Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » at thе city of angels


at thе city of angels

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

LA, CALIFORNIA| SEPT'16 | D&N

Giles Armstrong & Honey Williams
https://67.media.tumblr.com/8199e13d60f16ef6299bfb68f76dfb9c/tumblr_nc85ukMDcW1tmn637o1_500.gif

Работа привела Хани Уильямс снова в ЛА, куда она не могла не взять с собой годовалого сына. А также Джайлса.

Отредактировано Honey Williams (2016-10-10 22:38:48)

+1

2

Дожидаясь начала регистрации на рейс до Лос-Анджелеса, Джайлс отпросился у Хани на перекур и выйдя из здания аэропорта, тяжко вздохнул. Вот какого черта, она все-таки взяла с собой няню?? Последнее время Армстронг старался как мог и возился с сынишкой ничуть не хуже этой девчонки, благодаря советам Тони, которую ему просто боженька послал на помощь, не иначе. Благодаря этой прекрасной и доброй женщине, ему стало куда легче и проще управляться с Миком и угадывать о чем сын просит, когда вдруг начинает плакать. Как оказалось, маленький ребенок может начать реветь не только потому что его пора переодевать или кормить... и это до недавнего времени было совершенным темным лесом для Армстронга. Но Тони, как-то раз посоветовала ему присматриваться к своему ребенку, ведь пока он может проводить с ним много времени и не работать, это будет сделать намного проще. Джайлс так и сделал и успел узнать, что Мик может начать капризничать, когда ему пора спать, а кто-то пустоголовый рядом, до сих пор не додумался его уложить в кровать - или, к примеру, мальчишке хотелось чего-нибудь вкусного и ему надоедало ждать пока непутевый папаша почистит яблоко или грушу от кожуры. Присматривая за сыном, британец не одну сотню раз поблагодарил провидение за то что научился неплохо готовить, потому как в противном случае его посиделки с Миком кончились бы весьма плачевно. Ведь ребенок не должен есть то что ему неполезно? Слишком соленое или терпкое, а еще слишком прожаренное или перченое.
В общем, как оказалось возня с маленьким дитем включала в себя великое множество нюансов, которые Джайлс потихоньку открывал для себя. И в свете этого, ему казалось что брать няню с собой в Лос-Анджелес совершенно незачем, однако Хани не стала его слушать.
Докурив и выкинув окурок, Армстронг вернулся в зал ожидания и увидев что Мик начал подпрыгивать от радости, снова увидев его, улыбнулся. Сынишку он просто обожал, так что усевшись рядом с Хани, легонько поцеловал маленького озорника в нос. Мик был явно настроен побаловаться и поиграть, так что весело смеясь собрался кинуть на пол игрушку, что держал в руках. Но все это Джайлс уже проходил и ловко поймал смешного плюшевого кота, которого шоколадный обжорка просто обожал - вообще, этого кота британцу как-то уже пришлось стирать (правда в машине, но все-таки), после того как Мик его уронил на дорожку в парке. Тони сказала что лучше мальчику не брать в руки то что побывало в дорожной пыли и Армстронг послушался ее, закинув игрушку в стирку и немало удивив этим Уитни.
-Я тебе его отдам, когда мы уже сядем в самолет, -сообщил сыну Джайлс, спрятав игрушку в свой рюкзак. -А пока он немножко поспит в сумке. Ты не хочешь пить, сынок?
-Я недавно хотела дать ему попить, но он не захотел, -произнесла Уитни, пожав плечами и посмотрев на Хани. -Мне даже подумалось, что у него болит живот... он ведь никогда не отказывается от яблочного сока.
-Просто он хочет свежевыжатого - я как раз сделал ему такой перед тем как надо было выходить из дома, -ответил Джайлс, развернув тщательно упакованную в полеэтилен чашку-поилку и подав ее сыну. -Он намного вкуснее осветленного и тоже получается с мякотью. Почти как пюре, но только с соком.
-А что это за чашка? -поинтересовалась няня, заметив посуду другого цвета в руках у Мика. -У него кажется была другая?
-Да, но я прочитал что лучше покупать полностью разборную чашку, которую можно как следует кипятить, -блеснул познаниями Джайлс. -В обычных может накапливаться вредная плесень, от которой у ребенка могут развится разные болезни.
Всю эту ценную информацию, Армстронг конечно же не прочитал а узнал от Тони и постарался не спалится, выдав ее сейчас. Но вот, наконец-то начинается регистрация на посадку, так что Джайлсу пора браться за сумки и тащить их следом за Хани и Уитни. И только оказавшись уже в салоне первого класса и взяв на руки Майкла, британец вспомнил что чертовски боится летать... Раньше он решал эту проблему просто и незатейливо, дождавшись момента когда в самолете начнут разносить алкоголь - но теперь у него на руках ребенок и вдобавок, он обещал своей ненаглядной исправится и стать примерным отцом. Значит несколько порций виски уже отпадают... и что же делать?
-Милая, нам же лететь меньше двух часов? -поинтересовался у Хани Джайлс, когда настал момент пристегнуть ремни и самолет поехал на влетную полосу. -Что-то мне уже как-то нехорошо... надо было ехать поездом.

+1

3

До начала посадки на рейс в Лос-Анджелес оставалось не большим двадцати минут, которыми Джайлс, по всей видимости, решил воспользоваться, пока их самолет не поднимется высоко в небо, чтобы доставить их компанию в город ангелов, состоящую из белого мужчины и двух темнокожих леди с годовалым ребенком, который уж точно не походил на своего отца. В прочем, пока мужчина оставляет Хани наедине с сыном и их няней, у женщины есть хоть немного времени, чтобы обдумать все те дела, которыми ей предстояло заняться, пока она посетит не просто город, а самую настоящую фабрику звезд, попасть на которую мечтает, пожалуй, каждый мало-мальски талантливый подросток. В свое время Хани тоже мечтала добиться чего-то в жизни и пыталась сделать это именно в Лос-Анджелесе, но не в родном городе, что для шоу-бизнеса считался этакой периферией, куда можно было сбежать ненадолго, но только не раскручиваться. Примерно также к своей музыкальной мечте шел и Эйдан Картер, с которым темнокожая танцовщица давненько уже не виделась. После эпичной ссоры с его продюсером, она без зазрений совести воспользовалась предложением из Лондона, где и встретилась с Джайлсом. В какой-то степени Уильямс даже задумывалась о том, какой крутой поворот в ее жизни произошел из-за различных взглядов на подход к работе и ее результату у двух упрямых и целеустремленных личностей, что в то же самое время являлись сущими демонами своих профессий.
Если бы тогда она не проявила характер…
Если бы не решила уже изменить что-нибудь в своей жизни…
Кто знает, когда она решилась бы ввязаться в относительно серьезные отношения, к которым, кажется, даже сейчас, имея годовалого сына, она не была готова. А Мик? Жизнь без драгоценного ребенка Хани казалась уже не возможной.
Присев в одно из кресел в зале ожидания, женщина достала свой еженедельник, где и присмотрелась к грядущим встречам и делам. В первую очередь на неё ожидала встреча с одним знакомым режиссером клипов, который и решил вызвонить старую знакомую, с которой они работали еще на группу Эйдана. По всей видимости у него была парочка интересных предложений, раз он был так настойчив. Хотя Хани не особенно и упиралась, надо сказать. Она уже порядком соскучилась по творческому котлу, который заваривался вокруг очередной видео работы. Ну, а во-вторых, а женщину ожидала встреча с целой массой знакомых и друзей, с которыми она работала и поддерживала все еще теплые отношения, пусть даже они довольно-таки давно не виделись – ровно столько, сколько прошло времени со времен шестого месяца беременности. Так что, учитывая это обстоятельство, она прекрасно осознавала, зачем ей была няня. Все-таки они ехали не на семейно-ориентированный отдых, чего до сих пор не понимал, похоже, Армстронг. В прочем, тревожить его ночными шалостями на танцполе она не торопилась. Успеется. Тем более, будет достаточно для них и последнего выхода в ночной свет…
От всех размышлений темнокожую женщину отвлек британец. Он вернулся к ним и сразу же взял на руки сына, с завидной теплотой и любовью, прижимая к себе, от чего пару раз Хани едва удержалась, чтобы слишком сильно не расчувствоваться при одном только взгляде на отца и маленького сына, что отвечал своему родителю взаимностью и за то время, которое ресторанный критик провел в Сакраменто, успел сильно привязаться к нему. И неужели Джайлс не был рядом с ним со дня его рождения? Даже как-то не верилось в это…
Не слишком понимая, о чем говорит мужчина с няней, Уильямс поднимается со своего места, прежде чем объявят о начале посадку на рейс в Лос-Анджелес. Так что, она не успевает даже нахмуриться, чтобы переспросить о том, где же он находил время вычитывать всю ту полезную и бесценную информацию, о которой говорил вот всего несколько мгновений тому назад.
- Ехать поездом намного дольше, Джайлс, - отвечает Хани, тяжко вздохнув в ответ на безосновательную панику британца. – Ты ведь помнишь? Мне нужно днем встретиться с человеком уже сегодня. Если мы поехали на поезде, я точно бы не успела. Но, нам, кажется, пора? – произносит она, не делая попыток отобрать сына у Джайлса. Хотя, по правде говоря, ей определенно хотелось тоже взять его на руки и прижать к себе, ведь, как бы там ни было, а из-за своих тренировок и занятий, времени для сына у нее было относительно мало… и восполнить эту брешь было возможно только свободным временем и собственным вниманием, которое мать обязана дарить своему ребенку в полной мере.

+1

4

-Ехать поездом намного дольше... но зато не так страшно, -ответил Джайлс, одновременно с движением самолета на взлетную, начав ощущать неприятный и хорошо знакомый холодок в животе. Так обычно бывает, если смотреть вниз с большой высоты... и обычно Армстронгу удавалось перетерпеть все это, мысленно пообещав себе "принять на грудь" сразу после взлета. Но вот теперь похоже ему определенно не придется пить во время полета? -Каждый раз я пытаюсь себе сказать, что не будет ничего такого... ведь все летают и это быстро и надежно. Но без стакана виски под рукой, это звучит как-то неубедительно?
Тем временем, "боинг" завершил свой разбег и оторвавшись от земли, начал набирать необходимую для полета высоту. Мельком взглянув в окошко, британец со вздохом посмотрел на то как самолет поднялся выше облаков - как раз именно в этот момент объявили что можно отстегнуть ремни и начали разносить напитки. Джайлсу чертовски хотелось выпить, однако Хани в этом случае могла совершенно справедливо заметить, что кое-кому трудно сделать над собой небольшое усилие, чтобы выполнить свое обещание. Да и к тому же, на руках у Армстронга был Мик, которому было интересно буквально все вокруг: люди, огромные кресла с высокими спинками, небольшие откидные столики и конечно же наушники, которыми можно было воспользоваться в длительном полете. Джайлс вполне благополучно отвлекся на сына, достав его любимого плюшевого кота из пакета, но тут Уитни выдала нечто такое, от чего у него вновь неприятно похолодели ноги.
-Я вам еще не рассказывала... но моей двоюродной сестре пару дней назад предложили хорошую работу - она очень хороший врач и подавала свое резюме в какую-то перспективную компанию. Так вот, она вполне готова согласится, но лететь надо в Новую Зеландию, представляете себе? Это же больше шестнадцати часов, если не ошибаюсь...? Ей всегда было очень страшно летать, учитывая тот факт что нынче это не так уж и безопасно...
Шестнадцать часов... боже.., -подумалось Армстронгу. -Наверное, к приземлению после подобного перелета я был бы уже мертвецки пьяным и пришлось бы меня торжественно выносить из самолета.
Он вздохнул, посмотрев на Уитни и передав Мика на руки Хани. Вообще, говорить на столь пессимистические темы уже сидя в самолете, так же глупо как и делится собственными страхами уже сидя перед кабинетом дантиста. По счастью, болтливая няня занялась своей порцией самолетного обеда и потому вовремя умолкла, тогда как у британца совершенно пропал аппетит. И дело было не в том, что "воздушная" еда была так уж плоха (как-никак - первый класс)... Просто Джайлс был трезв как стеклышко, а еще близок к тому чтобы вспомнить как нужно молится, чего он не делал со школьных времен.
-Ты мне так и не рассказала, над чем будешь работать в Лос-Анджелесе, -успевает произнести Армстронг, накрыв своей ладонью руку Хани и успев до того как Уитни продолжит свой рассказ об ужасных и долгих перелетах. -И к слову говоря... я вполне бы мог справится с Миком сам. Ты же знаешь, что я уже куда лучше справляюсь с ним чем раньше.
На этом месте стоило вспомнить те звонки родителям в Лондон, которые Джайлс в панике совершал, когда Хани только-только позволила ему оставаться с ребенком. И по сути дела, матушка вполне могла бы ему помочь, хотя бы из какой-то родственной солидарности что ли... но вместо этого словно объявила вендетту, сказав что непутевому сыну пора на собственной шкуре узнать, что означает возится с ребенком. Дозвонится до Кей у Армстронга не всегда получалось, так что ему очень повезло познакомится с Тони Данцигер, благодаря которой возня с ребенком больше не ужасала Джайлса как бывало раньше.
-Мне бы очень хотелось, чтобы ты мне больше доверяла.., -добавил Джайлс, наблюдая за тем как Мик стал привычно уже дурачится на руках у любимой мамы, то стараясь попрыгать, то решив начать слезать на пол. -Мы ведь давно уже не ругались... и ты знаешь как сильно я люблю тебя.
Джайлс хитро улыбается, прежде чем коснутся губами щеки своей возлюбленной. Хани ведь и понятия еще не имеет, что он уже успел раскрыть ее "свидания" - не совладав с собственным любопытством и воспользовавшись присутствием в квартире Уитни, Армстронг как-то раз проследил за своей пассией, ожидая что она проведет время с другим. Но вместо этого, один вечер мисс Уильямс провела в своем спортзале, занимаясь делами, другой - встречалась с одной из своих подруг. И только раз согласилась пойти в ресторан с Такером, потому как этот кретин проводил ее домой. При этом прелестная темнокожая богиня не отказывалась от компании Армстронга в постели и ему приходилось изображать ревность, дабы не спалиться перед ней... ведь наверняка Хани бы не понравилось что за ней следили?
-Я очень надеюсь, что в Лос-Анджелесе у нас будет время чтобы побыть вместе - ты, я и Мик. Тебя ведь не заставят работать над хореографией круглые сутки? -поинтересовался британец. -Наш сын по тебе скучает и я тоже...
-А я бы тоже с радостью куда-нибудь сходила в Лос-Анджелесе! -тут же добавляет Уитни. -Например - посмотреть на аллею звезд или на знаменитый театр "Кодак".
За разговором, Армстронг успел как-то позабыть о том что ему страшно и обрадовался, когда наконец-то объявили посадку - еще несколько минут и самолет наконец-то приземлится на милой и такой ТВЕРДОЙ земле. Так что остается порадоваться благополучному прибытию и идти забирать багаж, а также ловить такси, чтобы добраться до гостиницы. Мик к этому времени начинает уже дремать на руках у Хани, удобно пристроив свою голову у нее на плече.
-Сейчас мы заселимся в номер... и можно будет как следует пожрать и перекурить, -мечтательно произнес Джайлс, открыв заднюю дверь такси перед Хани и Уитни. -Я даже согласен на самый простой обед, что называется, без изысков...

+1

5

- С такой фамилией, как у тебя, тебе смешно бояться полетов, Джайлс, - почти шутка, которая проскальзывает у темнокожей леди, прежде чем она остановит себя. Хани даже успела позабыть о том, что Джайлс боялся высоты или боялся попросту летать самолетами…
А впрочем, разве она знала об этой слабости своего мужчины, пока им не предстоял этот первый совместный полет? Возможно, она была слишком невнимательной и даже слишком сильно погруженной в себя, чтобы в полной мере оценить эту ситуацию тогда, когда они переживали самый настоящий воодушевленный подъем, сойдясь после самого внезапного знакомства, которое только можно было бы себе представить. Однако сейчас издевки и тонкие шпильки, так и рвались наружу, пусть даже Уильямс пыталась сдержать свой острый язычок при себе и не заставлять мужчину стыдиться такого естественного понятия, вроде фобии. Все-таки у каждого она есть своя – кому-то страшно летать, а кому-то страшно плавать, кто-то немеет перед видом даже самого маленького пуделя, тогда как кто-то от одной мысли замирает намертво и не может сделать и шага.
Это, конечно, все так, но … как не подзадеть мужчину?
- Ну, ты все-таки сделал усилие и прилетел из Лондона в Калифорнию, - произнесла темнокожая женщина, накрыв ладонь своего уже, наверное, не бывшего, а скорее будущего парня. Или даже мужа? А, кто его знает, с Армстронгом предполагать и планировать ничего нельзя. Сегодня у них мир, а завтра – война и самый настоящий погром на кухне. Ну, или в гостиной. И, тем не менее, ее слова прозвучали даже слишком мягко и нежно, чем она ожидала этого, поэтому женщина спешно убирает руку, решив проверить свой мобильный девайс, а также карманы пиджака, в котором он находился.
Тем временем, Уитни удачно разбавляет компанию Хани и Джайлса небольшим рассказом о далеком перелете, который предстоит кому-то из ее знакомых. Конечно же, танцовщица прекрасно понимала, что няня ее сына прекрасно слышит их разговор-спор, в котором было достаточно обмена подколами, особенно дома. И если поначалу девчонка еще стеснялась вмешаться, то сейчас она смело обращалась к Джайлсу или Хани с тем или иным разговором или рассказом, не чувствуя какой-либо неловкости, что упростило, пожалуй, их общение.
- Ты мне так и не рассказала, над чем будешь работать в Лос-Анджелесе, - после взлета и нескольких минут, проведенных в тишине и на высоте птичьего полета, Джайлс наконец-то решается задать ключевой вопрос своей своенравной пассии, что пока еще не до конца поняла, как лучше будет подать все свои планы мужчине.
- На данный момент у меня всего пара встреч в Лос-Анджелесе, а потом уже будет видно, - без какой-либо определенности отвечает Уильямс, отведя взгляд к иллюминатору. Там, за окном открывался сказочный вид пушистых туч, которыми она умилялась, пока летела в столицу Туманного Альбиона, где на нее ожидала не только новая работа, но и новые знакомства, одним из которых и был Армстронг.
- И к слову говоря... я вполне бы мог справится с Миком сам. Ты же знаешь, что я уже куда лучше справляюсь с ним, чем раньше, - добавляет мужчина, на что Хани поначалу только тяжко вздыхает.
Вот и что скажешь этому упрямцу?
- Хорошо, - соглашается она. – Если мне придется сходить куда-нибудь в позднее время, когда обычно в Лос-Анджелесе и начинаются встречи определенного круга людей, я возьму с собой не тебя, а Уитни. Думаю, ей понравится на какой-нибудь вечеринке, - глядя в глаза своего ревнивого мужчины, произносит в ответ она. И надеялась, что ей не придется рассказывать или объяснять, почему все мероприятия рассчитаны на позднее время. Просто, так повелось? Вечер – время танцев. Так было сотню лет тому назад, так было сейчас, и так будет в будущем еще долго-долго…
Взяв сына на руки, женщина позволила себе повеселиться и поиграть с сыном так, чтобы он не чувствовал себя ограниченным в передвижениях и все время полета прошло относительно быстро и без лишних неприятностей для него. Хотя, надо сказать, что и сам Джайлс более не выглядел удрученным или испуганным, свыкнувшись с тем, что он летит высоко в небе над земными просторами Калифорнии.
- Знаешь, иногда меня пугает наше затишье, - честно призналась Хани мужчине, заглянув в его чудесные синие глаза. – Или я привыкла уже к нашей войне… - добавила она, прежде чем Джайлс прикоснулся своими губами к ее щеке, предложив провести время втроем.
Вот только, как-то не слишком вовремя Уитни решила тоже высказаться. И на этот раз это высказывание молодой няни пришлось не совсем к месту, поэтому британец так и не услышал определенного ответа от своей своенравной пассии, что вместе с сыном решила немного пройтись салоном в сторону к туалетам и обратно.
К счастью, перелет в город ангелов не длится долго, поэтому уже в скорм времени их небольшая компания оказывается в аэропорту, из которого только один путь на такси в отель, где уже были забронированы номера. Это, кончено, не президентский люкс, но было все необходимое и даже больше.
- У меня запланирована как раз встреча с Марком после обеда, так что … можем вполне пообедать вместе в ресторане отеля или в номер заказать. Тем более, Мик сейчас вот-вот уснет, - улыбаясь любимому карапузу, что уже начал сладко дремать на руках у матери, добавляет женщина, прежде чем осознала, что проговорилась. Она не собиралась говорить мужчине, с кем у нее назначены встречи. Меньше знает, лучше спит? Или больше будет ревновать. – Марк – режиссер, с которым мы вместе работали до того, как я уехала в Лондон. Он предлагает мне снова поработать сразу в нескольких проектах, - добавляет она по собственной инициативе, решив, что лучше будет все-таки рассказать хоть минимум информации.

+1

6

-Что еще за Марк? -недовольно выдал Джайлс, уже в гостинице, когда Хани решила рассказать о своих сегодняшних планах. -Надеюсь, он не такой "хороший знакомый" как Такер? Боже, мне просто не верится, что я о нем не услышу в ближайшее время... пожалуй, ради одного этого стоило позабыть про страх перелетов и приехать в Лос-Анджелес.
Армстронг презрительно фыркнул, упомянув имя якобы-любовника своей ненаглядной, стараясь не переиграть и выдержать хорошую мину, как говорится в народе. По счастью, этот мистер дорогая тачка так и не сумел расположить к себе Хани, за что в первую очередь следовало сказать спасибо Мику - о том что малышу Такер не понравился, Джайлсу рассказала Уитни. Вообще, поначалу няня понятия не имела как себя вести с внезапно нарисовавшимся отцом Майкла, но затем решила что он не так плох, как можно было себе предположить. Да и Хани кажется вполне довольна его компанией, не говоря уже о ее сыне, что просто обожал своего непутевого папашу - да и к тому же, британец отменно умел готовить, что для Уитни было настоящим открытием. Ее отец, к примеру, мог приготовить максимум яичницу и не более того - и то, делал это весьма неохотно и только если больше некому было возится у плиты.
-Марк – режиссер, с которым мы вместе работали до того, как я уехала в Лондон. Он предлагает мне снова поработать сразу в нескольких проектах, -тем временем ответила Хани и Джайлс взявшийся было разбирать вещи, оглянулся оставив одну из спортивных сумок в покое.
-А это часом не тот парень, с которым у тебя был роман? -тут же решил поинтересоваться Армстронг, подойдя к своей возлюбленной, пока она укладывала Мика в кровать. -Тогда если мы пойдем вместе на какое-нибудь мероприятие, тебе лучше мне его не показывать, для его же пользы.
Еще во время совместной жизни в Лондоне, Хани как-то раз проговорилась, что у нее были долгие отношения, которые возможно могли бы дойти до чего-то серьезного, если бы не какая-то рабочая ссора. По правде говоря, подробностями Джайлс не особенно интересовался, ведь прошлое  - знакомства, привязанности и прочее - есть у каждого человека.
-Так ладно... сменим тему, -выдал британец, взяв меню местного ресторана с журнального столика. -Мы собирались поесть, а перед едой определенно не стоит себе портить аппетит подобными разговорами. Должен сказать, что ассортимент блюд весьма недурен... что будем заказывать?
Меню ресторана явно было составлено таким образом, чтобы угодить всем постояльцам - пища без особенных изысков или трудностей в приготовлении, но зато вкусная и представляющая из себя этакий микс из итальянской и американской кухни. Здесь был и классический портер-стейк на "т"-образной кости, чизкейк и великое множество сытных национальных (условно конечно, так как они были креольскими) супов - и конечно же, нельзя было обойтись без вкусных спагетти под разными соусами и с самыми различными добавками.
-Я закажу себе полноценный обед из трех блюд, потому как тушеное мясо, что подавали в самолете прошло мимо меня, -заявил Армстронг, взяв телефонную трубку. -Какой-нибудь хороший суп и большую порцию отбивных с жареной картошкой. Плевать что я объемся и лопну после такого...
Наконец, все кулинарные изыски были выбраны, а заказ сделан, так что можно было продолжить раскладывать вещи, чем Джайлс и занялся. Положив одежду Мика на полку в шкафу, Армстронг совсем позабыл сныкать в своей сумке аккуратно сложенный пакет с двумя недавними обновками, которые он заказал сынишке у Пейтон. Она как раз попросила забрать заказ перед самым отъездом в Лос-Анджелес, а Джайлс так торопился все успеть, что не подумал о том, что эта покупка может заинтересовать его ненаглядную. Вот и сейчас, он положил пакет, вместе с остальными вещами сына и благополучно забыл про него, потому как очень хотел есть.
-О... выглядит просто замечательно, а аромат стоит поистине божественный, -улыбнулся Джайлс, после того как заказанный обед наконец-то "прибыл" в номер. Ко всему этому великолепию подошла бы бутылка красного (хотя бы?), но помня свое обещание, британец решил пока что ограничится полезным гранатовым соком. Пожалуй, он подождет того самого мероприятия, о котором говорила Хани и там уже даст себе волю, а пока что будет демонстрировать ей свою железную волю... которой надолго не хватит, так что хорошо бы поскорее уже отправится на какую-нибудь патьку? -Ты мне рассказала только про деловые встречи, милая... но я так понимаю, что кроме них тебе надо будет ставить хореографию? Надеюсь, ты им сразу скажешь, что у тебя маленький ребенок? Пусть ставят репетиции на дневное время, чтобы Мик по тебе не скучал...

+1

7

Я-то ревнива.
Когда дело касается измены, я становлюсь дотошнее испанской инквизиции.
Никакой пощады.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Ревность – она когда-нибудь будет чем-то удобным и приемлемым чувством? Она всегда выплывает оттуда, откуда даже ее и не ждешь. А ведь Хани добивалась этой самой ревности от своего мужчины, когда пыталась продемонстрировать все то, что могла позволить себе в то время, когда они расстались в туманном Лондоне больше года тому назад. И не важно, что оба они прекрасно понимали, что ничего подобного женщина не делала и даже не думала; она может позволять себе раскрепощенные танцы, но много другого Хани не позволит хотя бы потому, что таковой была ее натура. И даже в то время, когда темнокожая женщина ходила на свидания с Такером, встречалась с подругами, работала допоздна порой, чтобы добиться какой-нибудь реакции от Джайлса, которая по обыкновению следовала, словно по уже предопределенному механизму, она не думала о том, чтобы всерьез изменить то, что они пытались отстроить заново. Но, в последнее время ресторанный критик, похоже, решил удивить свою женщину чем-то новеньким? В любом случае, Уильямс не ожидала от него столь осторожной ревности к прошлому, в котором еще не было его, не было ИХ.
Оглянувшись на британца, танцовщица удивленно приподняла брови вверх, попросту не желая сейчас отдавать себе отчет в том, что видит сейчас куда более искреннюю ревность, чем ту, которую демонстрировал ей мужчина в Сакраменто, от которого их разделяло всего лишь два часа полета.
- Я надеюсь, что ты это не серьезно? – обращается она к Джайлсу, покачав головой. – Даже и не думай размахивать кулаками, - добавляет она тихо, возможно даже слишком тихо, чтобы мужчина услышал ее, когда она укладывает их сына в постель. Говорить о том, что все было давно и уже мало походит на правду, она не взялась. В любом случае, мужчина должен был быть доволен тем, что является частью ее дня нынешнего, тогда как прошлое остается в прошлом. Как бы там ни было, а с Эйданом у них давно уже была крепкая дружба, разрушать которую ненужными им обоим отношениями они не собирались еще в те незапамятные времена, когда стояли возле истоков оной.
- Я поклюю из твоей тарелки тогда, чтобы ты не лопнул, - улыбается женщина, прежде чем спешно добавить, - если ты будешь не против, - накрыв Майкла легким одеялом, произносит Хани в ответ на то описание, которое оставляет мужчина относительно своего заказа. Раньше, в Лондоне, она часто не могла устоять перед чем-то вкусненьким, что приходилось пробовать им вдвоем в ресторанах или же заказывать на дом. Конечно, когда ограничиваешь себе все то, что так приходится тебе по вкусу, рано или поздно начинаешь срываться. И пусть Хани давно уже не ест жаренного и калорийного, немного согрешить она все-таки могла в присутствии мужчины, когда уводила с тарелки ломтик чего-то запрещенного и катастрофически убивавшего стройную фигуру танцовщицы.
- Я бы не заглядывала так далеко наперед, Джайлс, - покачала головой Хани, когда мужчина решил снова вернуться к теме работы. – Практически все клипы, даже те, которые снимаются в клубе, где все танцуют, знаешь, были сняты в дневное время, ведь никакому владельцу не захочется терять прибыль, которую он получает за ночь, даже если дело в искусстве и съемках клипа, - улыбается она, усаживаясь рядом с мужчиной. – Я обещаю, что постараюсь устроить свой график так, чтобы работа не отрывала меня от сына. Я всегда так делала, - добавила женщина, опустив взгляд своих шоколадных глаз на тарелку, где расположилось наверняка вкусное блюдо. По крайней мере, по исходящему от него аромату, оно таковым и являлось. Но, как-то аппетит сошел на нет, как только она подумала о том, что все-таки может быть она несколько преувеличивала собственную значимость в жизни Армстронга. Это было всего лишь единственной мыслью, посетившей ее сейчас, однако пришедшийся очень метко к своей цели. – Я, пожалуй, поем в городе, - добавляет она, собравшись на выход.

Отредактировано Honey Williams (2016-10-13 11:49:26)

+2

8

Несмотря на то что ресторан в отеле навряд ли мог похвастаться мишленовскими звездами, еду на его кухне готовили просто отменную, так что Джайлс не заставил себя просить дважды приземлится за столом. Заказанный густой и ароматный грибной крем-суп был просто великолепен, а при одном только взгляде на аппетитные отбивные хотелось лишний раз порадоваться что настало наконец время обеда. Армстронг принялся за свою порцию, подумав о том, какую рецензию он написал бы отельному ресторану, если бы пришел проверять его работу изрядно проголодавшимся - наверняка бы, статья могла начинаться с чего-то вроде: "...божественно, великолепно, обалденно классно"?
После подобных рецензий совершенно точно пришлось бы попрощаться с работой над высокой кухней, -посмеялся про себя Джайлс, хитро поглядывая как Хани, не удержавшись, стянула с его тарелки пару кусочков аппетитной отбивной. Увы, но ей частенько приходилось ограничивать себя во вкусной и чересчур калорийной еде, в отличии от британца, чего уж там греха таить, любившего хорошо поесть. -Как тебе эти отбивные? По-моему, это просто восторг, даже я не смог бы приготовить их лучше.
В этот самый момент, Армстронг вспомнил съемки "Дегустаторов" - когда хорошо знакомый ему повар и преподаватель кулинарии, участвовавшая в проекте, готовила запеченное мясо по рецепту эпохи регентства. В результате оно больше походило на самое настоящее полено и есть его пришлось с огромным количеством соуса вау-вау, весьма популярного во время войны с Наполеоном. Отбивная что сейчас была на тарелке у ресторанного критика была поистине великолепной и надо полагать, что ее качество оценил бы даже завзятый гурман?
-Я очень надеюсь, что твои работодатели учтут, что тебе необходимо проводить время с Миком... и конечно же со мной, -добавил Армстронг, добив наконец свою порцию вкусного крем-супа. -Ведь не только сын по тебе очень скучает, когда тебя нет дома...
Он посмотрел на свою строптивую возлюбленную и в этот самый момент будто что-то неожиданно переменилось что ли... потому как Хани, отложила вилку и поднявшись из-за стола, сообщила что собирается поесть в городе. Джайлс конечно не мог похвастаться тем, что может запросто угадать что творится в душе его пассии, да и мысли читать не умел - однако, не мог не понять, что настроение Хани вдруг переменилось. И увы - не в лучшую сторону?
-Так, стоп, -выдал британец, успев поймать Хани за руку и притянув к себе на колени. -Оставим пока еду, пусть даже я порядком проголодался. Объясни, что с тобой? Последние несколько дней у нас все было хорошо... и мне казалось, что ты теперь только моя, как было у нас в Лондоне. Но вот сейчас, ты снова будто поставила стену между нами - так что ты никуда не пойдешь, пока не объяснишь мне все как есть. Я люблю тебя и нашего сына и очень хочу если не исправить собственные ошибки, то хотя бы как-то загладить свою вину... И мне казалось, что тебе хорошо со мной, пусть даже мы и не ругались как обычно, в последнее время.
Армстронг посмотрел на Хани, ожидая ее ответа, но в этот самый момент произошло совершенно непредвиденное и неожиданное событие. Проснувшись и усевшись на кровати, Мик потер глаза кулачками и осмотревшись по сторонам в поисках любимых родителей, совершенно громко и ясно выдал одно-единственное заветное слово:
-Папа?
-Ты это слышала?? -воскликнул Армстронг, буквально вскочив со своего кресла и схватив Хани за руку, потянул ее за собой. -Я же говорил тебе! Сначала он скажет "папа"!
Подойдя к мальчику, Джайлс взял его на руки и привычно уже поцеловал в нос. Правда Мик был все еще сонным и своего непутевого папу окликнул лишь чтобы убедится, что он как всегда где-то рядом.
-Папа.., -радостно повторил мальчик, прижавшись щекой к плечу Джайлса и улыбнувшись Хани, прежде чем снова задремать. Армстронг очень осторожно уложил сынишку на удобную постель, а затем обнял свою вредную возлюбленную и нежно поцеловал.
-Ура! Сегодня самый лучший день в моей жизни - я так не радовался даже когда меня взяли работать в "Таймс", -счастливо улыбнулся Джайлс. -Теперь он будет так постоянно говорить и люди на прогулке в парке не станут сомневаться, мой ли Мик сын. Это просто замечательно, потому как объяснять что я его не усыновил мне уже порядком надоело.

+1

9

Работодатели… при одном этом слове Хани была готова тяжело вздохнуть. Не могла она объяснить мужчине, что на съемках все происходило далеко не так, как в любом другом месте работы, где обычно все знают, что нужно отсидеть от девяти до шести, а после – гуляй душа и веселись! Нет, на съемках любого клипа все зависит от стольких факторов, что учесть их наперед и внести в график просто невозможно. Естественно, все желают поскорее отработать все и снять с первого дубля. Особенно, какие-то спецэффекты или крутые трюки, что смотрятся в липе просто бомбезно! Вот только зачастую приходится задерживаться, прогонять один и тот же кусок танца или действия в кадре, пока он не будет смотреться идеально. Или пока он уже не осточертеет и движения будут еще долго получаться автоматически...
А ведь бывает и такое, что приходит что-то менять буквально в день съемок, поскольку вылетел кто-то из ведущих танцоров или же танец не смотрится в кадре, как было запланировано. Да сколько таких форс-мажоров у танцовщицы и ведущего хореографа не было за все то время, которое она работает? Наверное, не сосчитать. Правда, есть те, которые особенно запомнились. И такой случай поспособствовал ссоре с продюсером известного музыканта, что вздумал совать нос, куда не надо. В итоге Уильямс отправилась в Лондон, где получила заманчивое предложение, а вскоре познакомилась с Армстронгом. И вот теперь он ей говорит о работодателях и том, как надо подходить к работе, чтобы побольше времени провести с сыном. Да она лучше уж отработает три дня без передышки и неделю останется рядом с сыном и Джайлсом, нежели будет целую неделю отрабатывать свой гонорар за съемки. Ведь не важно, а сколько дней ты выполнил работу. Имеет вес то, как ты ее выполнил.
Но, конечно же, она не будет говорить этого британцу, как и не его просьба заставила темнокожую женщину отложить в сторону вилку и поспешить на выход. Нет, даже не воспоминания о горьком прошлом, в котором всегда находилось время для громких скандалов. Хотя, сейчас они не будут шуметь, ведь сын спит, да и не дома. За погром придется заплатить со своего кармана. Хани с досадой подумала о том, что все-таки в большей мере Джайлс находился рядом с ней из-за ребенка, а слова о любви и притязаниях на неё оставил в качестве дополнительного аргумента, который ничего не именит, по сути дела.
- Что ты хочешь услышать? Ты не понимаешь меня! – только и успела вставить Хани между продолжительной речью ресторанного критика, как только он поймал ее за руку и усадил к себе на колени. Вот только, видимо, не судьба была предпринять попытку объяснить мужчине женскую логику, поскольку в разговор вставил свое веское слово Майкл Уильямс
- Что, сыночек? – от части растеряно, от части расстроено произнесла Хани, явно будучи убеждённой, что заслужила от ребенка обращения «мама» вместо «ням-мам». – Ну да, пока мама кормила тебя, ты был более благосклонен, Микки, - пошутила женщина, но это у нее все-таки не так уж хорошо получилось. Ей уж очень сильно хотелось услышать обращение сына к себе. Хотя если разобраться, получается, все было вполне заслуженным, поскольку в последнее время она больше времени уделяла своей работе…
Но от этого было нисколько не легче.
А потом Джайлс так внезапно обрадовался и бережно взял на руки ребенка, что Уильямс едва не прослезилась, ощутив острый укол совести, когда он снова приспал его, чтобы уложить в постельку и подойти к своей обидчиво зазнобе и подарить поцелуй…
- А я-то думала, что должно произойти, чтобы ты был счастлив и всем доволен, - с долей иронии произнесла Хани, не особенно пытаясь сбежать из объятий своего бывшего-нынешнего. Хотя, определенно, стоило, не то она могла опоздать на важную встречу. - Отпусти меня, Джайлс. Мне пора, - произнесла она, попытавшись сбежать из объятий британца, что крепко держал ее в своих руках. – Я опоздаю, если ты меня не отпустишь, … - добавила танцовщица. – Ты ведь сам хотел, чтобы я вернулась поскорее, нет?

+1

10

-А я-то думала, что должно произойти, чтобы ты был счастлив и всем доволен, -весьма иронически заметила Хани... и на пару мгновений Джайлсу даже показалось, что первое четко произнесенное слово их любимого чада заставило ее обидеться?? Вообще, это было вполне объяснимо, учитывая тот факт, что кое-кто по сути дела заявился на все готовенькое и неважно даже, что очень старался исправится. И британцу очень не хотелось чтобы любимая обижалась на него, тем более что Мик обязательно скажет и "мама", притом не один раз... -Отпусти меня, Джайлс. Мне пора. Я опоздаю, если ты меня не отпустишь... Ты ведь сам хотел, чтобы я вернулась поскорее, нет?
-Я могу тебе сказать наверняка, что должно произойти чтобы я был абсолютно и безмятежно счастлив и всем доволен, -хитро улыбнулся Армстронг, даже и не подумав послушаться свою благоверную. -Это случится... когда ты скажешь что очень любишь меня... вот тогда моей радости не будет границ.
Естественно, Джайлс не собирался отпускать Хани вот так запросто... а что до ее деловой встречи, то на нее можно было и опоздать немного. Надо полагать, что этот Майкл (или как там его?) не помрет дожидаясь и земля не перестанет вертеться, если Хани уделит немного внимания не только своему любимому сынишке, но и его непутевому папаше.
-У нас есть немного времени, пока Мик еще сладко спит.., -шепнул Армстронг в губы своей ненаглядной, перед очередным жадным поцелуем. -Ты же знаешь, что в самолете я не мог к тебе поприставать по уважительной причине... но сейчас, я не собираюсь тебя отпускать. Ну давай, скажи что тебе совершенно не хочется сейчас уходить?
Увы, но тому самому режиссеру с которым должна была встретится Хани все-таки пришлось подождать ее - потому как после нового жаркого поцелуя оторваться от своего возлюбленного молодой женщине так и не удалось. Так что в результате, после приятного и внезапного релакса, ей пришлось собираться едва ли не бегом, тогда как довольный словно сытый кот Джайлс, остался дожидаться пока проснется Мик, чтобы сначала заказать ему подходящий обед, а затем пойти на прогулку.
-Ты уверен, что хочешь сам посидеть с Миком? -поинтересовалась Уитни, заглянув в номер Джайлса и Хани, уже после того как ее работодательнице пришлось сбежать. -Если хочешь, я с ним побуду...
-Я сам справлюсь, а ты можешь до вечера сходить посмотреть город. Ты ведь еще не бывала в Лос-Анджелесе? -поинтересовался у няни британец. -Вот и отлично, ты же хотела посмотреть аллею славы и прочие достопримечательности. А я погуляю с сыном и заодно позвоню домой.
Конечно же Джайлсу не терпелось дозвонится до своей вредной матушки и похвалится тем что сынишка назвал его наконец папой. И пусть больше не ерничает и не говорит, что Хани стоило давным-давно уже найти себе нормального мужика и послать кое-кого ко всем чертям. Именно так Армстронг представлял свой разговор с Авророй, но к его удивлению, она высказала совершенно иное...
-Ты понимаешь насколько это серьезно? Ребенок тебя любит... и ты не можешь теперь взять и вильнув хвостом, уйти... надеюсь, ты это осознаешь? Раньше малыш тебя не знал... сейчас же будет переживать, если тебе вдруг расхочется быть примерным семьянином.
-Не понимаю, с чего это вдруг я должен куда-то уходить? -возмутился Джайлс. -И вообще... мне интересно, ты поддержишь меня хоть раз? Даже Кей успела настроить против меня! Стоило мне только ей позвонить, чтобы посоветоваться, как она тут же начинала куда-то торопится... к чему этот бессмысленный заговор, мама?
-Это не заговор. Я просто хотела чтобы ты сам, без чьих-либо подсказок научился заботится о своем ребенке и понял насколько это сложно, -ответила Аврора. -Это не игрушка, которую можно бросить когда тебе захочется, Джайлс. И зная насколько ты бываешь ветреным и непостоянным, я не была уверена, что тебе не захочется все бросить...
-Мне кажется, что ты забыла одну важную вещь. Ты не психолог, а диетолог! Так что занимайся подсчетом калорий и избавлением людей от лишнего веса.., -недовольно буркнул Джайлс, прежде чем скинуть звонок. -И чтобы ты знала - я не собираюсь никуда уходить от Хани и моего сына. Я добьюсь рано или поздно, что она согласится стать моей женой... а тебе об этом не скажу. Сидите с Кэтрин и дальше плетите свои заговоры! Черта с два я тебе привезу твоего внука, так и знай.
Убрав мобильник, Джайлс вернулся в спальню, где Мик сладко дрых сном праведника как раз вовремя - мальчик проснулся, так что следовало его хорошенько умыть и затем заказать подходящий для него обед в местном ресторане. И пока Армстронг был занят привычными уже отцовскими обязанностями, в Лондоне его матушка пересказала своему мужу свой разговор по телефону.
-Надеюсь, он действительно женится и перестанет дурить... я буду очень благодарна Хани, если ей удастся сделать из него человека.., -вздохнула сеньора Армстронг. -Думаю что Джайлс побухтит и успокоится - а потом поймет что все делалось лишь ради его блага.

+1

11

Что есть любовь, а что лишь нам кажется любовью? Что же, было бы очень полезно знать наверняка, что же скрывается за этим вожделенным ощущением, способным, как возвысить человека, так и упасть, рухнуть вниз, словно сломленная бурными ветрами птица. Вот только жизнь не предусмотрела инструкции или какой-нибудь формулы этой самой любви, чтобы те, кто познал оную, не потеряли или ненароком не сломали ее, вертя в своих руках туда-сюда, будто бы вовсе не понимая, насколько редкостный и ценный дар оказался в их руках. Но, что поделать, если судьба диктует нам такие жесткие условия? Поддаваться ей и идти туда, куда будет дуть ветер или опираться? И темнокожая женщина, все еще находясь в объятиях упрямого британца, не знала, как ей быть сейчас. Джайлс имел обыкновение пагубно влиять на нее, словно какое-то запретное средство для спортсменов-олимпийцев. Только он мог придать ей сил, поднять настроение и просто доказать, что все ее выдумки – иллюзия и самообман, в который она погрузила себя по сущей глупости; по своей глупости, надо сказать. Вот только, где те умники, которые ни разу не ошибались?
Уйти из объятий Армстронга, когда он был настолько настойчивым, женщина не могла. Она не была настолько сильной, да и не могла сопротивляться естественному желанию быть любимой сейчас. В последнее время любви ей казалось было мало. Как и тех знаков внимания, которые она позволяла принимать себе от ресторанного критика. Она хотела большего, но и боялась потребовать больше, ведь просто брать и не давать в ответ ничего или в меньшей степени от получаемого, значит для нее, поступать слишком эгоистично. И пусть Уильямс не считала себя такой уж ярой эгоисткой, все же не желала давать только часть себя любимому.
Да, она хотела отдаться полностью… до последней капли души своей, только страх снова упасть заставлял ее, стиснув зубы, молчать о том, что давно расцвело в ее сердце.
Единственное, чего нельзя было скрыть от Джайлса – своего желание. И мужчина зная о нем, не оставлял ни малейшей возможности своей темнокожей женщине избежать близости, находясь на слишком близком расстоянии, от которого уже перехватывало дух. А что говорить о страстном и полном желания поцелуе?
- Не хочу, ты знаешь… - только и произнесла в ответ Хани, прекрасно понимая, что деваться ей некуда, да и незачем. Скорей всего Марк опоздает, так что ничего страшного не случится…
По крайней мере, в это убедила себя Уильямс, прежде чем первый стон удовольствия сорвался из ее губ, утонувших в очередном поцелуе. Нынче они не могли пошуметь, поэтому необходимо было сдерживать себя, вот только она не удержалась от возможности несколько раз прошептать имя своего мужчины, пока ее длинные пальцы ерошили ему волосы.
- Мне пора, я безумно опаздываю, - еще даже не приведя себя в порядок, а лишь дотянувшись до прикроватной тумбочки, где находились какие-то электронные часы, сообщила Хани. Так что, выбравшись из-под одеяла, она принялась одеваться, после чего спешно сбежала из отеля, где по-прежнему оставалось что-то большее, чем просто мужчина и родной сын. Там, вместе с ними оставалось, что-то большее. Ее сердце? Наверное. Вот только проблема была еще в том, что сердце ее принадлежало и танцам, ради которых она приехала в город ангелов.
- Прости за опоздание, Марк, - придя в кафе, где они условились встретиться, в первую очередь произнесла Уильямс.
- Ничего страшного, сам только что пришел, - ответил режиссер, поднявшись со своего места, чтобы обменяться короткими поцелуями в обе щеки, которыми принято было приветствовать  близким знакомым и друзьям в той среде, где они и начали свое общение. – Как ты? Как жизнь? Я слышал, у тебя сын родился и, чего греха таить, видел фотки – чудесный пацан! – добавил следом мужчина, прежде чем они оба присели за столик.
- Да, все хорошо. Сегодня Мик сказал свое первое отчетливое слово, - как бы там ни было, а достижения ребенка, пусть даже и не совсем связанные с матерью, для женщины являются существенными. Даже то слово, которого она от сына не ждала.
- Ого! Какое же?
- Папа. Он назвал своего отца папой, - решив все-таки не распространяться о подробностях своей личной жизни, что и так будет, будто на ладони, когда они начнут совместную работу, ответила Хани. – Ну, что там за предложение ко мне, Марк? Я хочу уже приступить к делу,– вскоре добавила она, после чего начался продолжительный разговор о планах и намерениях, которые завершились самым простым и обычным договором встретиться на вечеринке.
- ЛА по-прежнему живет в своем ритме – важные решения принимаются на вечеринках, - покачала головой женщина, согласно кивнув в итоге. – Хорошо, встретимся там, Марк. И я уже должна бежать – у меня назначена еще одна важная встреча, хорошего тебе дня, - прежде чем сбежать в ритме вальса из кафе и поймать такси, произнесла женщина. Она, конечно же, прекрасно знала, что до конкретики они дойдут только на самой вечеринке, где ей предстоит знакомство с «работодателем», тем певцом и певицей, чьи клипы должен был снимать Марк. Но, бежала Хани ни к кому иному, а к мастеру причесок, который как-то уже работал с ней до переезда в Лондон, куда она прибыла с выкрашенными волосами в мягкий блонд. И теперь она, пожалуй, была в какой-то степени вернуть свой любимый образ, забыв об естественных темных волосах, которые отпустила уже после разрыва с Джайлсом и последовавшим за ним возвращением в родной город.
Так что, в номер отеля Уильямс вернулась только к восьми вечера, блондинкой и с множеством приглашений посетить то или иное мероприятие.
- Сегодня, как я и говорила, мне нужно сходить на одну вечеринку, где меня познакомят с двумя «работодателями», как ты любишь говорить, - произносит она, проходя вовнутрь номера, чтобы взять на руки и сына, который сразу же улыбнулся своей матери. – Ну, скажи, мой хороший, ты соскучился по маме? Нам с тобой снова придется расстаться – но это ненадолго, - обещает она ребенку, что вряд ли понимает все, сказанные Хани слова.

+1

12

Джайлс был просто вне себя от злости, когда его матушка выдала свой гениальный план... ну надо же до такого вообще додуматься?! Естественно, он тут же набрал номер старшей сестры и высказал ей все что думает - а чего, собственно, ждать? И это хорошо, что ничего из ряда вон не случилось, пока обе вредные женщины решили помалкивать и оставить своего сына и брата без ценных указаний и помощи... а если бы Мик, не дай бог заболел, что тогда? Джайлс решительно не понимал подобной позиции "невмешательства", как принято говорить в политике и ощущал себя полным дураком. Хорошо еще что высшие силы послали ему на помощь Тони...
-Знаешь, я от тебя такого не ожидал! -бросил в трубку Джайлс, когда дозвонился до сестрицы. -Ты могла бы проявить какую-то солидарность что ли... но тебя похоже забавляло когда я звонил и хотел что-то спросить насчет своего ребенка? Спасибо большое, Кей, я никогда этого не забуду... в общем, я больше не разговариваю с тобой и с матерью - и сына в Лондон не повезу, так и знай!
-Джайлс, не кипятись! Мама хотела как лучше.., -попыталась возразить Кэтрин в привычной отцовской спокойной манере. -А я решила что она права... и ты должен сам был постараться и всему научится. Понять что маленький ребенок это серьезная ответственность...
-Не кипятись? А если бы Мику стало нехорошо? Эх ты.., -еще больше разозлился Армстронг и скинул звонок, продолжив играть с сынишкой в его любимого плюшевого тигра. Правда услышав свое имя, мальчик отвлекся от игрушки и с интересом посмотрел на своего непутевого папашу. -Ничего, сынок... мы итак со всем справимся, правда? И ты уже начал хорошо говорить, так что скоро мне не придется гадать как последнему дураку, чего тебе хочется, правда?
Подхватив сына на руки, Джайлс направился к двери номера, чтобы забрать заказанный обед, который наверняка должен был понравится Мику - он ведь всегда любил хорошо покушать и не стал капризничать послушно умяв свою порцию. После еды, можно было пойти немного прогуляться, благо что погода была хорошая и мальчику было пора хорошенько размять свои ноги.
-Я очень надеюсь, что твою маму не станут задерживать на работе до поздней ночи, -как и всегда, гуляя с Миком, Армстронг разговаривал с ним, считая что так мальчишка быстрее начнет говорить сам. -Тогда мы сможем пойти на прогулку втроем... а твоей вредной бабке я тебя не покажу, сынок... будет знать как организовывать против меня холодную войну. А когда ты вырастешь и она будет тебе выговаривать, какой твой отец кретин, что не познакомил тебя с ней раньше - ты обязательно ответишь донне Авроре, что она сама виновата.
-Ням! -довольно хихикнул Мик, увидев как кто-то из прогуливающихся по городскому парку людей ест сладкую сахарную вату. -Папа, ням-ням!
-Нет, малыш, это плохой "ням", -рассмеялся Джайлс, подхватив на руки ребенка. -От него все в з... слипнется - в общем, не надо нам такого счастья. Когда мы вернемся в отель, то закажем тебе еще что-нибудь вкусное, хорошо? А пока что, давай-ка еще пройдемся - ты же любишь ходить сам? Только чур не убегать от меня.
Вернувшись в отель, после позитивной и долгой прогулки, Армстронг ненадолго уложил порядком уставшего сына отдохнуть, а после провел с ним все время до вечера, ожидая возвращения Хани. И он уже собрался было позвонить в ресторан, чтобы заказать ужин... как вдруг она появилась на пороге номера, успев по всей видимости не только на свою деловую встречу, но и в парикмахерскую. И тот факт, что Хани вернула себе прежний цвет волос (в смысле - тот что был у нее во время приезда в Лондон), пожалуй можно было трактовать как весьма благоприятный по отношению к британцу. Во всяком случае, Джайлсу очень бы хотелось на это надеяться.
-Скажи только одно.., -хитро улыбнулся Армстронг, когда Хани взяла на руки Мика. -...что все эти старания только ради меня одного, а не этих самых "работодателей"? Вообще, я бы предложил тебе по-другому приятно провести время, но раз надо идти и встретится с нужными людьми... то я сейчас быстро соберусь, а ты пока позови Уитни.
Собственно говоря, сборы Джайлса длились недолго и найдя более-менее подходящий костюм для будущей вечеринки, он уже успел представить себе, что там должно быть вино получше чем в мини-баре номера? Это по-любому будет отличным завершением сегодняшнего долгого дня, который Армстронг провел не взяв не единой капли спиртного в рот - но на вечеринке, сам бог велел хлопнуть хотя бы шампанского.
-Я готов идти куда угодно, -сообщил Армстронг своей пассии, закончив собираться. -Но я все же надеюсь. что тебе не придется начинать работать прямо с завтрашнего дня... мы могли бы куда-нибудь сходить вдвоем, как тебе такое предложение?

+1

13

Предполагается, что смена имиджа у женщины сопряжена со сменой настроения или жизненных ориентиров, а также мужчины. Что же, собственно, побудило Хани сменить свои темные, как ночь волосы, и высветлить их так, как было уже года два назад? Пожалуй, танцовщица не сможет ответить максимально точно и честно на этот вопрос, поскольку не задумывалась о том, почему так захотела ее тонкая и чувствительная натура. Ей хотелось внести красок в жизнь – да, но не обязательно было краситься, как раньше. Было достаточно просто подобрать новый оттенок. К примеру, тот же шоколадный с рыжинкой, тоже смотрится, не плохо. Вот только так она хотела и ей нравился такой результат, что не остался не замеченным мужчиной, который даже подошел к своей женщине с достаточно хитрым выражением лица. Этим буквально заставил улыбнуться ее саму, пока на руках у нее находился Мик и присматривался к обновке матери, что была уже мало ему знакома, из-за цвета ее волос, а также их длины. Как бы там ни было, а он привык к тому, что мама у него темноволосая, и прячет она волосы в высокий хвост или низкий хвост внизу затылка.
- А я не могу сделать что-то ради себя? Даже покрасить волосы? - осторожно выставляет в ответ женщина, глядя на британца, что давно уже заслужил ее особенного отношения. Он много проводил времени с сыном, даже больше, чем она рассчитывала на это, так что даже сын признал его и наградил первым словом. Однако, какой-то частью души своей загадочной, Уильямс по-прежнему боялась, что что-то пойдет не так. Так бывает порой, если однажды уже теряешь что-то очень важное. Особенно так бывает с доверием – восстановить его бывает очень и очень не просто.
- Хорошо, Джайлс, - согласно кивает она в итоге с его словами. – Только выбери что-то попроще? – предлагает она, прежде чем решительно направляется следом за мужчиной, чтобы помочь ему сделать выбор. Как бы там ни было, а она хочет, чтобы ее кавалер как можно больше соответствовал ей этим вечером. В смысле, выглядел хоть немного, как тусовщик в те незапамятные времена, когда они не пропускали ни одной вечеринки. Теперь все немного изменилось, поскольку она, по сути, взвалила ему на руки сына, тогда как она занималась своей карьерой.
Должно ли так было все быть?
Наверное, нет. Но, откуда знать?
Правда, темнокожая женщина, видя, как собирается Джайлс, не торопится вмешиваться со своими советами. Разве только в тот момент, когда он говорит, что готов, а ей уж точно хочется на нем видеть джинсы. С футболками к Армстронга, возможно и беда, но рубашки ему безумно шли, поэтому она только тихо вздыхает, прежде чем дать свой стандартный совет.
- Может быть, ты выберешь джинсы? А обуть можно простые кеды – будет смотреться отлично, и куда интереснее. Может опять какая-то баба тебе на шею повеситься, пока я буду занята работой? – предполагает она, говоря, конечно же, правду. Стоит только ей отойти, как возле Джайлса целый рой девиц, при этом самых разных на выбор. И, конечно же, она знает, что модный и стильный прикид еще больше привлечет внимания к ее мужчине, но … самой ей тоже хотелось, чтобы все это было ее. – Уитни будет через пятнадцать минут. Меняй брюки, а я пока тоже переоденусь, - усадив сына рядом с игрушками, Хани тоже приступила к смене одежды, избрав короткое черное платье, без каких-то глубоких вырезов, за то критично короткое, что демонстрировало их стройность.
Конечно же, до клуба было рукой подать. Один из новых модных клубов располагался в центре города, неподалеку от отеля, в котором остановилась Уильямс. Так что, им не обязательно было брать такси и они могли пройтись пешком, под руку, словно двое людей, что собирается хорошенько поразвлечься в компании друг друга. Подойдя к клубу, Хани обходит длинную очередь, чтобы подойти к охраннику и огласить свое имя, которое находится  на первой же странице списка приглашенных, а вместе с ней и многозначительная отметка +1.
Пройдя вовнутрь, темнокожая женщина оглядывается по сторонам. Музыка уже громко играет, но пока никто особенно не танцует – градус не тот, время еще слишком ранее… Причин на самом деле много, даже больше, чем можно себе представить, от которых и зависит количество народу на танцполе.
- Привет, Хани! - приветствует танцовщицу один из старых темнокожих приятелей, что сразу же подходит ближе, чтобы приобнять ее в знак приветствия. – Рад снова тебя видеть! А этот парень с тобой? – спрашивает, кивая в сторону Джайлса.
- Да, это Джайлс, Джайлс – это Кенни, - отвечает она, представляя своего спутника. – Мы с ним познакомились еще в Лондоне, - решает не говорить много, а лишь обойтись минимумом информации, добавляет она.
- Давайте выпьем тогда за встречу? Предлагаю упасть за наш столик, - произносит темнокожий парень, немногим младше Уильямс, на что она согласно кивает и тянет Армстронга следом за собой.

+1

14

В гардеробе Джайлса естественно не было недостатка в каких-либо вещах, подходящих для вечеринки, однако, его проблема была в том, что по большей части это были классические деловые костюмы. Работая над телевизионными передачами, ему не так уж и часто выпадала возможность одеться неформально - разве что в "Дегустаторах", но то был по большей части информационно-развлекательный сериал. Так что можно сказать что Армстронг привык уже к обычному деловому стилю, ощущая себя в простом костюме без какого-либо галстука удобно и комфортно... но не учел того факта, что это могло не понравится его пассии.
-Может быть, ты выберешь джинсы? А обуть можно простые кеды – будет смотреться отлично, и куда интереснее. Может опять какая-то баба тебе на шею повеситься, пока я буду занята работой? -выдала свой вердикт Хани, после того как услышала что ее  благоверный соизволил собраться, а затем добавила тоном, не признающим каких-либо возражений. -Уитни будет через пятнадцать минут. Меняй брюки, а я пока тоже переоденусь.
-Хорошо, любимая, -ответил Армстронг, пожав плечами. -Только я не совсем догнал, какая причинно-следственная связь между кедами, джинсами и какой-то гипотетической бабой? Между прочим, у меня ребенок на руках и нет времени и желания на какие-либо легкомысленные поступки. Я ведь стараюсь тебе доказать свою любовь последнее время... и даже не пью между прочим!
Спорить Джайлс не стал, благо что время было дорого и уже скоро надо было выходить. Пока Мик играл со своими игрушками, ресторанный критик выполнил просьбу своей ненаглядной и отыскал в своей спортивной сумке подходящие джинсы. Правда пришлось и рубашку подобрать под них - светлый оттенок явно не годился - а вот любимый черный пиджак вполне можно было оставить.
Наконец грандиозные сборы закончены и можно выдвигаться в клуб, предварительно "сдав" Мика Уитни и выдав ей несколько ценных указаний, относительно ужина для мальчика. Надо просто позвонить в ресторан и договорится чтобы всю заказанную еду приготовили с расчетом на годовалого ребенка, которому нельзя ничего слишком пересоленного или острого. Собственно, ничего сложного, однако еще раз повторить все это девчонке не помешает.
-Я все-все помню, Джайлс... и к тому же, сижу с Миком не в первый раз, -попыталась возразить Уитни. -Хани может тебе подтвердить, что я не отхожу от него пока ее нет рядом. Так что не беспокойся понапрасну и иди развлекаться совершенно спокойно.
-Я не могу не беспокоится за своего ребенка. Когда он вырастет, то вспоминая свое детство, скажет что отец о нем заботился и всегда проверял чтобы еда была приготовлена должным образом, -ляпнул Джайлс с самой серьезной физиономией, которую только был способен изобразить. -И он никогда не будет жаловаться, что его заставляли есть кашу, от одного вида которой уже хочется никогда в жизни не заходить на кухню.
После этой тирады, Хани поспешила попрощаться, напомнив Уитни что будет на связи и быстренько увела Джайлса, пока он не выдал еще что-нибудь в таком же духе. И этим вечером, они решили не брать такси, благо что до клуба, где должна была проходить вечеринка, было рукой подать. Перед дверью уже собралась огромная очередь, которую удалось легко преодолеть благодаря тому что имя прекрасной мисс Уильямс стоит одним из первых в списке приглашенных гостей. И едва только оказавшись в клубе, где все гремит от громкой музыки, Джайлс сразу замечает подозрительного субъекта что несется навстречу его ненаглядной зазнобе... и обнимает ее.
-Рад снова тебя видеть! А этот парень с тобой?
-Да, это Джайлс, Джайлс – это Кенни, -коротко представляет британца Хани своему знакомому. -Мы с ним познакомились еще в Лондоне.
-Давайте выпьем тогда за встречу? Предлагаю упасть за наш столик, -тут же, как и полагалось по правилам приличия произносит новый знакомый, так что Армстронгу остается лишь следовать за Хани к вышеназванному столику.
-Я не парень, а привлекательный мужчина в самом расцвете сил, -ответил по дороге ресторанный критик темнокожему другу своей возлюбленной. -Алиса, это пудинг, пудинг - это Алиса. Мое имя Джайлс Армстронг, не родственник того самого Армстронга, что гулял по Луне. Я бы отказался от подобной затеи еще до того как ракете дали финальный отсчет. В общем, рад знакомству, Кенни и выпить не откажусь.
-Где-то я тебя видел.., -задумчиво произносит Кенни, после рукопожатия и щурится, явно стараясь припомнить. -Ну точно видел... а вот где - никак не могу вспомнить. Хани, помоги мне - чем занимается твой приятель? Уж больно у него знакомая физиономия...
-Я работаю на ВВС и веду заумные и скучные передачи в прайм-тайм. Типа теледебатов между либералами и консерваторами, -глазом не моргнув, соврал Армстронг. -Один раз в эфире моей передачи премьер-министр Кэмерон хотел набить морду своему оппоненту, так пришлось мне лично уговорить его держать себя в руках. Ох уж эти политиканы...
-Нет... это точно была не политическая программа, -с сомнением качает головой Кенни. -Там что-то другое было... Давайте выпьем, может я потом вспомню? Что будете заказывать?

+1

15

О, какой подвиг для мужчины, да? Посидеть со своим годовалым ребенком, стараясь дать ему все то, чего, возможно был лишен в детстве сам, или же пытался дать ему именно то, чего хотел бы передать и ему. Но, если отложить в сторону все то, что есть сейчас, что останется? Нужно сказать, Хани с досадой отказалась от комментария в сторону той самой «причинно-следственной связью», которую она огласила ресторанному критику и которая вызвала дюжину эмоций у Армстронга, прежде чем он все-таки переоделся. И ведь упрекнуть мужчину в том, что он не уделяет времени ребенку и ей, у женщины не было даже малейшей возможности. Джайлс в последнее время был действительно не только горяч в постели, когда они оставались одни, да и не только. Но также мужчина был весьма заботливым в быту, который и составляет основу совместной семейной жизни, о которой Уильямс снова задумалась.
Насколько она была реальна? Все-таки, рано или поздно, а Джайлсу надоест быть максимально учтивым. И, надо полагать, это завершится тогда, когда обратного пути у нее не будет, вроде «они будут женаты, а под сердцем она будет носить еще одного ребенка». Так что, ужаснувшись от такой картины (вроде многодетной семьи, Джайлса бабника и любителя выпить), Хани решила, что пока не будет торопить событий: лучше пока будет оставить все, как есть сейчас и подождать, пока ветер не принесет новых перемен. В любом случае, у нее были на горизонте работы на тех самых людей, плодотворное сотрудничество с которым должно будет принести ей большую востребованность на профессиональном поприще. А что потом? А потом, она подумает еще… в любом случае, у нее никогда не получалось хорошо планировать или совмещать два грандиозных проекта в одном.
Однако пока они находились в Лос-Анджелесе, у Хани была по-настоящему хорошая возможность попробовать расширить собственные возможности. В первую очередь, они проведут с Джайлсом и Миком больше времени вместе – что бы ни говорила она британцу, в ее планах мелькала мысль о том, чтобы съездить на пляж, которым славится этот город грехов и ангелов. Она давно уже не бывала на пляже в ЛА, как когда-то в юности. Ну, а потом уже была работа – много работы словесной, а после  уже физической с постановкой танца и множествами репетиций и доведения до состояния перфекции каждого движения, которое останется лишь продемонстрировать перед камерой режиссера, который нынче должен был познакомить Уильямс с той самой новенькой звездочкой, что требовалась в ее услугах.
Но, тем временем за столиком развивались свои баталии.
- Где-то я тебя видел.., - решил было Кенни, друг Хани, с которым они и присели за один из столиков, от чего женщина слегка нахмурилась и прислушалась к разговору, который затеяли мужчины без ее участия. А ей-то пришлось всего лишь на миг задуматься о своем, о женском!
Вот только, если Кенни был вполне себе серьезен, то Джайлс явно валял дурака, решив разыграть друга своей темнокожей пассии. А этого женщина не могла допустить! Чего-чего, а издеваться над своими друзьями, быть может, не высокопарными гениями, а всего лишь умельцами передвигать ноги в такт музыке и вообще двигать телом, она не собиралась позволять. Даже Джайлсу. Или тем более Джайлсу?
Тем временем им успели принести заказанную выпивку, благо ее разливали быстро и несли тоже в темпе, как в прочем, и всегда в ночных клубах подобного ранга, ведь выпивка здесь стоит многим дороже, а значит, отпугивает определенный круг людей «кусючими» ценами и гарантируя тем самым определенный сервис.
- Ты видел его в моем телефоне, когда листал галерею, - решает вставить свою фразу Хани, зная, как подействует подобное, пусть и ложное, высказывание.
Как красная тряпка для быка? Она очень надеялась на это, честно признаться. И не потому, что ей не хватало той особенной искры, от которой мог вспыхнуть реально в любой момент огонь, а просто потому, что хотела воспользоваться этими эмоциями мужчины. И, да, чтобы даже и не думал паясничать и прикалываться над ее друзьями. Она-то себе такого не позволяла, хоть и могла, и была вполне способна.
- Ну, выпил, мой Амур? Пойдем, тогда танцевать, – обращается она к Джайлсу, прежде чем ухватить его за руку и потащить следом за собой на танцевальную площадку, где пока еще не было много танцующих под музыку. Так чтобы им было куда развернуться. И пусть мужчина был не особенно талантлив в танцах, ему-то делать особенно ничего и не пришлось бы. Разве для начала имитировать желание танцевать, прежде чем музыка не сменится на более подходящую, а Хани не похитит один из свободных на данный момент стульев, чтобы усадить на него своего кавалера. Конечно же, такая проделка не может не завоевать внимания посторонних людей, что собираются в полукруг, наблюдая за небольшим шоу, которое решила устроить темнокожая танцовщица…


очень примерное видео (:

+1

16

Бедняга Кенни всерьез старался припомнить где мог видеть Джайлса, тогда сам ресторанный критик едва сдерживал смех, наблюдая за мыслительным процессом, буквально отражавшемся на лице парня. И Армстронг был готов сочинить еще пару-тройку правдоподобных баек, но вот только Хани его остроумие не оценила и поспешила подсказать своему другу самую простую и понятную версию.
-Ты видел его в моем телефоне, когда листал галерею, -а вот это было очень даже интересно? Мобильник в наше время является такой же личной и поистине бесценной вещью как дневники с различными откровениями, фотографиями и мыслями - правда Джайлс никогда их не вел, но не суть. Он вопросительно посмотрел на свою ненаглядную, надеясь что она объяснит с какого это перепугу какой-то совершенно левый мужик листал галерею на ее смартфоне?
-Может быть.., -облегченно вздохнул Кенни, улыбнувшись Хани. -Но если честно, мне кажется что я видел твоего приятеля именно по телевизору... но точно не в политической программе. По-моему, твой друг надо мной прикалывается?
-И в мыслях не было, -с самым серьезным выражением лица продолжил Джайлс, заговорщически понизив голос. -Просто Хани не хочет чтобы поклонники моей передачи узнали что я здесь и не порвали меня на автографы. Знаете - не каждый может сказать премьер-министру что он дурно воспитан и временами ведет себя как последний кретин.
После этих слов, официант принес из бара заказанное спиртное, так что можно было уже начать "разгонять" будущее веселье. Армстронг с удовольствием угостился виски, после чего Хани позвала его потанцевать - и он послушался, хотя и не мог себя назвать хорошим танцором, скорее наоборот. Но лучше уж опозорится на танцполе, пытаясь хоть что-то изобразить, чем смотреть как твоя единственная и неповторимая отжигает с кем-то другим.
-Ты же знаешь что твой Амур хорошо танцует только диско? -рассмеялся Джайлс, послушно последовав за Хани. -Правда мне немножко стремно, потому что кроме нас почти никто и не танцует...
По правде говоря, Армстронг считал себя совершенно безнадежным профаном в современных танцах и приглашать свою пассию старался на что-нибудь медленное... когда от двоих танцующих не требовалось выдавать максимум своих возможностей. Иначе зачем еще ходить в клуб? Не только на других посмотреть, но и себя показать - вот только сейчас, Хани явно что-то задумала, поставив в центр танцпола стул и усадив на него Джайлса.
-А я что должен сейчас делать? -шепнул британец, наблюдая за плавными и чертовски красивыми движениями Хани. С этого момента танцпол принадлежал лишь ей одной, а все собравшиеся мужчины попросту не сводили с нее глаз... Прелестная молодая женщина сейчас была похожа на гибкую и опасную пантеру, решившую немного поиграть со своей жертвой, прежде чем вонзить наконец в нее свои когти. К слову сказать, последнее не раз имело место быть после эпических ссор и примирений Джайлса и Хани, чему ресторанный критик никогда не возражал. -Я все же надеялся, что это будет танец... в том плане, что и у меня будет возможность немного подергаться. А теперь добрая половина клуба на нас пялится...
В финале этого "танца" Хани оказывается на руках у Армстронга и он нисколько не стесняясь, при всем народе целует ее под приветственный свист и самую настоящую овацию - естественно адресованную его ненаглядной. Вернувшись к своему столику, они застают там не только Кенни, но и еще одного человека - по всей видимости, того самого будущего работодателя Хани?
-Это было просто шикарно... я надеюсь, что в нашем клипе будут такие же горячие танцы? -улыбнулся темнокожий парень (по всей видимости клипмейкер?), посмотрев на молодую женщину и затем добавляет - явно в шутку, однако Джайлсу его тон совершенно не понравился. -Твоему другу не мешало бы тоже потренироваться как следует, прежде чем выходить на танцпол. С такой-то великолепной партнершей?
-Боюсь, что для этого нужно иметь талант, которого у меня нет, -пожал плечами Армстронг. -Да и к тому же, мне всегда нравился лишь один вид спорта...
Далее можно уже не продолжать, так что Джайлс вновь опрокидывает порцию отменного виски.

+1

17

Песня, под которую Хани танцевала, можно сказать, что в полной мере поспособствовала тому, чтобы танцовщица проявила все свои самые лучшие качества в этом танце. Она продемонстрировала всю свою соблазнительность, которую вложила в каждое, даже самое небрежное и неосторожное движение, пока ее кавалеру доставалось сидеть на своем стуле и наблюдать за ней, танцующей для него. Правда, всем остальным в клубе тоже пришлось присмотреться к их танцевальной паре, особенно к Хани, что решила пуститься во все тяжкие и продемонстрировать своему ревнивцу свои предпочтения – как бы там ни было, а она танцевала для него и с ним. Уж ему-то после такого представления было не на что жаловаться! И уж тем более ревновать, что она танцевала с кем-то из своих друзей те танцы, которые его холодная британская натура просто не понимала или упрямо не хотела воспринять. Но, какая разница? Допустив смесь разных жанров танца, Уильямс знала, насколько была хороша, однако ее лицо оставалось достаточно серьезным и в какой-то степени под маской этакой соблазнительницы, которая танцует и соблазняет своими движениями всех вокруг, не только мужчину, который и являлся ее первоначальной целью.
Но, похоже, что-то пошло не так, раз уж этот откровенный танец не понравился Армстронгу? Об этом ресторанный критик практически сразу же решил сказать своей зазнобе. Вот только эти слова пришлись, будто бы ударом под дых и были достаточно обидны темнокожей женщине.
- Ты хоть когда-нибудь будешь доволен? Наверное, все-таки нет. И чего ради, скажи мне на милость, я старалась? – с ощутимой долей обиды произнесла Хани в ответ своему мужчине, что явно не оценил того вида танца, в котором ему отводилась пассивная роль танцора, которому и посвящался этот танец. Вот только, зря она все затеяла? Пока они шли до столика, Уильямс предпочла идти впереди Джайлса, и старалась справиться с собственными эмоциями, что прорывались наружу, словно у маленькой девочки, упустившей в полуфинале свой первый крупный приз. Но, она уже давно не маленькая девочка, у которой все, что на душе – сразу заметно и по лицу. Она умеет менять свои маски и сейчас уже, подойдя обратно к столку, где гостей прибыло, она уже довольно улыбается.
- В нашем клипе? – смеется танцовщица после полученного комплимента. - Я еще не слышала песню и не знакома с твоей звездой, чтобы давать обещания, но … все возможно, - добавляет она, нисколько не желая более думать о том, как ее недооценили. – Когда она придет? – спрашивает темнокожая женщина у давнего друга, прежде чем тот решил обратить внимание на Армстронга, что в своей манере решил сказать, что танцы – не его фишка. О, да! Доводить  до белого каления свою зазнобу – это его фишка!
- Ты знаешь, что этот танец не предполагает особенного содействия между партнерами и главная роль отводится именно женщине, - решает разумно разрулить возникнувший разговор. Но, продолжать его и не пришлось, поскольку к ним подошла та самая девушка, что обещала стать новым открытием года. Правда, таким уж новичком ее нельзя было назвать. Кажется, она год или полтора назад выиграла какое-то реалити шоу или заняла призовое место? Уильямс не особенно была внимательной в то время к шоу-бизнесу, справляясь с собственными проблемами, поэтому знала обо всем постольку поскольку. Тем не менее, под конец этой продолжительной ночи, которую они провели в основном за выпивкой и переговорами, было решено попытаться сотрудничать. Тем более, что сама звезда была не простив приехать в Сакраменто, где на местной студии записывала свой студийный альбом…
Возвращаясь пешком из клуба в отель под выпивкой и впечатлением от обиды, Хани молчала, сложив перед собой руки по-деловому, и хмуро размышляла о том, как все успело зайти в очередной тупик. Она ведь хотела сделать как лучше!
- Тебе не стоило стебаться над людьми, которых я называю друзьями, - решает завести разговор Уильямс, не откладывая в длинный ящик то, что будет постепенно избавлять ее от терпения. – Ты самовлюбленный эгоист, - добавила она, едва только Джайлс проворчал что-то ей в ответ. – Зря я взяла тебя с собой, ведь ты даже не можешь оценить то, что я делаю для тебя! – останавливается она, высказывая претензии и все так же держа перед собой по-деловому сложенные руки. – Тебе никогда не угодишь, критик херов! Неужели я не заслужила даже скромной благодарности или комплимента от тебя? – глядя в глаза мужчине, произносит она. – И как тебе не стыдно говорить, что ты был неспособен научиться танцевать?! Как у тебя поворачивается язык говорить такое?! Я тебя пыталась научить, но ты просто ленивый засранец – вот, кто ты! – Хани едва воздержалась от возможности тыкнуть указательным пальцем в грудь британцу, доказывая, что именно о нем она говорит сейчас и вовсе ничего не выдумывает.

+1

18

Уже произнося свою последнюю фразу перед выпивкой, Джайлс понял что это будет последней каплей, что переполнит чашу терпения Хани. И ведь она как-то раз, еще в начале их отношений, пыталась поучить его танцевать и скорее всего преуспела бы в этом, если бы Армстронг по-настоящему старался и не срывал все эти уроки, начав заигрывать со своей талантливой учительницей. Посмотрев на Хани, он понял что буря нынче для него еще грянет - но позже, когда рядом не будет ненужных свидетелей. А пока что, разговор шел своим чередом и после того как появилась та самая звезда, для которой будет сниматься клип, британец решил благоразумно помалкивать, смакуя виски. И он уже не пытался острить в сторону друзей своей ненаглядной (правда несколько поздновато, но ладно...), считая что уже перегнул палку, хотя если признаться честно, они ему чертовски не нравились. Но... к финалу разговора, Кенни уже успел позабыть обо всех подколках Армстронга и даже дружески пожал ему руку, прежде чем попрощаться. К тому же, как считал Джайлс, ничего обидного он парню не сказал - разве что над собой лишний раз посмеялся?
Направившись вместе с Хани в отель, британец хоть и был уже малость навеселе, но прекрасно понимал, что долго молчать и собираться с мыслями она не станет. И кажется, его милая пассия недавно сожалела о том как гладко и идиллистически они стали проводить время вдвоем? Или точнее говоря - втроем, не следует забывать про малыша Мика.
-Тебе не стоило стебаться над людьми, которых я называю друзьями, -решительно начала Хани, не смотря в сторону Джайлса. -Ты самовлюбленный эгоист!
-Ничего такого страшного я твоему другу не сказал, -как ни в чем не бывало ответил Армстронг. -А о том что я эгоист, ты и раньше хорошо знала...
-Зря я взяла тебя с собой, ведь ты даже не можешь оценить то, что я делаю для тебя! Тебе никогда не угодишь, критик херов! Неужели я не заслужила даже скромной благодарности или комплимента от тебя? -произнесла молодая женщина, остановившись и посмотрев британцу в глаза. -И как тебе не стыдно говорить, что ты был неспособен научиться танцевать?! Как у тебя поворачивается язык говорить такое?! Я тебя пыталась научить, но ты просто ленивый засранец – вот, кто ты!
-Что я не могу оценить?? Лучше скажи, почему тебе так нравится меня провоцировать? Ты так делала, еще когда мы жили в Лондоне! Выбирала какого-нибудь кретина, а потом я же еще был виноват за то что шел бить ему морду... Сколько можно меня пилить??? -не остался в долгу Джайлс. -И не надо мне сейчас припоминать каких-то гипотетических баб с которыми я якобы развлекался на съемках... и я не виноват что когда мы только начали встречаться, я безумно хотел тебя, а вовсе не учиться танцам. Это был всего лишь предлог, чтобы тебя соблазнить, черт возьми! И сейчас я не сказал тому кретину в клубе, что не научился танцевать по твоей вине...
Остановившись посреди улицы, они как и всегда начинают привычную уже ругань, за исключением того что сейчас ничего тяжелого в голову вредного британца не летит. Но услышав мельком, что кто-то из стоявших на ближайшей остановке людей сказал что хорошо бы вызвать полицию и прекратить эту бытовуху, Джайлс, чертыхнувшись, схватил Хани за руку и повел ее в ближайшее кафе-бистро, работавшее круглосуточно. Примерно на половине пути до этого славного заведения, успевшая порядком разозлится женщина попыталась освободится из захвата Армстронга, а когда ей это не удалось, решила влепить ему привычную уже оплеуху. Вот только слегка нетрезвый Джайлс успел увернутся от пощечины и перехватить руку своей пассии... ощущая что начинает не на шутку заводится, только не в плане продолжения ссоры. Не заходя в общий зал кафешки, британец тянет за собой Хани по направлению к WC, возле которого и прижимает к стене, прерывая очередную ее фразу жадным и долгим поцелуем. И плевать на все... даже если их все-таки арестуют за неподобающее поведение.
-Я и сейчас чертовски хочу тебя...
Совсем как в старые добрые времена? Хани сердита как сам черт, тогда как Джайлсу охота поиграть с огнем, особенн если учесть что выпитое им виски весьма этому способствует...

+1

19

Чего хотят женщины? Этим вопросом, наверное, сломали себе голову не одно поколение мужчин, пытавшееся им угодить, в то время как сами представительницы прекрасной части человечества заявляли, что не так уж и много им нужно для счастья. Но, давайте хоть на минуточку задумаемся, что же такое это желанное и мифичное счастье, к которому стремятся поколениями, порой тщетно, а порой весьма успешно. Кому-то хватит и любимого мужчины рядом, кому-то же нужно, чтобы этот мужчина соответствовал всем параметрам по пунктам от «а» до «зет». Так надо ли говорить, что угодить этим коварным и вечно недовольным созданиям просто невозможно? Быть довольной всегда и всем для них – это будто бы остановиться и стоять на месте, наблюдая за тем, как богатства мира и жизненная удача идет прямиком в руки тех, кто все еще чего-то хочет, к чему-то стремится…
Сама же Хани, не удивительно, но не считала себя требовательной женщиной. Она хотела себя чувствовать любимой, желанной и единственной; она не принимала возможной конкуренции и была дико ревнивой натурой, что никогда не будет мириться с собственными сомнениями, о которых сразу же выскажет, при этом обязательно заведя настоящую бурю в чашке чая, из которой намеревалась отпить глоточек. Конечно, она не думала о том, как порой сложно с ней бывает ее британцу. В тот, например, момент, когда она одевается в весьма соблазнительный наряд, обнажая спину или подчеркивая свои аппетитные формы. Нечто подобное темнокожей женщине кажется естественным – она знает, что красива, и не привыкла скрывать этого. Ее предки из очень далекой для нее нынче Африки никогда не скрывали своего тела, что в полной мере, можно сказать, передалось многим темнокожим красавицам, тогда как белые женщины в даже совсем недалеком прошлом скрывали под закрытыми платьями и кроткими манерами свое нутро, свою привлекательность. Пожалуй, именно в этом они с Джайлсом и расходились во мнениях, которые не могли спокойно и без пены у рта доказывать друг другу, вне зависимости от того, где они находятся.
- Да, ты не можешь оценить моего поступка! Я ведь только с тобой танцевала сегодня! Я для тебя танцевала – почему ты не понимаешь?! – как всегда громче мужчины пытается донести свои претензии Хани, повышая тон своего голоса, пока он и не думал ее слушать. – И при чем тут Лондон?! При чем тут Лондон, где возле тебя всегда вертелись одни бабы, которых ты и не думал разгонять, хотя мы жили вместе! Да как ты не поймешь, что я просто люблю танцевать?! Танцы – это моя жизнь и о том, как я танцую ты знал с самого начала, - не смотря ни на что, продолжает она дальше. - А ты, Джайлс, если бы захотел, то научился бы тоже танцевать – хоть когда-нибудь сделал бы усилие ради меня! Но нет, тебе не нужна женщина, как я! – почти в отчаянии выдает Хани, соответственно заведя себя до предела. - Тебе нужна та женщина, на которую ты сможешь надеть паранджу или монашескую одежду, и заставишь сидеть дома, рожать детей, пока ты будешь продолжать шляться и не будешь даже в ус дуть! – протараторила Уильямс, прежде чем люди, проходившие мимо них, решили, что пора вызвать копов. И если у британца включились тормоза, то у танцовщицы пока нет. Она не желала покидать места выяснения отношений, когда Джайлс попытался увести ее оттуда. Шоколадная леди несколько раз хлопнула ладонью по плечу своего мужчину, пытаясь вырваться, прежде чем они оказались в каком-нибудь бистро, где сонный персонал был занят своими проблемами и не заметили парочку, вошедшую сразу в комнату «раздумий».
Вот только какие могут в их случае размышления? Наклонившись слегка вперед, чтобы поцеловать мужчину, Хани прикусывает его губу, простонав от предвкушения их очередной близости «на взводе», когда для того, чтобы стянуть с себя одежду и уж тем более банально подумать о возможных последствиях их дикой близости, не было никакой возможности. Конечно, ведь кое-кто почти уже привык все последнее время провести в опасении того, что две полоски снова преградят свет и заставят хореографа притормозить с танцами. Но, если пока Хани удавалось спастись от неизбежных последствий, то рано или поздно такое «везение» закончится.
- Давай все-таки закажем тут хотя бы кофе? Потом уже пойдем в номер отсыпаться, а то я не хочу разбудить Мика,– предлагает слегка сонная, но весьма довольная женщина. Еще бы, она сейчас только что ощутила и желанной, и любимой, и единственной для Армстронга, что все еще не сбежал на свой далекий Туманный Альбион  от нее.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » at thе city of angels