Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ✠ by Fire and Sword


✠ by Fire and Sword

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

[NIC]Chloe[/NIC]
[STA]welcome to my world[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2hztn.jpg[/AVA]

✠ by Fire and Sword

Колдер и Хлоя
http://s4.uploads.ru/t/erySg.gif | http://s5.uploads.ru/t/507P3.gif

В руки Хлои неожиданно попадает интересный древний артефакт, который может с помощью весьма простого для любой ведьмы ритуала в любом смертном человеке активизировать темную сторону/альтер-эго и демонизировать ее, преображая внешний вид и поведение несчастного. Хлоя решает отдать его Колдеру и Ордену, но неожиданно сама становится жертвой неизвестного похитителя. Артефакт пропадает. По всему Нью-Йорку начинают происходить загадочные убийства...

[SGN] http://s3.uploads.ru/t/8ktgb.gif [/SGN]

Отредактировано Evie Morel (2016-10-04 12:19:52)

0

2

[NIC]Chloe[/NIC]
[STA]welcome to my world[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2hztn.jpg[/AVA]


[Сентябрь, двадцатые числа. Бар в  Сохо. Около 9-00 утра]

Я с интересом рассматривала медальон, который матово кидал блики на барную стойку темного дерева. Серебро, сплетенное с тьмой.  Проще и быть не может – вещица была отлита крайне небрежно… или же она являлась настолько древним приветом от старого мира, который не нуждался в красоте. Главное – суть. Способность.
- На вид, скажу честно, не особо... но... Ты уверена?...
Эния – "Валькирия Севера", как я называла норвежку, - нетерпеливо прихлопнула ладонью по гладкой поверхности. Из-под ее многочисленных колец расползались видимые лишь ведьмовскому взгляду мелкие бирюзовые струйки магического дыма – артефакты явно требовалось «подзарядить». В целом же блондинка вполне вписывалась в образ современных нью-йоркских гиков, «бохо-стайл» в трендовом варианте – потертые светлые джинсы, тяжелые, едва ли не армейские, черные ботинки, и многочисленные кольца, браслеты и подвески поверх полупрозрачной туники бирюзового оттенка. Моя подруга предпочитала холодные тона, но общалась на удивление тепло.
- Более чем. Я купила ее почти за бесценок у какого-то идиота в Бруклине еще неделю назад. – Пока мои пальцы аккуратно и крайне осторожно оглаживали настораживающе ледяной металл, коллега по призванию и ремеслу бесшумно отхлебнула из треугольного бокала мартини коктейль с лимонной вербеной – явно истратила много сил прошлой ночью. Вопросов с моей стороны не последовало – дурной тон в нашем мире. – Так вот, он был, кажется, рад избавиться от нее. – Кольца перестали испускать колдовские облачка – дело восстановления баланса явно пошло на лад. – Начала искать по своим архивам и даже заглянула в Библиотеку Совета. Вот. – Эния полезла в задний карман джинс, которые на ее пятой точке сидели отлично, и вытащила явно вырванный из старой книги листок. Он грозил рассыпаться при первом же прикосновении, однако это была видимость – Совет обрабатывал все тома особой пропиткой от преждевременного разрушения влагой и воздухом. Другое дело – спасти от вот таких вот вандалов…
На мою вскинутую бровь подруга скептически поджала губы, накрашенные темно-синей, почти черной помадой. – Что? Ради тебя старалась – я знала, что ты оценишь. Да ладно, я все сделала быстро, и никто меня не спалил… - Я лишь покачала головой и отпила из своего высокого стакана сок. Чистый апельсиновый сок. Колдеру не нравятся мои манипуляции с зельями, хотя прошедшая ночь не только для Энии прошла бурно… - Эй, ты меня слышишь? – Блондинка пощелкала пальцами перед моим лицом, а потом пододвинула свой бокал. – Просыпайся. Ты явно переоценила свои силы с Охотником, подруга… - В голоске послышалось добродушное поддразнивание и неодобрение – странная смесь для эмоционального восприятия.
- Ш-ш-ш… Прикуси язычок. – Я вернула ухмылку. Да. Колдер. Мой Охотник. Но сейчас нельзя дать волю мыслям, хотя каждое наше свидание – это действительно из разряда «нечто волшебное». И дело даже не в магии. Ее мы оставляем за порогом спальни в квартире меченосца в Манхэттене. – Ну-ка… - Я разгладила листочек, вчиталась в руны, которые вспыхивали золотистыми искрами и высвечивали меж строк пометки или нотации для читающих ведьм. Именно ведьм. Обычный человек найдет лишь странные закорючки и непереводимые пиктограммы.
«Азазель…», «…интерпретация…», «… риск быть поглощенным демоном…»… Чем дальше я углублялась в описание символа на медальоне, тем выше приподнимались мои брови. Попутно, почти механически, я потянулась в выдвижные  ящички со своей стороны стойки и достала пакетик – защищающая от враждебной магии смесь полыни со зверобоем, одна из доброго десятка простых превентивных мер, что должны быть под рукой любой практикующей ведьмы. И, недолго думая, засунула медальон прямо в смесь трав. Показалось – или стало легче дышать?
- Умно. – Эния хмыкнула, а затем залпом допила свой коктейль, буквально двумя большими глотками. С громким звоном отставила заговоренное и небьющееся стекло – как раз на такие случаи. Выглядела северянка теперь намного лучше. – В общем, я загляну через пару дней, а ты подумай, что с этим можно сделать.
- Совет…
- Совет не в курсе. – Блондинка, перебив меня, категорически мотнула длинными выбеленными прядями. Ее точеное лицо точно сошло с древних фресок. Мы смотрелись вместе очень контрастно – огонь и лед – и старались появляться на публике вдвоем крайне редко, потому что неизменно привлекали обостренное внимание человеческой толпы. А значит и Ордена. – Показать его Верховной означает сразу же лишиться возможности изучить самой.
- Я хочу переговорить с  Колдером. – Я медленно спрятала пакетик с медальоном обратно в ящичек, положив за одну из перегородок в пустой отсек. Задумчиво закусила губу на мгновение. – Он может поспособствовать в изучении. Обещаю, что его участие останется в тайне.
- Смотри, не переметнись во вражеский лагерь. – Теперь насмешка таила в себе горьковатый, полынный оттенок досады и едва ли не ревности. Половина ведьмовского мира Нью-Йорка до сих пор не воспринимала нашу с Охотником связь, считая ее извращенной даже по меркам магических норм морали. – Ну все, мне пора. Самолет в Сиэттл через два часа, там будет крутой шабаш… хотя называется это Межрегиональная конференция по вопросам высоких технологий  в комплексе очистки загрязненных зон… или что-то такое… Орден и Совет снова встречаются под скучными лозунгами. – Она вытащила из кармана бэйджик со своей удивительно скромной фотографией - невинное личико в ореоле светлых локонов - повертела в пальчиках с темно-синим маникюром и вновь спрятала. Затем ее лицо озарилось надеждой. – О, а может и ты со мной полетишь? Местечко быстро пробьем. Ты теперь все же важная для Совета персона, - дразнится, стерва, -  да и оттянемся там отлично. Ну? Что думаешь?
Я рассмеялась, а затем допила свой сок под ее полным надежд хрустальным взглядом. И отрицательно покачала головой.
- Дел в баре много. И еще медальон – ты меня заинтриговала.
-  И конечно же Охотник. – Она состроила гримаску, а затем махнула на прощание рукой. – Ладно. Мне пора. Не скучай, Хлоя.
Через минуту я осталась за стойкой в одиночестве. Рабочий день начинался через минут десять, сейчас начнет подтягиваться персонал. Эния же договорилась о встрече заранее, чуть ли не с первыми лучами рассвета позвонила, поэтому и прошла оная в приватной обстановке.
Я достала смартфон. Быстрый перещелк сенсорных кнопок – огненный маникюр пускает крохотные зайчики. Заветный номер. Судя по звукам, я застала своего мужчину где-то в дороге.
- Доброе утро, mea amare… - Улыбка помимо воли наползла на губы. Он – что-то сильное и светлое в моей не всегда честной жизни Ходящей-По-Снам ведьмы. Что-то очень хорошее. Внезапно вспомнилась прошлая ночь – и я вспыхнула до корней волос. Рыжее на рыжем. – Знаю, что ты можешь быть занят… но я хотела бы встретиться. Это очень важно.

[SGN] http://s3.uploads.ru/t/8ktgb.gif [/SGN]

Отредактировано Evie Morel (2016-10-02 21:19:13)

+1

3

[NIC]Kaulder[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/YmCLy.gif[/AVA]
[SGN]http://sf.uploads.ru/t/oQW0D.gif[/SGN]
вв

Неплохой подарок на юбилей – сердце королевы ведьм. Но куда более приятным подарком оказалось сердце другой ведьмы, сулящее не неприятности, а тепло и нежность, которой Колдер уже успел позабыть за 8 минувших веков. И кто мы мог подумать, что последний охотник, страшнейший из своего рода, вселяющий первобытный ужас во всех, кто связан с магией, влюбиться в одну из самых темных ведьм. Но, как говорил один старый друг и соратник – пути Господни неисповедимы, но это очень удивило того, кто уже практически тысячелетие не может умереть. Увы, смертным он не стал. Это проклятие, цена, которую он осмелился заплатить ради тех, кто даже не знает о существовании той угрозы, от которой их защищает Колдер.
Долан единственный, кто одобрил его союз с Хлоей.. остальным же пришлось просто свыкнуться с тем путем, по которому отныне идет Охотник. Поскольку, Орден больше не имеет возможности оказывать на него влияние, Колдер покинул те рамки, в которые обманом был заключен. Теперь он работает один, вернее их трое, никому более нет доверия, только сухие и холодные деловые отношения. Так легче, так безопаснее. В их распоряжении, конечно, были и другие охотники.. но кто готов помериться причинно-следственными органами с 800 летним охотником, который дважды сумел убить королеву ведьм?! Правильно, он остается единственным, кто до сих пор пользуется авторитетом и у тех, и у других.
Хлоя… а ей вообще никто не указ. Она относится к касте самых древних и опаснейших магических существ, потому и спорить, лишний раз, с ней мало кто осмеливается. Но она и не похожа на Колдера,  ведьма гораздо сердечнее.. человечнее человека, как бы странно это не звучало. Возможно, потому у нее и так много друзей, в отличии от Охотника, имеющего в своем распоряжении двух людей. Лучше пусть боятся, добиваться уважения у.. существ, так и ждущих подходящего момента воткнуть тебе в спину нож, очень бесперспективная затея. А на все язвы ее подруг-колдуний в сторону их союза Колдер реагировал лишь ухмылкой.
Каждая ночь с ней выбивала Охотника из равновесия, после чего он, не имея такой привычки, мог спать непробудным сном еще очень долго. Хлоя словно выпивал все соки из мужчины, но это ему и нравилось. Потому, сегодня он опять не заметил, как девушка ускользнула из его цепких рук с первыми лучами солнца. Это было в ее стиле, проникая в его сон, она затягивала его все глубже и глубже, лишая какой либо надежды на скорое пробуждение.
На часах 9 утра. Город плавно погружается в осенние цвета, а Колдер разгуливает по квартире в одних трусах, пытаясь отыскать небрежно отброшенные в сторону брюки руками сногсшибательной ведьма. Он планировал встретиться с Доланом и обсудит грядущие дела, поскольку они уже успели оправиться от столкновения с королевой, наступают серые будни. Право, старик давно принял то, что Охотник так и не научился нормально воспринимать время.. как смертные.. потому и не обижался на него за постоянные опоздания.
- Ты опять меня усыпила?!
Даже не пытаясь скрывать улыбки, он отвечает девушке по телефону. Ее сладкий голос будит воспоминания о ночи, которая наложила бы отпечатки когтей свирепого рыжего зверя на его спине, если бы проклятие не давало бы скоротечной регенерации.
- Только не говори, что ты просто сильно соскучилась и хочешь меня увидеть!
Оставив затею с поиском брюк, он достает из шкафа новый комплект верхней одежды и быстро одевается.
- Ладно, если это важно, то я перенесу встречу с Доланом на вечер и скоро буду у тебя. Ты же в баре?
Он даже слышит, как эта бесстыжая рыжая особо накручивает прядь волос на палец. Она прекрасно знает, что ради нее он готов отменить все свои встречи и примчаться по первому же зову. Он слышит, как ее губы размыкаются под широтой улыбки, оголяя белоснежно-белые зубки.
- Я тоже тебя целую.. скоро буду..
Ухмылка меняется какой-то теплой улыбкой, даже в груди становится немного теплее и он кладет трубку, сразу же перезванивая своему старинному другу.
- Здравствуй, Долан..
Он словно ожидал этого звонка, от чего Охотник слышит ухмылку на другой стороне телефонной линии из оперы «я другого и не ожидал».
- Я буду ждать твоего звонка вечером. Встретимся у меня.
Наиболее понимающего человека он в жизни не встречал. Он очень уважал Долана, а после того, как чуть не лишился его, еще и полюбил.. всем своим холодным и черствым сердцем.

Отредактировано Joe Bennett (2016-10-04 12:21:41)

+1

4

[NIC]Chloe[/NIC]
[STA]welcome to my world[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2hztn.jpg[/AVA]

J.T. Peterson - Event Horizon

[9-07 утра]
Никогда не воспринимала до конца глубину этой типично человеческой эмоции – радости от первого поцелуя, первого сплетения меж простыней… или телефонного звонка  от того, чьи мысли и поступки находятся едва ли не в параллельной плоскости, но все равно соприкасаются с твоими самым чутким ритмом. Не воспринимала – а теперь попала в эти силки и сети, которые могут сделать сильнее – и в то же время ослабляют… потому что у тебя, как у беспринципной и категоричной в большей части принимаемых решений ведьмы обнаруживается брешь, темный провал, трещина в безупречных доспехах «уделаю вас всех пальцем». Еще большая ирония заключалась в том, что как раз Колдера я «уделать» не смогла бы при всем желании.
Иногда я осознаю, как сильно мне… повезло. Он не враг. С таким врагом я бы не справилась, имея за спиной даже всю армию эпигонов Верховной, которую она по слухам втайне собирает уже несколько веков.
Откладывая плоский телефон на темную полированную столешницу, я ловлю себя на полуулыбке. Охотник был прав – прошлой ночью после его ласк, сильных рук и шепота на ушко, после приятного опустошения и полета куда-то в запределье волшебной страны под названием «Удовольствие», я действительно вновь погрузилась в его сны. Я пытаюсь очистить их от слишком кровавого налета прошлого своего мужчины, пусть делаю это настолько медленно и неторопливо, чтобы процесс не сбивал ритм подсознания и восприятия действительности. Ирония и соль ситуации – я не трогаю методы и способы борьбы с ведьмами, лишь тот хаос и ужас, что сопровождает ее. Половина… да что там… все мои сестры назвали бы меня предательницей. Я и так в их глазах то ли персона нон грата, то ли законодательница нового порядка.
От мыслей отвлек слабый перезвон подвесных золотисто-прозрачных фульгуритов над входной дверью. Опасность…
Я напряглась, хотя двое вошедших - парень и девушка – подростки, скорее были похожи на  воробышков, чем потенциальную угрозу, о которой могли предупредить заговоренные камни. Светловолосая девчушка с невыразительными в силу возраста чертами лица, в бежевой коже куртки и черных леггинсах над мокасинами, была лет на семь младше меня, но держалась очень уверенно, а ее узкоглазый темнокосый спутник, полуазиат, засунув руки в карманы широких штанов цвета «хаки» под такой же курткой, неторопливо осматривал антураж бара. В них чувствовалась магия и сильная кровь, а еще чрезмерная сосредоточенность.
- Простите, мы откроемся буквально через несколько минут. Можете пока что присесть на любой из диванов, меню на столиках,  - в уютном помещении контраста вишни и бука царила идеальная чистота, наведенная еще с вечера. С кухни уже слышались негромкие голоса – туда через заднюю дверь вошли мои помощницы по ремеслу, девчонки из числа еще неокрепших, начинающих свой ведьмовской путь, коллег. Сейчас они переодеваются, наводят соответствующий марафет, кто-то уже смеется над шутками…
- А мы ненадолго. – Кожаная куртка девочки недовольно и тоненько заскрипела, когда она сделала несколько шагов по направлению ко мне.  – Мы за медальоном.
- Что?..
Я сдвинула брови и для начала попутно принялась ментально произносить первые фразы старого и простенького заклинания-защиты, но парень внезапно вскинул руку и «бросил» в мою сторону что-то похожее на темный завиток дыма. А его подружка сложила правую ладонь лодочкой и в свою очередь направила ко мне дуновением золотистые искры, которые тут же вплелись  в шелковый антрацитовый «локон» и яростно атаковали…
Уже оседая на превосходный ламинат черного дерева – перевозила лично, из итальянских запасов одной способной темной сестры Доминики – я осознала, насколько простым и изящным был этот дуэт. Перуанская тьма забвения и Золотые Грезы – наследие древних греков – в совокупности давали отличный эффект, который являлся для попавшей под откат практикующей ведьмы крайне нежелательным. Его последствия находились в диапазоне между временной амнезией и летаргическим сном.
Для меня этот золотисто-черный туман был категорически запрещен. Мало кто знал о моих способностях Ходящей-По-Снам… Мало, кто мог заманить меня в такую идеальную ловушку.
Ловушку почти без выхода.
[SGN] http://s3.uploads.ru/t/8ktgb.gif  [/SGN]

+1

5

[NIC]Kaulder[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/YmCLy.gif[/AVA]
[SGN]http://sf.uploads.ru/t/oQW0D.gif[/SGN]

Колдер, при всем своем бессмертии, никогда не выжимал педаль газа без весомых причин, предпочитая наслаждаться поездкой по самому любимому на свете городу. Утренней Нью-Йорк, украшенный золотыми и красными цветами, был прекрасен в это время города. Как воздух становился прохладнее, так и люди переставали так сильно торопиться. Словно время замедлялось, прекращая свой рьяный и беспощадный бег. Хотелось дышать полной грудью, хотелось улыбаться и радоваться.. хотелось.. хотелось любить.
Прошлое Колдера даже сейчас, когда он все же нашел в себе силы и отпустил его, оставалось большим шрамом на душе. Не спроста та, которой он смог открыть свое сердце, появилась лишь спустя 8 веков.. да и то, в этом гораздо больше ее заслуги, чем его. Ведь если бы она не проникла в его разум, если бы не смогла донести до него необходимость жить, о которой так охотно рассказывал Долан, то ничего бы и не было. От того этот страшный дар «входящей во сны» оказался наиболее чистым и благородным, нежели опасным.
А на самом деле, все это вилами по воде писано. Колдер и Хлоя не просто слишком разные, не просто два человека с противоположными взглядами.. даже не просто люди из разных эпох. И даже если опустит тот факт, что для него она обычная маленькая девочка, которая никогда не увидит и не узнает того, с чем пришлось столкнуться, что пришлось пережить Охотнику, то остается один момент… он охотник на ведьм, а она - самая настоящая ведьма. Она по разные стороны баррикад. Ведь, в конце концов, союзы всегда обречены на разрушения, а потому, скоро может настать момент, когда придется выбирать, на чьей стороне быть. Да и союза как такового уже не ощущается в свете последних событий. Орден со своим раздувшимся до запредельных масштабов эго,  до недавнего времени еще объяснимого Колдером, хотят абсолютной власти над миром магии, над теми, у кого этот дар в крови.. А Совет всячески препятствует этому откровенному угнетению, ведь сейчас они и так шагу без разрешения ступить не могу.. тотальный, мать его, контроль. И лишь совсем недавно Охотник осознал, как, в действительности, обстоят дела, если Доланом смог стать предатель, а уничтожить ведьму ему помогла ведьма.
Мир давно набрался полутонов, противоположные оттенки исчерпали себя, слились и, в итоге, предоставили взгляду искошенного зрителя бесконечное количество вариантов… вариантов, когда добро убивает, преследуя свои мерзкие цели, а зло, усыхающее от голода и холода, делится с голодным псом последним куском хлеба, ничего не требуя в замен. Охотник единственный проживший 800 лет человек и, к сожалению, так и не уловивший этих изменений.. но все изменилось.
С его лица не спадала легкая улыбка ровно до того момента, как он не открыл дверь в бар Хлои. Он сразу и не понял, почему все служащие крутились у барной стойки, где обычно и работала рыжеволосая. Он не успел сделать и пары шагов, как все молодые ведьмы рассыпались по углам в панике, опасаясь Колдера, в страхе за свою жизнь и целостность шеи. О нем ходили очень злые слухи… что он отсекал головы, сжигал, издевался, пытал своих жертв до смерти… Мало кому было известно настоящее лицо Охотника.. честное и благородное. Он не любил кровопролития, нахлебавшись густой багряной жидкости вдоволь, он предпочитал решать все мирным путем.. к тому же с такими юными и глупыми ведьмочками, которые работали в ее баре.
- В чем дело?!
Улыбка мигом сменилось хмурым лицом и опущенными бровями. Образ почти счастливого человека преобразился в лик охотника, опасного и непредсказуемого война, имевшего жуткую репутацию. И он не стал разубеждать их опасения, пусть думают, что при малейшей оговорке он вонзит меч прямиком в сердце.
Уже на подходе к барной стойке он заметил густые горящие пряди, укрывшие черный пол. Ускорив шаг он, уже через секунду, был на коленях пред Хлоей, чья голова лежала на его предплечьях. Попытки разбудить девушку были тщетным, да и, судя по ситуации, он не первый, кто попытался это сделать.
- Кто это сделал?!
Прорычал Охотник не отрывая глаз от Хлои, но вразумительного.. нет, вообще никакого ответа он так и не получил, что его вовсе не удивило, потому как он уже набирал номер своего друга.
- Долан, я буду через десять минут. Хлоя под каким-то неизвестным мне колдовством..
- Попытайся объяснить, что с ней произошло..
Ответил старик, попутно открывая огромную кнгу заклинаний, хранящую в себе историю всех известных приемов колдовства за последние 1000 лет.
- Она просто спит. Не как ты, она такая же розовая, так же прощупывается пульс, вздымается грудь. Это дело не чумных мух.. местные попытались ее разбудить, даже напоили каким-то зельем, но все в пустую..
Колдер взял ее на руки и унес в машину, после вдавил педаль газа в пол, совершенно не обращая внимания на остальных участников движения.
- Вези ее сюда, а я пока найду это заклинание..
Как он и обещал, звонок в дверь Долона прозвучал ровно через 10 минут. А еще спустя минуту Хлоя уже лежала на большой постели, где старик внимательно осматривал ее, а Охотник нервно наблюдал за происходящем.
Это заняла меньше времени, чем казалось.
- У меня плохие новости..
Долан вынимает из стола какие-то старые свитки и, с присущей ему аккуратностью, раскладывает их на столе аккурат перед книгой с заклинаниями, открытой на нужной странице.
- В принципе, это не самые страшные чары.. но не для нее. Древнегреческие заклинания, смешанные воедино.. Они нацелены на то, что бы стереть из воспоминаний жертвы последние события, амнезия, иногда перетекающая в легкую кому. Но она входящая во сны, ей это грозит летаргическим сном и, честно говоря, никому еще не удавалось разбудить ведьму с таким же даром после этих чар..
Руки Охотника похолодели, а в голове всплыл старинный образ, картина, как он хранил свою жену и дочь.. момент, когда он не смог им помочь, не смог спасти. Самое страшное для сильного человека – беспомощность. Для него это было сродни ударом стилета в спину, страшнее смерти. Его ладони похолодели, а лицо побледнело, словно кровь перестала бегать по жилам..
- Но я успел еще кое-что найти – древняя техника ведьм, таких как она.. древняя, как сам колдовской мир. Во времена, когда еще процветала магия крови, обыкновенные колдуны могли проникать в сны человека с помощью смешения своей и его крови..
Долан продолжал копаться в этих свитках, перечитывая каждую строку по несколько раз.
- Ты видимо совсем в маразм впал, какой я к черту маг крови.. какой я вообще маг?! Я знаю несколько заклинаний, да и те лишь работают при наличии артефактов..
- Не перебивай.. Вот.. Скажи спасибо Хлое.. в очередной раз. В ее крови сокрыт ее дар, благодаря ему у тебя  будет возможность войти к ней в сон.. Право и из-за этого будет очень тяжело, там твое сознание будет уязвимо. Ты станешь смертным. А отыскать ведьму в ее сне очень непросто.. потому никогда и не получалось довести этот способ пробуждения до конца..
Но это уже мало волновало Охотника.. он был готов на все, что бы спасти ведьму.. свою ведьму.
- Не томи, старик, что для этого надо?
К счастью Долан не из тех, кому надо повторять дважды.. все уже было готово.
- Если я ничего не напутал, надо смешать ваш кровь.. легче всего сделать порезы на ладонях и взяться за руки.. но, с тобой это не прокатит..  Придется слить немного твой крови, смешать с ее и.. и выпить.. тебе. Тогда, я думаю, это может сработать.
Колдер сделал глубокий разрез на запястье. Времени его восстановления хватило, что бы в небольшой сосуд накапало несколько десятков миллилитров красной жидкости. Хлое же достаточно было уколоть палец.
Долан добавил в эту смесь еще каких-то трав, после чего прозрачная чаша стала светиться темно-красным светом.
- Это для того, что бы ты быстрее уснул.. Пей и возьми ее за руку, что бы между вами была ментальная связь. Я буду читать заклинание до тех пор, пока  ты ее не отыщешь. И да.. ты вы не пробудитесь, пока ты не заставишь ее сделать глоток своей крови!
Охотник выполнил необходимое и, не успел еще сомкнуть глаз, как монотонный голос друга растворился в его сознании. Колдер оказался окутанным серо-зеленым туманом на очень странном поле, усыпанном высокой мокрой травой и плющом.. Где-то вдали виднелись каменные столпы Стоунхенджа, со стороны которых доносился звонкий от смеха голос Хлои. Она звала его играть.. она явно не понимала, где они находятся.
- Хлоя!
Кричит Охотник и пытается пробраться к ней через густую поросль густой зелени и эфироподобный воздух, что в купе делали движения очень медленными, оставляя на ногах тонкие кровоточащие порезы от шипов. Впервые за множество веков раны не затягивались.. впервые рыжая не понимала, что хочет от нее Колдер.
- Хлоя, послушай меня.. остановись, мы находимся в твоем сне.. нам срочно надо проснуться..
Но звонкий смех и густой воздух не давали и единого шанса докричаться до веселящейся девушки. С каждым шагом земля становилось мягче, было тяжелее идти, словно что-то сильно не хотело допустить охотника до девушки, словно она сама препятствовала их встрече.

Отредактировано Joe Bennett (2016-10-04 15:29:35)

+1

6

[NIC]Chloe[/NIC]
[STA]welcome to my world[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2hztn.jpg[/AVA] 

Tartalo Music - Battle for Camelot

[12-14 время в реальности]
[остановившийся туманный полдень в Мире Грез]

Впервые за очень долгое время я почувствовала солено-сладкий, вересковый вкус свободы.
Это земля моих предков. Совсем юная Кэтлин Маллиган в Америке ощущала себя очень неуютно, и вот тогда я стала Хлоей, еще с десяток лет назад. Давно, кстати, подозреваю, что мою норвежскую подружку  вряд ли зовут Эния, а ее корни гораздо древнее моих.
Все мы отказываемся от чего-то бОльшего, когда решаемся на новую жизнь, или новая жизнь решает преображать нас. Я сменила певучее старое имя на современный выстрел из пистолета, как только поняла, что от ведьмовской судьбы мне не отвертеться.
Однако отказаться от родины, тем более в воспоминаниях…
Дольмены – английская загадка, верно. Но все эти края мне милы. Моя родная темная, густая, с красными глинистыми нитями, земля Туманного Альбиона, светлые скалы Уэльса, нежный клевер Ирландии, шелковистый плющ любителей клетчатых юбок, кельтские кресты, столпы земли, стелы и «шапки» омелы… место, где сырость и влага берут свое, окутывая вас полупрозрачными клубами, а затем являя не особо броские, кирпично-зелено-меловые гаммы.
И здесь всегда ранняя осень.
Я вернулась домой.
… Подол длинного темного плаща волочился за мной по сыроватой траве, но не мешал совершенно игре. Игра была важна. Очень. Я не просто сбросила десяток лет, я вернулась в мир очень солнечных улыбок, спелых до дурманящего запаха краснобоких яблок, розовых клеверных цветов, посиделок перед очагом по вечерам. В мир бесплотных рассветов и кроваво-алых закатов. Сейчас компанию мне составляли тени тех, с кем я играла в далеком детстве. А потом я услышала знакомый голос, который звал по имени некую Хлою.
Боги, всевидящие и всемогущие… это же… я? Да нет… Бред какой-то…
Пригибаюсь, чтобы очередной виток тумана и выступ дольмена скрыл меня полностью. Как же легко дышится! Пряный аромат раздавленной листвы валит с ног и пьянит не хуже воскуренных бабушкой трав. Что ждет меня дальше? Чашка глинтвейна перед костром? Перепалка с Самайной и Риконом о том, куда исчезли феи с Островов?
- Хлоя!
А Колдер все никак не уймется…
Колдер!
Он здесь. Я вспомнила его имя!  Последний Охотник на ведьм. Ужасный человек, воплощение всех страхов моих сестер. Но… почему меня так тянет откликнуться? Что общего между  нами? Что он делает в моем сне?
Нет, это не сон, Китти-Кэт, это твоя северная реальность. Ты дома.
Или все же сон?
Его зычный баритон звучит совсем рядом. У меня от страха немеют ладони и почему-то отчаянно пульсирует низ живота. Этот голос не может причинить мне вреда, не должен. Я уверена в этом, хотя не могу объяснить причин этой самонадеянности.
И тут я вспоминаю об огне в ночи. Мои руки на его плечах, его пальцы зарываются в пламенные пряди, крепко держат почти у корней, пока я…
Боги.
Останавливаюсь на очередном крадущемся шаге, краска приливает к лицу.
Мы любовники.
Этого не может быть – но это факт.
И в следующий момент я оказываюсь лицом к лицу с высоким сосредоточенным мужчиной – две фигуры, появившиеся из тумана и обретшие плоть в иллюзорном мире игр в прятки.

[14-47 время в реальности]
Долан сидит у кровати с двумя неподвижными фигурами. И внимательно, очень внимательно наблюдает блеклым голубым взглядом за малейшими изменениями, любым едва заметным шевелением обоих.
Пальцы ведьмы в крепкой мозолистой ладони воина слабо вздрагивают.
Старик не улыбается, но он доволен. Это хороший знак.

[остановившийся туманный полдень в Мире Грез]
- Как хорошо, что ты здесь со мной! Я просто обязана познакомить тебя со своей бабушкой, Молли. Да, она тоже ведьма, и она еще помнит притеснения от Ордена, но я все объясню, и она поймет, она всегда брала мою сторону…
- Хлоя… - Колдер с видимым усилием сдерживается и вновь начинает убеждать меня в том, что все это сон, а я столь яростно качаю в ответ головой, что пряди ирландской девчонки живым пламенем рассыпаются по плечам в темной ткани плаща. Кажется, они единственное, что имеет здесь яркий цвет. Зелень приглушена, серость камней спокойно-уныла, но льется жидкий огонь волос… и еще существует густо-теплый карий взгляд мужчины. Для моих сестер он похож на карающую тьму, но я знаю, каким золотом он может быть, сочным янтарем в любящем порыве.
- Поверь, тебе понравится, и даже не возражай, mea amare, - я тяну руку к его скулам и касаюсь легко-легко. Он любит эту ласку – это я точно знаю, она подобна зову души.
[SGN] http://s3.uploads.ru/t/8ktgb.gif   [/SGN]

+1

7

[NIC]Kaulder[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/YmCLy.gif[/AVA]
[SGN]http://sf.uploads.ru/t/oQW0D.gif[/SGN]

С усилием ступая по заболоченному бурьяну Колдер все же смог добраться до девушки, чье сознание представляло собой вечную тюрьму для обоих, если он не сможет заставить ее испить своей крови. Про пейзажи ничего не сказать – шикарные виды, завораживающий, захватывающие дух.. но волновали они его в последнюю очередь. Он достаточно повидал за свой жизненный путь.. да и не в том они сейчас месте, что бы любоваться этими самыми пейзажами.
И стоит благодарить Бога за то, что она его узнала. Поскольку, они находились на ее территории, здесь ее сила преумножается во много раз.. и, если бы, она захотела отправить Охотника в мучительный сон, то он вряд ли бы смог, когда либо проснуться. Здесь бы его не спасло никакой заклятие Королевы, ведь тело фактически осталось бы живым.. просто Колдер превратился бы в вечно спящий овощ.. И именно поэтому ее приветливая улыбка словно сняла камень с души, именуемый страхом.
В сознании ведьмы вообще бывает очень жутко, поскольку бесконечное множество видений, являющихся производной магии, порой населяют фантазию такими ужасными картинами, которые Охотник с трудом переваривал.. что уж говорить о хрупкой маленькой девушке, безоговорочно сильной, принадлежащей к древнему сильному роду.. но слишком молодой, что бы совладать с тем, на что потенциально способна. А Колдер прекрасно знал, на что способны входящие-во-сны.. какой потенциал силы и древних знаний заложен в их коде днк, в их корнях, в их роду. Ведь именно обладатели этой способности пользовались наибольшей степенью уважения и признания.. за их кровожадность, за те извращенные страдания, которые они способны принести попавшим в их ловушку.
Охотник внимательно выслушивает ее речь, ее приглашение отужинать в кругу ее семьи, за что, конечно, был бы очень признателен и благодарен.. но сейчас она в полусознании, а потому ее родные могут не оказать такого радушного приема и просто разорвать Колдера на маленькие кусочки. Это в 21 веке, сегодня, после случившегося, отношение к Охотнику стало более балансирующим между убийцей и не совсем убийцей. А раньше его имя даже произносить боялись, рассказывая страшилки маленьким детям.. эдакий гроза всего магического мира, последний, кого ты захотел бы встретить. Да встреча с самим дьяволом прошла бы в куда более приятной атмосфере, чем встреча с последним охотником. И чего ожидать от ее фантазии.. от того, что она на отрез отказывается контролировать?!..
- Хлоя..
Он достаточно грубо берет девушку за плечи, в попытках хоть на секунду вернуть ей рассудок. Это не просто вопрос жизни и смерти – это вопрос места существования.
- Это все нереально.. ты видишь сон… вспомни, черт подери, ты сама умеешь так делать! Так почему же ты ведешься?!
Но не успевает он договорить, как мир словно сворачивается… Земля уходит из-под ног, а картинка, подобно метаморфозе, меняет форму и содержание. Жуткое ощущение, но через миг он сидит за огромным столом в окружении нескольких молодых девушек и бабушки, в том числе сидит и Хлоя. Они все внимательно смотрят на Охотника.. с присущим недоверчивым людям прищуром. Но он прекрасно знает, что стоит ему лишь дернуться, как в него вонзится множество острых предметов. Они уже готовы сорваться с места и растерзать его плоть, а после душу. Не часто тебе выпадает возможность оторваться на человека, которого ты всей душой боишься и призираешь.
Ведьмы всегда чувствуют страх.. и Колдер боится. Боится, что не сможет от сюда выбраться.. никогда. Что они останутся запертыми в ее сознании, ведь без нее не выберется и он сам. А они внимательно следят за каждым его мимическим движением, за каждым подъемом грудной клетке при вдохе, каждым морганием. Он как на ладони, а Хлоя с широкой улыбкой, что-то так увлеченно рассказывает, попутно представляя Охотника, как своего молодого человека, как того, кто совершенно не опасен для них.. но легче не становится.
- Хлоя..
Даже не шепчет, а лишь шевелит губами, как если бы он выговаривал ее имя, в момент, когда их глаза встречаются.
- Надо проснуться..
Его выдох обретает очертания слов, на что все сидящие моментально реагируют. Они словно ждут отмашки, разрешение оставить от него одни косточки, что после станут ведьменскими трофеями и быстро разойдутся по рукам.
- ХЛОЯ!
Он вскакивает из-за стола, наполняя деревянные стены громким криком. На что ее сестры, так же вскакивают, направляя в сторону крупной фигуры множеств острых ножей. Еще миг и…

Этот визуальный водоворот вновь всасывает в себя Хлою и Колдера, оставляя от дома лишь воспоминание. Теперь они оказываются в каком-то дремучем лесу, наполненном высочайшими соснами. Влага моментально заполняет легкие, от чего Охотник начинает кашлять. Холодно, озноб, продирающий до самых косточек.
- Хлоя.. смотри мне в глаза!
Он разворачивает смеющуюся девушку к себе, крепко фиксируя ее лицо ладонями.
- Вспомни, ты давно живешь в Нью-Йорке.. Посмотри, как я одет.. вспомни, мы с тобой сейчас не на твоей родине! Мы спим.. и только ты способна нас пробудить!

+1

8

[NIC]Chloe[/NIC]
[STA]welcome to my world[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2hztn.jpg[/AVA]

— С какой скоростью ты можешь мчаться? — спросил Майкл Скотт у первого скакуна на зеленой лужайке.
— Со скоростью ветра!
— Не подойдет, — сказал Майкл и задал тот же вопрос второму скакуну.
— Быстрее ветра! — ответил тот.
— Для меня это медленно! — сказал Майкл.
— А я лечу как мартовский вихрь! — сказал третий скакун.
— Слишком медленно! — сказал Майкл и подошел к последнему скакуну. — Ну, а ты быстро бегаешь? — спросил он его.
— Быстрее, чем хорошенькая девушка меняет мечты! — ответил скакун.
— Вот это мне подходит!
Британские сказки и легенды

Tartalo Music - The Dark Age

[остановившийся туманный полдень в Мире Грез]
Сталь и дерево столовой родного дома расплываются во мраке перемещения, на смену приходит резкий аромат северного леса, оглушающе трезвый.
Прохлада опускается на мое лицо, она несет с собой аромат хвои и уже основательно затвердевшей смолы. Кроны высоченных сосен качаются в такт несуществующему ветру, густая роса водяной пылью быстро оседает на губах. Еще выше – тяжелые тучи, они готовы вот-вот пролиться ледяным дождем.
Этот край мне тоже знаком. Место, куда я почти сбежала, как только узнала о своем будущем ведьмы. Северная Ирландия, недалеко от Кирктона… Чудесная земля, полная болотных духов и темных надежд, суровая северная природа.
Теперь я убеждаюсь, что мы действительно во сне… я не умею телепортироваться. Это высшая магия, которая мне пока что неподвластна. Более-менее я успокаиваюсь, вроде как прихожу в себя, и в этот миг Колдер мягко, но настойчиво берет мои скулы в плен своих ладоней. Они шероховатые и при этом очень теплые. Безумно теплые.
- … Мы спим – и только ты способна нас пробудить.
«Я знаю»
Я не говорю это, точнее, я пытаюсь сказать, но не получается. И тогда я собираю все свои силы воедино, чтобы разом вырваться из паутины сна-грезы, в которой увязла со своим темным рыцарем слишком глубоко…
[15-20 время в реальности]
У Долана, застывшего в неудобной позе, начинает болеть поясница и слезятся глаза, однако это последнее, о чем может думать пожилой архивариус. Теперь он сосредоточен исключительно на Хлое – ее привлекательное лицо неспокойно, темно-рыжие брови слабо приподнимаются, как у очень изумленного человека, дергается уголок губ – не в улыбке, а точно в попытке оскалиться, тонкие точеные ноздри вздрагивают, будто она слышит чужеродные и опасные для нее запахи. Морщинка перерезает высокий светлый лоб, а затем профиль рыжей ведьмы успокаивается.
Старик позволяет себе поджать блеклые губы. И впервые за все время с тревогой отвлекается на стрелки наручных швейцарских часов.

[остановившийся туманный полдень в Мире Грез]
Паника овладевает мной едва ли не целиком и полностью. Подол темного плаща трепещет, потому что я пытаюсь оглядеться рваными и резкими движениями, вскидываю ладони в беспалых перчатках, словно пытаясь нащупать прореху в самой структуре грезы, отбрасываю длинные огненные пряди назад, чтобы не мешали…
- Я не могу... Я не могу вытащить нас. Amare, меня загнали в магическую ловушку… - бессилие ощутимо в голосе, но я пытаюсь взять себя в руки и объяснить своему спутнику, что именно произошло в это утро в баре.
Через миг я оказываюсь в объятиях Охотника. От него неожиданно, но до боли знакомо пахнет терпким шипрово-мятным ароматом, который я сама приготовила в особенной композиционной смеси. Пальцы ощущают крепкие мускулы предплечий даже через дорогую ткань строгого и плотного черного пиджака. Он настолько близкий, настолько нужный, что у меня не хватает слов… и вот тут Колдер сам привычно хрипловатым, низким голосом озвучивает мне возможное решение проблемы, обозначая спасительный выход…
[16-02 время в реальности]
Высокий мелодичный звук сообщения, пришедшего на айпад, прорезает реальность не хуже горячего ножа сквозь масло. Долан едва не вздрагивает и быстро подтягивает к себе новомодный гаджет самой последней модели, который был приобретен для него Колдером  как раз на случай вот таких вот новостей… вот таких очень печальных новостей…
Выцветшие, но по-прежнему ясные, орлиные глаза архивариуса скользят по строчкам свежего полицейского рапорта, бесстрастно изучают кровавую кашу на фото. В который раз за день его губы поджаты. Однако во взгляде, устремленном теперь на лежащих неподвижно Охотника и ведьму, все еще горит надежда отчаявшегося человека, который только так, в одиночестве, вне наблюдения подопечного воина, Ордена или третьих лиц, может позволить себе проявить подобную слабость.
[остановившийся туманный полдень в Мире Грез]
Я была неправа, считая единственной здешней реальностью цвета и запахи.
Еще был вкус поцелуя. Солоно-пряный, с оттенком едва слышимой цветочной сладости, который затем смешивается с тяжелым железистым оттенком крови из прокушенной губы Колдера. И пока кончик языка воспринимает эту медово-металлическую гамму, вокруг нас значительно холодеет, а деревья начинают скрипеть и раскачивать кроны со страшной силой, будто невидимый и капризный великан, спящий глубоко под землей, как под одеялом, решает встряхнуть мешающую его отдыху ткань грезы. От моего плаща начинает порывисто сочиться пепельный дым с золотистыми искорками – темная магия сотворенного колдовства распадается, теряет связующую нас с этим миром силу. Пальцы Охотника могут быть грубыми – а могут вот так чувственно вплетаться в пряди, едва слышно массируя их, точно желая передать мне с лаской часть своей силы.
И заклинание выпускает нас в реальный мир.

[SGN] http://s3.uploads.ru/t/8ktgb.gif  [/SGN]

+1

9

[NIC]Kaulder[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/YmCLy.gif[/AVA]
[SGN]http://sf.uploads.ru/t/oQW0D.gif[/SGN]

Острые клыки Хлои прокололи тонкую кожу губ, пустив из нее кровь. Именно это необходимо было для выхода из ловушки, именно она спровоцировала резкое изменение окружения. Словно отворили укрывающее заклятие, все вмиг стало меняться… приятная туманная атмосфера леса сменило зловоние, хвойные деревья стали голыми и кривыми, а земля начала содрогаться. Колдер не выпускал ведьму ни на секунду, все крепче и крепче прижимая к себе.
Терпеть пришлось недолго, поскольку, золотистый дым, окутавший их в этом момент, отворил замок этой ловушки и позволил им покинуть ее. Пробуждение было тяжелым. Голова гудела, словно по ней ударили бейсбольной битой, а головокружение и вовсе не дало оторваться от кровати. Хлое, наверняка, это легче преодолеть, ведь она носитель темного дара, но никак не охотник, который испытывал рассинхрон с реальностью. Картинка окружающего мира словно двоилась, а временами и вовсе сопровождалась вспышками того, что он видел во сне. Флэшбеки пугали, но он понимал, с чем это связано, потому и не стал сразу подрываться на ноги. Такое же состояние было, когда он впервые обратился за помощью к рыжей ведьме. Его разбудил Белиал, старый урод, что повлекло за собой невыносимое ощущение беспомощности… Благо, сейчас он в безопасности, ни с кем биться ему не придется.
- Черт подери..
Колдер с трудом сдерживает рвотный позыв, но, все равно, по инерции переворачивается на бок. Долан что-то говорит, но слова его отзываются лишь гулким эхо, разбиваясь вибрацией о барабанные перепонки. Из-за писка в ушах он не может разобрать речи.
Хорошо, что его друг совсем не глупый, потому через несколько мгновений в руках Колдера оказывается стакан с водой, который он тут же осушает и требует еще один.
Влага медленно расходится по организму, возвращая его в реальный мир. Последствия заклинания, конечно, еще дают о себе знать, но становится заметно легче.
- Хлоя, кто эти двое малолеток?
Уже более ясными глазами он смотрит на ведьму. Но Долан не дает ей ответить, впихивая охотнику свой планшет с полицейским рапортом о какой-то сорванной операции. Некий врач был взят под стражу несколько часов назад, который перерезал глотку и пациенту на операционном столе и всему персоналу в операционной, после чего измалевал кровью все стены какими-то символами. Хирург ожидает медицинского освидетельствования для подтверждения его невменяемости.. только, по-видимому, это совершенно не невменяемость, поскольку символы эти были на арамейском и говорили они о каком-то демоне.
- Это…
Он даже не смог подобрать подходящих слов, учитывая, что скоро начнется заседание Совета Ведьм и Ордена, касательно слияния двух ранее враждующих сторон. А, судя по последним новостям, этого допустить никак нельзя.
- Почему-то я не сомневаюсь, что это связано с теми двумя и амулетом, который вы благополучно проебали со своей подружкой.. не так ли, Хлоя?! Почему я узнаю о каком-то артефакте, который вы прикарманили, из гребанной новостной сводки?! Что за отсебятина?!
Колдер всегда жестко изъяснялся, а сейчас особенно. Ведь все это не игрушка, о которой можно просто умолчать… вот, что значит, расслабился.. только  увлекся на секунду и тут бац – сама себе хозяйка, все могу и все знаю.
- Ты вообще думаешь своей башкой, когда утаиваешь такое?!
Злость застелила ему глаза.
- Забыли, нахер, кто такой Колдер?! Головы бы отсечь к чертовой матери и дело с концом.. Какие же вы бестолковые!
С таким же напором он встал с постели и направился к входной двери.
- Колдер, подожди. Может, вы успокоитесь и мне все нормально объясните?! Что за амулет и те двое, о которых ты упомянул?
Долан, как всегда, сохранял вид мудрого старца.. он умел тушить конфликты и переводить разговоры совершенно в иные русла, но сейчас Охотник был более, чем взбешен. Вышло так, что ведьма, единственная девушка, которой он смог довериться, взяла и обманула его. Очень просто, без какого либо зазрения совести, подставив все мирное соглашение, на которое ушло много сотен лет, под угрозу срыва. И трудно даже представить, какие последствия может понести подобное безрассудство.

+1

10

[NIC]Chloe[/NIC]
[STA]welcome to my world[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2hztn.jpg[/AVA]

Gothic Storm - We Will Win

Под каждым обличающим словом я была готова содрогнуться, словно под ударами хлыста. Я могла бы поклясться, чем угодно, что я понятия не имела об артефакте до сегодняшнего утра, но стал бы Колдер слушать в приступе справедливого гнева мои оправдательные фразы?..
Держась за голову – Охотник уверен, что я обошлась в этот раз малой кровью, но это далеко не так – в которой эхом гонга отдавались любые мысли, даже малейшие намеки на попытки логически поразмыслить, я сползла с кровати и встретилась взглядом с Доланом. Этот высокий и худой старик втайне симпатизировал мне – я знала это наверняка – но сейчас его светлый, как горный халцедон, взгляд не выражал ничего, кроме собранности и жесткости. Впервые за все время у меня возникло ощущение, что ловушка из магической стала реальной, ведь если кареглазый меченосец решит, что я виновата, если он сможет это доказать…
Со слабым стоном я сажусь на край кровати и вспоминаю, что именно Колдер был первым, кто поддержал будущее слияние Ордена Креста и Секиры и Совета Ведьм, чтобы минимизировать распри и стычки между первым и последним. Хотя все ожидали, что он будет последним человеком, который решит одобрить эту инициативу высших глав по обе стороны баррикад. Естественно, полностью тысячелетняя вражда не утихнет никогда, в глухих местах вроде того же Корнуолла или русской Сибири все равно будут противостояния, но официально станет легче сосуществовать обеим структурам…
Эта кровавая мешанина из трупов сегодня вымывает твердую почву из-под ног моего всегда уверенного Охотника. Он знает об этом.
Он знает, что я знаю об этом.
- Колдер… - Встаю, но не слишком уверенно, и делаю шаг к нему, к тому, кто впервые за все время нашего знакомства и близости почти повернулся ко мне спиной. -  Я пойду с тобой. Поверь мне – я не несу ответственности за это. Хотя нет… -  В глазах уже стоят слезы, но это влага гнева и ярости от того факта, что он не желает вновь мне доверять. Голос чуть дрожит. - Я виновата. Лишь в том, что поддалась чужой магии, что позволила вот так легко поймать себя в западню. Но я не могу трусливо отлежаться где-нибудь в убежище...
Долан внезапно негромко кашляет, а затем направляется к двери, порог которой меченосец еще не успел перешагнуть. Машет рукой на быстрый тревожный взгляд Колдера, мол, сейчас все пройдет, я в порядке… и я испытываю теплую признательность к верному смертному спутнику кареглазого. Старик быстро смекнул, что разговор грозит перейти на личности, а так как дальнейшие действия в перспективе уже наметились, и его помощь вряд ли понадобится прямо сейчас, он решил оставить нас наедине.
Вибрация и короткая трель смс в кармане. Достаю телефон. Эния. «Конференция сорвана. Вылетаем. Аудиенция за час до полуночи. Ты и я.» И вот тут меня начинает трясти по-настоящему. Аудиенция – это прием у Верховной, у самой Мелиссы Макклейн… по крайне мере, так я и мои сестры по колдовскому призванию можем называть ее. Верховная Мэл. Миледи Мэл. Истинное имя ведьмы – табу, тайна за семью печатями. Мое нареченное гэльское тоже не знает никто, даже Колдер.
Колдер…
Я прячу телефон и вновь встречаюсь с ним взглядом. Наедине между нами начинает наэлектризовываться атмосфера. «Пожалуйста… я ведь люблю тебя. Я не могу тебя предать. Пойми это!» Если бы существовала такая магия, такие чары, которые могут явить всю силу испытываемых эмоций… но любовь неподвластна любой волшбе. Она – столп, на котором зиждется этот проклятый и окончательно осатаневший мир, вместе с жизнью и смертью. Все остальное – заменители. Приворотные зелья, усиливающие потенцию и влечение мази и снадобья… Эффект временный, а сколько денег стоит – и все без толку.
- Любой темный артефакт оставляет след. – Делаю еще несколько шагов к мужчине, облаченному в отличный и дорогой костюм. Итальянские ботинки. Тонкая черная рубашка с расстегнутой верхней пуговицей. Охотник похож на преуспевающего банкира или даже мафиози, и узнай третье постороннее лицо о призвании северянина…  или моем ведьмовском фатуме в привычном бохо-стиле… Качаю головой. Мы диаметрально разные. Но нас тянет друг к другу. Даже сейчас, в эти густые, наполненные тревогой и смутным страхом неизвестности минуты. - Я постараюсь… я смогу его прочесть. Я иду с тобой.
[SGN]http://s3.uploads.ru/t/8ktgb.gif  [/SGN]

+1

11

[NIC]Kaulder[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/YmCLy.gif[/AVA]
[SGN]http://sf.uploads.ru/t/oQW0D.gif[/SGN]

Колдер зол.. нет.. он просто в бешенстве от того, что он узнал об этом чертовом амулете при таких обстоятельствах. Не то, что бы его это сильно удивило, поскольку молодые ведьмы всегда были под властью собственного любопытства и нетерпеливости. Просто сейчас это переросло все возможные границы, поставило под угрозу то, что он собственноручно строил на протяжении множества времени. Куда там в ее возрасте и с ее даром осознавать груз ответственности, который лежит за всем этим. У каждого поступка есть свои последствия и мудрый человек.. да не важно кто.. должен обладать умением предугадывать эти самые последствия, мыслить стратегически.. а если не умеешь – то вообще лучше не допускать возможности наступления подобных событий.
Увы, но объяснять это ребенку.. именно ребенку.. в сравнению с Охотником и Долан был ребенком, наделенный лишь старческой мудростью, рассудительностью и сединой. В остальном опыта Колдера хватит на всех ныне живущих. Жаль только, что все его отношение к жизни очень трудно передать человеку, который и жизни-то, по сути, еще толком и не видел. А это раздражало еще больше. И это при том, что его крайне сложно вывести из себя.. Остается только поздравить рыжеволосую с тем, что ей удалось невозможное.
- Никто никогда не несет ответственности.. только я обязан разгребать все это дерьмо, которое происходит само собой!
Колдер сорвался на повышенные тона. Это достаточно больная тема ответственности для него, учитывая, что он делает грязную работу Ордена вот уже 800 лет. Все его боятся и уважают за счет этого страха, но кто, кроме Долана, хоть раз попытался разглядеть в нем человека?! Ведь он абсолютно такой же, как и те, кого он защищает. Трудно быть машиной, когда сердце разрывается от неутолимого чувства одиночества.. когда ты в некой компании людей чувствуешь себя полноценным изгоем и марионеткой, способной лишь нести кресты судьи и карателя в оном лице. Лишь старый священник.. между прочим 36 его спутник.. осознал это и дал Колдеру то, чего ему так не хватало – дружеской поддержки и человеческого внимания. Но его век подходит к концу.
И вот случилось то, о чем он и не смел мечтать.. он нашел девушку, которой он не безразличен, которой он смог открыть истинного себя. То, что она с противоположной стороны баррикад – не имеет значения, слишком много он прожил, что бы одарять своим вниманием такие мелочи.. И тут на тебе, такая подстава, которая может обернуться крахом для всех. И она не несет за это ответственности?! Ну, здравствуйте, начинаем старую песню..
- Не надо оправдываться за то, в чем я тебя не обвиняю, Хлоя. Меня абсолютно не волнует то, что тебя вырубили.. от всего и я не могу защититься. Меня волнует лишь чертова побрякушка и то, что ты со своей долбанной подругой посмела скрыть от меня его.
Несгибаемый характер и воля прослеживается во всем. То, как он стоит, как он говорит, как он смотрит на нее. Он строг, очень строг.. но волнения те связанны не только с артефактом, но и с тем, что он с трудом смог ее спасти.. в следующий раз он может не оказаться рядом. И что тогда будет?! Вот почему он не любит, когда никто не думает о последствиях.
- Трусливо отлежаться?!
Здесь он взрывается.. она капнула туда, куда ей не следовало копать. Возможно, по глупости, она более, чем наверняка, все еще не осознает и львиной доли того, что чувствует к ней Охотник. Она не просто девушка, в которую он влюблен.. она та, которая смогла успокоить мятежную душу кровожадного воина, отчаявшегося человека. Она для него дороже, чем вся его жизнь..
- Вспомни, черт тебя дери, чего нам стоила битва с вашей королевой?! Из-за этого сученыша ты могла умереть! Сегодня ты могла умереть! Не много ли последнее время ситуаций, которые могут стать точкой в твоей жизни?!
Ее радость, что она сумел увести Колдера от этого разговора.. иначе бы он связал ее к чертям собачьим и спрятал бы в заговоренный ящик, который закрыл бы еще семью замками.
- И без тебя знаю, что оставляет..
Прорычал он с недовольством. И он действительно знал это.. только, что бы увидеть его ведьме потребуется полная сосредоточенность и несколько минут. А вот Охотник может убить на это не один час.. и то, гарантий на то, что это удастся крайне мало. Она в который раз не оставляет ему выбора..
- Ладно..
Как бы ни трудно было это признавать, но он действительно нуждается в помощи рыжей ведьмы, на которую он одновременно зол и так же сильно хочет обнят. В любом случаи, как бы ни хотелось, но сейчас не время выяснять отношения.
- Долан, мы поедем в ту операционную, а ты пока отыщи мне сведения по этому медальону. Я хочу знать, что именно ищу и что от него ожидать.
Закрыв за собой дверь они отправились в операционную, где, к удивлению, уже не было полицейских – что сильно упростило их попадание в опечатанную лентами комнату.
Все стены были вымазаны кровью… щедро, мастер не жалел красок на свои творения. Но, к сожалению, это наречие не было знакомо Колдеру.  Символы сильно напоминали один древний язык, но что-то в них сильно отличалось.. и он не мог понять, что именно. Единственное, в чем он смог убедиться – наличие темной магии.. иЮ судя по всему, очень древней и сильной.
- Развлекайся..
Колдер встал в дверях небольшой комнаты и повернулся лицом в коридор. Толи не хотел ругаться с девушкой, то ли следил за незваными гостями..

+1

12

[NIC]Chloe[/NIC]
[STA]welcome to my world[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2hR6x.jpg[/AVA]

Rudimental  - Not Giving In (Phaeleh Remix)

Одно дело – осознавать, что перед тобой тот, кто фактически рожден уничтожать подобных тебе сомнительных по части жизненного пути и совести ведьм. Совсем другое – понимать, что не только ради этого давно опошлевшего мира он пытается держать себя в руках. На кону – доверие к тебе… нет… к первооснове ваших отношений, к прочной лирической шелковой нити, которой ты усмирила и все-таки привязала к себе этого Фенрира в человеческом обличии.
Что стоит Колдеру попросту поставить на мне крест? Ничего. Если он решит счесть меня пособницей в деле по артефакту… я было разомкнула губы, дабы окончательно поставить точку и еще раз напомнить, что сама узнала про эту редкую дрянь лишь сегодняшним утром, и вроде как бы собиралась показать медальон меченосцу при встрече, но не произнесла ни звука. Теперь мне нужно доказать свою лояльность и преданность, а не разбрасываться словами. Кареглазый – человек дела. Что же, да будет так…

Больница Святого Стефана встретила нас безмолвием и трепетавшими на ветру желто-черными лентами, опоясывающими центральный и служебные входы. Оставленный на дежурстве коп был до смешного легко одурачен примитивным заклинанием манка, на который отправился к самым отдаленным складским помещениям, крепко держа фонарик в одной руке и пистолет в другой, поверх луча света.
Место преступления операционную напоминало слабо… здесь произошла бойня, в буквальном смысле слова. Не нужно было сосредотачиваться или закрывать глаза в ментальном спектакле, чтобы представить это.
Я оглянулась на Колдера, оставшегося в дверях. Он вышел не потому, что пришел в ужас от кровавой каши – шокировать подобным Охотника с почти тысячелетней историей подобных инцидентов за спиной было очень сложно – а чтобы не мешать мне и приглядывать за возможными гостями.
Символы, разляпанные тут и там щедрыми жирными бурыми мазками, под моим ведьмовским взглядом принялись складываться в слова. Послание было оставлено для таких, как я, с магией в крови, и поспособствовала этому сила артефакта. Любой смертный никогда бы не расшифровал мрачные пророческие фразы, а Колдеру бы понадобились подручные средства из ведьминского арсенала, которыми он не гнушался пользоваться во имя праведного дела.

«И грядет три цикла погибели… Первая -  рукотворная, от тех, кто могут даровать жизнь, отнимая ее у царства смерти... Вторая – в языках священного пламени,  что очищают душу и облегчают тело…
Третья – на пересечении света божественного и тьмы яростной, и будет повержен свет во имя Азазеля Рогатого...»

Я быстро достала из кармана джинсов листочек, который этим утром – этим ли? сновидения и грезы смешивают ощущение времени, как слои на торте, теперь мне казалось, что прошло как минимум несколько дней – мне торжественно вручила Эния. Вчиталась в строки, до изучения которых вовремя так и не добралась. То же самое. Смерти. Сначала с помощью рук смертных, затем святой огонь и на закуску – схватка локального, как я смела надеяться, масштаба между гностическими сторонами добра и зла.
- Колдер…
Меченосец тут же оказался рядом, быстро и бесшумно, как настоящий хищник.
- Нам нужно успеть к следующей жатве… Будут еще смерти, жертвы очищающего огня.  Точнее, тем, кто использует медальон, нужно найти такое место, где горит священный огонь.
Мужчина тут же достал телефон и в браузере пролистал новостную сводку дня «Дэйли Плэнет» и прочих онлайн-изданий. Написал короткое, оповещающее о находках, сообщение - наверняка Долану. Пока что ничего подозрительного. Оставалось сосредоточиться на следе медальона, что я и сделала, вскинув руки и пытаясь уловить ментальный след творимой в этих стенах очень темной, древней и очень опасной магии…
… с чувством гадливости и гримаской на лице, я открыла глаза и в который раз отряхнула пальцы, точно влезла в первосортное потустороннее гуано. На нетерпеливый взгляд Охотника кивнула в один из углов помещения:
- Нам на юг. Откат слабенький, его даже неумело постарались зачистить, однако остался… ммм... назовем это вонью. Направление верное.
Мы быстро, оставшись незамеченными, покинули помещения больницы и остановились лишь один раз. И то по моей просьбе.
Перед роскошной, скоростной машиной Колдера на парковке находился большой стенд с плакатами без стеклянной защиты – один из миллионов в Нью-Йорке. Я бы прошла мимо, даже не обратив на него внимания, но не в этот раз. Изображение призывало обратиться и покаяться в своих грехах – на первом плане какой-то темнокожий Иисус в молитвенной позе, с неправдоподобно светлыми ладонями, фоном - массивная церковь с антуражом из городских декораций. Я слышала о ней – новая, очередной, едва ли не модной, религиозной направленности. Меня привлек один момент на фотоколлаже. Рядом со шпилем в виде креста и круга находился еще один, высокая антенна автозаправочной станции, виден краешек цистерны с горючим…
И только через мгновение я поняла, почему Сын Божий так разнился в цвете лица и рук. Его лицо было тщательно замазано кровью, уже высохшей и побуревшей, лишь ясные, любящие и всепрощающие голубые глаза силились подарить такую нужную для всего человечества надежду.
Мы не сговариваясь, переглянулись.
Адрес церкви теоретически совпадал с ментальным следом. Нам следовало поторопиться.

[SGN]http://s3.uploads.ru/t/8ktgb.gif[/SGN]

Отредактировано Evie Morel (2016-10-07 08:54:06)

+1

13

[NIC]Kaulder[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/YmCLy.gif[/AVA]
[SGN]http://sf.uploads.ru/t/oQW0D.gif[/SGN]

Содержание кровавых символов очень не понравилось Колдеру. Хотелось бы надеяться, что это злая шутка какой-то черной ведьмы… но они так не шутят, тем более сейчас, когда всем известно, что за подобным поступок она будет наказана Охотником, путем отделения головы от тела. Кровавые времена давно остались позади, и лишь самые отчаянные, крайне редко, решаются на подобное.
Но сейчас было все в точности, да наоборот. Пока Хлоя пыталась отыскать след медальона, Охотник пытался отыскать в интернете.. кстати, очень удобная штука, сколько Колдер не живет – никак не может нарадоваться, что век технического прогресса окончательно выбил старину из обихода, максимально упростив жизнь.. информацию о последних событиях. Он искал любую зацепку, листал новостные сводки, сводки полиции и ФБР. Но голова была занята совершенно другим. Единственной мыслью, усевшейся на трон обдумывания, был поиск причастного к этому делу. И пусть он ненароком заподозрил свою ведьму в причастности, но здравый рассудок пусть и е преуменьшал ее вины, но уж точно не выводил ее на ведущий план. За этим стоит некто могущественный.. на столько сильный и опасный, что не боится не Ордена, а самое страшное, ни самого Колдера. Это нечто… не знающее законов совести и морали, не ставящее и Совет Ведьм в какую-то значимость. И скорее всего он действует в одиночку.. максимум пара спутников.. да и те полностью не осознают масштабов своей деятельности.
Как Колдер и думал, ведьма затратила минимум времени на поиск следов темной магии и очень быстро направление движения.
- Черная магия всегда воняет.. знала бы ты как тянуло от вашей Королевы..
Легкая усмешка. Ведь как бы Колдер не взрывался, прибывать в состоянии статичной озлобленности он не умел, а потому его уже немного отпустило произошедшее ранее, хоть он и оставался несколько взвинченным.
- На юг, так на юг.
И промелькнула мысль отправить ее к Долану.. но коль она нашла след, то ей и придется вести Охотника. Подобно ищейке ведьма улавливала малейшие ментальные следы, оставленные медальоном, и без ее помощи он бы точно его не отыскал. Ведь она даже заметила, что следы пытались замести.. Охотник бы и не заметил этого, полагаясь на старые добрые методы расследования, он бы шел по пятам за черным колдуном, пока не разгадал бы мотивы. Но жизней это стоило бы гораздо больше.
Не теряя ни минуты, они молча направились в сторону машины. Всю дорогу он рассуждал о их потенциальном направлении и о жатве, что будет сопряжена со священным огнем. Если священный, то значит храм.. только, сколько их только по направлению на юг, они убьют очень много времени на поиск нужного.
Но уже перед тем, как сесть в машину, ведьма натыкается на стенд, описывающий очередного посланника Божьего.. проповедника, готового очистить все людские души от порока, одарить всех прощением и принятием. А взамен просит так мало, подать.. ежемесячные взносы в размере нескольких тысяч долларов. И что вы думаете, все на храм, все на пожертвования для обиженных, на хлеб и одежду беднякам. Красиво стелет.. только Колдер всегда относился к таким мерзким подонкам хуже, чем к самым темным ведьмам. Вторые суки и не скрывают этого под маской овцы, будучи кровожадным волком.
И все же они очень хорошо понимали друг друга, поскольку мысль.. нет, уверенность в том, что это нужное место, пришла сразу к двоим. Они запрыгнули в машину и помчались к этому самому храму с горе-пастырем.
- Дай мне слово, что ты не причастна ко всему этому!
Колдер, преисполненный хладнокровностью и серьезностью, посмотрел в мерцающие глаза девушки. Ему необходимо было убедиться в том, что в спину не прилетит кинжал, что она действительно на его стороне – на ней и останется, что она выбрала свой путь, и он тесно сплетен с путем Охотника, с путем мужчины, чье сердце она забрала себе на хранение.
- Пообещай мне, что не будешь лезть на рожон. Я понятия не имею, что нас там ждет.. держись за мной.. а лучше вообще не выходи из машины. Твоя задача отыскать медальон!
Он положил свою ладонь поверх ее. Приятное ощущения тепла и нежной женской кожи. Колдер привык.. очень привык быть один, потому все, что сейчас происходит, является серьезной новизной, к которой еще надо привыкнуть.

Go tell Aunt Rhody
Go tell Aunt Rhody
Go tell Aunt Rhody that everybody's... dead.

Увы, но их ожидало нечто гораздо более ужасное, чем даже они думали. Самый худший вариант и тот не оправдал себя. Жуткая картина, когда зло приходит от туда, где ты привык от него прятаться. Все вокруг полыхало адским красно-оранжевым пламенем.. крест в огне, храм в огне… вокруг лежать обуглившиеся люди. Дикие вопли еще горящих людей и тех, кто испытывает первобытный ужас, заставляют вибрировать даже стекло. Колдер выдавил педаль газа.
- Это что за нахуй?!
А в центре этого мракобесия был тот, кто мнил себя святым отцом, лекарством от всех душевных болезней, проводником в лучший, мать его, мир.. Только вместо колоратки с крестом рога с хвостом. Это бес… который изрыгает языки пламени, опаляя все, что в радиусе 20 метров.
- ДАЖЕ НЕ ВЗДУМАЙ К НЕМУ ПРИБЛИЖАТЬСЯ!
Колдер кричит и, переключив передачу, сдает назад, пока они не попались ему на глаза.
- Ищи медальон.. а мы пока поиграем в экзорцистов..
Он с напором целует ее в губы, после чего направляется к багажнику. Снарядив свой меч и дробовик с пистолетом, он оставляет один взгляд рыжей девушке, что все еще на переднем сидении, а после направляется в сторону демона.
Несколько прямых попаданий 9 миллиметровых пуль в красную плоть заставляют рогатого обратить внимание на Колдера. Охотник с напором продолжает двигаться в его сторону, взяв в руки уже дробовик.
Могу ли я исповедоваться, святой отец?
Выстрел заставляет демона отшагнуть назад.
- Я согрешил!
Еще выстрел.
Я задумал вас убить...

Отредактировано Joe Bennett (2016-10-07 13:15:12)

+1

14

[NIC]Chloe[/NIC]
[STA]welcome to my world[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2hR6x.jpg[/AVA]

Уже сидя в мерно урчащей, с почти бесшумным, но очень быстрым ходом, машине, я все еще не могу подобрать фразу правильно, когда меченосец требует от меня признание в невиновности. Но затем широкая мужская ладонь ложится поверх моей… и слова находятся сами.
- Я не успела, amare… - Прозвучало тихо, но твердо. - Я звонила тебе утром как раз для этого разговора об артефакте. – Он уверенно возвращает ладонь на руль, вновь сосредоточенный и серьезный, один его вид должен приводить в трепет… и приводит. Я разглаживаю  на коленке в подранной джинсе листок очень старой бумаги, который упрямо не рассыпается, заговоренный на века вперед. – Поверь, я бы отдала его тебе на изучение и хранение, если бы ты только потребовал.
Колдер вроде бы невозмутимо кивает.
- Обещаю, что не буду лезть под руку, - куда более мягче и примирительнее, закусывая после слов нижнюю губу.
И на этом мы оба ставим точку.
☬ ☬
Rammstein  – Mein Herz Brennt
После того, как мы приехали на место всесожжения во имя древней темной силы… время заскакало как пьяный сумасшедший гремлин – то замедляясь в отдельные моменты, то наоборот, летя вперед без счета. Вкус властного поцелуя Колдера на губах тоже жёгся и воодушевлял в тот же момент, как еще один щит в моем арсенале.
Бывшего пастыря меченосец, конечно же, взял на себя. Мне оставалось лишь найти след артефакта перед третьим использованием согласно пророческим строкам…
Легко сказать – найти. Огонь ведь действительно очищает. Мы, ведьмы, элементарно «стерилизуем» им колбочки и флаконы после повторного использования зельями, а фимиам тумана от того же сожженного зверобоя или полыни всегда действует безотказно, выгоняя дурные предчувствия, намерения и даже слабенькую порчу. В общем, среди клубов дыма и пламени я металась, как умалишенная; обожженные люди тянули ко мне черные руки, умоляюще, прося с воплями и плачем помочь, а чертова полиция как назло застряла в пробках Бруклина и Сохо, и пока сюда доберется наряд из ближайшего участка и спасатели из 911 – тут останутся одни головешки вместо здания и толпа пострадавшего народа…
И что самое страшное  -  я не могла им помочь. У нас не было на это времени.
Звук первого пистолетного выстрела совпал с внезапной мыслью об оставшихся часах – мне следует помнить об Аудиенции у Верховной, я искренне надеялась, что успею - и заставил вздрогнуть. Из-под колец неожиданно поползли зеленоватые колдовские струйки – амулеты, подпитывающие энергетические потоки, постепенно сдавались - которые смотрелись в сгущающихся сумерках, на фоне огня, фонарей и белого света подвесных церковных наружных ламп очень опасно и чуждо. Благо – их видели только я и кареглазый, однако Охотник был слишком занят преобразившимся под заклятьем уродом, чтобы постоянно за мной приглядывать.
Он надеялся на мое благоразумие. Я – вот ведь нелепость – тоже.
Еще выстрел и еще… а потом, кажется, в ход таки пошел клинок. Сейчас он будет полыхать Истинным Огнем, сиять в ночи, отпугивать само зло в лице рогатого недочеловека. Зрителей – хоть отбавляй, хотя копы как всегда равнодушно внесут в протоколы показания, списывая все потусторонние эффекты на забористую местную наркоту или плохую видимость, а пока к делу (и если) подключится ФБР, мы зачистим то, что в наших силах…
Артефакт. Твою ж, Хлоя… не тормози…
Темный след едва нащупывался, уводя куда-то в сторону от горящего шпиля с мерцающим крестом. Я послушно обогнула церковь, кашляя и задыхаясь, а затем внезапно остановилась, потому что заметила впереди, у дороги, под скудным фонарным освещением, самым краешком глаза что-то очень интересное. Странное. Невероятное.
Минивэн в буквально пятидесяти метрах - Мерседес черного цвета - принимал в свои недра рослую девушку в темной куртке и штанах. Ее длинные, как нити паутины, белые волосы были бы не так заметны, если бы не сползший не вовремя капюшон. Тонкий профиль, в последнем взгляде повернувшийся на горящую церковь, был тоже знаком.
- Какого?..
Сиэттл. Пять часов лета. Она бы не успела.
- Эния?..
Я скорее прошептала это, чем сказала вслух осмысленно. Мысль, застывшая на кончике языка. Откуда-то послышался нарастающий в силе вой полицейских сирен, успокаивающий разве что в хэппи-эндовской концовке криминальных сериалов или боевиков, щедро пичкаемых Голливудом.
Но самое главное – вне очищающего пламени, след стал гораздо четче и вел как раз к машине, куда пассажиркой устроилась моя подруга.
Черт. Черт. Черт!
Не поминай всуе, как говорится. Я рванула к Мерседесу, но тот уже отъезжал от обочины. Когда я оказалась на месте парковки, мне лишь дважды моргнули алым быстро удаляющиеся задние фары, точно издеваясь. Поворот асфальтовой ленты за массивное строение – и я остаюсь в гордом одиночестве среди сгустившегося вечера, а след теперь упрямо намекает, что мой артефакт отбыл вместе с норвежкой.
Коротко и зло ругаюсь вслух. Затем кидаю быстрый взгляд на циферблат в мобильном. Твою же… Девять вечера. Верховная принимает в резиденции за городом, еще выше Бруклина. Огромная старая махина, чуть ли не замок, внутри же - абсолютный комфорт и удобства на высшем люксовом уровне. Заветная мечта многих моих сестер по призванию, раньше была и моей, пока я не поумнела немножко. Огромная власть равна столь же чудовищной ответственности. Мелисса как никто другой знает об этом.
Все становится слишком сложным и запутанным… но я не могла не узнать Энию. Да твою же мать! Это моя близкая подруга. Я знаю ее как саму себя.
Хотя… знаю ли?
Сзади шаги, точно в ритм уже ревущих совсем рядом сирен.
Колдер.
- Кое-что произошло. Нам… нам надо уходить, чтобы не пересечься с полицией. – Я вижу его живым и вроде как невредимым – и это радует, значит, порожденный проклятием монстр уничтожен и разлагается в пламени. Боги. Я знаю, что Охотник бессмертен. Что почти неуязвим. Что регенерация его на магическом уровне. И все равно каждый раз переживаю. – Я ни хрена не понимаю, но постараюсь тебе объяснить…
[SGN]http://s3.uploads.ru/t/8ktgb.gif[/SGN]

+1

15

[NIC]Kaulder[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/YmCLy.gif[/AVA]
[SGN]http://sf.uploads.ru/t/oQW0D.gif[/SGN]

Колдер давно позабыл, что значит страх. Вечное превосходство над соперником.. любым.. почти любым. Его тело обладало особым даром, которое лишь для него являлось страшнейшим в мире проклятием. Ни одна порча, ни какая даже самая жуткая болезнь, будь то чума или современный СПИД, не встает в сравнение с тем, что выпало на его участь. Он бессмертен. В прямом смысле этого слова – его попросту невозможно убить. Не важно – обезглавишь его, порежешь на лоскуты или расстреляешь в упор из автомата.. клетки поделятся вновь, ткани восстановятся, а порезы затянутся. Никто и ничто не способно хоть как-то навредить его здоровью.. кроме нее. Но это уже совершенно другая история, поскольку лишь недавно сама судьба напомнила о таком чувстве, как страх.. но не за себя.. а за того, кто тебе дорог.. дороже собственной жизни.. дороже жизни всех, кто живет в этом заблудшем веке технократии и безнравственности.
Уже достаточно давно в его сознание попало зерно сомнения… и сумело прорасти. Чересчур сильно те, кого он защищает, умудрились заляпать свои жизни и души. И ни о каких ведьмах и колдовстве, в целом, речи и не идет последние лет 200.. Стоит только вспомнить все те кровопролития, на которые люди охотно шли ради приумножения собственных капиталов, как по позвоночнику пробегает холодный ветерок. Свержение царя в России, первая и вторая мировые войны, гражданская война,  Хиросима с Нагасаки.. и это лишь малая часть того, что человечество творило своими руками, без причастности темных сил. А Орден все пытается подчинить себе Совет Ведьм, заставить их беспрекословно себе подчиняться. Бесспорно, за ними тоже накопилось.. но это даже рядом не валялось со статистикой смертности после рук самого человека.
Но сейчас и это не имело большого значения, поскольку Охотник вошел в то состояние, которое современники называют «раж».  Он перестал замечать все, что происходит вокруг – есть лишь одна цель и максимально короткий путь к ней, а это прямая. Между ними шагов 20-25 и Колдер видит лишь замыленный по краям тоннель, с четкой фокусировкой в центре. И именно поэтому Колдер всегда славился воинским мастерством.
Дистанция сокращается с каждым щелчком затвора и дробью, что на время выводит демона из равновесия. Понятно, что дробовик вряд ли одолеет чудище из недр нижнего мира, но Охотнику хватит этих нескольких секунд замешательства, что бы ни дать ему плюнуть огнем в очередной раз.
Колдер бросает дробовик, находясь в двух шагах, когда в его руках в миг появляется старый добрый меч. Только использовать его он не успевает, получая очень сильный удар демона в область груди, который отбрасывает на несколько метров назад.
- Так это ты тот знатный воин, кто носит имя Колдер?!
Хриплый гулкий голос, словно соединенный одним потоком из множества, приветствует того, кто вскоре отрежет ему голову.
- Я наслышан о тебе! Но зря ты пришел сюда, человек!
Охотник не успел подняться с ног, как демон был уже достаточно близко, что бы пнуть еще раз и вновь разорвать дистанцию на несколько метров.
- Ты даже не знаешь, во что ввязываешься! Тебе не спасти этих глупцов.. Они заслужили лишь плеть, которой я щедро их награжу!
Громкий смех заливает уши. Гордыня недаром именуется самым страшным смертным грехом, поскольку этих секунд Колдеру хватило, что бы встать на ноги и занести меч высоко над головой.
- Огнем и мечем!
Блестящее лезвие меча вспыхивает праведным огнем, горящим много ярче того, что извергал из себя демон.
- Прощай..
С грозным рыком Колдер побежал в сторону демона. Он лихо увернулся от замахнувшейся на него когтистой руки, уйдя прямиком под нее, и зашел ему за спину, где нанес скользящий удар по ногам, вынудив демона присесть, а после – сильный замах и… рогатая голова была отсечена от тела одним взмахом пылающего лезвия. Тело падре и демона сразу же вспыхнули и превратились в черный пепел, не оставив от своего существования и следа.
Глубокий вдох, следом выдох и Колдер прячет меч в ножны, склоняя голову перед поверженным противником. Вековой этикет, которому Колдера учил еще его отец – не возгордись, чти каждого соперника, уважай побежденного и принимай поражение с честью. Он до сих пор помнил заветы своего старика.
Через несколько минут Колдер уже обошел здание, следуя по стопам своей ведьмы. Там он ее и встретил, внутренне радуясь, что с ней все в порядке. Но в ее глазах радости он прочитать не сумел, а от того и сделал логичный вывод, что все пошло не по плану. А дальнейшие ее слова не оставили и грамма сомнения в собственной догадке. Охотник оглянулся по сторонам и, взяв ведьму за руку, скоро проследовал к машине.
Благо, что они успели выехать с проселочной дороги на шоссе, там они и пересеклись с полицейскими, которые не обратили на них и толики внимания.
- А теперь рассказывай, что произошло?
Колдер внимательно смотрит в глаза девушки, припарковав машину на обочине. Сейчас главное придумать дальнейший план действий, что бы не дать сегодняшнему повториться.. ну и самим не угодить в ловушку.

+1

16

[NIC]Chloe[/NIC]
[STA]welcome to my world[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2hR6x.jpg[/AVA] 
Phil Lober - Splicer
У меченосца не было выбора, когда я сообщила про Аудиенцию – и я буквально расслышала, как он мысленно скрипит зубами. Незапланированный прием у Миледи Мэл отрывал меня от расследования, и ему понадобится поддержка Ордена в лице того же Долана, которому сложно и трудно в силу возраста вот так вот задорно бегать за артефактами и проклятиями, да еще и без ведьмовского чутья…
Но хотя бы оставалась призрачная ментальная дымка следа. И она упрямо стелилась перед нами, точно дразня и приободряя, как путеводная звезда, что привела волхвов в Вифлеем на встречу с сыном Божиим. Правда, все чаще в эти минуты у меня возникает нехорошее ощущение – мы тоже едем к рождению чего-то… но кто сказал, что это нечто принесет покой и вечное благо нашему грязному миру в его сплетении реальности и потусторонних сил?
- Колдер, я увидела человека, которого здесь быть не должно, и судя по всему – именно она пользуется медальоном и провоцирует ритуалом призыва Азазеля для того, чтобы сводить с ума по инструкции, которую сама же мне вручила! - нервно потрясла чертовым древним листком. Я элементарно не могла успокоиться. По факту, все это… - Самое настоящее предательство.    – Завершила мысль вслух, сцепила зубы и покосилась на сильные руки, запачканные сажей, крепко держащие руль. Вынужденная остановка была недолгой; теперь мы мчали на север через кварталы Бруклина на предельно допустимой скорости, оставив далеко позади и догорающую церковь, и пострадавших прихожан, и разваливающегося на головешки в сильном пламени святого отца (хотя насчет его благочестия наверняка можно было поспорить), и заунывный вой полицейских сирен, и показания обалдевших очевидцев…  Пройденный этап. Нас ждал третий цикл убийств или необычных смертей.
- Это ведь моя подруга.   – Я все еще неверующе всматривалась в кривые строчки рун и колдовские золотистые искры пометок. -  Моя Эния. Она даже среди сестер пользуется авторитетом и по факту - любимица самой Верховной. Как она вообще могла… Черт.   - Озарение. - Твою же мать! Колдер…  - В этот момент меченосец так резко, но умело закладывает вираж, что какую-то секунду его Астон Мартин не поддается ни заносу, ни гравитации, ни каким-либо земным силам вообще, кроме ладоней водителя; я цепляюсь за подлокотники и ручку, мы со скоростью пули пролетаем едва ли не на красный свет последнего широкого перекрестка-проспекта и выезжаем на сужающуюся дорогу. И я знаю, что все это время он очень внимательно меня слушает. – Что, если кто-то в Совете против слияния? Что, если этой хренью он провоцирует вторую войну между обеими сторонами? Amare, я не хочу…  - Яростно-коротко мотаю головой, от чего рыжие пряди из высокого хвоста больно и хлестко стегают шею и скулы. – Мы почти пришли к миру… Мы уже на его пороге. И если вернутся резня и хаос…
Ночь густеет вокруг быстро мчащей машины, набирает силу, зовет в свои успокаивающие объятия. Люблю это время суток. Кольца начинают источать колдовское зеленое мерцание немного импульсивнее. Я ощущаю слабую тянущую усталость во всем теле… я вообще в последнее время устаю гораздо быстрее, точно на меня наложили какое-то заклятие, отнимающее силы, однако это невозможно… и скорее всего, я просто все еще под действием отката от побежденных бессмертным чар забвения.
Жилая зона закончилась, впереди – открытые пространства, полные инфраструктурных построек, затем нас ждет полоса темного леса, скрывающая загородные особняки нью-йоркской элиты… а еще дальше, после аккуратного съезда с основной асфальтовой полосы, появится защитное поле, окружающее один из самых древних домов этого края. Ведьма может преодолеть Полог, в одиночку или с любыми провожатыми, но простые люди никогда и не сунутся на аккуратную подъездную полосу, ведущую мелким гранитным покрытием к мини-замку – ими овладеет безотчетное чувство страха и тревоги, гонящее прочь.
Впрочем… меня это ощущение тоже накрыло. И по одной простой причине – след артефакта по-прежнему скользил щупальцами бесплотного и будоражащего смога перед лобовым стеклом. Он таял – несомненно, но упрямо подсказывал свое местонахождение. У Верховной тоже в арсенале имелись мощные очищающие вещи, до которых мне в практике еще очень далеко… древние, старые, как этот мир, которые передаются от сдающей пост главы Совета к его принимающей.
Медальон здесь. В этом сомнений нет.
Остановка примерно за три сотни метров от дома. Фары гаснут. Наступает полная тишина, тревожащая и предвкушающая нечто свое.
И вот теперь мы принимаемся за быстрое, военно-четкое обсуждение дальнейшего плана действий со всеми возможными вариантами отходов и концовок…
☬ ☬ ☬
Instrumental Core  - Black Angel
Когда я покидаю уютный и комфортный кожаный салон, на меня со всей силой обрушивается ночная прохлада этих широт. Боги… полжизни за то, чтобы оказаться как можно дальше отсюда. Где-нибудь на чертовой Коста-Рике, в крепких, привычно грубоватых, но бесконечно надежных, объятиях кареглазого на фестивале местного танца, потом с бокалом любого красного местного вина, потом среди цветастых простыней… Где и что угодно, но не здесь. Мрачный замок почти нависает над нами… дорожка к массивным дверям эбенового дерева начинается с тяжелых постаментов по обе стороны, на которых сидят скрючившиеся в позе бомжей-гопников Бруклина химеры. И как только мы ступаем к ним – скульптуры с мерзким скрежетом каменной крошки распрямляются, являя массивные серые, в пятнах прозелени и белого голубиного гуано, тела, освещенные рядом подвесных огромных лампад. Масляные желтые овалы четко выделяют жадные оскалы морд с слепыми глазами античных статуй, которые, тем не менее, прекрасно видят все.
- Ему сюда нельзя. Ты же можешь пройти. Тебя ожидают. – Голос той, что справа, вызывает зубодробительное впечатление. Их создавали не для разговоров. Возможно, эта фраза вообще первая за несколько веков.
Значит, это все-таки Стражники – еще один подарок от далеких предков современного ведьмовского общества. Я еще ни разу не видела, чтобы они активизировались… признаться честно, при каждом посещении резиденции Макклейн я легкомысленно считала их уродской декорацией… наивная и глупая девочка. Внезапно вспомнив о впечатляющей размерами скульптуре дракона с острыми когтями и вздыбленными зубцами гребня, что хищно парит у зимнего фонтана позади замка, я покрываюсь мурашками. Хочется верить, что вот он – действительно украшение, странное, конечно, но все же украшение.
- Тебе придется подождать меня здесь, amare.   – Оборачиваюсь к кареглазому, который скрестив руки на широкой груди в полах черного полупальто, внимательно изучает надменные каменные фигуры. Колдер согласно кивает, мол, без проблем, я не тороплюсь и до пятницы, как один выдуманный герой, абсолютно свободен.
Мы прекрасно играем условленный спектакль. Вдвоем не пройти. Ладно. План Б, как говорится…

[SGN]http://s3.uploads.ru/t/8ktgb.gif[/SGN]

+1

17

[NIC]Kaulder[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/YmCLy.gif[/AVA]
[SGN]http://sf.uploads.ru/t/oQW0D.gif[/SGN]

Колдер уже много веков живет по строгому распорядку, резко негативно относясь ко всему незапланированному. Единственное, что выбивалось из общего плана его жизни – Хлоя, которая, собственно, и план этот разнесла в пух и прах, способствуя,  пусть и сама не зная того, уходу Охотника из Ордена. Да, можно сказать, что она одна из причин, открывших ему глаза на реалии его пребывания в Ордене, и, хоть сейчас он продолжает работать с ними, но уже не на них – теперь он в вольном плавании, независимый эксперт, готовый отрубить голову любому, кто представляет собой угрозу миру человеческому, и без разницы кем будет этот бедняга – ведьмой или монахом.
Потому его реакция на заявление рыжеволосой о незапланированном приеме была более чем однозначной. Хоть он и попытался не показать вида, недовольство отчетливо читалась на его лице. А Хлоя это с легкостью читала, зная о Колдере, зная Колдера чуть лучше, чем все остальные вместе взятые. Но заострять внимание ни она, ни он не стали, поскольку лишние разговоры все равно не изменят сложившейся ситуации, были куда более важные дела, требующие детального рассмотрения.
Они простояли не более минуты, Охотник нажал на педаль газа, как только Хлоя начала говорить. Обгоняя машины в плотном потоке городского движения, Колдер умудрялся делать идеально 2 дела: следить за движением и не пропускать и единого слова девушки, так взволновано повествующей о произошедшем. В голове складывалась более, чем не лицеприятная картина. Он и сам был очень хорошо знаком с предательством.. предательством тех, кому доверял больше себя, кто был самым близким, несгибаемой опорой и не опровержимой правдой в жизни Охотника. А после выясняется, что тебя лишь используют в своих корыстных целях в качестве того, кто будет выполнять черную работу. Никто не любит марать руки, особенно в вопросах глобального значения, чураясь испортить свое лицо, репутацию перед окружающими. Вот и получается, что в этом мире живут два вида людей – ведущие и ведомые. Из второй касты Колдер смог выйти лишь по истечению 800 лет.. как скоро на это отважится Хлоя, фактически поставленная перед серьезнейшим выбором в своей жизни.. хватит ли ей на это духу.. покажет лишь время. Единственное, что может Колдер в этом случаи – просто находиться рядом… и он всегда будет рядом, прикрывая рыжеволосую грудью.
Меченосец внимательно выслушал ее рассказ и последующие комментарии к нему. Он разделял ее точку зрения, прикидывая, чего может стоить очередная война Ордена с Советом для обычных горожан. Как не крути, но нынче количество людей, не посвященных, предельно выросло, да и общее их количество тоже. И если начнется то, о чем они с Хлоей думают, то будет откровенный пиздец, который выльется бескрайними морями крови.. Они никак не могли допустить такого, потому и действовать были вынуждены быстро, но аккуратно.
- А что, если это не ее инициатива?!
Неоднозначно намекает он на лиц, куда более власти имущих, нежели какая-то там подруга Эния. Если пораскинуть мозгами, то эта идея кажется вполне разумной. Ведь большее количество председателей общего правления Совета и Ордена будет за вторыми, а первые, скорее всего, буду выполнять не более чем административную функцию, всецело подчиняясь воле тех, кто раньше обезглавливал всех наделенных даром магии. В таком случаи действия Энии имеют вполне логичное обоснование. Ведь только в условии целостности и независимости Совета весь колдовской мир имеет хоть что-то похожее на свободу.
- Именно поэтому мне и не нравятся ведьмы..
Комментирует он ее слова про резню и хаос. Люди тоже склонны к разрушению, но при наличии сильного лидера, ведь уже давным-давно человек утратил духовную целостность с окружающим его миром, а соответственно и способность быть свободным, рассудительным и справедливым. Все больше подчиненный стадному инстинкту и собственной лени человек с явной охотой идет за тем, кто красивее и громче говорит, не отдавая отчета и не неся ответственности за поступки. А ведьмы же, как были вольными и мнительными, так и остались, и то их истинное лицо не проявляется лишь из-за страха быть выпотрошенными Колдером и ему подобными, которых, к сожалению, осталось слишком мало для поддержания баланса.

Не успели они покинуть машину, как пред ними уже красовались две большие фигуры химер, явно охраняющие вход в главную резиденцию всего ведьменского сообщества. И уже через пару секунд подозрение было подтверждено предупреждением Колдера о запрете на вход. В принципе, это было более, чем не удивительно, кто готов пускать в свой дом того, чей клинок пропитан кровью твоих сородичей. Но сегодня не тот день, что бы спорить со стражами, да и привлекать лишнего внимания он не хотел. Поэтому, не произнеся ни слова, он повернулся к рыжеволосой и, всем своим видом показывая, что готов дождаться ее, легко улыбнулся.
- Будь осторожна.
Как всегда краток. Как всегда вкладывает очень много себя в слова.
Колдер направился к машине но, не дойдя нескольких шагов, свернул в сторону. Гордая походка сменилась короткими перебежками в легком приседе. Тьма, освященная редким тусклым светом масляных ламп, более чем хорошо скрывала темный силуэт крадущегося Охотника. Он двигался не спеша по самому краю резиденции, невидимый, для чьих либо глаз. Задний вход был близко, но он не дошел до двери нескольких десятков метров. Попав на свет, он попал под змеиный глаз каменного дракона, что вдруг зашевелился, мгновение назад, будучи каменным изваянием. Собственно, таким же твердым он и остался..
Схватка неизбежна.. Колдер никогда не бежал от боя, тем более, когда потерял всякую надежду попасть на небеса. Он взялся не за клинок.. лезвие здесь бесполезно, им не пробить камень – в его руках казался пистолет, прицел которого уже четко нацелился на глаза древнего летающего ящера. К моменту, когда тот только обернулся из статуи, Колдер уже открыл огонь, лишая зверя способности видеть свою жертву.. Теперь битва будет примерно на равных, поскольку он теперь не оторвется от земли.
Каменный ящер пытался прислушаться, надеясь на то, что Охотник допустит ошибку.. но легкая поступь, избегающая любого сухого листочка, хоть и медленно, но подводила тень Колдера к большому зверю, который в панике метался из стороны в сторону, саморучно себя сбивая. И вот за спиной была стальная изгородь, представляющая собой витиеватый забор с длинными заостренными на вершинах копьями.
- Эй, ящерица!
Он сделал это специально.. его не одолеть голыми руками, потому необходимо оружие.. достаточно прочное, что бы разбить камень.. и Колдер получил его, когда дракон в порыве гнева бегом направился в его сторону и, не видя, как Охотник увернулся, разнес забор к чертовой матери. И пока каменный приходил в себя, Колдер уже держал в руках большую, слегка погнутую пику, вновь спровоцировав ящера нападать..
Удар пришелся прямиком в грудь дракона, из-за чего он, уткнувшись этой пикой в землю, повалился.. Этих секунд хватило охотнику, что бы начертить рядом с пробитой дырой руну Альгиз, выбившую темные чары из камня, что и лишило его жизни. Некогда свирепый дракон рассыпался подобно песочному, превратившись в мелкую крошку.
Не теряя ни секунды, Колдер проникает в особняк, наконец-то добравшись до задней двери. Длинные мрачные коридоры бьют по ушам невыносимо тяжелой тишиной, нависшей эфировой густотой в плывущем воздухе. Людей здесь не любят.. слишком невыносимая атмосфера для обычного человека, вряд ли бы кто-то смог пробыть в этом месте хоть сколько-то времени. Но Колдер совершенно не обычный смертный, потому он быстро адаптируется и двигается вперед, в неизвестном направлении. Его ведет чутье.. чутье следопыта, словно он видит знаки его направляющие. Уши предательски молчат, но нутром он слышит, что где-то впереди его ожидает заветная цель.
Внезапно в противоположной стороне длинного коридора он услышал лязганье когтей, что с завидной скоростью двигались в его направлении. Он понятия не имел, с кем ему придется столкнуться, но верный клинок уже лежал в руках. Колдер принял оборонительное положение, занеся лезвие над головой, когда из-за угла показались две отвратительных фигуры, что недавно запретили ему войти в особняк. Но сейчас они видоизменились, словно скинули каменную скорлупу, теперь они из плоти и крови.. лучше бы оставались там.
Тесные стены мешали двум химера двигаться наравне, потому одна бежала спереди. И в момент, когда до Охотника оставалось пару метров, он выбросил лезвие вперед, прямо в лицо чудищу, распоров его до самого основания обеих голов. Одним зверем стало меньше.. но вторая успела воткнуть в его грудь оба своих когтя на крыльях, плотно прижав его к стене.
- Как ты посмел, смертный, нарушить наш запрет?
Шипящий змеевидный хвост тряс языком перед самым лицом истекающего кровью Охотника. Руки висели, благо, что рукоять меча все еще плотно сжата.
- Огнем и мечем!
Произнес Колдер заклинание, как лезвие тут же вспыхнуло праведным огнем, отпугнув химеру, заставив выпустить Охотника и кровавых оков. Раны затянулись практически моментально.. И только зверь кинулся в атаку, как Колдер нырнул под эту тварь и, проскользнув по инерции под ней, вспорол ей брюхо. Еще дрожащее в болевом шоке окровавленное тело было объято огнем, что оставит от химеры лишь пепел.
Колдер перекрестился, отдав некую дань уважения зверям, что незаслуженно пали под его мечем, и тихой поступью направился в известном лишь ему направлении. Он брел неслышно, заглядывая за каждый поворот, за каждый угол, пока не уткнулся в каменную лестницу, что вела глубоко вниз. От туда и доносился странный гул, лишь издали напоминающий человеческую речь. Это наверняка скрывающие чары, но, полностью доверяя инстинктам, Колдер аккуратно пошел вниз, ступенька за ступенькой, пока его глазам не открылся вид на огромную комнату с высокими потолками, заполненную всеми представителями высоких сословий ведьмовской общины. А надо всеми возвышался трон само главной из них – Мэл, та, которая занимает место королевы.. уступая ей по силе лишь немного.

Отредактировано Joe Bennett (2016-10-10 14:37:08)

+1

18

[NIC]Chloe[/NIC]
[STA]welcome to the new age[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2hR6x.jpg[/AVA]

… а под троном Охотник быстро найдет взглядом меня. Народу действительно хватало – и Совет в полном составе и привычных мантиях  - мессиры Дэймон и Филипп, леди  Алесса и Унхора, и ее помощницы из числа ближайших, стражницы – обычные ведьмы в кожаных куртках и штанах, но очень высокого ранга и магических способностей… Все стояли на ногах –  лишь я на коленях, держась за низ живота, точно уже пропустила несколько колдовских ударов.
Самое страшное, что я даже повернуться не могу – чары. Верховная в шаге расстояния меж нами  попросту обездвижила меня едва ли не щелчком пальцев, с использованием одной из своих «фирменных» смесей для дуновения. Я смотрю только на нее, склонившуюся ко мне, не моргая. Я ненавижу ее, хотя должна смириться и принять судьбу.
Где же ты, меченосец?
Придешь ли ты на помощь мне своей кровью в последний раз?

[Десять минут ранее]

- Входи, моя дорогая, я ждала тебя.
Величественный зал почти пуст. На своем удобном кресле-троне обманчиво расслабленно сидит Мелисса – но ее гордый, высушенный временем и магией, профиль отвернут в сторону высокого стрельчатого окна в цветных витражных стеклах. Идеально для чеканки монет.
Как только я сокращаю вполовину свой путь по каменной венецианской плитке к возвышению, из-за его тени выходит Эния. Подвесные лампы на цепях окрашивают белоснежные пряди слегка в сливочный оттенок. Густой мрак по углам зала, кажется, становится еще опаснее.
На шее у моей подруги – знакомый медальон, сигил на тонкой серебристой цепочке. Сестра-ведьма смотрит на меня серьезно, без улыбки, но кажется, в самой глубине взгляда что-то торжествующе мерцает. Она не двигается с места, тогда как я настороженно подхожу еще ближе.
- Итак… третий и последний цикл. – Миледи легко встала, шурша приталенным длинным атласным платьем в пол – багрянец и золото, строгий высокий воротник под аккуратно убранными в тугую раковину седыми волосами (она никогда не чуралась своего возраста и уж тем более не пыталась скрыть его), и принялась грациозно, вполне плавно, спускаться вниз по застеленным темным ковром ступеням возвышения. Если не принять во внимание морщины и цвет волос – гипнотические движения вечно юной танцовщицы. Я даже залюбовалась, чуть не забыв о цели прихода и обстановке в целом. Очнулась только в тот момент, когда густо-синие, с малахитовой искрой, глаза Верховной оказались почти напротив моих. Говорила Макклейн так же легко и просто, точно мы уже беседовали ранее, и это продолжение старого и надоевшего диалога. – Гибель света во славу тьмы. Ты ведь понимаешь, что действовала по нашему плану?
- Да. – Теперь я осознаю это, и мой голос… нет, он не мой. Он принадлежит уставшей и преданной всеми в чертовом мире старухе. Мы словно поменялись местами. – Да. Но ты не убьешь его. Ты не сможешь.
- Милая… - так родители увещевают непослушных и капризничающих детей,  уверенные незыблемо в собственной мудрой правоте,  - ты ведь знаешь сама, что так и будет. Ты моя дочь и сестра…
Она вскидывает сморщенную ладонь к моему лицу, почти нежно касается тыльной стороной скулы. У нее ледяные руки древней мумии – я уже и забыла эту их особенность.
- И ты вернешься в лоно ковена, станешь… Что?.. – Миледи сдвигает темные  - соль с перцем – брови ласточкой и внезапно цепко хватает холодными артритными пальцами мое горло. Вторая ладонь поднимается вверх, складывается в пассы…
«О нет»
… и выворачивается под знакомым углом, в ней мерцает нечто фиолетово-зеленое…
«Нет!» - я пытаюсь вскинуть в примитивной защите свои руки, но уже не могу. Сегодня я дважды проиграла.
… летящее в мое лицо.
Обездвиживание. Настолько же надежное, насколько простое для нее, хотя для такой секундной активации требуются годы… десятилетия тренировок.
- Ты понесла от него.  Да ты просто редкостная дура!
Однако, видимо, что-то в моем потрясенном взгляде все же подсказало седовласой, что я не знала об этом. Черт возьми! Я действительно не в курсе, что… Это же всего пара недель… Боги… Дьявол… Кому мне молиться теперь?!
И тут лицо Верховной смягчается, она становится почти красивой, пусть и очень пожилой, леди. Я уже не раз видела такую смену эмоций, расслабление по технике прана-бинду. Это означало лишь одно – Мелисса приняла некое решение, и оно будет исполнено так или иначе, даже ценой сотни трупов и апокалипсиса.
- Твое будущее дитя заведомо несет свет. Оно  будет принесено в жертву вместе с тобой.
«Колдер, поторопись… Только ты сможешь все это остановить. Только ты и твоя кровь»
- Я же прослежу, чтобы Господин был доволен. – По-птичьи сморщенная рука-лапка стирает с моего лица нечто невидимое – а на деле слегка ослабляет чары – и я могу говорить.
- Я не… Ты пожалеешь, старая стерва.
Мелисса заливается неожиданно мелодичным смехом первой голливудской актрисы. И точно по этому звуковому сигналу, в зале начинают появляться зрители – и Совет, и фаворитки Верховной… возле массивных дверей хищно замирает охрана.
- Знаешь… я ведь могу признаться в том, что ошиблась. Тебе уже никогда не стать моей полноправной сестрой. А все потому, что ты предпочла связаться с Охотником. А я не готова отдать Ордену свою власть. – Седовласая опускает ладонь на мое плечо, чуть нажимает – и я буквально падаю на колени, кривая и сломленная марионетка ее чар. – Я все же надеялась до последнего, что ты одумаешься. Однако ты пришла и привела с собой требуемое. Даже в двойном размере.   – Острый белый ноготок цепляет мой подбородок, чуть приподнимая его вверх. Я гляжу увлажнившимися от гнева глазами на свою мать и сестру, на ту, что должна даровать мне защиту и покровительство – а на самом деле готова вонзить любимый ритуальный стилет в сердце. Из-за слез огни ламп бликуют и двоятся, все становится нечетким – но ее лицо я вижу очень хорошо. – Поэтому мы подождем, хотя…  - Мелисса прислушивается к чему-то своему, а я начинаю  вспоминать строки одного очень старого заклинания, ходившего в быту у иссушенных гэлльских ведьм столетия назад… Призыв очень мощных сил, которые могут сотрясти и перевернуть все,  но и плата предельно высока. Либо годы жизни – либо сама жизнь.
Моя все равно завершится в считанные минуты – норвежка, которую я называла подругой, уже шагает к нам с ящичком красного дерева в светлых ладонях.
Так что мне терять?
И вот тут распахнувшиеся двери подсказывают, что меченосец здесь.
Тот, кого я привела как быка на заклание Темному Юпитеру – он же Азазель, хотя не хотела этого. Наивная глупая Кэтлин Маллиган. Наивная глупая… Кили.
[Сейчас]
Мое имя завершает почти забытые строки чар. Ставит точку. Вздрогнувшая Макклейн отводит взгляд от двери и неверяще, тревожно, с расширившимися зрачками, смотрит на меня.
- Ты… ты что натворила?..  
Ведьма рьяно хватает стилет, замахивается… и отшатывается в сторону. Потому что пол величественного зала идет трещинами, потому что колонны с громким «пуф-ф-ф» начинают распадаться на мраморные лохмотья, потому что стекла вылетают из витражного полотна яркими осколками... Эта мощь древнее библейских сил, по сравнению с ней Азазель – младенец, требующий внимания в бесполезных истеричных воплях. Я создаю хаос отдельного, локального масштаба, наблюдая за тем, как сереет кожа сомкнутых на животе рук, ощущая, как жизненная энергия «качается» во славу творимой энтропии… Крики, вопли, стробоскопическое мерцание гаснущих ламп, и где-то меж всем этим уже пылает огнем клинок Колдера…

[SGN]http://s3.uploads.ru/t/8ktgb.gif[/SGN]

+1

19

[NIC]Kaulder[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/YmCLy.gif[/AVA]
[SGN]http://sf.uploads.ru/t/oQW0D.gif[/SGN]

Глаза Колдера налились кровью ровно в тот момент, когда эта старая шлюха посмела усадить его ведьму на колени.. и ровно в тот же момент, еще до повествования, к нему пришло озарение, осмысление всех ролей, всех персон, которые с таким рвением пытались развязать вторую великую войну. Он никогда не доверял носителям магии и, как можно заметить, не просто так. Абсолютно обоснованное чувство ненависти к ведьмам, к кровопийцам и убийцам человеческого рода. Давно им не овладевала такая жажда расправы, жажда устроить страшную казнь всем здесь присутствующим. Теперь он был заинтересован не в поддержании мира, а в полном уничтожении всей правящей верхушки Совета, поскольку обычные рядовые его представительницы, зачастую, были на стороне мира. Но сегодня однозначно будет бойня, омытая литрами багряной жидкости и усеянная отсеченными головами. Сегодня он сделает то, что необходимо было сделать давно – он поставит точку, он пресечет все дальнейшие попытки выйти из-под руководства Ордена. И они самостоятельно поставили крест на возможности сотрудничества и сосуществования на равных условиях.. и не малую роль здесь сыграла угроза его женщине.
Охотник слушал внимательно, проглатывая каждое сказанное слово старейшей из их рода. Насколько же они глупы.. эти эгоцентричные мрази, всегда желающие поведать свой план перед концом, перед тем, как лишат тебя жизни. Столь неосмотрительное действие, так яро подогревающееся пламенем гордыни. Это не просто выиграет для Колдера несколько необходимых секунд, а лишит их жизни.
Он видел и сияющее лицо подруги Хлои от самолюбия и факта, что ей удалось обвести рыжую вокруг пальца. Каждая из них упивалось минутой общего и собственного триумфа. Но лишь одного они не могли учесть при финальной раскладке всех козырей – Хлоя не одна, где-то там, высоко и в темноте прячется погибель, прячется охотник за головами, прячется страшнейший хищник, который вот-вот готовится сделать последний для них прыжок.
Но то, что было сказано дальше.. выбило его из колеи. Он ожидал чего угодно, но не того, что Хлоя носит под сердцем его ребенка.. Это выбросило его в воспоминания, мгновенно пробудив в памяти имя, которое он никогда не произносил. Тяжело, очень тяжело много веков скорбеть по той, кто был дороже жизни. А особенно, когда подобное может произойти вновь.. теперь все зависело лишь от него и, если честно, Охотник внезапно впал в ступор. По его спине пробежался холодок, а руки, впервые в жизни, задрожали от страха.. от страха не успеть или допустить роковую ошибку. Его глаза налились влагой, а маленькая капля побежала по заросшей щетиной щеке. Первый раз он испытал истинный страх.. это не передать словами, момент, когда ты чувствуешь себя слабым и беззащитным ребенком, не способный ни на что, куда там говорить о битве с темным колдовством. С ужасом он смотрел на ту, которая стояла на коленях, кровь отлила от конечностей и он словно окоченел..
Вот оно – истинное лицо страха, настоящее, живущее в каждом существе. Глаза в глаза, Колдер остался наедине с тем, что способно поглотить его и сломать. Он просто смотрел на то, что творилось в огромном зале и дрожал.. паническая атака нарастала, а заветные секунды испарялись, все более лишая Охотника возможности спасти их двоих.. как когда-то свою жену и дочь.
Возможно, человек и вправду совершенно не царь природы, не венец творения, являя собой скорее слабость, чем силу. Слабый дух и мятежная душа не могут быть чем-то нерушимым и прочным, опорой, несгибаемым стержнем, наделенным благородством и честью.. у каждого есть свои скелеты в шкафу, которые, очень часто, берут верх над нашим «я» и заставляют творить поистине скверные поступки… или не делать ничего, опасаясь за сохранность собственной шкуры. Ведь сейчас было именно так.. все зависело от Охотника, а он подобно маленькому зверьку трясся в бессилии перед страхом прошлого.
Он закрыл глаза, а перед ними стали мелькая кадры будущего, в котором Хлоя лежит на полу со вспоротым горлом, а вокруг они, вымазанные ее кровью, смеются и рукоплещут, что смогли закончить темный ритуал и призвать демона. Следом страшная битва на смерть, в которой победа вновь за ведьмами и конец людского рода.. Орден обезглавлен, а Колдер на большом кресте, распятый и умирающий весит на потеху ведьмам.
Но внезапно эта картина прерывается двумя светлыми силуэтами, в которых он узнает ее… жену, которую так любил, и маленькая дочь, что своими крохотными ладошками берет его за щеки и широко улыбается. Та, что стоит рядом говорит о том, что любит Колдера больше всех на свете.. всегда будет любить и всегда будет рядом, незримым силуэтом, легким дуновением ветра.. и всегда будет оберегать его душу. А маленькая говорит, что верит.. что никогда не сомневалась и в том, что произошло 8 веков назад, он не повинен.. Они говорят, что он может, что он должен поверить в себя так же, как они верят в него и о том, что девушка внизу как никогда нуждается в этом. Они никогда не уйдут, они обещают навсегда быть в его сердце и помогать ему в моменты, когда будет тяжело.. в моменты страха и отчаяния они всегда придут на помощь.. только нужно поверить.
И вдруг на лице Колдера появляется улыбка. Он ощущает это тепло, что исходит от маленьких ладошек и.. он открывает глаза. Они уж не пропитаны ужасом, напротив, горят уверенностью. Страх ушел.. он смог посмотреть в его большие глаза и преодолеть его. Он верит в себя и верит в то, что на этот раз сможет защитить тех, кто дорог, тех, кого любит.
Стражника, охраняющего большую деревянную дверь, Колдер придушил голыми руками. Ни капли сожаления и сочувствия, он наслаждался, когда в глазах бедняги начали лопаться кровеносные сосуды. Невиданная жестокость, но полностью оправданная. К моменту, как со стражником было покончено, вдруг затрясся пол, словно землетрясение, но он понимал – здесь замешено колдовство, чутье никогда не подводит Охотника.
Преисполненный яростью, Колдер, что есть сил, ногой бьет прямиком в центр двери. Зал всполошен происходящим и Охотник, пришедшей без приглашения, лишь добавляет свою долю в общую копилку паники. Крики и вопли, но меченосец видит лишь свою цель.. как с драконом, все окружение мигом расплывается, фокусируя взгляд лишь на одной.. на ведьме, что со стилетом в руках угрожает его женщине.
- ОГНЕМ… И… МЕЧОМ!
Протяжно завывает Охотник, своим криком чуть ли не заглушая общий скалящий шум в огромном зале. Начинается страшное.. Сопровождаемый массовыми разрушениями Колдер, вытягивает вспыхнувший праведным огнем меч. Он движется вперед с высокой скоростью, отсекая головы своих врагов, словно их плоть была из масла. Кровь хлещет во все стороны.. кого-то придавливает рушащимися колоннами, на чьем-то теле смолят глубокие порезы. Лицо охотника, ровно как и руки, маскирует багряная краска. Он больше похож на демона из преисподней, хуже того, которого планировали выпустить ведьмы. Древний воин, закаленный в сотнях битв, с небывалой щедростью, дает своему клинку напиться, превращая трясущийся пол в одну сплошную тягучую лужу.
И с каждым шагом он становится все ближе к их повелительнице. В ее глазах уже отчетливо читается безвыходность, но она все же пытается начитать заклинание, хоть и зубы ее стучат подобно заведенному щелкунчику. Она трясется и, не дождавшись, выпускает огненный пучок в сторону Охотника, который, успев отреагировать, хватает за шкирку одного из ее подчиненных, прикрываясь им, как щитом. Обугленный труп падает наземь, а Колдер скрывается в визжащей толпе. Он решает обойти ведьму с фланга, попутно оставляя за собой десятки умерщвленных тел.
Кто-то еще пытается читать заклинания, пытается одолеть Колдера если не боевыми техниками, то теми, которые погружают сознание в мир грез. Но, на этот раз, на его шее и запястьях слишком много защитных амулетов, которые, один за другим лопаются, не выдерживая такой нагрузки.
Сокрытый вуалью крови и паники, он настигает каждого, кто пытается сопротивляться. Отвратительное побоище, обещанное Колдером, свершилось. Живых все меньше, а голов все больше.. и Вот он уже находится за спиной озирающейся по сторонам ведьмы. Она ждет его и Охотник это чувствует. С грозным рыком, на который он оборачивается, он замахивается мечом и.. она всаживает стилет прямиком ему в сердце, вызывая на его лице лишь больший оскал. Последняя попытка загнанной скотины перед смертью. Как комично вышло, что охотник и жертва вдруг поменялись ролями.. и жертва четко осознает, что смерть уже перед ней. Последний, разрывающий перепонки, крик Колдера и.. его лезвие насквозь пробивает грудную клетку ведьмы. Из нее спешно начинает уходить жизнь, а кожа трескается, превращаясь в песок. Она ссыпается прямиком с его клинка. Все.. это конец. Зал наполнился визгом тех, кто ей служил.. тех, до кого еще не добрался Колдер. А зал так и ходил ходуном, с каждой секундой приближая окончательное его обрушение. Живые смешались с мертвыми и в общем потоке вовсе были не отличимыми друг от друга. А Охотник все смотрел на рассыпающуюся ведьму,  а в глазах его все еще полыхало всепоглощающее пламя яростного гнева.

+1

20

[NIC]Chloe[/NIC]
[STA]welcome to the new age[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2hR6x.jpg[/AVA]

[Коста-Рика, Эредия, Национальный парк «Браулио Каррильо», примерно восемь месяцев спустя]
Christian Baczyk - Embrace Our World
Call of Duty: Ghosts (Matthew John Shine) - Hope

- Спокойно, милая… Тс-с-с, ну-ка… - Я мягко отпихивала от плеч и шеи надоедливую Циссу как могла. Страусиха-эму не воспринимала слово «нет» совершенно. Наглая и здоровая птица… в конце концов, она все же одолела мое сопротивление и уложила гибкую длинную черную с белым шею на колени. Я негромко охнула от внезапной слабой боли.
- И ты не пихайся, малыш. – Это уже относилось к радостным толчкам изнутри. Разнесло меня просто как не знаю что, волосы пришлось остричь, носить линзы… но я все же радовалась. Каждому дню. Каждому светлому моменту после того, что пережила…
После смерти Верховной какое-то время царил хаос. Самый настоящий. Теперь же всей американской общиной ведьм заправлял Орден Креста и Секиры. И делал это на удивление «мягко и комфортно» почти не притесняя даже закоренелых противниц такого союза. В ту памятную ночь Совет Ведьм… кхм… пал, пронзенный либо мечом Колдера либо от моей магии. Как только погибла Мелисса – ее чары обездвиживания спали, но случилось это в самый последний момент, когда меня чуть не размазало по бывшей плитке, пошедшей горбами, одной из падающих колонн. Я смогла «перекрыть» канал призыва ценой действительно нескольких лет своей ненормально долгой для простого человека жизни. Жалею ли я об этом?
Нет.
Не забывайте… Во мне росло и набирало силу дитя меченосца. Охотника. Который наверняка не прекращал поиски. Я сбежала тогда… убедившись, что мои сестры почти полностью дискpeдитированы, а справедливая кара настигла всех зарвавшихся на высшую власть, я протащила самое себя через весь особняк, спотыкаясь на каждом шаге и крепко держа обе ладони, как приклеенные, на животе. Стирая тени. Накладывая едва действующие покровы невидимости… Я опасалась, что Древние забрали не только мои годы, но и нерожденного ребенка, однако через несколько недель, уже в Ирландии, оказалось, что семя воина такое же крепкое, как его рука и клинок.
Вы думаете – я вернулась к нему?
Тоже нет.
В Штатах творился беспредел. Я со всеми мерами осторожности навестила могилу бабки возле Корнуолла… а затем рванула сюда. Почти в тропики. Для ведьмы везде найдется работа, а финансы никогда не были для меня проблемой. Бар жалко… но о нем позаботятся, девочки не покинут гостеприимные стены темного дерева. Они знают, что я жива, что я рано или поздно вернусь, потому что я отсылаю открытки через несколько почтовых служб, чтобы хоть как-то быть на связи…
Ох-х-х... родной.  Потише. Я знаю, что скоро ты уже появишься. И ты будешь мой. Мой славный Кальтен. А общее имя мы тебе придумаем такое же как у меня, короткое и современное до безобразия. Рик Уэсли подойдет? Или Дэнни? У соседки, Розиты Альварес, на прошлой неделе родилась тройня. Составишь им компанию в играх, сердце мое, а пока что не шуми...
С красивой, витой и удобной скамейки пришлось встать – теперь захотелось и в дамскую комнату и стакан прохладного лаймового лимонада. Женщина на сносях – просто ворох противоречий.
Вид на озерцо умиротворял – в последние дни я почти ничего не делала в своей небольшой оранжерее за одноэтажным домиком в кантри-стиле, а частенько приезжала сюда и часами смотрела на воду и ветви тяжелых плакучих ив и верб, что свисали прямо над гладью. Магия на таком сроке – вещь нежелательная. К тому же, счет в местном банке постепенно рос и пополнялся, оформление гражданства шло полным ходом, жители уютного проспекта Сентраль легко и быстро приняли меня в свои ряды. Теперь я носила местную неприхотливую одужду, удобное каре шоколадного цвета до плеч, линзы прозрачно-голубого цвета, оттенявшие мою природную зеленую радужку. Занималась цветами на продажу и кое-какими мелочами для женского здоровья. Смешно, конечно, но уже третья моя клиентка упоминает нечто вроде «легкой руки» и «волшебства» -  а ведь я стараюсь ограничивать свои значительно возросшие способности. Наверно, все дело в ребенке – он носит свой отголосок магии, не только из моего генома.
Каждый вечер, засыпая, я вижу лицо Охотника. В гневе, в любви, в момент пика, в миг обоюдного пробуждения, в привычном спокойствии и сосредоточенности, властное, любимое, нужное… Да, бывало - я ревела в подушку, особенно второй триместр, когда крышу рвало – и не помогали ни травы ни медитация. Мне хотелось бросить все и вернуться в Нью-Йорк. Туда, где он должен быть.
Но я сдерживалась из последних сил. Я замела все следы, которые могли вести ко мне. Хотя мне все время казалось, что наша с ним связь выше всего этого, выше слов, выше даже той прочной нити чувств, которая связала обоих. И именно по этим невидимым эфирным крошкам, как Гензель и Гретель нашли свою колдунью в лесу, он рано или поздно найдет меня.
Солнышко мое… потерпи. Сейчас я выпью воды, арендую такси – и мы поедем домой. Я буду слушать местные мотивы в музыкальном центре, а вечером читать тебе сказки. Хочешь? О, я знаю, тебе нравятся истории, ты затихаешь и кажется – слушаешь очень внимательно…
Светлые брюки удобно облегали по-прежнему стройные ноги, но вот в талии я напоминала настоящий воздушный шар. Врач из местной клиники, мулатка по имени Хуана и фамилии Богисколькобуквянепомню была довольна всеми показателями, демонстрируя УЗИ, просто лучилась от счастья – богатырь, настоящий крепыш. Я лишь улыбалась – да, есть в кого, собственно…
Оправив тунику и изучив относительно чистую подошву плоских сандалий, я погладила живот, перехватила крепче сумочку-конверт и направилась к дорожке, которая захрустела под ногами мелким гравием вперемешку с песком. Эму затрусила рядом и закурлыкала, прося положить руку на шею и почесывать по пути, что я и сделала.
Очень чистое, светлое и прекрасное место – этот национальный парк. А зверье так и липло, то ли признавая способности – то ли просто привыкшее к вниманию и ласке воспитанных посетителей. В частности, страусиха Цисса – то еще вздорное и забавное создание примерно с меня ростом – находила меня каждый раз и прямо лезла обниматься и ласкаться. Удивительная животина заставляла смеяться и учила смотреть на жизнь как можно более позитивнее.
И я послушно училась.
[SGN]http://s3.uploads.ru/t/8ktgb.gif[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ✠ by Fire and Sword