Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » -Ты наркоманка? -Нет, я бурундук!


-Ты наркоманка? -Нет, я бурундук!

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

ДОМ МОРТЕНА, ОБИТАЛИЩЕ МЕРЕТ | 23.09.2016 | ПОСЛЕОБЕДЕННЫЕ ЧАСЫ

Mårten Åkesson, Märet Åström
http://placehold.it/245x140 http://placehold.it/245x140

Мортен вторгается в личное пространство Мерет, решив выяснить, правдивы ли его подозрения, но он еще не знает, что у Мерет для него есть настоящий "сюрприз".

0

2

Вынужден ли я сожалеть?
Я стал воплощением лжи, красивой и свободной...
И своим праведным умом
Я почитаю и проповедую безумие, которым ты одарила меня...
© In Flames

"- Детка, что же ты наделала?" - Упрямые мысли не давали покоя Мортену уже несколько дней.
Что привело её к иллюзорному, фантомную и пагубному миру опасных наркотиков? Не просто же творческий кризис и депрессии, столь свойственные представителям старой богемы и всем творческим личностям. Да и Мерет была довольно сильной девушкой.
Мысль о том, что он может потерять её, выбивала Мортена из колеи. Не просто потерять, расставшись или ещё что-то в этом роде, а потерять навсегда, потому что она просто перестанет существовать в своей физической оболочке. Что есть воспоминания и труды, оставшиеся после смерти, когда нет возможности увидеть улыбку дорогого и близкого человека? Или стереть его слёзы с щеки? Обнять, поцеловать, почувствовать и раствориться в голосе? Защищать и оберегать.
[float=right]http://sg.uploads.ru/t/EaNA4.gif[/float] Знал бы Кеннет, что Мортен обманул его, не просто разок-другой приложившись к стопке, а изменил и изменял всегда, но мальчик этого никогда не узнает. И как! И с кем! О, это невероятное безумие. Один из самых любимых личностных наркотиков Мортена. Иначе и быть не может. Ведь это Мерет, его девочка. С тех самых юных лет. И пока не угаснет их обоюдное сумасшествие, их тяга друг к другу.
Любимая. Самая дорогая женщина после матери. И хрена два кто-нибудь попытается уничтожить его чувства и привязанность к ней, отобрать её, лишить их шанса быть вместе, пусть и периодами, через расстояния, но телепатически, ментально, всегда. Это и есть свобода. Они оба нарушают слишком многие законы, разрывают в клочья устои и заповеди. Они свободны. Они не могут друг без друга, как не может огонь без кислорода, как рыба без воды, как чайка без неба.
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/4FiYX.gif[/float]Может быть, он просто надумывает себе и те следы ничего не значат. Твою ж мать, они оба на полном дне. Грёбанном дне. Оба - наркоманы. Просто разного рода.
Да и могло ли быть что-то иначе?
Грёбаное стремление к независимости и свободе, привычка решать все свои проблемы самостоятельно, забивая на окружающих. Может, если бы не они, то хотя бы его не поглотило коварное пристрастие к алкоголю, словно голодная змея. Огромная, будто Василиск. Вот только Мортен держится, он справился, и Мерет тоже сильная.

Код:
<!--HTML--><object width="578" height="123"><param name="movie" value="http://embedpleer.net/normal/track?id=B3kftwBhv8wbsBtum&t=black"></param><embed src="http://embedpleer.net/normal/track?id=B3kftwBhv8wbsBtum&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="460" height="33"></embed></object>


Неторопливо поднимаясь по скрипучей деревянной лестнице на второй этаж, Мортен крепко держал две огромные чёрные кружки с красной эмалью внутри. Чайный сбор, над которым потрудилась Мерет, распространял потрясающий аромат и стелился шлейфом позади мужчины, в голове которого буйствовала откровенная буря из негативных мыслей, сомнений и переживаний.
Он знал, что сестра всё ещё в постели. Обувь была на месте, а в доме не ощущалось её очевидного присутствия. Скорее всего так всю ночь и провела за книжкой. Ох уж этот привычный и сладкий неправильный образ жизни, но сейчас он должен соблюдать рамки школьного распорядка.
Мортен остановился, прислушиваясь, а после плечом навалился на дверь бывшей собственной спальни, которую и без того использовал весьма редко, потому что спал либо в мастерской, что находилась буквально за стенкой, либо на террасе. Или же в кровати вместе с Мерет, тем более, что теперь не нужно было высчитывать вечера, когда Кеннет мог бы заглянуть в гости после подработки. [float=right]http://s1.uploads.ru/t/QrZi4.gif[/float] Теперь же лето было далеко позади, и ночи стали куда холоднее, пришлось перебраться в гостиную - среди рабочих инструментов особо не отдохнёшь даже с отличной вентиляцией и правильным их хранением. Там же переодевшись несколько минут назад, как только вернулся, мужчина предстал перед сестрой в довольно уютном домашнем виде, стоило двери, наконец, поддаться натиску его сильного плеча.
- Эй, привет. - Улыбнувшись сладко потянувшейся, словно кошка, девушке, он прошёл к кровати и поставил на пол обе кружки, а после забрался на постель, заключая сестру в тиски своих коленей и рук, чтобы никуда не сбежала. Наклонившись ближе, он с привычным ей сурово-игривым видом прошептал:
- Как спалось, маленькая Хель? - Такой вот серьёзный разговор вроде как стоит начинать издалека? Или нет? У него всегда были проблемы с тактичностью. И Мортен обхватил пальцами промелькнувший локоть, разворачивая руку девушки к себе. - Что это за следы? Детка, какого хрена? - На белоснежной коже темнело несколько точек, не успевших скрыться за тональником и пудрой или же под рукавами.

вв

волосы завязаны также, босиком
http://s8.uploads.ru/t/VfTmz.jpg

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-10-31 16:16:27)

+2

3

Уже несколько дней Мерет Острем буквально не находила себе места, то пропадая где-то, слоняясь целый день по улицам, то не вылезая из своей кровати. Ее бросало то в жар, то в холод, и казалось, что у нее снова предвестья героиновой ломки, но дело было в другом. Как раз эти несколько дней назад девушка сделала тест на беременность, поскольку задержка месячных длилась уже неприлично долго. Поначалу Мерет не придавала этому особого внимания. Всякое бывает, особенно с ее-то стилем жизни, но результату она не поверила, поэтому следом было сделано еще аж пять тестов, каждый из которых подтверждал тот факт, что она на третьем месяце беременности. Именно эта новость не давала Острем покоя. Оставаться в доме? Ни Кеннет, ни Мортен не оценят такого расклада, к тому же подставлять под удар отношения брата с этим синеволосым подростком Мерет не хотела. Она привыкла решать свои проблемы сама. Но тогда что? Бежать обратно в Швецию в родительский дом? Ей там явно будут не рады, да еще и скандал разгорится знатный, когда всплывет, что ребенок от родственника. Они же все-таки приличная семья и всё такое. Да и вообще, к беременности и становлению матерью Острем была совершенно не готова. Аборт? На первый взгляд, этот вариант казался самым очевидным и разумным, но вот... Способна ли была Мерет убить в себе живое существо?.. Она пока и сама не смогла ответить себе на этот вопрос, но уже начала проводить ночи за книжками, повествующими про все краски беременности, родов и первых дней ребенка.
Сегодня ночью ей удалось уснуть лишь после пяти утра, когда рассветные лучи уже пробивались сквозь окна спальни Мортена, которую она заняла ввиду того, что мужчина редко там ночевал. Книгу девушка зашвырнула под кровать, совершенно расстроившись и разозлившись на себя и обстоятельства. Как ни крути, нужно было срочно покидать дом Мортена, как бы ни хотелось остаться. Вот только зная его, прощальная записка его не остановит и он все равно выкопает ее из самих чертогов Вальгаллы и потребует объяснений. Ситуация была запутанной и ломающей голову, так что спала Мерет тоже тяжело. Шведка этим утром спала чутко, не способная провалиться в нормальный глубокий сон, а посему заслышала скрип двери и шаги брата в комнату. Приоткрыв один глаз, девушка потянулась, а ее сердце екнуло и налилось непривычной тяжестью рядом с братом. Смотреть ему в глаза и лгать, скрывать от него что-то... Это было немыслимо! Это же ее викинг, ее защитник и ее мужчина. Не единственный, но лучший из огромного множества испробованных. Когда попробовав блюда всех кухонь мира ты все равно приходишь к выводу, что бабушкины пирожки - самое вкусное, что ты ел в жизни. Она была готова раствориться в его руках и в нем самом, с ним с единственным можно было быть откровенной и не бояться. Но теперь...но теперь между ними была стена и это доставляло невыразимую боль. Но Мерет старалась вести себя непринужденно.
Мортен поймал ее в капкан из своих рук и ног, и у девушки, вместо ответной ласки сработала защитная реакция - она прикрыла руками живот, не давая надавить на него, но при этом прижалась к его теплой коже щекой, ища поддержки и понимания. Как же все стало сложно!
-Привет, мой темный страж! Честно говоря, отвра... Ай, Морт, мне больно! - теплое мурлыканье ее голоса сменилось недовольством и желанием обороняться. Вот теперь капкан действительно захлопнулся - брат застал ее врасплох. Мерет попыталась вырвать руку из сильных пальцев, но не тут-то было. Сердце бешено колотилось в груди, выдавая ее с потрохами, но Острем продолжила гнуть свою линию. Помнится, Мортен однажды уже задавал ей подобный вопрос, ранее, увидев пластырь на локте, и тогда легко поверил в ее легенду.
-Чего ты взъелся? Я уже тебе объясняла, что это следы от многочисленных капельниц, которые мне ставили, когда я лежала в больнице долгое время! Пусти! - романтическое и теплое настроение, способное разогнать черные думы, резко улетучилось, сменившись практически бурей. Смерчем и ураганом, несущим лишь крах и разрушения. Пути назад уже нет. Он все равно вытрясет из нее правду.

+1

4

- Прости. - Пальцы разомкнулись, отпуская на свободу белоснежную женскую руку, тонкую и хрупкую, словно тростинка, покрытая густым слоем инея. - Не хотел. - И это было абсолютной правдой.
В голосе Мортена даже на мгновение послышалось раскаяние - причинять физическую боль любимому человеку вне поля сексуальных игрищ или экстремально-эмоциональных скандалов, когда терпение этого обычно спокойного и не пробивного шведа просто рвётся по швам, не особо приятное занятие. Всё-таки внутренний садист в Мортене чаще спал и именно из-за его хладнокровия и бесконфликтности, но только, если кому-то не удавалось задеть за живое его отрицательные эмоции, вырвать наружу агрессию и гнев, которые он сам осознавал, но уже просто не хотел контролировать, получая некое извращённое удовольствие и вместе с тем жуткую внутреннюю психологическую боль и усталость, когда его нервы потрошили подобным образом слишком часто. Внешне кажущийся сильным и бескомпромиссным волевым человеком он и в самом деле был таковым, однако действительно серьёзные конфликты, в которых участвовали родные и дорогие ему люди, выжимали из него все соки. И яркий пример затянувшегося стресса и последующих срывов в алкогольном забытьи был относительно недавно - лишь летом Мортен окончательно взял себя в руки, переключившись на музыкальное творчество.
Мерет сама ещё могла помнить, каким напряжённым ходил её кузен по осени прошлого года и на рождественских каникулах, да собственно в отголосках внутреннего напряжения он был даже по её приезду.
- Что-то мне не верится. - Строго и сухо вымолвил швед, сурово щуря глаза на свою любимую женщину, но ещё не спеша полностью выпустить её на свободу. Ещё не получен ответ.
- Ты сидела на игле? - Мортен помнил моменты, когда его маленькая Хель находилась в упадническом состоянии. Пусть она так же, как и он, ничего не показывала и не говорила, но он чувствовал. На то они и две половины одного гнилого фрукта.
- Расскажи. - Не столь просьба, как утверждение. Мортен смягчил взгляд и, как можно более нежно провел пальцами по её коже. Его рукам стоило бы быть удивительно чувственными, аккуратными и мягкими, рукам скульптора, но Мортен, как и большинство мужчин, страдал грубостью и резкостью своих движений, а кожей подушечек так и вовсе редко что-то чувствовал, поэтому неосознанно увеличивал силу воздействия при контакте с телом любимых людей - чтобы лучше их прочувствовать. Пожалуй, стоит вернуться к практике с глиной не только на уроках.
- Ты же знаешь, что во всём можешь положиться на меня, детка. Не будь мудачкой и не пытайся решить всё сама. Это моя прерогатива. - И Мортен нежно улыбнулся, надеясь, что Мерет поймёт, что ругаться с ней он не собирается, и успокоится. Никому не нравится, когда лезут в его личное пространство, тем более так резко, как сделал он, но они ведь друг другу не чужие люди.

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-10-31 00:31:24)

+2

5

Мерет боднула своего викинга головой в грудь, демонстрируя тот факт, что она не обижается, но и подобного ему уже так просто с рук не спустит. Вообще, она была просто без ума от его сильных рук и стальной хватки, что оставляла на ее белой коже алые отметины, заставляющие ее выгибаться, плавясь под прикосновениями его пальцев, но сейчас был явно не тот момент. Острем тут же спрятала руку в складках одеяла, избавляя исколотый сгиб локтя от пристального взора брата.
-Не смотри на меня так, - попросила Мерет, отводя взгляд сторону. Девушка глубоко вздохнула и ответила: -Так. Это только мои проблемы, а со своими проблемами я разбираюсь всегда сама, ты знаешь. Тем более, что эта проблема уже в прошлом. Так что давай не будем это ворошить, ладно? - ни да, ни нет, но Окессон и сам поймет ответ, ведь в ее словах он прозвучал более чем очевидно. Сказать, что Острем было сейчас не по себе - это не сказать ничего. Хотелось бежать от всего и вся, а более прочего - от самой себя. Вырваться из оков тела и рвануть в самый захолустный и темный уголок этого дома, стать привидением и пугать всех местных обитателей... Как жаль, что это было всего лишь мечтой. Нет, конечно, есть путь к подобному, ведь в случае смерти Мерет Острем привяжется к Мортену и станет преследовать его, склоняя к тому, чтобы он, как истинный воин, ушел за своей валькирией прямиком в царство Вальгаллу, где будет предаваться вечным боям, пьянкам и женщинам. Вернее, лишь одной женщине. Но, к счастью, Мерет была не из тех, кто думал о суициде, это был совершенно не ее метод.
-Морт, не дави на меня, - почти жалобно попросила девушка, поднимая льдистые глаза на брата, вглядываясь в любимые черты лица, что были сейчас необычайно суровы в ее адрес, хоть швед и пытался их смягчить. Вероятно, это была игра ее воображения и фантазии, но внутри Мерет просыпался какой-то непонятный страх и осознание "мы просто побеседуем и тебе за это ничего не будет" еще не пришло. Воспаленное сознание отказывалось воспринимать все адекватно. Боги, лучше вернуться к наркоте, чем ощущать то, что чувствовала художница сейчас. Неожиданно Мерет запрокинула голову наверх и завыла по-волчьи, давая выплеск своим эмоциям. Леденящий душу вой отчаяния загнанного зверя, которому некуда бежать.
-М-мне надо уехать! - выдала она вдруг. Кажется, истерическое состояние брало свое. Сейчас Мерет не отказалась бы от отрезвляющей оплеухи, готовой привести ее взбудораженный внутренний мир в обычное его трезвое и рассудительное состояние. Фраза про отъезд осталась бы той же, но...но всем вышепроизошедшим Мерет сама себе выкапывала огромную такую яму. Сейчас. Он обнимет ее, крепко прижмет к себе и они оба бросятся вниз, туда, где не видно дна и есть лишь зияющая тьмой пустота.

+1

6

Да, было слишком глупо ожидать от Мерет ответов на свои вопросы. Вопросы подобного плана. Это точно - со своими проблемами они всегда разбирались сами. Однако попытка не пытка.
Но Мортен не спешил реагировать на заверения о неактуальности, лишь снова нахмурился и куда сильнее прежнего, внимательно вперившись потемневшим взглядом северных глаз на родную душу и раздумывая над происходящим - добиваться или оставить в покое.
- Хорошо. - Согласно выдохнув на жалобную просьбу сестры, мужчина сдался, но хмуриться не перестал, почувствовав неладное. Было что-то ещё. Обычно подобным потерянным образом на грани истерики Мерет реагировала на его вторжения в её личное интимное пространство внутреннего мира лишь тогда, когда оказывалась в совершенном идеальнейшем дерьме. В этом они были похожи - чаша самоконтроля и борьбы в одно лицо рано или поздно переполнялась, и выливался негатив сильных эмоций. У Мортена в таких случаях росло раздражение не по делу, и вырывался мгновенный гнев. Зато оп и всё встало на свои места. У Мерет же... она внезапно завыла от отчаяния, из-за чего мужчина дёрнулся от неожиданности и мимолётного конфуза - таки довёл. Однако это очень хорошо, сейчас она хотя бы немного разрядится.
Сжав челюсти, он настойчиво притянул Мерет к себе, аккуратно прижимая за плечи в крепких защищающих объятиях и устраиваясь вместе более удобным образом.
- Ну всё, малыш, спокойно. - Целуя лобно-височную зону, чувствуя мягкость и аромат её шёлковых ухоженных волос, Мортен обнимал всё крепче, словно желая оградить от всего мира и от самой себя. - Ты сильная, знаю, но сейчас тебе явно нужна моя помощь, хотя бы нахождение рядом. Да и куда я тебя отпущу? Кто этих троглодитов усатых кормить будет, если не ты, детка? - Тихий успокаивающий тон. Нужно говорить, отвлечь. - Да три буйных своенравных викинга в доме и без тебя! Ты представь масштаб апокалипсиса - Рагнарёк раньше времени начнётся и без Фенрира. Не зря же я приобрёл полуразрушенный дом. - Попытка шутить, чтобы расслабить или же наоборот разозлить, чтобы всё высказала, как на духу, а то же держит в себе, дурочка гордая, мучается. - Не-не-не, моя маленькая и сильная валькирия, мне без тебя никак. - Снова целуя волосы, аккуратно проскользнув пальцами под подбородок Мерет и повернув её беспокойное бледное личико к себе. - Что тебя тревожит, детка? Чего это ты так внезапно решила от меня сбежать тогда, как мы теперь свободны?

+1

7

Острем мелко-мелко задрожала всем телом, как бывает, когда человек долгое время проводит на холоде и не может контролировать подобный процесс. Холод не был снаружи, холод бил изнутри, холод страха колол ее внутренности, пытаясь прорваться наружу и заглотить все окружающее пространство, словно черная дыра. Но Мерет не могла этому позволить случиться. Нужно было взять себя в руки. Девушка поднесла ко рту собственную кисть и в следующий момент острые зубки крепко сжались на согнутом указательном пальце, до боли впиваясь в белую кожу.
Это помогло, особенно вкупе с объятиями Мортена, которые потихоньку переставали отдавать горечью. Трезвость ума постепенно возвращалась к девушке, разбуженная болью. Девушка, наконец, выпустила свой палец из плена зубов, лицезрея достаточно неприятную картину, и поспешила убрать руку под одеяло. Острем, словно котенок забралась на Мортена, прижимаясь к нему ухом, слушая мерное сердцебиение и питаясь его теплом, даримым только ей, ей одной.
-Ну вот и находись, - только и буркнула она в ответ, -Все равно сам скоро убежишь. Да и я не дам тебе тащить это на собственном горбу, - Мерет слишком хорошо знала про полигамность и непостоянство, она ничуть не винила шведа в этом, ведь была такой же. Девушка лишь констатировала факт, но загадками говорить не переставала. -Боюсь, что при нынешнем положении дел, еды будет не хватать не то что на усатых, а даже на нас с тобой. Не могу допустить голодания этих хвостатых, - улыбнулась она. Словно заслышав, что говорят про него, один из кошачьих показался в дверном проеме и вопросительно мявкнул, будто бы прося разрешения войти.
-О, это ты не представляешь масштаб, поскольку локальный Рагнарек уже почти разразился, мой викинг. Вопрос лишь в том, на чью сторону встанет твое копье, - вместо того, чтобы выдать как на духу, нужно только сильнее запутывать. Отлично, Мерет Острем, все правильно делаешь, ты же всегда говоришь все четко и напрямую.
-Дело не в сбежать, дело в нежелании замкнуть тебя в оковы еще более крепкие, нежели до этого. Я прекрасно понимаю, что ты не Фенрир и руку ты мне не откусишь, но тем не менее... - она нашла его руку и пробежалась туда-обратно подушечками пальцев по внутренней стороне предплечья. -Я слишком тебя люблю, Мортен, - ухмыльнулась шведка. Вот теперь, блять, как хочешь, так и понимай все то, что она тут только что наговорила! Как в том рассказе - он держал меня за талию, а я его - за идиота, я подняла глаза - они были чужие и холодные.
Девушка мягко и продолжительно коснулась губами шеи Окессона, после чего помурчала прямо в место поцелуя, оставляя приятную вибрацию.
-Иди уже сюда, чудовище мохнатое! - позвала она так до сих пор мнущегося на пороге кошака. Заслышав приглашение, животное ринулось к кровати и с легкостью запрыгнуло в объятия простыни и одеял.

+1

8

Так, малышка успокоилась и даже затянула разговор. Это уже очень хорошо, очень-очень хорошо. Мортен крепче сжал аккуратные объятия, выдыхая с облегчением и стараясь не слишком давить, чтобы не причинить дискомфорта и не оставить ненужные синяки на идеально гладкой белоснежной коже своей северной королевы, своей валькирии.
Вот только, чем дальше Мерет говорила, тем больше мозги шведа закручивались в узел. На появление Сюльве, младшего кошака,  он даже не обратил внимания. Увидел и всё, будто бы на шкаф взглянул, что всегда стоит в том месте, или на какой-то иной предмет быта.
Светлые низкие брови хмурились всё сильнее, роняя непроницаемые тени на глаза, создавая впечатление чёрные склер. Он следил за каждой её эмоцией, пока положение головы дарило данную возможность. Крепко задумавшись, пытаясь разгадать смысл сказанных слов, Мортен очнулся, только почувствовав приятное прикосновение к чувствительной коже шеи, что отдалось в мозг и разлилось по телу мурашками. Он чуть изменил положение, пошевелив плечами, чтобы ослабить напряжение на поправляющуюся спину, чудом, месяц назад, в пещере, при съёмках к сольному музыкальному проекту, не повреждённую более сильно, чем рваные раны, ссадины и ушибы. Практикующему подвешивание к ранам не привыкать, а вот ушибы пока что мешают, что верно то верно.
Молодой котяра запрыгнул на постель и, мурлыкая словно трактор, начал бодаться в руки, прося, чтобы его погладили. Мортен небрежно потеребил кошачью морду и вновь полностью переключился на Мерет. Он медленно провёл большим пальцем по её нижней губе с некоторым давлением, а после поднял хмурый непонимающий взгляд на льдистые глаза своей девочки.
- Подожди, ты меня в конец запутала, женщина! Неужто нельзя всё упростить, ну? - Ухмыльнувшись, он поднял брови и поцеловал любимую в бровь. Помнится, как-то одна из его более-менее постоянных девушек, то бишь двухгодичных-трёхгодичных - на большее отношений не хватало - вычитала в книге какой-то американки-сексологини, что лизание глаза доставляет небывалое эротическое удовольствие, и заставляла его этим промышлять, и впрямь получая при этом кайф. Для Мортена же это были весьма странные ощущения.
- Что тащить? Какая ещё сторона? По твоим загадкам я чувствую себя скорее не Фенриром, а самым настоящим Тюром. - Он покачал головой и улыбнулся, поднимая брови. - Детка, чтобы ни случилось, я всегда буду на твоей стороне и за тебя буду держать своё копьё, ты же знаешь это лучше всех. И твои оковы единственные принимаемые и единственно желанные. - Пальцы в крепких объятиях сжались, надавливая на податливую плоть. - Выкладывай давай. Не бойся. Хватит тут загадками вещать, словно магичка какая. - Раз уж Мерет разговорилась и успокоилась, то можно и надавить. Нужно надавить. Но аккуратно, и он поцеловал её уже в губы, задерживаясь на мгновение, а после прикусывая нижнюю. - Я люблю тебя и не отпущу. - Уж точно не в момент, когда Мерет нуждается в его помощи и поддержке.

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-11-02 00:31:52)

+1

9

Девушка переключила большую часть внимания на котяру, тут же развалившегося у нее на коленях и подставляющего самые недочесанные по его мнению места. Что ж, зато было теперь чем занять нервно подрагивающие руки, да и животному сделать приятное - не последнее дело. Говорят, кошки способны восстанавливать внутренний баланс людей и держать энергию дома в гармонии. Этого сейчас как раз очень не хватало Мерет.
Мортен и правда грамотно оперировал ею, зная, с какой стороны нужно подойти, чтобы получить желаемое. Он мог читать ее как раскрытую книгу, даже когда она писала на незнакомом ему языке, даже когда была закрыта от его глаз.
-Конечно же, можно, - со вздохом ответила она. -Только все усложнится в несколько раз как только я озвучу суть проблемы, - усмехнулась Мерет, делая таким образом некое предупреждение Мортену, мол, потом чтоб не говорил, что я не предупреждала. Кажется, Окессон словил волну, ту самую, на которой теперь можно было правильно преподнести новость на блюдечке, готовую, да с огоньком, как любит сама Мерет:
-О, нет, милый, заблуждаешься. В этой Эдде ты у нас Свальдифари, а я - Локи в образе кобылы. Дальше сам расскажешь что было, или напомнить? - мрачно-саркастически отозвалась Острем, наконец, проливая свет на всё то, что она наговорила до этого.
-Только имя давай уж более красивое придумаем, ладно? - осведомилась она, будто сейчас любовники разговаривали о какой-то ерунде, типа куда пойти в выходные или какие презервативы выбрать на сегодня. Уже никакие. Поздно пить боржоми, когда почки отказали. "Мои оковы, значит, единственные и желанные для тебя? Это приятно знать, но, Морт, ты прекрасно знаешь, что этого не хочу Я. Сковывать твою свободу... Пожалуй, это было бы слишком эгоистично. Но ты не оставил мне выбора, шельмец!"
-Ну что, мне уже можно пойти собирать вещи? - нервно хохотнула девушка, после чего и правда рассмеялась. Вышло как-то нервно, зато позволило расслабиться. После всего сказанного стало как-то легче, одно лишь волновало Мерет - камень со своей души пришлось переложить на душу того единственного и неповторимого, которого она не перестанет любить до последнего своего вздоха. Как брата, как мужчину, как Тьму.

+1

10

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » -Ты наркоманка? -Нет, я бурундук!