Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » lock, stock and some smoking mobsters


lock, stock and some smoking mobsters

Сообщений 1 страница 20 из 37

1

Сан-Диего, Загородный клуб "Дольче Вита" | 14 октября 2016 | вечер

http://sg.uploads.ru/KX5VY.jpg http://se.uploads.ru/iVquR.jpg

Завладевшие особняком французского ресторатора после его смерти, Ливия и Майкл превратили поместье в загородный клуб для отдыха и развлечений. Помимо яркой вечеринки по случаю открытия "Дольче Виты", было решено провести и подпольную игру в покер для обеспеченных людей, желающих испытать свою удачу. Как далеко они готовы зайти в своем азарте?

Участники и очередь за столом:
- Michael Rinaldi (ГМ, организатор вечера, игрок за столом) - 60 000
- Livia Andreoli (организатор вечера, игрок за столом) - 30 000
- Daniel Rossi (игрок за столом) - 50 000
- Agata Tarantino (игрок за столом) - 60 000
- Dexter Cortes (игрок за столом) - 45 000
- Bernadette Rickards as Donna Kostner (игрок за столом) - 25 000
- Rahel Bergen (игрок за столом) - 120 000

- Guido Montanelli (организатор игры)
- Frank Altieri (ГМ, организатор игры, раздает карты)
- Bruno Covi (гость)
- Caroline Castaldi (гость)


НА ПОСТ 2 ДНЯ!
Если пост не написан, то игрок за столом пропускает очередь и автоматически пасует, сбрасывает карты и проигрывает свою ставку.


"Дольче Вита"

DOLCE VITA

Загородный клуб "Дольче Вита" - это расположенный в Сан-Диего на обширной территории гостиный комплекс, который включает в себя роскошь уютного отеля на несколько номеров, потрясающий СПА, мини-кинотеатр, бильярд, подогреваемый бассейн с гротом, который ведет к бару в виде затонувшего корабля, а также шикарный ресторан, где подают блюда французской и итальянской кухни. Это лучшее место не только для отдыха, но и для проведения любого рода вечеринок - от празднования дня рождения до мальчишника и свадьбы.


http://s6.uploads.ru/t/CucmW.jpg http://sd.uploads.ru/t/cHQ4M.jpg
http://s1.uploads.ru/t/JghIq.jpg http://s2.uploads.ru/t/GkMiv.jpg
http://s3.uploads.ru/t/b0CIT.jpg http://s3.uploads.ru/t/VpfQK.jpg
http://sa.uploads.ru/t/zcPJH.jpg http://s8.uploads.ru/t/3QMF9.jpg
http://sa.uploads.ru/t/bXf0D.jpg http://se.uploads.ru/t/yH9rc.jpg
http://sh.uploads.ru/t/vf1cI.jpg http://s7.uploads.ru/t/QumAE.jpg
http://s5.uploads.ru/t/Qbeyd.jpg http://s4.uploads.ru/t/daoOs.jpg

Организационная тема квеста - - lock, stock and some smoking mobsters (запись) - #117.1 [!]

Отредактировано Livia Andreoli (2016-10-30 14:25:08)

+5

2

Летняя жара наконец-то спала, уступив место прохладе - во всяком случае, вечером, именно в то время, в которое большинство людей их круга и проводили большую часть своих действий; график в их бизнесе ненормирован, но можно сказать - они скорее вечерние - или ночные, кто как - жители, и большая часть решений, большая доля действий, совершается в их деле в полумраке. Но жара климатическая постепенно уступала всё больше места жаре политической - эта своего пика ещё не достигла, однако город ещё не скоро перестанет сходить с ума, и плавиться мозг жителей Сакраменто будет уже не по-калифорнийски, а по-американски. На всём этом фоне - выбор времени для "большой игры" казался вполне удачным: как раз перед тем, как агитации начнутся в полную силу; можно было поднять денег и на избирательную кампанию тоже, без необходимости передерживать их, храня где-то, как пришлось бы - если бы игра произошла немного раньше, деньги мало заработать, иногда мало даже правильно потратить - порой очень важно потратить их вовремя.
Гвидо прибыл в Сан-Диего на автомобиле - даже не потому, что не считал самолёты более удобным и быстрым видом транспорта, а потому, что не хотел, чтобы каждая собака из ФБР или любых других организаций могла бы узнать, куда он направляется, если бы захотели - достаточно только взглянуть в реестр купленных билетов; при всех тех обвинениях, что он уже в начале года вынес на эту тему - это могло бы вылиться и так, что он навёл бы законников на остальных, и так, что сам попался бы, чего ему было не надо. К тому же - существовал риск того, что случится что-нибудь с багажом, буквально у каждой авиакомпании такой прокол периодически случается; а груз у них сегодня был достаточно ценным - не деньги или золото, конечно, но важным в рамках сегодняшнего вечера. В багажнике "Хаммера" находилась коробка с наборами игральных карт - довольно внушительная, основательно упакованная, с абсолютно одинаковыми колодами, и естественно, не абы какими - не дешёвкой. Хотя роль у них будет почти такая же, как у тех одноразовых, наспех склеенных, картонок из газетных ларьков и продуктовых магазинов - к концу вечера, почти все окажутся в мусорном ведре. Как в дорогих клубах карты меняют после нескольких конов на свежие - так и Гвидо на "большую игру" не поскупился.
Направился сюда он, естественно, не один - впереди его "Хаммера" следовал ещё внушительный внедорожник, под управлением Зено, вышибалы из покерного клуба, прозванного в народе "Кингсберд", там же сидели Бадди и Нико, тоже парочка представителей "персонала" того же клуба; багажник этой машины был занят аккуратно сложенными в полиэтиленовые мешки, упакованные в кейсы, костюмами - чтобы быть более свежими после длительной дороги, их не одели сразу. В "Хаммере" кроме Гвидо находился Рокки, периодически "рулевые" менялись, собственно и такое количество народу обусловлено было посменной работой и на самом вечере - вернее даже, и ночи тоже, и как знать - может, и следующего утра; хотя бывали примеры, что подобные игры затягивались сутками - напряжение тут, в общем, было прерогативой не только играющих.
После въезда на территорию виллы, автомобили были загнаны в гараж, а вся компания, вытащив груз из багажников, понесли его внутрь дома - прибыв сюда почти раньше всех, они и должны были подготовить "игру" к началу, разложив карты в зале, обустроив спальные места на случай, если кто-то из персонала захочет подремать немного в перерыве, чтобы восстановить часть сил.
- Вот это отгрохали!.. - мимоходом заметил Нико, крутя головой по сторонам.
- Да. И использоваться из всего этого будет только один зал - в других помещениях и снаружи не должно быть посторонних. - отчасти и поэтому Гвидо взял сюда столько народу - территория виллы очень большая, и нужен был кто-то, кто приглядывал бы за происходящим и вне игрового зала. Или хотя бы - делал обход раз в час или около того.

Через час, когда все приготовления были завершены, группа собралась подсобных помещениях, расчехляя чемоданы, чтобы переоблачиться в вечернее - все, кроме Нико и Зено, носивших бороды, наведались и в ванну, чтобы побрить лица, да и в целом - привести себя в порядок. После чего, когда собрались в коридоре, перед закрытыми дверями, ведущими в зал - где уже собирались люди Семьи, - Гвидо провёл небольшой инструктаж; говоря, по обыкновению, на смеси итальянского с английским, благо что даже Зено уже начал немного понимать.
- Так... Ярковато немного. Но сойдёт, неплохо, Бадди. - придирчиво оглядев Нико, поправил воротник, хотя в этом не было никакой необходимости. Подобрать костюм для своего друга Бадди было поручено персонально - как более понимающему из них двоих, что в принципе понимается под этим словом. - Следи, чтобы Нико пушкой не светил без необходимости. А ты, Нико - смотри, чтобы Бадди не вздумал сам взять карты в руки... - всё проиграет, влезет в долги, ещё и убьют его потом - зачем оно надо? Да и Мескана такому обороту со своим племянником рад не будет. - Посматривайте, чтобы бокалы не пустели - официантка тут есть, вообще-то, но гостям может понравиться, если мы сами будем оказывать им внимание - за этим они сюда и пришли, отчасти. - посмотреть на настоящих гангстеров, прикоснуться к культуре, которую сами до конца не понимают, к легенде. Создать определённый имидж с их стороны - тоже важно; поэтому приехал Мануальщик, а не Зено - Мануальщик был чёрным. - Но навязчивыми не будьте. Рокки, с тебя, как обычно, охрана... да в этом ты лучше меня понимаешь. С тобой за залом ещё будет приглядывать Поли. Зено, ты на дверях. - кивнув, Гвидо толкнул тяжёлую дверь, входя в зал - пора встречать народ.

Гвидо
Рокки
Зено
Бадди
Нико

+8

3

Еще ощущая вкус вина на губах, Майк Ринальди вырвался из творящейся в зале его нового ресторана "Nabulione" толчеи. Будь обстоятельства иными, он задержался бы и подольше, поднимая бокал за бокалом за успех их с Ливией новых заведений и обмениваясь с гостями шутками. Но сегодня должно было произойти нечто, пожалуй, не менее занимательное, чем открытие развлекательного комплекса "Дольче Вита" - то, что в Сакраменто в кругах знающих называли просто "the Game". Иных пояснений давать было не надо – старожилы понимали о чем речь.
Мафия испокон веков зарабатывала на гэмблинге. Любой уважающий себя бандюган, выбившийся из обычных грабителей или угонщиков, считал нужным поставить в какой-нибудь задней комнате несколько столов с игральными костями или картами. Однако то событие, которое сегодня организовывали в особняке Сэквиля, было совершенно особенным. Хотя бы потому что его традиции было не менее шестидесяти лет. Первым хозяином этого мероприятия был Ричард Пласентино, Ричи-Плейс, пожалуй, самый удачливый из преступных лидеров Сакраменто – тогда еще не босс Cемьи. Затем  его последовательно держали Антонио Фьерделиси, Сальваторе-старший,  Марчелло Андреоли,  Витторе Донато,  Энзо Монтанелли, Cальваторе-младший… а теперь, после "исчезновения" последнего, владельцы опять поменялись. Шептались, что Ричи-Плейс на смертном одре проклял всех последующих держателей игры – и им суждена погибель. Но кто в это верил, тем более деньги  и почет здесь были значительные?
У Игры были свои легенды – какие-то основанные на реальных фактах (например, о Сэмми Гроусмонте, казначее графства Сакраменто, проигравшем тут общественные деньги и потом повесившимся). какие-то на явной клюкве (вроде той, о Дэйви-Счастливчике, продавшем душу дьяволу и в итоге выигравшем шесть раз по шестьдесят шесть тысяч долларов, и затем пропавшем без вести). Были свои обычаи – вроде того, что неизменно подавались сэндвичи с лобстером и эстрагоном. Но главное было – бешеные ставки, особенное общество и атмосфера запретности, манившая многих богатеньких обывателей.
Проходя по коридору, Майк искоса глянул на себя в большое зеркало. Он был сегодня в черном костюме от Бриони, светло-синей оксфордской рубашкой и тех же оттенков галстуке. В нагрудном кармане пиджака  шелковый платок такого же цвета, как и галстук с рубашкой -  типичная фишка претендующих на элегантность гангстеров. На правой руке "ролекс", на указательном пальце вечный перстень с выточенным в виде адамовой головы агатом,  на среднем – тяжелая золотая печатка.  На левой – браслет, мизинец украшало кольцо с алмазами и сапфирами. В общем – вид вполне подходящий. Затем Ринальди поправил воротник и манжеты – и зашел в комнату.
То, что громко назвали залом, на самом деле было очень большой гостиной или холлом – и выглядело оно соответствующим образом. Большой камин из розового мрамора, в котором уже, потрескивая, пылали дрова. Cтены, покрытые разными видами дерева, от кедра до мореного дуба, представляли собой одно большое панно, на фривольно-мифологические темы -  распутные фавны сдирают туники с пышнегрудых  курчавых нимф,  охотник Орион, рассыпав стрелы из колчана, пялится на голую Артемиду, и так далее. Все в духе старика Гастона – он был тот еще похабник. Окна завешаны бархатными портьерами, но балконная дверь предусмотрительно открыта – курить будут много. Сбоку диваны, на которых утомленные спиртным и картами игроки могут отдохнуть,  посредине – три зелено-суконных стола. В другом конце комнаты– еще одна дверь, через нее с кухни будут носить напитки и закуски. Усмехнувшись, Майк сразу же обнаружил Фрэнка с Гвидо – те также пришли пораньше, организаторы как-никак.  – Ну как тебе наше новое заведение? – имея в виду "Дольче Виту" и "Набулионе", сказал Майк своего лучшего друга.  Поискал глазами по комнате – нет ли чего выпить? Правда, пока было пусто. Будущий столик для будущих закусок оставался девственно чистым. -  Слышал, Билл специально себе  в какой-то там конференции в СД  участие придумал, по озеленению районов что ли? Чтобы к нам заглянуть. Речь шла о Уильяме Коуле, члене городского совета Сакраменто и человеке с давними мафиозными связями. Он, казалось, знал всех и вся на калифорнийском политическом ландшафте – даже вот им с Ливией с получением лицензии на спиртное и прочих разрешений в Сан-Диего помочь смог. Встретиться и поговорить с ним для Франческо и Майкла в свете последних событий же было очень важно. Какое-то время назад, после отставки мэра Стоуна, они решили поддержать его приближенного Чарльза Мерфи. Отчасти при их помощи (и благодаря голосу Коула в том числе) совет назначил его временным мэром, до новых внеочередных выборов. И после этого начались странности – так, мэрия объявила о том, что открывает борьбу с нарушениями в сфере малого бизнеса, в том числе отмыванием денег. По карману Торелли этот неожиданный демарш мог потенциально ударить нещадно – но новый градоначальник сначала туманно ссылался на некие чуждые влияния в администрации Сакраменто, а потом перестал отвечать на звонки. А посредник, Роктри, просто куда-то испарился. Именно потому им так нужно поговорить с Коулом – впрочем, он сегодня должен был быть не единственным интересным гостем.
– Слушай, а Фрэнки-Ли что, реально приедет? – речь шла о Фрэнке Леонарди, видном члене Чикагского синдиката, вроде как связавшемся со своим тезкой в Сакраменто и намекнувшем, что хочет присутствовать на Игре. Леонарди был стародавним капо Семьи Чикаго, из "молодых" (по меркам Синдиката, конечно), возглавляя "команду 26 улицы", исторически контролирующую операции в Чайнатауне. Пару лет назад, в 2014 году, он даже исполнял обязанности действующего босса – но затем cел на небольшой срок за "неуважение к суду" (а именно отказ давать показания на одном из процессов). Вернувшись же, как водится, он с трудом смог вернуть себе даже свою команду, на которую нашлось достаточно претендентов. Теперь Фрэнки-Ли вроде как занимался своими делами и рубил бабло – а ресурсов у него к тому было достаточно, тем более он был старым партнером Арнольда Цвигге, пусть и не "посвященного", но одного из самых влиятельных в Синдикате ростовщиков и букмекеров. С чего этот плут вдруг неожиданно решился выбраться из Чикаго и приехать на игру в Сан-Диего?
- Как дела, Гвидо? - Майк кивнул Паталагоанатому – и тут в комнату стали входить сначала приглядывающие за порядком мобстеры, а потом и гости.  К первым андербосс приближаться не стал – согласно традициям Коза Ностра, Майк сам ожидал от них знаков уважения. Здороваясь то с одним, то с другим, он подставлял гладко выбритую щеку под поцелуй с той величественной небрежностью, с какой это делают только красивые девушки-зазнайки и заместители глав мафиозных кланов. Обменялся приветствиями с некоторыми известными ему людьми "из посторонних".  В какой-то момент Ринальди вдруг широко распахнул глаза и, смотря на одну из гостий, тронул за плечо Фрэнка.  – Блять, я что-то попутал, или это Донна Костнер? Сеструха Джулс? Это ты ее пригласил? Тут начались всякие суетливые процессы  - игроков рассадили по местам, при них распечатали две колоды, выставили фишки. Майкл занял свое место, в предвкушении игры побарабанил пальцами, оглядел оказавшихся с ним за одним столом. В основном люди знакомые или смутно знакомые – Дэнни, Агата, Ливия, Лео. Даже бывшего мужа Тарантино, Декстера Кортеса, ему видеть приходилось – как и Донну как-то, на домашней вечеринке у четы Альтиери. Cобственно, полностью незнакомой ему была только одна соседка – но и ее лицо, казалось, перед ним где-то мелькало. Что-то связанное со спортом, кажется. Эта неясность его несколько озадачила – и он представился.  – Майк Ринальди. Мне принадлежит ресторан, что будет обслуживать всю эту прелесть. Подразумевал он комплекс "Дольче Вита", разумеется.  - Как вам вечеринка? Все участники игры ведь присутствовали при основной части открытия – разве что оказались "чуть равнее", чем иные гости, и попали на сокровенную часть мероприятия. Посмотрел на Ливию, прищурился. Шепнул ей.  – Ты тоже играешь? Поставишь свою долю в проекте на кон, а? Больно мне уж бар у грота понравился. Ухмыльнулся своей шутке, затем окликнул официантку. – Принеси мне скотч, будь добра. Чистый. Тут подоспел Беппо Горлеоне, один из подручных Майка. Выложил перед ним пачку сигар "монтекристо" - он знал привычки своего шефа. Зажигая одну из них, Ринальди сделал широкий жест в адрес соигроков – мол, угощайтесь. Затем с оттенком нетерпения сказал сидящему на месте крупье Анджело Санти. – Раздавай уже. Получив карты, Майк осмотрел их, попутно выдыхая ароматный дым. Затем, подумав,  выдвинул вперед еще одну тысячедолларовую фишку. – Повышаю до двух штук.

+8

4

Платье

Мандраж не покидал Ливию всю последнюю неделю, а накануне вечера еще и усилился. Как и любой хозяйке, ей хотелось, чтобы открытие "Дольче" прошло на высоте - никаких накладок и сбоев. Сюда было вложено слишком много сил, энергии и просто непомерное количество денег, так что, если сегодняшние гости уйдут не впечатленными, то все это пошло насмарку. Каждая деталь сегодняшней программы лично одобрялась Ливией, и уже с самого утра она была на ногах. В отличие от Ринальди, который почти что устранился от организаторских вопросов своего ресторана и явно надеялся только на извлечение прибыли, Андреоли вкладывала в "Дольче" душу. Подобное заведение давно уже было ее заветной мечтой, и сегодня она на глазах превращалась в явь. Это уже не просто бордель для гангстеров и политиков, это другая ступень, новые горизонты и следующий уровень успеха. А "Парадиз" и "Дольче", как ни крути, были неопровержимыми достижениями женщины, результатом сложного умственного труда, бессонных ночей и баснословных затрат энергии. Так что, передать переполнявшие сегодня Ливию чувства, было трудно. Это смесь страха и предвкушения, азарта и волнения, гордости и вдохновения. Ради этих эмоций и стоило, черт возьми, жить.
И все же Ливия знала, что с "Дольче" она не навсегда. Ее жизнь так или иначе протекала в Сакраменто, и, как бы она того ни хотела, управление придется передать другому человеку. После долгих раздумий, было принято решение сделать таким лицом Диану - ее давнюю помощницу из "Парадиза". Бывшая некогда проституткой, эта девушка, к большому удивлению, обладала теми качествами, которые так необходимы успешному управленцу. Она отлично справлялась с кассой, мгновенно производила в своей голове подсчеты, умела быть твердой и в то же время, что немаловажно, обаятельной и располагающей к себе. Гости "Дольче" обязательно должны будут это оценить. Потому как без личного внимания к каждому, как упорно считала Ливия, ни одно заведение не продержится больше сезона. И поскольку сама она разорваться на пополам не могла, решила в итоге перевезти Диану сюда. В "Парадизе" же Ливия считала, что управится и одна, вместе со своим давним помощником и известным в узких кругах сводником Карло.
Тем не менее, выпустить контроль из своих рук было для Андреоли очень трудно. Поэтому с самого начала вечеринки она не теряла из поля зрения ни одну деталь, успевая при этом лично уделять капельку своего внимания каждому, кто приезжал. А гостей было много - обеспеченные завсегдатаи "Парадиза", политики, бизнесмены, а также старые добрый друзья Семьи из других городов, выманить которых удалось с помощью "Большой игры", которую устраивали Фрэнк и Гвидо. Безусловно, эта часть вечера, прятавшаяся за закрытыми дверьми уютного кабинета, сулила гостям даже больше ожиданий, чем все дорогущие угощения, приглашенная кавер-группа, зажигающая на сооруженной у бассейна сцене, и прочие мероприятия вечера вместе взятые. Будучи азартным человеком, поучаствовать в таком событии не могла упустить шанса и сама Ливия. Поэтому когда в баре у грота закончилось шоу русалок, а пышногрудые девушки топлес с чешуйчатыми хвостами вместо ног переместились в бассейн, продолжая создавать иллюзию какого-то подводного царства, Андреоли вместе с другими игроками скрылась в особняке.
В отличие от Ринальди, Ливия поинтересовалась личностями участников заблаговременно и, когда садилась за стол, уже знала, кто есть кто. Удалось познакомиться, наконец, и с Давидом. Через него и Агату, разумеется, Ливия хотела добиться привлечения в "Дольче" мексиканских денег его многочисленных друзей. Уж у членов картеля их должно быть просто немерено. А зная, как они любят их демонстрировать (новостная лента периодически сотрясалась от выложенных в сеть фотографий в золоте, с оружием и на куче купюр), "Дольче" станет отличной возможностью с шиком их спустить. Ведь это и есть для многих олицетворение сладкой жизни. Еще одной ассоциацией с названием был, конечно, культовый фильм Феллини, и о нем здесь тоже имелось напоминание - у самого подъезда к охраняемой территории красовался рекламный плакат с купающейся в фонтане роскошной блондинкой. Только фонтан не носил названия Треви, а был частью бывшего особняка Сэквиля, а блондинка - ее подругой. Приведя как-то сюда Бернадетт еще во время строительных работ, Ливия рассмеялась, когда, подвыпив, та оступилась и упала в фонтан. А потом Андреоли вдруг пришло в голову использовать это как рекламный ход "Дольче Виты" в качестве ассоциации с одноименным фильмом. Ожидаемо, что Берн тут же подхватила эту идею, и тогда же было решено провести такую вот фотосессию, результат которой теперь красовалась не только при въезде, но еще на пригласительных и визитках. Жаль, что ко времени открытия отношения с самой Рикардс очутились на грани разрыва. Поссорившись из-за разоблачения Лоры, которая оказалась вовсе не той простушкой, за какую себя выдавала, подруги так и не помирились.
Проходя к своему месту, Ливия скользнула рукой по плечам Дэнни и ненадолго задержалась возле него:
- Как тебе русалки? - с улыбкой промурлыкала у его уха. Ладонь небрежно свисала с его плеча, пока Санти распечатывал колоды карт. - Можешь нырнуть за ними после вечеринки, - предложила с явным намеком на доступность девушек. - Или перед кузиной ты хороший мальчик? - да, про Костнер Ливия тоже разузнала. Андреоли дружила с Берн, Берн дружила с Джулс, а Джулс была родной сестрой Донны, - Сакраменто, как всегда, был тесен, а итало-американское сообщество тем более. Пристально рассматривая упомянутую Костнер, Ливия с улыбкой опустилась в кресло. На ней самой сегодня было струящееся красное платье в пол. Увы, после аварии, произошедшей чуть больше месяца назад, на теле еще не сошли синяки, и единственная часть, которую она могла позволить себе сегодня оголить, была спина. Зато тесно облегающая сзади ткань исключила любое нижнее белье, и эту легкую провокацию Ливия посчитала вполне достаточной.
Она не сдержала ухмылки, когда к ее уху с идиотским предложением наклонился Майк.
- Смотря чем ты будешь уравнивать такую ставку, - хитро и вопросительно посмотрела на него. По ее мнению (скромностью никогда не отличавшимся), Ринальди и так "отдыхал" на этом проекте. Единственное, с чем он помогал, были деньги и связи в Сан-Диего. Разумеется, несмотря на это, Ливия считала "Дольче", в первую очередь, своим успехом, и обязанность делиться процентами неприятно скребла сердце. Довольно нагло с его стороны было еще и претендовать на "затонувший" бар, концепция которого была исключительно ее идеей. Хотя, может, он просто таким образом делал ей комплимент. - Ты уверен, что тебе приглянулся бар? Может, все-таки дело в пышногрудых красотках? - приподняла брови, подкидывая на стол свои фишки и повышая ставку до четырех тысяч. - Они могут заплыть и к тебе в номер, имей в виду, - игриво взглянула на Ринальди и перевела внимание на Декстера, сидящего подле Агаты. - Кстати, за шулерство здесь отправляются к нашим рыбкам в бассейне, - весело сказала громче, для всех, но смотрела при этом только на бывшего мужа Тарантино, - прямо через балкон. - Все наверное знали, что некогда он довольно успешно промышлял чем-то подобным. Благо, людей приставленных к игре, было достаточно, чтобы быстро отследить и пресечь такие махинации. Променяв сигары Майкла на свои сигареты, Ливия закурила, откинулась на спинку кресла и повернула голову в сторону Берген. Играть Андреоли предпочитала в непринужденной обстановке. - А вы как обычно стращаете своих мальчиков? Должно быть, непросто управляться с такой аравой из мужчин, - Берген, кстати, не была Ливии такой уж незнакомой особой. По случайному совпадению, ее любовник, Митч Эванс, играл за "Сакраменто Кингз", и, бывало, рассказывал забавные вещи про своего нового тренера. Насколько она слышала, парням не просто было принять командование женщины. В этом их истории с Ливией немного схожи - она тоже зарабатывала деньги в мужском мире. Тем любопытнее было узнать ее лично. А то, что Рэйхель навряд ли слышала о Лив от Митча, было только к лучшему.

Отредактировано Livia Andreoli (2016-10-08 23:28:31)

+8

5

Если подумать, с каким размахом была организована вечеринка по случаю открытия «Дольче Виты», отличавшаяся и по-настоящему светским лоском,  то незнающему человеку наверняка будет сложно представить, что хозяевами вечера выступали не какие-нибудь голливудские  знаменитости или удачливые комерсы, даже не лауреаты небезызвестного списка еще более именитого  журнала, а обыкновенные бандиты, пускай и по сути своей далеко не такие «обыкновенные». Среди гостей, однако, и не только гангстеров хватало,  высокопоставленные чинуши, заезжие богатеи в сопровождении своих привлекательных любовниц или высокомерных жен, бизнесмены и руководители различных мастей и рангов – чувствовали себя здесь совершенно по-свойски, вовсю уже угощались кулинарными изысками и крепкими напитками. Где-то среди толпы затерялся и кряжистый музыкальный продюсер - Хопкинс, явно чувствующий себя вокруг всей это помпезности не в своей тарелке. В отличие от красавицы-жены протежироваемого им музыкального «гения» Барта Хогвелла, так же присутствующей здесь сегодня (к радости, без  своего ненаглядного супруга, вовремя укатившего в тур), Бобби не любил привлекать к себе внимание, и бестолковой болтовне предпочел четвертую подряд порцию мидий по каталонски и шестую уже -  разбавленного джина. Среди остальных светил музыкального бизнеса, пожалуй, определенного внимания к себе заслужил и немолодой уже мужчина, сопровождающий меня большую половину вечера. Был им, разумеется, Филипп Мариани, номинальный владелец небольшого продюсерского центра, расположившегося по ту сторону океана. Был он обладателем совершенно заурядной внешности типичного итало-американца,  носил очки с крупной линзой и строгий  полотняный костюм-двойку, слишком просторный при его худощавой фигуре, больше походил на врача из популярного медицинского сериала, нежели на музыкального менеджера. Нехотя отвлекаясь от грандиозного шоу русалок, к нему я и обратился следующим своим вопросом, - Ну и как тебе?, -  В доказательство тому, что имел в виду вовсе не напяливших рыбьи хвосты полуголых красоток, плескающихся сейчас в бассейне, обвел руками вокруг себя, как будто бы пытаясь захватить сразу всю обширную территорию развлекательного комплекса. Прежде, чем тот успел ответить, клубы дыма от моей сигареты достигли его крючковатого шнобеля, он вдруг схватился за грудь, задергался в жутчайшем кашле, - Невероятно. Просто невероятно, - С совершенно не присущем человеку его возраста кряхтением, забормотал сын некогда знаменитого в Сан-Франциско мобстера, одновременно пряча свой карманный небулайзер под полу пиджака. Хроническая астма и стойкая неприязнь к спиртному мешали потомственному римлянину по-настоящему насладиться вечером, - Сколько же сюда вбухано dollari? Тысячи и тысячи, я полагаю? Просто баснословная сумма, я уверен! Я только пожал плечами. Среди остальных представителей богемы, пирующих за счет новоявленных владельцев поместья старика Сэквиля, Фили казался фигурой ничем не примечательной и даже лишней, но и свое  приглашение на вечеринку по случаю открытия загородного клуба получил отнюдь не случайно. Совсем недавно, обсуждая с Майком идею протолкнуть нашего подопечного, МС Вессона, на европейский рынок,  я вспомнил и о сынке Малыша Луиджи, заложившим долю в своей римской конторке нашим друзьями «по ту сторону».  Пускай теперь несостоявшийся мафиози и выполнял функции скорее рядового «контрактника» и не имел реального голоса в интересующих нас вопросах сотрудничества, но должен был вывести на своих покровителей, так сказать, подготовить почву.
Но прежде всего говорить о делах у меня не было никакого желания. И времени. Взглянув на циферблат своих бессменных Картье, я только убедился в этом. С важным видом оглядев набитый нарядной толпой бар, совершенно не изящно «выплюнул» папиросу в ближайшую пепельницу и, оставив своего знакомого любоваться пышногрудыми морскими нимфами в одиночку на какое-то время, зашагал в сторону тяжелой двери, закрытой для случайных гостей. Именно там, в просторной зале,  и должно было происходить главное событие сегодняшнего вечера, тайная, оформленная, впрочем,  с не меньшим шиком  - Главная Игра.
- А вот и мой любимый родственник. На-ка поддержи, - Оказавшись внутри большой гостиной и заметив среди остальных Франческо Альтиери, своего босса, в сопровождении организаторов вечера – Майка Ринальди, и, непосредственно, самой игры – Гвидо, вручил проходящей мимо официантке полупустой бокал. Поочередно поприветствовал представителей администрации и Монтанелли дежурными поцелуями, крепко похлопал Фрэнка по плечу,  - Колечко целовать надо?- Спросил с усмешкой, намекая, понятное дело, на знаменитую сцену из "Крестного отца". Я сегодня пребывал в прекрасном расположении духа.  Перевел взгляд и на Патологоанатома, -  Гвидо, как семья? – Затем, обращаясь уже к Майку, задал ему интересующий меня целый вечер вопрос (восторги по поводу их с Ливией заведения и организации вечера андербоссу я уже успел высказать), - Там на входе, на плакате – это же Берн, да? Выглядит шикарно! Твоя идея?
Присутствию же за столом своей кузины я был удивлен не меньше Ринальди. До тех пор пока он не обратил на Донну внимание, даже и не знал, что та вообще была приглашена на мероприятие. И тем более не знал, что она собирается сегодня играть, как и - умеет ли вообще. Поэтому тоже посмотрел на Фрэнка.
Обворожительная хозяйка вечера завладела моим вниманием уже после того, как я успел занять свое место.  Разумеется, в щеголеватом бордовом костюме и начищенных до блеска лощеных оксфордах ни в какой бассейн я прыгать не собирался, но с пошлой полуулыбкой ответствовал Андреоли совершенно другое,  - Может быть и нырну, дорогая. Если ты, конечно, согласишься присоединиться ко мне, -  Одновременно с напускной вежливостью сжал ее тонкие пальчики, покоящиеся сейчас на моем плече. К сожалению ли, но эта женщина и полностью одетой умела вызывать в мужчинах даже больший интерес, чем те же самые полуголые, непритязательные в своей красоте, морские жительницы. Свидетельством тому был факт, что даже сейчас, размышляя о неприкрытых «русалочьих» прелестях, не мог оторвать взгляда от провокационного выреза на изящной спине владелицы борделя, - Именно эта кузина мне все равно не поверит, - Одновременно подмигнул, сидящей как раз напротив, Донне.
Пока дилер, кузен Маленького Джона, Энджи, тасовал и раздавал карты, я пододвинул к себе коробку с сигарами, вытащил одну. Провел ею под носом, вдыхая аромат настоящего кубинского табака...и только получив на руки карты, наконец, щелкнул зажигалкой.
-  Как остановить негров, насилующих женщину? Бросьте им баскетбольный мяч, - В свою очередь выдвинул на стол еще несколько фишек, не задумываясь повысил ставку до восьми тонн (почем бы и нет, в самом деле?).  Одновременно посмеиваясь над своей дурацкой шуточкой, посмотрел на незнакомую мне пока  женщину. Единственное, что я знал о Рэйхель Берген – это, собственно, ее имя и то, что она теперь, судя по всему,  занимала должность главного тренера «Сакраменто Кингз». Именно эта информация и побудила меня сострить, ведь преимущественно именно баклажаны входили в составы баскетбольных клубов, - Это всего лишь шутка. Скажите лучше, мисс... Берген, верно? Какие шансы у наших «Королей» в этом году, как считаете?  «Лейкерс», «Голден Стэйт»… судя по предсезонным матчам прогнозы как раз не утешительные. Гвидо, ты вот что об этом думаешь? – Обратился к Монтанелли вовсе не потому, что тот слыл заядлым любителей баскетбола, а исключительно по той причине, что бывший дон теперь держал для своего капо (фиктивного, как я считал) многочисленные букмекерские конторы и тотализаторы, в том числе, спортивные.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-10-20 22:05:05)

+8

6

Самолет осуществил посадку в международном аэропорту Сан-Диего в пятницу в 11 утра. Я намеренно вылетела раньше, чтобы успеть отдохнуть, подготовиться не торопясь, ну и, побыть с Давидом. Мужчина ожидал в зоне прилета и был рад, что меня не пришлось долго ждать. Багаж я не сдавала, ограничиваясь ручной кладью, поэтому данный перелет прошел комфортно и наиболее рационально по времени.
- Хочешь сказать, что все твое шмотье уместилось в этой сумке? - с недоверием взглянул мексиканец на мои вещи, забирая багаж из рук. Но когда сумка полностью оказалась у него, потянув к земле всем своим весом, он поверил, что действительно я ничего из вещей положить не забыла.
К слову, я старалась ограничиться малым: запасная одежда, белье, средства гигиены, косметика, вечернее платье, естественно, которое по приезду в номер надо будет отдать персоналу, чтобы выгладили его и убрали какие-либо последствия нахождения в сложенном виде.
- Как Аарон? - спросил Гуэрра, хотя мне кажется он хотел сказать "как мелкий засранец".
- Операция прошла хорошо - это я и по телефону сообщала - Не хотел меня отпускать - что удивительно, учитывая наши натянутые с ним отношения. С октября я с сыном уехали в Германию на операцию на ноги. Ему предстояла не только сложная и дорогостоящая операция, но и продолжительная реабилитация. Все это время мальчик будет находиться там, в другой стране, за океаном, за тысячи миль от меня. И меня уже гложила тоска и тревога за него, хотя денег на то, чтобы Рон ни в чем не нуждался, было заплачено немало.
Мы с Кортесом договорились, что будем меняться и ездить в Германию поочередно. Мои две недели истекли, и когда я уезжала, к Рону как раз "на смену" приехали бабушка и дедушка. Они говорили, что пробудут с внуком столько, сколько надо, но все равно присутствие родителей Аарону нравится больше. Чтож, это время надо просто пережить, перетерпеть. Дальше все будет хорошо, это мне известно и без врачей. Мой сын встанет на ноги. Он уже делает успехи, пока незначительные, в виде шевеление пальцев ног, но для нас это многое значит.
Номер в гостинице при "Дольче Виты" был забронирован на двое суток - ничтожно мало времени, чтобы двое могли насладиться друг другом после расставания. Так что, оказавшись на месте, мы не стали терять ни минуты.
- Черт, смотри сколько времени! - опомнилась я, когда на часах было уже 17 вечера. А ведь необходимо еще накраситься, одеться, прическу сделать... не мне рассказывать о том как долго женщине надо собираться на важный вечер.
- Да брось - небрежно ответил Давид, но с постели все-таки встал и последовал за мной в ванную комнату, где я, уже вооружившись тушью, начала приводить себя в порядок.
Я не сразу поняла зачем он следит за мной, да и не хотела сейчас тратить на это время. Но тут, мешая манипуляциям, его руки прервали мои действия: на шею легко бриллиантовое колье. Я почувствовала холод драгоценных камней и замерла, прикованная взглядом к своему отражению в зеркале. Я выпрямилась, касаясь кончиками двух пальцев ожерелья.
- Оно потрясающее - произнесла я, после нескольких секунд любования и осознания какова цена этому колье. Развернувшись к мужчине, целую его в губы. Но делаю это к манящей легкостью, которая говорила не "спасибо за подарок", а "да, именно этого я достойна".
С незначительным опозданием мы прибыли в зал на открытие. Подобные мероприятия всегда можно разделить на несколько этапов: первый - выдержано-павлинье приветствие со всеми, второй - заливание в себя алкоголя и объединение в группы, третий - а его мало кто помнит на утро обычно. С первым этапом справились за час, хотя за временем в этот раз я не следила. Пришла череда второго этапа и игры в покер. Я не считала себя хорошим или азартным игроком, но выдался такой шанс обыграть администрацию Торелли, что я непременно решила им воспользоваться. Спонсировал мой азарт Гуэрра, который сам в игровой зал не спешил идти.
За покерным столом собралось восемь игроков, с большей частью которых я была знакома. О том, что на вечере будет Дексте я, естественно, знала. Мы с испанцем даже это обсуждали, но вместе приходить не собирались по понятным причинам: я пришла с другим.
Карты розданы. Смотрю на свои и кладу их снова на стол, соображая в уме что с этого можно поиметь и какие у меня шансы. Ставки росли в геометрической прогрессии, но я могла себе позволить не только поддержать, но и повысить.
- Повышаю - беря треугольный бокал мартини, делаю глоток, и кидаю в банк небрежно еще две фишки. Ставка выросла до 10 000 долларов.

платье  + колье

+9

7

- Хорошо идут. - в ответ Майклу, Гвидо слегка обвёл руками зал, говоря, что дело, в принципе, общее. И добавил: - Только вдали от дома мне некомфортно немного. - вполне правдиво, имея в виду, правда, не только любимый Сакраменто, но и свою семью тоже - о которой спросил Дэнни следом. - Отлично, Дэнни - а твоя как? - заключив и его в объятия, спросил о миссис Росси - поздравить-то толком, как часто и бывает, не удалось; да и вообще, вся эта суетливость современного мира - даже в их дело проникает, что, на самом деле, нехорошо. Суета в бизнесе, суета в семьях... Или просто он сам начинает стареть, поэтому такие вещи замечает теперь сильнее?..
Тогда как Зено остался там, где и оставался уже лет десять - на дверях, улыбаясь встречным своей не очень симпатичной, но широкой и дружелюбной вполне искренне улыбкой, а остальные подопечные Гвидо старались перемещаться по залу так, чтобы не быть особенно видимыми, поменьше стараясь пересекаться с гостями и возникать у них на пути, больше - внимательно следя за ними с расстояния, передвижения самого Монтанелли по залу были куда более заметными со стороны; возникая то на одном месте, то на другом, он охватывал сосредоточенным взглядом столы, приветливым - гостей, вновь внимательным глядя на персонал и охрану, изредка делая короткие жесты головой, реже - немного более выразительные, кистью руки, обращая их внимание на то или иное. Его движения были лишены всякой спешки, но наполнены эдакой, чуть вальяжной уверенностью, слегка удалённой от того, что можно было назвать немецкой точностью, слишком праздной для этого слово, и казалось, Гвидо контролирует тут всё - не оставляя каких-то сомнений в том, кто является центром этого зала и держит происходящее в нём. Манера поведения, выработанная за несколько месяцев, что он приглядывал за играми в двух клубах команды Барбьери - казалась и на будущее полезной практикой, когда откроет двери казино в резервации Шей - которое, впрочем, пока что представляла собой только стройку, не имея даже чёткого названия, если не брать в расчёт рабочее. Некоторых гостей Монтанелли приветствовал лично - человек со стороны могло показаться, что желание обратить на кого-то особенное внимание возникало у него спонтанно, словно он выбирал людей случайно, на деле всё было несколько более выверено и одновременно - тонко.
- Миссис Берген, рад Вас видеть. - улыбнулся, поприветствовав тренера, коснувшись пальчиков её руки поцелуем - деликатно, но одновременно и не слишком изнеженно, вряд ли это было бы очень схоже с королевскими жеманствами высшего света, скорее - с почестями офицерскими: немного более твёрдо, немного более... не буднично - скорее по-деловому. Немного более. Как положено было у них в игровом клубе, который посещала Рэйхель. Этот подход к ней и сейчас Гвидо избирал правильным, не считая спортсменку столь наивной и изнеженной, чтобы не иметь не малейшего представления, что именно тут происходит. - Какое место предпочтёте? - подставив ей свой локоть, Гвидо провёл её к столу, поухаживав ещё немного - отодвинув один из стульев.
Лео обещался тоже приехать; и, хотя он тоже является частью многих семейных операций, зачастую бок о бок вместе с Бадди и Нико или ребятами их положения, сегодня он прибывает тоже скорее как деловой партнёр - как гость, место которого за одним из столов а не где-то между. Выйдя ему навстречу, Гвидо распахнул объятия, не слишком открыто, чтобы излишне их родственной связи не демонстрировать (что могло бы быть и не слишком прилично сейчас), приветствуя его.
- Лео! Как добрался? - вот единственный вопрос - окружающие, которые не знали их, и не поняли бы, что они - отец с сыном; разве что по взгляду Гвидо было понятно, что в его словах - больше родительской тревоги, чем вкладывают в обычный вопрос из вежливости. И в этот момент, глядя на своего сына, одетого по вечерней форме, с такой позиции - Монтанелли вдруг понял, насколько же всего-таки его Лео вырос за эти годы... ощутил некую гордость за него - гордость, которой не мог поделиться сейчас, во время игры; разве что - взглядом. - Прошу. - провёл его к столу, оглядываясь попутно на одного из своих подопечных, замешкавшихся что-то в углу, перевёл взгляд на стол, подмечая нынешний расклад. За всем этим даже замешкался, вопрос Росси не сразу расслышав: - Думаю о чём?.. - перевёл взгляд снова на Рэйхель: - О баскетболе, о "Кингс?.. Думаю, что с таким тренером - не может не быть перспектив. Будь я моложе лет на тридцать, только за улыбку такого тренера готов был бы на рекорды... - издав несколько сдержанных смешков, Гвидо отвлёкся - за пару метров от стола остановился Бадди, чего-то явно от него желая. Дэнни переоценил способности Монтанелли - букмекерскими конторами больше занимались другие ребята, и Гвидо, хотя и в спортивный ставки вникал, на будущее, но - понемногу, не с такой скоростью, как в дела игорных домов; больше занимаясь скачками - учитывая того скакового коня, что русские привезли для них с Шей, это было сделать уже проще. К тому же - нельзя, действительно, держать сразу всё одному.
- Что такое? - склонился, чтобы Бадди мог прошептать ему на ухо.
- Лобстеры привезли. - сообщил молодой толстяк, из уст которого само слово "лобстер" звучало с аппетитом - если для большинства участвующих в организации проблемой будет недосып, то ему скорее не есть - вот что действительно тяжело.
- Пусть Рокки там всё осмотрит, вместе с вами обоими, и вносите на кухню. - шепнул, хлопнув Бадди по плечу. Готовить традиционные для мероприятия сэндвичи Гвидо вызвался сам - тоже, в общем, по традиции, для большего антуража, окончательно собирались такие сэндвичи на глазах гостей одним из "державших" игру гангстеров (и, зачастую, из числа по возрасту старших) - пошло ещё с времён Риччи Плейса, когда такие игры проводились в квартирах или частных домах, когда каждый мог буквально заглянуть в кухню. Здесь всё сложнее, конечно - доготавливать ракообразных будут на кухне, Гвидо останется только сделать за барной стойкой сэндвичи и подать; но перед тем, как груз попадёт на виллу, да и сам грузовик пропустит, Рокки с парнями всё осмотрит - на предмет отсутствия бомб, стволов, или чего-то ещё, чего быть не должно.

Отредактировано Guido Montanelli (2016-10-10 16:53:00)

+8

8

Внешний вид

http://40am.net/images/multithumb_thumbs/b_400_0_16777215_00_images_2015_02_2_23c04.jpg

Когда Кэролайн получила пригласительный на закрытую вечеринку по случаю открытия загородного клуба «Дольче Вита», она долго думала стоит ли принимать приглашение.
     Во-первых, если она получила подобное приглашение, то, скорее всего, и Филипп тоже. А отношения у них были всё ещё плохие, при этом мачеха и пасынок предпочитали делать вид что не видят друг друга, иначе ссоры не избежать. Благо что они редко бывали в одном месте вдвоём… Вот так они избегали друг друга. И Кэролайн такой расклад вполне устраивал, ей не хотелось больше ругаться с Филиппом, но как наладить отношения она тоже пока не придумала.
    Во-вторых, сам клуб находился в Сан-Диего, что довольно далеко от Сакраменто, около полутысячи миль. Миссис Кастальди хоть и владела теперь целым автопарком Бенвенуто и неплохо водила, но перспектива провести в машине 7-8 часов никак не радовала. Скорее всего есть и авиарейсы, но Кэролайн боялась летать…
     Да, и, в-третьих, она боялась что если начнёт играть в покер в таком месте как «Дольче-Вита» от её репутации истинной леди не останется и следа. Да, она думала о том чтобы не играть в карты, но чем же тогда заниматься весь вечер?
     И всё же, несмотря на все «но», тринадцатого октября, рано утром, Кэролайн упаковала необходимые для поездки вещи и на одной из машин в автопарке отправилась в Сан-Диего. Дел дома было полно, ведь миссис Кастальди всё-таки приняла решение взяться за дела компании мужа лично. Ей нужно было проверить работу нынешнего руководителя, просмотреть все документы… А она же ничего в этом не понимала! Ей нужен был кто-нибудь, кто в этом разбирается.
    От всего голова шла кругом и миссис Кастальди решила что пару дней отдыха лишним не будут. Ожидаемые семь часов дороги превратились в пятнадцать – было полно пробок, трассу в пяти местах ремонтировали… Только поздней ночью она оказалась в номере отеля и устала настолько что проспала десять часов.
     В итоге, на вечер прибыла с опозданием, знаете ли, макияж и причёска занимают достаточно много времени. В покер уже начали играть и поскольку Кэролайн пока не решила играть ей или нет, собственное опоздание заставило принять решение остаться в этот вечер в стороне от стола. Но никто же не запрещал наблюдать? Увы, запрещали! Охрана не пропустила, аргументируя тем что игра закрытая, а она опоздала... Что же, ничего не оставалось как прогуляться по клубу. Она не могла не впечатлиться дизайном и архитектурой этого места. Сад, бассейн, холл – всё было настолько великолепно что Кэролайн бродила по окрестностям как по музею, даже забыв поздороваться или начать с кем-то разговор. Да и, если честно, она наслаждалась одиночеством, поскольку последнее время пустые светские разговоры начали раздражать.
     Остановилась Кастальди в баре. Там, у барной стойки, она могла вдоволь поразглядывать все элементы дизайна в стиле затонувшего корабля, пить свой мартини и не болтать о погоде и прочей чепухе.

Отредактировано Caroline Castaldi (2016-10-11 16:00:32)

+6

9

внешний вид

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/236x/18/30/b2/1830b25adfd57bab1c3fad65f516e230.jpg

Декстер за последнее время прожил на своей "шкуре" все тридцать три несчастья. Совпадение ли, что в это же самое время он сблизился с Тарантино и они стали друзьями не-разлей-вода? Не только их связывал Аарон, но и небольшое происшествее, благодаря которому он едва не потерял голову. Невыносимо жить, зная, что твои руки запачканы кровью. Не только страх остаться без опьяняющей свободы, но и совесть не позволяла спокойно разгуливать по городу. Он не представлял, как испанка могла так легко идти на убийство других людей, как могла лишать их жизни, взрывать. Она совершенно другая женщина, которая не побоится поднять в свои руки винтовку и начать из нее пулять. У Кортеса были принципы, через которые не хотел переступать. Он не был негодяем, плохим человеком, поэтому он страдал, не находил себе место после всего приключившегося с ним.
Сегодняшним вечером он не хотел оставаться в квартире один, в той самой квартире, где он пару недель назад убил человека. Его призраки не преследовали, не хотели отомстить. Просто всплывали воспоминания и они были очень неприятны мужчине. Он хотел избавиться от них, вчера решил записаться и ходить к психологу за решением психологических проблем, а их было не мало. Бутылка дорогого виски не поможет, а вот если совместить пьянство с любимыми играми в покер, то может он на пару часов отвлечется и не будет вспоминать ни о чем плохом. Так и получилось. Декстеру отправили пригласительное на открытые нового клуба, которым заведовала мафиозная семья Торелли. Снова пришлось купить билет на самолет, взять с собой небольшой багаж и отчалить в Сан-Диего. Жаловаться не приходилось. Он хотел от всего отвлечься и ему предоставилась такая возможность.
В зале нового клуба он увидел знакомые лица, поздоровался с мафиози, с некоторыми ему удавалось встречаться в казино гораздо чаще, чем можно было предположить. С одной женщиной он познакомился по не очень хорошой причине. Она обвиняла его друга в смерти мужа, и по ней невозможно сказать, что она в трауре. Нет, такое чувство, что назло спускала деньги бывшего мужчины. Кортес не любил хитрых женщин, которые через многое готовы были пройти ради заполучения денег и эту особа тоже не очень его привлекала. Он решил подойти к ней, к этой прекрасной Каролине приодетой в дорогое платье до пола.
- Не ожидал Вас здесь увидеть, миссис Кастальди. Мы ведь обычно видимся в стенах суда, а тут удивили меня своим прибытием. Ну что ж, не буду мешать. Скоро все равно встретимся, верно? 
Игра уже началась, все сели за стол. Декстер извинился перед дамой, взял с подноса мимо проходившего официанта стакан виски и присел на стул рядом с Агатой. Им всем раздали карты, и когда испанец взглянул на свои, то пожал плечами и с мягкой ухмылкой на губах выдвинул пятнадцати тысячные фишки. Если играть, то только по крупному.

+9

10

внешний вид;

Машина выруливает к подъездной дорожке и довольно быстро находит свободное парковочное место – между двумя меринами одинаково черного цвета. Донна тяжело вздыхает и лезет в свою сумочку за маленькой капсулой туалетной воды, что некогда шла в дополнение к покупкам в одном из парфюмерных магазинов города; запах крепкий, стойкий, бьет по носу, если слегка переборщить с его нанесением на кожу. Аккуратно распределив жидкость за ушами, в ложбинке меж грудей и на запястьях, переборщив тем самым - намеренно, естественно, - женщина проигнорировала пожелание удачи от водителя и выбралась из салона автомобиля.
С другой стороны, тужась и пыхтя, вышел Маркус – продюсер, известная в своих кругах персона. Он был как всегда разодетый в дорогую, пошитую специально на заказ одежду; шелковая рубашка пурпурного оттенка, темные брюки, обувь из крокодиловой кожи и сверкающий в свете огней золотой ролекс на левой руке. Вдобавок ко всему – выпирающее пузо, которое стало меньше благодаря вынужденной по состоянию здоровья диете мужчины, но, тем не менее, привлекало молодых девушек отовсюду. И итальянку с самого начала интересовало то, почему вместо одной из своих молоденьких симпатичных, но шлюховатых любовниц он выбрал её в качестве спутницы. Когда в последний раз они вместе выходили в свет?
У Донны было бы отвратительное настроение в этот вечер, если бы не пара таблеток димедрола, запитых прескверным вином из магазина возле дома. После принятых лекарственных препаратов итальянка чувствовала себя прекрасно: и её спутник казался и не таким уж подлым засранцем, каким она его считает большую часть времени, и на душе было как-то спокойно да весело, и обстановка вокруг казалась яркой, удивительной. Свет огней не бил в глаза, не раздражал, лица встречающихся по пути людей вызывали на губах Костнер улыбку, а люди, в свою очередь, улыбались женщине в ответ. Все было прекрасно; душа требовала принятого на грудь алкоголя, выкуренной перед входом в здание сигареты, встречи с интересными людьми, музыку, льющуюся со всех сторон, запаха превкусной еды и денег из кошельков одиноких богачей.
Маркус, что неудивительно, заметил перемены в актрисе да косился на неё постоянно, чего она, конечно же, замечала и принимала с огромным удовольствием. Сегодня внимание этого кота был для неё чем-то вроде лести.
- Ты что приняла уже, твою мать? Посмотри на себя, порхаешь, словно жар-птица, еще начни размахивать крыльями и каркать в знак приветствия. Где твои дерьмовые манеры? – он хмыкнул и закашлялся, не удосужившись прикрыть рот рукой. Донна поморщилась и сделала пару шагов в противоположную от мужчины сторону, прекрасно зная, что его недуг воздушно-капельным путем не передается, но, кто знает, вдруг это симптом внезапно возникшей простуды или гриппа. Болеть Костнер хотелось меньше всего, ей некогда заниматься самолечением (о походе в больницу в случае простуды, конечно же, речи быть не может).
Промолчав в ответ на высказывания продюсера, женщина назвала свое имя на входе, прошла вперед и сразу же приняла бокал белого вина у мимо пробегающего официанта. Ну, как приняла; аккуратно засеменила следом за ним и схватила с подноса бокал за тонкую ножку, подойдя к высокому худощавому парню с левого бока так неожиданно, что тот аж дернулся и чуть не выронил поднос из рук.
- Знаешь, Маркус, а ведь этот вечер устроила моя подруга, - вспомнив данный факт, сказала Донна, вернувшись к Маркусу.
- У тебя нет подруг, - с полным спокойствием в голосе отрезал тот, поглядев сверху вниз на свою спутницу, которая в ответ лишь согласно хмыкнула да сделала большой глоток холодного вина.
- Мог бы это и не упоминать. Впрочем, меня это не тревожит, - на самом деле Костнер не могла назвать Андреоли даже своей приятельницей, что уж говорить о дружбе. Ливию она считала змеей, изворотливой хладнокровной бабой, владеющей искусством прогибать окружающий её мир под себя, лицемерной сукой на стиле с безупречным лицом и безупречной жизнью. И считала, что их общие черты, которые дают им прекрасно ладить друг с другом, находить удовольствие в общении, сплетнях за бутылкой горячительного, не дадут продвинуться дальше доверительно-делового сотрудничества. Две стервы, делящиеся секретами о прошлом и смотрящие романтические комедии с коробкой платков наготове? Тьфу, какая мерзость. Гораздо интереснее держать такую личность, как Андреоли, рядом, но на расстоянии вытянутой руки.
Через какое-то время женщина и увиделась с ней, оставив Маркуса предаваться воспоминаниям вместе с его старым товарищем, которого он неожиданно для себя встретил в этот вечер. Он даже не заметил того, как она отбилась от компании и уверенно зашагала в сторону двери, за которой в ближайшее время должна состояться игра.
У Донны совершенно неправильное отношение к деньгам; такое, какое не должно быть у достаточно взрослой, самостоятельной, одинокой женщины, которая, к тому же, большими суммами этих самых денег и не обладает. На данный момент, по крайней мере. Притащить с собой двадцать пять штук с пониманием того, что, скорее всего она все их сегодня и спустит до последнего цента? Нет идеи заманчивее, особенно когда тобой руководит пылающий в каждой клеточке тела азарт.
Подойдя перекинуться парой слов к Андреоли, актриса заметила сначала неподалеку стоящего Фрэнка, затем – Дэнни, и будь она в абсолютно трезвом, адекватном состоянии на тот момент, на её лице отобразилось бы неподдельное, ярко выраженное изумление. Однако Донна даже толком удивиться не смогла, поняв, что она соскучилась по общению с кузеном и по кислой мине Альтиери, которая всегда появлялась на его лице во время разговора с ней.
- Что это, семейное собрание? Привет, Дэнни, - посмотрела на мужчину и улыбнулась. – Как твоя жена? – через пару мгновений итальянка вспомнила её имя, которое Росси как-то упоминал на семейном вечере, но произносить его было уже поздно. – Ты чего такой грустный? – слабо пихнула Фрэнка в плечо и, усмехнувшись, в скором времени заняла свое место за столом.
Осмотрев игроков за столом, Костнер увидела Майкла и без стеснений осмотрела этого щегла с ног до головы, вспоминая ужин в доме четы Альтиери. Донне казалось, что они виделись много лет назад, когда она была еще школьницей, а он – молодым парнем и все таким же близким дружком Фрэнка. Но вспомнить хотя бы одну их встречу или хотя бы момент, когда они перекидывались словами, Донна не могла.
Уровняв ставку, Костнер подозвала к себе официантку и, не поднимая взгляда на жавшуюся около неё девчонку, попросила херес и раскурила сигарету.
[NIC]Donna Costner[/NIC][STA]whenever, fuck you[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2i13J.gif[/AVA][SGN]bulldozer speech demon.[/SGN]
[LZ1]Донна Костнер, 38 y.o.
profession: актриса, руководитель театральной труппы
relations: sherry
[/LZ1]

Отредактировано Bernadette Rickards (2016-10-12 14:26:10)

+7

11

Чего-то менее скромного от сотрудничества Майка и Ливии он и не ждал, Фрэнк знал, те отдадут все деньги, что у них есть до последнего цента, но сделают свое заведение самым-самым. Самым дорогим, самым пафосным, самым шикарным. Таким, ради которого люди будут ехать в Сан-Диего с другого конца страны, как ездят в Вегас или Майами. Сегодня к слову и такие гости обещали посетить заведение своим присутствием, их друг из Чикаго, насколько Альтиери было известно, уже совершил посадку на самолете в Линдберг-Филд* и сейчас направлялся прямиком в Дольче. Томми Скейлсу было поручено встретить его и доставить на место. О том, что они едут, Фрэнку было доложено несколько минут назад его капитаном, Ренато Барриано, который не мог, как он говорил, упустить случая, помочиться в фонтан (тот самый изображенный на рекламных буклетах и пригласительных билетах) и не посетить этот праздник жизни, несмотря на всю свою "любовь" к хозяйке заведения.
- Это настоящий мрамор, нет? - Ники Спинелли провел ладонью по отполированной поверхности камина. Затем, помотав головой, осмотрел настенные панно и прочие окружавшие их предметы королевского убранства. - Как в музее блять. Ну, ладно Ливия, а Майки наш чем старику так приглянулся, что он в завещание его вписал? - Бросив, короткий смешок, не подразумевая под своей шуткой ничего серьезного, Ник, тем не менее, не стал от греха подальше развивать данной темы и, заметив появившегося в зале андербосса, обратился к нему, - Майк, ты не боишься, что вас кто-нибудь грабанет? Здесь на сколько миллионов добра? - Ковров там всяких, картин и прочего... Будучи бандитом Спинелли и думал как бандит, эта мысль естественным образом родилась в его голове, стоило ему оказаться внутри напоминавшего дворец особняка. Фрэнк на самом деле тоже подумал об этом, и он бы на месте Ливии и Майкла на охрану не поскупился. Тех же людей Барриано, уже обросших некоторыми связями здесь, в Сан-Диего, он считал не лишним подключить. Зачем делать всю работу самому? Пускай ее делают за тебя другие. Фрэнк эту истину давно уяснил, поэтому контроль над той же порностудией, оборотом наркотиков, оружия и прочего, давно передал в другие руки, а сам как "учредитель" получал дивиденды. В конечном счете, и он сам зарабатывал больше (ведь занимайся всем единолично Альтиери чисто физически не смог бы за всем уследить) и окружавшие его люди с голоду друг другу глотки не грызли.
Ну, а пока вопросами безопасности занимались парни Гвидо. Их вождь – как в шутку Фрэнк окрестил Монтанелли - тоже был поблизости, встречая гостей и разрешая различные организационные вопросы.
- Впечатляет, вы с Ливией умеете тратить деньги, - усмехнувшись, ответил подошедшему за комплиментом другу. Они сегодня виделись уже – Фрэнк приехал в Сан-Диего утром – поэтому обниматься не стали. Что касалось Майкла и Ливии, Альтиери считал, что у них немало общего, они оба уделяли много внимания тому что Фрэнк называл оберткой, это касалось и их самих – одежды, имиджа – и того за что они брались. Они, безусловно, любили производить впечатление на людей, один грот с русалками чего стоил. – Билл не может пропустить Большой Игры, ты же его знаешь, - ворчал, что придется ехать к черту на кулички, но все равно нашел возможность вырваться на Игру, в отличие от другого политического деятеля также приглашенного ими. – А этот хер Роктри я так понимаю, не появится сегодня? Я уже начинаю это воспринимать как личное оскорбление блять. -  То, что Мортимер терялся от них уже неделю, неимоверно бесило Альтиери. И последние заявления перед прессой от Стоуна он на фоне этого уже переставал считать обычной предвыборной риторикой. – Ага, я послал Томми Скейлса встретить его в аэропорту. – Вряд ли Фрэнки-Ли просто в гости, соскучившись, решил к ним заглянуть, очевидно, у него было к ним некое дело. – Наверняка проблемы какие-то, - пожал плечами итальянец, он уже привык к тому, что старые друзья вспоминают о тебе, только когда у них возникают проблемы.
Наконец когда Гвидо удалось расшевелить персонал, в зале начали появляться закуски и горячительные напитки, а вместе с тем и гостей становилось все больше: Агата, ее мексиканский друг Давид, Лео Монтанелли... Спустя не долгое время и молодожен явил себя, хотелось бы и его назвать любимым родственником конечно, но Фрэнк помнил, что тот зажал свадьбу и поэтому в рейтинге любимых родственников Даниель несколько позиций потерял. – Дон Франческо. Ты забыл добавить «дон Франческо», - шутливо поправил кузена своей жены, решившего легкой лестью вернуть, должно быть, те самые позиции. На самом деле Фрэнк соблюдения всех этих формальностей, конечно же, не требовал, считая их пережитком прошлого, но, тем не менее, сказать, что это не льстило ему, не мог. Будь еще место более подходящим… Глядя на все эти чисто мафиозные обмены поцелуями он притормозил парней. – Хули вы тут устроили? Встречу в Апалачине? Давайте не привлекать внимание. – Хватит и перстней с ролексами. Что касалось поцелуев, этот ритуал обычными американцами понимался вовсе не так, как воспринимали его итальянцы и в общественных местах во избежание косых взглядов они предпочитали ограничиваться рукопожатиями, обычными дружескими похлопываниями, не более.
- Чего? – Обернулся когда Майкл спросил его о Донне. Донна Костнер в рейтинге «любимых родственников» занимала почетное последнее место и, будучи в здравом уме, приглашать ее, не приглашая жены, Фрэнк никогда бы не стал. Тем более что с ним сегодня была его подружка Линн. – Пиздец, а она как сюда попала? Кто ее позвал? – Совпадением это быть не могло, ведь вечеринка была даже не в Сакраменто, более того вход был строго по приглашениям. Андреоли? Сделал логичное предположение, заметив их вместе. Вряд ли та не знала, чьей сестрой была Костнер…. Оставив друзей, Фрэнк подошел к родственнице, когда женщина заняла место за столом, старясь внешне сохранять гостеприимное выражение лица (не для Донны, разумеется, а для остальных гостей), он негромко поинтересовался у той, - ты что здесь забыла? – Ему очень хотелось отдать команду, чтобы Донну вывели из-за стола. – Ты в курсе, что тут надо двадцать тысяч только за право сесть за стол? Это серьезная игра и здесь серьезные люди. – Впрочем он и не надеялся достучаться до ее сознания, кажется его родственница была немножко подшофе.
- Эндж, позови меня, когда она проиграет больше десяти кусков, - также негромко обратился к сдающему карты Санти. Не хватало ему еще, чтобы родная сестра жены проиграла в покер все, что у нее есть, а он стал к этому как бы причастен. 
______
*Международный аэропорт Сан-Диего

Отредактировано Frank Altieri (2016-10-13 20:07:02)

+6

12

[NIC]William Cole[/NIC]
[AVA]http://imger.ru/image/2/0/1/6/20161013hAAckcvBPo2pq3tx_TuGL1.jpeg[/AVA]

Еще слегка кряхтя после подъема по мраморной лестнице, Уильям Коул, в сопровождении встретившего его на входе в особняке охранника, шел по коридору. Несмотря  на свой зрелый возраст (под семьдесят как-никак), городской советник по-прежнему держался прямо. Крупный, плотного сложения, c мясистым носом и серебристой шевелюрой, он был одет в смотрящийся несколько провинциально клетчатый костюм и брюки с кожаными подтяжками (cам Билл называл их "помочи"). Впрочем, в том и был его стиль – выглядеть человеком из народа, в противовес снобам-толстосумам типа Стоуна или яйцеголовым выпускникам  Лиги Плюща.
- Неплохой такой домишко. Cразу видно – на крепком фундаменте стоит. -  добродушно обратился старик к своему провожатому. Он в этом знал толк – его первая работа после армии, которую ему устроил Винс Ринальди, была именно на стройке. И молодой Билл тогда некоторое время и правда бегал в каске, пачкался в цементе, вместе со всеми матерился, когда из-за чьего-то головотяпства рядом падал тяжелый кусок черепицы. Потому он любил говорить своим избирателям – "Я человек простой, мне в жизни пришлось попотеть, научиться добывать кусок хлеба!".
В этом на самом деле была доля лукавства. Коул был из ирландцев, но тех, что вовремя поняли, куда ветер дует и перешли на сторону итальянской мафии. Его отец много лет служил профсоюзным делегатом у грузоперевозчиков, выполняя все приказания своих негласных шефов из Семьи Торелли. Так завязались первые связи, которые длились до сих пор. Впрочем, в криминал Билл, в отличии от своих многих одноклассников, не ввязался, а после школы патриотически вступил в армию, чтобы сражаться с коммунистической диктатурой во Вьетнаме.  С той поры у него сохранились две вещи -  пулевая рана на бедре, до сих пор иногда ноющая дождливыми вечерами, и фотография в рамке, стоящая на комоде. На ней двое, по сути. молокососов – капрал Коул и рядовой Альтиери стояли среди лиан, в камуфляже и с автоматами, и ухмылялись так, будто участвовали не в кровавой авантюре, а рождественской ярмарке. Наверное в том, что Билл оказался в одном полку с отцом одного из будущих лидеров преступного клана Сакраменто, опять-таки было что-то не случайное.
С тех пор прошло уже почти пятьдесят лет – и в жизни Коула все поменялось. Он поучился в городском колледже и успел поработать на огромном количестве разных профсоюзных и политических должностей.  Уильям был и  одним из супервайзеров * графства Сакраменто,  cпециальным советником губернатора, занималcя вопросами коммунального планирования  - а с определенного времени прочно засел в городском совете. Но его главным ресурсом были ниточки, тянувшиеся из морщинистых рук Билла  к светилам политического Олимпа Калифорнии. На кого-то у него был компромат, с кем-то старая дружба.  В общем, благодаря волосатой лапе,  Коул  обычно добивался своего и преодолевал проблемы – даже вроде того фбрвского обыска в его офисе, случившегося по милости дружков-гангстеров.
Войдя в ярко освещенную комнату,  городской советник с одобрением оглядел богатый интерьер.  Иного он и не ожидал от Гастона Сэквиля, известного своей экстравагантностью миллионера – впрочем, возможно, и новые владельцы от себя чего-то добавили?  Cтремительно обыскав зал взглядом, Билл обнаружил Фрэнка Альтиери,  видимо, не принимавшего участия в игре.  Подойдя к нему, он крепко пожал ему руку. - Как ты,  как семья? На самом деле Уильяму было  до сих пор довольно странно видеть того, кого он привык считать зеленым юнцом и оболтусом, на первых ролях. Ведь  когда тот еще сидел за школьной партой,  Уильям уже занимал немаловажные посты – а уж отстреливал красных партизан во время Тетского наступления он вообще  до его рождения. Но его связывали давние коммерческие связи с Винсом Ринальди и Джо Нери -  и потому совершенно естественно, что Коул продолжил работать и с их преемниками, Майком и Фрэнком. Ведь личный бизнес Уильяма во многом зависел от Альтиери  и его соратников – так,  например, он торговал строительными инструментами, всякими молотками и дрелями. Надо ли продолжать?  - Нам бы словечком перекинуться, в нешумном месте. - с интонациями добродушного дедушки (кое-кого даже обманывавшими) заметил Коул. Cначала дело – а все остальное потом.  Обменявшись приветствиями со знавшими его людьми, Билл многозначительно глянул на Франческо - мол,  мне есть что сказать.
Когда они с  сыном старого друга отошли, то пожилой политикан сразу же покачал своей седой головой.  - Фрэнк, cкажу тебе прямо, Мерфи оказался законченным засранцем.  Если так пойдет дальше – он порушит все, что мы выстроили в этом городе. Сев в глубокое кресло, городской советник  с некоторым трудом сдержал раздражение. То, что герои фильмов Скорсезе вообразили себя персонажами какой-нибудь там "Игры Престолов" или "Карточного Домика" и, не проконсультировавшись с ним, полезли в сделку с Чарльзом, ему не нравилось.  Но выказывать недовольства он не стал – нельзя забывать, что из-за изменений последних лет его союзники превратились в самую жестокую в США Семью Коза Ностра. – Понимаешь, у него, как выясняется, большие амбиции.  Кресло мэра – для него только трамплин.  Хочет на следующих  губернаторских выборов выкинуть Долорес.  А Роктри намекал, что лет через десять окажется в Белом Доме. А тут, cам понимаешь, нужны очень большие деньги. Вытащив большой платок, Коул обтер крупный и шишковатый лоб.  Он многое смог выяснить, выдавая себя за союзника Мерфи -  ведь он и правда, с подачи макаронников, голосовал за его назначение мэром.  Но иллюзий насчет своей судьбы, если тот все реализует, не строил. Не хватало ему еще на старости лет оказаться разоренным или на нарах. Впрочем,  он и сам виноват – не сразу отследил риски, решил, что Чарли будет вторым Стоуном.  – Ты слышал когда-нибудь о "Мейерлинк Инкорпорэйтед"? Большущая компания, чем только не занимается – в том числе и строительством.  Так вот,  их лоббисты вроде как обозначили, что готовы толкать Чарльза  -  но хотят получить на блюдечке самое вкусное в Калифорнии, в том числе и железную дорогу, видимо.  Это зависело, правда, далеко не от мэра столицы штата – а от комиссии при губернаторе, но если индустриальный гигант решит поставит на Чарльза, то будет последовательно, шаг за шагом, работать на его возвышение. А он  - поспешно запихивать в рот своих патронов лакомые куски. – А для этого что ему нужно? Обуздать наши профсоюзы и послать на хуй местных подрядчиков. Потому как и те, и другие mobbed up, это ежу понятно. – Так что темой с малым  бизнесом все не закончится.  Если Мерфи выберут – то нам к веселым временам готовиться надо.

* Супервайзер - член  исполнительного совета графства Сакраменто, управляющего органа административной единицы, в которую входит и город Сакраменто

+6

13

Без большой и страшной предыстории скажу, что я довольна, немного пьяна и могу улыбаться хоть весь вечер. Что касается первого, то как тут можно быть недовольным? Шикарная вилла, красивые люди, достаточное количество денег чтобы огорчиться проигрышу или обрадоваться выигрышу, но недостаточное для того чтобы обанкротиться. Второе – большое достижение. Мне хватило тяму оставаться на ногах до начала игры, ради которой я сюда и явилась, точнее – была приглашена. Просто так в такие хоромы не явишься, как минимум путь преградят гангстеры с томпсонами, ну или с чем там сейчас ходят они. Ни одного конфликта, ни препирания. Все вежливые, выхоленные и до отвращения приятные. Мне не с кем было повздорить и при этом не было скучно – невероятной редкости сочетание. Два бренди, после которых свершился плавный и благоразумный переход на грязный мартини – самый покерный напиток. Насчет третьего и говорить не стоит, его обеспечивают первые два пункта. Милая, хищная, лучезарная улыбка человека без маленького револьвера у щиколотки.
Гвидо был очень радушен и идеален, как и все вокруг. От него же и знаю имена тех, с кем буду иметь честь выигрывать или проигрывать. Но личное знакомство еще впереди.
Наличные в виде фишек, карты в виде оружия, я в виде приличного человека. Слева звучит абсолютно гангстерская фамилия, я этому улыбаюсь. В гребанном боевике пятидесятых годов.
- Рэйхель Берген. Я уверена, ресторан ничуть не хуже всего этого очарования, Майк, - небольшой кивок мужчине, - Вы знаете ответ на этот вопрос. Все великолепно, - и я даже не лукавлю. Мне правда нравится. Вскоре обязательно покушусь на его сигары. Майк начинает игру с месячной зарплаты среднего клерка. И я становлюсь еще более довольной, когда готовая ко всему официантка несет мне грязный, очень грязный мартини. Пропорции смещены в пользу водки.
Теперь очередь женщины, за которую можно умереть. Сложно было бы держать коней в узде, поэтому я их отпускаю. Взгляд бесстыже огибает лицо и спускается ниже, идет по тонким кистям и заканчивается на кончике сигареты. Я видела ее немногим раньше, но в большей степени со спины. Обычно, когда все хорошо сзади, то плохо спереди. Уникальный случай, где анфас ничуть не хуже. Ей к лицу отсутствие белья под платьем.
- Мне удалось сделать из них мужчин. Удивительно, но все как один боятся физической боли и с благодарностью ее избегают послушанием, - чуть наклоняю голову вправо, после широко улыбаюсь. Под каблуком этой женщины должна быть не меньшая орава, чем под моим кнутом. Мне нравится тембр голоса и то, как она курит. Сложно представить человека более подходящего на роль императрицы этого приема.
Ставки росли от руки к руке с абсолютно постными выражениями лица. Ни намека на блеф, волнение. Первый круг всегда спокойный, потому что оценочный, пока не требующий активных открытых действий. Но скоро грянет гром и лица изменятся, мимикрия вырвется из узды, вербальное начнет нагло вытягивать переживания. Если они будут, конечно.
Английские страховщики достаточно точно могут определить, сколько людей умрет в этом году и сколько из них покинет сей мир не по своей воле. А сицилийским страховщикам известны даже их фамилии. Но я удерживаюсь от ответа, который красноречиво наполнен бранью. Во-первых, я слишком трезва. Во-вторых, до моей ставки дело еще не дошло.
- В каждой шутке, как известно… - задумчиво тяну водку с мартини, после чего безобидно смотрю в лицо мистера Росси. Засранец в более выгодном положении. Соотношение тренеров с гангстерами здесь один к ста. – Верно, Берген. Вы, верно, хотите от меня избавиться, - усмехаюсь, - пока слить информацию и сесть за нее я не готова. Но вы можете говорить варианты, а я кивну в нужный момент, - только мне можно наживаться на моих знаниях. Мне и Гвидо. Но об этом никому знать совершенно необязательно, мне крайне не идет оранжевый.
- Спасибо, Гвидо, на добром слове. Только ради тебя и нескольких тысяч фанатов, которые с радостью скормят меня диким собакам, не подведу.
Он мне нравится, этот Росси. Выглядит как настоящий бандит, повышает ставку и беззастенчиво разбрасывается словами.
Далее сидела женщина с фамилией режиссера, которая никогда не была его женой. Холеные пальцы бросают фишки на стол, пухлые губы пьют вермут. Игра пошла быстрее, так что я переключила внимание на следующего человека. Дальше по кругу человек с широкоизвестным ныне экранным именем еще повышает ставку. Причем повышает на месячный оклад хорошего хирурга. Интересно, что у него за карты? Почему-то интересно становится только сейчас.
Теперь Донна. Весьма амбициозное имя для ребенка. Мадам и вышла амбициозной, судья по волевому движению руки. Моя бровь взлетает на мгновение вверх. Пять флэш-роялей – это было бы слишком. Следом за ее ставкой к столу подходит мужчина и обращается к этой самой Донне. Негодование читается на лице, но слова словно не доходят до адресата. И я вспоминаю о том, как хорошо работает рукоприкладство, когда дело касается донесения информации. Битие определяет сознание.
Сын Гвидо, что сидит справа от меня отличается слишком смазливой внешностью. Если в случае с женщиной, ради которой можно умереть, видна очевидная красота, то здесь мужская, скрытая в глазах и отцовских чертах. Милаха поднимает ставку на тысячу.
У меня создается ощущение эфемерности происходящего. С недоумением думаю о своих картах. Да хрен с ним.
- Уравниваю, чтобы дать вам шанс.
Вот было бы здорово после пойти ва-банк и осчастливить кого-то из присутствующих. Жаль только, что такой широкий жест никто не оценит, потому что ставки слишком высоки, а карманы набиты. Трудно спорить с тем, что пришла сюда терять деньги – их у меня для игры припасено было больше всех. Но с чем черт не шутит, может удастся кого и раздеть. Фигурально выражаясь, я почему-то смотрю на женщину в красном.
Я допиваю свой коктейль и требую еще один, очень мягко и обнадеживающе, что касается чая. Чувствую эту атмосферу, которая остальным непонятна, потому что они давно знакомы. Чувствую тепло, напряжение, склоки и дружбу, родственные связи, приязнь и неприязнь, которая все же граничит с приязнью. Чувствую атмосферу родства, которая мне доступна на поле. Здесь приятно находиться. Со мной давно такого не было. Расчувствовавшись, я угощаюсь сигарой моего друга слева.
- У вас отменный вкус, Майк. По крайней мере, что касается табака, - усмехаюсь, подкуриваю. Ну все, вечер официально можно назвать удавшимся. Херня какая-то на руках, так что к чертям меняем карты!

+6

14

Отец Фрэнка был человеком не особо разговорчивым и о том, как воевал во Вьетнаме, рассказывать не любил. Это может показаться несколько странным, но большинство историй о его прошлом, Фрэнк узнавал не от отца, а от людей его знавших, в том числе от сослуживцев. О том, что они с Коулом вместе служили он, конечно, давно был в курсе, тот нередко бывал у них в гостях, но вот что его отцу член городского совета был жизнью обязан, узнал только семь лет назад, во время похорон Альтиери-старшего.
Франческо Эмилио Альтиери, как звали его отца, служил в двадцать пятой пехотной дивизии. Это был 1968 год и уже тогда на третий год войны Соединенные Штаты поняли, что прогулка по Вьетнаму легкой не будет. Победы, о которых докладывало руководство в Пентагоне, видимых результатов не приносили, а между тем погибших среди американских военнослужащих становилось все больше. Не удивительно, что и дезертирство становилось широким явлением. Многие уклонялись от призыва, достаточно вспомнить знаменитого боксера Кассиуса Клея, который принял ислам и изменил имя на Махаммеда Али с одной лишь целью откосить от армии. У отца такая возможность тоже была (даже не принимая ислама), его старший брат предлагал дать взятку председателю медкомиссии, однако Фрэнк-старший отказался. Решив сменить улицы опостылевшего района на джунгли Вьетнама он, как рассказывал Джо Нери, в дальнейшем об этом пожалел. Пока отец гонял желтозадых комуняг по их норам, его брата Луиджи застрелили в Сакраменто люди Ричи Плейса. Говорили тот грабанул заведение, принадлежавшее члену организации, да и вообще создавал немало проблем, так что долго Ричи не раздумывал. Что оставалось отцу? Вернувшись он вроде как хотел устроить на эмоциях вендетту, но Винс Ринальди, дядя Майкла, благо вовремя его вразумил. Так Фрэнк-старший с этим и жил, пока не умер в 2009-ом от рака поджелудочной.
Возвращаясь из коротких воспоминаний о семье, вызванных появлением Коула, Альтиери ответил на его рукопожатие. Хотел бы он в его возрасте выглядеть таким же здоровяком. Он и ростом не уступал своему более молодому собеседнику и в плечах оставался все так же широк.
- Все хорошо, Билл, - не стал его с порога грузить рассказами о своей семье. - Как сам? Играть будешь? - хотел было пригласить за один из столов - их сегодня было аж целых три - как мужчина сообщил, что хочет поговорить с глазу на глаз. Кивнув головой, Фрэнк естественно не стал ему отказывать в просьбе, он жестом показал Мартину, своему телохранителю, чтобы тот не следовал за ними, и вышел из кабинета, где протекала игра.
- А Стоун, по-твоему, был меньшим засранцем? - расстегнув пуговицу пиджака, Альтиери сел в кресло напротив Коула и закинул ногу на ногу. - Главное, чтобы дураком не был и понимал, какие последствия его ждут, если пойдет против нас. - Произнес так уверенно, как будто речь шла и не о мэре города. Что это за последствия догадаться было не так уж и сложно, за "тупость" Фрэнк уже приличное количество людей приговорил и некоторых из них по его приказу даже с улицы не убрали. - Ты бы ему намекнул, а? – О последствиях.
Фрэнк, конечно, уважал Билла и обычно к нему прислушивался, но сейчас просто злился из-за всей этой херни с выборами. Они ему напоминали покер. Может они с Майком и в самом деле поставили не на того? И пока не слишком поздно им следовало скинуть карты и попробовать сыграть другими?
- Ну, и что ты предлагаешь? - уперев руку в подлокотник кресла, Фрэнк посмотрел на старого друга отца. Если дела обстояли именно так, как говорил Коул, то все было плохо. С другой стороны, зачем ему врать? Билл мог, конечно, ошибаться в прогнозах, но его заключения явно были основаны на фактах уже свершившихся, а еще фактом было то, что Мерфи и Роктри начали теряться от них... - У кого-то кроме Чарльза есть шансы победить на выборах? - Гангстер некоторое время помолчал, сам же обдумывая свой вопрос, и после продолжительной паузы вставил, – мы могли бы сделать мэром тебя. – Вообще-то они и раньше думали над этим. Коул был членом городского совета, ветеран войны, человек уважаемый. Да и к народу не имея, миллиардных счетов как у Стоуна или Блумберга* был, в самом деле, ближе. Альтиери вопросительно посмотрел на старика. Впрочем, и Мерфи поддерживать, несмотря на услышанное, он не передумал, по крайней мере, они мог ли бы создавать видимость.
______
Майкл Блумберг – мэр Нью-Йорка, занимает 8-е место в списке Forbes.

Отредактировано Frank Altieri (2016-10-18 21:55:39)

+6

15

Нечто сказанное Дэниелем про Берн пролетело мимо ушей Майкла – он уже слишком был вовлечен в происходящее за столом.  Посмотрев на свою соседку (как выяснилось, Рэйхель Берген), он улыбнулся  в ответ на похвалу своему ресторану. Принял у официантки стакан с виски и от души к нему приложился, прежде чем сделать прокомментировать. - Рад, что вам понравилось. Пыхнул только что разожжённой  сигарой, пропустил несколько колечек дыма между украшенных перстнями пальцев, вновь изучил свои карты. – Но cам ресторан, разумеется, царство  благопристойности - семейные ужины за белыми скатертями,  всякое такое. Те, кто хотят чего-то более насыщенного – идут в  мой клуб "Доллз" в Сакраменто. Дело вкуса. Глаза Майкла смеялись, когда он снова посмотрел на Рэйхель.  – Вот вы какой отдых предпочитаете? Теперь он ее узнал – это был новый звездный тренер команды "Сакраменто Кингз". Увлекающиеся баскетболом ребята обсуждали ее назначение – надо же, женщина отвечает теперь за целую ораву бугаев. Сам Майк считал игру с мячами и кольцами ниггерской ебаторией и особо ею не интересовался –но был, конечно, в курсе некоторых вещей. В появлении же Берген на Игре он не увидел ничего особенного – разные более или менее известные люди то и дело сюда приходили, если имели нужные контакты. Вот и за соседним столом, где сидел их партнер из Тихуанского картеля Давид, находился, в том числе,  и в меру знаменитый телеведущий с ABC, и что-то, не переставая, трещал, то и дело проводя пятерней по редким рыжим волосам.
- Пусть заплывают косяком, меня на всех хватит.– шуткой на шутку ответил Ринальди, когда Андреоли предложила, чтобы ее красотки из фонтана навестили его в номере.  Снова отпил из стакана, затем посмотрел на разошедшегося Дэнни. Тот начал заигрывать с Ливией – что поделать, эта женщина всех будоражила, хотя, видимо, не принадлежала никому. По крайней мере – никому из Семьи, со времен поджаривающего сейчас сыр на тюремных батареях Куинтона. – Не забудь, ты глубоко женатый человек теперь. Причем жлобски зажавший свадьбу и мальчишник.  – ухмыльнулся андербосс, посмотрев на Дэниеля. Впрочем, в списке вин капо запада эта была, пожалуй, самой невинно-безобидной – вспомнить хотя бы ту гнилую историю с продюсером Роджерсом, в которую они с Росси попали пять месяцев назад. Об этом, однако, присутствующим за столом знать было совершенно необязательно. – Чего Барта не привел кстати? Или он только на нервах играет? – поинтересовался Майка у Дэниеля. Рэпер, у которого бабки чуть ли из карманов не сыпались, и который (по версии Фрэнка) обшивал сиденья своего "роллс-ройса" пенисом кита, явно был бы кстати на такой вот замуте – другое дело, что многие по сравнению с ним показались бы нищими. -  Мистер Росси у нас –  личный менеджер МС Вишесса, хип-хопера, если кто не знает. – пояснил Ринальди для неосведомленных.
Впрочем, первая партия и без Барта Хогвелла (он же Вишесс) оказалась… весьма интересной. Ставки начали подниматься просто бешеными темпами -  такими, будто все хотели спустить свои кровные в первой же игре, притом что  впереди была целая ночь. То, как бойко оперировали такими значительными деньгами Лео,  Декс, Агата, заставило Ринальди задуматься. Вот некоторые жаловались, что в их Семье с младших ее членов дерут немилосердные проценты – но такое богатство доказывало, что, может, недостаточно? Сам он, сделав рейз до двух кусков, пока оставался наблюдателем – и мог беседовать с остальными.
- Практикуете пытки и членовредительство? Так вот он, секрет наших спортивных успехов! -  хохотнул Ринальди, услышав заявление Рэйхель о том, что она держат своих подопечных в узде при помощи боли. В их бизнесе насилие зачастую становилось альфой и омегой, но в баскетболе? Впрочем, принуждения и не подлежащих обсуждению приказов там было не меньше. – Слышал кстати, что спортсмены все делают по режиму – и ограничения не только на еду-питье, но и на секс им устанавливают. Типа перед некоторыми матчами тренера даже запрещают такое. Обращался Майк во всем, но, прежде всего, конечно,  к Берген, способной прояснить этот пикантный вопрос.  – Так себе и представляю – какой-нибудь форвард или кетчер говорит своей жене "Извини, дорогая, но до следующего суперкубка – ни-ни!"
Ставки становились все более крутыми.  Допив виски,  Ринальди опять подозвал к себе официантку. – Арманьяк. – лаконично сказал он. Некоторое время поколебался между этим вариантом и старым порто – под сигару и то, и другое  шло весьма неплохо – но остановился в итоге на первом. – Это настоящая Куба, не какая-нибудь дрянь венесуэльская. Любите? – откликнулся он на замечание Рэйхель, оценившей его курево. У нее самой оказался хороший – но при этом неожиданный вкус. Сигары Майк курил большие, мощные, с крепким ароматом -  так называемые дижестивные. 
Пока шла игра, в зал заходили и кое-какие новые гости – так, в какой-то момент надРинальди нависла корпулентная фигура советника  Билла Коула. Андербосс с ним поздоровался – но не более того, сейчас его занимал покер. Ставки все повышались и повышались – и Майк  слегка нахмурился. Когда начался второй кругу и он поменял карты -  то ощутил холодный всплеск досады.  Его кон достиг шестнадцати штук баксов –  но дальше  повышать он смысла теперь не видел.  Тем более другие лихачи уже перешли к двадцати штукам. После некоторых колебаний Ринальди наконец сказал. – Пас. И сердито оттолкнул в сторону банка свои фишки. Встал и держа стакан арманьяка в руке, пошел прочь от стола. Вот так сходу просадить шестнадцать тонн – это ж надо! Не лучшее начало. – Ну и темпы, блять. – проворчал он, и ополовинил свою порцию спиртного. Нет, эта сумма для него критичной не была, отнюдь нет  - но все равно не слишком радовало.  Пока круг, для него закончившийся, еще шел, Ринальди решил отыскать Фрэнка и их политического союзника – и заняться делом.
По счастью, Билл Коул и Альтиери не успели в своем разговоре забежать слишком далеко вперед – и политик сумел быстро посвятить Майка в последние новости. Пока тот охуевал от наглости решившего кинуть их Мерфи, то городской советник продолжил беседу с Франческо. – Меня в мэры? Фрэнк, мне восьмой десяток пошел и почки не в порядке. Мало мне было проблем, когда те пидорасы в черных костюмчиках в мой офис вломились? Подразумевал он ФБРовский рейд, прямо связанный с "атакой" на мафию.  – Бедную Дорис тогда чуть кондрашка не хватила… Хотя если она не перестанет жрать сладкое, то хватит и по меньшему поводу… Последнее ворчливое замечание Билла заставило Майкла фыркнуть. Борьба общественного деятеля с излишним весом своей жены стала притчей во языцах. Постоянно требуя от нее диет, сам дедок был известным лакомкой и не переставал при ней лопать яблочные пироги со взбитыми сливами или жирные стейки – вследствие чего около холодильника четы Коул порой разыгрывались целые баталии. Сварящихся на кухне стариков нередко за этим занятием заставали даже пришедшие к ним гости. – Cловом, я для нынешнего поколения слишком стар, толст и консервативен. – подытожил Коул – но андербоссу почему-то показалось, что тот на самом деле не настолько против, как хотел изобразить. Его небольшие глаза загорелись интересом – как-никак треть своей взрослой жизни Уильям потратил на то, чтобы выбиться наверх, еще треть – чтобы заработать денег. Теперь у него был шанс получить немного славы – войти в историю города как его новый управитель, со страничкой в Википедии и всем тому подобным. Пожилые люди нередко к такому неравнодушны – чем ближе ты к могиле, тем больше хочешь оставить след на этой земле.  – А что до того, кто выиграет…  Парни, если бы я был Нострадамусом, то не вел бы делюги с вами, а покупал бы лотерейные билетики. -  Билл хохотнул, демонстрируя, что это стеб. Затем задумчиво сложил уже покрытые морщинами возраста руки на плотном брюшке. –  Ну это будет демократ, к бабке не ходи… Майк отметил, что это логичный вывод – Сакраменто "левый" город, в котором к тому же куча всяких меньшинств, которые традиционно, из своих шкурных соображений, голосуют за сторонников толерантности. Даже если, как мусульмане, в своих общинах являются сторонниками железного домостроя. – Думаю. Джефферсон соберет немало голосов – тупые качки-чемпионы всегда имеют немало поклонников и поклонниц. Но он мистер-Чистые-руки, с ним каши не сваришь. Интересно,  что его, возможно, Лавли поддержит. Представительница радикально-прогрессистской части городских демократов. - Она не любит Джефферсона, но Мерфи любит еще меньше. Тут Ринальди деловито спросил. – А ты считаешь, что этого хуесоса, "Чарли"… Или как там лживая скотина просила его называть? - Никак не убедить, что нас кидать – себе дороже? У него что, девять жизней, блять, что ли? Уильям на мгновение прикрыл глаза – и стал похож на мудрую престарелую черепаху. – Парни,  самое главное – не путайте Мерфи со Стоуном. Тот был настоящий богач – а этот дутый. Да, он вроде как крупный бизнесмен – но свои проекты делает на чужие деньги, деньги инвесторов. А знаете кто один из них? "Мейерлинк Инкорпорейтед".  Те ему видно поставили условие  - либо ты побеждаешь в выборах и зачищаешь для нас территорию, либо мы тебя пустим по ветру. И теперь он будет себе дорогу вперед зубами прогрызать. На какое-то время  все замолкли – сказать было особо нечего, но, казалось, в трех головах так и вертятся мозговые шестеренки. Наконец Майк сказал.  – Билл, по-моему, ты лучший кандидат. Твой возраст – знак опыта, разве нет? Ты старый профсоюзник, мог бы стать... объединяющей фигурой как бы. В этот раз Коул отреагировал на мысль уже в менее негативном ключе. - Ребята, я мог бы… теоретически!... увести за собой часть умеренных, даже значительную часть. Но тогда не исключено, что победит Джефферсон, при поддержке левых. Вы в курсе, что они вступили в переговоры с Армандо Муньосом? Речь шла о еще одном городском советнике. Тот, владея сетью кафетериев быстрого питания и буррито-вагончиков, состоял председателем КЛЛ (Комитета Латиносских Лидеров) – обшественной организации, занимавшейся помощью представителям этой  национальной группы. Муньос способствовал своим одноплеменникам с трудоустройством,  юридической помощью, лекарствами  - и в целом пользовался  в этой среде большой популярностью. Газеты прозвали его "Папой Терезой". В том, что он являлся тем еще своекорыстным сукиным сыном, Майк совершенно не сомневался. Но не принимать во внимание cеньора Армандо было нельзя – почти двадцать семь процентов населения Сакраменто были латиноамериканцами. – Так надо как-то разрушить союз этот. Переманить Джефферсона, а может, и Муньоса на твою сторону. Как говорили римляне, разделяй и властвуй. – откликнулся Майк на слова советника. Теперь оба глянули на Фрэнка. Затем советник сверился с часами. - Когда у вас следующая партия? Я не против сыграть.

+6

16

- Увы, я развлекаюсь иначе, - прикрыв глаза, дернула губы в кривой усмешке на приглашение Дэнни поплавать вместе с ним и русалками. Росси начал вечер весьма культурно для себя самого. Его прям было не узнать - никаких ругательств, всплесков неадекватной агрессии - наоборот, сплошная обходительность и нежность. Если, конечно, не брать в расчет пошленьких намеков. Впрочем, те были всегда в его духе и составляли в паршивом характере меньшее из зол. Ливия считала выпитые им бокалы, вычисляя, после какого мужчину понесет по старой волне, и тот сцепится с каким-нибудь официантом или, не дай бог, гостем. Однако при всем при этом она великодушно подыгрывала его кокетливому настрою. - Да, кстати, - весело поддержала Майка, вспомнившего о том, что Росси зажал свадьбу и мальчишник. - На тебя не похоже. Где шумная вечеринка? - как и все гангстеры, Росси тоже любил показушность, и для Ливии было действительно странно, что он не устроил пафосного вечера в честь своей свадьбы. Однако после такого размашистого открытия "Дольче" совсем не исключено, что Дэнни захочет устроить и свой собственный праздник, не менее роскошный, чем этот. - "Дольче" и "Парадиз" в твоем распоряжении, - меркантильное сознание уже невольно начало отсчитывать заработанные на этих вечеринках баксы. Поэтому Ливия решила немного надавить: - Имей в виду, ты меня сильно обидишь, если предпочтешь мои заведения другим, - поглядывая в свои карты, с укором посмотрела на Росси, но тут же скрасила свои слова самой очаровательной из тех улыбок, что имелись в ее арсенале.
На короткое время внимание отвлек появившийся прямо перед глазами Фрэнк, который начал что-то недовольно шептать своей родственнице. Может, она выкрала его заначку и пришла спустить ее сюда? Ливия смотрела на эту сцену совершенно безразлично. К присутствию Донны на игре она не имела ровным счетом никакого отношения. Покер организовывал Альтиери и Гвидо, и все участники, по идее, были заранее согласованы ими. Что касается Костнер, Ливия не приглашала ее даже на открытие. Она оказалась спутницей Маркуса Зельмана. Продюсера, что помог устроить фотосессию с Берн и за это выклянчил приглашение на открытие. Поэтому появление Донны здесь было для Ливии таким же сюрпризом, как и для большинства ее знакомых. Эта тощая и нездоровая на голову сука вызывала в ней раздражение и какой-то особый прилив лицемерной язвительности. Но иногда она все же встречалась с ней. Как раз для того, чтобы впрыснуть в ее тщедушное тельце свой скопившийся от перенапряжения яд.
- Часто ты играешь в покер, Донна?  - обратилась к ней, когда та уравнивала нехило задранную ставку. В голосе звучала веселая насмешка. - Страсть к картам - это у вас семейное? - имела в виду ее и Дэнни. - Поделишься с кузеном, если сегодня выиграешь? - подмигнула Росси. О том, что с Костнер у них не очень ладится, Ливии доводилось слышать. Да и с кем вообще у этих двоих что-нибудь клеится? Та еще шибанутая семейка.
Имея изначально на руках сильную комбинацию из карт, Ливия была необычайно воодушевлена игрой. Правда, вскоре ее накрыло легкое напряжение. После того, как все за столом так запросто кидали вперед свои фишки, круто повышая ставки, она начала подумывать о том, что фул-хауз здесь на руках не только у нее. Не желая бездумно рисковать, она уравняла последнюю ставку и пронаблюдала за тем, кто сколько карт меняет. Гребанные блефовальщики, ведь, а!
Мимоходом слушала, о чем Ринальди болтает с Берген. Его слова по поводу воздержаний спортсменов перед играми вызывали широкую ухмылку. У Митча Эванса действительно случались вечера, когда он просил не встречаться, ссылаясь на то, что перед игрой ему надо сосредоточиться и сохранить силы. В следующий раз обязательно подколет его насчет того, что какая-то баба ограничивает его сексуальную жизнь. В Лив даже родился некоторый азарт побороть это дурацкое правило и намеренно затащить его в постель прямо накануне игры.
- Майк, по-моему, напрашивается на билеты в вип-сектор, - с нетерпеливой ухмылкой прервала обмен любезностями между Берген и Майком. Ринальди сейчас явно включил свое хваленое обаяние и шел на все, чтобы очаровать тренера "Кингз". Потеря мужского внимания неприятно скребла нервы, и даже то, что эта Берген пожирала ее глазами, не компенсировало утрату привычных взоров Майка. К Рэйхель, как и ко всем ее раскрепощенным эмансипированным штучкам, моментально родилось стойкое неприятие. Пришлось отвернуться, чтобы предотвратить тошнотворный эффект от взаимных комплиментов этой сладкой парочки. На глаза попалась Агата. Точнее, ее слепящее взор ожерелье.
- Лучшие друзья девушек - это мексиканцы? - пошутила, кивнув на шею испанки. - Бесподобная вещь.
Если Агата сегодня продует все свои деньги, беднее она от этого вряд ли станет. С Гуэррой вообще понятие бедности, наверное, не существовало. Можно было смело бросать все и уезжать с ним в Мексику. Но тут вопрос в том, насколько Тарантино смогла бы терпеть зависимость от мужчины. Насчет себя вот Ливия была уверена - в ее жизни присутствовал подобный неудачный опыт, и больше повторять его она не хотела. Отсюда "Парадиз", "Дольче" и прочие стремления. Да та же игра в покер сейчас - не просто развлечение, но еще и способ легкой наживы. Деньги всегда ей были нужны, но сейчас, после баснословных трат в связи с открытием клуба, Ливия нуждалась в них особенно и, конечно же, уповала на свою победу. К тому же, ей еще предстояло чинить свою машину после аварии. Поэтому, когда Майк вслед за Берген сбросил карты и поднялся из-за стола, увеличивая тем самым ее шансы, Андреоли довольно улыбнулась и уравняла ставку до двадцати тысяч.

Отредактировано Livia Andreoli (2016-10-19 22:51:18)

+6

17

Порой случайные встречи преподносят весьма приятные сюрпризы. Настолько загрузившись весьма сложным процессом, где мне предстояло поработать эксцентричным фокусником, я абсолютно потерял счет времени. О том, какой сегодня день, напоминала Барбара, взявшаяся за мое здоровье крепкими руками, выставляя одной ей известное меню на каждый день. А я и не против, главное - чтобы были сигареты. Так о встрече.
Решившись на прогулку днем, бросив на полчаса все к чертовой матери, а точнее в сейф, я отправился в «люди». Побродить, поискать новых эмоций, послушать нервные от напряжения голоса (так лучше понимается, что я еще и сбалансирован), да и просто проветриться перед вечерним штурмом бумаг, которые я впоследствии подложу прокурору под нос. Его хаммер показался из-за угла, когда я уже завел ногу дабы сделать шаг по перекрестку, оглядываясь. Народ хлынул вперед, и я остался, как гриб по среди уже убранной грибниками «поляны». Не заметить было бы Монтанелли меня сложно. Нарушив пару правил, остановив машину передо мной, водитель подхватывает случайного пассажира. Я был рад этой встречи. Мы не друзья с Монтанелли, это весьма опасно. И поэтому предпочитаем «теплые деловые отношения». Не люблю быть должником, а в статусе друга так и тянет в долг залезть, надеясь на то, что тебе его простят. А занимать у итальянцев в пиджаках себе дороже.
Как оказалось, у Гвидо жизнь бьет ключом (главное не гаечным ключом и не по голове). Я немного позавидовал ему в плане бурности событий, что крутятся вокруг итальянца, но потом, уже в кабинете понял, что нет, по мне лучше болото, где я главный лягух. Непринужденная беседа расслабила, казалось бы, обоих. Ощущение, что ты сидишь перед тем человеком, перед которым тебе не надо в голове крутить слова, выстраивая те в правильные, а главное доступные обороты. Между нами с Монтанелли никогда не возникало недопонимания. Хотя пофилософствовать обоим, это как воды напиться, причем сходить за ней не трудно самому.
Передо мной легло приглашение на открытие клуба. Пальцы коснулись лощеной бумаги, на которой уборным почерком было написан день этого события.
- Предлагаешь мне оставить все на радость твоему кошельку, - усмехнувшись, пожимаю руку Монтанелли на прощание. – Я подумаю.
Я не азартен. А точнее нет. Мой азарт имеет более высокие ставки, нежели фишки лежащие перед игроками на зеленом сукне и те карты, которые выпадают каждому и собирающиеся в выигрышные и проигрышные ситуации в руках игроков. Жизнь, свобода, казенный дом или собственная кровать – вот то, чем я играю. А просадить деньги это для меня не представляет интереса. Может скажете Скряга. Вспомнится то, что я покупаю Люси, отнюдь. Проституткам такие подарки дарить вряд ли стал бы нормальный мужчина. Но кто сказал, что я нормальный?
Выбор транспорта сразу решился в пользу самолета. Вести машину, а потом чувствовать в заднице «гвоздь» от многочасового сидения надо быть полным идиотом. Хотя есть любители.
Успеваю подумать над делами во время полета, слышу приятный голос стюардессы.
- Мужчина, будьте так добры, пристегнуться.
А если мы будем падать это меня спасет? Но сказать такое вслух в самолете полным параноиков, которые если не крестятся, то запивают страх, значит обречь себя на тяжбу в суде сразу по прилету. Остается лишь усмехнуться, смотря, как сосед нервно дергает ремень в попытках пристегнуть свое пузо.
Опаздывать не в моих привычках, но дело в том, что я никогда не опаздываю. Даже если на ваших часах будет десять минут как Кови должен стоять рядом, это ничего не значит. Не думаю, что час отдыха в гостинице заведения, в котором предполагается слет пионеров с толстыми кошельками, мне будет лишним. С саквояжем и перекинутым через руку костюмом, я шагнул в здание. Даже боюсь представить, что же там, в зале, если уж холл в мраморном макияже.
- Бруно Кови, - представившись, протягиваю руку за ключом. Когда же администратор вложил в мою руку ключ и через несколько секунд, повернувшись, всмотрелся в лицо девушки, которая стояла за администраторским местом.
Приятно принять освежающий душ после самолета. Оказывается, богачи потеют сильнее простых смертных, летающих вторым классом. Терять больше, жить жаднее, не все еще оказалось в их цепких руках. Время текло медленно, что было не на руку. Успеваю поработать, в ожидании, когда мне принесут костюм. Сервис на высшем уровне. Ну кто платит деньги, то и танцует девочку. И в этот момент в дверь постучали, прерывая мои мысли.
Я спустился вниз, оставив на двери номера табличку «Не беспокоить». Мои бумаги ценнее того действа, ради которого вывешивают такие предупреждения. Но понять там, если кого-то приспичит покопаться в них, смогли бы лишь лингвисты и профессионалы.
Ну что ж, теперь можно и выпить.

+7

18

- Так бы и сказал, что надо сразу в задницу целовать, - Беззлобно усмехнулся на поправку Франческо.
Кое-что общее, кроме опасной вспыльчивости, у меня с родственником все такие имелось. Тщеславие. Альтиери, я полагал, мечтал стать доном не меньше, чем я – капитаном. И теперь, добившись желаемого, во всем пытался подчеркнуть свой новый статус. Вспомнить хотя бы тот особняк, стоимостью примерно в десять лямов, который они с Джульетт присматривали для переезда. Впрочем, осудить Фрэнка здесь было не за что, оно и логично, тем более -  для большого человека с не менее же раздутым эго.
К разговорам же о родственниках, - Хорошо, Гвидо, как всегда. Кстати, я слышал, Лео сегодня играет? Твой сын серьезно вымахал за последнее время, - речь шла, разумеется,  не о росте, - может уже позволить себе пару тонн из личных сбережений спустить или у тебя занял? Ставки сегодня будут серьезные, - Но Монтанелли, как организатор игры, естественно об этом знал. Чего вряд ли можно было сказать о его сыне. Лео еще совсем пацан по мафиозным меркам, да и в принципе –  очень молод.  Большинству мобстеров в его возрасте светило, разве что, еду с бухлом на Игре Главных подтаскивать. А кому-то и в  более зрелом – только это и оставалось. Окинул едким взглядом сопровождающих сегодня Гвидо бандитов, на любимчике бывшего дона, Бульдозере, задержал его дольше всех. 
Не слишком удивившись тому, что Альтиери не имеет никакого отношения к присутствию на игре моей кузины, я улыбнулся той самым дружелюбным образом, коснулся в приветственном поцелуе ее напудренной щеки,  - Отлично выглядишь, - отвесил дежурным комплимент, прежде чем ответить на такой же дежурный вопрос, - Очень даже не плохо, для ее срока, знаешь… Тебе стоит почаще заходить в гости,. Может быть, и имя ее запомнишь, - Добавил с налетом некоторого недовольства. На самом деле, Донна была мне по душе, к слову, как раз по тем же причинам, по каким ее на дух не переваривал Фрэнк.
Уже сидя за столом и рассматривая свои карты, я одновременно беседовал с Ливией, - Да, и как же, например? Увлеклась кулинарией? Я слышал, ты и без того готовишь просто убийственно, -  Сделал акцент на последнее слово и, не поднимая головы, посмотрел в глаза разыгравшейся итальянки, готовясь поймать желаемую эмоцию. Очевидно, что Андреоли поняла мои намеки. Удивительно, но и по прошествии стольких лет, подобные огворки до сих пор были актуальны. А история-то была прескверной. Тут я, скорее на автомате, переместил свой, пока еще не опустевший бокал, по левую руку. Но своего игривого настроения не растерял и после того как Майк, затем и Ливия, решили припомнить мне отсутствие шумных гуляний в честь недавнего бракосочетания.
- Ебанный в рот, и ты туда же? , - Наконец, отложив карты обратно на стол, с удовольствием угостился сигарой, - Вы с Фрэнком больше переживаете по этому поводу даже, чем сама Мартина. А ведь она баба!, - А какая женщина не мечтает пощеголять в свадебном платье? – Я подумаю об этом, - Ответил уже Андреоли на ее щедрое предложение. Разумеется, играть свадьбу в борделях я не собирался. Хотя Дольче на блядюшник был похож меньше всего. А вот что касается мальчишника…Подумать об этом, однако, прямо сейчас  не успел.
- Избавиться? О чем вы? – С совершенно наигранным удивлением, поинтересовался у Рэйхель. Картинно смахнул в пепельницу четырехсантиметровую трубочку пепла, - Разве дружеские беседы на спортивные темы запрещены законом? Может быть, я большой фанат баскетбола? Но не такой заядлый как Гвидо, видимо… - Не мог не отреагировать на ремарку Монтанелли, старательно нахваливающего новую знакомую , как мне показалось, со слишком уж очевидной лестью. А, может, он и в самом деле так считал? В отношении Патологоанатома я никогда не мог угадать наверняка.
Когда Декстер, бывший муж Агаты, повысил ставку до пятнадцати тон, я нахмурился и снова поглядел в свои карты. Две пары и шестерка. Не плохо для начала. Но недостаточно для того, чтобы бездумно разбрасываться такими суммами. В то время как Кортес, судя по всему, в своих шансах был  уверен.
Не удержался и от въедливого комментария, -  Ну и что у  тебя там такое, блять? Ахуенное везение? – Опустошив свой бокал, раздраженно отпихнул его в сторону.  Следом, уже несколько веселей, обратился к Тарантино, сегодня как-то особенно молчаливой, - Знаешь, тебе определенно стоит трясти с него побольше алиментов… Особенно после того, как с Аароном случилось такое несчастье. Но я не думал об этом на самом деле, был слишком увлечен игрой. Поэтому и на вопрос Майка о Барте отреагировал не сразу, - Мне его че теперь всегда за собой таскать? Тем более, у него гастрольные туры на год вперед расписаны. Не знаю уж чем он берет, но публика от него чуть ли не в экстазе бьется, -  Хотя это было и не главном причиной. Сам андербосс, я полагал, вряд ли бы порадовался его присутствию. Как и Ливия, впрочем. Впечатлений от знакомства со звездой хип-хопа Андреоли, наверняка, хватило. Но я умолчал об этом, - Да как же, не играет. Рассказывал мне, как однажды слил  в Вегасе за ночь триста пятьдесят штук, а потом еще хотел заложить часы, но скупщик отказался брать их за предложенную цену. Барт тогда взбесился, разхерачил витрину урной. Сутки в изоляторе просидел. А потом его еще и  Джессика отправила на какую-то китайскую шоковую терапию, лечиться от игромании типо, - Вспоминая с каким яростным возмущением рассказывал мне об этом Вессон, я даже приободрился. Усмехнувшись, заметил, обращаясь уже ко всем присутствующим, - Ебанутые они, эти рэперы.
После обмена карт настроение у меня немного  улучшилось, а уверенности поприбавилось. Не то, на что я  рассчитывал, конечно, но гораздо лучше, чем могло быть. Если бы вместо очередной двойки в мои руки попала дама – было бы совсем отлично.
Тем временем, ставки возросли до двадцати кусков. Я начинал нервничать, активнее соображать. Уравнивать же пока не спешил, - Слышь, Энджи, сколько там в банке? 
- Примерно… сто сорок пять тысяч, - Я присвистнул сквозь зубы. Хороший куш, - Будешь поднимать?
- Нее, нахуй, -  Покачал головой и подтолкнул на середину стола еще пару фишек, поддерживая текущую ставку. Отказываться от возможности в легкую сорвать 150 тонн я не собирался.  А шансы-то, казалось, были неплохими..

Отредактировано Daniel Rossi (2016-10-21 05:33:57)

+6

19

Единственная персона за столом, о ком я не имела никакого понятия, была женщина с фамилией Берген. Я не увлекаюсь баскетболом, поэтому имя дамы не дало мне ответов о том, чем на она жизнь зарабатывает. Но заведенные разговоры вскоре прояснили все.
- Удивительно, но все как один боятся физической боли и с благодарностью ее избегают послушанием - я усмехнулась и в голове проскочила мысль, что Рейхель скорее сойдет за владелицу борделя, нежели тренера.
- Мы же все еще про спорт говорим? - подмечаю я и допиваю свой мартини. Прошу официантку наполнить еще один бокал, параллельно прикидывая в уме сколько мне нужно выпить, чтобы не перебрать, но и не остаться скучающе трезвой.
- Придется тебе, Дэнни, на своем юбилее за все отдуваться. Или на рождение ребенка. - хоть день рождение Росси в ближайшие месяцы не грядет, но, полагаю, что Майк и Ливия не забудут о том, что Дэнни должен банкет, и спустя пол года. Сейчас, как по мне, устраивать свадьбу, а тем более, мальчишник, поздновато.
- Кстати, кого ждете? - я бы сделала ставку на то, что от Дэнни можно родить только пацана. Поэтому удивлюсь, если Мартина ждет девочку.
- Лучшие друзья девушек - это мексиканцы? - Андреоли верно заметила колье на моей шее. Я, вслед за ее вопросом, коснулась шеи и наклонилась ближе к женщине, минуя Росси.
- И лучшие любовники тоже - подмигнула я подруге, выравнивая спину.
- Знаешь, тебе определенно стоит трясти с него побольше алиментов… - это капитан намекнул на лихие ставки Декстера. Впрочем, чьей победе я не расстроюсь, так это именно Кортеса. Как ни крути, а он мне роднее из всех присутствующих, да и может был бы шанс намекнуть бывшему о том, что выигрышем надо делиться.
- Для этого надо было пожениться в свое время. А я такую ошибку совершила лишь раз и не с Декстером - улыбаюсь, делая вид, что шучу. Впрочем, мой брак с Сантино и правда можно назвать шуткой - поженились, через два месяца разошлись. А за оформление развода взялись только сейчас.
После первого круга пришло время менять карты. Я, человек, оказывающийся за покерным столом не часто, а если честно, то всего пару раз, считала свою комбинацию карт очень внушительной, с большим шансом не победу. Поэтому отказалась от двух лишних карт, надеясь, что выпадет последняя восьмерка и тогда одна из сильных комбинация мне обеспечена. Восьмерка не выпала, зато вышла пара, итого на руках я держала фулл-хауз. Внимательно слежу за тем, кто сколько поменял карт. И делаю вывод, что Ливия и Лео, которые остались со своими пятью картами явно в себе уверены. Даже, возможно, больше чем я сейчас.
Поэтому вторая ставка моя была невысока, всего лишь плюс две тысячи. Последний кон завершился куда спокойнее.
- Я ожидала, что второй круг пройдет с большей экспрессией. - точно подметила я.
Пришло время вскрывать карты. Перевернув карты я, первым дело посмотрела что прятали в руках Лео и Лив. У Монтанелли полная фигня, даже странно, что он не скинул неудобные две карты. А вот Андреоли правда собиралась сорвать куш.
- Фулл-хауз! - победоносно заявила я, понимая, что Ливия проиграла со своими семерками.
- Ты была близка - но в покере если ты второй - то проиграл.
- У нас перерыв? - мое настроение значительно скакнуло вверх, я оживилась. Теперь мне не терпелось поделиться новостями о куше с Давидом. Мол, смотри, ты не зря меня сегодня спонсируешь.
- Кто в бар? Я угощаю. - зная мужчин в Торелли, они только рады выпить и пожрать на халяву, а вот Кортес вряд ли согласиться развлекаться за мой счет. Но это не значит, что его я не приглашаю. - Ты идешь? - спрашиваю у испанца, выходя из-за стола.

+7

20

- Как всегда, - ухмыльнувшись, сказала после приветственного поцелуя с Дэнни и осмотрела его с ног до головы. Сама она всегда одевалась безупречно, выходя в свет, и ничуть не удивлялась хоть дежурным, но все же комплиментам со стороны таких же разодетых в дорогие шмотки мужчин и женщин. И кузен в этот вечер не стал изменять самому себе – перстни, дорогущие часы, дорогущая одежда… - Я помню её имя, Дэнни, не обижай меня! – разумеется, это было ложью, и мужчина прекрасно это знал, но лишний раз посмеяться со своей же короткой памяти и выставить свою беспардонность на всеобщее обозрение считала своей обязанностью. – А ты пригласи меня хотя бы раз к себе домой на ужин, скажем, и возможно нам с твоей женой удастся поближе познакомиться, - итальянка действительно этого хотела, но только из любопытства. Ей хотелось узнать, какую девушку в жены выбрал себе её дражайший кузен, оценить внешность, характер, навыки ведения хозяйства, в конце концов; узнать, выбрал ли Дэнни просто красивую куколку  с сахарной ватой вместо извилин, или более-менее нормальную особу.
Уже сидя за столом, Донна, прикурив сигарету, осматривала всех присутствующих и попивала только что принесенный официанткой херес, как к ней со спины подошел не кто иной, как Фрэнк. – Какие-то проблемы, Фрэнки? – певучим голосом проговорила итальянка, подняв взгляд на супруга своей старшей сестры. Сквозь напускное вежливое выражение лица проглядывалось то раздражение, которое женщина привыкла видеть на лице мужчины постоянно. Она всегда любила его злить, хотя вряд ли она увидит сегодня его багровую от злости физиономию. Впрочем, она все равно попытается сделать это – разумеется, ради забавы, да и чтобы лишний раз удостоверится, что она мастерски умеет выводить Альтиери из себя. – Ну, так оставь серьезных людей заниматься серьезной игрой, ты ведь, как я вижу, садиться за стол не собираешься,  – ухватившись пальцами за пиджак Фрэнка, проговорила актриса, и через пару мгновений отпустила его. – И что ты мне сделаешь, м? – проиграет она больше десяти кусков или не проиграет – Альтиери это касаться не должно, она не его деньги пришла тратить и не на его шею собралась садиться в случае крупного проигрыша. Хотя… почему, собственно, не на его?
- Дэнни, у тебя не было мальчишника? – искренне удивилась. – Да как же так, это не в твоем стиле. Я думала, ты женишься по большей части из-за того, чтобы закатить перед свадьбой масштабную тусовку, - посмотрев на свои карты, женщина глубоко затянулась сигаретным дымом и отложила их в сторону. Вслушалась в разговор Берген и Майка, хотя, по большей части, в этом разговоре её интересовала тренер «Кингз». Она без стеснения наблюдала за с виду хрупкой женщиной, думая, как же та гоняет целую толпу амбалов в шортах и вывозит команду на довольно престижный уровень. Возможно, на престижный уровень. А возможно, и нет. Костнер в баскетболе разбирается примерно так же, как Фрэнк – в театральном искусстве.
- Когда есть возможность сыграть в покер в такой прекрасной компании – не упускаю его, - завершив свои слова усмешкой, ответила Ливии. Выглядела она достаточно хорошо, чтобы собирать на своем вырезе на спине взгляде большинства присутствующих в этой комнате мужчин. Даже Маркус, вдруг показавшийся в поле зрения (хотя до этого он крутился около бара), все осматривал Андреоли со стороны. Заметив за столом женщину, продюсер, поднеся стакан с виски ко рту, нахмурился, и Донна нахмурилась в ответ; так они и смотрели друг на друга, пока Зельман не отвернулся, не отвлекся на того самого встреченного на этом вечере знакомого. – Конечно, семейное, - поглядела с ухмылкой на Росси и перевела взгляд на Андреоли. – Судя по ставкам, лишние десять тысяч от выигрыша можно будет скинуть кузену на костюмчик на свадьбу, - не обошла стороной шанс поддеть со своей стороны итальянца по этому поводу. Они зачастую подшучивали друг над другом, иногда эти шутки совершенно выходили за рамки приличия, а какие-либо выходки – тем более, и им было абсолютно комфортно. Донне, по крайней мере, точно.
В свете огней блеснуло колье Тарантино, которую она знала плохо, но могла с уверенностью сказать, что вкус у той довольно-таки неплохой, достойный внимания; могла сказать так только лишь потому, что он совпадал с её вкусом, учитывая то, в каком наряде пришла женщина и какую цацку она нацепила себе на шею. Чем больше драгоценность – тем больше восхищения она вызывает у Костнер, так было всегда.
Донна смотрела на свои карты и понимала, что скинуть это дерьмо нужно было еще в начале, когда дело не дошло до таких бешеных ставок от уверенных в своих комбинациях игроков. В результате она просто отказалась повышать или уравнивать, спасовав и собравшись выйти из-за стола; больше десяти тысяч баксов она уже пустила по ветру из-за своего желания испытать удачу, и Фрэнка, возможно, подобный расклад будет волновать намного больше самой актрисы, которая выглядела совершенно расслабленной без большей части принесенной на игру суммы денег.
Маркус уже направлялся к Костнер, увидев, что та поднялась с места, и та подумала, что нет ничего лучше еще одной порции хереса для поднятия настроения после столь неудачной для неё игры.
[NIC]Donna Costner[/NIC][STA]whenever, fuck you[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2i13J.gif[/AVA][SGN]bulldozer speech demon.[/SGN]
[LZ1]Донна Костнер, 38 y.o.
profession: актриса, руководитель театральной труппы
relations: sherry
[/LZ1]

+6


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » lock, stock and some smoking mobsters