Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » it's calm at our district


it's calm at our district

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

AIDAN CARTER & PAYTON CARTER
https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/3/38/AlumRockViewSiliconValley_w.jpg
_________________
SOUTH SAN JOSE, CALIFORNIA
2010
- - - - - - - - - - - - -
Жизнь в столице силиконовой долины никогда не стоит на месте; люди женятся, разводятся, а дети рождаются...
Как изменилась жизнь двух потрепанных жизнью людей, что знали друг друга еще с детства?
_________________

+1

2

Сан-Хосе - с этим городом у меня связано очень много воспоминаний, хороших и не очень, но к каждому из них я относился довольно трепетно, потому что это значимая часть моей жизни. И пусть мне всегда хотелось вырваться отсюда и обрести такую долгожданную свободу, здесь навсегда останется моё прошлое, моё детство и мои первые большие и маленькие победы. Здесь же до сих живут мои родители, пускай Ким и не являлась мне родной матерью, но без неё не было бы у меня дома и семьи в целом.
- Эйдан, ты как всегда ненадолго?
Обнимаю эту прекрасную женщину, высматривая отца, который почему-то не вышел встречать своего сына, что смог урвать всего ничего, для того чтобы увидеться с близкими родственниками. Этот год стал для меня настоящим испытанием, когда наша группа распалась на отдельные куски, которые не под силу уже было собрать воедино никому. Да и какой смысл склеивать фарфоровую вазу, что разбилась из-за бесконечных споров и конфликтов, которые то и дело провоцировали некоторые члены нашей команды. Я просто не мог больше работать в таких адовых условиях, и мы с клавишником Эдом одним днём разорвали контракт, благо, что на тот момент в нашей жизни появился очень крутой саунд-продюсер, который захотел с нами поработать, да ещё и нашёл нам классных гитаристов и барабанщика. Если бы я тогда знал, чем эта радость обернётся для меня, но как говорится - за всё в этой жизни надо платить? Я расплачивался своими нервами и психическим здоровьем по тому, как Дейву неожиданно пришлось по вкусу доводить меня до настоящих психов, когда меня разрывало от эмоций и хотелось орать и крушить всё вокруг себя.
- Вечером уже уеду, у меня всего пара дней свободных, а я хотел ещё повидаться с Россом. А где отец?
Нехорошо обманывать, дней у меня было чуть больше, чем пара, но я хотел провести их в компании весёлой семейки, да простят меня мои старики. В какой-то момент я уже было подумал, что Ник по привычке ушел с утра пораньше в свою мастерскую, в которой он так любил проводить своё время, но папа неожиданно вышел из гостиной, пристально вглядываясь в меня, будто хотел запомнить и впитать в себя мой образ. Так уж у нас вышло, что в детстве мистер Картер много трудился, развивая своё маленькое дело, а потом я вырос и уехал в свои путешествия. Порой мне казалось, что ему так и не удастся узнать, каким же человеком стал его младший сын, но должно быть это лишь мои мысли.
- Что за причёска у тебя, сынок?
Улыбаюсь, и мы проходим на кухню, где за праздничным завтраком я рассказываю родителям, как и чем жил всё то время, что мы не виделись. Старшим Картером я звонил реже, чем брату, но уж с Россом за многие годы наши ежедневные разговоры переросли в привычку, так что в каком бы уголке земного шара я ни находился, обязательно уделял пару минут для весёлых переговоров с капитаном, который частенько и сам выбирался в различные интересные командировки, как-то раз мы даже где-то с ним пересеклись.
Пробыв с родителями почти до самого вечера, я попрощался с ними и отправился навестить миссис Мак-Кинли, без которой моя жизнь никогда бы не стала такой яркой и наполненной смыслом. Именно она открыла во мне любовь к музыке, и именно ей я и жил все эти годы. Перед тем, как заехать к своему первому преподавателю по вокалу, я решил заехать в супермаркет, чтобы купить каких-нибудь фруктов и сладостей к тем презентам, что я собирал для нее в своем туре. Схватив единственно-свободную тележку, я покатил ее между рядами в поиске чего-нибудь вкусненького, чем миссис любила баловать меня в тихоря, еще когда я находился в приюте. Думаю, что подобное внимание было запрещено правилами, но я и никому не рассказывал, разве что делился с братом своими сокровищами.
- Эйдан?
От неожиданности вздрагиваю, и роняю на пол коробку с пирожными, хорошо что мне малость повезло в этот раз и она не раскрылась. Оборачиваюсь на голос и замечаю девчушку, по возрасту наверно ровесницу моей племянницы. Я её точно не могу знать, значит, скорей всего она интересуется моей музыкой?
- Привет. Как тебя зовут?
Юную поклонницу моего творчества зовут Мэл и она просит у меня автограф. Охотно расписываюсь в каком-то блокноте, фотографируюсь в обнимку с счастливым ребёнком, а потом мягко ухожу в сторону. Верчу головой из стороны в сторону, пока мой взгляд не выхватывает знакомую фигуру. Не вижу лица девушки, но чувствую, что знал ее раньше. Это как вспышки воспоминаний, ты ее не можешь понять что это или кто, но твоё сознание уже выстраивает в голове ассоциативный ряд. Подхожу ближе, а потом расплываюсь в улыбке.
- Пейтон? Не может быть. Это ты? Вот уж кого я никак не ожидал встретить.

Отредактировано Aidan Daniel Carter (2016-10-07 23:09:52)

+2

3

«Поскорее бы февраль…» - с этой мыслью Тони просыпалась едва ли каждый новый день в последние январские дни, что тянулись серой нитью обыденности, пусть даже погода в феврале обещала быть отнюдь не ласковой и солнечной, как любила темнокожая женщина. С тех пор, как Дитрих был вынужден снова вернуться в Сакраменто, где на него дожидалась целая прорва дел, которые он бросил ради своей неумеренно капризной пассии, что отнюдь не терпеливо дожидалась дня, когда наконец-то родится их долгожданный первенец, прошло не больше трех дней.
А ведь кажется, прошла целая вечность.
Хотя, разве это такая роскошь – всего каких-то жалких три дня? Всего лишь экватор ожиданий на этой неделе, ведь уже на следующие выходные, что грянут спустя два дня, немец обещал ей снова приехать, чтобы не доводить свою беременную леди к тому состоянию бешенного напряжения, в котором он застал ее в последний раз. А в прочем, разве то, что происходило сейчас с настроением Тони, было таким уж напряжением? Да, всего лишь сестра постаралась подправить немного мозгов ей, так сказать, раскрыть глаза на то, что вполне могло происходить за ее спиной, пока она терпеливо ждала, вынашивала ребенка и надеялась на то, что такая жизнь вдали от Дитриха не будет вечной. Как бы там ни было, но все же нет ничего более продолжительного в нашей жизни, нежели временное. Именно временной должна была стать их с Дитрихом жизнь на два города, которую вел мужчина, попросту не желавший подвергать опасности свою женщину. Ведь опасность в Сакраменто так и пылала огнем вокруг них, стоило только темнокожей женщине припомнить события, которые произошли много лет тому назад, когда они молоды и полны надежд на лучшее, позабыв о всякой осторожности, потеряли то, чем наградила их судьба.
Надо ли говорить, что с той поры, Тони недовольно оглядывалась на столицу штата? Ей казалось, что город, куда сломя голову сбежала ее старшая сестра, а также не вернулся ее любимый мужчина, решил объявить ей войну, которую она была обречена проиграть, раз уж все так прочно было на нем завязано.
И все-таки февраль был уже близко, а это значило, что совсем скоро мир увидит ее маленькая радость, которая просыпается намного раньше нее самой, будит ее и заставляет сосредоточиться свою мать именно на нем, а не на всех тех проблемах и вопросах, которые так торопилась решить Тони. Благо, она уже сшила все для своего малыша, что хотела, поэтому могла хоть немного расслабиться за шитьем тех вещей, которые делала эксперимента ради, и даже получая удовольствие. Правда, тут дело могло касаться возможно только того, как долго продержится настроение Пейтон на высокой ноте и не начнет ли она снова поддаваться своим сомнениям и раздражительности, с которой она была готова броситься и в огонь, и в воду, только бы получить доказательства того, что ее не обманывают и все еще любят. Все-таки она бросила мужа, пусть даже и не любила его, но … сам факт! А Дитрих сразу же решил, что придержит Тони в Сан-Хосе – не в пример тому желанию немца, которое он почти воплотил в жизнь много лет назад. Помнится, тогда им не нужно было много для счастья, всего лишь тесная комнатка в многоквартирном доме и кухонька – и она уже чувствовала настоящей королевой. Теперь – ей только бы обнять своего мужчину и провести с ним максимальное количество дней.
Этот день не был особенно богатым на события и был похож на все те дни, что предшествовали оному, когда темнокожая женщина ожидала возвращения Дитриха. Она проснулась, заставила себя переодеться и заняться чем-то полезным, переговорила с лучшей подругой по телефону, не забыв подчеркнуть, какая отвратительная погода, но промолчав о том, как сильно она скучает по Данцигеру. Ну, а потом она снова поспала, а когда проснулась после продолжительного обеденного сна, обнаружила необходимость сделать некоторые покупки в супермаркете…
И именно в маркете, когда Тони неспешно катила перед собой тележку, думая о том, как донесет некоторые свои покупки до дома, женщину окликнул довольно-таки знакомый голос.
Посланник с небес, да?
- Дин?! – удивилась Пейтон, увидев Эйдана Картера собственной персоной перед глазами. Он был младшим братом ее одноклассника, что жил по соседству и как-то раз даже ввязался в драку из-за нее. У них было куда более благополучное семейство, которому, наверное, завидовал едва ли не весь квартал. Еще бы! Где еще встретишь таких воспитанных детей, прекрасную хозяйку и мать, а также благоприятного и заботливого отца? Острую нехватку отцовской любви и заботы Тони ощущала, наверное, до той самой поры, пока не увидела на свои собственные глаза, как разбилось счастье Картеров. Помнится, она даже пыталась помолиться за них в церкви, куда ходила ее мать каждое воскресенье, но … богу было не под силу вернуть ее другу мать, пусть даже отец со временем перестал пить. И вот теперь Дин – знаменитость говорят.
- Я тебя не узнала! Богатым будешь, и отлично выглядишь, - хвалит она его, улыбаясь. – А чего не ожидал меня увидеть в родном Сан-Хосе? Я тут по-прежнему живу, никуда не планирую уезжать, да и … не у меня поклонников миллион, - добавляет она, не в силах спрятать белоснежный ряд своих зубов. – Какими судьбами в Сан-Хосе? – спрашивает, заметив в его руках тележку для покупок. – Неужели дома забыли купить вкусностей, что тебе пришлось самому? – хмурится, давая понять, что шутит. – Бог ты мой, не видела тебя целую прорву лет, кажется! – констатирует факт женщина, не зная даже, что еще может сказать.

Отредактировано Tony Danziger (2016-10-04 22:50:43)

+2

4

- Дин?!
Пожалуй, так меня называли только семья и наши близкие друзья. Моя группа пользовалась или полным именем, или сокращала его до Эйда. Что до Мак-Кинли, то она использовала моё второе имя, более мягкое, Даниэль, и теперь это было чем-то личным. Порой мне казалось, что тот Дэни был совершенно другим человеком, не имеющим ко мне никакого отношения. Словно я прочитал о нём книгу, или посмотрел фильм, и главный герой надолго запал в мою душу. Время лечит или же эмоции, оседая в уголках нашей памяти теряют свою яркость. Вспоминая всё, что я испытывал тогда, я был благодарен, что познал всю глубину любовной горячки, но на этом всё. Больше я не хочу такого для себя, ведь расплата за счастье больше похожа на путёвку в ад.
- Богатым быть не так важно, как счастливым. Хотя финансовое благополучие порой может и порадовать возможными перспективами.
Думал ли я в детстве, что всё сложится именно подобным образом? Наверное, я очень сильно на это надеялся, и тогда моя главная мечта реализовалась. Как говорится, бойся своих желаний, сейчас я хотел только лишь удержаться на той вершине, куда так долго и упорно карабкался, как следует закрепиться на ней, а там уже можно идти покорять новый Эверест.
- Может ещё переедешь куда-то. А я приехал навестить стариков и преподавателя, стараюсь делать это почаще, но с моим бешенным ритмом жизни не всё выходит так, как мне бы хотелось. Издержки профессии, но я не жалуюсь. Многие люди тратят свою жизнь на нелюбимую работу, когда нет никакого просвета, лишь осознание, что ты облажался в какой-то момент, но уже слишком поздно что-то менять.
Оглядываю наши тележки, а потом задерживаюсь взглядом на интересном положении бывшей одноклассницы своего брата. А тем временем у Росса ведь уже двое, а Оливке в этом году двенадцать. Казалось, будто то далёкое Рождество и новость о первенце события недавних лет, но время бежит беспощадно быстро.
- Дай я тебя обниму. Не виделись ведь целую вечность. И у меня есть опыт обнимашек с беременными.- Смеясь, обнимаю Тони, чуть задержав её в своих объятиях. - Предугадывая твой последующий вопрос, отвечу, что сам ещё не обзавёлся семьёй и детьми, а вот у Росса уже двое. А ты? Когда ожидается пополнение? Ещё дети есть? Муж, собака? Где ты теперь живёшь? У меня как всегда слишком много вопросов, но в своё оправдание скажу, что ты и сама помнишь, каким я порой бываю болтливым. Да и Росс замучает меня, когда узнает, что я видел тебя и ни о чём не разузнал.
В плане отношений с женщинами мы с братом были абсолютно разными, хотя он бы наверно ответил, что я просто не встретил ещё ту самую. Я же считал, что встретил, но она была тем, в чем я облажался. Или карьера, или любовь - у меня не вышло совместить эти два понятия. А ведь может быть, что и у меня сейчас мог бы быть ребёнок с ангельской улыбкой и большими глазами. Теперь же я слишком привык уже к жизни не обременённого отношениями молодого человека, что радовался своим мимолётным романам, большую часть из которых, даже не помнил. Нет, нельзя сказать, что я был неразборчив в своих связях. С поклонницами я никогда не позволял себе ничего подобного, а вот маленькие служебные романы - да. Один из которых, надо сказать, длился больше года. Хани - с ней я пытался залечить свою боль, поверить, что ещё могу что-то чувствовать, но не вышло. Она была прекрасным человеком, просто не моим и я рад, что нам удалось сохранить тёплые дружеские отношения.
- А ты конкретно так закупилась, позволь мне помочь отнести твои пакеты до машины, только мне нужно ещё кое-что докупить. Ты всё приобрела, что хотела, или нет? Ты ведь на машине?
Заглянув в тележку Тонс, я попробовал представить себе, как она понесёт всё это домой и не смог. Ладно ещё пакеты можно до стоянки докатить, но после? Рука тянется к бутылке любимого вина Одри, но я одёргиваю себя. Хотя, почему бы и нет? Мы оба взрослые люди с общим прошлым, понимающие, что возобновление прежних отношений невозможно. Отчасти потому, что во мне ещё осталась обида, а у Одри теперь совершенно новая жизнь. Кладу в тележку бутылку и разворачиваюсь в сторону своей бывшей соседки.
- Всё, я готов.

+2

5

Времени неспешен бег имеет обыкновение влиять на нас самым разным образом. При этом мы даже не отдаем себе отчет в том, как именно происходят все эти перемены внутри нас. Как действует этот простой, порой болезненный механизм? Кто-то в итоге становится капельку мудрее, кто-то продолжает идти, спотыкаясь, тогда как третьего жизнь совершенно ничему не учит. Правда, стоя сейчас на этом самом месте, Тони могла с уверенностью сказать, что определила бы себя именно к третьей группе – и не спрашивайте уж, по каким признакам или симптомам темнокожая женщина провела такой глубокий самоанализ и сделала именно такой вывод. Однако если мы сами не замечаем, как разительны порой бывают наши перемены, со стороны их заметить бывает, пожалуй, значительно проще. То ли мы более придирчивы к другим, а к себе привыкли быть более мягкими и лелеять себя, будто хрупкую куклу из фарфора, место которой не на улице, где так много опасностей всякий и препятствий, но за стеклом в уютном и теплом помещении; то ли жизнь так устроена.
И глядя сейчас на парня, которого помнила совсем еще маленьким шпиндюком, Пейтон не могла не заметить тех перемен, которые случились с Картером за последнее время с тех пор, как они виделись в последний раз. И ведь дело было вовсе не в тех года, которые отделяли тогдашнего Дина Картера от нынешнего. Тогда, когда жизнь казалась многим проще, помнится, парень бегал хвостиком за своим любимым старшим братом, дружбе с которым мог позавидовать каждый. Даже у Тони не было таких отношений со своей сестрой, с которой они были порой готовы друг друга живьем закопать и, надо сказать, жили именно будто кошка с собакой, не иначе. Дело перемен было не в морщинке, уложившейся между бровей, когда знаменитость уже даже не местного разлива, удивленно осматривала ее. Дело было, пожалуй, в том блеске в глазах парня и том, как именно он ответил своей давней знакомой на, казалось бы, самое простое народное наречие. Сама Пейтон не назвала бы себя зацикленной на материальных благах, скорее напротив. Теперь, со временем, она понимала, как немного они стоят для нее. Вот только давняя погоня за выживание и способность свести свои концы с концами, чтобы иметь возможность съездить куда-то или приобрести себе что-нибудь, сделала свое незаметное дело.
- Тогда перспектив тебе? – улыбается женщина, прежде чем музыкант продолжит говорить дальше, окончательно убеждая Тони в том, что она не просто добрую сотню лет не видела Картера младшего. Но, и что за все это время жизнь, если не потрепала его, то многому научила. Говорит все-таки он такие мудрые слова, до которых не всегда доходят даже те, кому за пятый десяток лет. – Нет, пока я никуда не собираюсь… - как-то было неловко говорить об этом, но женщина высказывается о том, что переезд в другой не сверкает в ближайших ее перспективах. Все-таки позади остались те незабываемые и такие беспечные дни, когда она мечтала жить вместе с Дитрихом, пусть даже для этого ей предстоял переезд в столицу штата, где у немца была своя работа, приносящая не только стабильно высокий заработок, но и определенные опасности.
Теперь они знают, чем чревата беспечность. И сделают все, чтобы не повторить своих ошибок юношеских лет.
Теперь они позаботятся о своем малыше лучше, пусть даже Тони будет так не просто затолкать свои эгоистичные желания куда подальше.
Однако размышлять об этом сейчас было глупо и неуместно! Совсем не хорошо со стороны темнокожей леди, что так же не видела и своего друга целую прорву лет, а ведь он не раз рисковал и защищал ее от задир из их школы.
Пейтон только приоткрыла рот, чтобы задать вопрос, который первым завертелся на кончике ее длинного языка, вот только Эйдан опередил ее.
- Ты точно музыкант, а не журналист? Господи, мне в минуту еще никогда не задавал столько вопросов, Дин, - смеясь, отвечает темнокожая леди, после чего облизывает себе губы, пока мозг размышляет по поводу того, что же она может рассказать. – Моя радость родится уже совсем скоро – в феврале где-то; совсем меня измучил, - жалуется она, но совсем по-доброму, ведь она была счастлива потому, что станет матерью. По крайней мере, теперь эта перспектива не пугает ее настолько сильно, сколько это было в то время, когда она сделала тест на беременность.
– Не знаю, слышал ты или нет, - начинает Тони после осторожных и даже в какой-то степени трепетных объятий, которым позавидовала не одна поклонница калифорнийской звезды, - но я была замужем и даже успела сменить фамилию на такую же, как и у вас с Россом. Вот только … я недавно развелась. Месяц назад закончился бракоразводный процесс, и все бумаги были окончательно подписаны обеими сторонами, - как все-таки легко и даже равнодушно рассказывает Хизер о своих неудачах, однако теперь это было уже свершившимся фактом, а не частью не завершенной трагедии.
В прочем, да и была ли это такая уж неудача или, тем более, трагедия, как говорила об этом Лидия?
Нет. Всего лишь эпизод, который хоть как-нибудь должен был бы помочь обрести кое-кому свое утерянное счастье.
- Да, я на машине, - согласно кивает Тони, имея в виду свой старенький Форд, который так не нравился Дитриху. Однако, эта старенькая машина, знавшая лучших времен, была надежным и верным другом темнокожей женщине, что не распространялась относительно того, откуда у нее все то, чем она обладает сейчас. И хорошая квартира, и обеспеченность…
Не хватало только шикарной машины, к которой она будет год еще привыкать!
- Если ты берешься помогать, тогда не могу не пригласить тебя на чашечку чаю или чего ты там больше всего предпочитаешь? – выдвигает встречное предложение, прежде чем они пройдут к тому отделу, куда брал курс Дин, прежде чем встретился с Тони. – Тогда пойдем к моей тыковке? Назвать машину каретой я все еще не могу решиться, пусть она сегодня только побывала на автомойке, - шутит Пейтон, прежде чем пытается поднять один из своих пакетов.

+2

6

Наблюдаю за эмоциями женщины, когда она рассказывает мне о своём неудачном, судя по тому, что он подошёл к концу, браку и не вижу, чтобы она сильно уж переживала по этому поводу, стало быть, что это не стало для Тони неожиданностью. Учитывая её интересное положение было немного странно, что они с мужем всё же решили расстаться, так и не дождавшись появления малыша на свет, но углубляться в этот вопрос я не видел смысла, ибо это совершенно не моё дело. Если бы Пейтон захотела поделиться своими мыслями на этот счёт, то сделала бы это, хотя с чего вдруг, ведь мы никогда не были особо близки в силу моего возраста, это с Россом, наверно, она могла ещё обсудить то, что её беспокоит.
- Картер, судя по всему, довольно распространенная фамилия, но Росса всё равно позабавит эта новость.
Как раз мы с братом должны были встретиться на днях, а точнее уже завтра утром, если встреча с Одри и призраки прошлого не заставят меня сорваться на ночь глядя, ведь порой я был чересчур эмоционален. Каждый раз, когда я говорил себе, что всё кончено, я будто уговаривал сам себя поверить в эту простую истину, при этом ещё на что-то надеясь где-то глубоко в душе. Это было по-идиотски противоречиво и вызывало во мне чувство негодования над самим собой.
- Я всеяден практически. Не считая крепкого алкоголя, но в данном случае он явно неуместен, впрочем, как и лёгкий и какой бы то ни было ещё. Так что я согласен на чашку ароматного чая, но тогда с меня десерт. Терпеть не могу ходить в гости с пустыми руками. Но тебе придётся выбрать что-то, потому как я совершенно без понятия, что тебе больше нравится. Здесь по близости есть кондитерская или что-то вроде этого?
Хмурюсь, когда Тонс пытается схватиться за свой пакет. Это чудовищно, что женщине в её положении приходится делать всё самой. Как бы там ни складывались отношения с мужем, но забота о будущем малыше - это прежде всего забота о его маме, что в данный момент носит кроху под сердцем. Не озвучивая своих мыслей, забираю пакеты и киваю даме в сторону выхода, пропуская вперёд.
- Веди к своей тыковке, ты должна помнить машину Ким, на которой мы передвигались довольно продолжительное время, так что меня ни чем не испугать.
Выходим на парковку и подходим к вполне себе приличному автомобилю, я-то думал, что увижу нечто похуже. Открываю дверь, чтобы пристроить пакеты на заднем сидении, да еще так, чтобы те не свалились на пол, когда мы начнём движение. Сам сажусь рядом с водителем, пристёгиваясь ремнём безопасности и поглядываю на Тонс.
- Не забудь притормозить около приличного магазина со сладостями. Я бы наверно купил что-то для мелких, но боюсь, что могу не довезти десерты до Сакраменто и дело не в том, что они могут помяться или испортиться, а в том, что, задумавшись, я могу умять всё в дороге сам.
Улыбаюсь, вспоминая детство, что было уже после приюта, и свою любовь плотно покушать после многочисленных конкурсов, а вместе с тем память подкидывает мне образ маленькой смешной девчушки, что частенько обходила меня на конкурсах. Интересно, что стало с ней сейчас, ведь я больше ничего не слышал ни о ней, ни о её отце, хотя тот какое-то время был довольно известен в политических кругах. можно было бы попробовать разузнать у местных, но зачем. Порой прошлое должно оставаться в прошлом и не тянуть назад, как было у меня с мисс Мак-Кинли.
- Тонс, посмотри, там кажется кондитерская.
Взгляд цепляется за яркую вывеску, и я в предвкушении дожидаюсь, когда моя спутница припаркует автомобиль возле приятного заведения. Откидываю ремень безопасности, выхожу из машины и дожидаюсь, когда же Пейтон выйдет следом и поравняется со мной. Подставляю ей свой локоть, чтобы она могла зацепиться за него и веду нас ко входу.
- Удержи меня от эмоциональных покупок, в таких магазинах я становлюсь совершенно ненормальным сладкоежкой, которому хочется всего и сразу. Но ты себя не сдерживай. Совсем скоро придётся надолго забыть о сладостях, если ты, конечно, будешь кормить ребёнка. Или может ну эти условности? Оторвёмся по полной?

+2

7

Когда встречаешь человека, что предоставляет сам собой часть воспоминаний из прошлого, того самого, в котором осталось куда больше хорошего, чем казалось на первый взгляд, естественно, хочется продлить свою внезапную, но такую приятную встречу и перенести ее в более удобную обстановку. Например, в кафе или домой. Однако, сейчас было не то время, чтобы искать свободный столик в уютной кафешке. Да и разве там им получится с Дином поговорить? Надо полагать, что поклонницы молодого исполнителя найдутся и там. Ведь, кто еще не слышал его группу «Хэппинесс»? Ну, а вот в домашней такой уютной обстановке с чашкой горячего чая или какао в руках чувствуешь себя куда более уютно и удобно, нежели в людном месте. Тем более, наедине, когда нет посторонних ушей, а время не поджимает – можно позволить себе сказать куда больше, чем кажется возможным на первый взгляд.
- Чай с десертом? Да не вопрос, - весело улыбается темнокожая женщина, явно не желающая создавать лишних трудностей своей знакомой знаменитости. - Я сегодня только испекла «Брауни» - ты же любишь «Брауни»? – спрашивает она, попутно припоминая, оставила ли она кухню и дом в приемлемом виде. – Если ты накупишь сладостей, я стану, как бочка и ни один мужчина потом не посмотрит в мою сторону, - конечно же, это всего лишь шутка. Шутка, в которой скрывалась та самая правда, которая пугает многих беременных женщин. Правда, когда рядом с тобой находится любимый мужчина, даже такая временная сложность, как беременность проходит совершенно иначе. Как не крути, а порой Пейтон было до чертиков одиноко и даже наличие совсем рядом лучшей подруги, с которой они еще со школьной парты были, буквально, не разлей вода, не помогало. Вечные сомнения, копания в себе, кажется, стали уже перманентным состоянием, когда темнокожая женщина открывает свои глаза каждое утро. Ей нужен был рядом мужчина, ее Дитрих, пусть даже она и прекрасно понимала, да и знала, что решение оставаться ей и дальше в Сан-Хосе продиктовано не из праздного желания немца мотаться между двух городов. Просто, они уже пробовали обосноваться в столице штата. И они потеряли там куда больше, чем надеялись найти…
И все-таки … Тони нужно было хоть с кем-то поговорить об этом, раз уж с подругой, даже самой лучшей, она не решалась. Так может быть, Дин станет тем благодарным слушателем? В прочем, пока Пейтон не знала, стоит ли говорить обо всем этом молодому человеку. Нужен ли ему этот груз вообще? Но, в любом случае, она хотела поговорить с ним, расспросить его о той жизни, которую он ведет. Доволен ли он тем, что обрел? Все-таки жизнь знаменитости и обычного обывателя существенно отличается.
- Ну, тебе-то незачем сидеть на алкогольной диете – у меня найдется бутылочка красного, да и в баре что-то осталось после приезда Дитриха, - все-таки проговорилась женщина, назвав имя причины своей радости и печали. Но, более детально она все равно расскажет дома, если Картеру будет интересно. – Кондитерская, кажется, была по дороге, но я не знаю, настолько ли там хорошо все, насколько домашняя выпечка, - произносит она, прежде чем Эйдан не даст ей ухватиться за пакет, к которому она наклонилась. Нет, ну а что такого? Он не казался ей таким уж тяжелым…
- Хорошо, пойдем, - соглашается она, кивая в сторону парковки, где она оставила свой старенький Форд. Конечно, она помнила машину Кимберли, той женщины, на которой женился отец Эйдана и Росса после смерти миссис Картер, которую Тони запомнила только с самой лучшей стороны. Это же она выбрала ей такой чудесный подарок на день рождения и испекла торт, вкус которого нельзя было сравнить с покупной выпечкой. После этого сама Пейтон решила тоже научиться готовить. – Машина Ким была, мне кажется, не хуже моего Бьюика, но каждой машине приходит свой час, - был близок час проститься со своим Фордом, но Тони с ужасом смотрит на эту перспективу, ведь эта посудина была ей удобна.
- Если увидишь кондитерскую раньше меня – скажешь мне, ладно? – договаривается она с мужчиной, прежде чем завести мотор и поспешить навстречу сначала кондитерской, а после и до дома.
- Дин, зачем ты меня позвал с собой? – это был скорее риторический вопрос, нежели укор. – Мои глаза разбегаются от стольких сладостей, которые я съела бы немедленно, но завтра знаю точно, что пожалею, - добавила она вскоре, разглядывая витрину со всеми этими сладостями. Тут и мармеладки, и шоколадные пудинги, и … чего только не было?
- Давай, ты купишь что-то одно? Что-то, что ты любишь больше всего, и бежим немедленно? – предложила женщина, но в итоге, спустя минут пятнадцать она вышла все-таки соблазнившись на шоколадный бисквит, а также мармеладные конфеты с сахарной корочкой и в форме различных фруктов – зеленые киви, желтые лимоны и оранжевые апельсины – ну как было устоять?
- Давай больше не будем останавливаться? А то я боюсь, что после родов так и не сброшу ни одного кило, и останусь такой, как сейчас, - произносит она, прежде чем снова нырнуть в салон своего авто и завести мотор. – Ты, кстати, остановился у своих? – спрашивает она, посмотрев на Дина. – Сам еще все такой же одинокий волк? – не успев услышать ответ на первый вопрос, задает следующий, пока автомобиль передвигается по городу вместе с остальными автомобилями, которых становится с каждым разом все больше, ведь близится час пик, когда все жители Сан-Хосе начинают торопиться домой.
К счастью, дорога до дома не растянулась из-за пробок на дорогах. Женщина паркуется возле дома, в котором пока еще не горит ни одно окно теплым светом ламп. Эйдан, как настоящий джентльмен, помогает ей с ее пакетами, пусть даже ему понадобится сделать две ходки, чтобы доставить все в дом, тогда как женщина открывает дверь и зажигает свет в гостиной, что была обставлена достаточно хорошо, с претензией на дороговизну, от которой Пейтон пыталась отказаться. Но, Дитрих настоял…
- Вот здесь я и живу, - оглашает женщина, как только они с Картером оказываются в доме, а дверь за молодым человеком закрывается. И хотелось бы сказать, что живет она скромно, но … это будет не такой уж и правдой?
- Проходи, располагайся, а я поставлю чайник, - произносит она. – Не передумал на счет вина?

+2

8

Улыбаюсь и смотрю на Тони, дожидаясь, что же она ответит на моё более чем заманчивое предложение устроить настоящее нашествие на кондитерский магазин. Не знаю, как она, а вот мне частенько хотелось побыть беззаботным молодым человеком, отбросить тяжёлый груз прошлого подальше и просто кайфануть от жизни. Это могла бы быть просто мелочь, вроде съесть мороженое в парке в солнечный денёк, наблюдая за проплывающими облаками. Вдохнуть полную грудь воздуха и порадоваться тому, что у меня есть семья, которая никогда не оставит меня в тяжёлое время, работа, что приносила удовольствие и даже усталость от неё была чертовски приятной и воодушевляющей. И мне нравилось доказывать себе и всему миру, что я могу больше, когда у мне удавалось завоевать свою новую вершину, будь то хит-парад, или какая-то ерунда вроде нового аккорда, ведь я не забросил своё обучение игре на гитаре, хоть и не афишировал это.
- Дин, зачем ты меня позвал с собой? Мои глаза разбегаются от стольких сладостей, которые я съела бы немедленно, но завтра знаю точно, что пожалею.
Расплываюсь в улыбке, которой бы позавидовал сам Чешир, ведь моё настроение неожиданно поднялось, отчасти благодаря Пейтон, с которой разговор шёл удивительно легко и просто, словно мы были давними знакомыми. Раньше подобное было невозможно и-за разницы в возрасте, что стирается только спустя какое-то время. И если в прошлом она была девушкой, а я только мальчишкой, то теперь перед вами уже мужчина и женщина, что значительно упрощает общение.
- Никогда не жалей о прошлом, Тонс, потому как это не даёт шанс твоему прекрасному будущему утянуть тебя в водоворот новых волшебных событий и впечатлений. Что было, то прошло и жить нужно без оглядки. Поэтому, давай просто сделаем это! Будь смелее, выбирай.
- Давай, ты купишь что-то одно? Что-то, что ты любишь больше всего, и бежим немедленно?
Не сдерживаюсь и начинаю смеяться. Женщины такие милые, особенно когда дело касается сладостей и их угрызений совести по поводу фигуры. Любимый мужчина смотрит в душу, а не на лишний килограмм, появившийся из-за лишних калорий, что можно легко сжечь весьма приятным способом. Да и женщина, которая чувствует, что любима и счастлива никогда не расползётся. Такого было моё мнение, возможно, ошибочное, но верить в сказку приятнее, чем мучить себя беспросветной действительностью, что становится таковой у типичных пессимистов.
- Тогда бы я взял себе огромного мармеладного мишку, но, как показывает моя богатая практика, чем больше мармеладка, тем меньше в ней вкуса. Поэтому своим "Харибо" я никогда не изменяю. Но мои слабости - моя большая тайна.
Когда мы весьма довольные собой и своими покупками выходим из магазина, я уже и думать забыл о том, что собирался куда-то ехать. Тони сетует на свою фигуру, которая казалась мне великолепной ввиду интересного положения темнокожей мисс, а позже задаёт несколько вопросов, на которые я не сразу отвечаю из-за того что немного "выпал" немного задумавшись.
- Сбросишь ты лишние килограммы сразу, как родишь. Вот только после главное не набрать потому, как я слышал, что кормящие мамочки часто хотят кушать и не всегда питаются правильно. Бет - это жена Росса, помнишь её? Она выглядит просто бесподобно, хотя родила уже двоих прекрасных малышей. И что-то подсказывает мне, что они на этом не остановятся. Из моего брата получился замечательный отец, коим ему пришлось стать ещё в детстве, когда я повис на нём тяжким грузом. Раньше не понимал этого, а сейчас, повзрослев, знаешь, Тони, я бы не смог так, как он. Он ведь действительно заменил мне обоих родителей, когда ему самому было сколько? Двенадцать или четырнадцать? Я в этом возрасте пел себе на местных конкурсах и вёл беззаботный образ жизни.
Будь у меня младший брат, я бы его не вытянул. Так мне казалось. Даже будь у меня собственный ребёнок в мои двадцать пять - я не смог бы дать ему даже часть из того, что получал от Росса и ведь мой брат до сих пор ещё заботился обо мне, словно я его старший сын. Нужно было прекратить это, но можете считать меня последним эгоистом на этом свете, ведь я этого не хотел. Я настолько привык к этой поддержке, что уже не представлял своей жизни без доброго ворчания старшего брата и своей беспечной улыбки в ответ. Я знал, что пока у меня есть он - со мной не случится ничего плохого. У каждого ребёнка есть некая опора, что даёт ему уверенность в себе и служит неким толчком к расправлению собственных крыльев, когда приходит время вылететь из родительского гнезда во взрослую жизнь. И если с моими крыльями что-то вдруг случиться - у Росса найдутся запасные, я уверен в этом так же, как в том, что после ночи наступает день. И когда я падал в пропасть, когда мои отношения с Одри подошли к концу только брат смог меня вытащить. Тяжело ему было в то время и мне порой бывает немного не по себе из-за того, что я устраивал, но то прошлое. А я сам говорил всего пару мгновений назад, что нужно оставлять его за спиной и жить дальше.
- Одинокий волк... Мне это нравится. Все люди разные, кто-то стремится к семье, а кто-то я. Я люблю свою жизнь такой, какая она есть сейчас, мне нравятся новые впечатления. Новые страны, города, еда, напитки, девушки. Мне нравятся эти эмоции, что испытываешь от знакомства, первого прикосновения, первого поцелуя. Ничего, что я немного откровенен? Выстраивать отношения, жить в быту - для меня это слишком тяжкий труд, к которому я пока не готов. Может быть, если появится та, без которой я не смогу существовать - все изменится. Знаешь, как в сказках, когда хочется всё время быть вместе. Засыпать, просыпаться, делать какие-то несвойственные тебе вещи только чтобы вызвать улыбку на родном лице. Переступить через собственную гордыню ради этого человека. Только тогда наверно, ведь на меньшее я не согласен. Но что-то похожее у меня уже было и я это потерял. Нужно быть очень смелым, чтобы попробовать снова, а я не знаю есть ли у меня эта смелость и отвага.
К счастью неожиданный поток моих откровений заканчивается, когда мы тормозим возле дома моей собеседницы, которой я вдруг "присел на уши". Виной тому могло стать то, что я давненько не говорил по душам с братом, да и есть вещи, о которых я не хотел рассказывать ему. Оказавшись наконец-то за столом с только что приобретенными вкусняшками и домашним шоколадным тортиком, я окончательно расслабился. Не часто мне выпадало посидеть вот так с кем-то в домашней обстановке и поболтать.
- Думаю, что вино будет под стать моей болтовне. Надеюсь, что она не утомляет тебя. Я, конечно, всегда был болтлив, но не так открыт, как сегодня. Всему виной Сан-Хосе, что вытаскивает из глубин подсознания все самые яркие воспоминания, ведь я слишком многое пережил здесь. Кстати, что там осталось после Дитриха? И что за Дитрих? Знакомое имя.

+2

9

Сожаления… все-таки существенная часть нашей жизни отводится именно им, как бы нам того хотелось или нет; как бы мы не стремились по своей натуре к счастью. Однако никто в своей жизни не лишен возможности допустить или сделать глупость, память о которой будет горько жечь где-то глубоко внутри, не оставляя шанса на спокойную жизнь и существование. Но, природа сожалений подобна зажженной спичке, которая может погаснуть, едва на него подуть, но может и принести настоящую беду – стоит только поднести зажженную спичку к легко воспаляющимся предметам. В прочем, даже пяти минут будет для того, чтобы пламя оставило по себе определенный след, избавиться от которого, в прочем, будет не так уж и просто. Поэтому, слушая Эйдана, темнокожая женщина в какой-то степени была согласна с ним – нельзя сожалеть, но не только потому, что сожаления закрывают путь новому. Для нее сожаления никогда не станут избавлением, ведь слишком много времени она потеряла попусту, и едва не лишилась возможности снова зажить счастливо с тем, кого любила, кажется, всю свою жизнь. Помнится, как когда-то она впервые только увидела своего немца, когда Данцигеры приехали в Сан-Хосе, и сразу ощутила какое-то тепло внутри себя по отношению к нему. И пусть даже они пережили столько передряг вместе и раздельно – это чувство все еще было живо, а может быть, даже было живее прежнего, ведь только тот, кто теряет, знает цену счастью.
И все-таки завтра она будет думать о том, что не стоило увлекаться сладким. Она снова вспомнит о весах, которые Дитрих несколько раз даже прятал от нее в гостиной, и будет думать о том, что же делать ей с собой и своими слишком широкими бедрами, которыми можно было любоваться до того, как все физические недостатки беременности не стали проявляться на темнокожей леди. И хотя ее округлый животик, а также увеличившаяся перед родами грудь ее вполне устраивали, то бедра – ну, совершенно нет.
Природа каждой женщины такова, что она стремится к идеалу, она хочет нравиться окружающим, и точно такой же была Тони. Вот только она хотела нравиться своему мужчине, который по «долгу службы» был вынужден находиться большинство времени вдали от нее. И пусть даже он неизбежно говорил ей о том, как беременность ей идет, и все ее подозрения всего лишь выдумки и накручивания самой себя (и со стороны сестры в большей мере), она хотела выглядеть лучше, пусть даже это было не просто. Это вроде, как бежать впереди всех на марафоне и оступиться на последней мили, когда уже и финш видно, и толпа приветствует, ведь наши слабости куда сильнее. Особенно, когда имеешь намерение добиться чего-то определенного – всегда найдутся преграды, соблазнители, вроде Дина, и прочее…
- Двое?! Ух, ты! Вот это новость, – удивляется Пейтон, услышав новости от счастливого семейства Картер, нынче проживавшего уже на просторах Сакраменто. В прочем, а стоит ли удивляться так?! Пока кое-кто зализывал раны после былых разочарований, отказывался от возможности завести ребенка в браке с Джоном Картером, молодые люди женились, смело заводили детей и воспитывали их…
Может быть, если бы Тони все-таки была хоть чуточку влюбленной в Джона, или же их с Дитрихом отношения не прервались тогда, много лет тому назад, она тоже могла бы назвать себя матерью не одного ребенка. Ведь, она хотела детей когда-то, и была так растеряна от того счастья, что испытывала во время своей первой, но, увы, не успешной беременности. - Да, я помню, Бет – такая милая юная леди, - произносит Пейтон, припоминая то Рождество, когда Росс со своей невестой и братом вошли в не самое респектабельное заведение, которое видела нынешняя миссис Картер. – Рада, что у них так все сложилось в жизни, - произносит темнокожая женщина искренне и от всей души. Росс всегда был серьезным человеком, сколько себя и его помнила в школе Тони. Чего стоил тот случай, когда мальчишкой он ввязался в драку, чтобы защитить ее?! И в том, что из него выйдет хороший отец никому не приходилось. Об этом даже Лидия сказала, когда услышала от своей младшей сестры известие о женитьбе их давнего соседа, а ведь заслужить похвалу Лидс стоит ужасных трудов и, самое главное, терпения.
Тем временем, Дин рассказывает о своей жизни «одинокого волка», и Тони не перебивает его, давая возможность высказать все, что он бы ни захотел произнести в салоне старенького Форда давней своей знакомой. В любом случае, он знает, что секретов или тех историй, что должны быть скрыты от общественности и прессы, она ни за что никому не расскажет. ДА и кому? Уж явно Дитриху это сто лет не сдалось. Лидии? У той и без того больше забот, чем она может на себя взять, при этом она еще и упрямо суется в жизнь младшей сестрицы, которая ничуть не ценит стараний. Ну, а Лорелее хватало собственных проблем с вечным поиском работы и попытками пристроить в детский сад, а позже и школу свою драчунью дочь, которая удалась в своего отца, словно одна капля от другой. К тому же… она сама достаточно скрывала от своих подруг, поэтому знала, как не просто быть постоянно закрытым, недоговаривать, когда нужен совет или минимальная поддержка, доброе слово и просто плечо, на котором захочется поплакать.
Зажигая свет в гостиной, Пейтон проходится внимательным взглядом по всем тем вещам, что находились в гостиной. Ткани и выкройки она еще в обед сложила аккуратно на стопку, вот только несколько ниточек упало на ковер, где и задержалось. Но, поскольку в остальном в гостиной царил порядок и чистота, женщина решила, что ничего страшного Дин не увидит там. В любом случае, не ее трусики лежат на самом видном месте? Но даже если бы и так, оба взрослые и наверняка нашли бы подобный казус забавным. А может, и нет,… однако проверять вот уж точно не стоит.
Когда знаменитый гость женщины соглашается все-таки на вино, Пейтон подумала уже о том, что еще может уговорить его на какой-нибудь ужин: сразу садиться за сладкое было вовсе не обязательно. Она решила сразу же передать молодому человеку бутылку из бара вместе со штопором и бокалом, чтобы он открыл ее и обслужил себя. Как бы там ни было, а она не была сейчас способна открыть бутылку, и именно тогда Дин задает не совсем удобный вопрос Тони.
- Дитрих… - выдыхает имя своего гражданского уже (или как там еще обозначить?) мужа, от которого ждала ребенка. – Ты его должен помнить, он жил неподалеку от нас и у него еще был сестра, она какое-то время не совсем была способна ходить, из-за аварии, в которую она попала, - напоминает историю семьи Данцигеров, которую Эйдан должен был вспомнить, ведь жители их районе не любили отпускать мелодраматичные сюжеты из жизней своих соседей, время от времени перетирая одну за другой. – Мы с ним когда-то встречались, но ты вряд ли помнишь. И вот… снова сошлись, если это можно так назвать, - произносит она, вздохнув. – Просто, мы не говорим об этом знакомым. Просто Дитриху приходится работать в Сакраменто, и переехать я пока не могу, да и не очень хочу переезжать в столицу, - добавляет она, пока не решившись говорить о том, что лежит глубже. – Может быть, будешь кушать что-нибудь? А то сразу к сладкому как-то совершенно не полезно приступать. Тем более, такой звезде, как ты – как знать, если твои фанаты проклянут меня за то, что я не проследила за тем, чтобы ты питался хорошо? – в большей мере она, конечно же, шутит.
Но, в каждой шутке…
- У меня не широкий выбор, но интересный: запеченная говядина, ризотто и, конечно же, салаты. Что будешь? – произносит она, решив уже за музыканта. Тем более, она сама бы чего-то съела…
- Если хочешь, можем посидеть на кухне, пока я буду греть и готовить? – вскоре предлагает она, приглашая пройти гостя на святая святых любого ресторана и дома.

+2

10

Беру в руки протянутую бутылку и ставлю ту на стол, а уж после уже забираю из рук темнокожей мисс бокал. Слишком много предметов в моих руках опасно тем, что что-нибудь обязательно упадёт на пол, а начинать вечер с битья посуды мне не хотелось. Не знаю точно, помнит ли Тонс о моих небольших проблемах, хотя, возможно, что я просто чересчур подвижный, что и создаёт все эти неприятности.
- Данцигер, да?
Всё вроде бы встаёт на свои места, ведь Дита я действительно смутно помнил, а вот о их романе с Пейтон не знал. Да и местные слухи это совсем не то, чем я интересовался во время своих приездов к родителям. Нам бы успеть было обсудить события последних месяцев, да просто поговорить о всяких мелочах вроде того, как обстоят дела в мастерской отца и каким новым рецептом Ким удивит нас на этот раз.
- Я думаю, что когда-нибудь наступит тот день, когда все мы снова переберёмся жить в один город, возможно тем городом станет Сакраменто. Любые перемены немного пугают, а уж когда твоя жизнь вот-вот должна поменяться в связи с рождением малыша, здесь хочется больше уверенности и привычное кажется тем, что тебе нужно именно сейчас. Переедешь, когда будешь готова. А быть может, что останешься здесь, какая разница, ведь главное не где, а с кем?
Открываю бутылку вина и наполняю свой бокал, пока Тони начинает заманивать меня тёплой домашней едой. Смеюсь в ответ на её замечание по поводу моих фанатов, припоминая один забавный случай, когда один из них передал для меня, по его мнению, весьма ценный презент в пластиковом контейнере, но для того, чтобы попробовать это, я был слишком уж брезглив, да и кто знает, что может скрываться в безобидном на первый взгляд блюде. При всей моей нелюбви к Дейву, даже ему я бы не предложил угоститься столь немыслимым подарком.
- Не представляешь как я порой скучаю по горячему домашнему ужину. Ризотто и салаты звучит весьма заманчиво. Мой желудок будет тебе весьма благодарен.
Вспоминаю, что собирался поужинать сегодня совершенно в другом месте, но может встреча с Пейтон не была так уж случайна? Когда-нибудь я должен буду отпустить собственных призраков, к которым слишком уж привык и привязался. Может быть и стоит сейчас излить душу, благо что бывшая одноклассница брата была весьма ценным слушателем, что не перебивал твой рассказ, позволяя выплеснуть всё своё сокровенное на поверхность, а уж стоит лишь озвучить историю о своих маленьких страхах, как по идее они должны бы были исчезнуть. Поднимаюсь с дивана, прихватив с собой бокал вина и следую за Тонс на кухню, по пути с интересом разглядывая ее дом.
- У тебя довольно уютно. Так тепло по-домашнему. Со всеми моими переездами я и забыл, когда спал в своей постели, всё больше по отелям мотаюсь. Но как я уже говорил, такая жизнь именно то, чего бы мне и хотелось.
Пристраиваюсь за столом в кухне, придвигая к себе бокал вина и делая небольшой глоток, чтобы промочить горло. Только вот сидеть без дела, пока беременная женщина крутится перед тобой, занятая разогревом пищи как-то было не очень. Будет ли от меня пользы больше, чем возможных разрушений? Этого никто не мог знать наверняка. Мельком взглянув в сторону часов, я окончательно убедился в том, что в гости сегодня не поеду.
- Тони, может быть я смогу тебе чем-то помочь? Что-то, где не нужно задействовать нож. Ты, наверно, не видела ту передачу, когда нас пригласили на кулинарное шоу. Это был довольно забавный опыт, учитывая, что я на кухне - это похоже на стремительное торнадо, что сметает всё со своего пути. К счастью, в тот раз мне удалось ничего не уронить, но я порезался, в тот момент, когда и делать то ничего не надо было. Иногда мне кажется, что от того, что от меня все ждут чего-то подобного - всё это и происходит.
Замолкаю, чтобы сделать новый глоток вина, в ожидании каких-либо распоряжений от Пейтон. Хотя кажется, что у неё всё уже было готово. Как так вышло, что приняв приглашение на чай, я остался ещё и на полноценный ужин? Может быть женщина пригласила меня из вежливости, не думая, что я могу согласиться, как-то эти умные мысли не пришли в мою голову чуть раньше.
- Я тебя не сильно напрягаю? Ты, должно быть, устала и хочешь отдохнуть? Так что не стесняйся мягко выгнать меня, когда придёт время, не хочу утомлять тебя со своей чрезмерной болтливостью.

+2

11

Эйдан быстро понял, о ком вела речь Тони, что было не удивительно. Вообще, было ли возможно не запомнить семейство Данцигеров, что как и многие другие мигранты приехали в Америку и Калифорнию в поиске не просто своей новой жизни, убегая от прежней, но и своей американской мечты, что не давалась сразу в руки даже многим коренным жителям Соединенных Штатов Америки. Так что, темнокожая женщина лишь кивает, подтверждая догадку или же свое маленькое открытие молодого человека, который решает, по всей видимости, не расспрашивать о многих тонкостях отношений между ней и ее немцем, которому доводилось метаться между двух городов, чтобы поспевать и возле нее, и своей достаточно сложной и даже опасной работы. Естественно, работа, которой занимался Дитрих в Сакраменто с трудом походила в понимании Пейтон на легальную или же в полной мере законную. Как бы там ни было, а однажды, из-за этой стороны занятости Данцигера, она в Сакраменто потеряла ребенка. И с тех пор весьма критично смотрела на столицу штата.
- Вряд ли я когда-нибудь перееду в Сакраменто, - качает она головой на слова Картера. – Уже проходила через это и ничего не вышло. Наверное, просто потому, что некоторые люди, как растения – живут только в одной местности, и я вот гожусь только для Сан Хосе, - в своей манере ответила она молодому человеку, что более просто относился к переездам, ведь они были частью его любимого дела.
Хотя и было все-таки что-то в его словах, задуматься над которыми она не позволила себе…
Не хотела ворошить то, что осталось частью неизменного прошлого, о котором сейчас так легко говорить, ведь с высоты прожитых лет проще сказать, какой поступок был верный, а какой ошибочный. И в любом случае, это не вернет их с Дитом обратно к тем годам, которые они оставили позади себя. Это не вернет им ребенка, которого они потеряли когда-то. Зато они могут попытаться сделать все максимально правильно для их сына.
- Такой ответ мне нравится! – темнокожая женщина хвалит выбор Дина, после чего зовет его за собой на кухню, где и готовит все необходимое для приготовления блюда, который парень выбрал себе. И к тому же, которое готовится в два счета. Так сказать, несколько хитростей и вот оно ризотто уже на сковороде, томится в бульоне и ждет часа, когда к нему можно будет прибавить все остальные ингредиенты.
Тем временем Эйдан хвалит обстановку в доме Тони, на что она несколько смущенно улыбается и тихо вздыхает.
- Я предпочла бы более скромный дом все-таки, но … Дитрих умеет убеждать и настаивать на том, что будет лучше для ребенка, - произносит женщина, умалчивая о том, что все-таки ей не хотелось жить на широкую ногу. Особенно в своем родном городе, где все знали о том, кто она и откуда пришла. Тем более, она знала, что дела, которые ведет ее любимый мужчина в Саркаменто месте со своим кретинистым дружком не чистые; странно вообще, что бизнес все еще процветает и пустоголовый итальянец еще не обанкротился, живя на широкую ногу, как она сумела узнать со слов своего немца.
- О, нет, Дин, ты что?! – возмущается Пейтон, как только Дин решает вызваться к ней в помощники. – Я не делаю ничего необычайного, и в скором времени уже все будет готово, так что сиди спокойно и продолжай меня развлекать беседой. Тем более, я всегда считала, что мужчине нечего делать дома у плиты или вообще на кухне, если он не ест там, - улыбается она, надеясь, что знаменитый знакомый успокоится и не станет беспокоиться зря о том, что она делает все сама. – И брось все эти мысли о том, что ты надоедаешь. Видишь, по большей степени я здесь одна, так что побыть в обществе мне не помешает, - произносит темнокожая леди. – Только не подумай, что все меня бросили – нет; скоро ко мне перебраться обещала моя сестра, чтобы я не оставалась одна перед родами. Ну, а еще у меня ночует порой подруга с моей крестницей – ты бы только видел этого маленького чертенка, - улыбаясь, ведет дальше она. – К сожалению, Дитрих обычно приезжает только на выходные, когда может вырваться из Сакраменто и отложить неотложные дела на потом, - добавляет женщина, занимаясь салатом. Она, конечно, быстро заканчивает свой почти правдивый «Цезарь», в котором не хватает только идентичного к рецептурному соуса, а еще ингредиентов из дорогого магазина привезенных товаров из Франции. Ну, и сухарики, совершенно не теплые и только-только из открытой упаковки.
- Угощайся, Дин, - произносит женщина, поставив перед младшим Картером уже спустя пятнадцать минут тарелку с порцией ризотто, тогда как салат красовался посредине стола. – Приятного аппетита, надеюсь. Тебя, небось, в туре кормят одними деликатесами? – спрашивает не просто из вежливости, но и из любопытства. Правда, долго им поболтать все же выдалось: парню позвонил кто-то очень важный, к кому он умчался буквально полчаса спустя.

Отредактировано Tony Danziger (2016-11-09 16:42:50)

+2

12

- Да, мне определённо нравится твоя философия по поводу мужчины на кухне. Думаю, что Дитриху очень повезло с тобой. Я ещё даже не попробовал твоих блюд, но запахи по кухне поплыли невероятные, заставляя мой желудок урчать от нетерпения.
Тревоги, что были моими неизменными спутниками в каждый мой приезд в Сан-Хосе, начинают отпускать по мере того, как Тонс уверяет меня, что я ей совершенно не помешаю. Теперь мне и самому не хотелось никуда уходить, мне нравилась собеседница, спокойная уютная обстановка, вкусная еда и предстоящий ужин. Я мог бы немного отогреться здесь и сейчас, почувствовать капельку семейного тепла, которого был лишён в своём гастрольном туре. И пусть то была чужая семья, гостеприимство здесь чувствовалось в каждом моменте.
- Развлечь тебя беседой, что может быть проще? Моя исключительная болтливость осталась при мне, со временем даже скорей всего расширив привычные границы. Хотя, так же я научился быть неплохим слушателем, что является по сути бесценным даром, особенно, когда человеку некому больше выговориться в рамках отдельно взятого гостиничного номера. Каждый из моей команды подвержен неким срывам, ведь усталость порой наступает не от того, что ты потратил слишком много физических сил, а от того, что эмоций могло оказаться больше, чем ты в силах был принять. Ещё наш продюсер - это настоящий ужас, воплощение зла на Земле. Не хочу жаловаться, специалист он от Бога, знает, что делать, но от чего-то мы сразу же не сошлись характерами, что стало неким камнем преткновения, ведь если бы не эта деталь, то всё было бы просто прекрасно. Ты всё ещё хочешь, чтобы я продолжил болтать или поделишься со мной чем-то?
Вновь наполняю свой бокал, чтобы дать женщине возможность отдохнуть от моего голоса. Меньше всего мне хотелось сейчас утомить будущую мамочку раньше, чем наступит момент, когда нам нужно будет прощаться. Пользуясь этой минуткой, пока Тонс накрывает на стол, я достаю телефон, чтобы забронировать билеты на поезд до Сакраменто. Три часа и я буду на месте, но перед тем, как предстать перед братом хорошо бы было как следует выспаться. Пугать его с порога своим невменяемым видом после бессонной ночи не лучший вариант, тем более, что он и без того слишком сильно переживал за меня. Я должен поберечь его, как ранее сделал он сам, ведь он как никто другой заслуживает тихой размеренной счастливой жизни, без новых нервных потрясений, связанных с моей излишней эмоциональностью, от которой, к несчастью, страдал не я один. Видит Бог, я не хотел становиться причиной, по которой у людей портилось настроение, что мне не всегда удавалось. Поэтому намного проще было во время моих бесконечных отъездов, ведь по телефону я мог уверить кого угодно, что всё в порядке. Да и что со мной там может случиться? Только там я чувствовал себя счастливым, по своему свободным, забывающим обо всём.
- Последнее, что я помню о твоей сестре это, что она собиралась замуж, верно? Как у неё дела? У тебя есть крестница? Уж какими они бывают чертятками я прекрасно знаю на примере своей племяшки и племянника. Один ребёнок хорошо, а два - это настоящее стихийное бедствие, особенно, когда они упражняются во взаимных подколках друг на друге. Но никто и не способен так искренне любить, как малыши. До определённо момента, пока им всё равно кто ты и что, а главное, что ты их родитель. Это чисто мои наблюдения, которые могут быть неверными, ввиду того, что я слишком редко оказываюсь в эпицентре семьи. Спасибо.
Благодарю Пейтон за ужин, придвигая тарелку к себе поближе и пробуя на вкус ризотто, что было выше всяких похвал. В ресторанах готовили безусловно вкусно, но я редко мог почувствовать там маленькую деталь, когда блюдо приготовлено с душой. Здесь же всё сложилось в идеальную картинку прекрасного вечера. Смеюсь на замечание о деликатесах, ведь не всегда мы ужинали в прекрасных местах, случались и стремительные перекусы впопыхах, когда на нормальный приём пищи просто не хватает времени.
- Иногда мне приходилось есть такое, что я пожелал бы никогда больше в жизни не пробовать. Деликатесы бывают, но не так часто, как хотелось бы. Я на самом деле не особо привередлив. Детство закладывает в человеке крепкие кирпичики, что становятся чёрточками характера, которые впоследствии не выбить. Я как любил газировку, бургеры и картошку-фри, так люблю это и сейчас. Хотя мои вкусовые пристрастия безусловно обогатились новыми красками.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » it's calm at our district