Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Mean Streets


Mean Streets

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

сначала - стрип-клуб "Dollz", дальше - посмотрим | 2 июля 2016 |

Kelly Walsh, Michael Rinaldi, Daniel Rossi, Sonny Pulsone & Costantino Pellegrini
http://placehold.it/245x140 http://placehold.it/245x140

Грехи искупаются не в церкви. Они искупаются на улице... (c.)

+3

2

Всю ночь Келли почти что не сомкнула глаз - малейший шорох заставлял ее вздрагивать и напрягать слух. Несмотря на то, что замок в двери поставили новый, ей все еще было страшно находиться в квартире, которую накануне перевернули вверх дном. Ничего удивительного, что утро встретило ее полнейшей разбитостью, и ни холодный душ, ни крепкий кофе не смогли полностью исправить это состояние. Вторые сутки без сна сказывались и на ее отражении в зеркале: от ее яркой фирменной улыбки не осталось и следа, а глаза если и блестели, то от наворачивающихся слез. При сыне Уолш запрещала себе плакать, чтобы он ничего не заметил, но сдержаться было не так уж легко. Когда Ричи отвлекался игрушками или спал, девушка, наконец, давала себе волю и, зажимая рот, сотрясалась от беззвучных рыданий, которые на утро наградили ее красными отекшими глазами.
Оставшись без Стефано, Келли чувствовала невероятную опустошенность и беспомощность. Она снова была одна в этом городе: без надежной мужской опоры, без постоянной работы (из магазина пришлось уйти ввиду занятости в театре), без сбережений, а теперь еще и с хвостом проблем в виде угрожающих головорезов. Не унывать в такой ситуации было сложно даже для такой, как Келли. Мать всегда говорила ей, что она слишком балахманно относится к своему будущему - не умеет копить деньги, тяготится стабильной работой и тянется к бестолковым увлечениям, вроде всякого бесполезного творчества. Провожая ее в Лос-Анджелес десять лет назад, вся семья была уверена, что рано или поздно она вернется ни с чем. Собственно, чем больше уходило лет, тем ближе была Келли к тому, чтобы с этим согласиться. А сейчас она, как никогда, была готова к тому, чтобы вернуться в родную Аризону. И кроме сына, пожалуй, никаких значительных достижений она, и вправду, не достигла. Что у нее есть за плечами? Пара малобюджетных картин и ворох низкопробных реклам? Отклоняя один за другим звонки Донны, она понимала, что и с театром скоро будет покончено - Костнер не удосужится понять ее проблемы и никогда не пойдет на уступки. Даже сейчас, зная про смерть Стефа, она продолжала твердить, что Келли не может сорвать им воскресный спектакль. Разговаривать с этой сукой было бесполезно, и Келли просто решила не брать трубку. С тех пор, как ее прижали к стенке два здоровенных лба, угрожавших ей и ее сыну, она не могла думать больше ни о чем другом.
- Привет, Робин, - кое-как приведя себя в порядок, она показалась на пороге своей соседки по лестничной клетке. - Могу оставить Ричи с тобой на пару часов? Мне нужно срочно уехать, - она собиралась последовать вчерашнему совету Мартины и, прежде чем идти в полицию, навестить дядю Стефа, чтобы все ему рассказать и услышать хоть какой-нибудь совет.
- Э-э-э... Кел, я тоже ухожу... Прости, - пожала плечами студентка, и Келли показалось, что та ее просто отшивает. По крайней мере, сейчас она была в домашней одежде и никуда не собиралась.
- Слушай, я понимаю, что уже достала тебя, - Келли нетерпеливо вздохнула, - но мне, правда, очень нужно уйти, и оставить Ричи больше не с кем.
- Мне тоже, правда, очень нужно уйти. Дела есть не только у тебя, Кел, - недовольно отчеканила Робин и, попрощавшись, закрыла дверь.
- Я хочу с тобой, - подал голос Ричи, болтавшийся под ногами, - ты куда?
- Со мной нельзя, - Келли начала набирать телефон Мартины, обещая себе, что это последний раз, когда она ее тревожит, но после короткого разговора выяснилось, что подруга на приеме у своего гинеколога, и просьба Уолш так и осталась неозвученной. - Вот хрень, - выругалась она, повесив трубку.
- Хлень, - тут же повторил Ричи и стал мотаться по коридору. - Хлень. Хлень. Хлень.
- Перестань! Не говори этого слова, - грубо одернула она сына.
- Какого? - Ричи хитро покосился на мать. - Хлень?
- Замолчи, я сказала, - Келли поймала ребенка за руку и дернула к себе. - Пойдешь со мной. Только чтоб вел себя прилично, понял?
- А куда? Куда? - подскакивая, Ричи теперь еле поспевал за мамой, которая тянула его вниз по лестнице.
- Будешь болтать - отправлю тебя к миссис Шепард, - угрозы компании этой старухи действовали на Ричи магически, и он моментально замолчал. Оставшись у нее единожды и заработав жесткий удар по попе, с тех пор он до жути боялся соседки с первого этажа. Узнав о том, что эта старая карга подняла руку на ее сына, Келли зареклась, естественно, оставлять ребенка у нее, но Ричи в целях воспитательных мер иногда о ней напоминала. Вот и сейчас, благодаря этому, вплоть до самого "Доллз" мальчишка вел себя, как шелковый. Перспектива притащить ребенка в стрип-клуб Келли, конечно, не радовала, но вариантов больше не было. Садик в выходные не работал, а оставить его оказалось не с кем. Надежда была только на Беппо, который должен помочь занять чем-нибудь малыша. Он же там не последний человек, наверняка имеет свой кабинет?
На входе в клуб их встретил кто-то из охранников. Имени его Келли не помнила, но в лицо знала - однажды она тут была со Стефом, и он знакомил ее с большинством своих коллег.
- Воу, ты нас с песочницей не перепутала? Привет, ага. Тут с детьми нельзя.
- Привет. Мне нужно к Беппо. Это срочно и очень важно. Сможешь его позвать?
На часах было еще не так поздно, и клуб не успел наполниться привычным обилием клиентов - основная их часть отиралась сейчас у барной стойки. Ожидая Горлеоне, Келли подняла любопытствующего Ричи на руки и, не проходя глубже в зал, огляделась. На сцене уже мялось несколько девочек, а на фоне играла приглушенная музыка. Келли со своим наспех закрученным пучком на голове и простом коротком - как бы язвительно сказала Донна, едва прикрывающим зад - платье выглядела залетной пташкой, явно не готовой к развлечениям и шику этого места. Но внешний вид сейчас был последним, о чем она беспокоилась.

Отредактировано Kelly Walsh (2016-09-18 12:23:13)

+5

3

Сидя в своей оборудованной средствами против прослушки ложе-бункере (какая у него была и в "Барракуде"), Майк покуривал толстенную сигару и, несмотря на ранее время, приканчивал уже третий стаканчик виски. Бросив в "Джеймсон" несколько кубиков льда, андербосс, в темной рубашке, темных же джинсах и со своим обычным набором украшений, не спеша, отхлебнул и посмотрел на сидевших с ним рядом людей. Это были Джоуи Терзи, капо востока, Дэнни Росси, капо запада – и еще несколько "славных парней" рангом помладше. Компания была чисто гангстерская – и потому разговор велся соответствующий. Заев спиртное солеными орешками, Майкл, усмехаясь, начал рассказывать очередную байку из своей долгой преступной жизни. – … Было это в конце девяностых, помнится, или в двухтысячном даже? У Нери тогда были совместные темы в речном порту с Марчелло кой-какие. И вот один старшина грузчиков там косячить начал. Они там тырили будьте-нате – а долю засылать забыли. Марчелло решил Ренато послать, он его подтянул только к "нашему делу" - а Джо мне и говорит, сьезди мол с ним, проконтролируй. Ну мы и поехали… Сделав вкусную паузу, Ринальди закусил не менее вкусным маниготтом и обтер губы льняной салфеткой. Он был сегодня в хорошем настроении. Опять глотнув душистого дыма манилы, мафиози продолжил.  – Ну идем мы по докам и видим фраера этого. Бенсон его звали. Здоровенный жлоб, даже больше Ренато, морда ящиком, красная как кирпич. Подходим к нему - и Барракуда спрашивает "Ты, Бенсон, серьезным людям задолжал, знаешь что теперь будет?" Тот побелел весь, дрожит как цуцик – и говорит "Да, да, понимаю, что виноват!" И манит нас куда-то в склады. Ну мы удивились, за ним идем. У меня рука на стволе – думаю, может засаду какой устроил, хуесос этот. А он заходит туда и достает молот здоровенный – ну я вскидываю тут руку с пушкой. Но Бенсон на нас переть не стал – а взял и себе по ноге пизданул, со всей силы. Орет потом, к стене привалился, явно пальцы поломал нахуй. Ну мы в ахуе, конечно, даже Ренато – а этот лох спрашивает - достаточно ли?  Мы, натурально, смотрим с невозмутимыми лицами – а сами охреневаем. Он берет тогда молот и по другой ноге хлобысь! Валится на пол, стонет. Ну мы идем обратно и тут ко мне поворачивается Ренато с таким видом обалдевшим "А я его только слегка попинать собирался!" Джоуи-Полжелудка, поседевший в мафии рэкетир и грабитель, хрипловато рассмеялся. C видимым отвращением отхлебнул из стакана теплого молока – из-за сожженных Маргаритой внутренностей кулинарное изобилие на столе было ему недоступно. Затем кивнул головой. - Бывают такие ебанаты. Помню во Фриско ребята как-то пришли к одному наркоше за долгом, а он себе с перепугу из охотничьего ружья полбашки снес. Крис "Криси-Кости" Бонелли пожал плечами, и потянул с тарелки кольцо жареного во фритюре calamari.
– Мой отец говорил - у страха глаза велики, а жопа еще больше. Немного поразмыслив, Кристофер добавил.   – Правда что он ввиду имел – я до сих пор не вкуриваю… В этот момент к Майку приблизился Сэмми, старший в смене охранников. Неуверенно помявшись, он наконец решился обратиться. – Шеф, там какая-то девушка пришла, Беппо розыскивает… А он тут вроде был… Извиняюсь что побеспокоил… Ринальди механически побарабанил по столешнице – его помощник, Горлеоне, отлучился в туалет и что-то там застрял. Посмотрев на секьюрити, пребывающий в благодушии мафиози улыбнулся.  – Видать на работу пришла устраиваться. Ну мы это и без Беппо спроворить можем. Зови сюда. Затем подтолкнул локтем сидящего рядом с ним Дэнни, подмигнул присутствующим. – Тем более у нас тут мистер Росси – ценитель и, можно сказать, гурман женской красоты, а? Дружный смех был ответом на шутку одного из руководителей Семьи.
Однако когда девушка приблизилась к ложе, то с губ Майка сползла улыбка. Он смотрел не на лицо юной гостьи (к слову, прехорошенькое), а на маленького мальчика, которого она держала на руках. Отставив в сторону стакан, Ринальди с возмущением произнес. – Ты что, женщина, охерела? Ребенку не место тут! Чему он научится? Он перевел взгляд на уже вертящих титьками у шестов девах, зависших у барной стойки посетителей с бухлом в руках и  курящих за ближайшим столиком кальян людей в ярких рубашках. Некоторое время помолчал, затем спросил.
–  Зачем тебе Беппо? Он сейчас подойдет. Но я его начальник, так что все, что хотела сказать ему, можешь сказать мне напрямую.Он подразумевал, разумеется, их официальные взаимоотношения – Горлеоне числился директором клуба "Доллз", а Майкл – его владельцем. Не более и не менее. Затем он поглядел на мальчугана – совсем кроха. Тому эта обстановка не могла не казаться непривычной. – Привет, парень, я Майк. Ну и шум здесь, а? – теперь интонации андербосса стали очень мягкими и ласковыми. Его большая рука сжала маленькую ручонку ребенка. Ринальди подмигнул пацану.  – А тебя как зовут? Хочешь молочный коктейль? С шоколадом, бананами, а? Эй, сделайте малому милкшейк! Или чего ему можно? Криминальный авторитет щелкнул пальцами – и один из официантов заспешил на кухню. В этот момент из уборной как раз вышел Беппо, и, слегка переваливаясь, двинулся обратно к ложе.

+4

4

Если  в чем гангстеры и умели находить истинное удовольствие помимо хорошей драки (или каких-то иных зверствах, являющихся неотъемлемой частью того образа жизни, который мы привыкли вести), так это как раз в таких вот «ленивых» посиделках, сопровождающихся крепким алкоголем и бессмысленной болтовней.  Однако, разговоры, которые велись сегодня в вип-ложе стриптиз-клуба «Доллз» не сильно меня увлекали, половины я и вовсе не слышал, отвлекаясь то на походы в сортир,  то на бездумные заигрывания с официантками, то на собственные размышления, такие же, впрочем, бестолковые.  И на спиртное я сегодня так же не особенно налегал, уже с полчаса  неторопливо цедил только второй по счету за этот вечер стакан виски – ранее брошенные в него кубики льда уже успели растаять, лишив ирландское пойло всяческого вкуса вовсе, и потому я не прикладывался к нему снова. Когда Майки, решив поддержать беседу, начал рассказывать очередную историю, я как раз подумывал отойти к машине, пропустить парочку дорожек порошка между делом, - глядишь, и на выпивку у меня бы появился интерес, - но, тут стоило отдать Ринальди должное, во мне проснулось и живое любопытство. Отложив свой «поход» на неопределенное время, устроился поудобнее на кожаных диванах.
- Вот же сыкло ебанное, -  Посмеявшись вместе со всеми, добавил все же с налетом некоторого презрения. Подтянул к себе пачку красного «Marlboro» со стола, повертел в руках и только потом вытолкнул из нее сигарету, - А говорят еще, что пуганный зверь – далеко бежит.  Ваш-то клиент, поди, разве что ползать после этой истории был горазд. Полли Реццола громче всех остальных  смеялся над рассказанной андербоссом байкой, как раз уплетавший в это время аж трехэтажный сэндвич с пармской ветчиной и помидорами,  даже подавился. Потом громко и долго откашливался, ругаясь про себя и вслух, отбросил вставший поперек горла бутерброд обратно на тарелку, запил все это вином. Покивал тоже, - А вот, например, мой дед мне тоже как-то рассказывал про одного такого. Как его звали? Дуайер? Дурайер? Хер его знает, в общем. Был он из ирландцев точно. Ростом футов 6 или 6.5 даже, ручища, блять, как у гориллы были,  – Машинально отряхнув с отворота новенькой спортивной куртки пепел и хлебные крошки, Поли продолжил, радуясь захваченному вниманию, - Мой дед и дон Антонио… ну, когда он еще не был доном… с этим парнем дел не  имели. И в глаза его нихуя не видели, но кто такой знали. Про этого долбана тогда вообще много разговоров было. Зверский тип, мол. Он тогда в каком-то баре плешивом подрабатывал, вышибалой типо. И кликуха у него такая была -  «Вышибала». И носил с собой дубинку вооот такого размера, - закатав рукава ветровки, Реццола со знанием дела продемонстрировал размеры «оружия» Дуайера, - и делал на ней, якобы зарубки, каждый раз, когда кого-то «утихомиривал» ею. Ну и вот, как-то раз, этот парень подошел к одному безобидному мужичку в клубе и размесил ему ни с  того ни с сего башку этой самой дубинкой. И сделал он это , как потом выяснилось,  потому, что, оказывается, у него на дубинке было насечек всего 49, а он хотел – 50. В общем, тот еще еблан – так мой дед говаривал. А мужичок, кстати, тот,  из клуба который, с пробитой башкой, оказался каким-то там родственником жены тогдашнего капитана нашего или даже самого Ричи Плэйса – я точно уже не помню. Ну и значит, приезжают они с Тони… доном Антонио к этому парню. Побазарить, так сказать, по мужски. Подъезжают к клубу этому, видят –  «Вышибала» так и стоит у входа, курит, весь крутой из себя – и дубинка при нем. Ну Фьерделиси выбирается из тачки, зовет его вроде… И что вы, думаете, сделал этот хрен? – Тут Реццола притормозил, обвел заговорщицким взглядом всех присутствующих, -  Этот хрен, гроза, блять, зеленых улиц, весь затрясся, палку свою кинул и как сиганет прямо на их тачку, башкой своей лобавуху разнес. Весь в крови, визжит, глаз себе стекляшкой выколол, а так и продолжает башкой биться. И еще мелет что-то типа: «Я не знал, чес слово, не хотел».  А у моего старика тогда Кадиллак Эльдорадо был, он его недавно только взял, весь новенький как будто. Вот его злоба и взяла. Вылетел из машины, давай этого «Вышибалу» пинать. А дон Антонио так и стоит, смотрит на все это и ржет. Чуть не обоссался прямо там от смеха… - Тут молодой гангстер осекся, подобрался немного, - Ну, так мой родич говаривал.
- Че, внатуре такое было? Пиздец, –  Поперхнувшись дымом, я неверяще уставился на своего солдата. Затем мое лицо снова преобрело брезгливое выражение и я добавил глубокомысленно, - Но я вот как считаю – если ты называешься мужчиной, то и веди себя, блять, как мужчина. И нечего тут ноги себе ломать, башку простреливать, под машины кидаться или еще какой херней заниматься если очко сжалось. Знаете, например, что делали с трусами в Древнем Риме? Их забивали насмерть камнями и палками при толпе, а Галлы своих – топили в грязи. За позорные поступки и наказание – соответствующее. Как считаешь, шкип?
Если бы подоспевший как раз Сэмми не прервал нашу бесседу на самом интересном месте, глядишь, и у остальных наших друзей нашлись бы еще какие выдумки в запасе. Но пока что подобные разговоры пришлось прекратить, ведь Ринальди, судя по всему, собирался устроить мини-кастинг для какой-то девчонки прямо здесь и сейчас.
Когда Майк обратился ко мне, как к ценителю женской красоты,  усмехнулся  хитро в ответ, - Ну же, Майки. Я теперь женатый человек, помнишь? Сижу здесь просто как образец моногамии, на хуй, - И заржал вместе с остальными.
Улыбка исчезла и с моего лица, когда в визитерше я узнал подругу своей жены, Келли. Ту самую девчонку, к которой, в связи с последними событиями, больше не испытывал прежнего расположения. По причине вполне понятной для меня – и вряд ли известной самой Уолш. То же, что она притащилась в «Доллз» для меня удивлением как раз не было, а вот ее сынишку я увидеть здесь не надеялся.
- Какого хрена? – Почти одновременно с Ринальди возмутился таким легкомысленным поступком блондинки. Подругой она, может быть, была для моей Мартины и так себе (по моему, разумеется, личному мнению), но матерью казалась мне вполне себе сносной. И вряд ли способной притащить своего трехлетнего сынишку в стриптиз клуб, - Привет, герой, - Весело подмигнул Ричи, а вот его мать смерил взглядом совсем не добрым. Сделал себе отметку – поговорить с Келли попозже, ведь я не хотел, чтобы та потом проболталась моей супруге, где именно она со мной пересеклась.  Зная Мартину, ничем хорошим это бы не закончилось.
Затем же, недолго подумав, я все-таки решил представить женщину Ринальди. Тем более,  что я начал догадываться, зачем именно она разыскивала Горлеоне, - Майки, это … Но договорить не успел. Как раз в этот момент в ложе поднялся сам Беппо , сразу же заметил девушку с ребенком и уставился на нее охеревшим взглядом, - Келли, ты что здесь делаешь? Господи, еще и мальца с собой притащила? Совсем уже? - Тут управляющий «Доллз» посмотрел на своего начальника, выставил вперед крупные руки, - Босс, извини за это. Я разберусь, не беспокойся, - Потом обратился к Келли грозно, - Пойдем-ка… 

Отредактировано Daniel Rossi (2016-09-28 03:33:50)

+5

5

Лучшего места для без пяти минут разведённого мужика, чем стриптиз-клуб, наверное, и не придумать. Какое-то время, только эта мысль и грела - курсируя несколько месяцев между заведением Ливии, заведением Майкла и точками, за которыми они приглядывали с Констатино и ещё парой ребят, - ну и тренируясь у Тома в зале два-три дня в неделю, конечно, иногда заезжая и в стрелковый клуб, - насыщенно, но всё-таки, Сонни даже начинал скучать по какому-то более настоящему действию, чем помахать кулаками в грушу или пострелять в мишень - наркосбыт теперь был так хорошо отлажен, что свободного времени оказалось даже чуть слишком много, после того случая у них с этим Беном - лезть к ним вовсе никто не осмеливался. А Пульс даже сохранил его шляпу - периодически носил её теперь, показывая народу на районе, словно грёбаную корону, заставляя жуликов всех мастей пугливо оглядываться. Заставляет чувствовать себя неуязвимым... Как ни странно - это чувство Сонни не очень нравилось. Подавляющую часть своего детства он провёл либо на злых улицах Нью-Йорка, либо в стенах приюта, который сам являлся, по сути своей, эдакой тюрьмой для детей, разве с режимом менее строгим; в армии - обстановка была чуть другой, но вот режим - стал только строже, в тюрьме же настоящей - приходилось практически всегда быть начеку, в любой момент ожидая удара в лицо или спину - после того, как он прожил всю жизнь в таком ритме, Пульсу было трудно просто расслабиться. Он привык всегда быть напряжённым, как сторожевой пёс, или по крайней мере - быть отвлечённым чем-то; охотой ли, охраной, собственной миской или тем, чтобы спрятать пару костей... И когда выпивал - вроде и тоже был как бы и занят.
И Пеллигрини - Сонни казалось, что парень, со своим азиатским прошлым, понимал это странное состояние дискомфорта на ровном месте. Многие его действия со стороны - и выглядели, собственно, как борьба с этим самым дискомфортом, по-другому многое из того, чем его друг занимался, Пульс и объяснить не мог - или мог, но на фоне остального, эта мысль выглядела ещё самой логичной.
Сонни сидел у бара, разместившись так, чтобы можно было поглазеть на стриптизёрш и построить им глазки - но и ложу, где сидели Дэнни с Майклом, держать в поле зрения. Сигарета тлела больше в пепельнице, чем в зубах, и стакан тоже был опустошён ещё даже не наполовину; бросить пить совсем - заявление всегда было слишком сильном для него, чего Пульс и не отрицал, так что сейчас всё это превратилось просто в игру, в этакий спарринг, где он выступал против бокала - с целью не победить, а намеренно затянуть бой так, чтобы хватило его на весь вечер. И постепенно такие "поединки" тоже превратились в привычку... не слишком значительную для него самого, впрочем - скорее для бармена "Доллз", которому приходилось следить за тем, чтобы этот самый стакан оставался стоять у любимого для Сонни места за стойкой.
- Знаешь, Кос, по-моему пора тебе подыскать собственные колёса. Даже Эндрю себе купил машину - а он тебе в сыновья годится и рос в приюте. - взглянул Сонни на друга, заводя старую же песню; его юный ставленник, Эндрю, на днях купил себе свой первый в жизни автомобиль, поднявшись на той дури, что толкал под прикрытием Константино и Сонни - теперь только и разговоров было, что о его тачке, а когда он не болтал о ней - то гонял на ней по всему городу. Наркотики - это дело прибыльное, что правда, то правда. Но заметное, и Эндрю становился всё более заметным - как всё больше внимания уделялось и Константину тоже, хотя его, казалось, это не беспокоило вовсе. - К слову, этот шут гороховый хочет мне закатить вечеринку-сюрприз на день рождения через месяц, с девчонками и всё такое - не говори ему, что я узнал, хочу попробовать искренне удивиться. Так вот... - это, видимо, должно было выглядеть красиво, как в кино, когда кто-то заходит в тёмный дом - и вдруг кто-то включает свет, и его встречает толпа человек с криком "сюрприз!", и в гостиной всякие шарики, украшения и прочая хренотень; сюрприз, в общем, абсолютно не в духе Пульса, который от неожиданности мог бы схватиться и за ствол - но Эндрю расстраивать не хотелось, после Константино, в конце концов, это был его самый близкий приятель. - ...хочу хотя бы на этой вечеринке тебя увидеть со своей девушкой. А не найдёшь такую - приведи хотя бы кого-то из этих, ла... - указав на сцену, где крутились вокруг шестов куколки "Доллз", Сонни, повернувшись и лицом туда, увидел у входа нечто такое, что заставило прерваться на полуслове. - Какого?.. - ребёнка. Девушку, которая его привела, он разглядел уже потом. Приняв её, впрочем, за одну из работниц - новеньких, может, или просто не примеченных ранее (он их, в конце концов, не особенно и считал), не удивлённый и тому, что у тружениц такого направления бывают дети, не будучи столь наивен, возмущённый скорее тем, что тащит она его через парадный вход, а не через служебный. - Как та девочка, кстати, Кос? Ну, того утырка-брата? - не сводя глаз с ребёнка (кстати, не он один из присутствующих резко потерял к сцене интерес) спросил Сонни. Тот, кого они потеснили, шестёрка Бена, работал теперь на них (куда его девать было - не валить же?), под присмотром Константино, и Пульс, помнится, пообещал что-то страшное с ним сделать, если он бросит свою сестрёнку ещё раз, не помнил, что конкретно, правда. В общем, слишком много становилось вокруг детей что-то за последние месяцы... - Смотри-ка, она в хозяйскую ложу попёрлась. - тут Сонни насторожился уже сильнее, глядя на то, как разминувшийся с гостьей Беппо приближается туда же, где скрылась Келли. И был он в курсе или нет о её появлении - происходило что-то неординарное...

Внешний вид

Отредактировано Sonny Pulsone (2016-09-29 20:44:07)

+4

6

В ожидании Сэмми, отошедшего на поиски Беппо, Келли нетерпеливо переминалась у входа с Ричи на руках.
- А почему эти тети голые?
Словно опомнившись, Келли тут же залепила ладонью сыну глаза.
- Они не голые. Это костюмы у них такие, - озвучила первое, что пришло в голову.
- Эй! - мальчик начал выворачиваться и пытаться отнять ладонь от лица. Пришлось отойти в дальний угол, где не было видно вертящихся на сцене девчонок. Пуританскими нравами сама Уолш не особенно отличалась, а за то время, что жила в Голливуде, насмотрелась на тот еще разврат, поэтому стриптизклубы казались ей лишь невинной забавой для мужчин. Ее даже не беспокоило, что Стефано здесь работал. Она слишком была уверенна в его чувствах, чтобы ревновать.
Сэмми вернулся, поманил за собой, и уже через мгновение она с Ричи оказалась в удаленной ложе среди незнакомых ей мужчин. В нос ударил крепкий сигарный дым. Здесь было определенно не место для Ричи, но другого выхода Келли не видела. Она с некоторой опаской оглядела расположившихся в креслах мужчин. Роксы с виски, золотые цепочки на шеях, пальцы украшенные перстнями... - ну чисто сцена из творений Скорсезе. Теперь, когда Уолш нашла у Стефа оружие и не понятно откуда взявшиеся деньги, а также вычитала в интернете про Монтанелли, все эти детали особенно бросались в глаза.
Ей стало страшно. Вдруг кто-то из этих людей причастен к смерти Стефано и к тому, что произошло у нее дома? Что если ее убьют прямо здесь же, где-нибудь в подсобке?
Внезапно на нее ни с того ни с сего принялись орать, отчего она вздрогнула и еще больше испугалась.
- Охелеть - это плохое слово, - неожиданно вставил Ричи с упреком. Как и учила его мама.
- Замолчи.
Теперь ладонь легла на его губы, а взгляд выцепил среди прочих лиц физиономию Дэнни. Стало немного спокойнее. Он ведь не даст ее в обиду? Уверенность в этом поубавилась, когда он смерил ее каким-то негодующим взглядом.
- Я пришла поговорить с Беппо, - ответила она непосредственно тому единственному, кого здесь знала. Подошедшего к ней мужчину в перстнях, который представился начальником Горлеоне, Келли все еще сторонилась. Она дернула от него и сына, когда он внезапно протянул к нему руку, желая познакомиться.
- А я Личи, - коверкая буквы своего имени, отозвался мальчик в ответ на приветствие и активно помахал дяде ладошкой. А потом заметил Дэнни, и лицо его просияло. - Дэнни! Дэнни! - едва не выпрыгивая с рук матери, он стал тянуться к Росси, которого обожал, как казалось Келли, не столько за характер, сколько за его шикарный домик с бассейном.
- Замолчи, я сказала, - в очередной раз пришлось на него шикнуть и встряхнуть, чтобы он прекратил вырываться. В свои три с половиной года этот паразит был уже заметно тяжелым, и справляться с ним стоило немалых трудов. - Ничего не надо, - заверила Келли мужчину, представившегося Майком, который предложил ее сыну молочный коктейль, и как-то недобро покосилась на него исподлобья. Сделала выводы, что это и есть тот самый Ринальди - хозяин клуба. - Нам нужен Беппо, больше ничего.
- Я хочу коктейль! - воспротивился Ричи. - Хочу! Хочу!
- Прекрати! - теряя терпение, повысила на сына голос. Благо, в ложе появился Горлеоне, и Келли бросилась к нему, как к спасательному кругу. - Беппо, ну слава богу! Мне очень нужно с тобой поговорить, - буквально взмолилась, не обращая больше ни на кого внимания. - Это касается Стефа, - про смерть своего племянника Горлеоне должен был уже слышать. В полиции от нее же узнали, что он - единственный живой родственник Сарто в этом городе, и по идее они должны были с ним связаться. Наверное это стоило сделать и Келли в ту же ночь, как она узнала трагическую новость, но ей было слишком плохо, чтобы с кем-то это обсуждать.
Косясь на нее так же грозно, как и остальные в ложе, Беппо бесцеремонно схватил свою несостоявшуюся родственницу за руку и повел через зал в подсобные помещения, собирая по пути удивленные взгляды клиентов у бара. Когда они скрылись в тишине какого-то кабинета, Келли, наконец, смогла опустить сына на ноги. Заговорить же о деле она предпочла, только когда Ричи отправили на кухню с одной из официанток - делать тот самый желанный молочный коктейль. Только Беппо и его распоряжениям Келли позволила себе доверить сына. В отличие от незнакомого ей Ринальди.
Опустившись на диван практически без сил, Уолш принялась выкладывать все, что с ней произошло за последние дни - то, что вернулась ночью в разгромленную квартиру, что во время уборки нашла в тайнике ванны пакет с крупной пачкой долларов и пистолет с револьвером. Рассказала также и о том, что на следующее утро к ней пристали с угрозами двое головорезов, которые потребовали вернуть деньги, что украл у них Стеф, но умолчала о том, что стала рыскать в интернете информацию о Стефе, том же Беппо, Ринальди и прочих людях, с кем был связан ее бывший парень.
- Я не знаю, что мне делать Беппо, - подытожила она свой рассказ. - Я боюсь. Что если они вернутся и сделают что-нибудь со мной? Или с Ричи? Ты что-нибудь знаешь об этих парнях? Стеф ничего тебе не говорил? -  поток ее беспокойств и вопросов был просто неисчерпаем. Голос постоянно срывался в дрожь, а холодные руки то и дело нервно заправляли волосы за уши. - Умоляю тебя, помоги. Мне больше не к кому обратиться.

офф. Написала вперед, поскольку наша очередь не влияет пока на Сонни и Тино

Отредактировано Kelly Walsh (2016-09-30 12:32:16)

+4

7

Сегодняшняя прогулка по улицам была рабочей для Японца. Смена в борделе сдвигалась на завтра, и поэтому он спокойной  походкой шел по тротуару, рассматривая знакомые лица. Уже знакомые. С того дня, когда Сонни ввел Тино «на улицы» прошло достаточно времени, чтобы в лицо Пелигринни знали все, кто должен был отдавать часть налички за разрешение торговать в городе. Только у Кости была своя система. Он так и не брал машину, что стояла на стоянке, и в итоге вовсе от нее избавился. Зачем платить  за то, чем не пользуешься.
Зайдя в ближайшее к точке кафе, он по привычке заказал кофе, и присев возле выхода, стал рассматривать газету. По первой парни вообще не понимали этого. Ну подошел, взял  ушел. Но Тино пару раз скидывал таким образом хвост. Кто это был, копы или ФБР или еще кто, он выяснять не стал, но ему все еще казалось странным, что точку не накрыли. Может это была внешняя охрана организации и за этим делом присматривали? Когда для него все за окном становилось спокойно, мужчина не торопясь допивал кофе и выходил на улицу. Пара рукопожатий и деньги перекочевывали в карман Японца. Дальше банкомат, ближайший, закидывается все на счет и следующая точка. А когда все будет им обойдено, то на конечном пункте Костя снимает сумму и отдает Сонни. Так порой Пелигринни обходил полгорода, что было  за тренировку и за знакомство. Но Пульс ему уже все уши «сломал» машиной.
Вот и сейчас, когда Костя просто заехал в клуб, чтобы отдать деньги Сонни, тот вновь начал говорить за автомобиль. Капнув в кофе пару капель ароматного коньяка, Тино смотря в телевизор, где шел матч по американскому футболу, ответил:
- Меня ни капли не смущает, что кому то повезло и он теперь не стаптывает ботинки, а протирает нажатием на педаль. Далась тебе моя машина, - посмотрел на профиль Сонни, Костя, отломив кусочек свежего французского багета, отправил тот в рот. – Я же тебе объяснял, что мне она без надобности. А ребята хоть автопрому пусть выручку сделают, стесняться их я не стану. – Мельком взгляд зацепился за пролетевшую вдоль шеста девушку, в красивом пируэте опускающуюся к полу, Костя опять уперся в экран. – Так у тебя скоро день рождение? С меня подарок. Молчу, я Могила.
Костя и сам не любил сюрпризы, слишком часто они были в его жизни не по душе. И в этом прекрасно понимал Сонни. Он едва не поперхнулся кофе, когда услышал желание будущего изменника.
- Со своей? – Это когда про него могли так сказать, что у Японца появилась дама? Костя тщательно оберегал свою личную жизнь. Какая никакая, но она его. И лезть туда не стоило бы. Как в щитке «убьет». – А если я тебе скажу, что по мальчикам специализируюсь, ты отстанешь от меня?
Спокойно дальше пил кофе, смотря на бармена, который краем уха мог услышать слова Тони, а тот аж побледнел в лице. Замолчавший голос Пульса тоже не говорил о том, что информация перевариваться начала.
- Спокойно. Проверка чувствительности. Тебе принципиально , чтобы я был с кем-то или друзья имеют право выбирать с кем и куда прийти? Прекращай меня сводить. Я не евнух, но и не втыкаюсь во все что движется и пахнет женщиной. И не импотент, поверь. Так что успокойся и не надо заниматься моей судьбой и постелью. Я сам могу, мальчик уже большой.
Выбирать из тех, кто сегодня или вообще трудился возле шеста, Костя бы не стал вообще. Как бы девушка не была красива, мужчина предпочитал нечто иное. Но и этого Сонни он говорить не собирался.
- Что? – посмотрел туда, где стояла молодая особа с ребенком. – Может чья жена, пришла застукать мужа или надрать причинное место кому из девчонок?
Такое могло быть вполне. Где как не  стриптизе работают тигрицы, способные соблазнить мужнину одним лишь движение. Парнишка вертелся, разглядывая все вокруг, а вот строение женского тела ему знать было слишком рановато. На что его мать была не согласна, и прикрыла мальцу глаза.
- Интересная особа, но у нее ребенок, да и если уж притащила его сюда, то и на вечеринку она пойдет с ним. Нет уж, пусть дети с мамами спят ночами дома, а не шастают по таким заведениям как это. Хотя мамам можно.
Костя быстро потерял интерес к девушке, предпочитая просто отдохнуть и не напрягаться зачем она пошла туда, где сидели боссы. Но Сонни не спускал с нее взгляда.
- Девчонка нормально. Показал брату, что он не прав и все наладилось. Учится тоже. Думаю он понял свою ошибку. Да и я сказал, что мы с другом будем навещать их. Странно то, что ребята одни живут. Я ни разу не видел там взрослого, да и вообще поблизости. Но уверен, все наладится. Тач-даун. Быстро они мяч разыграли, я даже не успел проследить передачу.

+4

8

Наслаждаясь сигарой, Майк слушал историю младшего Реццолы. Одной из причин, почему Ринальди некогда одобрил его "посвящение" в молодом двадцатисемилетнем возрасте, было то, что Поли получил хорошее мафиозное воспитание, будучи внуком самого "Свиного Хвостика", в свое время известного в Сакраменто гангстера. Вот и поучительными байками наследника потчевал – точь в точь как некогда Винценцо самого Майкла. – Таких фуфлыжников полно. Трепаться горазды  - а как до дела дойдет, в штаны враз наложат. Типажей вроде этого Дурайера (или как его) андербосс видел на улице немало. Грозный вид, наглость, привычка играть мускулами – и при этом реальная неспособность выстоять в серьезных разборках. – Я бы трусов в дерьме топил, а не грязи. – веско прокомментировал Майк замечание Дэнни, обнаружившего неожиданное знание античной истории – от Ренато, что ли, нахватался?  Тот вот, начитавшись в Сицилии книг, обожал огорошивать своих коллег по опасному бизнесу рассуждениями о легионах Гая Юлия Цезаря, римских децимациях, обычаях готов и вандалов. Зная, что познания приближенных Барракуды в этой области не отличались высотой, Ринальди не раз усмехался, представляя, как они пучат глазах при выносящих мозг рассказах. – Хуже всего когда на деле бздят. Я из-за одного ебанько такого четвертку отмотал. – уже без всяких признаков веселия пробурчал Джоуи Терзи – и обтер с губ молочную пенку салфеткой. Эту историю все знали, она относилась еще к временам юности Майкла. А именно – восемьдесят восьмому году. Тогда Полжелудка (в те времена еще не заслуживший печального прозвища),  Харпи Уилсон (ныне отбывающий наказание вместе со своим старым партнером по рэкетам Джо Нери) и один хер по имени Джимми-Рычаг пытались грабануть склад с дорогой женской одеждой. Когда Рычаг и Джоуи у самого входа тащили ящик, набитый доверху дизайнерскими сумками и туфлями, на горизонте появился коп и заорал, что будет стрелять. Стоило этому произойти – как  Джимми отпустил ящик (едва не раздавив им ногу Терзи) и завопил, что сдается. Пока Уилсон  и Терзи, матерясь, пытались подхватить добро, их уже окружили – а долбаный Рычаг убежал. Харпи и Джоуи тогда отсидели четыре года за ограбление со взломом первой степени – а Рычага измолотили так, что он месяц провалялся в больнице и съебал из Сакраменто.
Подошедшая Келли (так оказывается звали девушку) отвлекла гангстеров от воспоминаний о былых делах. Когда несколько сконфуженный Беппо Горлеоне уволок девочку в сторону, то Майкл начал понимать, в чем дело. Это была, очевидно, подружка одного из его охранников его клуба, Стефано. Недавно забитого до смерти на улицах Сакраменто. Мысль об этом несколько протрезвила Ринальди – Беппо (директор "Доллз" и, по совместительству, дядя убитого) недавно ему об этом докладывал. Майк тогда был в бешенстве – не потому что особо хорошо знал Стефа или тот был близок ему. А попросту потому, что, подняв руку на одного из его сотрудников,  некто оскорбил его достоинство андербосса и мафиози. Это било по самолюбию итальянца – при его репутации в городе и происходит такое. Он дал Горлеоне отмашку провести расследование – но пока оно ни к чему не привело. И вот теперь объявляется эта Келли, вместе с ребенком. К чему бы это?
- Ты, похоже, ее знаешь? Откуда? – спросил он у Дэниеля, отреагировавшего на Келли и ее чада как на известных ему людей. В это время официантка провела мимо них Ричи. Заметив вопросительный взгляд шефа, она отрапортовала. – Идем коктейль делать, мистер Ринальди. Мобстер посмотрел на малыша – тому, наверное, без матери было не слишком комфортно. Он дружелюбно улыбнулся и спросил. – Хочешь мультики посмотреть?\ Тут наверху включить можно. Любишь про Багз Банни? В роскошном кабинете Майка был плазменный экран со множеством каналов, в том числе и "Сartoon Network". – А мама скоро придет. Самому же Майклу хотелось дождаться возвращения Беппо  - и объяснения всей этой сцены. Тут он заметил маячащего неподалеку Пульса. Рядом с ним стоял некто итальянской наружности, но Майку незнакомый – или смутно знакомый.  Встретившись глазами с Пульсоне, Майк поманил его рукой. Когда тот подошел, он цепким взглядом окинул сопровождавшего его человека. – Здорово, Cонни. Кто это с тобой?...

… Сказать, что Джузеппе Горлеоне,  среди друзей и на улице известный как "Беппо", был в ярости – это ничего не сказать. Его трудно было назвать заботливым дядей – он скорее был сосредоточен на своих делах. В основном на управлении доверенным Майком клубом, ростовщических операциях и собственных маленьких стрип-барах. Однако когда подтянутого им к делу Стефа замочили какие-то хуесосы – он испытал лютую злобу и желание отомстить. Тот был его родственником и вдобавок, мог быть ему полезен – он стал "посвященным" и ему были нужны надежные пацаны, способные выполнять приказы. Племянник пока промышлял мелочью – но забрать долг, кого-то избить или что-то грабануть вполне мог. Девушке же его Беппо симпатизировал – хорошенькая штучка, и сынишка у нее забавный.  А теперь какие-то сволочи оставили его сиротой.
Сдержав матерщину, которая сама по себе рвалась изо рта, Беппо скрестил руки на толстом животе. Сказанное Келли давало надежду  выяснить, что же все-таки произошло. – Много там денег? – с естественным для гангстера интересом спросил громила, а затем деловито уточнил. – Как эти парни выглядели? Тебе оставили какие-то контакты они? Последнее он вопросил с надеждой - вдруг такое чудо произошло и их удастся выманить на встречу и там разобраться. Затем дотронулся своей огромной ручищей до хрупкого запястья Келли. - Не паникуй ты. Все будет хорошо, я порешаю. Больше эти мудаки тебя не побеспокоят. И тут только Беппо задумался... его племяша обвинили в краже? Почесав в затылке, мордоворот поинтересовался. -  Повтори-ка, так что они там ему предъявляли?

+4

9

- Да ты не волнуйся так, цыпа, не обидим тебя, - Попытался успокоить несколько смутившуюся гостью Криси Бонелли, все еще полагая, что Келли заявилась сюда ради работы. Я так же не стал сходу отбрасывать этот вариант. Хер его знает – Уолш могла захотеть устроиться в «Доллз» и из сентиментальных чувств (все-таки, ее погибший любовник проводил в клубе много времени), к тому же теперь, без поддержки своего парня, могла испытывать и реальные финансовые трудности. Вроде бы Мартина говорила, что та совсем недавно легкомысленно променяла свою стабильную работу на халтурку в театре под началом моей дражайшей кузины. Зная Донну, я вовсе не удивлюсь если окажется, что она вышвырнула Уолш за какой-нибудь прогул или резкий выпад, характер у Костнер был прямо скажем не сахар.
Но когда, оказавшаяся совсем некстати в ложе, Келли озвучила подоспевшему Беппо причину своего визита, я сразу все понял. Про смерть Стефано я, разумеется, слышал, из всех присутствующих здесь гангстеров, первым узнал о случившимся. Увы, впрочем, не от его дяди, пузатого управляющего клуба, а от своей же жены. Я тогда был в бешенстве, но вовсе не из-за кончины Сарто, - по этому поводу у меня было достаточно времени повозмущаться после, - ведь Уолш тогда хватило «ума» и наглости потащить свою беременную подругу, мою Мартину, на опознание тела. От всех тех ужасов, с которыми приходилось сталкиваться мне по долгу службы, я старался держать супругу в стороне, в красочных примерах того, насколько злыми могут быть улицы Сакраменто Мартина не нуждалась. И без того - ей хватало одного только богатого воображения и привычки драматизировать, чтобы волноваться теперь всякий раз, когда за мной захлопывалась дверь, видеть во мне чуть ли серийного убийцу. Не удивительно, что и за эту смерть тогда посчитала меня ответственным.
Но, я полагал, не забитый до смерти бойфренд был главной причиной нервозности Уолш, вернее даже – я точно это знал. Мартина уже успела поделиться со мной новостями. Но до тех пор, пока блондинка не исчезла с горизонта, я молчал об этом.
- Да, кэп, откуда? – С сальной усмешкой вторил Ринальди Реццола и развернулся, чтобы проводить оценивающим взглядом удаляющуюся блондинку, - Девочка породистая вроде. И жопа у нее что надо.
- Вот только не надо грязи, блять, - Смекнув, на что намекает Полли, поспешил осадить своего разболтавшегося солдата. Но вслед девчонке все-таки поглядел, скорее на автомате впрочем, - Это Стефа подружка, не видел ее раньше? И с Марти они приятельствуют, или типо того - раньше соседками были, - С удовольствием затянулся сигаретой, поболтал во рту горький дым. Одновременно размышлял. С одной стороны, я не был обязан разбираться с злоключениями подруги моей жены, у Стефано, с чьей кончиной и были связаны все имеющуюся сейчас у Келли проблемы, был дядя, который может разгрести то дерьмо, что оставил его племянник в «наследство» своей подружке и без моей помощи. Но с другой… Стефано и с моими парнями работал, с тем же Полли даже, и Джино. И наркотой барыжил с моего разрешения под честный процент  - был ли Беппо об этом в курсе, я не знал. 
- И зачем она сюда пришла, я в курсе походу, - Наконец, принял решение поделиться некоторыми подробностями с Ринальди. Закатил сигарету в пепельницу, плеснул себе немного виски, но пить не стал, - Есть информация, Майки. Насчет Стефано как раз. Тебе интересно будет, - Разряжая молчание, поболтал пшеничного цвета жидкость в стакане и только потом пригубил его. Почувствовав приятное жжение в глотке, даже зажмурился об удовольствия, - Я сам только сегодня узнал. Келли, - Звякнув золотым бандитским браслетом, махнул в сторону двери, за которой исчезла девчонка, - Звонила Мартине вчера. Гниды эти, которые Стефа захуячили… к ней приходили, - Тут и Полли, предварительно разогнав руками плотные клубы дыма перед своим носом, подтянулся поближе к столу, насторожился весь,  - И походу он им бабки торчал. Хер его знает сколько, но видимо прилично. Кто? Понятия не имею. Но девку эти уебки конкретно напугали. Хату вверх дном перевернули, а потом вернулись еще,  угрожали ей. Она за этим к Беппо и пришла, точно тебе говорю. 
Пульсоне подошел немного позже, - Салют! Как ты, Пульс? Бодрячком, я смотрю? Выглядел итальянец и в самом деле неплохо, в костюмчик, вон, принарядился, на ногах стоял ровно – в целом, на порядок лучше, чем два или даже месяц назад. Поприветствовав солдата, перевел затем сосредоточенный взгляд и на его приятеля, как раз знакомого мне, пусть и исключительно только по разговорам, персонажа. Помнить Константино еще с того турнира в «Барракуде» я не мог, -тогда за происходящим на ринге я не больно-то следил-, а потом все-таки слышал о нем кое-что и от Ала, и от Сонни понемногу. Представляться вперед, разуется, не стал – ожидал, когда Пульс сам его нам представит.

+4

10

Выручку автопрому каждый из них делал, в том-то и штука - нет, автомобильными махинациями как раз из близких знакомых Пульса не занимался никто, но - в собственные "колёса" (не обязательно четыре - кто-то ездил и на двух) так или иначе вкладывались все, кто представлял собой хоть что-то - кроме Константино; на женщин он деньги тоже не тратил, по ресторанам - вроде бы тоже не шатался, в карты - да в те редкие моменты, когда он брал их в руки, то выигрывал больше, чем проигрывал! Возникал из всего этого хороший вопрос - а куда он вообще девал всё то, что оседало в его карманах к вечеру трудовых дней?
- Без надобности? А вот соберёшь ты со своих ребят, а к тебе подойдёт какой нигер, как звезданёт... - Сонни даже интерактивно показал, слегонца прихлопнув друга ладонью по лбу. - ...тебе по голове, заберёт деньги, сам на байк и по газам. Что ты делать будешь - пукнешь и следом полетишь? - если уж вопрос имиджа не так важен, задуматься стоило бы хотя бы о части практической - да и не факт, что Пеллигрини придётся только по своему району всегда бегать, кто его знает, как повернётся в следующий раз и куда надо будет направиться следом. Может, и вне Сакраменто - а может, туда, где не только метро и поезда, но и автобусы не ездят.
- Ну значит мальчика приводи - чтобы я вам обоим прямо там задницы бетоном замуровал. - хмыкнул Пульсоне, шутку юмора оценив, хотя и - в каждой шутке доля правды имеется, и подозрительного в поведении Константино вообще ему виделось всё больше и больше. Там, того и гляди, может и на самом деле - не такая уж и шутка вовсе, гомики тоже не обязательно радужными флагами размахивают, некоторые куда более по-серьёзному хамелеонят, о личном не распространяясь - и, хоть лично не имел сомнительной чести, сдаётся, что именно в таком виде и происходит. Хотя и импотенты, в общем-то, ведут себя так же, наверное - и в том, и в другом случае, хвастаться-то нечем. - В том-то и дело - ты не втыкаешься вообще ни во что, как я посмотрю. Перед тобой девушка сиськами трясёт - а ты в спортивный канал уставился. - тогда как остальные посетители, даже из числа регулярных, - да даже и кто-то из обслуги и охраны, поди, - не знал, что тут вообще где-то, кроме комнаты отдыха и офиса есть телевизор. - Я начинаю подумывать, знаешь - может, у тебя там, в Японии, жена с детьми осталась, который ты не хочешь изменять? Или вообще есть какой-то другой шеф, которому ты отчитываешься, о доходах своих в том числе - и поэтому не можешь ни машину себе купить, ни дом? - вещи-то есть и пострашнее гомосексуализма - и Сонни сейчас чуть ли открытым текстом заявил о том, что Пеллигрини с виду так весьма напоминает кого-то под прикрытием, а не "славного парня", и если копнуть глубже - он тренирован, он сдержан, и ещё одна тоже характерная черта - он гуманен. И прошлое его - тёмный лес. Может, он из ФБР, или УБН прибыл - или, с учётом Японии, может вообще залётный и классом повыше, какое-нибудь ЦРУ? Грохнуть кого-то могут и из одних подозрений - и скорее всего, если такие подозрения всё-таки возникнут, Сонни этим придётся и заниматься. А убивать Константино ему не хотелось - он был его другом, всё-таки. - Да, считай, что принципиально. Сделай мне охренительный подарок на день рождения - познакомь с той, кого трахаешь. - вновь отворачиваясь к сцене с пилонами, Морпех подцепил сигарету пальцами, затягиваясь. Сколько их таких вот, "больших мальчиков", показания потом строчат и на судах распинаются - любому из них, кого они гоняли с Константино, могут дать за торговлю по двадцать лет, а кому-то из этих самых и пригрозить будет достаточно - половина из тех пушеров потребляют сами тот же самый товар, что продают. В этой самой связи, Пеллигрини казался чуть ли не единственным надёжным парнем... некий запас надёжности был вот у ребят вроде того, о котором Сонни вспомнил сейчас - у него была сестра, то есть - было, что терять, какая-то хорошая причина поднимать деньги. И да, вроде как он и перешёл им дорогу тогда - но это был бизнес. - И такое бывает, может у них и нет никого. Да и парень уже сам не ребёнок далеко. - заключил Пульсоне, прикладываясь к бокалу. Тот же самый Эндрю со своей тачкой его старше совсем ненамного... без родителей кое-кто вообще живёт всю жизнь. Правильно, пусть Константино навещает их периодически - и поглядывая, чтобы взрослых рядом особенно и не было; особенно тех, кто в костюмчиках преимущественно цвета застарелого дерьма и папкой-крокодилом в руках, как их в телевизоре обычно показывают - из службы опеки. Они теперь им сами опека - и парню, и сестре его.
- Чего?.. Слышь, бармен, сделай мне одолжение - выключи вообще телевизор на фиг.
- едко хмыкнул Сонни, снова сосредоточив внимание на происходящем в зале. Пацана куда-то повели, а их с другом заметил вышедший из ложи Ринальди, подозвав к себе. Видимо, что-то и от него потребовалось тоже... как он и заключил сразу - происходило что-то неординарное. - Посиди, я сейчас. - встав, Пульс направился навстречу Майклу. - Привет, Майкл. Это один из наших ребят с улицы... хочешь увидеть его? - что андербосс обратит внимание на Константино, Сонни даже немного не ожидал сейчас; но, видимо, Кос примелькался уже настолько, что заинтересовал и высшие звенья. Оглянувшись, Пульс произвёл почти такой же жест, как Ринальди по отношению к нему, подзывая Пеллигрини к ним. Пока тот преодолевал то же расстояние, подошёл и Дэнни. - Салют, шкип. Мне в ближайшие пару недель удача улыбается, что называется, ты как?.. - пожал Росси руку, как раз к тому моменту, как подошёл и тот, кому Сонни отчасти обязан этой улыбкой удачи. - Джентльмены, это мой друг Константино Пеллигрини. - положив руку на плечо Константино, Пульс затем и вовсе по-дружески приобнял его, показывая тем самым, что "друг" в этом понимании больше, чем просто деловой партнёр - что тоже много чего говорило. - Это мистер Дэнни Росси, ты, кажется, уже слышал о нём ранее. Это мистер Ринальди, владелец клуба и наш с Дэнни большой друг. - ослепительно (насколько мог) улыбнувшись, Сонни затем насупился, спросив уже более серьёзно: - Так что за шорох, что за баба, что за пацан?

+4

11

Неуютно Ричи себя в "Доллз" явно не чувствовал. Необычная обстановка, наоборот, невероятно его завлекала. Он повсюду таращил свой любопытный маленький взор и еле поспевал семенить ножками за одной из работавших здесь девушек. Когда его окликнул Майкл, Ричи и вовсе просиял.
- А Минь-ёны есть?! - тут же с восторгом спросил он. "Баггз Банни" давно оставался в прошлом, и современные дети приходили в восторг уже от пищащих желтых человечков, а не от кролика с морковкой. Когда тетя, держащая за руку, стала уводить мальчонку от ложи Ринальди, тот недовольно заныл (больно уж привлекали его кольца на руках у добродушного и щедрого дяди), да и к тому же, здесь был хорошо знакомый ему Дэнни. Но, впрочем, Ричи быстро переключился и, когда очутился перед огромной плазмой с вкуснейшим коктейлем в руках, совсем позабыл не только о них, но даже о своей маме. Теперь он во всю таращился в экран и, причмокивая, попивал из трубочки угощение.
Тем временем, его мама беседовала с Беппо Горлеоне - единственным, кто мог ей помочь с приключившейся бедой. Вообще Келли никогда не считала себя трусихой. Будучи самой старшей в большой семье и рано оставшись без отца, ей с детства приходилось самой стоять за себя. Случалось, что она даже в дворовых разборках участвовала и еще выступала в защиту своих младших сестер и брата. Однако подростковые стычки и криминальные уличные бойни - понятия явно несопоставимые. От того, что сделали со Стефано, ее бросало в дрожь и тошнило.
- Я не считала, - призналась, касательно суммы денег, найденной у Стефа. - Но там много. Очень много, - для нее, по крайней мере. Она в жизни своей столько зеленых купюр разом не видела. Наверное, можно было купить крутую тачку или даже целую квартиру. Черт, может, стоило взять деньги и сбежать с ними из города? Пока не поздно. Сейчас Келли пожалела, что эта идея не пришла ей в голову раньше. Кто знает, чем теперь закончится вся эта история. - Их было двое. Оба здоровенные, - расчертила воздух в сантиметрах десяти над своей головой, затем сглотнула нервный комок, попыталась вспомнить еще какие-нибудь детали, - один лысый, с такой... неправильной формой черепа. А второй весь в татуировках... - взглянула на Беппо в ожидании его реакции. - Вот здесь, - задумчиво провела пальцем по правой стороне шеи, - у него набита паутина, - это все, что Уолш удалось вспомнить. - Они сказали, что сами придут и лучше мне побыстрее отыскать для них деньги. Может, правда так сделать? Но я испугалась, что если отдам деньги, они меня сразу убьют, - Келли начинала тараторить. Она и так не умела держать язык за зубами, а страх прибавлял ему еще больше развязности. Когда Беппо в знак успокоения сжал ее запястье, Уолш с отчаянием накрыла его ладонь своею. - Ты что-нибудь знаешь о них? Это наверняка какое-нибудь недоразумение! Стеф был отличным парнем, он бы никогда ничего у них не украл, ведь правда же? Эти ублюдки просто зверье. Ты бы видел, что они с ним сделали, - голос сорвался в дрожь при воспоминании о расквашенном теле Стефано в морге. В его вину Уолш никогда бы не поверила. Для нее Стеф был исключительным примером заботы и благородства. Ни с кем прежде она не чувствовала себя так надежно. А то, что его смерть и явление перед ее домом двух бандитских рож - взаимосвязанные события, для Келли было так же очевидно, как два плюс два. - Они сказали мне, что он кинул их на деньги... Но ведь это ложь? Такого просто не может быть, - в глазах Беппо Келли пыталась отыскать подтверждение своих выводов.

+3

12

- Тебе никогда не говорили, что каждый дрозд вьет гнездо по-своему. В отличие от тех же ворон или других птиц. У них нет одинаковых, - показал Сонни пятерню, пошевелив пальцами, Костя одним глазом смотрел матч, что не мешало ему вести беседу и следить за игрой. – Как дактила каждого человека отлична. Просто, привыкни к тому, что я немного странный на ваш манер. Ты еще не устал?
Не так часто Тино присаживался за стол. После того первого раза, когда он едва не обул богатенького банкира, просто сидя и просчитывая карты и реакцию соперника, с помощью Джины, его перестали принимать даже свои парни. Все играли на отвлеченном интересе – потому что пялиться в камеры порой скучно. У самого Электрика это выходило само по себе. Он привык все запоминать. Он никогда не передергивал колоду под левую руку от себя. Почему? Ни разу за все время, что он умел играть в карты, левой рукой четко сдвинуть ему не удавалось. С Пеллигрини играть в карты все равно, что крапленой колодой с шулером высшей категории. А порой Тино просто сидел в удобном кресле и слушал парней, прикрыв глаза.
- Прежде чем этот так называемый нигер приблизится, его раз сто вычислят. Потом покажу как. Отдыхай, чего ты зря бурю начинаешь, - хотя судя по обстановке в баре, волнение начинается и без их прямого участия. Японец усмехнулся тому, что Сонни словил его шутку именно так, как тот хотел ее преподнести.
- Мне абы какой бетон не подходит, - Костя поднял руку с бокал, зажатым меж пальцев, - кожа нежная.
Не прикрытый намек - еще слово и поймаешь бабочек. У бармена глаза и так были весьма удивленными по жизни, а тут такие разговоры, так парня будто парализовало. Полотенце в его руках застыло, оставшись воткнутым в бокал. Не смотря на то, что вырос он в стране свободных взглядов, сложившихся исторически на японских островах, все же итальянские корни, гремучая кровь давали о себе знать. И взгляды на отношения между мужчиной и женщиной были в приоритете, в понимании традиции и желания быть именно таким. Он представил Сонни в доме нетерпимости, на одной из улиц Токийской провинции, где в разных зданиях находились разные по своей специфики «направления» гейш, то с таким открытым отношением он был бы выставлен оттуда весьма учтиво, в манере японской культуры.
- Хорошо, - спокойно ответил Японец, - сделаю тебе подарок на день рождение и при тебе воткнусь в кого-нибудь с таким трясущимися сиськами. Только не надо говорить, что свидетелем быть не хочешь. Отказ не принимается.
Он едва не поперхнулся от выводов, к которыми сегодня Пульс пришел, сидя за барной стойкой. Внутри тони ничего не всколыхнулось, хотя удивлен он был весьма сильно.
- Протирай дальше, - посмотрел на бармена, который так и не двигался с места. – Ну во-первых, этот матч один. И он скоро закончится. А у девушки сил много, так что я успею насладиться зрелищем. А во-вторых, здесь нет такой, которая бы меня привлекла на столько, чтобы я смог пролить на себя кофе от восхищения. А думать ты моешь что угодно. Этого я запретить тебе не могу.
Он не позволял себе следить за людьми в открытую, и то, что Костя видел, знать посторонним не обязательно. Но следить за собой, подозревать себя в чем-то таком, что могло бы стать в одну линию с таким понятием как «предатель», Пеллигрини не мог позволить никому. И если его друг сомневается в нем, то в чем тогда заключается эта самая дружба? В том, что Костя умеет думать и порой не раз выручал кого-то? Так и называть это надо не дружбой, а сотрудничеством. Но сейчас разбираться в тонкостях отношений с Сонни у него не было желания. Он сделал свое дело. Деньги собраны и осели в кармане Пульса. Остальное его никаким боком не касается.
- Жена ли, шеф ли или еще какие причины - это мое дело. А если тебе так все интересно, или если того хуже, ты меня в чем-то подозреваешь, то спросил бы открыто. Чего так долго терпел? – кофе остыло, и коньяк перестал придавать напитку аромат, оставляя на кончике языка лишь горький привкус косточек, что казалось ты, сидишь и жуешь их. – Я тебе уже сказал, ты станешь свидетелем, а после познакомишься.
Более этот разговор Костя продолжать был не намерен, о чем показал своим увлеченным видом, следя за тем, как мяч перелетал через все поле в руки футболиста, который оказался открытым для паса.
- Я подумывал навести справки о ребятах, чтобы понять, что оставило их одних. Но у меня нет здесь никого, кто мог бы помочь. Соваться в социальную службу или в полицию это весьма чревато. Если к ним нагрянут, то девочка, хоть и смышленая, но она ребенок, может рассказать весьма занятную историю о спасении от плохих дядь другими не такими уж и Робин Гудами. Посоветуешь кого?
Но Сонни не успел ответить, лишь попросил убрать вообще изображение на телевизоре, а потом и вовсе отошел от него, когда его подозвали. Костя не видел никого из присутствующих ни разу. Да и не рвался он представляться. Достаточно того, что с Алом они нашли общий язык, тот не лезет в дела Кости, ну а Японец выполняет все соответственно контракту инструктора для бойцов. Его все устраивало в жизни. Хотя в это никто не верил. Но разве это его проблемы? Краем глаза увидел, как Сонни подозвал его к себе, Костя поднялся, отставляя чашку в сторону, и не спеша двинулся в сторону тех, кто стоял радом с Пульсом. Кивнув на представление его Дэнни, Костя понял кто перед ним. Переведя взгляд на Майка, он не вольно отметил некое сходство с племянником. Что-то в общих чертах выдавало в нем образ Ала. Большой друг. Для Тино это было не больше, не меньше чем иерархическое понятие. Положение было выделено голосом, и понять кто есть Майк труда не составляло.
- Комбанва, сэмпай. Майк, Дэнни, - обратившись к каждому лично, выказывая уважение как стоящим выше него людям в организации, Тино замкнул руки в виде наложения ладони правой руки на кулак левой, - Хадзимэмаситэ. До:дзойоросику.

Перевод

Перевод – Доброго вечера. Приятно познакомиться.

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-10-11 00:30:24)

+3

13

Выслушав историю насчет Стефано, Майк нахмурился. Выходит, у охранника были какие-то терки с непонятными людьми – и убили его из-за денег. При этом не побоявшись  организации, к которой он, пусть только неким боком, но был причастен. С этим необходимо было разобраться.  –  Чего раньше мне не рассказал? – с неудовольствием обратился он к Дэнни,  почесав подбородок. Залпом проглотил порцию вискаря, слегка поморщился,  пожевал край сигары. Тут как раз подоспел Сонни – и дал пояснения насчет своего спутника. Майкл вспомнил лицо этого Константино – он ведь был раньше бойцом и на том турнире в "Барракуде" его порезал ножом Мартин Юль. История не из тех, что забудешь.  – Почему нет.  – ответил он Сантино, когда тот спросил, не познакомить ли его с этим выходцем из Японии. Затем приглашающе указал Пульсу на бутылки со спиртным, стоящие на столе.  – Хочешь выпить? Когда подошел Пеллегрини, то Ринальди внимательно осмотрел его.  – Привет. Мне о тебе рассказывал мой племянник, Ал. Ты ведь в его клубе работаешь? Вроде как тот тренировал будущих гладиаторов, обучал всяким восточным штучкам-дрючкам. При этом младший родич очень хвалил нового сотрудника, рассказывал, как тот спас заведение от решивших его подорвать нацистов. И даже не побоялся мокрухи – что для Альберто стало как бы знаком, что Тино можно и дальше подтягивать к их делам. – Хорошо о тебе отзывается. Впрочем, Пеллегрино вроде кем-то числился и в гостинице-борделе Ливии – так сказать, трудился по совместительству. Показывая осведомленность, Майк усмехнулся. – Ну где больше нравится – в "Парадизе" или "Барракуде"?  Сам же он думал теперь скорее не о госте из Страны восходящего солнца  - а о все том же случае с Сарто. Если его убили головорезы из другой банды или просто уличные гопники, фраера – то это удар по чести Семьи, которую оскорбили. Если же кто-то из своих – то подрыв стабильности и неуважение к тем, под кем ходит Стив. Что в лоб, то по лбу. – Дэнни, перетереть надо. Отдыхайте, ребята. – встав из-за стола, Майк поманил за собой Росси.  Пока они шли, поймал одну из официанток (Кейт ее звали) и приказал.  – Как Стефано появится, скажи, что мы в его кабинете. А малой у меня сейчас, пусть оттуда заберут, как уходить соберутся. В свою "штаб-квартиру" Ринальди не пошел – в том роскошном помещении, со стеклянным вертящимся столом, биллиардом и огромной плазмой, как он и сказал, сейчас отдыхал сынишка Келли, Ричи. Пусть парнишка спокойно пьет коктейль и смотрит "Миньонов" - или что он там хотел.  – Надо разрулисть, насчет Стефа. – без прелюдий произнес он, входя в небольшую комнату, где обосновался директор "Доллз". Стол с компьютером, холодильничек с огромными запасами баночного пива, плакаты с моделям из "Плейбо" - ничего особенного. В углу кушетка – на ней Беппо иногда спал, и нередко не один.  – В этом городе все должны понимать – что против нас и пукнуть не могут, сapisсe? Сначала завалили пацана этого, бабло с него требовали… А потом кто-то и "посвященному", блять,  в башку пулю вогнать решит. С этого и начинается потеря авторитета. Я хочу, чтобы ты кого из своих ребят припряг, пусть помогут разобраться. Башковитого и с яйцами. А то сам дядюшка Стефа  тот еще Шерлок Холмс   - хотя улицы и знает.  Но, кстати, надо было сначала узнать, до чего он договорился с Келли.

Беппо Горлеоне внимательно слушал подружку своего племянника. Денежная котлета, которую оставил Стефано, весьма его интересовала – тем более, что Стефано не был крезом, а, напротив, как большинство мелких преступников, постоянно нуждался в деньгах и искал способы их заработать. То же, что попадало в руки парню, быстро испарялось. У его дяди же были чисто корыстные цели – он считал, что если Сарто где-то умудрился срубить кучу денег – то обязан был заслать ему долю. И Беппо ее получит даже после смерти пацана – разве что эти деньги не заработаны каким-то совсем палевным путем. Например, если Cтефано обокрал боссов - то связываться с этим лавэ Джузеппе не будет.  – Конечно, они тебя просто разводили, думаю. -  рассеяно ответил толстяк на вопрос девушки, которая не сомневалась, что ее любовник не мог кого-то кинуть на бабосы. Сам Беппо не сомневался, что племяш мог затеять что-то недолжное – другое дело, кому он наступил на пятки? Это предстояло выяснить – Беппо промотал в голове описания пришедших к Келли громил. Упомянутую татуировку он где-то видел – но где? Наконец он поглядел на Уолш.  – Вот что. Зелень ту пересчитай и спрячь.  До моего приезда не трогай ничего, потом порешаем. Тут такая тема, что там и чужое бабло может быть. Он у меня самого на днях одолжил кое-что. Тут гангстер говорил неправду – но хотел, на всякий случай, обосновать свое право на часть той капусты, не объясняя про мафиозные обычаи.  Улыбнувшись, похлопал Келли по руке своей мясистой лапой. –  А так не беспокойся… Сейчас тебя с Ричи домой отвезут и я пришлю к тебе кое-кого. Охранять вас будет, пока я решать буду.  Выясню, кто на Стефа наехал. Выведя Келли из комнаты (здесь  иногда собеседовали новых танцовщиц), поискал глазами ее ребенка – но подошедшая официантка доложила, что Ричи в кабинете шефа, а сам он – ушел в каморку Горлеоне. – Приведите парнишку ее. Сейчас тебя отвезут домой, не бойся… Я вернусь скоро. - сказал Беппо.  Затем поспешил в свое обиталище, где обнаружил не только Майка, но и Дэнни Росси – и быстро рассказал им о том, что поведала Келли.

+4

14

Посмотрим в конце недели насколько наулыбалась тебе удача. С удовлетворением подумал про себя относительно заявления Пульсоне про удачную неделю. Но вслух произнес другое,  - Так ведь и везение тоже нужно заслужить, compare,  - Глубокомысленно повертел в руках бокал, затем поднял его верх. Отсалютовав солдату, влил в себя остатки разбодяженного водой пойла, поморщился.  Выцепил со стола еще один, -чистый-, рокс, наполнил оба сосуда наполовину, один – оставил на месте, второй – пододвинул к Пульсу еще до того, как тот успел ответить на предложение Ринальди. Якобы поощряя его неожиданную инициативность. В последнее время Сонни поднимал действительно неплохие бабки, я полагал, не только с наркоты. А ему всего-то и нужно было – оторваться от сиськи (Агаты или какой из хорошеньких девочек Ливии, в чьей компании недавно проводил много времени) и выйти на улицы.  Что же касается его друга…
- Это еще что за херня? Пульс, может, и перевести уже можешь?  – В шутку поинтересовался почему-то именно у Сони, когда Пеллигрини заговорил на японском. Мой голос звучал довольно весело, но я презрительно подумал вот о чем : Пульсу стоило бы объяснить  Электрику, что щеголять своим азиатским прошлым перед умниками ему не обязательно, и скорее даже – точно не следовало. Кое-кто мог бы неправильно его понять и воспринять подобное приветствие оскорбительным. Мол, это Тино специально выеживался, чтобы   выставить их, людей чести, недоразвитыми орангутангами. Даже познаний в итальянском языке, - несмотря на то, что наши пробабки некогда эмигрировали с солнечного полуострова, - современному поколению мобстеров хватало только на парочку замыленных фраз, да и то - большинство из них были ругательствами. Что уж тут говорить про увлечения другими языками, еще более непонятными. К тому же, каждый италоамериканец имеющий отношение к организованной преступности, невероятно гордился своей принадлежностью к потомкам римских завоевателей, а  человеку, забывшему свои корни (а именно таким и мог показаться компаньон Сантино со всеми этими его фразочками), не доверяли на инстинктивном уровне. Сегодня он предал свою культуру, завтра – своих друзей. Впрочем, судя по разговорам Альберто и Сантино, впечатление Электрик произвел на них достаточное, чтобы подтянуть италояпонца к Нашему Делу. А Пульсоне вот, например, только что и поручился за своего друга, знакомя его со своим капитаном и вторым человеком в Клане. Теперь, если Кос где и накосячит, спрашивать будут и с Сонни тоже. Настолько ли солдат доверял своему другу на самом деле? Вместо того, чтобы поразмышлять об этом, услышал заданный Майком нашему гостью вопрос, и усмехнулся, - Да уж, поди, на сисястых телок больше любоваться нравиться, чем на потных мужиков? Правильно я говорю, э? Затем посмотрел на Константино. Как по мне, ответ был очевидным.
Нехотя поднявшись со своего места, чтобы следом за Майком пройти в кабинет, проходя мимо Пульса, крепко похлопал того по плечу. На его вопрос о происходящем в ложе минутами ранее, ответил только после нашего ухода Поли Реццола.
- Вот такая вот херня, прикинь, твориться, - Закончив свой эмоциональный рассказ, внук знаменитого гангстера, утер губы льняной салфеткой и окинул тяжелым взглядом собравшихся. В ложе к тому времени остались одни только младшие (пусть и не совсем по возрасту) – Джоуи Терзи как раз съебался поссать.
- Это… расстраивает, не считаешь? Я вот считаю, надо найти этих уродов. И по суставам  разобрать нахуй. Чтобы точно знали на кого наезжать нельзя! – Пыхнул сигаретой, посмотрел на бывшего мужа Тарантино с крамольным интересом, -  Пульс, ты сам-то хорошо вообще Стефано знал? Вроде как, пересекались в последнее время частенько, может, слышал чего? - Намекал молодой посвященный на то, что Сантино несколько месяцев к ряду неотрывно кутил в заведении Майка, где Сарто подрабатывал секьюрити, и должен был, по идее, быть с ним знаком.
- Слушай… Тино?, - Еще с минуту помолчав, Полли, как ни в чем не бывало обратился к Константино, - Есть у  меня один знакомый японец. Мерзкий типчик, рожа кирпичом вечно. Ну и рассказываю я ему как-то анекдот, значит. Криси, помнишь, я рассказывал? Про японцев в Овальном кабинете который. Все обоссались же! А этот хер стоит с таким ебалом, как будто я ему только что на голову помочился. Ты, походу, долго среди узкоглазых этих прожил,  скажи вот мне теперь - че у них там с юмором, совсем туго? 

Оказавшись внутри кабинета Горлеоне, я сразу занял место в круглом кресле,  мысленно матюгаясь сложившейся ситуации. Дерзость грабителей и, вероятно, убийц раздражала и оскорбляла не одного только Майка, разумеется, и я был согласен с необходимостью разобраться с ублюдками. Но и мое, несколько инфантильное, решение не рассказывать Ринальди сразу о произошедшем с Келли накануне было оправданно как раз моим стойким нежеланием напрямую ввязываться в это дело. Но теперь, -поэтому ли или нет, какая уже разница?, - андербосс прямым текстом заявил, что хочет моего вмешательства. И я был не слишком этому рад. У меня было дохуя и своих собственных проблем. «Постоять» за честь Семьи (и по крови связанной, и по клятве) тот же Горлеоне мог. С одной стороны. С другой – меня съедало и банальное любопытство, что это за такие обнаглевшие бандиты посмели рыпнуться в сторону близкого родственника посвященного мафиозо? Репутацию Торелли за последние несколько лет приобрели более чем громкую, за боргатой, в буквально смысле, тянулся ахуенный кровавый шлейф.  Даже если вспомнить события недавние – изуродованные трупы предателей Рябого Пита, его кузена и Лу Кьюинтана, показательно выброшенные на улицу; разве этого не было достаточно для того, чтобы объяснить каждому и всякому (не только самодельному гангстеру), что связываться с макаронниками (и местными тем более) не следовало?
Кивнув на распоряжение Ринальди, задумчиво пожевал фильтр уже потухшей сигареты,– Как скажешь, Майки. Без базара, разобраться надо. Но давай прямо, бо - мы же нихуя не имеем. Посмотрим давай, что Келли еще расскажет, -   Уж наверняка побольше, чем своей беременной подруге, - Может и проясниться чего.
Но когда пузатый управляющий стриптиз клуба подтянулся в свою каморку и пересказал своему боссу и мне короткий разговор с блондинкой, я снова помрачнел. Эта самая татуировка и мне показалась смутно знакомой. Я долго молчал, не отвлекаясь на перебрасывающихся короткими фразами гангстеров, одновременно  лихорадочно пытался вспомнить – откуда именно. И тут меня осенило, - Вот же хуесос! – Поймав на себе несколько удивленные взгляды своих коллег, пояснил, - Да это же Джастин- тупорылый хер- Тиммонс. Не помните?  Заявился прошлой осенью в «Парадиз» и орал что Нэнси его, якобы, какими-то хламидиями заразила, - Что было, скорее всего, не правдой, -  Девке два зуба выбил, - Его тогда даже не избили почти, так, попинали  - Роз, еще не ссучившийся капитан, за него впрягся. Вроде как, этот Тиммонс приходился каким-то дальним родственником его жене. И грязную работенку для продавца розами время от времени выполнял – об этом все знали. Тогда Сальваторе уверял, что этот тип совершенно безобидный, только с виду кажется полудурком, а на самом деле – чуть не выпускник Лиги ебучего Плюща. После исчезновения своего родича, Джастин продолжал держать связь с кем-то из северной команды, по крайней мере, такие до меня доходили слухи. Но точно я не знал. Яйца у того как у слона были, но я вот  что-то не был до конца уверен, что именно этот чистоплюй завалил Стефано. Тиммонс, в отличие от заезжих бандюганов, кое-что о том, как решаются дела в этом городе знал, - Надо бы его проверить. Возьми с собой Поли, он вроде знает этого типа. И Сонни с его Самураем прихвати, хули им еще делать? Жопы морщить? Обратился к Горлеоне, видимо, только что сообразившем, о каком именно человеке я вел речь. Энтузиазма у здоровяка, кажется, значительно поприбавилось.
Потом, поразмышляв еще немного, отправил в набитую разноцветными окурками пепельницу свою потухшую сигарету, - Келли уже ушла, кстати? Хорошо было бы и ей с вами прокатиться. Тут, я считаю, надо наверняка знать. Согласен, шкип? Обратился к Ринальди за поддержкой. Сколько отморозков носили такие татуировки? Уж точно не один единственный.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-10-16 20:05:23)

+3

15

Беппо невероятно успокоил. После беседы с ним Келли чувствовала себя уже не так одиноко и беззащитно, как прежде.
- Спасибо, - она кинулась к нему на шею и крепко обняла. Не привыкшая стесняться своих чувств, она всегда проявляла искренние эмоции, ничего не скапливая в себе. - Я очень на тебя рассчитываю!
Вернувшись в общий зал, где под громкую музыку у шестов вертелись грудастые девицы, Келли ожидала, когда к ней приведут сына. У нее как раз появилось время обдумать все, что ей сказал Горлеоне. Уолш собиралась сделать в точности все, как он ей посоветовал - не трогать деньги и ничего не предпринимать. Почему-то родственник Стефа вызывал у нее доверие. Большой, сильный, спокойный и уверенный - именно такой мужчина, как ей казалось, может решить любую проблему.
- Там мальчик капризничает... - вернулась официантка, в руки которой был передан Ричи некоторое время назад. - Не хочет уходить, - она смущенно пожала плечами. Сразу ясно, с детьми управляться ей не приходилось. То ли дело Келли. Такие выпендроны от Ричи получать было не впервой.
- Паршивец, - выругалась она себе под нос и нетерпеливо пошла в ту сторону, откуда выходила официантка. Именно она провела ее дальше по коридору, и, распахнув дверь, Уолш увидела своего сына - увлеченно смотрящего в экран огромной плазмы. - Нам пора уходить, пошли, - игнорируя капризы, насильно подняла сына с дивана, отнимая у него из рук молочный коктейль.
- Ну неееет. Самое интерелесное! - застонал Ричи. Пришлось отыскать пульт и выключить любимый мультфильм. Вопли от этого только усилились.
- Тебе не стыдно? Как ты себя ведешь? - порой Келли совсем не знала, как управляться с этим существом. Быстрее бы он уже вырос, что ли. В ответ Ричи просто громко зарыдал.
- Хочу досмотлеть... Еще немноооого!
Не слушая его, Келли взгромоздила мальчонку на руки и с извиняющейся улыбкой взглянула на девушку. Та терпеливо ожидала конец волнительной сцены.
- Перестань плакать. Ты же уже большой, - качнула его, но, почувствовав, как рука внезапно немеет от неудачной позы сына, опустила его обратно на пол. Парнишка этим тут же воспользовался и рванул в противоположный от мамы угол. Не подрассчитав скорость, он подскользнулся и впечатался в стенной шкаф. Естественно, он тут же упал, но на автомате подскочил обратно. В тот же момент рядом с его ногами с полки рухнула пошатнувшаяся от налета статуэтка. С грохотом упав, она вдребезги разбилась возле Ричи. Отлетевшие осколки поцарапали кожицу на его теле, отчего он резко отпрянул и, осознав боль, взвыл еще громче, чем прежде.
- Господи! - возглас Келли нес в себе смесь испуга и негодования разом. Не успев еще подумать о предполагаемой стоимости разбитой фигурки, девушка, разумеется, первым делом бросилась к сыну и принялась осматривать его на наличие порезов. - Видишь, что ты наделал! - не переставала его, тем временем, отчитывать.

Отредактировано Kelly Walsh (2016-10-21 21:34:28)

+3

16

Один вопрос - где проходит та грань, когда заканчивается Япония, и начинается, собственно, сам Константино? Поскольку что Сонни слышал про япошек - что, при всех своих высоких традициях, искусстве и, чего уж там, интеллекте, народ этот всё же довольно отбитый - как в плане нравственном, так и в плане сексуальном, - и говоря о самураях каких-нибудь, о воздержанности, может, речь и шла, когда была необходимость, но вот когда необходимость такая отсутствовала... ну явно они её не создавали из ничего. У Пеллигрини такая необходимость либо отсутствовала, либо Сонни её попросту не видел. Правда, сейчас японо-итальянец, делая подобное предложение, не учёл нескольких параметров: во-первых, Пульс очень долгое время жил в доме с крепкими, но прозрачными дверями, во-вторых - некоторое время проработал на порностудии, в третьих - и сам Пульс был отмороженным ненамного меньше какого-нибудь самурая. В четвёртых - во время своей зелёной молодости служил в той самой морской пехоте, которая во времена Второй Мировой японцам всё-таки наваляла на их же островах. Впрочем, те тоже весьма изрядно им задали, насколько он слышал: и, на его взгляд, главная причина, почему Америка у азиатов войну выиграла - японцы попросту не умеют делать огнестрельное оружие. Да, сталь у них - отличная, ножи, знаменитые катаны, лезвия, но что касается свинца - попросту ноль. Держал Сонни пистолеты тамошнего производство в руке... отвратительно ненадёжное и весьма неудобное дерьмо.
- Кто говорит об отказе? Идёт. - хмыкнул Пульсоне в ответ. - И не забывай потом, что сам это предложил. А на дрозда ты, кстати, совершенно не похож. - начиная от роста своего, явно не японского, заканчивая родом деятельности... дрозды - это вон бармен, который их слушает, и те, которые сидят вокруг сцены, для кого "Доллз" может вообще единственное место, где сиськи можно увидеть вживую - вот они дрозды. А гнездо-то - какое, на хрен, вообще гнездо? Эта дыра, где он живёт - гнездо? Птицы вьют гнёзда для того, чтобы отложить яйца - вывести потомство, создать семью; в этом плане что Константино, что сам Сонни со своим двухэтажным домом, облажались одинаково.
- Я-то думать что угодно могу. Но ты не дурак, вроде бы, и давно понял, что Дэнни два раза не думает. - подозревать тоже долго не станет, а человек Пеллигрини для него пока маленький - сначала особенно никто даже и не заметит, а потом - забудут, мало ли дилеров на улицах пропадают куда-то - кто в преисподнюю, кто в тюрьму, а кто даже и просто завязывает. Как и охранники, даже и в дорогих гостиницах. И даже то, что он делает для бойцовского клуба, может не спасти в итоге, особенно если вопросов задавать никто и не станет. У пешехода, которого размазывает по переходу, тоже поздно спрашивать - прав он или не прав.
- На фиг справки. Прямо спроси у него самого, ему пора уже за себя отвечать. - хорошая причина, почему Константино вообще рядом - потому что, каким-то образом, вокруг Сонни собрались одни зелёные молокососы и салаги дурные. Впрочем, нет, не таким уж и непонятным, учитывая и его срок, задержавший его с подъёмом, и то, чем он занимается сейчас, дурь - дело молодых. Начинаешь понимать своих дрилл-сержантов в корпусе морской пехоте, а вольно-невольно Сонни им же и подражал временами - разница в том, что из Пеллигрини он хотел сделать такого же инструктора, который бы помогал готовить всю эту толпу к жизни, а не ещё одного такого же быка на убой.

Собственно, и везение Сонни было скорее с японским оттенком, потому как проделать с Константино удавалось немало - деньги поднимались хорошие, и рваться куда-то ещё Пульс особенно не хотел; впрочем, он подумывал вернуться в порно-бизнес, благо, что больше уже ничего не сдерживало (волна удачи когда-нибудь закончится) - но пока как-то лениво, да и попасть туда назад - не очень просто.
- Если бы. - Сонни усмехнулся, оглянувшись на друга, хотя без особенного веселья: - Ну и что это ты изрёк только что? - вообще, по жесту всё было вполне понятно, но даже в молчании он бы лучше смотрелся. Хотя вообще-то, мужик должен уметь говорить за себя, даже если это и означает говорить только когда спросят, но и в этом случае важно, чтобы тебя поняли. - Почему бы нет. Спасибо. - ответил Майклу, оглянувшись в сторону, куда он показывал, поприветствовал Поли кивком - хотя один раз один уже и виделись внутри. После диалога же Константино с Ринальди, притянул друга к себе так, чтобы можно было шепнуть ему на ухо:
- Нас с тобой за стол пригласили, но особенно не расслабляйся и не налегай ни на что, смотри, слушай и молчи, пока не спросят. Скорее всего, мы долго рассиживаться не будем... - с учётом женщины с ребёнком и того, как все зашебуршились по их приходу - их не виски дуть позвали и не совсем анекдоты травить. Но и отказываться от приглашения нельзя было. Сонни, усевшись за стол, рюмке и закускам предпочёл сигарету - голоден не был, да и с учётом того, что он сказал только что и что рассказывали затем - лучше вообще быть налегке и трезвым. - Как всех здесь - более или менее. - не то, чтобы даже скорбеть будет по нему особенно, Сарто тоже для него из разряда тех же "дроздов" скорее. А попытаться взлететь так высоко, как орёл, имеет возможность, да и право, каждый такой дрозд... на собственный страх и риск. Можно научиться летать, можно обжечь крылья об Солнце или выбиться из сил. Можно быть хорошим дроздом всю жизнь, или плохим орлёнком пару минут... но каждый орёл когда-то был орлёнком. - А что за анекдот, Поли? Расскажи, я не слышал.

+4

17

- Когда ты начнешь мыслить шире? Что ты к образам цепляешься? – Конечно, Сонни было порой тяжело понимать то, о чем ему говорит Японец, перекраивать мышление друга было бы неверным шагом, но подбросить тому пару фраз для, скажем так, расширения кругозора, было полезно. Это как у некоторых мужчин «баба» это женщина. И все, тут определения заканчиваются. Хотя, от пары латиносов, с которыми Костя встречался на боях, слышал странное слово «chica».
- Я не забуду, - усмехнулся Японец, отпивая кофе. Уже представлял себе лицо Сонни воочию смотрящего процесс.
Понять было не сложно о том, что он вляпался, когда они с Сонни пошли искать причины «волнений» телефона Кости. А учитывая, что Тино от Арены на боях был, то его могли там же положить, даже показания друга не помогли бы. Но все вышло так, как получилось. И заляпанный оторванными пальцами, Японец был повязан.
- Придется ему это делать, если хочет сохранить свое место. Дураков полные улицы и на них далеко не укатишься. Так что есть преимущество, правда, его еще разглядеть нужно.
События, связанные с синтетическим наркотиком, к выявлению которого были причастны ребята из команды Сонни и сам Костя, подчистили рынок, грозивший быть весьма конкурентным.
- Да нет. Спросить значит спугнуть. Подумаем потом, но бросить их, девчонку жалко. Парнишка то ушлый. А вот сестра его пропадет. Она ж мишень отличная в его делах, хотя делами назвать сложно то, что он творит. Так, пакостит.
Ну сейчас он сам себе напоминал «девочку на показе». Конечно, быть не знакомым для более «высоких» людей организации всегда происходят смотрины, но Японец предпочитал знакомиться в деле. Константин никогда ничего не пытался доказывать в этой жизни. Либо его принимают таким, какой он есть, либо дороги с этими людьми у него не пересекаются вовсе. Даже стоя перед Майком и Дэнни, Тино не старался произвести впечатление. Чтобы понять его, нужно знать культуру той страны, где он вырос, понимать менталитет окружавших его людей. Даже имея римские корни, родившись на земле великих воинов-этрусков, Электрик выбрал иной взгляд на жизнь. Попытаться его переделать не получилось даже у властного отца, против которого парень шел всю жизнь, отвергая предложения или приказы родителя, и лишь уважение к матери, останавливали юного Константино вовсе уйти и покинуть родной дом, если таковым можно было назвать огромный особняк, который предоставила их семье дипломатический корпус Италии.
Заведя руки за спину, сцепляя пальцы, Костя спокойным взглядом смотрел на Майка. Как же порой людей это злит, когда они не могут понять, ни настроения человека, что перед ними, ни его эмоций. Казалось, у Тино восковое лицо, бесстрастное и ни намека на участие или заинтересованности.
- Рассказывать можно многое, но слова мало что значат, - слегка кивнул головой. Как же он не любил эти словесные протекции. Но понимал, лично знакомиться со всеми, времени не хватит на все остальные дела. – Да. Я благодарен ему за то, что позволил остаться. Там есть над чем поработать. «Материала» полно. Он знает толк в своем деле, с ним приятно работать.
Именно работать. С Алом, как и с Сонни, они быстро нашли общий язык. Вероятно, то дело сделало их на время командой. Но Тино любил видеть итого своей работы, а той ночью результат был, скажем так, не лицеприятный. Он не могильщик или гример в похоронном бюро, чтобы находить в трупах нечто.
Японец перевел взгляд на Дэнни. Начать объяснять что-либо, значит нарваться на негодование, что, мол, кто такой есть Пеллигрини, чтобы учить. Костя понимал свое место и поэтому в свойственной ему манере поприветствовал своих руководителей.
- Уважение это значит. – Кратко ввел в курс своих слов окружающих его людей. - В любом деле можно найти что-то для себя, - уклонился от ответа. – Если часто смотреть на обнаженную женщину, то можно потерять вкус к ее телу. У Ливии интересно бывает, не мне вам об этом рассказывать.
Когда же парней оставили начальники, предоставив тем свободу отдыха, они присели за стол. Костя показал официанту, чтобы тот принес его чашку с кофе. Конечно, Сонни молодец, выполнял свою роль наставника как нельзя лучше. И другой бы от таких «лекций» давно бы уже взбеленился, что его считают недотепой, но, только не костя, который спокойно кивнул в знак того, что все понял.
- Нет. Просто у них юмор весьма специфичен, но тут, скорее, связано с эмоциями. Японцы умеют сдерживать себя. Особенно ребята из организаций, - пристально посмотрел на сидевшего напротив парня, ловя его намек, что тот понял, о чем Тино говорит. – Приведу пример. Ты когда смотришь на танцующую девушку, облаченную в одни трусики, чувствуешь жим в штанах? Так вот японец созерцает, видит красоту, и только потом уже, когда он остается с ней наедине, чувствует этот самый жим. Все просто. У кого-то эмоции-реакция-мысли. У японцев мысли-реакция-эмоции.

+3

18

Когда Майк услышал про то, что Келли распознала одного из пришедших к ней отморозков, он с интересом выслушал описание татуировки. У него лично никаких ассоциаций сразу не возникло – они жили в двадцать первом веке, и тату были у многих в их кругу.  Начиная от нового свойственника Ринальди, Мартина Юля, всего покрытого боевой раскраской, до самого андербосса, в юности забившего себе несколько многозначительных надписей вроде "Лучше смерть чем бесчестье". Но когда Дэнни назвал имя Тиммонса, в мозгу у Майка что-то щелкнуло –и он кивнул головой. – Точно, бля. Вот мудак – все же знают, что у Ливии чисто. Врачи, проверки, все дела. По крайней мере, ее регулярным клиентам из числа мафиози хотелось в это верить – да и, как ни крути,  самый дорогой бордель в городе мог себе позволить то, что обычно делали даже более занюханные стриптиз-клубы и массажные салоны.  – Карло тогда ему сказал, что он наверное от своей сестры хламидий подхватил. – усмехнулся Ринальди. Он имел в виду помощника Ливии, уже пожилого инфорсера, не терпевшего ни от кого всякой херни и всю жизнь бережно защищавшего бизнес-интересы сначала своего хозяина (Марчелло), а потом хозяйки (Ливии). Скандал вышел знатный, закончившийся дракой – но в итоге все разрулилось для обеих сторон мирным образом. Отчасти потому что Джастин был родичем Торговца Розами, а отчасти потому – что никакой сестры  у того полудурка не было. – Ты в курсах, чем он вообще занимался, последнее время? Неужели это Тиммонс убил Стефано?
Когда Дэнни предложил к этому делу подтянуть Поли, Сонни и Тино, Майк и Беппо с этим согласились. Идея же шкипера прихватить еще и Келли с собой вызвала у Ринальди меньше восторга. Втягивать в такие дела «гражданских», делая их свидетелями всяких инкриминирующих сцен, он не любил. – Нахуя? Что мешает ее расспосить поподробнее, как этот татуированный выглядел? Однако затем, еще поразмыслив, махнул рукой. – А впрочем – делай как удобнее. Ты ж теперь, блять, капитан, я что должен каждую деталь за тебя придумывать? Затем поднял вверх палец и многозначительно взглянул на Горлеоне и Дэниеля. – Но если берете с собой девку – при ней никаких техасской резни бензопилой, сapisce? И этим… Указал в ту сторону, где ориентировочно находились остальные участники поисковой экспедиции. - … Внушите. Ладно, пошли.
Когда Майкл вернулся в зал, то наткнулся на давнишнюю официантку. Она растерянно хлопала глазами и держала в одной руке какие-то бинты. За ней следовала уборщица с веником. Когда хозяин "Доллз" окинул всю эту процессию вопросительным взглядом, то девушка промямлила. – Там… В вашем кабинете… Мальчик поцарапался и разбил какую-то статуэтку… Вздохнув и матюгнувшись, итальянец быстро пошел в свою обитель. Никого нельзя было оставить без присмотра даже на минутку – когда же все это закончится? Оказавшись внутри комнаты, мобстер, за которым как крысы за Гаммельнским крысоловом, следовала двоица с веником и бинтами, осмотрел и оценил уровень потерь. Ничего особенно страшного – правда, разбился маленький бюстик Юлия Цезаря, который ему преподнес  один из  строительных подрядчиков. Тот был дорогим, из хорошего фарфора,  но не то чтобы нравился Майклу – он все равно собирался отдарить Ренато, балдевшего от всей этой античной хрени. И ругать малыша Майк не собирался – ему самому отец достаточно выедал в детстве мозги по пустякам.  – Ну-ну, не плачь. – сказал он, наклоняясь над ребенком, которого держала в руках Келли. Ободряюще улыбнулся ему. – Мы тебе дадим с тобой с собой вкусного… Этого… Что у нас там есть? – андербосс глянул на официантку. Та (пока уборщица начала заметать в совок остатки древнеримского диктатора) быстро ответила. – Наполеон, с кастардом, взбитыми сливками и шоколадной крошкой, только что из печи… Майк  снова перевел взгляд на Ричи.  – Ну вот, дадим тебе с собой торт,  большой кусочек. И мороженого тоже. Ринальди сделал знак официантке – и та побежала выполнять приказ. – Ну чего плачешь? Ребенок немного успокоился, но в глазах еще были слезинки. Он ткнул в сторону матери пальчиком. – Хотю досмотлеть минь-оны! А она не лазлесаает! Тут андербосс внешне посуровел – но лишь самую малость. – Маму надо слушаться, она тебе добра желает. Но затем  опять ухмыльнулся. – Дома посмотришь, мама тебе включит. Тут наконец притащили гостинцы для мальчугана -  в том числе большую коробку с мороженым. Там было и мятное, и шоколадное, и даже эксклюзивное жасминовое, которое обычно гостям-эстетам клали на горячий яблочный пирог. Видимо, официантка фигарила без разбора, торопясь поскорее выполнить указание шефа.
- Ладно, я поехал. – когда наконец кутерьма закончилось, сказал Майкл Дэниелю. Ему еще предстояло встретиться  с Мэнни и обсудить некоторые текущие дела. – Разберитесь с тем, что я сказал. – cовсем негромко добавил он. Идя в сторону выхода, слегка подмигнул уже успокоившемуся ребенку и Келли, и отправился к своей машине.

+2

19

Идея тащить Келли на «опознание» мне и самому не слишком нравилась. Но какие еще были варианты? Судя по тому, что уже успел рассказать нам Горлеоне,  его несостоявшаяся невестка и сама ни в чем не была уверена;  когда к ней домой заявились двое амбалов, вряд ли дружелюбно настроенных,  и стали требовать какие-то бабки, наверняка, блондинка перетрусила не на шутку, запаниковала - удивительно вообще, что хоть какие-то подробности вспомнить сумела. К тому же, если мои предположения насчет Тиммонса подтвердятся,  устраивать резню на глазах у девушки никто не собирался. Майк, видать, нас (или одного меня конкретно?) совсем за идиотов держал, раз решил напомнить об этом? Меня тут же захватило раздражение. С трудом удержавшись от любых комментариев на эту тему, только выразительно закатил глаза, но потом кивнул андербоссу в знак согласия. Ринальди довольно быстро растерял свое прежнее добродушие. И я решил не обострять.
Поначалу двинувшись в сторону выхода следом за Майком, Горлеоне резко остановился в дверях. Почесал затылок волосатой и крупной лапой, видимо о чем-то размышляя. Последив за чертыханием здоровяка какое-то время, я, в итоге, забил на это дело. Пространственно махнул рукой и поспешил покинуть каморку. В это время Беппо как раз доковылял до своего стола и вытащил из нижнего ящика заряженный револьвер. Может пригодиться. Подумал солдат южной команды, запихивая плетку себе за пояс. И одновременно надеясь на это.
Что именно успел учудить Ричи в кабинете Ринальди, я разбираться не стал. Проводив высокопоставленного гангстера взглядом, сразу же направился к ложе. Там Поли Реццола, всегда любивший внимание, о чем-то беседовал с Константино.
- А ты, значит, встречал таких ребят? - Поинтересовался внук знаменитого сакраментянского бандита с откровенным сомнением, когда его новый знакомым помянул Якудза. По крайней мере, Поли подумал в первую очередь именно о них. Или на какую еще японскую организацию  мог намекать Пеллигрини с таким выражением? Молодой мобстер мог бы сейчас оскорбиться, представив, будто Электрик обозначил свои связи с, - как они там себя называли?, - потомками обнищавших ронинов вовсе не случайно. Но вместо этого покосился на сидящего рядом Сонни, тихо усмехнувшись, и дал Тино ответить.  Но из заумных пояснений своего собеседника, в итоге, Поли так нихера и не понял. И решил отшутиться, - Конечно, блять, они жима сразу не чувствуют. Пока там че разглядишь под зарослями тамошних девок. Потом снова перевел взгляд на Пульса, уже раскрыл рот, собираясь, по его просьбе, повторить тот анекдот. Криси в этот момент со звоном шлепнул себе ладонью по лбу и застонал – он-то эту шутку уже раза три слышал. Благо, - для Бонелли, разумеется, - услышать ее в четвертый раз он так и не успел. Своим появлением я прервал завязавший разговор, - Хорош языками чесать. Есть дело, - Дожидаясь задержавшегося в своей каморке Горлеоне, подкурил сигарету. Немного попыхтел, а когда толстяк уже замаячил на горизонте, продолжил, - Пол, я хочу, чтобы ты навестил вместе с Беппо  одного нашего знакомого. Пульс, - перевел  веский взгляд на другого солдата, - вас с приятелем это тоже касается. Речь о Джастине Тиммонсе, знаете мудилу этого?  - Реццола сразу же закивал, его лицо на мгновение озарило брезгливое выражение. Было видно, что молодой гангстер никуда уходить не хотел и тем более менять созерцание сексапильных грудастых красоток, на терки с дальним родственником Сальваторе, - Думаешь, он при делах, шкип? - Уже поднимаясь с места, спросил Поли. Чтобы сложить дважды два, реджиме мозгов хватило.
- Я ничего не думаю. Но если он как-то связан с тем, о чем мы говорили, - Поочередно одарив внушительным взглядом Поли, Сони и Константино, понизил голос до зловещего шипения, - сделайте так, чтобы этого сучка пришлось хоронить в закрытом гробу. Я ясно выражаюсь? – Оставив дальнейшие объяснения дяде погибшего охранника, наскоро  хлопнув последний стаканчик виски, уже собирался уходить -  сегодня утром сказал Мартине, что заберу ее после обследования. Но тут появился Майкл в сопровождении Келли. Блондинка перла на себе своего заплаканного сынишку, который крепко держал в руках какие-то коробки, скорее всего, набитые вкусностями, и радостно улыбался. Вручили их мальчику, видимо, что бы тот больше не пищал. 
- Так если Келли с нами поедет, с пацаном ее что делать? – Задал вполне резонный вопрос здешний управляющий, покосившись на девушку с ребенком. Я заметил, как при этом тень предвкушения скорой расправы над убийцами родича, промелькнувшая было на бугристом лице Горлеоне с секунду назад, сразу же померкла. И правда. Оставлять Ричи на милость местных официанток будет не правильно. Уж за что им только не приходилось получать свои чаевые, но уж точно не приглядывать за шкодливыми детишками. Это же стриптиз клуб, а не долбанный детский сад!
Пока я злился дурости Уолш, удумавшей притащить сюда своего маленько сына, -одновременно поглядывая на часы-,  Беппо уже подозвал девчонку к себе и коротко обрисовал ситуацию. Скорее всего, перспектива покататься в компании малознакомых ей уголовников Келли вовсе не прельщала, но родственник ее жениха уверил, что опасаться блондинке нечего. Прежде, чем Уолш успела повторить вопрос про Ричи, решение возникшей проблемы неожиданно само пришло мне в голову, - Давай вот как сделаем. Я сейчас должен жену от врача забрать, могу и мальца с собой прихватить. Марти за ним присмотрит там, не волнуйся. Это не должно занять много времени. Не больше часа, я надеюсь, - последнее выдавил с особенным нажимом, - Потом Поли отвезет тебя забрать Ричи и домой. Прежде, чем Келли успела ответить, весело улыбнулся ее пареньку, - Что скажешь, приятель, посидишь с тетей Марти , пока мама не приедет? Тебе же понравилось тогда играть в пиратов в бассейне, да? – Ричи тут же заерзал на руках у матери и той пришлось опустить его на землю.
- Хочу! Хочу в пилатов! Мама, можно мне к тете Малти? Она со мной поиглает, да? – Снова посмотрел на меня с неподдельным восторгом.
- Ну разве она сможет тебе отказать? – Имел в виду, в общем-то, обеих женщин, - Поедешь на переднем сидении сейчас, как большой.
- Я и есть больсой! – Возразил мальчик, прежде чем, попрощавшись с мамой, направиться за мной к выходу.
Немного погодя, оказавшись на улице  и отправив Келли дожидаться его в машине, Беппо  продолжал инструктировать своих сопровождающих, - Вы, парни, заряжены вообще? Хуй его знает, как может выйти. Я всегда говорю - лучше перебдеть, - Тут помощник андербосса сделал паузу, накрыл здоровенной ручищей сильно выпирающий живот – его мучила изжога, -  Сонни, ты на колесах? Оставляй тачилу свою тут короче, а сам, - Горлеоне зыркнул на Константино и поправился, - сами прыгайте к Поли в тачку. Поедете первыми, мы – за вами. Ты же знаешь этого фраера, так? - Спрашивал Реццолу и тот, не дожидаясь «имен», кивнул, - Ну, значит, загляните к нему «по-приятельски» втроем сначала. Прощупайте чутка, про племяша моего поспрашивайте и все такое. Если он там не один будет и  просечет что к чему, надо чтобы Келли там не было, - К тому же, думал Беппо, Джастин может, заметив знакомую блондинку раньше времени, дать деру. А тратить потом время на поиски этого хлыща, мобстер не желал.

+1

20

- Ну тише, все, - Келли наконец смягчилась и прижала сына к себе. После падения оцарапавшей его статуэтки, он кричал навзрыд. Но скорее от испуга, чем от реальной боли, потому что царапина оказалась неглубокой. Келли погладила Ричи по голове и, подняв на руки, понесла к выходу. Смена обстановки и обилие впечатлений для мальчугана были, увы, всегда чреваты вот такими результатами. Он и после визитов к Дэнни с Мартиной возвращался домой невменяемый, переполненный эмоциями, взбудораженный теми возможностями, которые давало финансовое состояние Росси. В "Доллз" с ним произошло то же самое - по первому же требованию ему предоставили любимый мультфильм на дорогущей плазме и молочную вкуснятину. Понятное дело, что уходить от этого всего было не просто. Из дома Даниэля Келли тоже обычно вытягивала мальчишку с большим трудом. А потом еще пол ночи возилась, чтобы тот, перевозбужденный, наконец-таки уснул.
На выходе к ним снова подошел владелец заведения, тот самый Ринальди, отчего Келли немного напряглась. Предполагала, что он начнет ругать их за разбитую вещицу или, что еще хуже, заставит заплатить. А с деньгами у Уолш сейчас была конкретная напряженка. Однако вопреки ожиданиям распальцованный мужик оказался куда более лояльным и вместо недовольства предложил успокоить Ричи очередными сладостями. Мальчуган, естественно, тут же перестал хныкать и заинтересовался добрым дядей.
- Спасибо, - Келли вынуждена была признать, что зря изначально восприняла этого мистера в штыки. На деле бояться его не стоило. Он казался весьма добродушным и искренне щедрым, поэтому девушка измученно, но любезно улыбнулась ему. - Извините за статуэтку, - поправляя слетавшую с плеча сумочку, она поудобнее перехватила Ричи. - Не стоит беспокоиться, правда... - хотела было предотвратить всю эту череду подношений ее капризному сорванцу, но опоздала - похоже, официанткам тут дважды повторять не приходилось. Меньше чем через пять минут ей в руки уже протягивали коробку с мороженым и прочими сладостями. Ричи тут же потянулся ее открывать.
- Ого-го-го, - восторженно протянул он, заглянув внутрь. Его округлившиеся глаза взметнулись в сторону покидавшего их Ринальди.
- Что нужно сказать? - придерживая одной рукой коробку, Келли чуть подкинула мальчугана на локте.
- Спасииииибо, - показал все свои маленькие ровные зубки и, прощально махнув рукой, нырнул обратно в коробку. Но Келли вовремя отвела ее в сторону.
- Съешь дома, - притормозила сына и сама с любопытством заглянула в презент. Ничего себе! - Да у тебя слипнется от такого обилия сладостей! - тем временем, вкусности Уолш тоже любила и в ожидании Беппо не удержалась, лизнув один из видов мороженого. Вкус отдавал жасмином. Действительно, объедение! Такое она никогда не ела и, распробовав, спустя мгновение, откусила зубами кусочек побольше, за что тут же получила нетерпеливые возгласы от сына:
- Дяй! Дяй!
- Тшш, только не кричи, - облизав губы, позволила ему занырнуть в коробку. Когда он поднял голову, то вся его рожица была уже перепачкана. Уолш рассмеялась, чмокнула его в аппетитную щечку и полезла в карман платья за бумажным платком. Пока она, пытаясь справиться с вертлявостью сына, вытирала ему мордашку, рядом появились Беппо и Дэнни. Планы поменялись, и теперь, оказывается, ее просили куда-то проехаться, чтобы опознать возможных обидчиков. Ей стало немного тревожно, она оглянулась на незнакомых парней, которые стояли рядом, но сообщение о постоянном сопровождении Беппо ее успокоило. Почему-то его крупная фигура и основательные речи вселяли в нее уверенность и чувство защиты. Оставался только один вопрос...
- А как быть с Ричи?
Тут уже на помощь пришел Дэнни, обрисовав дальнейший расклад в весьма радужных красках. Оснований не доверять ему у Келли не было - Ричи уже не раз оставался наедине с ним и Мартиной, - так что уговаривать не пришлось и сейчас. Ричи так тем более.
- Ееееее! - он поднял ручонки вверх и стал вырываться из маминых объятий. Келли не без облегчения опустила его на пол, и подтолкнула к Дэнни. Мальчишка уже давно перестал быть легкой пушинкой, а его подвижность не знала границ. Стоило потягать его минут пятнадцать на себе, как можно смело забывать про утреннюю гимнастику и прочие спортивные нагрузки.
- Поезжай-поезжай, - закивала сыну, лишь бы он перестал тарахтеть. Коробку со сладостями, не глядя, отдала Росси. Ее внимание уже было перехвачено теми ребятами, что стояли рядом с Беппо. И лишь упоминание Дэнни о поездке Ричи на переднем сидении внезапно резануло слух. - Чего? - быстро повернулась к нему и перехватила пальцами его запястье. - Не вздумай! - возмущенно и испуганно посмотрела мужчине в глаза. Он же шутил, правда? - Дэнни! - на всякий случай погрозила ему указательным пальцем, провожая серьезным взглядом до дверей.
Когда они исчезли на улице, она снова повернулась к незнакомым ей парням.
- Так... а что мы будем делать, когда найдем тех ребят? - скромно задала наивный, но действительно интересующий ее вопрос. Фантазия практически сразу нарисовала в голове эпичную сцену из какого-нибудь гангстерского фильма, которые так любил пересматривать Стеф. Вот они вламываются впятером в какой-нибудь притон, она находит глазами чувака с черной паутиной на шее, важно кивает на него, и парни, переворачивая мебель, наваливаются на ушлепка, заставляя того трястись от страха. От ощущения, что в ее защиту Беппо за считанные минуты организовал столько ребят, у Келли взыграла внутренняя уверенность и даже гордость, что ли. Теперь ей точно не было страшно. Она верила, что в обиду ее не дадут.
На деле все получилось гораздо менее красочнее - ей даже не дали выйти из машины. Когда она указала именно на того парня, который приходил к ней "в гости", ей было велено оставаться в тачке и даже носа своего не высовывать. А через пять-десять минут Беппо уже увозил ее домой, обещая, что больше эти ребята Уолш не побеспокоят. Деньги, как и найденное оружие, Келли позже отдала Горлеоне. Брать что-то из пачки она даже не подумала. Поступила честно, как и всегда. О судьбе же тех верзил блондинка думала, но в свойственной ей манере - не очень долго. Тем более, Беппо убедил, что произошедшее - всего лишь какое-то недоразумение. Для Келли же самым главным было то, что ее и сына оставили в покое.

Отредактировано Kelly Walsh (2016-11-20 15:57:55)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Mean Streets