Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ответственная безответственность


ответственная безответственность

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

ответственная безответственность
Действующие лица: Вилетта, Эвелина, Фрэнки
Место действия: Город, особняк Вилетты

http://4.bp.blogspot.com/-oCVJg6IJe2c/T1uRLvvjaFI/AAAAAAAACeo/FHXgn07pT_8/s1600/from-Polina-Bulat-1.jpg

0

2

Когда время бежит со скоростью ужаленного в попу таракана, а ты ни черта за ним не успеваешь: вот оно, ощущение утерянного времени. Мне всегда казалось, что мир под моими руками - пластилин и стоит только хорошенько нагреть руки, чтобы он в них начал преображаться по моему на то желанию. Но нет, ничего поддавалось моему желанию, а даже наоборот, чем больше мне чего-то хотелось, тем меньше было шансов, что все получится именно так, как я задумала. Вот и сейчас. В очередной раз обламываю зубы о свое высокомерие и невнимательность. Какого черта там вообще взялась эта девчонка? Какого, мать его, черта?
Девушка-интерн из скорой сказала, что Фрэнки будет жить, но она должна позвонить опекуну и сообщить о случившемся. И я ожидала возвращения Вилетты с некой опаской, будто не маленькая женщина на высоких каблуках должна появится через несколько часов на пороге дома, а самый настоящий Волан де Морт. И почему Мелиса не послушала меня? Ведь куда проще было бы объяснить Вилетта, когда та вернется и будет в хорошем расположении духа, чем вот сейчас, когда ее выдернули с поездки тревожным звонком.
Я ждала, что вот-вот зазвони мобильный и фаэри заголосит на другой стороне огненной валькирией. Но телефон молчал. Зеркала в доме также сохраняли свои прежние отражения и даже не думали покрываться рябью, пропуская из Зазеркалья идущих через отражения. Дом был тих и спокоен. И вот это спокойствие волновало меня больше всего. После такой тишины ожидайте бурю, натиск которой вы вряд ли переживете без потерь.
Фрэнки, получив пиццу и гранатовый сок, уже давно отдыхала и залечивала раны, а ко мне сон все не шел. Взгляд цеплялся за обстановку комнаты, за красные гардины, за черный диван, за белый ковер. В комнате была идеальная чистота, хоть никакой прислуги в доме никогда не было. Сейчас же, ожидая Вилетту, я почему-то начала думать о том, кто же здесь наводит порядок. Не представляю фаэри с веником или пылесосом наперевес. Даже как-то смешно бы сделалось от такого зрелища. Потому, вовлеченная в желания узнать ответ на этот вопрос, поднимаюсь с удобного кресла и иду к записной книжке, которая была оставлена "на все случаи жизни". Там ответа никакого не нахожу. Номера, имена, адреса, но все без пометок, словно хозяйка особняка помнила все это и так. Вздыхаю. Мне непременно надо знать ответ. Не могу понять, что со мной, но кажется, словно я умру, если не узнаю.
Бреду дальше, вижу доску с расписанием. На ней разными почерками написано на неизвестном мне языке какие-то слова. Галочки, плюсики, цифры. Может, сюда приходит прислуга, когда в доме никого нет? Закрываю глаза и пытаюсь почувствовать магию этого места. Все тихо. Никакой такой магии и рядом нет.
Отвлекает меня от моего занятия громкий удар звери о косяк. Я даже подскакиваю на месте, оборачиваюсь на звук и вижу ее... - я могу все объяснить, - Начинаю говорить, но меня прерывают жестом. - Если бы я хотела слышать объяснения, то позвонила бы. - Она пронзает меня своим взглядом и все, что мне остается, так это замолчать. - С тобой мы поговорим позже, жди здесь. - Ее острый коготок указывает на кресло, с которого я только сто встала, а сама она уже идет к спальне Фрэнки. Кто бы мог подумать, что женщина такого положения будет волноваться о каком-то приемыше. Вообще удивительно, что она забрала девочку себе. Впрочем, причуды Вилетты меня никогда не касались, главное: она платила мне деньги и защищала в этом городе от тех психопатов, который давно охотятся за моим генетическим материалом. Но я им не дамся, а под чарами Ви, у них нет и одного шанса, чтобы разыскать меня. Но кое-что меня все же смущало. Если из-за выходки Фрэнк я останусь без защиты, придется в очередной раз менять место жительства и ехать прочь из Города... Города, где мне было бы оставаться и дальше.

Фаэри заходит в комнату к девочке и включает ночник. Она не хочет разбудить свою дочь, но ей попросту необходимо увидеть насколько все серьезно и стоит ли вообще бояться того, что могут возникнуть какие-то проблемы. Опустившись на кресло рядом с Фрэнки, проводит пальцами по щеке девочки: - Фрэнки, ты спишь? - Вилетта могла проникнуть в сон девочки, но сейчас ей нужно было знать не только о психологичесом, но и о физическом здоровье малышки.
[NIC]Evelina[/NIC][STA]атомное лето[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2h6x3.jpg[/AVA][SGN]нет шансов спастись[/SGN]

+1

3

[NIC]Franky[/NIC]

Жить буду.
Возможно, не долго. Возможно, не очень спокойно. Но буду. Это факт. Способности помогут ранам затянуться в разы быстрее. Тем не менее, я все равно человек, а не какой-нибудь там демон, который смог бы зарастить такие «глупости» за пару часов, а потому мне придется поваляться в кровати пару деньков и помучаться от боли. Физической и душевной. Меня не страшит и не парит тот факт, что я подвела Эвелину – отношения у нас с ней, мягко говоря, не складывались. Не складывались настолько, что мы одну за другой втыкали друг другу палки в колеса. Тем не менее, моя вот эта, так сказать финальная, палка получилась совершенно случайно. Я вовсе не хотела подводить Эву так по-крупному, подставлять ее перед Софи и все в этом духе. Я просто хотела взять то, что принадлежала мне по праву – победу в гонках. Я хотела, но у меня все равно в этот раз бы ничего не вышло, потому что Эвелина была сильнее, умнее, проворнее. Но кто же знал, черт возьми!? Кто же знал, что она вообще там будет?
Буря мыслей в моей  голове прерывается под натиском очередной волны разрывающей голову боли. Глубоко вдыхаю, закрываю глаза, чтобы провалиться в блаженную, спасительную темноту, но сна нет. Он не приходит. И вот сейчас бы мне не помешала Вилетта…Она бы с легкостью помогла мне провалиться в сон. Другая часть проблемы состоит в том, что с такой же легкостью она в этот сон может проникнуть и выведать там все, что у меня на душе. Это ее козырь в рукаве, который представляется мне скорее мерзкой особенностью, от которой не избавиться. Но со мной она так не поступает. По крайней мере, не поступала раньше. Неизвестно, что будет теперь.
Вилетта. Женщина, которую на людях мне приходится называть «мама». Женщина, которой смотрят в след, когда она проходит мимо. Женщина, глядя на которую задерживают дыхание, забывают, как дышать. И я их понимаю.Вилетта – мое личное проклятье и спасение в одном флаконе. Потому что она видит во мне ребенка, я в ней – женщину. Женщину, которую хочется покорить. Женщину, которой хочется обладать. Но в нашей истории не будет такого конца. Мне нечем покорить ее, кроме искусства, а потому я продолжаю рисовать. А обладать ей невозможно, потому я даже не пытаюсь, не делаю попыток. У меня нет шанса. Иногда, правда, срывает крышу, и я выплескиваю на неё все свои чувства, все свое отчаяние. Думаю, она уже привыкла. Думаю, мое помешательство на ней не стало откровением. Огонь, который она разжигает в моей груди, будет гореть вечно, заставляя меня пылать и проливать все эти чувства на холсты в немой агонии.
Через какое-то время ожидания я все-таки проваливаюсь в тревожный, беспокойный сон. Он обнимает меня со всех сторон, баюкает в своих руках и помогает ранам на моем теле затягиваться быстрее. Тем не менее, на пододеяльнике уже все равно осталось несколько алых разводов, которые невозможно не заметить.


Я просыпаюсь от мягкого прикосновения и мелодичного, спокойного голоса. Никаких истерик – в этом вся Вилетта. Иногда я удивляюсь тому, как у нее получается хладнокровно переносить мои выходки, парировать мои выпады и оставаться при этом такой очаровательно невозмутимой. Обычно я даже чувствую, что не безразлична ей, хотя мы обе знаем, что знакомы не так давно. Мы обе знаем, что я не ее дочь по праву рождения. Мы обе знаем, что знакомы всего больше года и до устоявшегося материнского инстинкта далеко. Но что-то все-таки проскальзывает. Желание оберегать и заботится? Чувство ответственности за человека, который доверился? Взамен на мое искусство, конечно же. Взамен на мое желание творить. Но тут сомневаться не приходится – невозможно остаться безучастным к живописи, когда рядом появляется моя мать. - Привет, – произношу я, заставляя себя раскрыть глаза. После сна сделать это получается с трудом, и мне приходится проявить стойкость, чтобы отправить желание обратно заснуть куда подальше, - уже не сплю.
Вилетта убирает руку, но мягкое прикосновение ее пальцев все равно чувствуется на щеке. И мне хочется заурчать, как котенок, показывая, что ее присутствие приятно. Но я не делаю этого, подозревая, что спокойствие матери, скорее всего, обманчиво. Скорее всего, как только она убедиться, что я не умираю, то прочитает мне лекцию длинной в километр, почему я не должна была этого всего делать.Уверяю, мам, я и сама все это знаю, но…Мне так хочется жить. Дышать полной грудью, пробовать мир на вкус, различать его по цветам и полутонам. Мне так хочется. - Извини, что выдернула тебя из поездки, – кривовато ухмыляюсь, словно пытаюсь сказать «со мной все в порядке». Ну, кроме того, что мы с Эвой чуть не поубивали друг друга в порыве неожиданной, но ожидаемой ненависти.

Отредактировано Denivel Simon (2016-09-23 21:31:58)

+2

4

Все было замечательно ровно до тех пор, пока не зазвонил телефон. Все было замечательно ровно до тех пор, пока Вилетта не подняла трубку и не сказала, "слушаю". Все было замечательно ровно до тех пор, пока выслушав дрожащий голос на другой стороне, женщина не ответила "спасибо за звонок". И вот после этого все полетело в тартарары, хоть пока никто еще об этом не знал.
Мужчина, какой-то влиятельный и высокопоставленный, а главное - сильный, охотник подошел к маленькой женщине с вином, протягивая бокал, улыбнулся, но не спросил, кто звонил. Даже не напомнил, что во время встреч с ним, Вилетта обещала не отвечать, кто бы ни звонил. Его совсем немного раздражало, когда Ви отвлекается на кого-то еще. У них ведь не так много времени. - Ты подумала над моим предложением? - Женщина взмахнула длинными ресницами и посмотрела в глаза собеседника, взяла бокал, но вот с ответом пока медлила.
Каждый раз он спрашивает об одном и том же, надеясь, что Вилетта однажды скажет да, но пока: - я никогда не буду подчиняться и принадлежать только одному мужчине. Давай просто не будем об этом? - Каждый, кто знал ее, хотел урвать себе кусочек. Каждый хотел посадить на цепь лишь в угоду себе. Но как объяснить, что вдохновение не может принадлежать только одному? Да и на цепи - не выживет. Потеряет лоск, красоту и привлекательность. Вилетта хотела жить, а потому не могла позволить себе подобную "роскошь", даже, если бы очень хотела быть чьей-то. Охотник, услышав ответ, зарычал, пытаясь усмирить своего внутреннего демона. Схватил фаэри за горло и приподнял над полом. - Я могу убить тебя, если захочу. Я могу подчинить тебя, если захочу. Ты будешь только моей! - Он никогда не мог управлять своими чувствами и яростью, когда они говорили на эту тему. Фея выронила из рук бокал и схватилась за держащую ее руку.
Осколки и брызги вина разлетелись по все стороны, а когда в комнате наступила тишина, женщина прошептала: - но тогда ты потеряешь меня навсегда. - Охотник опускает Вилетту на место и разжимает пальцы. - Ты сводишь меня с ума, бедовая женщина! Кто тебе звонил? - Наконец-то он спросил о том, что действительно его разозлило. Он не хотел и в тоже время хотел знать, что за важный звонок, раз Вилетта решила нарушить правило. - Моя дочь попала в аварию. - Ответила как-то безразлично, голос даже чуть-чуть не дрогнул, хотя на самом деле внутри бушевала буря, а волнение своим натиском выбивало почву из-под ног.
Мужчина отошел и опустился в кресло. Он впервые слушал о дочери, впрочем, он предпочитал не знать, что происходит в жизни у Ви. Не лезть туда, куда его не зовут. Потому что для него там места нет, или есть, но вот такое, как сейчас. Получить же больше - не выйдет. - И почему ты до сих пор здесь? - Охотник не мог понять: волнуется женщина за дочь или нет. Он вообще не понимал за кого может волноваться эта женщина, когда даже за себя не особо переживает. - Потому что я с тобой и у нас уговор. Я выполняю свою часть, а ты - выполнишь свою. - Женщине нужно было, чтобы кто-то сохранял ее независимость. Ей нужно было, чтобы кто-то в случае необходимости вышел на бой за нее. А еще, ей нужен был кто-то, кто смог бы убить Ассара, когда тот вновь появится в Городе. - У меня пропало настроение, можешь быть свободна. - Отвечает пренебрежительно, и вот это уже совсем не нравится женщина. Она подходит ближе и поднимает его подбородок красным ноготком, болезненно впиваясь в кожу мужчины: - еще раз я услышу подобный тон, мы попрощаемся навсегда. Я тебе не шавка, которая будет прыгать, когда ты прикажешь. - Охотник улыбается и эта улыбка похожа больше на оскал. Хватает Ви за руки, притягивая к себе... фаэри всегда знала, как разжечь в нем огонь страсти и подчинить себе.

Волновалась ли Вилетта за Фрэнки? С виду этого не скажешь. Женщина не торопилась бросать все и мчаться домой. Она не звонила ни самой Фрэнки, ни телохранителю Эвелине, даже встречу не окончила тут же. Но внутри нее жило беспокойство. Другое дело, что нельзя было его показывать. Ведь все, что мы любим - наше слабое место, а у фаэри не может быть таких мест. Они должны любить все одинаково: не выделяя ничего и никого конкретного. Весь мир - это их вотчина. Все живые - их дети. Но из-за того, что они уже давно живут в человеческих телах, они научились и чувствам людским, а потому рано или поздно кто-то да оказывается в списке избранных. Но это совсем не значит, что этот список когда-то станет важнее их самих. Так и Вилетта: она волновалась и переживала, но сохраняла невозмутимость, словно профессор МакГонагалл.
Как только освободилась, покинула охотника и прыгая через зеркала переместилась в свой особняк. А дальше - быстрее в комнату к Фрэнки. Конечно же, Эвелина ждала и была готова отправится собирать вещи, но это было ни к чему. Учить хорошим манерам нужно было Фрэнки, а не Эву. Впрочем телохранителю также достанется.
- Привет, - фаэри улыбается, но в улыбке кроется подвох. Не может же быть она действительно настолько рада, что ей пришлось испортить себе переговоры выходками ребенка. - Ты же знаешь, что я не всемогущая? - Пропуская мимо ушей извинения, начала женщина. - И, думаю, знаешь, что в Городе действуют свои законы. - О да, сейчас будет воспитательный момент, раз родители не научили Фрэнки хорошим манерам, то придется учить приемной матери. - Эти поездки очень важны для нас. Они помогают сохранять тот статус, что есть сейчас и оберегают нас. Если мы лишимся защиты - то начнется травля. Кто-то из охотников захочет подчинить меня, а как следствие и тебя. И, поверь мне, тебе может не понравится то, что с нами сделают. - Это была только верхушка айсберга, у Вилетты всегда был запасной план, но посвящать в него женщина никого не хотела, надеясь, что сумеет выкрутиться на том, что есть. - Именно потому я и попросила слушаться Эву, но что получилось? Не хочешь мне рассказать, как же так получилось, что слушая ее, ты попала в аварию на нелегальных гонках? - Женщина знала только часть истории, вторую она могла додумать, прочитать в мыслях или узнать. Ви обычно подходила со всех сторон, чтобы найти истину.
[NIC]Вилетта[/NIC][STA]что мне женщины змеи, когда я хозяйка террариума[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2h7vS.png[/AVA][SGN]Когда кто-то в мире произносит «я не верю, что феи есть», где-то умирает чья-нибудь фея.[/SGN]

+1

5

[NIC]Franky[/NIC]
Началось.
Раз. Два. Погнали!
Я мысленно считаю, уже готовая к тому, что будет дальше - нравоучения. В голове лампочкой вспыхивает красный цвет и я кусаю губы почти до крови, проявляя свою выдержку и стойкость, чтобы не сорваться. Чтобы не оправдываться. Чтобы не грубить.
Ну почему, почему, черт возьми, ты такая? Раз уж ты залезла в шкуру моей матери, решила примерить на себя эту роль, раз называешь в обществе меня своей дочерью, то где хотя бы часть тех чувств, что должны дарить родители своим детям. Где?! Вместо того, чтобы узнать, как я себя чувствую и что вообще происходит со мной и моим организмом, ты начинаешь диалог со фразы "Ты же знаешь, что я не всемогущая".
Прикинь, но я давно об этом догадалась! Более того, я даже не начинала думать, будто бы ты можешь все. Хотя, признаться, лично для меня ты сделала по-настоящему много. Ты вытащила меня из глубокой жопы, дала крышу над головой и материальное обеспечение. Накладочка вышла только в том, что помимо твоего положения в Городе и твоих денег я хотела кое чего еще.
Любви.
И ласки.
Да, я давно поняла, что ничего в глобальном смысле этого слова мне не светит. С тобой - точно. Наверняка. Сто процентов. Но разве нельзя быть мягче? Разве нельзя проявлять сострадание, обеспокоенность моим состоянием? Разве нельзя показать, что тебе не все равно? Но вместо этого я слышу, как ты говоришь о Городе. И о том, какой феерический пиздец ждет нас в будущем, если я не перестану вести себя как маленькая девочка, которая вечно только и делает, что создает проблемы. Раз за разом. Шаг за шагом. Постоянно.
- Я не просила тебя приходить так скоро. Эвелина бы справилась. Я бы справилась. Мы бы справились, слышишь? - мой голос звучит глухо, но даже не смотря на это, можно расслышать как он звенит от обиды. От ощущения собственной ненужности. От осознания того, что меня ругают, даже когда все вот так вот.
- Да просто не надо было меня запирать с ней, черт возьми. И вообще, можно подумать я специально не вписалась в поворот. Это был азарт. Я хотела сделать её, обогнать! Я хотела показать, что не просто малявка, которую можно все время затыкать и издеваться, - не знаю, в курсе ли ты, что наши с Эвой отношения не задались с самого начала. С первой минуты, как мы оказались вместе и она почувствовала власть. Почувствовала, что имеет право управлять мной, потому что это право ей дала ты. Черт возьми, Вилетта, ты думаешь, что это не обидно?
- Я не игрушка. Живая, - медленно произношу, делая акцент на словах, - а меня запрели дома с указаниями, что я никуда не могу пойти без этого твоего ручного цербера и все чем я должна заниматься в свободное время - рисование.
Я шумно вдыхаю воздух, втягивая его в свои легкие, пытаюсь успокоиться. Потому что как только я разнервничалась, у меня сильно разболелась голова, чудесным образом показывая мне последствия гонок. Я отдаю себе отчет, что не будь я индиго, то скорее всего сейчас была бы мертва. Но я не мертва, а чувствую себя примерно так, как будто давно окочурилась. Так сильно меня угнетают рамки, в которых я оказалась.
- Она не присматривала за мной, - я стискиваю руки в кулаки от злости, - она не давала мне жить! Вообще. Совсем, - да что говорить о гулянках, если Эва думала, что в праве решать, когда и как я должна есть и когда ложиться спать. Но мне не тринадцать лет, - а то что твоя цепная девочка тоже участвовала в этих гонках... это нормально? - я ухмыляюсь, - оставила меня одну ночью и смоталась из дома. Она правда думала, что я не замечу и останусь в особняке? Не слишком ли это наивно для такого квалифицированного работника... - я не лелею надежду, будто ты выставишь Эву из дома за этот проступок. Нет. Я знаю, что ничего подобного не будет, но раз уж ты промываешь мне мозг, читаешь мораль, то почему бы не вспомнить, что не только я в этом доме отличаюсь своенравностью? А то ощущение такое, будто я Рон Уизли, который вечно косячит на фоне успешных Гарри и Гермионы. Нет, так дело не пойдет. Если обе провинились, то и платить будем обе.
- Я могу справиться без ее постоянного контроля, Вилетта. А от серьезных травм меня не спасет даже она...

Отредактировано Denivel Simon (2016-09-23 21:32:09)

+1

6

Совсем неизвестно, какой черт дернул в тот день Вилетту забрать Фрэнки домой. Но какой бы не дернул, уже ничего не изменить, как минимум до восемнадцатилетия. А потом... что будет потом фаэри еще не думала. Возможно, оставит девочку в качестве сахара, возможно, разрешит жить так, как ей того захочется. Скорее всего, будет зависеть от того, кто именно за ней придет. Женщина никогда не испытывала иллюзий на счет того, что малышка будет исключительно ее. Да и вряд ли ей нужен был настолько слабый сахарок.
- Я вижу, как вы справились. Если бы все было хорошо, мне бы не звонили врачи. Ты ведь жива только потому, что Эва додумалась сделать тебе переливание крови с повышенной регенерацией. Ты обязана ей жизнью, в следующий раз, препираясь и не слушая ее, подумай об этом. - Вилетта не собиралась искать правых и виноватых, она отсыпет одинаково обеим, только начать надо с Фрэнки, потому что катализатором здесь была именно она. Почему-то, фаэри была уверена в этом. Эва слишком много знает о жизни, чтобы препираться с какой-то там девчонкой.
- Показала? - Красные губы смыкаются в хищной улыбке. И в этой улыбке явно читается, что буря только впереди. Все, что сказала Ви раньше - это лишь слегка повышенный ветер негодования, натиск которого только думает возрастать и усиливаться. - Запомни, я не просто так выбрала Эвелину твоим телохранителем. Она куда опасней и проворней, чем может показаться. Она пережила столько, что тебе и десять жизней не хватит. Но при этом, она такой же индиго, как и ты. Только все ее способности рассчитаны на то, чтобы убивать. И убивать она умеет первоклассно. Такой себе дементор реального мира. - Вилетта знала о судьбе Эвы не только из ее собственных кошмаров, но и из снов тех, от кого она сбежала. Было достаточно сложно отыскать тех, кто выжил после встречи с нею, но у фаэри все получается, когда она чего-то очень сильно хочет. - Научись с ней сосуществовать и тебе перестанет казаться, что ты под замком. Она здесь только для того, чтобы обеспечить твою безопасность, пока меня нет рядом и чем больше ты ей будешь мешать, тем тяжелее вам будет, и тем более жесткие рамки она выставит. Понимаешь? - Вся эта ситуация напоминала детский сад. Мне не нравится мой охранник, выдай мне другого и желательно такого, которому будет на все плевать. Нет, уж, слишком большая свобода влечет за собой большие неприятности.
- На этот счет я с ней погорю. Раз тебя так сильно волнует, что она ушла посреди ночи, то она больше на шаг не отойдет. И даже спать будет вот здесь. Это тебя устроит больше? - Вилетта могла так устроить, и это было бы не потому что, необходимо, а потому что Фрэнки не умеет себя вести. Такого рода небольшое наказание. Но его еще стоило выпросить. Впрочем, у Фрэнки были все шансы. - Если ты хочешь, чтобы я относилась к тебе, как ко взрослой, то будь добра, веди себя как взрослая. В противном случае, все останется так, как сейчас. Мне совсем не нравится, что тебя и на неделю нельзя оставить. - Ладонь легла на ладонь девочки, почти с нежностью, почти с любовью: - не надо воспринимать всех, как врагов, потому что в этом доме их нет. Если до сих пор этого не поняла, значит мое отношение полностью оправдывает себя. - Вилетта никогда не кричала на Фрэнки, даже сейчас, когда очень хотелось, женщина смогла сдержаться, проявив всю свою выдержку.
[NIC]Вилетта[/NIC][STA]что мне женщины змеи, когда я хозяйка террариума[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2h7vS.png[/AVA][SGN]Когда кто-то в мире произносит «я не верю, что феи есть», где-то умирает чья-нибудь фея.[/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2016-09-23 20:30:53)

+1

7

[NIC]Franky[/NIC]
Бесишь.
Как же ты бесишь.
Сколько же мне требуется выдержки и стойкости, чтобы не сорваться прямо сейчас, прямо тут. Сколько же мне требуется выдержки, чтобы заставить себя лежать на месте, вместо того, чтобы встать и уйти. Да, встать и уйти - именно то, чего я сейчас хочу. Хочу больше всего на свете. Иногда я даже жалею, что мы тогда встретились. Иногда я даже жалею, что ты вытащила меня из всей этой жопы. Скорее всего сама бы я не справилась и сейчас бы мой труп догнивал где-то в подворотне. Ну или меня бы подмял под себя какой-то сильный сахар. Скорее всего мужик. Тьфу. Не уверена, предпочту я быть сахаром какого-то полоумного охотника или сдохнуть в подворотне.
Я продолжаю кусать губы, чтобы не кричать на тебя, чтобы не срываться. Я просто должна пережить это. Вынести. Сделать невозмутимый вид, хотя, наверное, ты отчетливо видишь, как плещется в моих глазах огонь. Ведь правда, Вилетта? Ты видишь его?
Чувствуешь?
Ты не можешь не почувствовать. Фаери.
Иногда я хочу сказать тебе о том, какая ты в самом деле не человечная. Бесчувственная. Тварь. А потом вспоминаю, что в тебе и не может быть ничего человечного, ведь ты - не человек. Существо. Монстр.
Но как бы я не злилась на тебя, как бы не бесилась за все то, что ты делаешь и говоришь, я никогда не озвучу этих мыслей. Никогда так сильно не обижу тебя, даже если знаю, что обиды ты не покажешь. Просто бросишь мне в лицо фразу о том, какая я неблагодарная сука. Смеришь меня холодным взглядом, развернешься и уйдешь. А на самом-то деле все что мне необходимо - тепло. Твое в том числе. Чувствовать себя нужной, важной, а не просто одной из... Не просто одной из тех, кому ты даришь вдохновение и потом почти оргазм получаешь, глядя на получившиеся работы, впитывая в себя чужое творчество. Я понимаю, что это - твоя сущность. Но ничего не могу поделать с тем, что меня это бесит.
И как же раздражает твое "Эва то, Эва се!", как же раздражает, что ты смотришь на меня, как на кусок никчемности. Считаешь меня не просто сахаром, а какой-то настолько слабой субстанцией, что ее можно запереть под замок, посадить под ключ и не давать свободы. Считаешь, что я паталогически глупа. видимо.
Зато вот Эва!
- Да Эва у нас чертов гений! - цежу я сквозь зубы, но тут же закрываю рот, приказывая себе молчать. Было бы неплохо, если бы ты тоже помолчала. Я приказываю себе молчать еще и потому, что знаю - стоит открыть рот, подтвердить свою несдержанность, как Эвелина в самом деле поселится около моей кровати по твоей указке и будет сопровождать меня даже в ванную и в туалет. Хотя надо признаться, я бы не отказалась затащить ее в ванную. Не для того, чтобы помыться. Но Эва же у нас железная леди, цепной пес. Эва такими глупостями не занимается. Но в одном Ви права - я благодарна ей за спасенную жизнь. Я придумаю, как отплатить за то, что в моих венах течет и ее кровь.
Перед глазами пляшут цветные круги - красные, белые, желтые. Это отголоски моего гнева.
- Я поблагодарю ее за спасение, - уже мягче произношу я, хотя внутри все продолжает клокотать от злости - буря еще не утихла, она подогревается натиском негативных эмоций, которые я испытываю, - ты не даешь мне вести себя как взрослая. Или в твоем понимании быть взрослой это сесть дома на диване и начать вязать свитера как Молли Уизли? - я не хотела язвить, это получилось само собой. Бац. И слова не вернуть на место, но, возможно, что хотя бы так я смогу достучаться до тебя, Вилетта.
Вздрагиваю, когда твоя рука накрывает мою в таком естественном для близких людей жесте. Естественном для многих, но не для Вилетты. Я даже вижу, как тяжело тебе дается проявить эту чисто человеческую черту. И мне остается гадать - сделала ты это искренне или просто с желанием усмирить меня?
- Пожалуйста, прекрати ставить мне Эвелину в пример. Ты должна понимать, что такая постановка вопроса не может вызвать мою к ней симпатию при всем желании. Ты каждый раз напоминаешь мне, упрекаешь меня, что я слабая, сравнивая с ней. Понимаешь? - я переворачиваю руку и сплетаю свои пальцы с твоими, пытаясь почувствовать хоть каплю тепла, которая будет способна согреть сердце, - Тебе бы нравился кто-то, если бы тебе говорили "смотри Вилетта, вот эта фаери такая классная, а ты просто дно", - черт возьми, да пойми же ты меня наконец!
Хотя бы в этом.

Отредактировано Denivel Simon (2016-09-24 08:50:07)

+1

8

Ни дней не помня, ни людей,
Ни чувств рисованных,
Любовь приходит в лёгких сапогах,
Уходит — в кованых.

Г. Брик

Чувствовалось напряжение. Вилетта не могла его не ощутить, слишком хорошо была развита эмпатия. Чужие чувства протекали через женщину, как через сито, задерживая внутри все самое острое, все самое вкусное. От чувство порой можно получить даже больше эмоций, чем от чужой гениальности и вдохновения. Натиск негатива Фрэнки бурей врезался в существо фаэри, рвал его в клочья и защититься никак нельзя было. Именно потому женщина злилась, отображая зеркалом эмоции человека. Стоило усмирить разбушевавшийся характер Фрэнки, иначе ссоры не избежать. Но где найти арфу, струны которой усыпят ее нрав, настолько же эффективно, как магический инструмент усыплял цербера Пушка?
У Вилетты никаких арф не было и все, что она могла сделать, это сыграть на желаниях девочки. А та хотела того, его хотели и прочие люди: любви и понимания. Но как объяснить малышке, что Ви не умеет любить и чувствовать так, как это делают обычные люди? Как объяснить, что забота превращается в ошейник, которым душат. Проявляя заботу и нежность, она и лишала Фрэнки возможности ходить по городу свободно. А если отпустит, позволит делать, что хочет, то покажет безразличие к ее судьбе. Свобода - не есть любовь, и если индиго хочет любви, то вместе с ней она получит и кандалы. Фаэри же ставила свою свободу выше чувств, находя только в независимости радость, считая только одиночество проявлением истинной любви. Именно потому не позволяла кому-то нарушать границы своего личного пространства. Границы своих эмоциональных переживаний.
- Взрослые слушают и слышат, что им говорят. Сейчас в Городе не безопасно. Если ты хочешь моей любви, то терпи ее такой, какая она есть. Если же тебе нужно что-то другое, то у меня есть только вот такая. - Любовь и похоть - не идут рука обо руку. Желания низменные, они всегда пытаются поставить себя выше другого человека. Истинная же любовь благополучие другого и его комфорт всегда ставят выше. Любовь лечит, защищает и бережет, а страсть и похоть лишь выжигают как душу, так и тело. - Я не ставлю ее тебе в пример, я пытаюсь объяснить тебе, что вы разные и потому ты не должна себя сравнивать с ней. У нее никогда не будет того, что имеешь ты и наоборот. В этом и прелесть. - Вилетта не спорит, в словах таится безоговорочная и не имеющая возможности оспорить, истина. Или так только кажется фаэри, которая считает, что всегда и во всем права.
Пальцы сплетаются, но ни один мускул на лице у фаэри даже не дрогнул. Как будто она совсем ничего не почувствовала. Это было не так, но... но об этом было знать остальным не обязательно. Чувства должны оставаться под замком, иначе они приведут к катастрофе. - Тебе никто не говорит, что ты дно. И уж тем более, никто не говорит, что Эва - лучше тебя. Вы разные, не похожие друг на друга и потому соревноваться с нею - не имеет никакого смысла. - В комнату пробралась черная кошка, села напротив кровати и склонила голову на бок. - Снежинка? Что случилось? - Кошка подошла ближе, а после и вовсе запрыгнула на колени к Вилетте. Она-то все знала и все видела и сейчас пришла рассказать, позволяя эмоциям пережитых дней проникнуть в сознание фаэри. Красные ноготки Ви прошлись по шерстке кошки, почесывая то за ушком, то загривок. - Мы потом с тобой обязательно это все обсудим, а пока иди попроси у Эвы что-то вкусное. - Отпустив кошку, которая гуляет сама по себе, вновь обратила все внимание на Фрэнки. - Я не понимаю зачем ты вообще решила сравнивать. Если это такое проявление ревности, то не стоит. Она никогда не займет в моем сердце то место, которое предназначено для тебя. А пустые ссоры ник чему не приведут. Вам надо ужиться, потому что пока меня не будет в городе - она будет заботится о тебе. - Вилетте приходилось говорить о том, о чем она уже говорила. Как будто повторения смогут изменить ситуацию. Но других вариантов женщина не видела. Не менять же первоклассного телохранителя только потому, что Фрэнки вздумалось ревновать. Ничем другим подобное поведение оправдать было невозможно.
[NIC]Вилетта[/NIC][STA]что мне женщины змеи, когда я хозяйка террариума[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2h7vS.png[/AVA][SGN]Когда кто-то в мире произносит «я не верю, что феи есть», где-то умирает чья-нибудь фея.[/SGN]

+1

9

Мы друг друга не понимаем.
В силу того, что у нас не просто большая разница в возрасте. Огромная. Если Вилетта выглядит как красотка с обложки глянцевого журнала это еще не значит, что лет ей столько, сколько можно дать внешне. На самом деле между нами огромная, катастрофическая разница в возрасте. А еще у нас разные расы. Настолько разные, что можно просто свихнуться. Как бы я не пыталась понять фаэри, я не могла. Как бы фаэри не пыталась понять меня - она не могла. Даже если думала, что все понимает. Даже если считала, что самая умная и может читать любого как раскрытую книгу. Одно дело прочесть, но совсем другое - понять.
И мне сейчас требуется вся своя стойкость, чтобы выстоять под натиском Софи. И не важно, какая буря чувств зарождается у меня внутри. Не важно, какой огонь во мне полыхает. Я должна заткнуться и молчать. Шумно дышать, пытаясь выровнять дыхание. От всей этой чудовищной ситуации у меня начинают пульсировать виски и болит голова. От моральных травм не спасает даже кровь Эвелины. От душевной горечи не может спасти ни одно чудо. Я чувствую, как меня начинает мутить и теперь стараюсь дышать еще глубже и спокойнее. Но дыхание выходит каким-то рваным.
К счастью в этот момент ты отвлекаешься на кошку, которую так отлично понимаешь. Гораздо лучше, чем меня. Между прочим, в отличии от Эвелины, кошка мне нравится больше. Она, конечно, тоже сама по себе и весьма своенравна, а еще не смотря на черный окрас ты одарила ее именем Снежинка, хотя, по-моему, стоило назвать ее Северусом Снейпом. И ничего, что она девочка. Но кошка это кошка. Ее присутствие сказывается на мне умиротворяюще, даже если я знаю, что это маленькое чудовище всегда обо всем тебе доложит. Зато, если повезет, ее можно погладить. Чего не скажешь про Эву.
Голова начинает кружится сильнее, когда ты намекаешь, что я занимаю в твоем сердце какое-то место. Ненавязчиво, очень мимолетно даешь понять, что я особенная. Я закусываю губу, чтобы спокойно отнестись к этой информации, чтобы никак не среагировать и не выдать себя. Это не победа, конечно же, но уже что-то. К тому же я прекрасно знаю, что победы не будет. Но этими своими словами ты, сама того не осознавая, привязываешь меня к себе крепче. Не просто нитками, а прочными стальными канатами. И даже если я когда-то доставляю тебе неудобства, кажусь глупой, несостоявшейся девчонкой, но если будет надо - я умру за тебя.
- Я постараюсь, - вымученно произношу я, не решаясь объяснять в очередной раз, что дело не только во мне - в ней тоже. Я не хочу казаться перед тобой еще более слабой, а потому не собираюсь просить тебя поговорить с ней. Если она захочет, то пойдет на компромисс сама. Если нет - я продолжу жить как в аду. Но разве ж мне привыкать? Тут по крайней мере нет кучи других жестоких подростков, которые всегда готовы наброситься и напасть исподтишка. Я уверена, что Эва не станет наносить мне удар в спину, даже если ей приходится поступать так с другими. Сама не знаю, откуда во мне эта уверенность. Но она есть. От нее не скрыться. И вообще, после того, как по моим венам алыми потоками заструилась кровь этой индиго, я стала чувствовать себя иначе. Сильнее. И я стала лучше понимать ее. Больше нет жгучего чувства ненависти, хотя неприязнь, определенно, осталась.
- И нет, я не ревную, - в отличие от каких-то там охотников, с Эвой ты не спишь. Ну либо спишь, а я этого не знаю. Но это было бы слишком непохоже на тебя, ведь ты наняла ее на работу. Не в твоих правилах было бы смешать эти два понятия.
Мне больше не хочется пытаться объяснять тебе что-то, ведь что бы я не говорила, ты лишь отмахиваешься от моих слов, считая меня глупой, взбалмошной девчонкой, которая мешает тебе вершить великие дела. И это больно. Больно и то и другое, но у меня нет больше сил. Зачем кричать, когда никто не слышит?
Зачем?
Вот и я замолкаю, закутываюсь в одело, пытаясь утонуть в самой себе и раствориться только в своих мыслях.
- Ты бы не могла дать мне что-нибудь от головной боли, пожалуйста? - я вопросительно смотрю на ту, что в обществе считают моей матерью. Я смотрю на нее и думаю, что у общества есть право считать ее ненормальной, раз она взяла под опеку семнадцатилетнюю девушку, а не выдернула из приюта какую-нибудь крошку.
И у общества есть право ненавидеть меня.
И мечтать оказаться на моем месте.

+2

10

Фрэнки никогда не осознать, какой неподъемный груз лежит на плечах фаэри. Женщина несет на себе ответственность не за какого-то конкретного человека, она несет ответственность за весь мир, что раскинулся перед взором, а еще за тот, что скрыт от нас. Живя в трех разных практически параллельных вселенных очень сложно удержать порядок в голове, а у Ви это получается.
Один мир, мир живых, пропитан нитями вдохновения, бурей чувств, что сшибают своим натиском, словно бронебойный поезд одинокого путника, бредущего по рельсам. Этот мир живет по своим законам и не позволяет вмешиваться в канву своего хода чужим ловким пальцам. Невозможно из мира соткать что-то реальное. Подменить на какое-то время иллюзий - можно, а вот перекроить под себя практически нереально. Второй мир, это мир снов. Он как пограничное состояние между миром реальным и небытием. Там Вилетта имеет больше власти и способности влиять на то, куда заведет подсознание человека. В том мире она может не только вмешиваться, менять, выведывать тайны, но и помочь изгнать плохие мысли, направить в нужное русло. И третий мир, где Ви чувствует себя как дома - это мир зазеркалья. Место, где существует лишь один закон и этот закон сама создательница - фаэри. Чем сильнее способности и богаче фантазия, тем красочней этот мир. И у каждой фаэри свой собственный мирок, в который можно попасть лишь получив приглашение и разрешение. И если бы каждая фаэри жила только в каком-то одном мире, все было бы проще, но их сознание постоянно мечется из одного мира в другой и обратно. Как будто не может найти себе определенного, своего места в этом или каком-то другом мире. Влекомая блеском и жаром огня, сущность летит к живым, обжигается, чтобы вернуться к себе, набраться новых сил и полететь вновь на пламя. Многие из фаэри не похожи на Вилетту, они более неземные и оторванные от земли, как Полумна. Они куда слабее и зачастую являются сахарами для более сильных существ. Они скрываются и прячутся, чтобы не попасть под чужое влияние. Они пытаются сохранить свою независимость. Только единицы избрали свой путь, схожий с дорогой Ви. Сражаются за свое место и свое право быть и жить так, как им того угодно. И они никогда не отступят, ведь проявить слабость хоть раз - значит навсегда потерять себя в этом мире. Стать рабой кого-то. И в итоге погаснуть, потеряв единственное, что они умают: вдохновлять.
Очень часто то, что люди говорят и то, что думают - две совершенно разные вещи. Потому фаэри редко обращала внимания на слова и их смысл, больше уделяя внимание как человек говорит, что чувствует в этот момент. Ведь можно сказать, что все хорошо, а внутри будет огромная воронка черноты и тяжести, которая втягивает все дальше и дальше в пучину уныния. Руки опускаются и что-либо делать уже нет сил. Но если бы в определенный миг поверили не его словам, а его чувствам, этого можно было бы избежать.
Ви прикладывает ладонь к голове, снимания негативную энергию своим прикосновением, пропускает через себя и возвращает эмоции с совершенно другим окрасом. Они помогают расслабиться и захотеть спать, расслабляя и убаюкивая. - Тебе не нужны таблетки, организм должен восстановиться, а это больно. Ты не привыкла к новым возможностям тела, но твоя регенерация теперь выше, чем была раньше. Я чувствую это. - Удивительно, но кровь Эвелины смогла прижиться, а ведь могла и убить Фрэнки. Но это практически чудо. - Тебе нужно поспать, а у меня еще есть дела. Утром у нас будет совместный завтрак. Потому отдыхай. - Перед тем как уйти, Вилетта наклоняется и легонько целует в лоб, как будто пытается померить температуру.

Эва ждет там, где ей приказала Ви. Сидит, рассматривает картину на стене, а картина будто бы меняется, становясь с каждой минутой другой. Но если отвести взгляд и посмотреть вновь - изменений не видно. Какая-то иллюзия законсервированная на холсте, а не картина. За такое произведение искусства отдали бы огромные деньги, вот только Вилетта всегда ценила совсем не наличные.
- Вам нужно помириться и сойтись во взглядах. Ты же понимаешь, что будешь с ней работать еще очень долго? - Красные ногти перестукивают по столешнице, словно гоняют невидимого таракана, запрещая ему пробраться к какой-то невидимой преграде. - Она считает, что ты ущемляешь ее права, называет цербером. - Сама же Ви рассматривала Эвелину больше как собаку преданную и гончую, а не сторожевую и огнедышащую. Она скорее хорошо выдрессированный доберман, который готов в любую минуту кинуться на врага и гнать его сто километров. - Я только выполняю свою работу. - Отвечает индиго, даже не повев бровью. - Будь с ней помягче, она же еще ребенок... нет, даже хуже, она подросток. Ты же еще помнишь, что сама сделала в ее возрасте? - Эва кивает. - Ладно, доброй ночи. Завтра с утра соберем "семейный совет", надеюсь, он хоть к чему-то приведет. - Все расходятся по своим комнатам. Эвелина, чтобы раздеться, принять душ и уснуть до утра, Вилетта, чтобы залезть в ванную и уснуть прямо в воде, и неосознанно уйти в мир зазеркалья.
Ночь выдалась спокойной.
[NIC]Вилетта[/NIC][STA]что мне женщины змеи, когда я хозяйка террариума[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2h7vS.png[/AVA][SGN]Когда кто-то в мире произносит «я не верю, что феи есть», где-то умирает чья-нибудь фея.[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ответственная безответственность