Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Testamentum


Testamentum

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

АДВОКАТСКАЯ КОНТОРА | 28.05.2016 | 5:00 PM

Philipp Castaldi, Caroline Castaldi
http://67.media.tumblr.com/a891fe61e84e9313371590f74730cb8d/tumblr_inline_nqyzbqWFA91qlt39u_500.gif http://66.media.tumblr.com/2f624ef9f68f24a99f056b60eaa739d1/tumblr_neuy04MFLg1sm8qcpo6_250.gif

После смерти Бенвенуто Кастальди его жена и сын впервые встречаются для того, чтобы прослушать завещание.

0

2

Прошла неделя.
Что изменилось в его жизни за это время? Он вышел из депрессии, вчера даже не пил ни разу в течение дня. Сегодня выглядел как обычно - опрятный, бритый, в хорошем костюме. Все, чтобы показать Кэролайн, что ей не удалось сломить своего пасынка, зачем бы она этого ни добивалась.
Сегодня они встретились в первый раз после смерти отца. В присутствии адвоката Филиппа Декстера Кортеса, его лучшего друга, и в присутствии адвоката Кэролайн Мэриэн Дэниелс, его бывшей девушки, о чем Кэролайн очень удачно для него не знала. А также в присутствии адвоката отца, который должен был выразить его последнюю волю. Орсино и Рикки с ними не было. Филипп наотрез запретил Рикки приходить, а Орсино после похорон отца сразу уехал в Италию. Это был его способ справиться с бедой - продолжить путешествия. Филипп, конечно же, был на похоронах, но снова не увидел Кэролайн. Он стоял в отдалении, не угроба, потому что знал, что очень немногие хотят его видеть, потому что думают, что он виноват в убийстве. Он находился в окружении близких друзей, поддерживающих его.
Как принято в каждой американской семье, отец Филиппа, человек богатый, давно написал завещание, которое Филипп никогда не видел. Вполне возможно, что он сделал в завещании несколько поправок. И сейчас Филипп совершенно не предполагал, чего ему ждать.
Оказалось, что ждать следовало достаточно ровного разделения. Дом со всем находящимся в нем имуществом поступал в распоряжение Кэролайн, равно как и автомобили. Зато со счета в банке по тридцать процентов получали Филипп и Орсино, тридцать пять - Риккарда, пять - Кэролайн, а это были достаточно большие деньги. Наконец, акции отцовской компании (у него в наличии было девяносто процентов акций)  распределялись так: по 10 процентов Орсино и Риккарде, остальное поровну делят между собой Филипп и Кэролайн. И, конечно, если Кэролайн удастся посадить его за решетку, она будет полноценно руководить компанией, вертящей миллионами.
"Черта с два".
Когда завещание были оглашено, Филипп прямо посмотрел на Кэролайн. Ожидала ли она большего для себя? Ей отходило все имущество отца, но денег на его счету было так много, что детям Бенвенуто, вместе взятым, досталось больше. Или она уже читала завещание?
Адвокат отца оглядел присутствующих.
- Вам необходимо обсудить все наедине? - спросил он у Кэролайн и Филиппа многозначительно. Наверняка знал о сложившейся ситуации. Питер всегда нравился Филиппу, он был хорошим человеком, но, что еще более важно, очень тактичным адвокатом.
Филипп кивнул, понимая, что Кэролайн это совсем не понравится.
- Да, спасибо большое, Питер. Мисс Дэниэлс, Декстер, оставите нас на несколько минут? Мы выйдем, когда закончим.
Когда Декс выходил, Филипп бросил ему вслед шутливо:
- Услышишь шум борьбы - лучше не входи, с ногтями разъяренной женщины мы даже вдвоем не справимся.
Питер обернулся, бросив на Филиппа предостерегающий взгляд. Филипп развел руками:
- Шучу-шучу. Все будет нормально. Ведь так, Кэролайн?
Тон Кастальди был совершенно расслабленным и непринужденным. Но когда дверь за троицей адвокатов закрылась, дружелюбие с лица Филиппа резко схлынуло. Мужчина со стуком опустил локти на стол и наклонился к Кэролайн, сидевшей прямо напротив него.
- Какого хрена ты затеяла эту игру? Ты же прекрасно знаешь, что я его не убивал! Зачем ты травишь меня полицией? Поверь, я найду твоего дружка, с которым вы все это затеяли, и уж я на тебе отыграюсь не хуже, будь уверена! Грохнула отца - хотя бы не пытайся свалить это на меня!

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-10-19 13:53:07)

+1

3

Внешний вид

http://sg.uploads.ru/XlgMU.jpg

Прошло уже достаточно много времени с тех пор как произошло убийство. Дом заметно опустел, Орсино уехал путешествовать, Филипп и Кэролайн были в плохих отношениях и женщина старалась избегать его, да и тот не особо часто бывал в доме отца. Единственная кого часто видела Кэролайн - Рикки. Но и у  них отношения были напряжёнными. Так что при таком положении дел можно смело говорить что Миссис Кастальди осталась одна в тот самый момент когда нуждалась в поддержке. Даже родители, как будто нарочно, уехали на два месяца в Японию, отдохнуть и по возможности поддерживали дочь по телефону. Сама Кэролайн, точно также как Филипп, пребывала в депрессии. Только в отличии от пасынка она не заливала горе крепкими напитками, несмотря на то что порой она подумывала выпить чего-нибудь крепкого чтобы заснуть и не просыпаться до утра. В, конце-концов, она не могла спокойно спать  с того  самого дня! Постоянно мысленно прокручивала события того дня, одно за другим, задавала себе одни и те же вопросы: "Кто это мог сделать?... Знал ли он что это будет его последний день?... Были ли у него планы на завтра?... Мог ли он застрелится сам?... Зачем?..."
       Больше всего, конечно, она думала о том кто убил супруга и зачем нужно было это делать. Узнай она ответ, на душе стало бы легче. Впрочем, убийцу она, кажется, нашла - Филипп. Она помнила о крупной ссоре Бенвенуто с сыном уж тем более ей не нравилось как агрессивно настроен парень по отношению к ней. Она уже и не помнила кто начал первым. Но одна из причин почему она так отчаянно отстаивала своё мнение "Филипп Кастальди - убийца" - внезапная ненависть по отношению к ней. Он также рьяно утверждал что Кастальди старшего убил любовник Кэролайн. Разумеется, были и другие причины обвинять пасынка. Но больше всего ей хотелось поскорей найти (или доказать виновность) этого мерзавца и посадить его за решётку на долгие года. Вот тогда справедливость восторжествует, вот тогда она вздохнёт с облегчением и заснёт спокойно без всякого бренди, а пока не будет ей покоя...
       "Неделя! Прошла уже неделя, а они не торопятся судить убийцу!" - негодовала Кэролайн, собираясь сегодня утром на слушание завещания. Ей так хотелось найти и наказать виновного как можно скорее что она сама уже была готова вести расследование вместо полиции. Кстати, профессионалы кто вели это дело, Кэролайн не помнила имён, по её мнению, медлили и много ленились. Если она встретит кого-то из полицейских, она непременно всё выскажет в лицо!
       Отправляясь в адвокатскую контору она только и думала о том что не будет ей покоя пока убийца на свободе. А то что это Филипп - она, вообще, не сомневалась в данный момент. Возможно всё изменится в будущем, с ней уже такое бывало - кардинально меняла своё мнение, но сейчас только так и никак иначе. По пути она позвонила Мэриэн. Девушкой она была неплохой и вполне устраивала как адвокат, но после смерти мужа её накрыла волна недоверия и ненависти ко всем, так что звонок был убедится, не забыла ли она про встречу?
      - И не опаздывай! - строго сказала Кэролайн и не попрощавшись закончила разговор. Вежливость, и прочие светские церемонии, сейчас лишнее, да и настроения совсем нет чтобы казаться любезной и учтивой.
     Думала ли она о завещании? Беспокоилась ли что супруг ей ничего не оставил? - Нет. Да, Кэролайн Кастальди была расчётливой дамой, деньги играли не последнюю роль в её жизни, но сейчас она не могла не думать ни о чём кроме наказания виновного. Так что последняя воля супруга была полной неожиданностью для миссис Кастальди. Она так сосредоточено думала о мотивах Филиппа убить отца и так упорно представляла себе как он мог застрелить того что даже забыла зачем они все тут собрались. Вот только она была разочарована увидеть одного Филиппа. И ей совсем не хотелось оставаться с ним наедине.
     "Почему нет Рикки?! Почему он снова один?!" - она так часто думала о Филиппе последнее время что сейчас стало тошно смотреть на него. Она опустила голову, попробовала вспомнить: что ещё, кроме её доли, говорили в завещании? Но, к сожалению, не смогла. Когда же Филипп ответил за неё и выпроводил всех адвокатов, Кэролайн была готова застонать и удариться в слёзы. Она хотела встать и выйти вместе со всеми, но отчего-то не смогла, словно её привязали к стулу, как бывает в боевиках.
     - Нам нечего обсуждать... - шёпотом сказала она. Сил произнести это громче не было. Она чувствовала такую слабость, моральную усталость что сил не было даже толком возразить пасынку, когда он вдруг сменил тон, стоило им остаться наедине. Она устало посмотрела на него и сказала только одно, что повторяла много раз: " У меня нет любовника. И никогда не было... Я устала повторять..."

+1

4

Кэролайн выглядела расстроенной и обессиленной. Такой Кастальди свою мачеху видеть не привык. Но мужчина предполагал, что в данном случае внешность обманчива. Только вот зачем Кэролайн казаться разбитой и сломленной? Или мачеха так переживает из-за того, что совершила? Ведь на самом деле она не хладнокровная убийца. В любом случае, Филипп мачехе не верил. Как маленький мальчик, Кастальди уцепился за мысль, что мачеха виновна и не желал допускать мысли, что это не так. Филипп видел только, как Кэролайн его закапывает, не потрудившись разобраться в ситуации и сваливая все на него. Это могла быть поведением только женщины, которая хочет его подставить. К тому же, им руководствовала та же логика, что и ею - кто, если не она? Они оба видела в этой ситуации трех людей - Бенвенуто, Кэролайн, Филипп. Один был убит, один был убийцей. И Филипп знал, что это - не он.
- Ты действительно думаешь, что нам нечего обсудить? До этого было, о чем поговорить, а сейчас, когда отец мертв - нет? До этого он был единственной связующей нитью? Или его деньги, Кэролайн? - проговорил Кастальди вкрадчиво. Этот свой язвительный тон мужчина редко использовал в разговорах с семьей, но теперь Филипп не считал Кэролайн частью своей семьи.
Это действительно уже стало навязчивой идеей Кастальди. Кэролайн и Филипп знали друг друга двадцать лет, и до этого Кэролайн не давала реального повода усомниться в себе. Она жила богато и никогда не нуждалась. Слава Богу, не было возможности проверить, будет ли Кэролайн с Бенвенуто в горе, ведь деньги у Кастальди никогда не иссякали. Но к такому горю Филипп причислял нынешнюю ситуацию и считал, что Кэролайн не справилась. Так что слова Филиппа могли бы быть для нее очень обидны, если бы не были правдой, но Филипп не заботился об этом, ведь знал, что она - убийца. И Кастальди не собирался щадить мачеху, потому что видел ее насквозь.
- Ты могла бы повторить это мне в лицо после смерти отца, например! - воскликнул он, вскакивая с места. Он подошел к Кэролайн и встал над ней за спиной, надеясь, что заставит ее нервничать еще сильнее. С этого ракурса он видел уголок ее лица и видел, как она по-прежнему красива - никаких лишних пятен от тонального крема, никаких морщин. Как будто он смотрит на юную девушку. Все-таки у них не было большой разницы в возрасте, хотя всегда раньше чувствовалась некоторая грань между ними, пусть у них не было отношений мать-сын, скорее, что-то вроде тетя-племянник. И сейчас это десятилетие как будто стерлось, разговаривали на равных два врага. - Если нет любовника - значит, ты сделала это одна. Хотя я очень сомневаюсь в этом. Но зачем, Кэролайн? Неужели тебе плохо жилось?
Филипп и понимал, и не понимал мотивы Кэролайн. Да, ей уже сорок лет. Ей хочется молодого любовника, хотя отец и был в неплохой форме, все-таки он уже пожилой человек. Но зачем убивать его? Ну и изменяла бы ему, если так хочется, ведь не так уж сложно это осуществить, если постараться. Был определенный риск, но деньги ведь многое решают. А вот если отец уже поймал свою жену с поличным и пригрозил выгнать ее из дома, это уже более правдоподобный вариант. Но все равно Кэролайн могла бы уйти, прихватив большую часть денег. Не намного меньше, чем ей досталось сейчас. Хотя Филипп никогда не видел брачного контракта отца и мачехи, тот мог быть составлен достаточно грамотно, чтобы при разводе Кэролайн не получила ни копейки. Но ведь и двадцать лет назад она не была глупа, чтобы согласиться на такие условия. От всего этого у Филипп начинала болеть голова.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-09-29 16:09:33)

+1

5

- Нет ничего важнее денег… Я давно это поняла, - тихо проговорила Кэролайн. – Но сейчас это к делу не относится. Мы говорим совсем о другом… Да и потом, Филипп, ты же знаешь что мы с тобой не ладим последнее время. Зачем нам лишний раз ругаться?
    Кэролайн чувствовала полную опустошённость. Не было даже сил на то чтобы соврать что-то более достойное и правдоподобное. Не говоря уже о том что повсюду ей мерещился гроб мужа. Особенно гостиная. Именно там какое-то время он был. И теперь Кэролайн так боялась туда заходить, что избегала комнату всеми возможными способами.
   Да и выглядела она неважно. До поездки сюда, она глянула в зеркало в прихожей, из которого на нее глянуло бледное, испуганное лицо. Тогда она пошла в спальню, рука потянулась к палитре с румянами, но остановилась на полпути. Она подумала тогда что начнутся сплетни, если она явится румяная и цветущая. Лишний повод для Филиппа обвинить её в убийстве. Впрочем, у него успешно получалось обвинять её и без лишнего повода. Сейчас он что-то требовал от неё. Кэролайн не поняла что именно он хочет чтобы она повторила.
   Вдова подняла на него измученный взгляд, и почему-то ей стало легче, хотя она и не прочла на его лице ничего. Она сама не могла понять, почему ей стало легче, — ведь он такой черствый, такой непредсказуемый. Возможно, ей стало легче потому, что они были  чем-то схожи. Иной раз ей казалось, что все, кого она когда-либо знала, — все ей чужие, кроме Филиппа…. Раньше они отлично ладили!
   - Что ты хочешь от меня услышать?
     Но далее слова, что услышала миссис Кастальди, побудили в ней ярость. Филипп вдруг стал говорить об убийстве Бенвенуто, да ещё и с такой уверенностью словно видел как она собственноручно и хладнокровно убивала мужа. Словом, она первый раз слышала такие прямые обвинения от него.
    - Я… Ты самый невоспитанный человек на свете! Да как ты смеешь в такую минуту… Тело Бенвенуто едва успело остыть, а ты!.. Если бы тебе было хоть немного знакомо чувство приличия… Сейчас же… Я не хочу с тобой разговаривать!
     Она встала и решительно направилась к двери, чтобы уйти, но зачем-то остановилась.
      - Да, чтобы ты знал, я считаю что ты его убил, но не обвиняю так прямо тебя, пока у меня нет доказательств! Мне очень страшно сейчас… Я боюсь что умру… И мне повсюду мерещится этот гроб… - совсем неожиданно для самой себя она стала изливать душу пасынку. Да, вот только, разве можно всё это говорить  такому бездушному человеку?!
         Она замолчала и присев на ближайший стул уставилась на Филиппа, стараясь проглотить сдавивший горло комок. Она весь день избегала думать о Бенвенуто, но сейчас образ мужа встал перед ее глазами.

+1

6

Филипп практически подскочил на месте.
- Зачем нам ругаться?! А ты хочешь, чтобы я смирился и сел за решетку, пока ты будешь растрачивать миллионы отца? Что за глупость, Кэролайн, ты прекрасно знаешь, что я этого не сделаю! И меня бесит делать вид, что ничего не происходит. И я не буду притворяться идеальной семьей, тем более, это уже не получится. Не пытайся выйти сухой из воды!
Мужчину уже не волновали никакие сплетни и слухи, которые постигнут семью Кастальди. Филипп собирался защищать не свою репутацию и тем более, не репутацию Кэролайн, даже не репутацию своих брата и сестры, а свою жизнь. И для этого Филипп готов был мелькать во всех газетных заголовках, лишь бы его мачеха получила по заслугам. В первую очередь Кастальди заботился о сестре и брате, он не хотел причинить им боль, на себя Филиппу сейчас было насрать. Но Кастальди знал, что гораздо хуже им будет не от колких слов соседей, а от его ухода. Все, чего Филипп боялся - что брат и сестра покинут его в этом, не примут его сторону. И его немного колебало бегство Орсино, его способ забыть об утрате. По его мнению, это было достаточно эгоистично со стороны брата, попытаться развеселиться в чужих странах, когда семью постигло горе. Конечно, он выждал несколько дней, но тем не менее, он ведь знал ситуацию. И знал, что Рикки одна окажется меж двух огней. Филипп не понимал брата.
Филипп видел несчастный взгляд Кэролайн, который покорил его бы в любой день раньше. Увидь Кастальди этот взгляд до смерти отца, он лично был бы готов растоптать обидчика мачехи живым, заставить его страдать сильнее, чем она. Но теперь все изменилось, и больше некому было ее защитить. Бенвенуто, Филипп, Орсино - не от кого было ждать помощи. На миг казалось даже, что сердце его дрогнет, и Филипп обнимет мачеху, но тут же в голове у мужчины снова начала долбиться мысль - Кэролайн изворотлива, она врет, она ждет твоей слабости. Она убила отца, свалила вину на него и ждет его поддержки. Вы - враги, вы больше не семья. Она хочет сделать тебе больно. Берегись ее.
Филипп рассмеялся на ее слова, и его хохот прозвучал достаточно жутко, как будто он смеялся, стоя над телом убитого отца. Но, кажется, Кастальди уже себя не контролировал. Мужчина не исключал возможность того, что на этот раз действительно тронулся, и редкими вспышками его странности теперь не ограничатся. Перед глазами уже была пелена.
- Так это все воспитание от тебя, дорогая моя мачеха! А ты думаешь, прилично сажать своего пасынка в тюрьму за свои грехи?
Кастальди наблюдал, как Кэролайн встает и уходит. Возможно, им действительно больше не о чем говорить. Мачеха не сможет защитить себя в глазах Филиппа, не сможет ничего доказать ему, и разговор грозил обернуться бессмысленным, в то время как деловые люди теряли свое время, поджидая их за дверью. Но Кэролайн неожиданно остановилась. А потом даже присела и начала изливать душу, как будто ожидая его поддержки.
- Хочешь сказать, что ведешь себя так спокойно с убийцей своего мужа и жалуешься ему? Делаешь вид, что боишься, что я и тебя убью? Это было бы логично, учитывая, что ты считаешь меня хладнокровным ублюдком. Не бойся, я тебя не трону. Хотя очень хотел бы убить тебя, потому что я обвиняю именно тебя в этом преступлении!

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-10-11 15:24:28)

+1

7

- Филипп, это так глупо говорить о деньгах Бенвенуто сейчас… - Кэролайн просто не смогла промолчать когда он заговорил о миллионах отца. Промолчать в данной ситуации было сложно, учитывая взрывной нрав и Филиппа, и Кэролайн, а также то что оба сейчас находились в непростом положении. – Завещание разделило всё как положено. Или ты недоволен?
    Ладно, если на чистоту, то Кэролайн явно погорячилась обвинять пасынка ещё и в том что он хочет получить все папины деньги. Он, конечно, не такой расчетливый и, конечно ему также тяжело как и ей. Но ссора началась, и этих двоих невозможно было остановить. Хотя Кэролайн, после того как стала изливать душу Филиппу пыталась совладать с собой. Даже говорить стала спокойнее. К тому же слушая что он ей отвечает на «душеизлияния» Кастальди немного пришла в себя и сделала несколько шагов на встречу собеседнику.
    - Послушай, я обвиняю тебя потому что на то указывают факты. И да, я также как ты не согласна с обвинениями. И тоже хотела бы спросить: почему именно я? Тебе не приходило в голову что вокруг Бенвенуто было полно людей, половину из которых можно обвинить, но ты почему-то выбрал именно меня. – Голос дрожал, говорить она старалась спокойно, но слова будто сами по себе бежали вперёд, так что Кэролайн вдруг почувствовала нехватку воздуха и замолчала. Тяжело дыша, она сделала ещё один маленький шаг навстречу Филиппу.
    - Второе, я не собираюсь растрачивать все деньги Бенвентуто. Если ты не заметил – у меня есть голова на плечах и я прекрасно понимаю что сейчас нам нужно их сохранить, а потратить. – эти слова на сказала уже спокойней, хотя по-прежнему в голосе звучало волнение и гнев который она старалась побороть.
    - И потом, у нас с тобой акции в «Симетре» поровну. Бенвенуто мог всё оставить тебе, а мне только пять-десять процентов, но он распределил наследство именно так… Он доверил свою компанию нам с тобой… - Кэролайн хотела ещё что-то добавить, но окончательно запуталась и не смогла вспомнить что она уже сказала поэтому её примирительная, как ей хотелось бы, речь осталась незаконченной.
    Она пристально посмотрела на пасынка, ожидая его ответа. Шестое чувство подсказывало что это ещё не конец и она снова услышит всякие обвинения. Конечно, большая часть «аргументов для заключения перемирия» - деньги. Но такая уж была натура у Кэролайн. Миссис Кастальди всегда считала что нет ничего важнее благосостояния. И только десятая часть – попытка объяснить Филиппу что её обвинения пасынка в убийстве отца только самозащита против не менее яростных нападок в свою сторону. Но поймёт ли это Филипп? Услышит ли?  Да и стоит ли сейчас выяснять «кто первый начал»? У всех же своя правда...

+1

8

Наверное, если бы отец сейчас видел, как развалилась их семья, он бы схватил инфаркт, не дожидаясь губительного выстрела. Филипп верил в Бога, также он мог поверить и в то, что отец сейчас наблюдает за ними, но он не боялся расстроить Бенвенуто, занятого своими небесными делами. Отцу, который смотрит на него сверху, должны быть понятны его, Филиппа, мотивы и отчаяние, да и сам отец никогда не был ангелом - уж извините за каламбур.
Филипп развел руками и не менее язвительно, чем прежде, произнес:
- Когда об этом говорить, как не на зачтении завещания отца? Мы сегодня собрались из-за его денег, а не чтобы помянуть его добрым словом.
Хотя на похоронах он тоже не сказал последнее слово отцу, потому что избегал встречаться со всеми родственниками и знакомыми. Наверное, это еще больше убедило их в том, что он убил отца - но ему плевать. В конце концов, правда на его стороне, а значит, он победит в этой войне. Первым шагом будет найти любовника Кэролайн, для этого он наймет лучших детективов - вот она, разумная трата наследства отца. Он был уверен, что Кэролайн выждет еще пару недель, а потом ей надоест скрываться, она встретится со своим возлюбленным и по совместительству соучастником преступления, тут Филипп их и прижмет к стенке. Единственное, чего он боялся - что узнает этого человека, что это окажется хороший друг отца или даже кто-то из его, Филиппа, окружения - все-таки у них с Кэролайн возраст не слишком различается, и у него есть приятели, ее ровесники.
- Я вижу твою настойчивость в обвинении меня - и сам веду себя точно так же, - сказал Филипп. Они действительно уперлись, как два барана, отказываясь видеть кого бы то ни было, кроме друг друга. - Ты ведь тоже избрала меня.
Да даже будь Филипп убийцей - отца ведь уже нет на земле, а Кэролайн могла попытаться как-то прикрыть пасынка, верила бы ему, так что их разлад лишний раз показывал, что они создавали ранее лишь иллюзию любящей семьи.
- Да мне на самом деле абсолютно плевать, что ты сделаешь со своей долей, хоть сожги их - я никогда не гнался за несметными богатствами, своих денег мне хватает. А вот тебе наверняка нет. - Он мог бы еще обвинить Кэролайн в том, что она всю жизнь не работала, только тратила деньги своих мужчин, но сейчас, когда он немного остыл, язык уже не поворачивался это сказать, хотя в принципе это было правдой. - Я знаю, что у тебя есть голова на плечах - в твоем уме и хитрости я никогда не сомневался. - Из его уст это не звучало, как комплимент. - А вот насчет акций: это означает только, что отец действительно был слишком доверчив.
"И пригрел змею на груди" - это избитую фразу Кастальди тоже не произнес. И так было понятно, что Филипп имеет в виду.
Он понимал, что на самом деле их разговор - пустая трата времени, и что он быстро зайдет в тупик. У них сейчас два выхода - либо играть друг против друга, либо объединиться и искать настоящего убийцу Бенвенуто. Но они слишком уверены в своей правоте - вернее, Филипп знает, что мачеха убила своего мужа, и что она будет все отрицать и валить на него.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-11-01 13:48:49)

+1

9

Когда Филипп ответил что на зачтение завещания  собрались только из-за денег Бенвенуто, она от удивления даже закашлялась. Цинизм пасынка поражал... А, ведь она была совершенно иного мнения о старшем Кастальди.
         «И это ещё меня обвиняют в том что я вышла замуж только из-за денег?! Как это называется?» - тщетно Кастальди пыталась вспомнить как именно называют женщин продающих свою любовь. – «А есть специальный термин для сыновей богатых родителей, которые после похорон отца собираются только ради денег?!»
         - Я тут чтобы почтить его память! А вот ты – не знаю...  Ты сам только что в этом признался!– Кэролайн знала что должна молчать. Она знала что если заговорит то вспыхнет снова ссора. А ведь ещё минуту она призывала Филиппа сменить гнев на милость, а теперь она начинает всё снова...
        «Это он сам виноват! Не надо было говорить такие мерзкие вещи про покойного отца. Я не могу это вот так просто оставить и промолчать...» - что это? Не чувство ли вины и попытка переложить вину на пасынка?
          - Филипп, твой отец не хотел бы чтобы мы ругались, - она верила в загробную жизнь и даже иногда боялась кары Божьей, когда поступала дурно, но была уверена что всё это имеет власть только в загробном мире. А в мире людей самый главный Бог – это деньги. – Но я не могу в это поверить! Ты серьёзно так говоришь или просто хочешь меня задеть?! Я всегда думала что ты любил отца, а ты говоришь что сейчас тут только из-за денег.
             Да, она действительно поверила словам Филиппа. Кэролайн, в принципе всегда была очень доверчивой и обычно верила простым словам. Дело в том что сама она обычно говорила то что думала. Врать и лукавить она не умела и если приходилось это делать то получалось очень неправдоподобно. Единственное искусство блефа, по сей день удававшееся ей, смеяться над несмешными, а чаще пошлыми и глупыми, шутками мужчин и восхищаться какие они сильные, смелые, умные и прочее. Но вот чтобы так как Филипп Кастальди...
             Прямо сейчас она ничего не понимала и окончательно запуталась. Кэролайн забыла что говорила раньше и зачем они вообще начали этот разговор. Что будет дальше? Когда всё это закончится? Миссис Кастальди даже боялась предположить!  Так что получалось что чем дольше она находилась в этой комнате и говорила со своим пасынком, тем больше она не понимала что вообще происходит. Но прекратить разговор и уйти она тоже не могла – Кэролайн Кастальди всегда было трудно промолчать.

Отредактировано Caroline Castaldi (2016-12-02 20:56:49)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Testamentum