Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » оттенки морского


оттенки морского

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://funkyimg.com/i/2h4sR.gif

Участники:
Richard Williams & Amellia Mitchell
Место:
Круизный лайнер, наши дни
О флештайме:
Иногда в жизни выпадают такие случаи, которые нельзя упускать ни за что в жизни, даже если для того, чтобы ухватить журавля за хвост, приходится врать. Так было и в этот раз, и кто знал, что взбалмошная заказчица очередной "свадьбы века" потребует присутствия на этой самой свадьбе никогда не существовавшего супруга? Упускать контракт было нельзя, так что пришлось задействовать тяжелую артиллерию, а именно лучшего друга. Это всего на пару дней. Нам не обязательно изображать счастливую пару. Просто пару. Ты ведь можешь сыграть не гея?

Отредактировано Romana Wilson (2016-09-21 22:16:41)

+1

2

[NIC]Richard Williams[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/2h4aQ.jpg[/AVA] [STA]it's okay to be gay[/STA]
День выдался на удивление чудесным и погожим. Точнее сказать, уже вечер - голубое английское небо почернело, оскалилось улыбкой из редких звёзд, плохо заметных из-за облаков. Да и когда английское небо было голубым...
- Амели, дорогая, - Ричард очаровательно улыбнулся ступившей из машины на асфальт обворожительной женщине, учтиво предлагая ей руку, - тебе не холодно? Мы можем пройти прямо в каюту, багаж доставит носильщик. Не будем долго гулять по палубе - я не хочу, чтобы ты замёрзла.
Он приобнял Амелию, как бы согревая собственным теплом. Портовый ветер - страшное испытание для худеньких женщин.
Прочие гости, прибывшие на свадьбу Кристины Хупер и Мориса Хэтфорда, молодой пары из Йорка - разумеется, британского, не Нью - с благоговением расступились, с любопытством и умилением рассматривая супружескую чету. Обаятельная Амелия, неизменно притягивающая взгляды мужчин, прибыла в качестве организатора свадьбы и вскоре собиралась взять управление праздником в свои руки. Заботливый Ричард, которого она как любящая жена могла звать трогательным "Риччи", выглядел идеальным дополнением счастливой жизни этой женщины. Все до единого считали их той самой парой, про которую говорят - брак, заключённый на небесах. Разве можно найти возлюбленных счастливее? Посмотрите, как она ему улыбается! Посмотрите, как бережно он придерживает её, помогая сойти на борт корабля! Это ли не высокое чувство, не утихшее с долгими годами брака?
Как были правы эти люди... и как они в то же время ошибались.
Ричард и Амелия никогда не были женаты. И даже никогда не были влюблены. По крайней мере, друг в друга.
- Добрый вечер, мисс Хупер, мистер Хэтфорд, - Ричард ответил улыбкой и учтивым кивком, когда Амели грациозно представила виновникам торжества своего спутника. Кристина Хупер - та самая юная, но уже капризная особа, из-за которой двое людей, которых и впрямь связывали тесные связи, но исключительно дружеского характера, вынуждены были ломать комедию, притворяясь возлюбленными. Как так вышло? Долгая история. Ричард не понимал всех тонкостей бизнеса своей мнимой супруги, но отказать ей в помощи не мог.
Наверное, будь Ричард Уильямс самым обыкновенным мужчиной, он бы и впрямь женился на Амелии спустя пару лет знакомства. Увы, он был не таким - у него имелись некоторые особенности, мешавшие вести супружескую жизнь с дамами.
Да, именно. Ричард спал с мужчинами.
Современное британское общество предоставляет людям полную свободу в выборе сексуальных партнёров. Равенство между представителями всех ориентаций наконец-то стало реальность, а не предметом утопических мечт, человеческое братство сумело принять в свои ряды геев, лесбиянок, бисексуалов, а в наши дни шагнуло и ещё дальше. Ориентация не мешала Ричарду жить спокойной жизнью, наслаждаться многочисленными победами на личном фронте и чувствовать себя полноценным человеком. Правда, сейчас, когда ему изо всех сил приходилось изображать из себя "натурала", он был слегка не в своей тарелке.
Струя холодного ветра ударила его в лицо, и мужчина мысленно обрадовался, что уложил свои волосы как следует, не то непослушная шевелюра превратилась бы сейчас в гриву дикого льва. Или мужской версии Гермионы Грейнджер, судя по её знаменитому вороньему гнезду на голове.
Ричард не любил корабли. Как не любил промозглую морскую погоду и чересчур шумных пьяных людей. Но он без раздумий согласился отправиться в торжественный круиз, чтобы помочь своей лучшей подруге. В конце концов, он смотрел на жизнь оптимистично и мог считаться жизнерадостным человеком. Вот и сейчас, не унывая из-за неприятной прохлады, он вполне искренне улыбался и искал позитивные моменты в сложившейся ситуации.
- Дорогая, почему бы нам не выпить шампанского? - Ричард улыбнулся, изящным кивком указывая на продрогших официантов, снующих по палубе с подносами в руках. Что уж греха таить, мужчина любил дорогой и вкусный алкоголь, хоть и старался им не злоупотреблять. Большинство гостей уже прогуливались с полупустыми бокалами в руках.

+1

3

Первые десять лет ты работаешь на свою репутацию, а потом репутация работает на тебя. Амелия уже приближалась к тому рубежу, когда один из этих этапов карьеры плавно перетекал в другой. Сарафанное радио работало превосходно, счастливые клиенты рекомендовали ее своим друзьям и подругам, и так далее и так далее. В какой-то момент ее рутинные будни превратились в сплошную череду праздников: свадьб, юбилеев, дней Рождения и даже торжественных презентаций, она погрязла в разноцветных палетках с цветами, в основном голубыми и синими, знала наизусть какие шрифты сочетаются друг с другом и еще по выражению лица своей ассистентки - единственного человека помимо Ричарда, который выносил ее звереющий по любому поводу несотыковок характер, и не грозился убить ее хоть раз в глаза, определяла размах следующего мероприятия, обсудить стоимость которого пришли потенциальные клиенты. Так вот в этот раз лицо было напуганным, как не было напуганным оно даже во время внезапных визитов налоговой, очень любившей недооценивать реальную стоимость вещей. Такие лица не бывают даже у девушек-интернов поставивших неправильно капельницу, и обнаруживших ошибку только тогда, когда у пациента опухла рука из-за того, что раствор шел не в вену, а под кожу.
Это была "свадьба века", сопоставимая разве что размерами мероприятия разве что с половиной свадьбы Кэтрин Миддлтон и принца Уильяма, шутки ли восемь сотен гостей на венчании и почти две сотни на торжественном ужине, ради которого пришлось искать не очень большой, но вместительный корабль, который сегодня вечером со всеми гостями выползал из порта и совершив круиз вокруг северных островов должен был через три дня вернуться обратно в Англию. Ради такого контракта стоило терпеть любые заскоки юной, даже слишком юной, невесты, будто то троекратное желание этой Кристины поменять торт или самое жуткое требование, с которым она только сталкивалась. Девушка явно в свое время пересмотрела "Свадебный переполох" с Джулией Робертс в главной роли и почему-то вбила в себе голову, что организатор свадьбы должен был в свое время пройти все те же круги ада, что предстояло ей, и состоять в браке, иначе похожая на белесую мегеру или медузу Горгону особа, ответственная за то, что официанты не разбежались, ровно как и уставшие до желания спрыгнуть за борт в ледяную воду гости, обязательно уведет у нее состоятельного жениха.
И это выпалила еще в первые три минуты знакомства, заметив у нее отсутствие обручального кольца на безымянном пальце, тут же потребовав от мистера Хэтфорда, уже пожалевшего о сделанном предложении тут же подняться и пойти искать другого организатора. Пришлось сказать, что она не носит кольцо только потому, что боится его потерять. Маленькая ложь, которая теперь превратилась в огромный снежный ком, готовый вот-вот лавиной обрушится ей на голову, погребая под собой.
Ха, трижды ха. Амелия на примере своих родителей прекрасно поняла, что вечной любви не существует. Сколько она себя помнила  - она была вынуждена жить на два дома - на дом мамы, где ни один мужчина не задерживался, столкнувшись с девочкой, в чьей похожей на захламленный чердак комнате лежали журналы моды, и которая с серьезным видом всегда подходила к ним и говорила, что если что - она может помочь с организацией свадьбы (великолепный способ отвадить любого мужчину, пришедшего в гости) и домом отца, где было еще несколько детей от второго брака и где ей, мягко говоря, были не особо рады. Таким образом, она вообще приказала себе никогда не влюбляться и никогда не становиться чьей-либо женой. Если человек захочет, то он останется с ней на ее немного диковатых условиях, предоставляющих ей полную свободу уйти в любой момент, если нет - он знает где дверь.
В любом случае она предпочла дать Кристине самой додумывать часть фактов, если та так уж хотела. Благо стоящая на рабочем столе совместная фотография с лучшим другом при правильной мотивации могла сойти и за семейную. Амелия искренне думала, что этой особе хватит короткого кивка среди ее отвлеченного щебетания и та обойдется им, но нет, эта особа потребовала притащить за собой "мужа" на церемонию, и никакие уверения, что это вообще противоречит какой-либо рабочей этике на нее не повлияли. Братство таких же безмозглых подружек этой невесты полной силикона в голове девушек ей поддакивало. Тем более им как раз не хватало одного гостя, чтобы число гостей пребывало в равенстве с количеством гостей на свадьбе у другой богатой особы - вроде как подружки, но которой нельзя ни в коем случае выслать приглашение. В этот момент эту особу хотелось удавить ремнем розовой сумки через плечо, с которой она пришла в тот раз, или укусить насмерть, разорвав горло, как это сделала Нагайна -фамильяр Волан-де-Морта - со Снейпом.
Надо было видеть выражение лица Ричарда, когда она вывалила на него такую новость и попросила спасти положение вещей. Она ревела взахлеб, как не плакала никогда в жизни. Да ей должны были выдать Оскар только за ту истерику, которую она закатила дома у него, пытаясь уговорить его сыграть эту роль. Если в жизни можно было упасть еще ниже, то способов туда отправиться не нарушая закон Амелия не знала. В ближайшие три с половиной дня она готова была возненавидеть свою работу, но маску улыбчивой и вежливой англичанки ей все равно нужно было держать, хотя у нее уже сводило скулы.
- Я на работе, нужна трезвая голова, - вполне громко, чтобы ее услышали те, кто развесил уши в приступе сентиментальности, и уже шепотом, имитируя еще не устаревший способ флирта, добавила Риччи на ухо, - И тебе тоже, только идиот не заметит как ты в перебравшем состоянии пялишься совершенно не на те аппетитные задницы, держи себя в руках, я тебя умоляю. Одна ошибка, и в ближайшее столетие я не получу ни одного контракта на что-то большее, чем детский праздник с клоуном по обе стороны Атлантики. У этих двоих знакомых и друзей столько, что репутация будет испорчена окончательно и бесповоротно.
Она уверено кивнула, поправляя на ухе гарнитуру и припустила проверять не разбавляют ли на кухне виски и все ли карточки рассадки стоят на своих местах. В дверях Амелия обернулась и уж слишком демонстративно послала воздушный поцелуй.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2h4sS.gif[/AVA][NIC]Amelia Mitchell[/NIC]

Отредактировано Romana Wilson (2016-09-22 17:56:24)

+1

4

[NIC]Richard Williams[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/2h4aQ.jpg[/AVA] [STA]it's okay to be gay[/STA]
Ричард тихо усмехнулся на предостережение, которое прошептала ему Амелия, умело замаскировав колкую фразу под интимные нежности, какими порой обмениваются влюблённые. Бедняжка так переживала за свой контракт, что у неё, казалось, вот-вот начнут истерически дрожать пальцы.
Мужчина успокаивающе погладил свою притворную супругу по руке.
- Не переживай, я умею вовремя остановиться, - понизив голос до полушёпота, который могла разобрать только его прелестная собеседница, произнёс он с улыбкой, не разрывая зрительного контакта, - всё будет хорошо, ты же мне доверяешь, Амели?
Отстранившись, Ричард слегка повысил тон, чтобы любопытная толпа, охочая до подробностей чужой личной жизни, в полной мере удовлетворила свои потребности:
- Не переусердствуй в первый же вечер, дорогая. Тебе ещё пригодятся силы для торжества и прогулок по палубе.
Провожая взглядом женщину, одетую в красивое платье, делавшее её похожей на властную деловую принцессу, он с оттенком беззлобной иронии подумал, что из Амелии получалась бы замечательная актриса, если бы она выбрала чуть более гламурный и тернистый путь к деньгам и славе. Чего только стоил картинный воздушный поцелуй!.. Мистер Уильямс должен будет как следует поднапрячься, чтобы соответствовать такой барышне.
Амелия скрылась за корабельными дверьми, и Ричард остался на палубе в гордом одиночестве.
Старательно придерживаясь образа идеального супруга, тоскующего без вынужденно разлучённой с ним любимой женщины, он медленно прохаживался вдоль палубы, стойко встречая порывы освежающе прохладного ветра. На самом же деле у него не было ни единого повода для уныния - Ричард любил свою жизнь, и сейчас, когда задорно сверкающее шампанское размеренно плескалось в бокале, как вода за бортом, он наслаждался каждым её мгновением, весело подмигивая созвездию Ориона и украдкой разглядывая прочих гостей, достаточно смелых, чтобы не страшиться суровой морской погоды. Среди них попадались живописные персонажи - например, пожилая женщина, до боли похожая на актрису, исполнившую роль Минервы Макгонагалл в знаменитых фильмах о мальчике-волшебнике; Ричард плохо запоминал фамилии из титров. Или серьёзный профессор из Эдинбурга, врач по профессии, прибывший на свадьбу с очаровательной юной нимфой, которую всем представлял, как девушку-интерна из больницы, где практикуются местные студенты. На нагрудном кармане у девушки красовалась надпись "Liberté, Égalité, Fraternité", вышитая светло-голубыми нитками - девиз, достойный медицинских практикантов.
И всё же Ричарду наскучило бродить в объятиях холодного воздуха и компании шампанского. Вернув пустой бокал официанту, он проследовал в тепло, намереваясь отыскать свою подругу. Путаться у неё под ногами мужчина не хотел - Амелия в нервном рабочем состоянии была безумна, а в безумии любая женщина превращается в разъярённую фурию, - но не отказался бы от непринуждённой беседы с кем-нибудь из её знакомых.
Изнутри корабль оказался ещё роскошнее, чем снаружи. Как и гости - несмотря на то, что услужливо принесённое шампанское разморило многих, и симпатичные дамы постепенно обернулись растрёпанными хохотушками, а галантные джентльмены - шумными юмористами. Ричард скользил заинтересованным взглядом по комнате, выбирая себе наиболее трезвую компанию на  этот вечер - или стоит, напротив, примкнуть к уже подвыпившим? Можно не бояться назойливого внимания со стороны подвыпивших женщин, ведь он женат...
Неожиданно знакомое платье мелькнуло в проёме, ведущем в соседнюю комнату. Амели стояла спиной к Ричарду и с кем-то разговаривала. Обрадовавшись перспективе нового знакомства, мужчина устремился к ней.
- Всё в порядке, дорогая?- он улыбнулся и приветливо кивнул её собеседнику, ожидая представления. - Добрый вечер, сэр.
Амелия умела делать правильный выбор - выгодные контракты, элегантная одежда... интересные собеседники. Вот и сейчас мужчина, с которым она разговаривала, привлёк внимание Ричарда, и его улыбка вышла куда более искренней, чем вежливые жесты уважения и воспитанности, брошенные другим. Он был высок, потрясающе сложен, со вкусом одет, умело причёсан, естественно, но не распущенно держался и говорил голосом, способным очаровать любого человека любого пола. Ричард понимал, что задержало Амели подле этого красавца... Но тут же мысленно одёрнул себя. Этот круиз - плохое время для любовных похождений.

+1

5

В ее работе всегда присутствовал злополучный человеческий фактор - нечистые на руку официанты, повздорившие из-за какой-нибудь мелочи гости, внезапно прибывший уже нетрезвым тамада, и так далее и так далее. За этим всем было легко уследить, когда гостей было тридцать, даже когда гостей было около сотни, но в этом бедламе Амелия чувствовала себя щепкой, выброшенной в штормовые воды океана. Она ничего не успевала, хваталась то за одно то за другое и никак не могла успокоиться, потому что никогда не имела дело с таким огромным празднеством. Это стремительно приближало ее к тому состоянию после которого она могла сорвать злополучную гарнитуру с уха, швырнуть ее за борт, и заорав истошным голосом: "Да гори оно все синим пламенем!" отправиться за ней следом. Но Амелия умела держать себя в руках и была англичанкой практически с большой буквы, несмотря на затесавшиеся где-то там далеко испанские корни, выскочившие у нее в виде совершенно черных без какой-либо краски волос. Ранняя нервная седина, проступившая на висках будто хлопья вулканического пепла и которую она из принципа не закрашивала, считая ее своей фишкой была не в счет, Амели не расставалась с ней с пятнадцати и не собиралась расставаться еще многие и многие лета. Она как профессор Снейп выглядела несколько старше своего паспортного возраста, и ее так же как и профессора Снейпа это совершенно не беспокоило.
В этом бурном потоке постоянно сменяющих друг друга звонков и входящих, и исходящих ей определенно нужен был островок спокойствия всего на две минуты. Как око тропического циклона: вдохнуть воздуха, обрадоваться выпавшей на пару минут свободе от своих прямых обязанностей, и снова приготовиться к нескольким часам бесконечного штормового ветра, рушащего все на своем пути. Братство друзей жениха в отличие от подружек невесты было куда более привлекательной компанией, потому что те блондинки, крашеные на первый взгляд, но на деле судя по равенству их интеллекта сотке на четверых, абсолютно точно натуральные, в одинаковых лиловых платьях, были совершенно невозможными, рядом с ними у нее даже начинал фонить микрофон. Эти особы разговаривали на повышенных тонах о неделе моды в Милане, которую пережили в середине зимы, и которую Амелия видела исключительно по телевизору и смотрела исключительно ради показа свадебных платьев, потому что незнание о тенденциях могло сыграть с ней дурную шутку. Она явно была птицей совершенно другого полета и гордилась этим.
В остальном все шло более менее по плану: она успела переставить кем-то перепутанные карточки до того, как кто-то заметил ошибку. Она успела накричать на повара, замешкавшегося на кухне, и пообещать ему работу до скончания дней в ненавистном всем приличными поварами Макдональдсе, успела зашипеть змеей на влезшего на служебную территорию шафера, выпроводить его обратно в зал да так и остаться к нему прилепленной, потому что спасительного звонка с очередной проблемой просто не существовало. Официальный ужин еще не начался, хотя корабль уже отчалил от берега. Все ждали куда-то запропастившихся молодоженов, и, кажется, лишь она одна и еще парочка гостей знали куда именно эти двое делись. Искушение испробовать звукоизоляцию каюты было слишком велико, чтобы медлить с этим до позднего вечера. А ей на вопросы приходилось мило улыбаться и говорить, что главные на этом празднике жизни очень скоро придут, надо просто дать им немного времени.
Будь она сама подружкой невесты, а не организатором свадьбы, она бы ворвалась в каюту, взяв у капитана ключи, вытянула бы их из кровати и отправила бы самим улыбаться гостям, но к сожалению такой вольности ей бы никто не простил, так что Амелия просто держала маску, искренне не понимая чем привлекла чужое внимание в этом пестром хороводе лиц. Напротив, закутанная во все черно-коричневое, призванное служить исключительно практичности, и лишь намекать на то, что это все же праздник, а не похороны, она в большинстве своем, сливалась для гостей с мебелью, как и должна была.
Но нет же, ее не только выловили, ладно она сама выставила почетного гостя с кухни, так теперь еще и не отпускали. Не будь она официально "замужней" дамой, она бы решила, что ее пытаются склонить если не к горизонтальному положению, так точно к попытке увидеться за пределами этой свадьбы. Ррр. Она ненавидела такие ситуации, до добра они никогда не доводили. Никогда нельзя бросать в одну корзину все яйца. Особенно, если большая часть известных местной общественности личных фактов говорили о том, что этот самый джентльмен явно не гнушается адюльтером. Господи, как она сейчас была благодарна Ричарду за то, что то вовремя нарисовался на горизонте. Не прятали бы они кое-какие концы в воду, она бы даже его расцеловала. Вот честно, но настоящий Ричард это не только не одобрит, он ей потом еще полгода будет на мозги капать за каждый прокол, который на счастье никто кроме него не заметил.
- Да, вполне, - она развернулась на носках и сделала вид, что убирает с лацкана пиджака невидимую никому кроме нее пушинку, - Не больше безумия, чем обычно. За исключением того, что я чувствую себя дико виноватой за то, что вытащила тебя сюда. Ты наверно с ума со скуки сходишь и я вечно где-то в роли кентервильского приведения - вроде действия видны, а самой не видно и не поймать.
Ни грамма фальши, только чуточку другие, нежели были бы в подобной ситуации интонации. Чуть более заискивающие, вопросительные. Она сделает круг почета и перепоручит шафера Ричарду. Ей определенно не нравилось это ощущение подкашивающихся коленок.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2h4sS.gif[/AVA][NIC]Amelia Mitchell[/NIC]

Отредактировано Romana Wilson (2016-09-23 15:59:25)

+1

6

[NIC]Richard Williams[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/2h4aQ.jpg[/AVA] [STA]it's okay to be gay[/STA]
Ричард улыбнулся. Если Амелия завела такие речи - значит, дело плохо. Бедняжку довели до крайней границы отчаяния.
- Не волнуйся, Амели, я великолепно провожу время, - мужчина одарил "супругу" жизнерадостной улыбкой, очаровательно сверкнув ровным рядом белоснежных зубов. Между прочим, вполне искренне - его, человека неунывающего, было трудно выбить из душевного равновесия, особенно после бокала шампанского.
Распорядительница, похоже, была рада вырваться из плена вежливой беседы с гостем. Она ловко воспользовалась появлением Ричарда, чтобы выпорхнуть на свободу, как пташка из клетки. Нельзя ставить знак равенства между организаторской деятельностью и праздным времяпровождением, коим наслаждаются окружающие - видит Бог, такое внушительное братство гостей, особенно назойливых и разгорячённых алкоголем, умеют действовать на и без того расшатанные нервы, как никто другой. Краем глаза Ричард заметил, как в дальнем углу комнаты одна из приглашённых дам уже бесстыдно отдалась во власть выпитого шампанского, а следом - в руки сконфуженного спутника, который повёл её в каюту, осторожно поддерживая: конечности у несчастной пьянчужки вышли из-под контроля и двигались так же хаотично, как ветви разгневанной Гремучей Ивы. Что поделать, прекрасный хрупкий слабый пол...
- Капитан доложил мне, что мы вот-вот отплываем, - вмешался джентльмен, до тех пор говоривший с Амелией. Ричарду даже стало его жаль - бедняга из последних сил хватался за ниточки беседы, не желая упускать женщину.
- Это хорошая новость, - он с улыбкой сам ответил мужчине, избавляя тем самым Амели от необходимости возвращаться к разговору, - мне не терпится пуститься в путь. Я никогда прежде не путешествовал по воде. А вам, должно быть, приходилось?
За годы своей жизни Ричард развил в себе настоящий дар красноречия, который позволял ему с лёгкостью заговорить зубы кому угодно. Прибавьте к этому настоящий талант скрывать эмоции, кипящие в сердце, и изображать эмоции, которых он не испытывал - мистер Уильямс умел найти подход к любому человеку. Так и сейчас он смело перехватил инициативу беседы, позволяя несчастной Амелии, уставшей и одновременно взбодрённой нервным напряжением, отправиться по своим делам - либо гонять прислугу, что у неё всегда получалось выше всяких похвал, либо выкроить для себя момент уединённого покоя и тишины.
- Я часто плавал, - согласился собеседник, - видите ли, по характеру моей работы мне приходится часто бывать в Европе... Сэр, вы не курите? Я хотел бы, если вы не против, побаловаться табаком. Вы не откажетесь выйти на палубу, если, конечно, морской ветер вас не пугает?
Стоит отдать должное любителю табака, он тоже оказался превосходным оратором.
- Ничуть, сэр, - согласно кивнул Ричард, и джентльмены неторопливо двинулись вдоль корабельной палубы, - однако вы меня заинтриговали. С чем же связана ваша работа?
Они продолжали непринуждённо обмениваться репликами и опытом. Джентльмен, которого, кстати, звали Артуром Хаксли, вежливо угостил Ричарда великолепной длинной сигаретой ручной скрутки - должно быть, портсигар мистера Хаксли вместе с содержимым стоил больше, чем квартира Ричарда вместе с мебелью.
Он неглубоко затянулся и выпустил струю сизого дыма в воздух. Ветер тут же яростно вцепился в неё и разбросал по всему воздуху, как обрывки просроченной газеты. Ричард заметил, что глаза у Артура отливали удивительно насыщенным оттенком голубого - почти как небо без дождя.
Они остановились, чтобы насладиться сигаретами без спешки. Облокотились на железный бортик. Хилые волны атаковали корабль, с разбегу врезаясь в прочные стенки, и бессильно растворялись.
- Мистер Хаксли, прошу вас, зовите меня Ричардом, - учтиво улыбнулся мужчина, - могу и я звать вас Артуром?
Он мимолётно задумался, не перегибает ли он палку в своём дружелюбном расположении. Вряд ли Артур разглядит в приветливой просьбе нечто настораживающее. А что насчёт любителей сплетен, которые непременно водятся в каждом обществе?

Отредактировано Kenneth Caulfield (2016-09-23 19:33:00)

+1

7

Ее выпустили на свободу, как птичку из клетки, и, воспользовавшись образовавшейся паузой Амелия упорхнула куда подальше от этого потенциального члена братства совратителей. Неужели этому Артуру не понравилась ни одна из многочисленных гостей? Почему нужно было и ее втягивать в этот безумный фарс. Мисс Митчелл предпочла бы вообще остаться за кулисами, но к сожалению, ее работа все же предполагала определенную степень публичности. Она скрылась за спиной шафера и на секунду обернулась через плечо, чтоб радостно улыбнуться. Между этой свадьбой и игрой в мафию запросто можно было поставить знак равенства. Никто ничего не знал про других. И организованное меньшинство в лице их двоих с лучшим другом противостояло рассеянному большинству остальных гостей на свадьбе. Три дня. Два с половиной, если учесть, что время уже приближалось к восьми вечера.
- Я тебя обожаю! - одними губами, чтобы никто кроме Ричарда ничего не понял, хотя даже если кто-то и мог здесь читать по губам, то это бы не испортило их легенду. Почему-бы ей не сказать что-то подобное?
Бегом, все бегом, ни на минуту не имея возможности ни на секунду присесть и собраться с мыслями. Мир раскалывался напополам, нервное напряжение уже перешло у состояние постоянной нервной дрожи, которая не только не хотела рассеиваться, нет, она медленно и настойчиво оседлала жутким спазмом в районе желудка, грозившим перерасти в приступ рвоты, если бы в желудке было что-то кроме чашки пустого кофе, выпитого залпом в пять утра, то оно бы уже на почве нескончаемого стресса, которым обернулся день, дня полного вранья и таких же фальшивых улыбок, вырвалось бы наружу. Зеркало а маленькой туалетной комнате было таким же маленьким, а света едва хватало, чтобы рассмотреть что-то в мутной глади. Можно было на секунду отвернуться от всего мира, и скорчить самую болезненную гримасу, на которую была способна. Она бы закричала до боли в связках, но ее услышат, а это ей совершенно не нужно. Но долго прятаться от мира в туалете совершенно невозможно. Уже через минуту ей нужно будет снова отдирать от себя налет светского общества и снова становиться неким подобием сирены привлекающих своим голосом, а следом безжалостно убивающих.
Еще один круг почета, последние приготовления перед официальным ужином... Добраться до капитана, попросить его сделать объявление о сборе гостей свадьбы в главном зале. Черная полоса берега удалялась и становилась все тоньше и тоньше становясь похожей на тонкую шерстяную нитку заключенную между двумя черничными безднами бездной неба и бездной морской воды. Хлипкая граница, которая с приближением ночи совершенно исчезнет в темноте и максимум будет напоминать о себе слабыми светлячками зажженных маяков, вроде тех болотных фонарников, про которые рассказывал профессор Люпин на уроках ЗОТИ.
Она уже проклинала тот день, когда купила эти туфли, но куда больше сегодняшнее утро, когда решила их надеть. С другой стороны кто бы ей позволил ходить здесь в привычных и уместных для всех нормальных свадьб черных кожаных кроссовках? Никто, она и так была своеобразным пугалом во второсортном по мнению большинства местных особ платье годовалой давности. Не у всех есть желание следить за модой и не всегда маленькое черное платье уместно. Амелия видела как раздосадованные люди разной степени синевы и зеленцы из-за выпитого алкоголя и начинавшейся морской качки, постепенно стекались вниз на вторую палубу, и зачем-то мысленно начала считать синие платья, попадавшие в поле зрения. Сначала их было восемь, потом стало шестнадцать, дальше женщина сбилась и бросила это совершенно бессмысленное занятие. Пока все будут слушать нудные тосты родителей жениха, родителей невесты, подружек невесты и шафера у нее будет возможность немного передохнуть. Кстати, она последний раз видела этого Артура как раз с Ричардом. Не то, чтобы она сомневалась в способностях одного конкретного  мужчины держать себя в руках, в умении друга Амелия абсолютно не сомневалась, ее больше интересовало не играет ли шафер втихую за другую команду. Такие обычно чуют своих за сотни метров. Это могло закончится плачевно.
- Я себя накручиваю. Почему нужно всех всегда подозревать? - она просканировала взглядом палубу, выискивая знакомый силуэт. И дьявол, эта сладкая парочка успела в ее отсутствие как-то не то чтобы спеться. Но они все еще разговаривали, лениво перебрасываясь фразами. Тревожный звоночек в голове превратился в самый настоящий набат. Сердцебиение начало отдаваться в ушах, а руки резко похолодели, как если бы она внезапно заразилась от местных истеричек приступом неконтролируемой необоснованной ревности. Надо было срочно разнять этих двоих пока они не начали что-то творить. Понадеялась на благоразумность.
Амелия втянула воздух носом, будто разъяренный бык на корриде, и устремилась к борту, едва преодолевая желание тут же не разбираясь кто подлец, а кто просто туп, как пробка, сбросить обоих мужчин за борт.
- Ты не простынешь? Сколько вы уже тут мерзните? - она с хитрым прищуром накрыла холодную руку своей, будто помечая территорию. "Мое, не трожь! Может мне на фальшивого мужа табличку повесить?" - это была крайне интересная мысль, но ее явно нельзя было воплотить в жизнь. Особенно, если учитывать, что ее намек на то что надо двигаться внутрь был нагло проигнорирован.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2h4sS.gif[/AVA][NIC]Amelia Mitchell[/NIC]

Отредактировано Romana Wilson (2016-09-24 17:34:19)

+1

8

[NIC]Richard Williams[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/2h4aQ.jpg[/AVA] [STA]it's okay to be gay[/STA]
Мог ли Ричард звать своего великолепного компаньона по имени? Безусловно, мог.
Ричард ответил очередной белозубой улыбкой. Корабль отплыл. Безграничная свобода океанского простора опьяняла его не хуже игристого шампанского; небо соизволило наконец явить взору всех, кто отважился взглянуть в лицо тёмной космической вышине, скопления мерцающих звёзд. Это были маленькие небесные вредины, настроенные против равенства их огромного астрономического братства; переливаясь жемчужными оттенками, они стремились перещеголять друг друга яркостью и броскостью. Мужчина признал, что они преуспели - от света некоторых слепило глаза; и всё же воздушные кружева созвездий изумительно смотрелись на смолисто-чёрном фоне.
- Любуетесь Орионом? - Артур тоже возвёл взгляд к небесам.
Ричард скосил свой взор на собеседника. Спору нет, Орион прекрасен, даже если ты ничего не смыслишь в астрономии, но, честно признаться, куда больше он любовался мистером Хаксли. Он с благодарностью принимал от него сигареты и безрассудно позволял себе тонуть в плену голубых глаз, на дне которых, казалось, плескался полупрозрачной водой сам океан.
- Сиянию Бетельгейзе сопротивляться невозможно, - согласился Ричард, подразумевая вовсе не звезду.
Вряд ли Артур понял намёк.
- Я тоже так считаю, - он кивнул, улыбаясь, радуясь, что нашёл родственную душу, которой мистер Уильямс умел в нужный момент притвориться, - так вы разбираетесь в астрономии, Ричард?
Ричард никогда ни в чём таком не разбирался. Имя звезды вспомнилось само собой, просто всплыло из тайных уголков подсознания. Больше ничего о созвездии Ориона он не знал.
Разумеется, мужчина всенепременно бы выкрутился. Вовсе не обязательно что-то знать, чтобы дать понять окружающим, что ты это знаешь, и ещё лучше них. Учёную беседу прервала Амелия - фальшивая супруга, о существовании которой её заботливый муж успел забыть за последние полчаса.
- Мы всего лишь вышли покурить, дорогая, - Ричард расплылся в жизнерадостной улыбке. Если бы важному разговору помешал некто иной, он испытал бы чувства куда негативнее, но появление Амели нисколько не смутило и не расстроило неунывающего мужчину. Амелия подкралась незаметно, по-кошачьи грациозно, доказывая, что ей как организатору подвластно всё, что происходит на этом корабле, включая гостей торжества. Ничто не могло ускользнуть от её неусыпного ока; как Аргус Филч, женщина умела неожиданно появиться в тот самый момент и в том самом месте, когда и где её меньше всего ожидали. Впрочем, кошачий шарм скорее делал её похожей на Миссис Норрис. У него и у самого жила дома кошка, которую звали таким именем, чёрная и желтоглазая, как средневековая ведьма.
Испытал ли досаду Артур, когда их единение разрушилось? Трудно сказать. Ричард внимательно следим за лицом джентльмена, но не уловил там и тени неконтролируемых эмоций - как и подобает настоящему англичанину с таким благородным именем, тот держался безукоризненно.
- Прошу прощения, что так бессовестно лишил вас общества вашего дорого супруга, - мистер Хаксли дружелюбно улыбнулся Амелии, как бы извиняясь за свой поступок, - как тут было удержаться, когда нам открылось такое яркое звёздное небо! Однако, Ричард, ваша очаровательная супруга права: на палубе холодает, пора возвращаться внутрь.
Артур без тени неловкости назвал Ричарда по имени при его же "супруге". Тревожный звоночек для Амелии: за проведённое наедине время мужчины достаточно сблизились, чтобы отбросить формальности. С другой стороны, чего же в этом странного? Она прекрасно знала, что Ричард легко сходиться с любыми людьми, будь то английский аристократ голубых кровей или опустившийся ирландский пьяница.
Втроём они проследовали в помещение, укрываясь от усилившегося ветра. Не забывая о своей роли, Ричард закрывал женщину от воздушных потоков, трогательно держал её ладонь в своей так, что их искусственные обручальные кольца соприкасались. Кстати, у Артура, как он успел заметить, на пальцах вообще не было колец. До сих пор не женат? Холостяк-ловелас, который не спешит обременять себя семейными узами? Или имеется другая, более пикантная причина?

+1

9

Если бы в этом мире можно было бы убивать взглядом, как это делал василиск Салазара Слизерина, вырвавшийся из Тайной комнаты и терроризировавший Хогвартс во второй книги про Мальчика-который-выжил, то Амелия бы еще в детстве освоила бы эту науку в совершенстве и уже лет к двадцати получила бы несколько пожизненных сроков за серийные убийства. Но убивать таким изощренным взглядом она совершенно не умела, что, впрочем, не мешало прожигать, как и положено ревнивой супруге в Ричарде внушительную дырку. На счастье никто из гостей праздника не умел различать ее "смертоносные" взгляды лучше, чем ее друг: и этот говорил "какого черта я на тебя понадеялась?", а не "я в очередной раз сомневаюсь не гей ли мой муж" хотя бы потому что настоящая она прекрасно знала, что женской половине человечества совершенно невозможно выловить эту рыбку.
Она улыбалась и делала вид, что все хорошо, но внутри все клокотало так, будто там вот-вот должно было случиться извержение вулкана и первому из нанятых на эту свадьбу, кто сейчас попадется на ошибке, могло более чем не поздоровиться. Но гарнитура пристыженно молчала, женщина даже проверила не села ли у нее батарейка на телефоне и не надо ли поставить запасной аккумулятор, но нет, индикатор стоял на сорока пяти процентах, и сеть тоже ловила. Значит, все действительно или шло по плану, или это было затишьем перед собирающейся бурей. Амелия молилась богу, чтобы это не было вторым вариантом. Потому что ее нервная система не выдержала бы такого.
- Я знаю, что это не самая пагубная привычка, но все будь осторожен с этим ветром, пневмония подберется незаметно и прикует к кровати не тебя одного, - с хищным оскалом вместо жизнерадостной улыбки отметила она, практически съезжая вниз по крутой лестнице, которая уже успела стать причиной не для не одного треснувшего по шву узкого платья, и параллельно стараясь продавить в голове у Ричарда воспоминание, что за роль он здесь играет и напомнить ему, чтобы тот вел себя чуть более сдержано, ну или, по крайней мере, старался не попадаться на глаза невесте и жениху, для которых по большей части и был устроен этот спектакль. Гости же были просто случайными свидетелями этой игры. И мистер Хаксли тоже входил в жертв обстоятельств, - Не то чтобы я была против внепланового кроватного отпуска, но не по такой причине.
Она по девчачьи спрыгнула двумя ногами с последней ступени, громко щелкнув каблуками о деревянный пол. По всей видимости, у нее добавилась еще одна задача на ближайшее время - проконтролировать, чтобы этот злополучный шафер и Ричард как можно меньше пересекались. Она развернулась лицом к другому мужчине, которого за время подготовки к свадьбе она видела уже раз шесть, чтобы в очередной раз убедиться, что тот совершенно неприкрыто пялится на ее вполне приличное декольте: вырез каплей, тянувшийся от воротника стойки был даже по-викториански скромным по сравнению с практически вываливавшими на всеобщее обозрение свои силиконовые инженерные сооружения выхватами у женщин, которые только кокетливо прикрывались горжетками из лиц и прочих несчастных животных. Или тут работало правило, что полуприкрытое привлекает куда больше, нежели выставленное на обзор?
- Я очень надеюсь, что вы, мистер Хаксли, не забыли дома приготовленную речь,- она выразительно кивнула куда-то в сторону отвратительно ультрамаринового шелкового платка в нагрудном кармане шафера, не имея никакого понятия куда на самом деле мужчины девают всегда ключи и прочие вещи. Лично ей никогда на вещах не хватало карманов, поэтому она изгалялась как только могла, в итоге придя к решению в виде спортивной сумки для бега - предельно плоской и на липучке, которую крепила на бедро под платье. На счастье ее еще раз не спалили на этой хитрости. Делиться выстраданными секретами ни с кем не хотелось.
И снова эта слащавая улыбочка человека никогда в жизни не встречавшего сопротивления своей харизме вкупе с уверением, что миссис Уильямс не зачем переживать. На секунду Амелия с непривычки оторопела от такого обращения, но потом шустро исправила досадную ошибку, будто по привычке раздосадованно цокнув языком.
- Боюсь, что Митчелл, я оставила девичью фамилию, - пусть думает, что она из братства тех женщин, что даже признав свое поражение на сердечном фронте все равно держатся даже за призрак свободы, никогда не ставя знак равенства между замужеством и клеткой. Именно такие особы получив лишь малейший намек на неверность пакуют чемоданы или мужа и выставляют его из дома, или же собирают свои и уезжают из Лондона куда-нибудь в Глазго или того дальше. На счастье, пришла очередь шафера толкать пьяную речь совершенно ничего не соображающим от усталости и выпитого шампанского гостям. Кажется, их троица была единственными относительно трезвыми людьми на борту, исключая команду. Тот вооружился микрофоном, вытащил из заднего кармана брюк аккуратно сложенный листочек - значит все-таки задний- и принялся зачитывать, время от времени прерывая речь на то, чтобы убедиться, что не налил много воды в текст. Гости уверенно кивали, будто хоть слово слышали.
- А он милый, - Амелия наклонилась к стоявшему рядом "супругу" и уже шепотом добавила, - Жалко, что не гей, мне кажется, что он тебе понравился.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2h4sS.gif[/AVA][NIC]Amelia Mitchell[/NIC]

+1

10

[NIC]Richard Williams[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/2h4aQ.jpg[/AVA] [STA]it's okay to be gay[/STA]
"Внеплановый кроватный отпуск", как выразилась Амелия, действительно пошёл бы на пользу бедной трудяжке, вынужденной безостановочно сновать между гостями. К счастью, до настоящего момента ей удавалось держать праздничную подготовку под уверенным контролем, но сколько сил, физических и душевных, было при этом затрачено? Иногда Ричарду становилось жаль свою подругу. Она выбрала нелёгкое ремесло и теперь тратила годы своей, между прочим, далеко не бесконечной жизни на торжества и счастливые улыбки других. Через несколько дней круиз подойдёт к концу, молодожёны сойдут с корабля в новом статусе, свадебное веселье закончится - но ведь за ним последует новое. Очередные заказы, очередные контракты...
Он с трудом подавил смешок, когда сообразительная Амели поправила гостя, представившись истинной фамилией.
А ведь это, если подумать, совсем не смешно. Миссис - а на самом деле мисс - Митчелл настолько погрязла в череде чужих праздничных водоворотов, так глубоко окунулась в устройство чужого счастья, что, казалось, напрочь забыла о своём собственном.
Артур, сияя радостной улыбкой и озаряя полупьяных гостей светом своих волшебных голубых глаз, принялся зачитывать речь. Как и подобает талантливому оратору, он моментально завладел публикой, заставил даже уснувших в роскошных креслах дам очнуться и повернуть головы в его сторону. Голос у Артура звучал размеренно, неторопливо и торжественно, наполненный богатыми интонациями, которые оборачивали вырывающиеся на свободу слова, как фантик - шоколадные конфеты. Можно ли установить равенство между словами и конфетами? Как бы то ни было, мощное братство слов, властительной армией марширующих по воздуху со скоростью звука, превратило слушателей в кротких овец.
Амелия чутко уловила настроение своего лучшего друга. От этой женщины ничто не могло скрыться. Не было ли у неё в роду предсказательниц вроде Сибиллы Трелони?
- Пожалуй, наоборот, хорошо, - пробормотал Ричард, не сводя глаз с объекта их беседы, - иначе плакала наша актёрская забава...
Всё хорошее имеет свойство заканчиваться. Завершилась и речь шафера.
Зал взорвался аплодисментами, и Ричард поспешил внести свою лепту в бурные овации.
- У вас врождённый дар красноречия, Артур, - он улыбнулся успешному оратору, который тут же рассыпался в благодарностях.
Гости, прикончив партию шампанского, немедленно потребовали танцев. Заиграла музыка, и на бодро бегущем по воде судне сформировался ураган из человеческих тел.
Джентльмены подхватили плохо державшихся на ногах леди и закружили несчастниц в неспешном темпе медленного танца. Ричард поймал несколько выжидательных взглядов, намертво прилипших к нему и его "супруге". Народ требует хлеба и зрелищ - нельзя разочаровывать публику.
- Дорогая, позволишь? - он улыбнулся ласковой жизнерадостной улыбкой, придерживая Амелию в изящной позе. Он и сам был рад покружиться под красивую музыку, особенно в хорошей компании. А кто бы не был? Женщине необходимо немного расслабиться перед тем, как вновь приняться за организаторские хлопоты.
- Ты отлично справляешься, - он подбодрил её словами и улыбкой, но взгляд Ричарда блуждал, как потерянный путник, но скопищу вращавшихся макушек, силясь отыскать среди них ту, что так заинтриговала в этот вечер их обоих. Он не знал, прибыл ли мистер Хаксли в гордом одиночестве, или же его сопровождала спутница. Присоединился ли он к танцующей компании и кого выбрал для этой цели в партнёрши? А если нет, то куда и почему испарился после столь головокружительного успеха с речью?

+1

11

Амелия могла назвать тысячу и одну причину почему ей не стоило влезать в эту авантюру, и тысяча две причины у нее были ввязаться в эту постановку. Очевидно, только какая-то сущая мелочь перевесила чашу весов или сломала спину воображаемого верблюда, уже совершенно засохшего без воды в пустыне отчаянья и корысти. И теперь она гордо держала голову, пытаясь выглядеть не ошарашенной и не смущенной, от того, что все рассчитывали увидеть от нее что-то, чем она обычно не занималась на свадьбах, подруг и друзей у нее было не ахти как много, да и они тоже не особо стремились лишать себя благодатной свободы. Этакое братство вечных женихов и никому не нужных невест, пребывающих практически всегда в равенстве сторон. Будто ее жизнью руководстовался Ной, собиравший каждой твари по паре на свой огромный корабль.
А теперь она себя чувствовала студентом, которого перед святочным балом во время Турнира трех волшебников дрессировала на бальные танцы Минерва Макгонагалл. Совершенно неуютно и совершенно без понятия куда деть руки и ноги. Потому что это был Ричард - человек, рядом с которым зона комфорта из-за необычайной харизмы для Амелии даже после стольких лет знакомства обычно равнялась половине метра и более. А теперь его руки - холодные, между прочим, - обитали: одна - на талии, даже чуть ниже, как-то совершенно по-хозяйски, другая в ее ладони до боли сжимая, не позволяя вырваться и удрать по какому-то совершенно незначительному поводу, это неприятное ощущение в немеющих пальцах было единственным, что удерживало ее на плаву и не давало образно выражаясь "поплыть". Поняв, что на них все еще косо поглядывают, - они больше походили на парочку подростков на дискотеке с жесткими правилами, Амелия вытащила ладонь из цепкой хватки и забросила руки кольцом, заодно и скрывая их выражения лиц от большей части общественности
- Что-то не так, милый? - проворковала она, едва сдерживая совершенно дурашливое нервное хихиканье, конечно, все было не так. От и до. Начиная с совершенно неудобного обручального кольца, одолженного у подруги, чья свадьба сорвалась еще год назад. И заканчивая тем, что Амелия запуталась в этих оттенках голубого. Ричард был абсолютно синим, а большинство мужчин здесь - белыми, если делать воображаемую градиентную шкалу, а вот ее обычно наметанный на такие вещи глаз совершенно точно сбоил в присутствии Артура Хаксли. Он точно смотрел на нее - мисс Митчелл была готова поспорить на что угодно, и ей показалось, что он бросал ровно такие же взгляды на ее "супруга", когда думал, что его не видят. И чем больше они кружили по этому чертовому залу, тем больше ей хотелось расставить все точки над "I" и перестать гадать на кофейной гуще. Видит бог, она совершенно не хотела наступать другу на ногу, но сработала вредность и желание прекратить чувствовать чужие и совершенно не заинтересованные в продолжении мужские руки там, где не заинтересованные руки, а в особенности руки одного из самых адекватных мужчин в ее насыщенной знакомствами жизни не должны были находиться.
- Прости, ты же знаешь я еще та особа, - пискнула Амелия, тут же пытаясь убраться подальше и заодно утащить и Ричарда присесть, - Тебе не стоило даже испытывать судьбу. - ага, а вот приближался и источник их текущих проблем. Амелия сначала разозлилась, а потом про себя решила, а почему бы и не проверить, где именно их новый знакомый находится. Почему нельзя найти и в этом не особо любовном треугольнике свои плюсы?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2h4sS.gif[/AVA][NIC]Amelia Mitchell[/NIC]

Отредактировано Romana Wilson (2016-09-26 23:20:35)

+1

12

[NIC]Richard Williams[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/2h4aQ.jpg[/AVA] [STA]it's okay to be gay[/STA]
Стоит упомянуть, что всю свою жизнь Ричард считал себя хорошим, грамотным танцором, и так же справедливости ради стоит заметить, что вполне заслуженно. Даже сейчас, несмотря на бокал шампанского, уже искрящегося шебутными пузырьками у него в крови, мужчина великолепно следовал ритму, демонстрировал врождённое чувство музыкального такта - да-да, музыкальная школе в детстве не прошла даром - и надеялся, что хрупкой британской леди комфортно в его руках - если Амелию, конечно, можно назвать хрупкой. Характер-то у неё совсем не подходил под это слово. Физически, однако, она оставалась прелестной женщиной, тем самым слабым полом, которому более сильный теоретически мог случайно навредить, особенно если его представитель, как Ричард, доселе не имел случая обращаться с женским телом в таком ключе. Что ж поделать, всё когда-то бывает в первый раз, верно?
Несмотря ни на что, мужчина был настроен оптимистично. Несколько раз он пересекался взглядом с мистером Хаксли, главной фигурой этого вечера - лично для него. Тот не танцевал и, что удивительно, не спешил окружать себя юными дамами, пьяно, но элегантно хихикающими в углу, хотя они бросали недвусмысленные взоры в его сторону, выказывая явный интерес.
Это ещё ни о чём не говорило. Может, Артур и избегал женской компании, но и мужчин с ним рядом не было. Вероятно, торжественная речь утомила шафера, и он решил насладиться тишиной, покоем и одиночеством - насколько это вообще возможно в танцевальной зале. Хорошо, что алкоголь уже закончится, а новую партию не торопились открывать до завтрашнего дня.
Ричард так глубоко погрузился в собственные мысли, что забыл о правилах приличия, предписывающих развлекать партнёршу светской беседой. Амели, к её чести, была достаточно самостоятельной и независимой, даже будучи ведомой в танце, и могла найти множество способов развлечься без чужой помощи. Один из них оказался уж слишком неожиданным.
- Ох! - он шикнул от боли, почувствовав непредсказуемо тяжёлую женскую ножку на своём блестящем ботинке.
Амелия, мило и невинно улыбаясь - так обычно скалятся доберманы, - выдала порцию совершенно нелепых оправданий. Ричард ни на йоту не поверил "супруге" - нет, она не была плохой партнёршей, точно не настолько, чтобы прыгать по чужим ногам, как маленький недооценённый слон. Почти как тёмная лошадка, только потяжелее.
- Это что ещё за представление? - изумлённо прошептал он на ухо женщине, послушно отправляясь вслед за ней в костяк зрителей. - Неужели я так плохо танцую? Даже мелодия не успела закончиться! - прерванное увеселение расстроило его. Он любил танцевать, пусть и предпочитал делать это с мужчинами и подальше от посторонних глаз.
Ричард не дождался ответа - Артур, внезапно появившийся рядом с умело притворяющейся четой, улыбнулся обоим.
- Благодарю вас, вы доставили мне огромное удовольствие. Созерцать столь прекрасную пару столь ловких танцоров - истинное наслаждение, - он повернулся к Амелии, - полагаю, миссис Митчелл, вы больше не танцуете?
- Моя супруга устала, - ответил вместо миссис Митчелл мистер Уильямс, сверкая неизменной чарующей улыбкой и ласково поглаживая руку Амели, - мы как раз хотели немного перевести дух. Свадьба, при всём её счастливом великолепии, - хлопотное торжество. Думаю, вы и сами это чувствуете.
Вряд ли у Артура была мысль пригласить Амелию на танец, но если и была, Ричард только что досадил им обоим, выдав железный противодействующий аргумент. Он и сам не понял, почему так поступил. Впрочем, всё вполне логично - как заботливый супруг не хотел же он, чтобы с его женой танцевал кто ни попадя? Даже если Артур уже перешёл в глазах пары в статус доброго знакомого и приятеля семьи - как минимум на этот круиз.
- Прекрасно вас понимаю, - мистер Хаксли одобрительно и сочувственно кивнул, - я сам, если честно, не большой фанат танцев, да и, если уж совсем откровенно, не большой умелец. Я как раз хотел предложить вам поговорить в более тихой обстановке - в моей каюте, например. У меня огромная коллекция иностранных тканей, которые могут заинтересовать миссис Митчелл - вы ведь не откажетесь на них взглянуть?
Приглашение в каюту, как прекрасно понимал Ричард, чревато последствиями. В первую очередь - слухами. Если они с Амелией пойдут туда вдвоём, рука об руку, публика обрадуется и будет до конца круиза мусолить чудесный момент, как любящий муж купил Амели потрясающие иностранные ткани. Если же Амелия отправится за коллекцией одна, злые языки превратят её в изменницу. А вот если распорядительнице придётся вновь приниматься за своё нелёгкое дело, а в одиночестве навещать чужую каюту придётся Ричарду...
Но так ли мыслит публика? Что если он просто зашёл к мистеру Хаксли купить ручных сигарет? Или посмотреть на те же ткани для любимой женщины? А потом они просто решили пропустить по стакану шотландского виски и перекинуться партией в карты... Никто ничего не заподозрит, ведь правда?
А теперь самый животрепещущий вопрос: что на самом деле имел в виду под своим приглашением загадочный мистер Хаксли? И кому оно, чёрт возьми, было адресовано в столь таинственной завуалированной форме?

Отредактировано Kenneth Caulfield (2016-09-26 23:30:51)

+1

13

Если говорить по существу - ей надоело все время думать о том, о чем думать ей совершенно не хотелось, ей было бы куда проще, если бы Ричард испарился бы из зоны доступа под каким-либо благовидным предлогом, потому что уйти сама из зала она совершенно не могла, напротив, правила этикета предписывали, чтобы она торчала тут до самого последнего уснувшего за столом гостя, и появилась с самого раннего утра, чтобы встретить самую раннюю пташку. Это было в идеале, но Амелия, рассматривая гостей пришла к неутешительному выводу, что высшее сословие ничем не отличается от большой итальянской семьи, чью совершенно шумную и безумную она преодолела неделей ранее, и после которой лежала пластом в кровати почти целые сутки, перебросив абсолютно все звонки на ассистента, благо тех было не больше, чем обычно.
Те же типы гостей, те же практически радостные лица и те же едва ли довольные морды с единственной разницей - костюмы здесь не были взяты на прокат и еще никто не начал танцевать тарантеллу на столе. Может, люди здесь были чуточку более воспитаны, а может просто меньше выпили.
- Меня все бесит, если ты об этом,- она с трудом приземлилась на один из многочисленных стульев, едва перебарывая желание снять эти чертовы туфли и остаток вечера провести стоя босыми ногами на не особо теплом полу. Перспектива заболеть после этого мероприятия казалась уже не такой паршивой, так затекшие до песка и грани судорог лодыжки. Она такими темпами к сорока заработает себе тромбофлебит, проводя сорок дней в месяц в постоянных перебежках на каблуках. Но на счастье - это единственное мероприятие в этом году, которое требовало такого строго дресс-кода и от нее самой. Она сильная, она справится, - и ты тут не причем, разве что самую малость.
Последнюю фразу ей пришлось добавить совершенно другим, елейным тоном, будто они тут флиртовали, потому что злополучный мистер Хаксли, будто коршун на добычу спикировал к ним, стоило "супругам" покинуть стаю танцующих и вернуться. Амелия мысленно даже зааплодировала такой настойчивости, жалко отпустить комплимент не представлялось никакой возможности, напротив, сейчас практически все можно было использовать против них двоих.
Одно дело, если бы они с Ричардом пришли бы сюда как друзья, оба отпущенные волею обстоятельств на свободу, и другое дело, сейчас, когда злополучные несколько граммов металла оказывались знаком пусть и фальшивой принадлежности к совершенно другому братству - братству людей, если не нашедших свои вторые половинки, то по крайней мере кого-то с кем на данный момент планирует не расставаться. Мисс Митчелл, все же про себя она перестроиться на другое обращение за пару часов совершенно не могла,  совершенно не понимала, как принесенная в угоду общественным устоям клятва перед алтарем внезапно приводила к тому что равенство между женщинами нарушалось. Замужем - умница, смогла найти себе мужчину и опору, который по большей части шляется по многочисленным любовницам, а если нет - дура, которая век будет куковать в одиночестве. Ну смешно же.
- Ну, на то и есть такие люди, как я, чтобы всей этой волокитой, начинающейся с рассылки пригласительных и заканчивающейся выбором минеральной воды и словом "Да!" не приходилось заниматься самим брачующимся, и в отличие от вас двоих я свой пост едва ли могу покинуть безнаказанно,  - она жалобно скосилась в сторону своего друга, пытаясь понять правильно ли по его мнению ответила, но, кажется, она промазала, слишком уж стойко держась за правила приличия. Ну не было в ней ничего от Снейпа, сумевшего крайне долго работать на два лагеря и так тонко чувствовать настроения обоих господ, чтобы быть на хорошем счету у обоих, ее единственным оружием было безграничное дружелюбие, успешно умение улыбаться глазами, даже когда хотелось придушить собеседника собственными руками, и бесконечное желание дейстствительно все сделать по высшему разряду, - мое рабочее время еще не вышло, к сожалению. Ничего с этим не могу поделать. Еще двадцать восемь минут.
Амелия ткнула пальцем в громоздкие, напоминающие мужские наручные часы на своем правом запястье, стрелки которых всегда то слишком медленно ползли, то превращались в гепарда, за которым она никогда не успевала. Самым смешным в сложившейся ситуации было то, что не только ее "супруг" тоже был разочарован тем, что она сейчас предоставила им полную свободу действий. Неужели у Ричарда включилась сознательность и он понял, что именно не него могут повесить, если она сейчас останется партрулировать уже сизых от выпитого шампанского и прочих горячительных гостей?
- Хотя, думается мне, что на утро никто не сможет вспомнить даже когда мы отплыли, не только конец вечера, удивительно что вы не принадлежите к этому большинству. По моему опыту наблюдений больше жениха пьет только шафер, а в вашей ситуации и главный мужчина относительно трезв и вы сами. Дурной опыт молодости или я просто столкнулась с каким-то феноменом высшего сословия? - Амелия удивленно развела руками и зачем-то подмигнула. Она тоже может играть в двусмысленные эти игры и получать удовольствие от игры слов и полунамеков. В этот самый момент нужно было просто дотянуть эти самые несчастные двадцать минут, прежде чем она сможет двигаться на все четыре стороны в пределах этого богом забытого корабля.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2h4sS.gif[/AVA][NIC]Amelia Mitchell[/NIC]

Отредактировано Romana Wilson (2016-09-28 14:02:58)

+1

14

[NIC]Richard Williams[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/2h4aQ.jpg[/AVA] [STA]it's okay to be gay[/STA]
Опасения Ричарда тут же подтвердились. Амелия, судя по её категоричному ответу и торопливым оправданиям, не собиралась покидать свой организаторский пост, пока стрелки часов не коснутся заветных делений. Иного нельзя было ожидать - мисс Митчелл, как бы она ни уставала на своей работе от этой же самой работы, может, и не пылала благородными чувствами по отношению к обязанностям, но ответственности ей было не занимать. Ко всему, что связано с контрактами и сроками и условиями их выполнения, женщина подходила со скрупулезным перфекционизмом, иногда, как думал Ричард, пожалуй, чересчур тщательным - бедняжке было не так много лет, а её тёмные волосы уже тронула седина. Порой мужчина удивлялся, как его подруга умудряется сохранять нервную систему в адекватном состоянии - с такой-то работой. Как не заработала ещё физическое и нервное истощение? Не попала в больницу с переутомлением? Разумеется, он переживал за неё - не зря их связывали крепкие и доверительные отношения, пусть и без романтической подоплёки. Чаще всего Ричард просто восхищался Амелией - будь он на её месте, давно сошёл бы с ума, а она до сих пор не сошла. Ну, может быть, немножко...
Он опустил глаза, задумчиво рассматривая свою блестящую обувь. Ему казалось, что в отполированных ботинках можно разглядеть собственное отражение, как Миссис Норрис разглядела в разлитой по полу воде зловещую морду смертоносного змея. Краем уха Ричард слышал галантные реплики шафера:
- Ну что вы, миссис Митчелл. Мне непередаваемо лестно слышать от вас подобный отзыв, но здесь не кроется никаких особенных секретов, кроме одной банальной особенности: я, видите ли, не любитель шампанского, а сегодняшним вечером на борту подают только его.
Не любитель шампанского, зато большой фанат крепких дорогих сигарет, иностранных поездок, британских газет и эрудированных собеседников - как же это, чёрт возьми, по-английски! Ричард не сдержал улыбки, вновь обращая взгляд к приятелям:
- Так значит, вы ждёте подходящего момента отведать ирландского виски? - он тихо, но искренне рассмеялся. - А вы, Артур, набрались пагубных пристрастий за границей...
- Что поделать, мой друг, - Артур, ничуть не обижаясь, расплылся в ответной улыбке, - долгие путешествия бьют по национальному духу. Но знаете, я считаю, что у европейцев есть, что перенять. У них гораздо больше свободы. В мнениях, словах и поступках. В отличие от нас, приверженцев монархического уклада, они действительно ратуют за равенство и всеобщее братство.
Ох, как мистер Хаксли был прав! Чего греха таить, Англии всегда было сложно сдвинуться с мёртвой точки консерватизма и остервенелой приверженности традициям предков. О правах ЛГБТ, к примеру, на официальном уровне здесь задумались намного позднее, нежели в Европе.
- Жаль покидать вас, - кивнул Амелии Артур, - но, с вашего позволения, я хотел бы рассказать вашему супругу конец истории о моём пребывании в Испании, а история эта, поверьте, не для трепетных женских ушей, - он одарил распорядительницу извиняющейся улыбкой и лукавым взглядом хитрющих голубых глаз, - я уверен, вы не откажетесь присоединиться к нашей компании, как только освободитесь. Мы будем в моей каюте, вы без труда её найдёте - она находится в самом конце коридора. В зале слишком шумно, а на палубе - слишком прохладно... 
Как ловко он нашёл аргументы, подумал с долей некоего восхищения Ричард. В такой ситуации точно не откажешься без того, чтобы не показаться грубым. Что ж. Оставалось надеяться, конец истории про испанские приключения стоил того...
Оставив Амелию в гордом одиночестве, джентльмены двинулись по коридору.
- Располагайтесь, Ричард, и чувствуйте себя, как дома, - Артур любезно пропустил гостя вперёд.
Каюта шафера поражала роскошью и комфортабельностью - впрочем, как и всё на этом дорогом корабле. Интересно, в какую цену молодожёнам влетело свадебное торжество? Лучше не представлять - так ведь и комплекс развить недолго...
- Сыграем партию в карты? - предложил мистер Хаксли, кивая в сторону уютно установленного в углу столика.
- С удовольствием, - с жаром поддержал идею Ричард, который любил азартные игры и был заядлым картёжником. И играть, и мухлевать у него получалось одинаково хорошо, - я бы предложил вам партию в покер. Конечно, нас мало для полноценной игры, но это не умаляет азарта.
- Ничуть не умаляет, - согласился Артур, неторопливо помешивая карты.
Вдруг он поднялся со своего места и прошёлся до замаскированного под элемент декора комнатного бара.
- Вы очень точно подметили насчёт ирландского виски, - мужчина прищурился, - давайте выпьем за приятное знакомство. Это качественный напиток, уверяю вас, вам понравится.
Ричард уставился на предложенный алкоголь, мгновенно вспомнив предупредительные слова Амелии. Видит Бог, он не хотел и честно не собирался пить ничего из крепких напитков, чтобы сохранить ясность ума, которая в данном круизе была жизненно необходима. Но что плохого, если пропустить стаканчик спиртного с привлекательным человеком? Не напьётся же он до потери сознания за полчаса?.. Что такого может случиться за какие-то двадцать восемь минут?..

+1

15

Не то, чтобы Амелия переживала за свою репутацию, напрямую теперь связанную с поведением Ричарда и его осмотрительностью, у нее и без этого хватало проблем и обязанностей, но она поймала себя на том, что все время смотрит на часы - не прошли ли те злополучные полчаса отведенные ей до конца рабочей смены. Не прошли, и снова не прошли. Еще пятнадцать минут, еще десять минут, еще восемь, еще пять - так должно быть проверяли часы дети на уроках Зоти у розовой канцелярской жабы по имени Долорес Амбридж, когда ждали окончания новой нудной от переполенности теории лекции. А если что-то пошло не так? А если ее радар на оттенки голубого дал сбой, - нет, она будет счастлива, что ее друг нашел себе кого-то, но в данной конкретной ситуации это не сыграло бы ей на руку, напротив, ее и без того шаткое положение могло окончательно скатиться в тартарары.
Без одной минуты. Да кого эта точность волнует? - Амелия не стала дожидаться, когда ее время выйдет окончательно и, наплевав на все приличия, практически бегом устремилась по коридору, на ходу снимая не особо удобные туфли и превращаясь из солидной деловой женщины в обычную и дико измотанную,  которую интересуют только две вещи: где ее муж и где ближайшая подушка, при том первый запросто мог превратиться во вторую, будто по мановению руки Морфея.
Что могут делать двое не-геев мужчин, оставшись наедине? Максимум сыграть в твистер. Ее уже потрепанное сегодняшним вечером воображение сгенерировало совершенно комичную картинку, вызвавшую очередной рвотно-голодный спазм в животе, после которого она, закашлявшись, едва не сползла по стене коридора, едва способная отдышаться. Перед глазами плыли черные круги, предвещавшие скорую потерю сознания. Недостаток глюкозы, она опять довела себя практически до голодного обморока, пытаясь прожить сутки на стакане кофе, нескольких фужерах с шампанским и бутылке с негазированной водой. Диабета у нее отродясь не водилось, но сахар в условиях полуголодного существования явно снова достиг критической отметки. Руки, которые она едва видела сейчас, мелко дрожали, а ей самой было нечем дышать из-за прилива жара. Надо добраться до людей, и уже потом можно отрубиться. Амелия судорожно принялась копаться в карманах, добывая спасительные леденцы. Успела. Мелкие превращенные практически в крошку с острыми краями конфеты отправились в рот. Анорексично-булимический цикл никогда просто не сталкивался с тяжело работающими людьми. Когда нет времени поесть - любой прием пищи превращается в радость.
Она постояла еще с минуту в середине коридора, опираясь рукой на стену, приходя в себя и уверяя желудок, что они сейчас заберут это ходячее недоразумение из лап мистера Хаксли, и отправятся ужинать. Вроде он поверил, потому что черные пятна и туман перед глазами отступили и Амелия пришла в относительную норму. Держа злополучные туфли в руках она все еще неверным шагом отправилась дальше, ища правильную каюту и параллельно прислушиваясь к каждой двери. За нужной было подозрительно тихо, так что по праву женщины, чей муж заходился за ней, она даже не стала стучаться, наоборот, они постаралась открыть как можно быстрее.
- Попался, изменник! - выпалила она, падая всем весом на открывающуюся внутрь дверь и повисая на ручке, тут же давясь нервным неконтролируемым хохотом. Картина перед ее глазами была более, чем занимательная, хотя ничего предосудительного пока в ней не было. Братство сбежавших от нее на свободу мужчин играло в карты, и судя по отложенным с сторону  предельно аккуратно сложенным частям гардероба играли они  на раздевание. Конечно, это был единственный способ привести их обоих к равенству - играть на деньги они не могли из-за того, что принадлежали к птицам разного полета, а играют на щелчки только подвыпившие подростки. Хотя от подвыпивших подростков нынче эти двое и не отличались. Только, по всей видимости, она своей случайной шпилькой заехала обоим мужчинам ниже пояса. Ладно Ричард, с ним все было понятно. Одинок, свободен, относительно безалаберен, чертовски хорош собой - по крайней мере Амелия была падка на такой типаж - и совершенно точно гей. Но вот что не так было с мистером Хаксли, с такой легкостью избавившегося от формального обращения и разрешившего мистеру Уильямсу называть себя Артуром? Невиданная легкость и невиданное панибратство, учитывая тот факт, что единственное, что могло быть общим у этих двоих в ее представлении была эта свадьба. Но, очевидно, она ошибалась и вскорости ей придется расхлебывать заваренную кашу.
- Итак, что я пропустила? Кроме нелегально проращенного на борт алкоголя и партии в... - Амелия, поджимая пальцы на подмерзших ногах, доковыляла до пойманных с поличным мужчин и перегнулась через плечо Ричарда, чтоб заглянуть в его карты, чтобы понять во что они играют, - покер. Фу, как это банально. Почему не вист и не бридж? И зачем, я понимаете ли, тебя учила?
Однако, ей слишком поздно стало понятно в каком свете она выставляла себя: одна рука целомудренно на спинке стула, другая вообще держит снятые туфли. Так выглядят закадычные друзья, коими они и являлись, но никак не супруги. Пришлось срочно реабилитироваться, оставив яркий сливовый след помады на коже.
- Мне придется его забрать, боюсь, что в противном случае меня объявят рогоносницей еще до возвращения на сушу по вашей вине, мистер Хаксли,- с совершенно серьезным выражением лица прощебетала Амелия, как-то мигом переходя с официального тона человека, строившего днем официантов, к тону обычной женщины, заботящейся о своем добром имени и об имени своего мужа. Она на фоне усталости как-то даже не задумалась, что в теории могла сейчас сдать их обоих с потрохами, едва не раскрыв маленький секрет, на котором из "брак" и держался. На утверждении, что они оба нормальные, хотя она чокнутая и сдвинутая на свободе феминистка, не видящая в институте супружества ничего кроме никому не нужных оков, а ее спутник вообще не рассматривает женщин не как произведения искусства и воспринимает обнаженную натуру ровно так же как ее мраморную копию - с точки зрения эстетики, а не похоти. Кажется, Артура после этих слов едва заметно передернуло, будто он увидел то, к чему долго стремился и наконец нашел.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2h4sS.gif[/AVA][NIC]Amelia Mitchell[/NIC]

Отредактировано Romana Wilson (2016-09-29 13:17:45)

0

16

[NIC]Richard Williams[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/2h4aQ.jpg[/AVA] [STA]it's okay to be gay[/STA]
Забавное, должно быть, зрелище предстало перед взором Амелии, стремительно ворвавшейся в чужую каюту в поисках родного "супруга". После полутора стаканов виски Ричард ни за что бы не вспомнил, кому из них пришла в голову идея сыграть на раздевание - ему или приятелю авантюристу с голубыми глазами, - но идея была в любом случае крайне безрассудная, если не банально дурацкая. Создатели корабля постарались на славу, чтобы навести в каютах полноценный уют и тепло, но безжалостный морской климат ощутимо охладил температуру воздуха. Оба мужчины, лишившись части своих праздничных одеяний, периодически вздрагивали, а пальцы, крепко сжимавшие вожделенные карты, мелко тряслись. Только и оставалось, что согреваться с помощью виски.
- Дорогая! - Ричард издал возглас удивления, во все глаза уставившись на вошедшую. Он вновь забыл о её существовании и об отведённой ему роли, но в том состоянии, в какое его привёл выпитый алкоголь, это уже не казалось странным.
- Покер - отличная игра! - он возмущённо фыркнул, не сводя взгляда с Амелии. Конечно же, Ричард не помнил об условленном визите, который распорядительница должна была нанести в каюту сразу по окончании рабочего времени, и недоумевал, зачем она вообще здесь появилась и разрушает их превосходную увлекательную партию своими нелепыми замечаниями.
- Куда забрать? Но мы не доиграли! - запротестовал любящий супруг, не желая сдаваться: в руках у него собрался, пожалуй, лучший расклад за сегодняшний вечер.
- Ваша правда, миссис М-митчелл, - прозаикался Артур, который продолжал глушить виски, будто это была обычная вода, и сам выглядел уже не самым солидным образом, - я, кажется, что-то хотел вам сказать... или показать... но лучше разберёмся с этим завтра утром, - он опустил взгляд в свои карты, секунду подумал и в отчаянии швырнул их на стол, - а, к чёрту! Пас!
- Как вы могли! - нахмурился Ричард, вынужденно открывая свои. - В кои-то веки у меня в руках стрит!
Решив, что на этом игру можно закончить, замёрзшие джентльмены яростно кинулись одеваться.
Какой бы ни была изначальная цель визита четы в каюту, что бы ни держал у себя в уме Артур - всё давно утонуло в крепком ирландском виски.
Наконец, Ричард и Амелия выбрались в коридор.
- Сколько же времени? Не пора ли спать? - мужчина выразительно зевнул, а потом уставился на спутницу, беспомощно моргая. - А где наша каюта? У нас же одна каюта, да? Нам что, ещё и спать в одной кровати?
Ох, если бы где-то поблизости были трезвые уши, их обладатель наверняка бы здорово удивился такой реакции.
Впрочем, недовольство Ричарда быстро сменилось желанием хоть куда-нибудь лечь. Ему сгодилась бы любая поверхность, хоть кровать, сколько бы человек одновременно на ней не спало, хоть ковровая дорожка коридора.
- Что-то у меня голова кружится, - пожаловался он Амелии, нетвёрдым шагом направляясь в указанную сторону, - проклятые корабли... укачивает же! - скорее всего, укачало азартного молодца не от корабельного хода, а от горячительных напитков, но какая разница...
- Артур очаровательный, но такой странный, - без утайки вещал Ричард, оглядываясь на подругу, - надо бы завтра утром поговорить с ним по душам и всё прояснить... Эй, а вот и дверь!
Вламываясь в каюту с радостью и облегчением, он сразу нашёл кровать и, недолго думая, обвалился на неё, как марионетка, у которой отрезали нити.
- Ты даже не представляешь, как я устал, - нагло выдал мужчина несчастной женщине, весь вечер крутившейся на корабле, как белка в колесе, и мгновенно уснул.

+1

17

Зрелище было феноменальным, комичным и трагичным одновременно, будто кто-то намешал красный перец чили с солью и сахарной пудрой и предложил гостям. Нет, в этом сочетании не было ничего плохого, напротив, острый шоколад был даже по вкусу Амелии, хотя в свое время она его определенно переела, заедая конфетами авторства одной из лондонских кондитерских стресс, как и мятого шоколада, но всего должно быть в меру. И в первую очередь алкоголя. Мисс Митчелл совершенно не знала что именно успел наговорить ее старый, даже закадычный друг, шаферу. И судя по количеству выпитого - это навсегда останется тайной, потому что Артур, что Ричард надрались до кровавых пикси перед глазами и едва ли вспомнят поутру что играли в покер. Это было к лучшему, потому что ее "супруг" нес совершенную околесицу, судорожно вцепившись рукав платья и пошатывался так, будто на них раз за разом падал девятый вал.
В таком виде они и покинули логово дракона, но Амелия буквально спиной чувствовала те странные волны негатива, что адресовались и обоим. Она начинала догадываться что именно хотел шафер, но он просадился по крупному, поставив на темную лошадку. Ему следовало выбрать другую пару для своей игры в кошки-мышки - своего покроя, а скромные представители среднего класса все еще соблюдают чуточку моральных устоев. Обычно. В их случае им просто было плевать абсолютно на всех, кроме них двоих. Как влюбленным или как настоящим друзьям.
- Идем в кровать, горе мое алкоголем пропитанное... Ты же знаешь что я буду мстить завтра и спрячу все таблетки от похмелья?- это не первый раз, когда они попадают в такого плана ситуацию. Она помнит абсолютно идиотский случай, когда ее упившуюся дешевой текилой в ближайшем баре после того, как ей пришлось бросить очередного бойфренда, захотевшего большего, чем просто хорошие отношения, и не способную стоять на ногах, не то что идти, наплевав на все приличия, несли четыре квартала на руках, пока она голосила пьяным голосом на всю округу, что все мужики козлы, мечтающие посадить своих жен на короткую цепь.
Ричард определенно думает, что количество промилле в крови стерло из ее головы все события, будто ластик стирающий карандаш, но память у нее отличная, даже иногда слишком, и ей стыдно за все, а в первую очередь за то что она, как приличная женщина так и не стала приставать, твердя себе как мантру, что не имеет права жаловаться на то, что идеальный по ее скромному мнению представитель мужского пола все же имеет один неисправимый даже текилой изъян...
Но она много говорила, озвучивала все, что приходило в голову - так что Эми была уверена, что они знают друг о друге слишком много, чтобы ссориться. От таких друзей избавляются только пулей в лоб и никак по другому. Были другие случаи, иногда пьян был Ричард, иногда она, пару раз, ладно не пару раз, куда больше за столько-то лет надирались они оба - но в любом случае их ситуация была воистину уникальной. Но вместо того, чтобы в очередной раз прокручивать в голове когда именно все пошло под откос сегодня Амели просто продолжала быть самой собой - острой на язык желчной сволочью, которую сегодня вымотали практически до предела.
- Ага, это был коварный план от начала до конца. И спаивала тебя тоже я, чтобы изнасиловать практически бездыханное тело. Пошел вперед, на доску, пират британский, -она привычным жестом отрыла дверь бедром и отпустила свою жертву. Господи, завтра им обоим будет что обсудить, но в первую очередь ей нужно поесть - разгрузочный день это, конечно хорошо, но ее желудок уже довольно долго напоминал о своем существовании. Интересно, Ричард действительно всегда храпит или это только тогда, когда у него простуда помешенная с алкоголем? Еще один факт из жизни, который ей знать было не положено был брошен в копилку. Чует ее сердце - ее назначат шафером, если ее лучший друг действительно рискнет связать себя узами.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2h4sS.gif[/AVA][NIC]Amelia Mitchell[/NIC]

Отредактировано Romana Wilson (2016-10-29 22:25:07)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » оттенки морского