Вот именно - дураков полны улицы. А потому, чтобы быть умнее других, особенно и напрягаться не нужно - Сонни самого себя особенно умным никогда не считал, однако и у него вот хватило смышлёности собрать вокруг себя ребят, хватило ума Константина удерживать рядом, хотя тот-то был явно куда более образованным человеком, чем он сам. Слишком умным быть в их деле и не нужно. В подавляющем большинстве случаев, скорее даже и вредно - вот даже и сейчас, проблемы у кого-то назревали потому, что кто-то слишком сумничал... и Константин вполне может нарваться так же - не потому, что глупый, а как раз потому, что умнее других. Никто не любит тех, кто умнее их - и в обществе дураков таким, опять же, быть несложно. В случае с Дэнни - тоже. Пеллигрини умнее и его, но это даже показывать опрометчиво... поскольку ум - это далеко не всё.
И, как Пульс и говорил, Дэнни вернулся уже с разговором, особенно комфортабельно устроиться возможности им не оставив. С разговором уже серьёзным, даже более, чем Сонни изначально подумал, на то, что речь может зайти о чём-то настолько фатальном, что есть вероятность кого-то пришить к концу вечера - он как-то даже и не рассчитывал (как-то не думаешь об этом - что встречая ребёнка в разгар вечера, к ночи тебе придётся оставить труп).
- Это тот Джастин, который Нэнси два зуба выбил? - и Пульс, насколько знал его - это и было самым значимым, что чудак в своей жизни сделал, что уже характеризует его определённым образом... он сам был свидетелем происходящего в "Парадизе" той ночью - хоть и случайным, и не то чтобы очень много увидел, больше слышал - крики слышал, по большей части Тиммонса самого. При делах или нет... его особенно было и не жалко.
- Кажется, я упускаю что-то... а её нам с собой надо брать? - чуть сбавив тон голоса, чтобы не услышала подруга Беппо, Сонни склонился к шкиперу с вопросом. Для чего им она нужна Пульс не понял, и был, выходило, третьим по счёту, кто этим фактором доволен не было - хотя, и не сказать, чтобы был недоволен так же сильно, как предыдущие двое; женщина казалась симпатичной, и кажется, выглядела даже знакомо... Впрочем - как бы ни велика была их сфера, она всё же была довольно замкнутой, может, они и видели друг друга, только представлены не были, а может и ещё где (или с кем) видел.
- Меня ты знаешь - я всегда заряжен. - усмехнулся Сонни, похлопав по поле пиджака; благо, что своих при входе в клуб не обыскивали - и сюда он мог пронести пушку спокойно, как и вынести обратно. Пульс любил оружие, это все знали; и пистолеты имел обыкновение таскать с собой более серьёзные, чем было удобно большинству, предпочитавшему компактные "шестизарядники" - благо, что и ростом он вышел достаточно, чтобы их наличие пол одеждой не было так уж сильно заметно. Чёрт его знает, что в следующий момент произойдёт - приходится иногда посещать такие места, и общаться с такими людьми, что шести патронов может как-то раз и не хватить... - Ты заряжен? - переспросил уже Константино; весной он ему подарил один из своих стволов, но Пеллигрини был склонен полагаться на собственные руки и ноги больше, чем на колёса и пушки, да и не питал к огнестрелу такую же любовь. - Ну, прям целая делегация собралась... Пошли, Кос. - усмехнувшись, впрочем, грустно, а не с насмешкой (паренёк напомнил ему Аарона), Сонни хлопнул друга по плечу. Они оказались близко к столу, но, как и говорил Пульс - ни поесть, ни выпить ему не удалось, да и самому Пульсоне это было тоже несколько обидно - достаточно обидно, чтобы, когда они закончат, это немного наверстать. Засев тут же или ещё где...
- Что мы будем делать? - оказавшись на воздухе, Сонни начал закуривать сигарету как раз в тот момент, когда Келли спросила - и, весело хмыкнув, выпустил в воздух обрывистый клуб белого дыма - девушка правда насмешила его слегка, её слова так прозвучали, словно делать будут действительно "они", все вместе. - Что ж... Мы вернём то, что принадлежит тебе, полагаю. Когда их найдём. - коротко взглянул на Беппо. Это ведь его племянника замочили - по сути, он и должен решать, что его девушке, или кем она там ему приходится, причитается; дело тут такое, всё-таки - если парень оказался причастным, но не смог вытянуть, кому-то необходимо позаботиться о его родных. Или любимых. - Тебя зовут Келли, верно? - переспросил Сонни, зажав затем сигарету в зубах, и шагнув к автомобилю Беппо, приоткрывая для неё дверь. Затем - снова сигарету вытащил, чтобы его речь не звучала как-то невнятно, придавая словам какой-либо оттенок презрительности или неуважения, заверительно заявив: - Не волнуйся, Келли, мы о тебе позаботимся. Всё в порядке будет. - и, захлопнув дверь, пошёл к автомобилю Поли, сделав быструю затяжку и выбросив докуренную сигарету на проезжую часть.
- Константино, девушка - это твой приоритет, держи глаз на ней. Начнёт происходить что-то из ряда вон - помоги Беппо её увести, пока мы с Поли будем разбираться с ситуацией. - выдал указание уже в машине, глядя в зеркало заднего вида, как выруливает Горлеоне вслед за ними. Толстяк доверия в этом плане отчего-то не вызывал: если дойдёт до каких-то серьёзных физических "упражнений", может потребоваться его подстраховать.