они как будто нарочно растягивают следствие… Может это кому-то выгодно?
     Вопрос был скорее риторическим и не был адресован кому-то конкретно.
     - По крайней мере, я уверена что кто-то хочет чтобы всё было именно так. Например, настоящий убийца…
    Она едва не произнесла имя того кого считает убийцей – Филиппа Кастальди. Впрочем¸ она никогда не скрывала и обвиняла пасынка в открытую. Так что тут и без имён всё ясно.
     - А как ваши дела? Вы тут часто бываете? – поинтересовалась Кэролайн исключительно из вежливости, заглядывая в карты.

+1

6

Отвлечься от чего-то, но сохраняя способность мозга концентрироваться, не расслабляться - это бывает важно; особенно в том мире, где в какой-то степени находятся и Гвидо, и Кэролайн; особенно сейчас, когда всё это свалилось на неё - и приходится заниматься делами мужа, волей-неволей, делать что-то, за что она ответственна - и к чему не имеет, скорее всего, особых способностей, её предназначением всегда было поддерживать супруга, главу компании - едва ли предполагалось, что она однажды должна будет занять его место. Впрочем, если в завещании сказано было иное... покер же эту возможность даёт; и такая тренировка мозга для Кастальди - в любом случае на пользу, пожалуй. Ведь богатство - это ещё не всё, не менее важно и уметь защищать его, иначе оно способно быстро превратиться в ничто. Этому ей придётся научиться, если она не хочет растерять всё, что у неё есть, одним или другим способом.
Гвидо видел это сейчас. Как заострялись черты некогда улыбчивой женщины, как в глазах появлялся этот, уже далеко не такой тёплый, блеск, как она матерела теперь понемногу - и, возможно, даже не заметно сама для себя. И ему это было... сказать по правде - ему это было скорее интересно, нежели действительно её жаль. От леди может остаться немного, в конечном итоге - впрочем, достаточно, чтобы оставаться таковой даже в качестве главы страховой компании (тот ещё бизнес, стоит сказать - довольно бездушный). При правильном подходе. Ну а блеф - едва ли может быть, что светская львица с миловидным личиком, отхватившая себе такого жениха, как Бенвенуто Кастальди, совсем не владела таким искусством. Просто карты тогда были совсем не причём... но пока что - и это неплохо. Стоит привыкать к чужеродной атмосфере, пожалуй - тогда, когда вся атмосфера, по сути, становится чужеродной. На самом деле - именно такие стрессовые обстоятельства в каждом человеке будят определённых спящих драконов.
Кэролайн поступает правильно, не давая своим страхам взять над собой верх. А в этом клубе, в конечном счёте, бояться ей особо нечего - даже если она проиграет пару тысяч здесь; основная её игра находится вовсе не за этим столом.
То, что сказано за покерным столом - остаётся за покерным столом. Хорошее правило - ещё бы оно работало; потому что в большинстве случаев - получается как раз наоборот. Профессиональные игроки в покер - те предпочитают вовсе молчать, впрочем, на турнирах - особенно и не о чем говорить. В их же среде, в играх между людьми попроще, партия покер - хороший способ поболтать, узнать новые сплетни, поделиться своими. Поэтому Монтанелли предпочитает следить за тем, что говорит - да и, в принципе, всегда старается быть осторожным в разговорах. Но - порой и в своих словах смелым быть приходится тоже. И даже если всё выглядит как непринуждённая беседа или высказанная вслух случайная мысль - это вполне может стать источником весьма интересной и полезной информации.
Особенно - в покере. Особенно, когда твои нервы напряжены, отчего душе может быть жёстко. Покер опьяняет, вроде алкоголя или наркотика - но, по-своему, и разные игроки реагировать могут по-разному, по-своему - кто-то может сказать то, что никогда не сказал бы вне игорного стола. Или сделать.
- Я бы не удивился. - в тон женщине, отозвался Гвидо, не отрываясь от своих карт - тоже словно и не обращаясь к ней; а просто размышляя вслух. Учитывая троих свидетелей такого разговора - он не стал бы более откровенным. А общие фразы, какие-то и так всем понятные истины - либо же ненужная информация вовсе, тут наверняка даже не все в курсе, о каком убийстве идёт речь - люди склонны это пропускать мимо ушей и забывать. Особенно занимаясь своими картами - всё это уходит, как ненужный шум. Если не становится слишком назойливым.
Да и действительно - чему удивляться? Смерть богатого человека всегда кому-нибудь выгодна - случайная ли, намеренная ли, насильственная или от естественных причин; Бенвенуто - был одним из тех людей, чей уход не остаётся незамеченным, вызывая за собой большие перемены. И когда такое случае - каждый хочет оказаться там, где эти перемены будут к лучшему. Вот на кого и стоит обратить внимание в первую очередь - на тех, кому более выгодно было бы отсутствие Бенвенуто на своём месте, нежели его присутствие, кому это дало бы что-то крупное, возможно.
Кому-то, как его вдова. Или осиротевший сын. Наследство - мотив неплохой... Гвидо приподнял глаза, пытаясь понять, блефует ли женщина сейчас - и речь снова не о картах.
- А разве кому-то были предъявлены обвинения? - Кэролайн так выразилась, словно где-то есть убийца "ненастоящий". У следствия хотя бы есть подозреваемые? В одном он точно был уверен - это не какие-то личные мотивы, это был бизнес. Слишком уж хладнокровно. Но кому Бенвенуто мог дорогу перейти - вопрос интересный. Если процесс и правда растягивают потому, что выгодно кому-то - вероятно, что далеко забрался. - Поддерживаю. - произнёс, когда очередь дошла до него. Если дело в компании, в конкуренции или чём-то ещё - вероятно, что палки в колёса будут ставить и после, когда всё устаканится; при том условии, что всё пойдёт на лад. Если дело в банкротстве компании - они будут продолжать. Но перед этим - выждут... возможно, что и довольно долгое время. Стоило бы обратить внимание на конкурентов компании - особенно на тех, кто после смерти Бенвенуто и замешательстве в его бизнесе начал подниматься, уводя у них клиентов. Вряд ли тут всё так просто, как в Гарри Поттере: не Волдеморт же пришёл и его убил... убило его что-то большее, чем просто убийца.
- Раз или два в неделю. - ответил Гвидо. Пусть миссис Кастальди сама решит - часто это или редко... Ему приходится много где бывать в последнее время - Монтанелли на себя немало взвалил, но, впрочем, ему это в какой-то степени даже нравится. С осознанием того, конечно, что у всего этого будет конечная цель. - В основном в "Маленькой Сицилии" пропадаю. Заходите к нам как-нибудь пообедать или поужинать, кстати - буду рад Вас видеть. - улыбнулся, не став вдаваться в подробности семейной жизни - не то, чтобы они так уж с Кэролайн были далеки от друга; хотя - они были совершенно разными. Кастальди, тренированная быть хорошей женой - так и не стала матерью; главной же ценностью Гвидо сейчас была его семья. Взглянув на желтоватое от недостатка солнечного света лицо Клиффа, Монтанелли кинул на стол пару фишек: - Поднимаю.

+1

7

Она помнила свою первую игру в покер. Тогда всё казалось неимоверно сложно. Она не понимала почему всем раздают так мало карт, только две, что значат все эти "Поддерживаю", "Поднимаю", "Пропускаю" и прочее, зачем люди торгуются и всё время поднимают ставки. Но, конечно же, она не понимала самого главного: разве это может быть интересно? Но её знакомый картёжник что привёл сюда уверял что это очень интересно. Кэролайн не верила что какие-то карты могут быть так интересны чтобы просиживать ночи напролёт. Но потом втянулась... Азарт!
        Также она помнила свой первый выигрыш, когда после многочисленных поражений и огромной суммы оставленной тут она выиграла немного. И дело даже не в сумме. Она радовалась как ребёнок и была готова прыгать от радости и бегать вокруг карточного стола. И только правила приличия, да остатки маминого воспитания удержали о подобного поведения, на которое, разумеется, окружающие отреагировали бы неоднозначно. Конечно, были и другие победы, больше поражений, разумеется, но ничто не сравнится с радостью первого выигрыша.
       Сегодня она уже в который раз, Кэролайн уже и не помнила сколько раз тут побывала за последнее время, была тут. Причём в "Кингсберде" она порой появлялась почти каждый вечер, но никогда не просиживала ночи напролёт. Лишь один или два раза. Но наутро так устала что пообещала себе больше никогда не засиживаться позже часа ночи. Пока удавалось сдержать своё обещание! Впрочем, сегодня она чувствовала что играет тут в последний раз. И это не потому что Гвидо играет так замечательно что она легко может проиграть ему все деньги. Да чего уж там? Миссис Кастальди решила что и Клифф проиграет Гвидо! Настолько он хорошо держался и быстро принимал решения. Прошло совсем немного времени, но Кэролайн уже заметила что для мистера Монтанелли она слабый игрок.
      Тем более в этот вечер её волновало много других вещей. Всё что угодно, но не покер. А так не было раньше! Случались моменты что она была всецело поглощена игрой, но только не сегодня. Сегодня мысли были вместе с Бенвенуто. Чем больше она думала о том кто же убил покойного супруга, тем больше ей начинало казаться что Филипп Кастальди тут совсем не причём. Да, она запретила себе думать о чём-то ещё кроме игры, но сегодня не получалось сконцентрироваться на картах.
       -Поддерживаю... - ответила Кэролайн оба раза когда до неё доходила очередь. Просто нужно было что-нибудь ответить... Более того, все разы она давала ответ только после напоминания крупье о том что настала её очередь. Женщина была задумчива и на редкость рассеяна, как бы не хотела убедить окружающих в обратном. Да и запрет "подумаю об этом завтра" сегодня работал очень плохо.
       "Филипп же тоже переживает смерть отца! Для него это был большой стресс.... Может даже больший чем для меня.... Пока я старалась найти убийцу, он горевал по папе. Всё таки, мы по-разному перенесли эту трагедию! Но почему тогда он начал обвинять меня?!..." - поток мыслей было не остановить. Кэролайн вдруг показалось что её мысли с лёгкостью могут услышать окружающие - настолько настойчиво они сегодня "атаковывали" её.
       "Я так больше не могу! Сейчас моя голова взорвётся!" - мисс Кастальди потёрла виски  и устало посмотрела на Гвидо, который сидел прямо напротив неё. Тут она вдруг осознала что вопрос итальянца повис в воздухе и так и остался без ответа.
      - Пока нет, мистер Монтанелли. Пока никого не обвинили... А за приглашение - спасибо. Я обязательно загляну в "Маленькую Сицилию". И если вы подскажете адрес - будет совсем прекрасно. Я там никогда не была.   - она оглядела всех сидящих за столом, припоминая можно ли по правилам игры ей сейчас взять перерыв. -  Я прошу прощения, джентльмены, но мне что-то захотелось на воздух... Можем ли мы сделать короткий перерыв в игре прямо сейчас? Я что-то не припомню такого в правилах...
     И поскольку решение зависело от мужчин, она улыбнулась. Так у неё больше шансов получить перерыв прямо сейчас, а по возвращению продолжить играть.

+1

8

В покер играют не картами. Нет - карты в нём, конечно, присутствуют, но основные инструменты, с которыми игрокам приходится взаимодействовать гораздо больше, это - деньги; или игровые фишки, которые, впрочем, тоже меняются на деньги и деньги же и означают. И значение их знаков вполне может перевесить и величину карт, которые не видят остальные игроки - именно деньгами, готовностью рискнуть этими деньгами, и можно убедить противника по игре в том, что у тебя складывается хорошая комбинация, если сделать это правильно; вот и всё, на самом начальном уровне - это просто смесь из двух картинок, означающие стоимость: карт и денег, для новичков здесь - такая третья сторона, как эмоции, не говоря уже о возможности "читать" остальных за столом, отсутствует вовсе, она приходит чуть позже. Умение блефовать, скрывать свои эмоции и улавливать эмоции окружающих - это уже совершенно другая, практически самобытная, техника, этот самый посредник между картами и деньгами - между удачей, волей случая, и - богатством, количеством денег на твоей стороне. Вещь очень тонкая, но при должном подходе - она и будет решающей за игровым столом. И когда начинается настоящая игра - побеждает не тот, кто имеет больше всего денег, и не тот, у кого карты лучше, а тот, кто лучше умеет этим пользоваться.
Карты, деньги и блеф - и если одна из этих трёх составляющих отсутствует, игра попросту не может считаться настоящей. Без денег - покер становится просто калейдоскопом везения, зависящим от пятидесяти двух картинок, без игры эмоций - он теряет весь свой интерес и смысл, без карт - в него и вовсе не сыграть; помериться своим богатством можно и вне стола - а люди и так склонны это делать постоянно. Покер таким образом способен целую жизнь, само человеческое общество, свести к миниатюре, со всеми пороками, загнав в рамки одного стола - именно потому эта игра настолько гениальна.
- Поднимаю.
Гвидо вовсе не считал себя самого хорошим игроком, никогда не имел наклонностей карточного каталы, покер, как и азартные игры, для него были просто развлечением - и в развлечениях он привык держаться меры. Просто понял эту формулу в какой-то момент - пользоваться же ей себе во благо, занимаясь азартными притонами лично, начал и вовсе гораздо позже. Но, впрочем, что-то из этого получалось... Так что, к тому же выходило, что играть конкретно в этом месте - для него и не было особого смысла; он, фактически, управлял этим местом - был одним из тех, кто это делает, - потому и проиграть по-настоящему не мог. Потому и за стол сел с эдакой неохотой - и действительно, сделав это только ради Кэролайн, больше для поддержания статусов, чем ради желания обыграть вдову Кастальди на деньги.
- Открываемся?
Парень в жёлтой рубашке проигрался и вышел - за столом их осталось четверо; как и предполагал Гвидо - скорее всего, и второй новичок скоро уйдёт, его фишки постепенно переходили к Клиффу, немного - к Гвидо и Кэролайн, но в основном Монтанелли оставался при своих, не рискуя, хотя стараясь и не сбрасывая карты слишком часто.
- Ох, конечно... Бадди! - один из молодых людей за соседним столиком, который улыбался миссис Кастальди при входе, - похожий чем-то на Невилла Долгопупса из кино про Гарри Поттера, но только раза в полтора или два более тучный - встрепенулся, оглянулся на Монтанелли, затем положил свои карты на стол - рубашкой вниз. - È possibile portare un biglietto da visita "Маленькой Сицилии" per la миссис Кастальди?*
- Si, vado a prendere.** - только чёрный костюм невероятно большого размера вильнул - передвигаться Бадди умел весьма быстро, особенно для своего веса. Гвидо не был уверен, выучила ли язык Кэролайн за столько лет жизни с Бенвенуто - сама-то она итальянкой не была, насколько ему было известно, - но, из вежливости и просто на всякий случай пояснил, о чём они с парнем переговорили:
- Сейчас Бадди визитку принесёт, там полный адрес, все телефоны и образцы некоторых блюд. - улыбнулся. "Маленькая Сицилия" - не была основным источником доходов для Монтанелли, скорее правильнее будет сказать - что через ресторан он отмывал свои доходы, очень немалую их часть, но от того ресторанчик свой любил ничуть не меньше. Он позволял заниматься бизнесом для души, заниматься любимым делом, не оглядываясь - а что ещё нужно человеку, чтобы почувствовать себя счастливым?
- Клифф?.. - оглядываясь на игрока с самым большим банком, словно бы спрашивая разрешения у него, Гвидо получил короткий кивок с едва заметной ухмылкой, которую и поняли разве что они двое. Клифф парнем был немногословным, когда играл - в жизни же он ворчал безостановочно, и женщины, которые лезут не туда, где им место, неумёхи в чём-либо, включая карты, вроде второго игрока за столом, были одной из многочисленных его любимых тем - здесь было сейчас достаточно и того, и другого. Приходя сюда, он имел обыкновение замолкать, чтобы не будить спящих здесь драконов - Зено легко мог сломать пару рёбер тому, кто доставляет проблемы заведению, да и Бадди умел не только за визитками носиться. - Пойдёмте, миссис Кастальди, я полагаю, мне тоже стоит взять небольшой перерыв. - Клифф ухмыльнулся снова, потянувший за своей сигарой, тлевшей в пепельнице. Предложив даме локоть, Гвидо повёл её к небольшой дверце - чёрному ходу, откуда старомодная решётчатая железная лестница, громко отзывавшаяся на каждый шаг, вела на самую крышу здания - те, кто не любил курить в помещении, или прост хотел на воздух, как Кэролайн, обычно выходили туда. Там же - было одно из нескольких мест, где могли пересечься те, кто скрывал людей в земле и те, кто давал им в руки карты. Поддерживая Кастальди под ручку, чтобы у неё каблук не застрял в зазоре, Гвидо вёл её в эту самую "курилку" - благо, что в Сакраменто всегда тепло и по ночам...

Код:
<!--HTML-->
<object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="480" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#837814">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/GMonta/folders/Default/media/6b9f702e-7726-478f-81c6-490a88662088/Lera%20Lynn%20-%20Fade%20into%20Black.mp3
"> </object>

И на город опускалась темнота, скрывая все краски - и обнажая многие человеческие пороки. Остановившись у бортика, Монтанелли опёрся на перила, глядя вниз, на отсветы фонарных столбов, улавливая взглядом фигуры редких прохожих и автомобилей. Тишину нарушало только слабое эхо отзвуков города, которые в тёмную пору и так почти сходили на нет; в этой части города, по крайней мере - где ночная жизнь имела обыкновение держаться в границах таких вот заведений, как клуб. И эта тишина куда лучше располагала к беседам...
- Можно начистоту, миссис Кастальди? - и, оглянувшись на женщину, Гвидо продолжил, почти и не давая ей возможности ответить на этот вопрос, отведя его тем самым в категорию риторических. - Вы любили его? - Бенвенуто. Гвидо - уже немолод, он хорошо знает цену любви, и что такое потерять любимого человека - тоже прекрасно знает; лучше, чем мог бы показать кому-то знакомому столь мало, как Кэролайн. И сама вдова - не может быть столь наивной, какой прикидывалась, когда надо было играть на публику (то есть, при её образе жизни - это практически всегда), он знал женщин её сорта - большинство обывателей были склонны относиться к таким не иначе, как с презрением, но - в среде Гвидо, как и в среде Бенвенуто, это тоже было скорее сродни неотъемлемой части... не самой плохой и далеко не ненужной части стоило сказать. Таких, как Кэролайн, не так много оставалось в наши дни, впрочем.

Верны мужьям шалуньи и насмешницы, а в маске благочестья ходят грешницы.

Уильям Шекспир, "Виндзорские насмешницы". 1602 г.


*Можешь принести визитку "Маленькой Сицилии" для миссис Кастальди?
**Да, сейчас принесу (итальянский или около того - спонсировал гугль-переводчик)

Отредактировано Guido Montanelli (2016-09-27 12:54:38)

+1

9

- Благодарю, мистер Монтанелли. Со мной это впервые... - она сказала правду.
        С ней раньше такого не случалось… Просить перерыв? Нет уж, увольте! Сил и азарта Кэролайн Кастальди хватит чтобы проиграть всю ночь, до закрытия клуба. Только возраст  и умение более-менее совладать с собой и не подастся азарту и спустить всё за одну ночь останавливали от посиделок до утра. А так, она бы с лёгкостью с этим справилась.
        С юности ей никогда не было достаточно развлечений. Она рано вышла замуж и очень редко ходила в ночные клубы – статус жены такого богатого человека не позволял! Муж не хотел посещать подобные заведения, а Кэролайн не могла, так как один визит в ночной клуб в одиночку может запятнать репутацию покойного мужа. А ведь она так любила танцевать! Но особенно веселится никогда не позволяли две вещи: репутация и муж.
      Сейчас, казалось бы, супруга уже не было, от репутации тоже остались жалкие остатки. Она могла бы играть в покер сколько захочет, тем более в этот раз соигроком согласился стать такой приятный собеседник, Гвидо Монтанелли, но нет…
      «Что со мной такое?!» - не понимала Кэролайн. Она не просто попросила перерыв чтобы показаться слабой. Он ей БЫЛ НУЖЕН на самом деле. Вдова Кастальди нуждалась в свежем воздухе. – «Я сама раньше смеялась над теми кто не может и тура в карты высидеть! А сейчас мне самой понадобился перерыв! Почему?... Мне так плохо, что кажется и часа тут не протяну!»
      Если за столом она чувствовала только растерянность, и отдых нужен был исключительно чтобы привести себя в чувство, то стоило покинуть зал подняться по довольно устрашающей на вид лестнице на крышу она почувствовала что сильно устала. Она удивлялась сама себе – как она смогла ещё выдавить какую-то улыбку?
      «Наверное, получилась ужасно неправдоподобной…» - подумала Кэролайн, наблюдая за Гвидо, стоящим рядом с краем крышы. – «Только бы он не свалился вниз! А то решат, что я и его убила…»
       Кэролайн редко одолевали мрачные мысли. Последний раз – спустя несколько недель после смерти Бенвенуто. Впрочем, сейчас она начинала понимать что подобные мысли были всегда, просто какое-то время она могла запрещать себе думать об этом. А сейчас все моральные силы закончились.
        Собственно, в её жизни не было ничего, или не того, кто мог бы отвлечь её от смерти Бенвенуто. Всех кого ей удавалось встретить, только и говорили об этом. Даже если спрашивали «Как дела?» миссис Кастальди понимала что всех интересуют подробности расследования убийства. И так продолжалось уже полгода…
        «Интересно», - подумала Кэролайн. – «Он тоже считает что я его убила?»
        Именно такие мысли возникли у неё, когда она услышала «Можно начистоту, миссис Кастальди?». Но он спросил совсем о другом. Вдова Кастальди  очень удивилась -  никогда прежде она не разговаривала на такие откровенные темы с мужчиной. Разумеется, бывало что ей задавали подобные вопросы, но она всегда обвиняла собеседников в невежестве.
        Вот и сейчас она хотела обидеться, сказать заученную фразу: «Да как вы смеете задавать такие вопросы женщине?!» и уйти. Но Гвидо внушал доверие и хотя она мало его знала, ей казалось что тому можно сказать правду. Это как священнику – люди исповедуются, даже не зная имени!
        - Видите ли, - заговорила она после недолгих раздумий. -  если бы я сказала, что была влюблена в него по уши, то соврала бы… Да и потом деньги — они ведь никогда не лишние, вы это знаете, Гвидо. А кроме того, в свое время мама говорила, что когда муж и жена любят друг друга, — это очень дурной тон.
        Она вздохнула,  глядя на ночной город. Ей хотелось куда-то присесть, потому что говорить правду стоя на каблуках оказалось невероятно трудно. Но в темноте Кастальди ничего такого не заметила, а посему продолжила стоять.
         - Но Бенвенуто мне был очень дорог! И я вышла за него замуж и мы прожили двадцать лет, хотя я никогда не понимала что в браке хорошего…. Но я была хорошей женой, даже несмотря на то что это удовольствие для мужчин и одному Богу известно, что они там находят. Я этого никогда не могла понять. А женщине замужество приносит лишь бесплатную еду, прорву работы, да еще необходимость мириться с мужскими причудами.

+1

10

Силы, в том числе, и силы финансовые, и азарт - ещё не всё, что может позволить просидеть в клубе всю ночь; можно прийти сюда с парой сотен баксов в кармане, а то и меньше, просидеть всю ночь, покинуть заведение примерно с той же самой суммой и пойти отсыпаться, или на работу, или ещё куда, - дело тут не только в богатстве и азарте, но и в умении оставаться за этим столом. По-настоящему плохие игроки надолго не задерживаются в партии, ну или... или становятся по-настоящему плохими игроками и в жизни, сначала начиная брать в долг, потом - продавая то, что имеют, чтобы отыграться, вернее даже - чтобы просто оставаться в игре; на самом деле - таких людей не очень много, но бизнес людей Гвидо, во многом, держался именно на них; игромания - это болезнь, даже учёным пришлось прийти к такому выводу... это не про миссис Кастальди, впрочем - с другой стороны, её, назовём это так, психологический "иммунитет" сейчас ослаблен - и привести это может и к подобному явлению тоже, ровно как и к алкоголизму или наркомании, или чему-то, к чему приходить бы совсем не следовало. Но это - просто следствия. Куда интереснее - причины... на разговор об этом Монтанелли и пытался вывести Кэролайн - хотя, если бы она обвинила бы его, покинув его общество, если бы такое отношение разбудило бы в ней какого-то спящего дракона, понял бы и не оскорбился; скорее бы - такой подход, наоборот, мог бы быть для него в какой-то степени даже и комплиментом - в этом случае, Кастальди отнеслась бы к нему, не как к гангстеру и вору, засевшему в подпольном клубе, а как к человеку породы Бенвенуто, уважаемому, образованному и культурному. Но - Кэролайн всё-таки решилась на честный ответ, чем расставила все приоритеты, определив позицию свою собственную. Делая их с ней - людьми одного круга, в какой-то степени... а потому и темы, на которые они говорили - вполне понятны им обоим. Это не означало, впрочем, согласия абсолютно по всем их пунктам...
- Да? Ваша мама говорила так? - оторвав взгляд от ярко-жёлтого месяца, Гвидо оглянулся на Кэролайн - с улыбкой, хотя в улыбке этой было больше интереса, кроме того - сочувствия, чем чего-то весёлого. Деньги никогда не бывают лишними, и обожание, как влюблённость - не говорит о любви, но что бы любовь супругов друг ко другу - это было дурным тоном?.. Чтобы матери внушали это своим детям - даже так? Монтанелли вполне мог бы поверить, что есть общество, в котором такое положение вещей, - норма, мог бы ещё понять такие правила (и потому не осуждал Кэролайн ни на минуту), соприкасаться с таким обществом, но...  быть частью его сам, пожалуй, не смог бы.
- Что ж - это вполне честный ответ... - Гвидо, облокотившись о бортик, снова взглянул вниз - пытаясь разглядеть участок земли у дома напротив, освещаемый лунным светом. Хотя разглядеть с такого расстояния, на самом деле - удавалось мало что. Вообще, разговаривать так о Бенвенуто, его хорошем друге, который почил, в таком тоне - или вернее сказать даже, таким образом, - было странно, в какой-то степени - даже и неприятно; не как о человеке, не как даже о утерянной вещи - а как о... бизнес-проекте? Потерянных деньгах, или чём-то, что приносило бы их. Но - именно такой разговор был удобнее им обоим, потому что Кастальди в таком оформлении был комфортнее всего. - Я - мужчина, и не подобрал бы к браку такого определения, как "удовольствие", но всё же... - усмехнулся Гвидо. На "удовольствие" - скорее к этому относится то, что было где-то глубоко под их ногами в данный момент - игорные клубы, или ночные клубы, в которых, к слову, Монтанелли не бывал практически никогда, даже когда был намного моложе; не признавал их попросту - не признавал и "танцами" те движения, что там обычно происходили, большую часть происходящего там расценивая примерно как невежество и пошлость; и, хотя и первое, и особенно второе, в жизни имеет право быть в определённый момент - достойным это занятие не считал. Ни для джентльмена, ни для человека хоть как-то уважаемого. Танцы - дело другое... в парных танцах он не видел никакой пошлости, и танцевальные клубы и сам посещал бы с удовольствием, но - как-то не находил времени для того. Может, позже, через годы, когда станет совсем старым, и это будет хорошим способом поддерживать себя в форме - когда спорт будет слишком большой нагрузкой?.. Как делают в Аргентине - или где-то ещё в Южной Америке. Позиция Кэролайн, впрочем, была опять же, понятна ему - не взирая на то, что не была близка. - Вы были женой, для вас это являлось чем-то сродни работы. Ответственной работы, за которую хорошо платили; и делали Вы её хорошо. - обязанностью Кастальди было появляться с мужем на важных приёмах и встречах, делить с ним одну крышу над головой, пищу, постель - деньги, которые приносит бизнес Бенвенуто... быть тенью своего мужа, в каком-то смысле, зная, что он её поддержит в трудную минуту, защитит в момент опасности, скажет, что делать, когда она этого знать не будет. А теперь же - мужа не стало, и осталась только его тень... не привыкшая чувствовать вес под собой, неприспособленная жить отдельно. Уязвимая. Неудивительно, что чувствует она себя неважно сейчас. И откровенно говоря - у любой тени есть очень, очень большой риск раствориться и в полной тьме, и на свету. - Но, так уж случилось - Ваша работа окончена. Вам не с чем больше мириться; еда пока не перестала быть бесплатной - но, я думаю, и её запасы не вечны. Если уж совсем откровенно - я уверен, что вы и понятия не имеете, как их пополнять. Вы - домохозяйка. Не охотник. И даже не фермер... - Гвидо взглянул на неё: не обидят ли леди его слова? А поймёт ли она вообще, что он пытается ей сказать?.. - Не буду убеждать Вас в том, что понимаю, что вы чувствуете сейчас, но... мне кажется, что сейчас вы ощущаете недостаток кого-то или чего-то сильного рядом - сильнее, чем когда-либо в своей жизни. Я прав? - Бенвенуто был ей дорог; может, и не как любимый человек - но как тот, кто держал её жизнь на плаву, определяя её ход, и являясь огромной и важной частью этой жизни соответственно; потерять кого-то, кого ты любил - больно, но потерять руку - больно ненамного менее. Частью жизни является и то, и другое. И как это ни цинично - любимые могут приходить и уходить; а вот чтобы у кого-то выросли новые руки - такого ещё не было. Даже в этом же волшебном выдуманном мире - когда Уизли лишился костей в руке, пришлось что-то пить, чтобы отрастить новые.

+1

11

- А вы рассчитывали на ложь? - удивлённо спросила Кэролайн, когда Гвидо прокомментировал её ответ, назвав его частным. Она не знала был ли он удивлён такой откровенности или нет, так как итальянец стоял спиной к ней и облокотившись о бортик смотрел вниз. Миссис Кастальди вдруг стало не по себе и она действительно подумала что собеседник свалится вниз.
       "Только бы он не свалился..." - повторила она, как будто верила что подобные мысли имеют хоть какую-то силу. На самом деле, ей было сейчас легче думать о том упадёт ли с крыши её собеседник или же нет, чем всерьёз размышлять о её жизни с Бенвенуто. Там всё было так запутано, что Кэролайн даже боялась подумать об  этом.
        Начнём с самого простого: была ли любовь у супругов Кастальди? Казалось бы, тут только два варианта ответа -  да или нет, но она не знала что и ответить. Дело в том, что женщина ни разу за всю свою жизнь была влюблена на самом деле. Да, поклонников всегда хватало, было два брака, два успешных брака где никто никому не изменял, но Кэролайн не могла признаться в любви ни одному из своих мужей и уж тем более кому-то из поклонников. Она принимала знаки внимания последних, но никогда не торопилась отвечать взаимностью. Вот так и продолжалось долгие годы. Да и если говорить о любви, то судя по словам Кэролайн становится ясно что она имеет довольно размытые понятия относительно этого большого и светлого чувства. Только что она сказала Гвидо о том что не была влюблена в Бенвенуто по уши. Да, для неё это было одно и тоже. Да, и не думала они никогда об этом серьёзно - до сегодняшнего дня.
      "Работа?!" - формулировка, прозвучавшая из уст итальянца была самой верной. Что-то в душе миссис Кастальди стало протестовать, мол, всё это похоже на девушек лёгкого поведения, которые за деньги дарят свою любовь... - "Получается, я такая же как они?!"
      Впрочем, какая-то часть Кэролайн была согласна с услышанным. Уж очень верно мистер Монтанелли сказал, именно так для неё замужество и ощущалось: работа за которую хорошо платили и потому время от времени ей это даже нравилось. Так было и с первым мужем, и со вторым. Только отличие в том что после ухода супруга она уже не молода и шансы найти "новую работу" не велики. Но и Кэролайн уже другая, не та что двадцать лет назад. Тогда она и не сомневалась что нужен новый муж, а сейчас?
     - Вы, пожалуй, что правы. - кивнула Кэролайн. - Я на самом деле чувствую пустоту, мне не хватает поддержки. Я чувствую себя одиноко, настолько что изливаю душу вам, другу моего мужа. Кстати, я не припомню чтобы мы с вами разговаривали о чём-то больше чем погода или события в мире при жизни Бенвенуто...
     Впрочем, Гвидо был не прав в том что она не охотник или фермер. Что же, сейчас - нет, но в будущем... Кэролайн всегда чувствовала что обладает неиссякаемым запасом жизненных сил, но вот никогда не приходилось применять их. А, вдруг, настало то самое время, когда пора немного изменить свою жизнь? Конечно, Кастальди боялась даже и думать о переменах, но и продолжать так дальше она не могла.
     - Раз уж вы так правы, - без тени злобы заговорила она. -Может вы подскажите что мне делать? Я чувствую что так долго не протяну! Раньше я цеплялась за мысль найти убийцу, но сейчас я понимаю что даже если виновный будет наказан это не выход...

+1

12

Человека убивает не опасность и не риск - эти определения подходят к чему-то менее конкретному, абстрактному. Человека убивает не дремучий лес, в котором он заблудился, а дикий зверь, его обитатель, или голод, или ядовитый гриб или ягода, с помощью которых он пытался этот голод победить. Солдата убивает не война, а пуля, или снаряд, или огонь... так, не убивает и высота или её опасность - убивает даже не падение, причиной смерти становится резкая остановка. Но к падению... к нему может многое подтолкнуть, зачастую, нечто ещё более абстрактное, чем сама опасность - страх этой опасности; страх перед глухим лесом, перед оружием противника, перед высотой - парализующее, тупое чувство, уничтожающее всякую способность как к действию, так и мышлению. От таких чувств Гвидо предпочитал избавляться - и потому не боялся высоты настолько, чтобы просто свалиться вниз. Он был вполне способен подойти к краю, даже если там вовсе было никакого ботика, взглянуть вниз, на город, на фоне носков собственных ботинок... хотя - и рисковать таким образом тоже не любил. Мог бы - не значит, что хотел бы.
- Нет. Я ни на что не рассчитывал... - усмехнулся Гвидо. Оттого, в общем, и спрашивал - ему интересен был ответ Кэролайн. Впрочем, справедливости ради, следует сказать, что любой спрашивающий вообще, как правило, надеется на честный ответ...
Любовь - это никогда не бывает так просто. И сама её суть даже порой бывает далека от её названия, иные же люди и чувствовать её могут совершенно по-своему, так что и в том, что представляла её миссис Кастальди со своего угла обзора, тоже ничего удивительного не было. Как не было чёткого ответа - хотя оттого данный ответ и являлся настолько честным. Но было несколько важных факторов - во-первых, сами по себе те годы, что Кастальди прожили вместе, во-вторых - само желание вдовы найти виновного, покарать его - отомстить. В третьих - само это её состояние странного траура, которое Монтанелли оценивал как вполне себе искреннее. Может, это и не любовь - но и равнодушной её назвать язык вряд ли повернётся.
Определённо, это большее, чем путана может чувствовать к клиенту - пусть и да, во многом отношении эти моменты схожи, это можно назвать занятостью в одной сфере - разве что роль Кэролайн была более ответственной, серьёзной, значимой для кого-то (Бенвенуто - в данном случае) - и опалчивалось им соответственно. Как лётчики - это, своего рода, элита военных сил, по здоровью, по техническим знаниям; а космонавтов, в свою очередь, тоже набирают в основном из их числа - роль Кэролайн была сродни таким принципам. Космонавт отказывается от многих вещей, практически вообще от всего, что доступно любому на Земле, даже самому бедному, отправляясь на орбитальную станцию - но и зарплату по возвращению получает космическую. Куда её тратить - это его дело. Деньги, впрочем, даже баснословные, проще спустить в трубу, чем удержать.
- Да... я тоже не помню. Что ж, всё бывает впервые. - улыбнулся Гвидо в ответ. Жаль, что повод такой грустный, но - это говорит как раз о том немногом хорошем, что в принципе может принести смерти: она может объединить живых. Пусть даже муки совести надолго станут их спутниками - бывает и так. Монтанелли отступил от бортика, заметив, что Кэролайн к краю подходить не стремится и поглядывает в ту сторону с какой-то опаской - вероятно, на неё высота не действовала хорошо.
- Конечно, не выход. Не из всех положений сразу.
- отозвался, взглянув куда-то снова "мимо" Кэролайн, словно говорил сам с собой. - Свершённая месть не решает всех проблем... Но может лишить цели в жизни. Я такое видел, и не раз... - вот теперь, передёрнув чуть плечами, он взглянул на неё - прямо в глаза. Она была замужем за итальянцем, все эти годы, - вероятно, понимала это отношение, насколько это священная людей породы Кастальди штука. И мстить её сейчас Гвидо вовсе не отговаривал, он и сам не смог бы иначе - но, Кэролайн и сама себе задала вопрос - а что после?
Гвидо видел такое. Как угасает тот, чья месть свершилась, как уходят силы из тех, кто поддерживал их раньше одной ненавистью. Неспособность найти "нового себя" заканчивается порой фатально, это тоже своего рода падение, которое не убивает, но ведёт к чем-то, что убьёт. Оттого - ненависть к врагу, даже после его смерти, оказывается губительной не только для него.
- Что Вам стоит сделать? Думаю, что вам нужно найти такую поддержку. На Вашем месте, я бы вышел замуж снова, но... не стану лезть в жизнь личную.
- приподнял ладони. Это и так прозвучало довольно грубо, но раз уж они решили говорить откровенно... пока Кастальди ещё не слишком стара, чтобы в третий раз сменить фамилию, возможно, ей бы стоило это сделать; вопреки всеобщим убеждениям - далеко не все пожилые миллионеры предпочитают молоденьких безмозглых дурочек - они, в конце концов, утомляют своей энергией. Кто-то предпочитает, чтобы в его доме был порядок, центром которого являлась женщина с головой; а не детская площадка. Красивой же эта женщина может быть и после тридцати, и после сорока, и после пятидесяти даже, с современной косметологией и медициной возможно многое - да, стоит денег, но хотя бы, этот муж точно будет знать, на что уходят.
- Я бы мог посоветовать объединиться с сыном Бенвенуто.
- это при том варианте, если фамилия Кастальди для Кэролайн что-то значит, и она хотела бы её сохранить - и продолжать то дело, что всегда было часть этой фамилии. Это было бы легче сделать, будь у неё ребёнок от Бенвенуто, но в её случае - всё осталось без родства кровного. - В каких Вы отношениях с Филиппом? - что-то подсказывало, он не слишком доволен тем, что бизнес отца отошёл в пользу его вдовы - как раз в его случае, кровное родство играло свою роль сполна. Во всяком случае, мог бы... вероятно и такое, что он счастлив и имея своё event-агенство, не желая большего. Как показывает жизнь, впрочем - большего хотят все или почти все.

+1

13

У Кэролайн, как говорится, как камень с души свалился. То ли это оттого что она, можно сказать, в первый раз после смерти Бенвенуто вот так спокойно с кем-то беседует по душам, то ли потому что Гвидо отошёл от края крыши. Миссис Кастальди, разумеется, хотелось бы верить что причина второе, иначе так получается что дела совсем плохи – раз в полгода разговоры по душам.
       А если взглянуть на образ жизни Кэролайн становится понятно отчего так случилось. Она всегда предпочитала держаться в стороне от женских компаний и сборищ, обсуждающих новый рецепт пирога с патокой, диеты, мастеров индустрии красоты и новые модные тенденции. Было скучно, да и никогда не волновали её подобные проблемы. Ибо с детства она вела образ жизни истинной леди, который предполагает и диеты, и походы по магазинам, и визиты в салоны красоты. Так что для миссис Кастальди все подобные женские хобби и увлечения стали давно рутиной.
      Единственное что её на самом деле интересовало так это деньги и, следовательно, все подобные виды досуга предполагающие заработать: скачки, азартные игры, лотереи и прочее. Но чего она на самом деле хотела втайне ото всех, и даже самой себя, - примерить роль бизнес-леди. И сейчас, кажется, мечта осуществима, но Кэролайн было даже страшно подумать о том что она возьмется руководить страховой компанией покойного супруга.
      - Не из всех положений? – переспросила она, когда Гвидо согласился с ней о том что наказать виновного не выход. Миссис Кастальди вообще с трудом удавалось понимать подобные метафоры, намёки. Она предпочитала откровенные разговоры и любила когда спрашивают напрямик. Может поэтому она и стала изливать душу итальянцу. - Как это?
     Ей было совершенно непонятно то что говорил Гвидо о мести, но шестое чувство подсказывало что в его словах есть своя мудрость. Но, увы, Кэролайн Кастальди не удалось ничего из этого понять.
      - Да-да, вы правы – как бы не казалось со стороны, я очень хочу чтобы Орсино вернулся из своего бесконечного путешествия… Я, конечно, рада за него – он посмотрел мир и прочее, но это же опасно! Я каждый день думаю как там он и больше всего боюсь что его скитания до добра не доведут! – миссис Кастальди грустно вздохнула. - И я хочу чтобы Рикки разговаривала со мной как раньше. Мне кажется, Филипп на неё сильно влияет, говоря обо мне невесть что. А Филипп…
     Вот с ним-то как раз были проблемы -  похоже, их неприязнь уже давно стала медленно перерастать в ненависть. Будь Кэролайн моложе, она бы даже слушать не стала о том что ей нужно наладить отношения с Филиппом, настаивая на том что это он должен сделать первый шаг к примирению. Но сейчас она поняла что Гвидо прав и более того, она сама была не против.
      -…Да, я не против, как вы это говорите, объединиться с Филиппом. Вот только у нас уже давно не получается просто поговорить, без ссор и обвинений…  - она снова грустно вздохнула, посмотрев на итальянца.
      Его большая семья сейчас казалась идеальной, где все друг друга поддерживают, дети уважают родителей, родители помогают детям при необходимости… Но так казалось только со стороны, а может и чете Монтанелли есть что скрывать?

+1

14

Роль, которую хочется примерить - и роль, которая будет по силам, понятия совершенно разные; едва ли сможет сыграть гнома, актёр, который ростом под два метра, как бы талантлив не был (говоря о театральной сцене, конечно; в кино - там с современной техникой может быть вообще всё, что угодно) - просто не тот типаж. Да и с целом, удивительно, насколько долго можно быть близко к каким-то вещам, но так и не поняв в них в итоге практически ничего - но во многом вопрос внимания; внимание же Кэролайн было сконцентрировано на муже - никак не на его делах. И пусть всё это даже было частью одного и того же мира, Гвидо сомневался в том, что она понимает много в бизнесе - в том, что стоит "за кулисами" бизнеса; в том, чего в принципе стоит он, этот мир большого бизнеса - и в плане сладких плодов, и не очень - может быть, но не в том, как заниматься делами компании. Впрочем, и это - уже немало. У просто леди есть куда больше шансов стать бизнес-леди, если она способна к нескольким вещам, главным образом - к ответственности... и к обучению, разумеется - к получению каких-то новых навыков. Со вторым обычно начинаются проблемы после сорока лет - и чем дальше, тем труднее; говоря же о первом - чего Кастальди точно в своей жизни не знала по-настоящему близко, так это ответственности. Суровая правда, но... если бы всё было так просто - у неё не было бы и такого страха и трудностей в достижении того, что она по-настоящему хотела.
Гвидо же трудностей не боялся - но прекрасно понимал один большой принцип: их преодолевание не даётся легко, и ни одну трудность невозможно преодолеть, не переместив что-то (или кого-то, говоря о людях) на своём пути; кто-то обязательно будет на этом пути - кто-то обязательно помешает, а кто-то обязательно поможет... а помощь не бывает безвозмездной. Во всяком случае - Монтанелли в такую помощь не верил, сам её просто так не оказывал, - но и не забывал тех, кто помогал ему.
- Я говорю о том, что свершив месть, вы не вернёте того, что утратили. Или кого. - пояснил Гвидо. Может, жить и будет легче, осознавая, что убийца Бенвенуто мёртв, или понёс своё наказание за содеянное, но - самого Кастальди даже это не вернёт. Но, для свершения мести - нужно иметь под ногами твёрдую почву; у Кэролайн её не было - даже оказавшись на вершине компании мужа, она увязала...
- Путешествия дают самый незабываемый и интересный опыт из возможных. Когда оказывается завершено. - выдал Монтанелли, задумчиво взглянув на Кэролайн. - Но за всё интересное платить приходится дороже... - путешествие - дело вообще затратное; особенно когда становится по-настоящему затяжным - и платить за него, и за этот опыт, приходится тоже не только деньгами, в общем-то... Хотя сейчас Гвидо подразумевал разговор как раз о них: - А кто финансирует это путешествие Орсино? - Гвидо мало знал младшего из братьев Кастальди; собственно говоря, он и старшего не так уж и много знал - больше общаясь с Бенвенуто, чем с его детьми. У Кэролайн - наверное, справедливо будет сказать, что дела обстоят так же. И для них обоих это теперь изменится, поскольку Бенвенуто почил - и если он и был тем, благодаря кому другой член его семьи колесил по миру, финансовая поддержка этих разъездов кончится рано или поздно, придётся вернуться домой.
- Отношения, мягко говоря, натянутые. Понятно...
- удостоив вдову ответным взглядом, тихо кивнул Гвидо, сделав вывод. Нет, неудивительно - то, что родственники с таких двух сторон начинают ссориться после того, как умирает тот, кто их обвинял, тем более - оставив наследство, это, как ни прискорбно, можно назвать скорее нормой жизни, чем наоборот - жадность движет людьми сама, а вот чтобы найти в себе что-то нравственное - вот тут уже приходится прикладывать усилия. - Я мог бы попробовать помирить вас, но - у меня ведь нету каких-то серьёзных оснований. Чтобы он меня послушал. - произнёс Гвидо. В общем-то, "объединиться" Кэролайн не обязательно даже с Филиппом - просто у неё с остальными Кастальди, очевидно, есть общий враг; в том случае, если она не сама избавилась от мужа, конечно - но, пообщавшись немного, Гвидо сделал такой вывод, что у неё и в половину нет такой холодности. И помимо Филиппа и других Кастальди - кажется, ей идти было больше вообще не к кому... Кроме него - кроме Гвидо. Вернее сказать, что и Монтанелли сам не хотел бы упускать такого шанса - едва ли Кастальди тратит деньги с той скоростью, чтобы разорить целую компанию за полгода...
- Я думаю, у меня будет к Вам деловое предложение. - произнёс Гвидо, с более чёткими нотками в голосе - без метафор и недосказанности. Его ладонь мягко легла на плечо Кэролайн, увлекая к выходу с крыши: - Но это слишком серьёзно, чтобы можно было об этом говорить здесь. Да и Вам становится уже зябко... - в ночное время суток, всё-таки, прохладно для прогулок в платье, а на крышах, к тому же, гуляет сквозняк - плохой спутник серьёзным, и тем более - долгим, разговорам. Спустившись обратно в игральный зал, всё так же поддерживая Кэролайн, Гвидо повёл её к двери в кабинет - попутно к ним подбежал толстяк Бадди, вручая ей обещанную визитку, с лёгким (вежливым, хоть и довольно неумелым) поклоном. - Никого к нам не пускайте. - велел ему, пропуская Кэролайн в кабинет и прикрывая дверь, щёлкнув замком.
Кабинет был довольно простеньким, особенно в сравнении с офисами компании Бенвенуто, кабинетом, с несколько потрёпанной, не специализированной даже под эти направления, мебелью, ничего дорогого на вид - от чего нельзя было бы без сожалений избавиться при обыске или каких-то ещё непредвиденных случаях. Жестом указав на самое удобное из мест для сидения в конторе, кожаное кресло у стены, Монтанелли взял один из стульев, пододвинувшись ближе - так, чтобы между ними с Кэролайн был разве что подлокотник кресла, никаких столов.
- Некоторое время назад, года полтора назад, я застраховал свои здоровье и жизнь в American International Group. С учётом многих обстоятельств... - одним из которых, и немаловажным - было присутствие унаследовавшей страховую компанию светской львицы в кресле напротив него. - ...услуги этой компании меня перестали устраивать, и я бы не против переоформить договор у другого страховщика, на более выгодных условиях. Добавив несколько пунктов - а возможно, и больше, чем несколько. - Гвидо мог бы, со своей стороны, переоформить на компанию Кастальди вообще всё, или почти всё, чего касался - и отчисления были бы весьма и весьма значительными; причём не обязательно страдал бы именно его карман. Но, конечно - и это не за просто так, от Кэролайн он тоже потребует ответных услуг. Кроме того, всё это его сделает партнёром фирмы - и это уже некий вес, о котором он говорил, перед Филиппом. Но, разумеется, главная цель Монтанелли - оказаться возле денег фирмы; и где-то вдову Кастальди он тоже нагреет - но где-то и согреет. Хорошим партнёрам Монтанелли замёрзнуть не даёт - и даже в плохие времена не "доит" никого без остатка.

+1

15

- Даже так? – Кэролайн была удивлена точно мысли Гвидо о том что невозможно с помощью мести вернуть утраченное. Казалось бы, простая истина, но уж так часто бывает что люди забывают о самых простых вещах и стараются всё усложнять. И повезёт если есть те кто помнит подобные истины и напоминают их в нужный момент.
     Кэролайн Кастальди в этом плане повезло встретить Гвидо и разговориться с ним по душам. Он хоть и был не очень многословен в отличие от женщины, но своими точными замечаниями заставил её распрощаться с мыслью о мести раз и навсегда. Разумеется, понять и простить полностью она была не готова, да и итальянец на этом не настаивал, но перестать думать об этом каждый день и переключить своё внимание на что-то другое…
    К слову, Кэролайн пока ещё не знала на что она переключит своё внимание и на что направит свою неуёмную энергию, но была точно уверена что совершенно точно перестанет думать о наказании виновного, которого даже найти не могут.
   - Кто спонсирует? – из размышлений о том как же это чертовски мудро было сказать о том что местью не вернуть потерь, вывел вопрос Гвидо. Признаться, Кэролайн сама не раз им задавалась и примерно знала ответ. – По правде говоря, я не знаю точно. Но думаю что это те деньги которые достались детям согласно завещанию Бенвенуто.
     Точно припомнить цифры и проценты не удалось, да может оно и к лучшему. Впрочем Кэролайн пересказала бы итальянцу всё завещание если бы помнила. Просто после душевного разговора миссис Кастальди, сама не отдавая себе в этом отчёт, стала доверять Гвидо.
    - Филиппу, Рикки и Орсино досталось большинство из того что лежит в банках…. – Она грустно вздохнула. – А знаете, я думала о том что веской причиной вернуться домой может быть отсутствие денег. Но при таком раскладе Орсино может свободно скитаться до конца жизни!
     Впрочем, может, с концом жизни она переборщила, но смысл был ясен – деньги у Орсино закончатся нескоро.
      А Монтанелли оказался понятливым и даже любезно упомянул о том что мог бы попробовать их помирить если бы были основания чтобы повлиять на Филиппа. Тут Кэролайн была с ним согласна и закивала в ответ.
      - Да знаете, Филипп никого не слушает кроме себя…. – Кэролайн немного помолчала. – Он с отцом часто ссорился из-за этого. Так что вы тут точно ничем не сможете помочь…
     Миссис Кастальди хотела сказать кое-что ещё, но тут Гвидо заговорил о делах и она растерялась. До этого ей ни с кем не приходилось вести подобные разговоры. Так что она была благодарна итальянцу что он не сразу всё выложил, а предложил пойти в кабинет. У неё было немного времени собраться с мыслями, пока они спускались вниз и шли к кабинету Гвидо. Надо признаться, она  была удивлена что у Монтанелли тут есть кабинет.
      - Благодарю. – Кэролайн приняла визитку из рук толстяка Бадди и машинально улыбнулась тому, произнеся слова благодарности. – А я даже не знала что это клуб ваш…
     Пробормотала она входя в кабинет. Кастальди сделала вполне логичный вывод опираясь на факт наличия кабинета и того что едва ли Гвидо будет на кого-то работать. Далее она села в кресло куда указал итальянец и собралась с мыслями насколько это возможно, приготовившись внимательно слушать деловое предложение Монтанелли.
     Оказалось что Гвидо просто хочет оформить страховку в компании Бенвенуто, точнее теперь это была её компания и Кэролайн осознала это только когда Монтанелли первый заговорил с ней о делах. Он не задал вопроса, и его предложение показалось недосказанным. Кастальди не отвечала и всё ждала что он скажет что-то ещё. И когда поняла что должна что-то ответить – мысли смешались и Кэролайн только пожала плечами.
    - Я не понимаю, Гвидо… Вот, правда. Что вам мешало решить вопрос о страховании раньше, при жизни Бенвенуто? – Нет, она ничего не подозревала, просто возник вполне логичный вопрос. А ещё она осознала что даже представить себе не может что творится сейчас в "Симетре". – И почему вы говорите об этом только сейчас? Вы что, приняли это решение на крыше?

+1

16

Готовность понять? Может быть... Готовность забыть - тоже вполне вероятно. Но готовность простить... Гвидо не стал бы советовать конкретно этого; за себя зная, что и сам не смог бы этого сделать - не раз и навсегда, нет, эту мысль он не пытался ей внушить. Но быть движимым одной лишь местью - верный способ красочного самоубийства, должно быть... что-то ещё. Что-то такое, что эта самая месть не затронет, не поглотит, как бы она не повернулась. В его собственном случае - только это и помогало в определённые моменты не сойти с ума, не сорваться, не дать сердцу окончательно зачерстветь и почернеть; и всё это требует определённых усилий, конечно, но... при всём этом и прощать Гвидо тоже не умеет так уж хорошо, чтобы учить это делать других людей. И может, это не характеризует его, как хорошего человека - но делает таким человеком, какой он есть.
Вопрос Кэролайн, хоть скорее и риторический, даже удивил его немного - даже так; ну а как иначе, что может вернуть к жизни мёртвого? Кроме чуда, разве что... а месть - чудом точно не назовёшь. Месть - то, что люди придумали сами, никак не то, что дал им Господь, и сомнительно, что это им дала и природа. Впрочем, некоторые животные, говорят, умеют мстить... но - думается, что как раз этому их научили тоже люди.
Свершив месть, первое, что ты почувствуешь - это пустота. И поначалу это может показаться освобождением, чувством лёгкости... но после, понимая, что это чувство не уходит, ты начинаешь понимать его настоящую суть. Эта пустота проглатывает тебя, пока ты и сам не становишься пустым - потому и так важно иметь что-нибудь, чем эта самая пустота подавится, что она проглотить не сможет. Часть тебя умрёт неизбежно, но другая часть - продолжит жить; на самом деле, неплохо бы убедиться, что это - будет твоей лучшей частью.
- В таком случае - Орсино счастливый человек. - усмехнулся Монтанелли. И впрямь, это можно назвать счастьем - свободу от финансовой нагрузки, свободу от привязанностей, от собственного местонахождения... от необходимости оглядываться назад. Это желание свободы - всегда было манящим; то, что и толкало людей на путешествия, поиски чего-то, и в целом, Гвидо действительно мог бы позавидовать среднему Кастальди - он такого чувства испытать не имел возможности. Впрочем, знающие люди говорят, что и оно - имеет склонность надоедать, и в конце концов, каждый чувствует потребность в доме. И Монтанелли был склонен им верить... сам достигнув этой точки. Без всяких путешествий и поисков. Так что - скорее всего, Орсино вернётся; не деньги будут этому виной - так банальное взросление, может и старость... но тут уж - что раньше его настигнет.
- Посмотрим... - туманно усмехнулся Гвидо, обращаясь словно и не к Кастальди. Не удивлён, впрочем - прерогатива всех богатых наследников, не слушать никого, кроме себя; нельзя сказать даже, что он винил бы Филиппа за это - нельзя винить сверчка за то, что он стрекочет, верно? Но, если найти правильный подход, может, и удастся что-то сделать - Монтанелли ничего не обещал, впрочем, он сказал "попробую". Посмотрим, что можно сделать. Что-то всегда можно сделать - как минимум, это "что-то" может быть "попытаться".
Филипп, в конечном счёте, хороший сын своего отца, несмотря даже на ссоры - как бы странно ни звучало, именно неприятие Кэролайн и характеризует его таким образом. Только любовь может ослеплять, ровно как и ненависть, любовь к родителям - не исключение, а когда теряешь одного из родных вот так - достаточно будет и того, и другого... тогда как Кэролайн оказалась просто раздавлена случившемся - Филипп, скорее всего, на взводе.
Надо сказать, что и то, и другое - не способ жизни... и это, пожалуй, единственное - помимо компании Бенвенуто, конечно, и общей фамилии - что их объединяет сейчас. И Гвидо чувствовал, что должен вмешаться в это - хотя бы из уважения к покойному хорошему знакомому. Дело чести, пожалуй - можно сказать и так.
- Он и не совсем мой. Не только мой. - отозвался Гвидо; хозяйничало здесь несколько людей, иногда попеременно, иногда одновременно - так что и кабинетом пользовался не только Монтанелли, но в детали, впрочем, вдаваться он не хотел - главное, что им с Кэролайн никто не помешает поговорить сейчас.
Кастальди, как оказалось, была не столь и бесхитростной, подобравшись, обдумав сказанное им немного, она начала задавать вопросы довольно логичные и неглупые; не так уж плохо у женщины оказалось с деловой хваткой, как Монтанелли даже мог предполагать сначала - что было и неплохо, впрочем, богатый наследник, сколько бы ему там ни было лет, который думает, промотает наследство медленнее, чем который не задумывается вовсе. Может, всё не так уж безнадёжно, и отчаянная домохозяйка сумеет хозяйничать и в серьёзном бизнесе?
- Скажем так, при жизни Бенвенуто я был более... самодостаточным. Как и Вы, и ваша компания, впрочем. - отозвался Гвидо, взглянув ей в глаза. Сущая правда, по сути своей - раньше он мог бы позволить себе не задумываться о таких вещах; страхование своей жизни, здоровья - его всё и так устраивало. Но сейчас... тем более, когда перспективы он видел куда более выгодные - можно было бы сделать деньги, и ему, и Кэролайн. Но это не одним махом, конечно. - Ну, идея мне действительно пришла на крыше, только что, верно. - тихо усмехнулся Монтанелли, чуть сменив позу. А раньше он сказать этого и подавно не мог бы, банально не имея возможность с Кастальди встретиться и поговорить... оттого и идея бы эта в голову тоже едва ли могла бы прийти; а даже если и пришла бы - как он должен был поступить, завалиться на её порог или порог Филиппа с предложением? Даже не зная того, как обстоят дела? - Но вот решение... оно здесь не за мной. Компания Ваша - Вы и должны принимать решения.

+1

17

Кэролайн была несогласна с мнением Гвидо о том что Орсино счастливый человек, но оставила своё мнение при себе. Зачем им делится сейчас? Она итак много всего наговорила итальянцу. Кстати, с собеседником ей повезло – именно так решила Кастальди. Она решила что Гвидо искренне интересуется её делами, хочет помочь, выслушать, посоветовать....

«Вот, теперь это предложение...» - подумала Кэролайн. – «Я плохо понимаю в страховом бизнесе, но если он всё застрахует у нас то это же какая прибыль! Даже представить не могу сколько это получится!»

Стоило только немного подумать и на смену растерянности пришли совершенно новые эмоции. Особые... Кэролайн в жизни не испытывала нечто подобного и точно бы не сказала сейчас что именно испытывает:  предвкушение прибыли и денег? Радость от того что так удачно подвернулся Гвидо? Или осознание того что может не стоит считать себе совсем уж ни на что не годной бизнес-леди? Ибо если подумать: «как это удачно всё сложилось – просто судьба!»

- Знаете... – Кэролайн уже была готова согласится прямо сейчас, даже несмотря на то что идея пришла итальянцу только на крыше – он сам признался только что, да и обстановка не для такого рода разговоров. Если честно, Кастальди никогда не волновали подобные мелочи, а ведь они очень важны. Да и она была склонна принимать подобные решения – делать то что первым пришло в голову. Конечно, в этом случае поначалу она удивилась, но это же просто от неожиданности!

И как раз в тот момент когда должно было прозвучать согласие Кэролайн вспомнила про Филиппа. И даже мысленно выругалась, что именно ему покойныйсупруг оставил часть акций. К слову, поделил их поровну. Так что они никак не могла принять решение без него. Кастальди даже немного расстроилась что придётся отсрочить момент согласия ибо ей показалось что Гвидо тоже этого бы хотел.

- Знаете, Гвидо.... – Кастальди немного помолчала. – Я же могу вас так называть?

О том что она однажды использовала подобное обращение ранее Кэролайн даже не вспомнила. Видимо была под действием очередной волны непонятных эмоций, которых она не испытывала раньше. Даже если так подумать, по сравнению с настоящим, её прошлая жизнь была бедна на эмоции. Многое из того что она испытывала после кончины мужа не сравнить с тем что раньше.

- Дело в том что часть акций, точнее половина, «Симетры» принадлежит Филиппу. – Кэролайн несколько виновато взглянула на собеседника и пожала плечами. – И я не единственная владелица компании...

Она снова замолчала. Ей показалось что информацию о том что Филипп тоже владелец она произнесла с сожалением. Нет! Это не так! Сейчас, когда дело дошло до принятия решений – одной из важных обязанностей владельцев, она была рада что есть Филипп который, наверняка смыслит в этом больше неё.

«Боги, только он бы не упрямился!» - со вздохом подумала Кастальди предчувствуя что стоит ей обратится к тому за советом он тут же пошлёт её на все четыре стороны, аргументируя тем что у него уже есть дело – его ивент-агенство.

- Вы только не подумайте что я хотела бы остаться полноправной владелицей! Кто бы что не говорил...  Конечно, вам можно доверять, я доверяю! Но посоветоваться с Филиппом -  формальность и шаг к примирению.  -  Она вежливо улыбнулась, и стоит отметить говорила правду – из уважения к итальянцу и в благодарность за поддержку. – Вы же сами хотели помочь с примирением. Вот мы можем встретится втроём и обсудить этот вопрос. Что вы об этом думаете?

+1

18

Код:
<!--HTML-->
<object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="480" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#4B0082">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/GMonta/folders/Default/media/3efb89e6-edb3-4e17-b0d6-28f17588f2ec/Carmen%20Cuesta%20and%20Chuck%20Loeb%20-%20Shape%20Of%20My%20Heart.mp3
"> </object>

В покере, как и в жизни, всё может быстро поменяться - и ты, составив удачную комбинацию, перевернув следующую карту, можешь увидеть под рубашкой что-то, что всё испортит... или сделает твою ситуацию ещё более выгодной. В зависимости от того, сколько ты поставишь. Ты повышаешь, и увидишь, что будет за поворотом. Или ставишь немного, получая возможность не выиграть почти ничего, добравшись до цели. Или ты пасуешь, глядя на то, с какой уверенностью ставят те, с кем ты за одним столом - и тогда даже не добираешься до конца. Это всегда риск. И риск способен вызывать страх... или азарт. Страстное желание увидеть эту самую следующую карту на фоне собственных. Настолько страстное, что оно начинает застилать глаза, когда перестаёшь смотреть на сумму ставок - в итоге ты покидаешь покерный стол с пустыми карманами.
И Гвидо видел этот опасный азарт сейчас - он сверкал в глазах Кэролайн. Вёз её, как скорый поезд, навстречу ва-банку, согласию поддержать его ставку, в надежде сорвать крупный куш... Видел, но и сам заражался им, в чём и отдавал отчёт перед собой... старался отдавать, во всяком случае - ещё не все карты были открыты. Но сейчас он самоуверенно полагал себя решающим, кто покидает казино ни с чем, а кто - удваивает то, что принёс. Впрочем, что именно произойдёт - это зависит от того, чего именно желать - большого выигрыша, или того, чтобы игра продолжалась.
...и от карт, конечно же. "Техасский холдем" нашей жизни.
Монтанелли не собирался обирать её до нитки; может, в это и сложно поверить, если знать таких людей, как он - но... сама жизнь - это, на самом деле, весьма хрупкая конструкция: забрав слишком много сразу, снизу или середины, можно вызвать обрушение, и угадайте, на кого сойдёт этот завал? Забирая же понемногу - позволяешь этой конструкции стоять, а может, даже делаться выше или прочнее. Если ты делаешь это особенно искусно - это будет похоже просто на то, как счищают ржавчину с опорных свай или выносят мусор. К тому же, обмануть кого-то, даже если это легко даётся - это и лёгкий способ нажить себе врагов. Слишком лёгкий, чтобы его использовать - враги имею обыкновение появляться сами по себе, как издержки бизнеса, как конкуренция... чтобы наживать ещё и случайных. Гвидо был гангстером - перед собой самим хотя бы, он мог быть в этом честном. Гангстером, мафиози - но не грабителем. Он находился на этой земле слишком долго, чтобы не желать на ней порядка и покоя. Он основался здесь, пустил корни. Грабитель - не имеет корней. Которых не смог бы отбросить, во всяком случае.
Но - рука готовится перевернуть карту, и стремительный ход мыслей вынужден устремляться в другом направлении; резвая уверенность миссис Кастальди вдруг разбивается столь же резво, и взгляд уже не кажется таким же сверкающим - и её слова заставляют и самого Монтанелли насторожиться. Конечно же. Не могло быть всё так гладко.
- Конечно... Кэролайн. - он тихо улыбается, добро, но пытливо заглядывая ей в глаза. Раз уж они перешли на столь фамильярный тон общения, может, фамилиям и вправду уже не столь необходимо звучать? Довольно громким фамилиям, к слову сказать - у каждого из них по-своему. Бенвенуто был её мужем и его неплохим другом, так что, возможно, и давно было отставить в сторону эти барьеры. Не нужные настоящим друзьям. - О. Понимаю... - улыбка стала чуть шире... кажется, или в ней проскользнула некая доля облегчения? Возможно, и так, хотя Гвидо испытал его скорее за Филиппа, или даже за его отца, который всё-таки не оставил своего сына не у дел семейной фирмы, что Монтанелли радовало - не потому, что это всё ему упрощало (скорее как раз наоборот) но потому, что это было правильно и честно. Бенвенуто всё сделал так, как должен был сделать человек, отец, на его месте. Теперь для Гвидо и действительно многое стало понятнее.
- Я ничего не говорю. - Монтанелли слегка развёл руками. И подстрекать Кэролайн и Филиппа на войну друг с другом, усугубляя обстановку, чтобы посмотреть, кто из них победит, ни в коем случае не думает... хотя и не то чтобы заслужил столь безоговорочного доверия со стороны Кастальди; Филипп таковым его вряд ли удостоит. Это не означает, впрочем, что ничего вовсе не выйдет... - Нет, Кэролайн - это не просто формальность. Дела в этом случае обстоят так, что Филипп - Ваш деловой партнёр, ближайший партнёр, хотите вы того или нет. И советоваться друг с другом вы должны... даже если этого бы вам не хотелось. - и один не может просто выкинуть другого. Из дела, которое делят пополам... и за развал которого, в случае чего - и отвечать будут вместе. - Что я думаю? Я думаю, что лучше это я буду тем, кто предложит Филиппу такую встречу. Как наиболее "нейтральное" лицо... - чуть усмехнулся Гвидо, сходу взглянув на вопрос с деловой точки зрения, что, впрочем, и согласие его означало - тоже, сходу. - Согласен, это именно то, что нам следует сделать. Устроить эту встречу. - он накрыл тыльную сторону ладони Кэролайн своей. Выступать посредником между людьми, которые по-хорошему должны бы относиться друг ко другу, как родственники; жизнь иногда всё выворачивает под очень интересным углом... а впрочем, для чего ещё нужны такие люди, как он? Судьи, которые заинтересованы в человеческих судьбах, не в слепом законе. Кто-то, кто был бы заинтересован - но не так, как был бы заинтересован нотариус... Помолчав немного, Гвидо поднялся. - Желаете вернуться за стол?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Semi-Bluff