Вверх Вниз
+12°C солнце
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
- Несколько раз она представляла себе это утро накануне Рождества, когда они проснутся...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Broken heart, broken dreams


Broken heart, broken dreams

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Квартира Денивел | 25 сентября | Вечер

Denivel Simon & Paule Montmorency
Потеря любимого человека - это огромное испытание. Кто-то проходит его и продолжает жить дальше, а кто-то впадает в депрессию и пытается уйти вслед за своей половинкой. Но, какое бы решение ты не принял, в любом случае, тебе нужен рядом близкий человек, готовый поддержать в такую трудную минуту.

0

2

Отчаяние, помноженное на бесконечность – это именно то, что я чувствую сейчас. То, что я чувствую каждый день после смерти Джей. Мне кажется, это никогда не кончится, никогда не прекратится. Иногда я жду, что меня наконец-то убьют душевные терзания. Жду, что сердце не выдержит и разобьется, разлетится вдребезги, упав на пол ледяными осколками.
Сейчас мне никого не хочется видеть, никого не хочется знать. И даже осознание, что я сама себя только сильнее загоняю в угол, забиваю, не помогает. Мне все равно не хочется ни двигаться, ни куда-то идти, ни что-либо делать. Больше всего я провожу времени просто за тем, что лежу и смотрю в потолок, вспоминая все то, что было между нами. От самого плохого до самого хорошего. И плачу. Иногда громко, навзрыд. Иногда тихо, беззвучно. В эти моменты я предпочитаю быть одна. Как и во все остальные, впрочем. Тем не менее, иногда мое одиночество разбавляет Франческа – она приходит, не спрашивая разрешения, и обычно пытается меня накормить и отобрать спиртное. Получается, откровенно говоря, плохо. Иногда никак.
Я смотрю на свои все еще перевязанные бинтами руки с полным безразличием. Думаю о том, что у меня не получилось. Думаю о том, что я не смогла уйти следом за Джей. Многие говорят, что она не хотела бы, чтобы я поступила так же, отказавшись от своей жизни, но… мне кажется, что ей было абсолютно все равно. Мне кажется, что она оставила бы этот выбор мне, справедливо решив, что я взрослая девочка.Да и вообще – мертвым все равно.А вот живым – нет. Не все равно моим родителям, Поль, Франческе и Софи. Не все равно и Анжи Арандо, не смотря на то, что вспомнить мою жену хорошим словом она не может. Но даже их любовь не могла остановить меня от попытки суицида. Смогли только воспоминания о Джей. Ощущение того, что она жива, пока я помню.
Возможно, будь у меня чуть больше силы воли, я бы закончила начатое. Но я не смогла. И потому так трусливо позвонила капитану Хартвеллу, давая себе еще один шанс прожить эту жизнь и завершить ее на другой ноте. Какой? Пока не известно.
Звонок в дверь разбивает тишину квартиры на осколки и я вздрагиваю. Это не Френки, ведь у нее есть ключи – вошла бы просто так. Я не хочу открывать. Пусть уходят. Но человек с той стороны двери настойчив – звонок не умолкает. И тогда мне приходится проявить стойкость, собрать всю свою волю в кулак, чтобы подняться с кровати и пройти в коридор. Я не смотрю в глазок, просто бездумно открываю дверь – будь что будет.
Но на пороге квартиры стоит не маньяк, а всего лишь моя Поль. Я отхожу в сторону, пропуская ее вовнутрь, и смотрю на нее своими покрасневшими от слез и бессонницы глазами. В первые мгновения во мне просыпается буря негодования, потому что я не хочу никого видеть, но я давлю ее натиском здравого смысла.
Уж если я осталась жить, то не должна думать только о себе.
Если Поль пришла, значит хотела придти. Значит эта встреча нужна не только мне, но и ей самой тоже. Есть ли у меня право выставить ее за дверь?
Нет
Я просто не смогу поступить с ней таким образом. Что бы ни случилось.

+1

3

Смерть Джей была ударом для всех нас. Да, я знала ее всего ничего, но, я видела как Джей и Денивель любили друг друга, и от этого было больнее всего. Потерять своего любимого человека это очень больно. Ты чувствуешь, будто потерял часть себя, будто частичка твоего сердца ушла вместе с погибшим. Кажется, что жизнь остановилась. Мне это знакомо. Нет, моя вторая половинка не погибла. Погибла моя лучшая подруга, которая была мне сестрой не по крови, а по духу, и произошло это на моих глазах. Даже несмотря на то, что прошло уже несколько лет, я до сих пор помню тот день в мелочах. Стоит мне закрыть глаза и подумать об аварии, я переживаю этот день заново. Снова и снова.
Но, самоубийство накладывает еще больший отпечаток на близких. Ведь, жить и не замечать проблем и мыслей любимого, а потом в один день узнать о его переходе в мир иной, навевает мысли, а что, если я могла заметить его состояние? Может я могла бы помешать случившемуся? И многие другие вопросы в этом случае посещают голову, заставляя человека замкнуться и погрузиться в себя. Так и сделала Денивель.
Делаю вдох и звоню в дверь. Денивел не открывает, но я все равно продолжаю звонить. Я знаю, что она дома. Она не выходит на улицу со смерти Джей. За исключением, разве что, похорон. Но я настойчива, и я твердо решила ее навестить, поэтому не перестаю звонить, пока девушка не открывает дверь.
Если честно, выглядит она ужасно. Под покрасневшими глазами темно-синие круги, спутанные волосы, отсутствие радости в глазах. Но, конечно же, вслух я этого не произношу. К тому же, думаю, она и так это понимает.
Денивел как-то безжизненно отходит в сторону, пропуская меня внутрь. Квартира выглядит не лучше девушки. Я прохожу и сажусь на диван. Девушка садится рядом со мной. Прежде чем прийти сюда я репетировала речь, которую произнесу. Но, сейчас, смотря на сестру, я поняла, что то, что я хотела сказать, ей не поможет. Поэтому я просто пододвигаюсь ближе и накрываю её руки своими. Сейчас я хочу показать ей что я никуда не уйду,что я рядом.

+1

4

Поль не произносит ни слова. И я тоже молчу. Я прямо чувствую, что увидев меня в таком состоянии, она растерялась и даже если до этого думала, что сможет подобрать какие-то слова, чтобы утешить меня, то теперь поняла – это бесполезно. Бесполезно понапрасну говорить о том, что я смогу жить дальше без Джей, ведь я не одна такая на этом свете. Бесполезно понапрасну говорить о том, что стоит двигаться дальше. Я не услышу этих слов. А если услышу, то едва ли приму их как успокоение или руководство к действию. Нет. Скорее всего, я разозлюсь. По-настоящему разозлюсь, ведь никто другой не может прочувствовать мое отчаяние. Никто другой не представляет, какие мысли роятся в моей голове, и какие чувства накатывают на меня раз за разом, сбивая с ног, когда начинает казаться, что  я научилась балансировать. Не научилась. Свидетельство этому шрамы на моих руках.
Когда ты садишься на диван, я легко приземляюсь рядом и ожидаю, что произойдет дальше. Тишина давит на уши, темнота обнимает нас, но я так привыкла к этому, что почти не обращаю внимания. Черные плотные шторы задернуты, в комнате не горит ни одной лампочки. И я вздрагиваю, когда руки Поль обвивают мои плечи, прижимая меня к себе. Я чувствую прикосновение ее теплых рук, ее нежные пальцы на моей холодной, словно бы мертвой коже. Закусываю губу, чтобы не разрыдаться от жалости к самой себе и часто-часто моргаю глазами, удобнее располагаясь в ее руках. Я не хочу отталкивать свою сестру. У меня и в голове нет мыслей, что я должна вывернуться из ее рук, вместо этого я показываю ей свою левую перебинтованную руку и очень тихо произношу:
- Я пыталась умереть. Позавчера, – уверена, что мои слова повергнут в шок и, возможно, больно ранят, но зачем скрывать очевидное? Сестра все равно увидит это сама, догадается, но спросить едва ли решится, - Но я передумала. Не бойся, этого больше не повторится, – я тут же стараюсь успокоить, хотя понимаю, я убиваю себя все равно. Просто медленно.  Алкоголем, сигаретами, отсутствием нормальной еды и сна. Это невозможно не заметить. Но с этим ничего нельзя сделать.

+1

5

Мы продолжаем молчать. И это молчание давит на меня грузом. Мне хочется утешить Денивел, сказать что время лечит. Но, я прошла через это, и знаю что сейчас ей это не поможет. Когда я первый раз пошла к психологу и он сказал мне что все наладится, что я продолжу жить дальше, я рассмеялась. Да, да, именно так. Рассмеялась до боли в животе, до слез, скатившихся тогда по моим щекам. А потом я расплакалась. Думаю, именно в тот момент я осознала что то, что произошло - это правда. Но, хоть это осознание и пришло ко мне, жить дальше я очень долгое время не решалась. Или, может, не хотела. Точно не знаю.
Размышляю над тем, что такое существенное сказать, чтобы нарушить эту тягостную тишину, но сестра опережает меня. Она говорит, и ее слова острием пронзают мое сердце.
Шок. Ужас. Злость. Отчаяние. Радость. Непонимание. Грусть. 
Буквально за пару секунд я испытала эти чувства.
Смотрю на Денивел, а потом медленно перевожу взгляд на ее запястья, боясь того, что могу там увидеть. Но вокруг рук обвиты лишь белые бинты.
Как я могла раньше не заметить перебинтованные руки?
Знала же, что не надо было уезжать на эту конференцию
.
Дело в том, что меня не было в городе четыре дня. Наш университет отправил пятнадцать лучших учеников разных курсов на, так называемую, конференцию, на которой знаменитые и выдающиеся профессора читали лекции на разнообразные медицинские темы. И, так как я была отличницей, я вошла в число этих учеников.
Теперь я буду винить себя за то, что уехала и не осталась с Денивел. Но, могла ли я знать, что она так поступит с собой? Со всеми нами?
Снова смотрю на ее запястья, и прокручиваю в голове поведение сестры после смерти Джей. Она вела себя как девушка, которая потеряла свою вторую половинку. Но были ли в этом поведении предпосылки к суицидальным мыслям? Теперь, после такого вопроса мне кажется, что каждое ее движение, каждое ее редкое слово вело именно к этому. Встряхиваю головой, пытаясь избавиться от паранойи. Сейчас уже ничего изменить нельзя. Нечего себя накручивать. Главное, что ее попытка не увенчалась успехом, и она жива.
Я еще крепче прижала к себе Денивел, и из моих глаз покатились слезы. Я не собиралась плакать. К тому же я осознаю как это неуместно, ведь, по сути, я пришла навестить сестру, успокоить ее, а получится, похоже наоборот. Но, я не могу остановиться. Я плачу, и по моим щекам, оставляя соленые дорожки, льются слезы радости, слезы отчаяния, слезы скорби, и слезы грусти одновременно.
- Я знаю, знаю - говорю я сестре и провожу влажной от слез рукой по ее волосам. Все будет хорошо. Мысленно добавляю я, но не говорю этого вслух. Сейчас она мне просто не поверит.

+2

6

Я чувствую, что мои слова ранят тебя не смотря на то, что еще полгода назад мы и знакомы даже не были. А теперь я ощущаю, как внутри тебя все сжалось. И, кажется, на секунду ты даже забыла, как дышать, настолько мои слова выбили из-под тебя землю, заставляя на пару мгновений застыть в невесомости. И, возможно, я бью по твоему самому сокровенному, спрятанному в глубине души, скрытому от посторонних глаз. Возможно, я больно бью по твоему страху снова потерять кого-то близкого, лишиться самого дорогого. Извини, я не специально.
Просто, в самом деле, считаю, что должна бы рассказать тебе, ведь ты имеешь право знать. Ты имеешь право принимать участие в моей жизни, раз уж я подпустила тебя так близко к себе. На самом деле я всегда думала, что в ситуации, когда теряешь настолько близкого человека, должны поддержать родители, помочь с организацией и взвалить все на свои плечи, но… В моем случае они остались стоять безучастной тенью. Ни отец, ни мать не провели со мной ни дня после похорон, лишь только иногда звонили, чтобы узнать, как у меня дела. И то ли они не понимают серьезности произошедшего и моего состояния, то ли им абсолютно все равно, как у меня обстоят дела. Остается только радоваться тому, что у меня есть Франческа, Поль и Софи, которые помогли со всем, снимая с меня необходимость что либо организовывать.
Ощущаю твой тяжелый взгляд на моей забинтованной руке. Если не знать, то выглядит так, словно у меня растяжение или еще что-то вполне рядовое, никак не связанное со смертью и самоубийством. Белые бинты выглядят невинно, непорочно, но это самообман. Мы обе теперь знаем, что под ними скрывается. И я знаю о том, что в эту минуту ты коришь себя, несправедливо считая, что виновата в случившемся. Коришь себя, считая, что могла бы что-то изменить. Это не правда.
Если человек хочет умереть, он всегда найдет способ и сбежит из-под любой опеки. Если человек решился умереть, то едва ли его что-то остановит, хотя слезы близкого человека все-таки очень весомый аргумент.
- Я записалась на прием к психологу, – спокойно говорю я, чувствуя тепло твоего тела. Руки так приятно обнимают меня, прижимая к себе. И только сейчас я осознаю, что ты плачешь – слышу, как всхлипываешь, и чувствую, как холодная капля падает на мою ладонь, разбиваясь о нее. Мне становится стыдно, что я довела тебя до слез. Мне становится стыдно, что вообще поступила так с тобой, а не подумала о том, что однажды ты уже потеряла близкого человека и едва ли хочешь повтора той ситуации. Мне стыдно причинять тебе боль, ведь ты не заслужила ее. И Франческа тоже не заслужила. А я поступаю так эгоистично в попытках достигнуть Джей.
Но мне никогда ее не достигнуть.
- Если хочешь чай, то приготовь сама, пожалуйста. Ты же знаешь, что где лежит – мы так мало знакомы, а уже так много знаем друг о друге. Я разворачиваюсь к тебе в пол оборота и заглядываю в глаза, стараясь не разрыдаться вместе с тобой. Пытаюсь придать взгляду живость, чтобы не напугать тебя пустотой, которая застыла в моих глазах.
- Я надеюсь, что психолог мне поможет. Хотя, знаешь, не привыкла им доверять. Но мне больше негде взять сил, чтобы двигаться дальше. Я даже не уверена, что хочу этого. Понимаешь?
Конечно ты понимаешь. Я не сомневаюсь в тебе.

+1

7

Осознание того, что я могла потерять недавно обретенную сестру физической болью отдается в моем сердце. На секунду представляю, что вернувшись в город, могла и не застать Денивел живой, и чувствую, как сжимается мое сердце. Я бы этого не пережила. В этом я уверена.  И это довольно таки странно, потому что еще около полугода назад у меня не было сестры. Я даже не знала о ее существовании. Но теперь... Теперь я не могу представить как бы я жила без нее, ведь за это время я успела к ней очень привыкнуть. Я успела полюбить ее как родную(хотя, если рассуждать логически, она родная мне только на половину). Но, я из тех людей, которые считают, что не кровь делает человека членом семьи.
Смотрю на Денивел. Мы такие разные, и в то же время похожие. И я говорю не про внешние различия, а про внутреннее состояние. Она сломлена, и, я тоже была такой, хотя мне и сейчас иногда кажется что я все еще такая. Поэтому когда она говорит, что пойдет к психологу, я одобрительно киваю.
- Думаю, это отличная идея.
Снова смотрю на нее. Она такая бледная, бледнее чем обычно. Я бы даже сказала мертвенно бледная, что в данной ситуации совсем неуместно. Или наоборот? Не знаю... Возможно, спустя несколько месяцев, или может год, вся эта ситуация станет просто воспоминанием. Или, мы забудем об этом, как о страшном сне. Или, она не отпустит Денивел, и будет преследовать. Преследовать так, как смерть моей лучшей подруги иногда видится мне во снах. Снова и снова. Так что я не знаю, что будет потом. Но сейчас я знаю одно, я не позволю ей попытаться сделать это снова.
- К сожалению, понимаю. - говорю я и встаю, чтобы налить себе кружку чая. Хочу ли я пить? Нет. Но, мне надо немного успокоить поток слез, и прийти в себя. Я пришла сюда, чтобы проведать Денивел и поддержать, а не наоборот. Пройдя на кухню, завариваю чай, и наливаю две кружки. Делаю глубокий вдох и вытираю слезы тыльной стороной ладони. Все наладится. Твержу я про себя, и взяв кружки возвращаюсь к сестре.
Бросаю взгляд на пустые бутылки от алкоголя, которые я заметила как только зашла в квартиру.
- Вот. Выпей. - говорю я тоном, не требующим возражений и протягиваю ей кружку.

+1

8

Мне кажется, что ты в самом деле чувствуешь мою боль, принимаешь часть ее на себя и переживаешь вместе со мной. Кажется, что из такой пучины отчаяния, в которой я сейчас нахожусь, только близкие люди и могут вытащить. Ну или хотя бы попытаться, протянув руку и сказав пару добрых слов, в которых я так остро нуждаюсь, хоть и не готова признать этого. Да, как только меня начинают жалеть, я начинаю рыдать без остановки, хватать ртом воздух и теряться в реальности, но иногда это просто чертовски необходимо мне, потому что все хотят чувствовать поддержку. Все хотят знать, что они нужны и их любят. Я не исключение из этого правила. Наоборот, я подтверждаю его целиком и полностью. И даже сейчас, хоть я и не хотела никого видеть, мне стало легче, когда ты пришла. Легче просто оттого, что ты разбавила мою тьму своим светом.
- Извини, что напугала, - шепчу я, когда ты смотришь на меня и, кажется, совсем не узнаешь, потому что за последнее время я стала еще бледнее, тоньше, запястья украсили бинты, а под глазами залегли тени. Боль стала моим вторым именем, но я не хотела бы, чтобы из-за меня страдали другие люди. И ты в том числе, Поль. Ты вовсе не заслужила того, чтобы бояться меня потерять. Ты вовсе не заслужила всего этого дерьма, что по неосторожности коснулось не только меня, но...
Я отчаянно кусаю себе губы, чтобы быть спокойной, чтобы выглядеть спокойной, а ты тем временем ставишь чайник на кухне, чем-то гремишь и все такое. Это создает мимолетное ощущение уюта и прогоняет мысли о том, что я, черт возьми, совсем одна теперь. Когда ты возвращаешься ко мне с кружкой горячего чая, я послушно беру ее из твоих рук и киваю:
- Хорошо, я выпью, - не то чтобы мне на самом деле хотелось чай, но вот расстраивать тебя не хотелось точно, потому я послушно сделала глоток обжигающей жидкости и прикрыла глаза. Тепло. В Сакраменто сложно замерзнуть, но когда сидишь и не двигаешься в темной комнате с покалеченным сердцем, то все возможно.
- Может ты останешься сегодня на ночь? - спрашиваю я, заглядывая к тебе в глаза и делая еще один глоток чая, чтобы согреть себя и успокоить тебя, - если, конечно, нет никаких других планов, - я продолжаю робко и даже готова принять отказ, если потребуется, но на самом деле мне очень хотелось бы, чтобы ты осталась сегодня со мной.
- Правда у меня только одна кровать. Но она двуспальная - мы вместимся.

+1

9

Я уже, казалось, смирилась с тем, что рано или поздно мы все умрём. Но, все же надеялась на второе. Но когда жнец ходит рядом, дыша в затылок, то становится не по себе. Очень не по себе.
Возможно, я воспринимаю все слишком серьёзно. Но, потеряв близкого человека однажды, уже не станешь прежней. Я уверена, что все, кто пережил потерю любимого человека, поймут что я имею в виду. Это боязнь, эта фобия будет преследовать меня до конца жизни. Я уверена в этом.
- Вот и хорошо. - говорю я сестре и наблюдаю как она отпивает из своей кружки. На секунду мне показалось, что я увидела на ее лице блаженство. Но, только на секунду. Когда она открыла глаза, они все еще полны боли. Боли, которая еще долгое время будет читаться в ее взгляде. Мне хочется построить для сестры убежище, чтобы оградить ее от всех бед. Создать для неё мир полный радости и счастья. Но, увы, это невозможно. Мы живём в реальном мире, а не в стране грёз и от душевной боли тут не спрячешься, как бы ты ни старался и не хотел этого. Делаю вдох как бы в подтверждение не озвученной вслух теории.
- Конечно, останусь. И, думаю, не только на одну ночь. Теперь ты от меня так просто не отделаешься. - выдавливаю из себя улыбку и незаметно для девушки бросаю мимолетный взгляд на забинтованные руки, по крайней мере я надеюсь, что она этого не заметила.
- Думаю, поместимся. - говорю я, вспоминая размеры кровати Денивел. И, только сейчас понимаю, что у нас ни разу не было что-то вроде девичника. Нет, мы, конечно, много общались, но ни разу не оставались друг у друга на ночь, обсуждая все подряд и смотря фильмы до утра. Мне всегда казалось, что такие посиделки неотъемлемая часть того, чтобы иметь сестру(хотя это скорее может назвать моей детской мечтой). Надо бы это исправить. Но не в ближайшее время. Сейчас не тот случай, когда стоит думать о мини-вечеринке. А жаль...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Broken heart, broken dreams