Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Прошлое не вернуть


Прошлое не вернуть

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Нью-Йорк | лето 2015

Shean Brennan and Diane Nielsen
http://s1.uploads.ru/no8HY.gif http://se.uploads.ru/eTNmo.gif

" Я знаю мир. В нём капля счастья, тонет в море горя."

+1

2

внешний вид
   - Где я могу найти лейтенанта Фишера? - Обычный вопрос, брошенный эхом бродить по кабинету. Присутствующие переглянулись между собой, пожали плечами, после чего чуть ли не хором сообщили вошедшему, что они не имеют ни малейшего понятия, где в настоящий момент находится коллега, однако в самый последний момент один из них соблаговолил вынести предположение, что тот находится в одной из допросной. Мол, к нему должна была прийти какая-то особа. Капитана подробности не интересовали. Он поблагодарил офицеров за помощь и направился в указанном направлении, чуть ли не ругаясь себе под нос. На кой черт его вообще сюда вызвали? Не успел официально вернуться на работу, как тотчас все готовы разорвать его на мелкие куски. В инвалидном кресле он никому был не нужен (ни тебе здравствуйте, ни тебе "как ты вообще держишься?", ни тебе прочих банальных любезностей), а вот когда полноценно поправился, получил врачебный допуск, подтвердил квалификацию и прошел другие формальности, то все, можно на нем ездить в свое удовольствие. Шон ненавидел подобные командировки, но начальник даже не отдал приказ, а по-человечески попросил. Как тут откажешь? Пришлось собираться и катить в Нью-Йорк, где его никто не ждал от слова "совсем". Еще и звонили узнавать, действительно ли к ним был направлен этот перец, а если да - за каким тогда хреном. Наблюдая за сим разговором со стороны, капитана буквально разрывало желание пристрелить дежурного, не имевшего понятия о правилах приличия, уважении или о том же уставе. Дурным образом отзываться о старшем по звании? Особенно когда тот стоит у тебя за спиной. Крайне...глупо и самонадеянно. Благо, Бреннан все-таки нашел в себе достаточно терпения, чтобы не превратить свое желание в реальность. Вспомнил о долге, который предписывал защищать людей, а не с точностью до наоборот; вспомнил о бумажной волоките, которую пришлось бы заполнять, пристрели он этого паренька, и посчитал более разумным оставить его в живых. Если не Шон, то кто-нибудь другой обязательно приставит того к стенке и докажет его неправоту. Капитан занимался воспитанием только своих ребят, за которых он отвечал и был ответственен. Остальных пускал по боку: главное, чтобы ему не мешали, дорогу не переходили и дракона в нем спящего не будили, а так пусть делают что хотят. Хоть на ушах лезгинку отплясывают.
   Одна допросная оказалась пуста, как, собственно говоря, и вторая. Из третьей же доносились крики. Такие, что невольно возникали сомнения в адекватности кричавшего. Вряд ли это был гражданский, скорее всего офицер, проводивший допрос. В таком случае становилось невероятно жалко того бедолагу, которого он якобы допрашивал, на самом деле гнобя и запугивая, лишь бы получить необходимые сведения. Знали, сами проходили. В свое время Шон тоже грешил подобным методом выколачивания из подозреваемых признания. Что сказать, молод был да горяч. Однако за столько лет работы он нашел огромное количества других, менее энергозатратных и куда более действенных способов, благодаря которым удавалось не только найти с человеком общий язык, но и узнать его слабые стороны. Нужно было просто договориться.
   Держа в правой руке небольшую стопку с преимущественно бледно желтыми папками, мужчина вошел в третью допросную. Без стука и предупреждения, посчитав данные действия лишь пустой тратой времени, так как увлеченный допросом офицер и одновременно с тем проверяющий на прочность свои голосовые связки вряд ли бы услышал легкий стук, а бить ногой, чуть ли не выламывая дверь...нет, это уж слишком. Даже для Бреннана. В небольшом помещении с одним столом, двумя стульями и зеркалом в половину стены, находились всего двое: приятная, молодая девушка и офицер, в котором капитан смог узнать лейтенанта Фишера. С трудом, если честно, так как тот раньше хотя бы на человека был похож, ну и пусть с немного съехавшей крышей.
   - Лейтенант Фишер, можно вас на секунду? - Вежливая, дружелюбная просьба, которую капитан имел полное право озвучить в куда более грубой форме. Например, взять офицера за шкирку и выкинуть к чертям из кабинета, а потом, если не остынет, еще и по физиономии съездить. Шон с легкостью мог это сделать, так как знал, что ему за этого ничего не будет. Ну напишут на него заявление, ну нажалуются его начальству по поводу несдержанности и некомпетентности их сотрудников, а дальше что? Бреннан был без пары-тройки месяцев руководителем убойного отдела, да и просто уважаемым полицейским, который серьезно относится к своей работе и считается профессионалом своего дела. Ему достаточно будет сказать, что никакого инцидента не было, и все будет забыто как банальная нелепица. Однако мужчина посчитал, что нужно все-таки держать себя в руках. Его также несколько останавливал факт чужой территории: другой город, другой департамент, совершенно другой участок, другие люди, которые заслуживали шанс быть понятыми. Капитан не понимал, но старался не срываться. Вернется домой, забудет эту командировку как страшный сон, и продолжит в гармонии и понимании работать со своими ребятами. Нужно только совсем немного набраться терпения и как-то дожить до вечера.

Отредактировано Shean Brennan (2016-09-25 17:44:48)

+1

3

"Закрыты двери в небо, я помню твою
Исчезли звуки мира и мы вдвоём
Ты музыку рисуешь, а я пою
И мы танцуем по осколкам босиком"

Я все еще не верю. Не верю и не хочу верить. Этого не может быть. Не может быть, конечно. Он жив. Сейчас откроется дверь в квартиру, и я снова его увижу. Я снова смогу обнять его, насладиться его прекрасными глазами, почувствовать вкус его губ и тепло тела. Я так скучаю по нему.
Прошло так мало времени после той злосчастной аварии, а мне кажется, что прошла целая вечность. Целую вечность его нет рядом. Нет человека, которого я любила всем сердцем и душой. Любила больше всего на свете...
Я никогда не любила, когда меня жалеют. Особенно сейчас. Они так задрали меня со своими соболезнованиями и жалостью, что становится тошно. Ведь как они не понимают, что этими сожалениями его все равно не вернуть, мне не станет легче от тяжелой утраты, за то они сделают то, что как бы является должным. Да, я устала от всего этого дерьма. Что я сделала плохого в этой жизни, что все к чертовой матери двинулось в бездну? Почему так быстро закончилось счастье?
Только после смерти близких нам людей мы начинаем узнавать подробности из их жизни, в которую нас посвящать и не собирались. Почему? Наверное, не настолько близкими мы были, как на самом деле казалось. Я всегда знала, что авария - это дело серьезное и ты еще долго будешь ходить по всяким отделениям в поисках правды кто прав, а кто виноват. Но очередной вопрос: а почему снова я? Я не искала виновных и сейчас не ищу, мужа больше нет в живых и поиски неизвестно чего его не воскресят. Я все еще не понимала, чего хотят от меня, ведь я никак не причастна к этому ДТП. Меня даже в машине не было. Хрен с вами, я даже труп мужа не видела. Мне, как наивной девочке, наговорили множество ужасов про обгоревшее лицо и тело, а я поверила и лишь молча в сторонке, как положено вдове, оплакивала свое горе, что и делаю по сей день.
Несмотря на все свои упорства и негодования, я в какой раз собираюсь и снова иду в этот гребанный полицейский участок, в котором мне назначена очередная встреча. Я иду через силу, принимаю это как должное, но я так устала. Я все еще мечтаю о том, чтобы от меня все отстали и дали побыть одной. Может поэтому я рассматриваю вариант исчезнуть из моего любимого города, который стал для меня трагическим.
- Мисс Нильсен! - окликнули меня в тот момент, когда мои ноги вели меня по коридорам полицейского участка. Этот голос напрочь прервал мои мысли, пытаясь сосредоточиться на подходящем ко мне мужчине. - Мы уже думали Вы не придете. Пройдемте туда.
Я иногда напоминаю себе робота: пойди туда, сядь сюда и скажи то. так в частности и было. Я отвечала на автомате такие ключевые фразы как "отстаньте!", " не знаю", "нет" и т.д. Только людей данной профессии это мало волновало. им было плевать с кем они вообще разговаривают и что перед ними сидит со всем ни в чем неповинная девушка. Его властный голос, перешедший на крик начал меня напрягать и совершенно вывел из себя, что я тут же вскочила с места, с грохотом обернув стул, на котором только что сидела.
- Да сколько, мать вашу, можно? Меня могут уже оставить в покое! Я ничего не знаю! Оставьте меня и моего покойного мужа в покое! Сил нет с вами бороться! Вы хоть понимаете, что мне неприятно об этом говорить? - я чувствую, как горят мои щеки, чувствую, как скатываются вниз слез, как раскалывается голова на части, на тысячи мелких осколков. Я опускаю голову вниз, поднимаю долбанный стул и сажусь на место, выплескивая слезы наружу. В этот момент и открылась эта дверь, а я даже не взглянула на того, кто там пришел. Я лишь радовалась. Радовалась тому, что хоть на мгновение он от меня отстанет. Конченный придурок!

Отредактировано Diane Nielsen (2016-10-11 19:52:36)

+1

4

Ох, не стоило этого делать. Капитан Бреннан понял это в ту самую секунду, когда лейтенант Фишер соблаговолил оторваться от допроса бедной девушки, которая уже вряд ли выбирала выражения, дабы описать свои эмоции, и посмотрел на него. Увидев эти глаза, мужчина мысленно отмотал временную пленку назад и в следующий раз прошел мимо этой треклятой двери. Нет, он не испугался, однако осознал, что было бы куда благоразумнее оставить все это на совести местных полицейских, а самому передать документы другому офицеру и с чистой совестью поехать в родные пенаты, где его ждала огромная кипа расследуемых дел, в каждом из которых требовалось его непосредственное участие. Почему? Как минимум потому, что то были глаза не человека, а самого настоящего зверя, который вышел на след своей жертвы. Им овладевали врожденные инстинкты и он не собирался отступать.
- Ты кто вообще такой? - Небрежность в тоне, пренебрежение уставом, открытое неуважение. Все это было должным образом замечено капитаном и одновременно с тем пропущено мимо ушей. Вместо того, чтобы распинаться перед этим скотом и отвечать, имея полное право не делать этого, на поставленный вопрос, мужчина открыл дверь, словно собирался выйти и закрыть ее за собой с той стороны, взял лейтенанта за шкирку и вытащил его в коридор. Сам вышел следом, спокойно и непринужденно, будто они собирались мило побеседовать, обсудить насущные дела и пропустить по чашечке кофе в комнате ожидания, а не бить друг другу морды. Впрочем, последнего можно было с легкостью избежать, ибо Шон был настроен крайне дружелюбно и не собирался никого размазывать по стенке, но лейтенант Фишер, судя по всему, был совершенно иного мнения.

- Здравствуйте. Меня зовут капитан Бреннан, - со свойственной ему улыбкой мужчина зашел в допросную уже без кипы бумаг, но с покрасневшими и совсем немного разбитыми костяшками. Издержки профессии, не более и не менее того. Мягко посмотрел на незнакомку, без вызова или давления. Он был психологом, пусть только с маленькой и довольно корявой буквы, ибо у него не имелось ни особых заслуг, ни дипломов, ни единой написанной научной работы, но капитан хорошо разбирался в людях. Не считывал их, а скорее помогал им, подталкивал их раскрыться. В каких-то случаях для того, чтобы они наконец-то могли выговориться после утраты, например, близкого человека, а в каких-то он делал это затем, чтобы подтолкнуть на совершение неправильного шага, ошибки, которая поможет ему поймать преступника. Так или иначе, сейчас он не делал ничего такого. Он просто присел на свободный стул, пододвинул к себе раскрытое дело и бегло пробежался по нему, стараясь не терять зрительного контакта с заплаканной девушкой. - Прошу простить моего коллегу за столь резкое поведение. У него, знаете ли, сегодня умерла любимая рыбка. Прямо у него на руках. - Как жаль, не правда ли? Шон опустил наигранный печалью взгляд в бумаги и заметил как бы невзначай, будто бы мысли совершенно случайно вырвались наружу. - И чем закончилась вся любовь? Верно, спуском в унитаз.

Вряд ли капитан преследовал какую-либо цель, кроме как разрядить обстановку. Пусть столь неординарным способом. Он всегда срабатывал. Крики, слезы, возмущения: все это должно было постепенно сойти на "нет" и перетечь в более спокойное русло. Из полицейского отчета Бреннан успел вынести только то, что произошла авария, в которой погиб один человек. - Вы же мисс Нильсен, верно? - Мужчина не дожидался устного ответа, увидев его в ее глазах. Значит она была женой погибшего. И при таких обстоятельствах, про себя рассуждал капитан, лейтенант Фишер имел наглости давить на девушку? Или он ее в чем-то подозревал? В любом случае ситуация требовала абсолютно иного, более деликатного подхода. - Прошу прощения, что заставляю возвращаться к этому, но не могли бы вы мне сказать, что именно от Вас хотел лейтенант Фишер? Если мне не изменяет мое зрения и я правильно понял суть - дело признано несчастным случаем и уже без двух минут закрыто. - Он просто хотел разобраться. Раз уж перешел черту. Начальству то придется все докладывать. - Или я в чем-то ошибаюсь?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Прошлое не вернуть