Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Маньяком можешь ты не быть, но сексуальным быть обязан


Маньяком можешь ты не быть, но сексуальным быть обязан

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

шоссе на окраине Сакраменто | начало августа 2016 года | поздний вечер

Evie Morel & Raymond Maddox
http://funkyimg.com/i/2hMbe.gif http://funkyimg.com/i/2hMbd.gif

Неожиданное столкновение дрвух странных, но не скучных людей.

Отредактировано Raymond Maddox (2016-10-05 17:10:32)

+2

2

Вы видели когда-нибудь, как психует сексолог с докторской степенью? Забавное зрелище.
₪₪₪
ВВ

Этот день - один из лучших выходных за два летних месяца - попросту не имел права закончиться так подло и паскудно.
Почти все послеобеденное время Эви как порядочная сестра и тетя провела вместе с Лилиан и Матье, своим чудесным племянником, который уже в три года обнаруживал недюжинную силу будущего ума, смекалистость и океан харизмы. Последней в светловолосом мальчугане было хоть отбавляй, хватило бы на троих с лихвой, но кто-то наверху распорядился щедро отсыпать живого магнетизма именно этому малышу. Совместный обед был полон и смеха, и шуток, и мимического спектакля от разыгравшегося обладателя густо-синего, открытого всему миру, взгляда в окаймлении темных ресничек.
Затем, уже ближе к вечеру, сексолог поехала за город, в один из впечатляющих размерами  книжных маркетов «У Доусона». Там Морель частенько пополняла свои запасы современной литературы или новинок от именитых коллег в профессиональной сфере. Мягкий свет ламп, запах бумаги, горьковатой типографской краски и беззвучное потрескивание кожаных переплетов отличных изданий, удобный столик, интересные и неожиданные выводы в давно, казалось бы, изученной связи насилия в раннем детстве и сублимации гнева через декады лет… очнулась кареглазая только при переливчатом звуке смс. Клеменс. «Привет, моя муза. Надеюсь, ты сегодня свободна и в настроении…»
Более чем! В янтарном взгляде тут же замерцал экзотический огонек, порывистые движения ладоней и фаланг пришлось успокаивать едва ли не пассивными литаниями в духе сестер Бене Гессерит из знаменитого фантастического цикла. Расплачивалась за книги американка с французскими корнями, искушая кассира мягкой, мечтательной о чем-то своем, улыбкой, от чего парень в фирменном белом комбинезоне  - на груди буква «D», выложенная из разноцветных корешков книг - долго краснел и не мог провести платеж с карточкой в подрагивающих пальцах. Стопка фолиантов – нью-йоркский доктор наук с анализом сексуального влечения в критической или нетипичной для субъекта ситуации, любимый земляк по бабушке Гранже с новой детективной темой «Лонтано» (Эви призналась себе, что ждала эту книгу с момента анонса), и на закуску антология фантастических рассказов из славных пятидесятых в духе власти разума над пространством, временем и даже смертью. В отделе культов и древних религий новинок не наблюдалось, поэтому пришлось обойтись, чем послал литературный господь.
… По юго-западному шоссе со сбитым номером на указателе, среди степей и редких инфраструктурных строений вроде ветряков или электростанций, кареглазая ездила редко – она недолюбливала его инстинктивно, но вот если спросить напрямую, в лоб – за что? – то растерялась бы с ответом. Возможно, лишь рассмеялась бы и ответила что-то вроде «женская логика, бессмысленная и беспощадная».
Прислушиваясь к ритмичной мелодии из аудиосистемы – радио сегодня изобиловало зажигательными песнями, на удивление отличными, затрагивающими что-то свое в самой глубине души – Морель плавно набрала скорость до максимально разрешенного значения. Фабиано ждал – и ждал бы столько, сколько потребуется, благо, у них вся ночь впереди, а она, как натурщица, весьма терпелива и усидчива, но Эви не могла не предвкушать предстоящую встречу. Давно она не была в гостях у скульптора… несколько недель. А может быть, последний раз был еще весной… все прошедшие летние дни смазались в одну непрерывную линию сеансов, диктофонных записей, лиц, редких моментов расслабления с текилой по пятницам…

I'll tell you my sins so you can sharpen your knife…

Вот уж прав обладатель впечатляющего голоса. Предлагая отвести себя в церковь и принять грехи, свои и Ее, певец словно отрекался от всего мира на сдачу. Необычный смысл для редко балующих оным современных хитов.  И вот тут это и случилось – Хонда резко дала крен направо, а затем сама умерила ход. Не рискуя быть отброшенной при резкой реакции к обочине – сзади вроде как никого, по курсу лишь мерцают далекие огоньки встречной машины – Эви плавно снизила скорость, съехала на обочину, а затем остановившись на упрямо шуршащем, сопротивляющемся привыкших к идеальному асфальту, шин, песке, включила аварийку.
Исполнителя с неожиданной, едва ли не литургической тематикой звали Хозиер… ирландец, занимающий первые строчки чарта уже несколько недель. Это было последнее, о чем ди-джей успел уведомить сексолога. Нажав на кнопку, Морель оказалась в тишине. Ночь за лобовым и боковыми стеклами мягко стучалась и приглашала разделить с ней победу над равномерными бликами фонарей.
Темнокудрая включила внутренний свет, а затем оглянулась назад. Сумка, книги… Сборник фантастики лежал сверху, и ей внезапно на ум пришли строки из рассказа, который она успела прочесть еще за столиком в магазине, согласно правилу «если один хорош, то остальные не подведут».  Главный герой ставил опыты над мозгом погибшего миллиардера, однако попал сам под власть чужого окрепшего разума и часто в бреду повторял одну и ту же строфу… И вот сейчас губы полуфранцуженки, искусно подчеркнутые светло-розовой, матовой помадой от Шанель,  прошептали вслух:
- Во мгле без проблеска зари, он бьется лбом о фонари, и все твердит, неисправим, что призрак гонится за ним…
Пора было что-то сделать. Хотя бы выйти из машины на почти пустующее шоссе, в запахи разгоряченного августом асфальта и песка, и выяснить, что же это за вынужденная остановка.
Причина обнаружилась сразу. Спущенное заднее правое колесо. Эви мало что смыслила в машинах, однако знала наверняка - в багажнике имелась запаска. Радость какая – заниматься пит-стопом почти в одиннадцать вечера где-то в ебенях божиих… простите, за городом. Как бы не хотела Морель не злиться и не досадовать зря – не получалось. В довершение всего не ловила мобильная связь – видимо, до радиуса действия ближайшей вышки нужно было проехать всего ничего… может быть, даже пройти. Но в темноте и даже без газового баллончика искать приключения той, которая неплохо разбирается в подоплеке любого насилия и нездорового авантюризма?..
- Твою мать… - Негромко, чувственно, с гортанной ноткой истинной француженки в гневе. Морель вернула карий взгляд к горизонту, но машина, чьи неоновые блики теперь были бы путеводной звездой, куда-то исчезла, возможно – попросту свернула в один из многочисленных съездов. – Ну просто… - Далее последовала непереводимая игра слов, в большей части неприличных, смесь изысканного французского мата и грубоватого американского слэнга. За свои тридцать пять сексолог наслушалась немало, было чем порадовать слух несуществующей публики. Основное правило своей профессии – никогда не держать в себе – Эви выполняла как прилежная школьница.
Далекий свет прорезал ночное небо двумя лучами – из-за поворота и арки моста-эстакады, который она преодолела менее пяти минут назад, выехала машина, следовавшая по нужной полосе. Вскинув руку, молодая женщина получила в ответ лишь насмехающийся гудок клаксона и пыль из-под колес в порыве пьяного ветерка.
- Полный… - Преодолев приступ отвращения к миру и отдельным населяющим его личностям на массивном, но уже уменьшающемся, Лэнд Ровере, кареглазая поджала губы и от души пнула свою изящную пострадавшую Хонду в целую левую заднюю покрышку. Раздавшийся вой сигнализации – машина успела закрыться, но брелок остался в руке – спугнул ночную живность где-то невдалеке и вызвал у нажимающей нужную кнопку Морель мурашки по коже, пока новый, едва слышимый, шорох резины об антрацитовую ленту в обрамлении бежевого песка и ореолов фонарного света не привлек ее внимание в вновь наступившей тишине.

+2

3

Zombie Zombie – Rocket Number 9 (Gesaffelstein Remix)
ВВ

Тихий вечер в Сакраменто, когда некоторые люди возвращаются с работы домой, а другие наоборот – вылезают из своих берлог, чтобы наведаться в какой-нибудь очередной ночной клуб, дабы там подцепить очередное венерическое заболевание. Реймонд не относился ни к первой группе людей, ни ко второй. Он работает 24 часа в сутки 7 дней в неделю, потому что ему нужно найти того ублюдка, который убил их с братом отца. Для близких он прикрывается тем, что хочет отомстить, т.к. большую часть своей жизни рос с дядей, все это заливается большим количеством соплей. На самом же деле, у Рея совершенно другие планы. Пусть Мэддокс и ненавидит мексиканцев, но был бы не против создать собственный кровавый картель. Обычные эти люди ходят и не знают о том, что рядом с ними дышит маньяк-убийца, психопат до мозга костей. Молодой человек же считает, что верит правосудие. Он убивает только плохих парней, только определенных плохих парней. Конечно, алиби у него нет, но зато есть куча оправданий. Особенно, перед братом. Он – главная кость в горле, которая не дают младшему Мэддоксу разделаться со всеми вместе. К сожалению, теперь его цель – это убийства, получение наслаждения от них, а не месть. Брезжит мечта стать «главным», но пока Реймон даже не определился, где именно, во главе  чего он хочет встать.
Свою очередную жертву он пасс еще с Аризоны, загоняя в угол. Эта женщина, ей где-то 49 лет, мексиканка. Она работала парикмахером в заведении, которое находилось под чутким присмотром главаря банды, который спустил собак на отца братьев Мэддокс. Рей специально бил по пешкам, потому что они могли слышать то, что правым и левым рукам было недоступно. Умно, правда? Но, к сожалению, Сет запретил ему убивать на территории города, в котором они затаились. Если младший начнет опять выкладывать свой кровавый шлейф, то их быстро прикроют итальянцы, у которых власть в Сакраменто. И это на все 100% правда, проблема в том, что Рей не может спокойно сидеть на месте, ему нужно что-то делать. Он не может до конца своих дней воровать, ему хочется крови. Каннибалом он, конечно, не является, но если попадает на губы, то может и слизать капельки. О таком безумстве его старший брат не знает, даже не подозревает, потому что Реймонд принял решение, что будет скрывать реальную сущность ото всех. Даже от того человека, которого любит больше всего на свете.
Вечер медленно перетекает в ночь, Мэддокс загнал женщину в заброшенный склад. Тут немного дико, если честно, хорошо, что этому молодому человеку плевать. Он без предупреждения стреляет, куда ему бояться каких-то бомжей или наркоманов. Ехал он на машине, а она бежала пешком, пролезала грязными тропами, где Рей не сможет проехать на машине. Этот парнишка крайне принципиальный, не бросил дело на половине пути, а пойдет обязательно до конца. Он заставлял краденую машину проползти тем, где она могла бы застрять. Но не застряла, потому что Реймонд – профессионал своего дела. Припарковавшись, он взял в руки дробовик, который лежал на соседнем сидении. Вышел из машины, не хлопнув дверью, потому что было и так сильно тихо. У него нюх на этих выродков, поэтому молодой мужчина просто последовал на так называемый «зов».
Женщина забежала на второй этаж из четырех, там забилась в самый темный угол. У нее больше не было сил отрываться от Мэддокса. Парень же шагал очень тихо, такой у него дар, но быстро, как смоляная пантера. Конечно, никакого нюха у него нет на людей, это понятное дело, но каким-то чудом он чувствует страх. Тут его не было, т.к. склад полностью заброшен. Зато есть загнанный зверек, которого нужно выманить наружу. Сняв дробовик с плеча, Рей его не перезарядил, но направил вперед себя, чтобы в любой момент быть готовым. Мало ли, что она там найдет, кинется на него с осколком каким-нибудь. Главное не забывать правило – не убей, иначе потом придется выслушать очередную лекцию от брата. Собственно, Реймонду нужна свежая информация о главаре, поэтому нет смысла просто так убивать ценный кадр.
- Ты думаешь, что сможешь от меня спрятаться? – громко, по-испански, спрашивает Мэддокс, уже медленно ступая по грязному полу. Он специально хотел вывести женщину из себя, чтобы она вышла из укрытия. Или она может попробовать куда-нибудь перебежать, тогда он ее неожиданно настигнет. – Я позволю тебе пробежаться в последний раз, пока целы ноги…
Женщина начала на него также по-испански материться, но Рей не пошел на ее голос. У него был другой план. Было слышно, как она перебегает, а молодой человек совсем рядом. Он внимательно прислушивается к каждому шороху, подходя все ближе и ближе. Через какое-то время, Мэддокс настиг ее, опередил на пару шагов. Подняв какую-то грязь с пола, он кинул ее в сторону женщины, чтобы отвлечь. Когда же та отвернулась к нему спиной, чтобы проверить свою безопасность, Реймонд выскочил из своего убежища и ударил ее рукоятью дробовика по голове. Та тут же упала без сознания, только бы не умерла. Младший Мэддокс поднял хрупкую мексиканку на руки и понес к машине. Там он положил ее в багажник, перед этим связав руки и ноги, а также воткнул в рот кляп. Захлопнув багажник, он отряхнулся, сел за руль и поехал домой. День удался.

1 час спустя

Вглядываясь в ночную дорогу, Рей размышлял о том, как будет ее пытать. Нужно спросить, может, Сет куда-нибудь собирается уйти, было бы очень хорошо. Иногда на его губах играла улыбка, мужчина получал удовольствие от того, чтобы представлял себе. Ему нужны новые зацепки, потому что с возвращением брата из тюрьмы, Реймоду пришлось приостановиться. Ведь тот снова начал диктовать свои правила. Машина покачивалась, из радиоприемника неслась какая-то мелодия. Парень расслабился. Откинулся на спинку водительского сидения, одну руку опуская себе на бедро, другой же держал руль. Он даже сбавил скорость, чтобы лишний раз не напрягаться. В такие моменты Мэддокс не задумывается о смысле жизни, угрызение совести также не просыпается. Он всегда думает о будущем, о том, что будет делать. Прошлое для него – в прошлом. На ошибках он учится только тогда, когда что-то угрожает жизни его семьи. Например, когда Сета забрали в тюрьму из-за того, что он поверил какой-то шлюхе. Больше шлюхам Рей не доверяет, только проверенные личности.
Неожиданно, на окраине дороги он замечает женщину, которая машет рукой. Просит остановиться, наверное, что-то с машиной случилось. В багажнике у него лежит ценный свидетель, но теперь не понятно, когда мексиканка придет в себя. Женщина же с обочины выглядит очень утомленной и расстроенной, поэтому Рей решает остановиться. Правда, перед этим он проехал мимо, поэтому пришло сдать назад, чтобы припарковаться сзади. Оглядевшись вокруг себя, молодой парень удостоверился в том, что дробовик кинул под заднее сидение. В багажнике у него пусто, потому что проворная может чем-то воспользоваться. Выйдя из машины, он поправил рукой волосы и одернул пиджак, который задрался.
- Вам помочь? – спокойно просил Мэддокс, оглядывая механически сначала женщину, потом автомобиль, который мертвым грузом лежал за спиной у незнакомки. Сразу стала понятно причина остановки – пробило колесо. Интересно, у Рея есть запасное? Точнее, в этой машине есть что-нибудь из запчастей? Ведь это не его машина, а угнанная. – У Вас есть запасное колесо? Тут без него будет сложно обойтись… - он как будто теперь не видел ту, которая попросила о помощи, его интересовала больше машина. Подойдя к ней, Мэддокс присел на корточки, чтобы рассмотреть масштаб бедствия. Да, дырка большая, но ее можно залатать, или все-таки у бывшего владельца автомобиля есть запаска.

Отредактировано Raymond Maddox (2016-10-08 21:34:31)

+2

4

i'm waking up, i feel it in my bones
enough to make my systems grow
welcome to the new age

Неужели нашелся добрый самаритянин в этом жестоком и несправедливом мире? Следует отметить, что абсолютным альтруизмом Морель не страдала, равно как и в свою очередь не требовала последнего от тех, кто встречался на ее жизненном пути. Возможно, ее проблема и яйца выеденного не стоила – и тем не менее, только этот молодой человек решил остановиться, чтобы помочь.
- Да, я вам буду очень признательна, - забавно, он даже не стал тратить лишних слов или подкатывать, как это сделала бы добрая половина мужского населения Сакраменто – весьма собранный мужчина, чьи черты лица были резковатыми, но не лишенными своеобразной приятной симметрии. Эви поймала себя на том, что как всегда попыталась подойти к оценке его жестов, мимики и фраз с профессиональной точки зрения – и тут же одернула сама себя. Оглянувшись на багажник, прошла к нему несколькими шагами – под каблуком-шпилькой противно заскрипел песок обочины – и открыла. – Запасное колесо есть. Я… - Развела руками, мол, посмотрите на меня, при этом полуулыбка двинула левый уголок карминных губ. – Я впервые попала в такую ситуацию, и признаться честно, автомеханик из меня попросту никудышный. Сама Мисс Беспомощность… хотя вы можете называть меня просто Эви.
Насчет последней характеристики сексолог все же немного преуменьшила. Абсолютно беззащитной перед той же формально слабой формой насилия она вроде бы и не была – несколько приемов изученного кика, конечно, не спасут от полноценной борьбы, но задержат возможного противника или даже предоставят фору для бега – обогиомадонна. Но это все лирика, как говорится, к делу не относящаяся. Главный факт - это то, что сейчас она здесь, среди мрака довольно позднего вечера (или ранней ночи – это уже как посмотреть), в компании мужчины вроде бы и ненамного младше, ловко справляющегося и со смущенным молчанием и с домкратом.
Налетевший в очередной раз, явно заблудившийся среди инфраструктурных построек, ночной ветерок всколыхнул мягкую прядь на виске кареглазой и наспех, капризно изучил ворот мятного комбинезона. Он упрямо закружил вокруг обеих машин, принес вкус ночи на своем бесплотном языке и звуки этой второй загородной жизни, в том числе странные, едва слышимые, заунывные нотки, что-то среднее между стоном и попискиванием – Эви не раз сталкивалась с тем, что здешняя живность именно по ночам ведет себя чрезмерно активно: тушканчики и прочая мелкая ересь регулярно лезла под колеса ее Хонды. Но все равно ощущала себя дискомфортно – уж больно близко. И чтобы как-то разрядить немного напряженную для обстановку, молодая женщина негромко прокомментировала:
- Честно говоря, я уже ощущаю себя вашей должницей… поэтому буду рада угостить вас чашкой кофе или стаканчиком чего покрепче. – Не корысти и намеков ради, а именно с благодарностью. – Как только выберусь с вашей помощью из этой чертовой глуши.  – Снова улыбка – но теперь на порядок ярче и искреннее, почти без официальной вежливости.

+1

5

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Маньяком можешь ты не быть, но сексуальным быть обязан