Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » kein gewerblich


kein gewerblich

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Парк | 19.09.16 | вечер

Terra Guest   &   Guido Montanelli
http://f2.s.qip.ru/18qb6mRlH.jpg
Несколько слов о целях и средствах.

[AVA]http://se.uploads.ru/qxFkW.jpg[/AVA]

Отредактировано Terra Guest (2016-10-30 15:22:12)

+1

2

вв: униформаВечер, зелень, скорые южные сумерки, длинные тени... Кому о чём, а большинству простых посетителей Дискавери, крайне немногочисленному по сути в начале рабочей недели и никак не относящемуся к местному персоналу, все эти пейзажные прелести в первую очередь должны были напоминать о скором закрытии парка. И активность они вызывали соответствующую: люди все чаще поднимались с покрывал, расстеленных на газонах, с деревянных лавок, собрали книги, игры и прочие свои занятия. Громче начинали говорить. Резче жестикулировать. Кто-то шел напрямую к парковке или к будке охраны, чтобы там забрать оставленные на хранение ключи от своей машины, или пешком поднимался на мост, иные - спешили успеть посетить местную уборную, сбиваясь около дверей в маленькие очереди, а одиночкам и компаниям, которые по каким-то причинам еще не присоединились к остальному ленивому, медленному и в то же время, как по команде, всеобщему движению, о необходимости это все-таки сделать вежливо напоминал "как бы между прочим" проходящий мимо патруль.
За каптеркой новая, ночная, смена докуривала с уходящей-дневной "по-последней", живо обсуждая последние нововведения и планы. А еще чуть к юго-востоку на простой лавочке за таким же простым, стареньким и кое-где изъеденным жучками деревянным столом сидел виновник львиной части происходящего.
Вернее, виновница: Терра Гест - маленький лесничий, начавший наконец-то хоть какие-то изменения на огромной территории, прежде несколько лет находившейся в состоянии непроходимого, закономерно разлагающего застоя то ли от лености, то ли от безынициативности прошлого должностного лица, то ли от его любви к не ему предназначенным деньгам - это уже не важно. Юная "мисс Гест" об этом не думала. Сперва она лишь иногда неприятно удивлялась реальному положению вещей в куче самых мелочных, казалось бы, направлений тем сильнее, чем сильнее в эту кучу закапывалась, а потом, как только хоть чуть-чуть разобралась в двух фундаментальных вопросах: "Где же я на самом деле оказалась?" и "Как так могло получиться?" - начала очень-очень аккуратно, не загадывая на слишком далекое будущее, загибать-таки свою линию. В ту сторону, которую видела "лучшей".
Крошечными шажками.
Не делая ни-ка-ких резких движений.
С тупой, равномерной настойчивостью паровозного поршня.

Начиналось все просто и почти невидимо: к концу августа Терра уже в корне изменила порядок распределения по парку волонтеров (пусть приносят пользу, а не сидят по углам на попе!), "текучка кадров" среди которых оказалась достаточно сильной, чтобы мера не обратила на себя постороннего внимания. А в Дискавери в итоге всего за каких-то последние полтора месяца стало действительно чисто. При внешнем отсутствии вообще хоть каких-нибудь особенных новых усилий. Потом Терра задумала разместить в лесном массиве несколько "социальных" табличек, о которых, впрочем, еще не сообщала никому кроме собственного отражения в зеркале, и нарочно, пока только вскользь, начала иногда упоминать на мелких планерках тему детских площадок, найденных ей почему-то на всей огромной площади Дискавери в количестве ноль, и тему собак, которых, наоборот, обнаруживалось тут слишком много, хотя по-хорошему не должно было присутствовать в принципе. Дополнила порядок закрытия парка. Вот тот самый ненавязчивый обход территории, напоминающий о времени счастливым людям без часов, - он тоже был делом ее руки. В буквальном смысле: руки, поставившей на листе А4 печать и личную подпись.
Теперь же эта маленькая девушка с детской улыбкой и не по-детски завершенной, пышной фигурой сидела, облокотившись предплечьями на край столешницы, безучастно отмечала движение пешеходов по краю зеленого моста, ставшее сейчас де факто почти полностью односторонним, и довольно про себя констатировала, как работает капельная, казалось бы, уловка. Смотрела в распечатанную на серой газетной бумаге карту и что-то как будто сосредоточенно писала. Так во всяком случае должно было бы казаться издалека, потому что вблизи, на деле, за последний час она не написала ни одного осмысленного слова, а только механически, бездумно выводила на странице раскрытой школьной тетрадки в клеточку бесформенные зигзаги, тщательно закрашенные синей ручкой прямоугольники и жирные косые параллельные друг другу палочки.[AVA]http://se.uploads.ru/qxFkW.jpg[/AVA]

Отредактировано Terra Guest (2016-10-30 15:22:38)

+1

3

Направляющийся в лесную зону в сумерках редко имеет благие намерения. Парк, заповедник или тем более местность более дикая - не столь важно; в тёмное время суток лес никогда не бывает приветливым, и без особой на то причины направляться туда в темноте - как минимум, глупо. Ну а особые причины - как раз они намерениями добрыми бывают выражены нечасто; любое благо, как правило, имеет возможность подождать до утра... Впрочем, боязнь ночного леса - дело тоже относительное. Чтобы оказаться ночью на природе, не обязательно выходить из дома после захода солнца - ночь вполне может застать тебя уже в лесу.
Гвидо стал относиться к природе как-то внимательнее с тех пор, как больше начал общаться с роднёй жены - за то время, почти пару месяцев, что он, можно сказать, прожил в резервации, он многое увидел, многое понял и кое-что переосмыслил, и даже научился чему-то, что могло бы стать полезным тогда, когда всё остальное стало бы бесполезным. Стал ближе к природе, в какой-то степени - достаточно близким, чтобы не бояться ночных лесов. Всё это не сделало его активным борцом за природу, сторонником "партии зелёных" или что-то вроде того, вовсе нет, никаких активных политических взглядов в его жизнь это не привнесло - скорее он научился брать у природы то, что было нужно; и ровно столько, сколько нужно - умея быть благодарным. Принцип не то, что индейский - скорее даже просто охотничий.
Конечно, это странно немного - появляться в парке в то время, когда большинство посетителей уже собираются уходить, но в Дискавери Монтанелли появился как раз незадолго до того времени, когда туристов и гуляющих туда переставали пускать, о чём и напомнил один из охраннико, встреченных им на мосту - где сам он был, фактически, единственным представителем "обратного" движения в данный момент.
- Мы скоро закрываемся, мистер.
Сложно сказать, была ли его сегодняшняя цель появления здесь благой или нет, но тот факт, что дела, связанные с грядущими выборами - уже второй раз, за недавнее время, были в какой-то степени связаны и с выходом на природу, ему был довольно приятен - обычно эта волокита ассоциируется с кабинетами за закрытыми дверями, длинными столами, документами - в таком своём бумажном количестве, что запах этой самой бумаги слышен отчётливо, чуть ли не стоит в воздухе - что и не слишком удивительно, учитывая, что в кабинете этом свет искусственный, потому что зачастую в нём нет окон - через которые взгляды журналистов, конкурентов из другого политического "лагеря" или просто любопытные могли бы проникнуть внутрь каким-то образом... и это больше напоминает бункер, чем кабинет.
- Да, я в курсе. Я здесь, чтобы увидеть местного лесничего, не подскажете, где я могу его найти?..
Запереться в этом "бункере", возможно, и придётся в один прекрасный момент - может, не в том же самом, где будет скрываться сам кандидат со своей группой (хотя и от этого Монтанелли не зарекался - сложно сказать, как тут повернёт), но наступит такой период, когда лучше будет перестать поднимать голову до самого конца. То самое затишье после бури... о котором ещё думать слишком рано.
- Вообще-то "её." Вон она сидит... - отклонившись чуть, чтобы случайно не толкнуть кого-то из проходящих мимо, охранник показал рукой на фигурку, сидевшую за одним из столиков внизу, на некотором удалении от зоны для отдыхающих.
Грядущие выборы вообще вызывали некоторое смутное, неприятное чувство; как, в общем-то, и обычно бывает раз в четыре года - чувство сродни страху и неуверенности, не совсем чистой совести, где-то, может, даже и чувства вины - такой вот тревожный коктейль; потому что такие перемены - из разряда тех глобальных перемен, которые влекут за собой новые перемены... Сменится мэр, что будет означать смену доверенных лиц, и многое из того, что было давно подмазано, придётся смазывать заново. Гвидо вообще не очень любил перемен, но то, что происходило сейчас... грядущие выборы для него и его людей могли бы означать борьбу - не только кандидатов и их сторонников за кресло мэра, но и их самих, элементов организованной преступности - за выживание. Каждого из них.
- Спасибо. - сдержанно улыбнулся Гвидо, кивнув, и продолжил своё движение - стараясь не упускать фигурку в тёмно-зелёной форме из виду дольше, чем секунд на пятнадцать, чтобы, если девушка изменит своё местоположение - не пришлось искать её заново. Вообще-то, о том, что лесничий тут сменился, он не имел понятия, не участвуя в жизни парка ранее никак - но слышал кое-что о лесничем, что он был любителем "погреть руки", где это было возможно, но по данным тем же самых источников, это был именно... "он" - мужского пола. Новая информация смутила немного, но не остановила - не зря же он проделал весь путь сюда, придётся проводить, что называется, "разведку боем". Может, что-то толковое выйдет; нет - ему в любом случае ничто не грозит...
- Госпожа лесничий?.. - окликнул он девушку, чтобы та подняла голову, оказавшись на таком расстоянии, чтобы быть слышимым без необходимости повышать голос. Да, они - фактически, в лесу, но кричать, говоря о делах, Гвидо не привык. Имени служащей он тоже не знал, но это было вполне поправимо - вот и сейчас, скользнув взглядом по довольно объёмной груди молодой девушки, он искал там табличку с именем, а не наслаждался формами. - Добрый вечер. У меня есть несколько предложений по улучшению парка. Я... скажем так - представляю интересы кандидата в мэры на городских выборах, Чарльза Мёрфи. - называть самого себя "агитатором" было слишком тошно. Больно уж много общего было с теми бездельниками, кто сейчас уже давно раздавал на улицах листовки... - И я хотел бы обсудить их с Вами - может, они заинтересуют... я присяду?

Внешний вид

+1

4

Наивно было бы полагать, что именно рисование ломаных линий оказалось этим вечером настолько увлекательным и важным занятием для Терры, чтобы в какой-то момент она перестала замечать собственное ближайшее окружение: реку, деревья, кусты за спиной, людей... Нет, дело было не в них, и не в какой-нибудь "усталости" - на свою волну в абстракцию от прочего мира она сейчас так и норовила провалиться из-за размышлений о собственных же ближайших планах, не более. Планах, которыми уже поторопилась поделиться с младшими коллегами (пусть лишь неформально, но...), и продолжения которых от нее теперь, кажется, ждали. А Терра - нарочно медлила. Ничего не уточняла больше, тянула, стараясь в свою очередь заранее продумать новый шаг до мелочей прежде, чем тот попадет под обстрел чужих мнений и критики.
- А? - чьей-нибудь компании она в таком настроении, мягко говоря, не ожидала.
Терра даже на сразу сообразила, что это вообще к ней обращаются, едва заметно дернулась с опозданием в секунду, выпрямила спину и лишь потом обернулась вполоборота, по инерции удивленно и бегло осматривая фигуру подошедшего к ней... мужчины? Или уже деда в аккуратно отглаженном сером костюме, напоминающем о рядовых офисных клерках, и с лицом стареющего змея-искусителя? Определиться сходу она не смогла. Шепотом:
- Ой - кнула, перехватила что-то ищущий у нее на уровне торса взгляд, хлопнула ресницами, как от наваждения. Но исчезать старик не спешил. - извините... Здравствуйте. - так что выбор был теперь, судя по остальной обстановке, не очень богатый. Не грубить же по чистой придури. Лучше выслушать, подобрать губы в серьезный "бантик", если получится, и понимающе покивать, даже если на этом все не только начнется, но и тут же закончится - мало ли...
С последним словом она приглашающим жестом легонько, согласно кивнула в сторону лавки с противоположной стороны от стола, вместе с тем выцепляя в потоке пронесшихся в голове ассоциаций скользкую и странную связь между политагитаторами и бродячими проповедниками:

"Не хотите ли вы поговорить о своей Политической Позиции?"
Amen.

Придвинула распечатку с картой парка к себе поближе, чтобы собеседник тоже мог облокотиться на стол, если захочет, и не без толики смущения отложила прежде бездейственно зависшую над очередным недокрашенным прямоугольником синюю ручку, медленно вложила кисти одну в другую перед собой.
- Терра Гест, - и не надо ее больше рассматривать в области несостоявшегося декольте.
Вставать тянуть для рукопожатия ладонь, как это полагалось бы сделать в более официальной обстановке, она не стала: не тот контекст. Вместо этого - вытянула деликатную паузу после собственного имени, и сразу, заранее, медленно подбирая и выговаривая каждое слово, предупредила:
- Только... Я вам сразу должна сказать, что в общем случае Дискавери должен оставаться вне политики. Насколько это возможно. Поэтому какую-то официальную поддержку или что-то подобное вы тут вряд ли найдете. Но если сам мистер Мёрфи, - как частное лицо, конечно же, в этом случае, а остальное - дело купленных им СМИ и таланта людей, которые этой покупкой занимались, и на это продолжение Терре заведомо плевать, - хочет нас чем-то поддержать, то... Давайте попробуем. - Обсудить.
Всем же понятно, что от личной инициативы никакой парк не откажется? И выбирать по имени предпочитаемой партии или вероисповеданию, или по сексуальной ориентации - тоже особо не будет.
- Ваш протеже - тут частый гость? - обратное в подобной "доброй воле" смотрелось бы странно. Терра скупо, настороженно улыбнулась: насколько человек, который собирается платить, вообще представляет, что же сейчас надо ее парку? То есть, здесь, на месте. Просто денег-то в виде "пожертвования" они могли в фонд SVC закинуть и без поездок на ночь глядя в лес.[AVA]http://se.uploads.ru/qxFkW.jpg[/AVA]

Отредактировано Terra Guest (2016-10-30 15:23:00)

+1

5

Гвидо выглядел старше, чем был на самом деле - чего, впрочем, не стеснялся, и редко пытался как-то скрыть, уж точно не от самого себя; его жизнь - была, хоть и не запредельно, но всё же - долгой, и, может и не слишком трудной - но полной впечатлений, многие из которых были далеко не самыми приятными. Волею судьбы и своими "профессиональными" качествами Монтанелли много имел дело конкретно со смертью - и наверное, старуха с косой просто наложила в итоге на него свой отпечаток, чтобы он и те, кто был к нему близко, помнили и о её присутствии где-то рядом... Но сам Монтанелли был вполне живым, и его внимание тоже ещё было значительно более живым, нежели у людей, достигших уже по-настоящему почтенного возраста.
От этого внимания не ушёл и другой фактор, прямо противоположный ему данным - лесничий, то есть, лесничая парка Дискавери была девушкой ещё очень молодой, можно даже сказать - юной. Сочная фигурка, как будто ещё не созревшая окончательно - но уже и не лишённая женственности, нежная кожа, лёгкий, свежий румянец на щеках... казалось, униформа - вот что было в девушке самого "взрослого". Вывод, конечно, был сделан не только по данным внешним - внешность, как его собственное лицо показывает, может быть обманчивой, - но и по некоторым другим: например, увидев тетрадку, в которой Терра писала, Гвидо успел заметить те закорючки, что оставались на листах, - не слишком их рассматривая, впрочем, ни слабевшее уже понемногу зрение, ни сама девушка, загородившая обзор, не дали это сделать, но - об их природе догадаться было несложно: многие школьники или студенты так делают, когда скучают на занятиях, пытаясь размышлять о чём-то, и привычка закрашивать квадратики в определённом, но бездумном порядке, или рисовать орнаменты на полях, может уйти не сразу - особенно когда учебное заведение остаётся позади, а вот писанина и работа с документами - нет. Да и само это не слишком уверенное "Ой, извините" - словно сотканное из остаточной детской непосредственности, никак не из невежливости или невнимания. О выводах своих, впрочем, Монтанелли постарался не подать виду - в его взгляде не появилось какого-то смущения, недоумения либо недоверия или уничижительной насмешки; если в полицейскую академию набирают с 21 года, федеральные агенты - и того имеют высшее образование поголовно, в других ведомствах, менее - не серьёзных, а скажем так, менее социальных - критерии немного другие. Да и не ему судить о их работе, впрочем. К тому же - самому ему работать с молодёжью, в какой-то степени, было легче - приходилось потому что немало, и в отличие от федеральных агентов или офицеров полиции, многие из тех, кто работал на него - образования никакого не имели вовсе, помимо того, что он сам "давал" отчасти. И были людьми довольно безголовыми - хотя и старше Терры на порядок... говоря о работе с молодыми "кадрами", впрочем - это могло быть и плюсом в его случае. Так что выражение лица мужчина сохранил серьёзным - большинство молодых людей и девушек, особенно из числа тех, кто хотел носить строгую форму - любят, когда их воспринимают всерьёз.
- Гвидо Монтанелли. - представился Гвидо в свою очередь, присаживаясь на указанное ей место. Могло ли имя быть ей знакомым?.. Он фигурировал в прессе, немало - особенно в начале этого года; но есть у газет и выпусков новостей одно такое свойство - они интересны только пока идут, и вскоре после этого обычно имеют свойство забываться, перекрытые какими-то ещё событиями. Особенно, если фигурируют там такие сложные фамилии, как у итальянцев - память большинства американцев просто даже не заточено под то, чтобы их запомнить... поэтому старая газета, в большинстве случаев - по-настоящему опасна только в библиотечном хранилище. Впрочем, даже появиться в газете - это не преступление. Гвидо уже собирался изложить суть вещей, когда Терра заговорила первой - со строгостью лица официального и обстоятельностью того, кто является им не столь продолжительное время, одновременно. В свою очередь, внимательно выслушав, Монтанелли, многозначительно и понимающе покивав головой:
- Парк - это федеральное ведомство, не говоря о том, что это природный памятник, поэтому не должен иметь политической силы. Я в курсе. - как и сама лесничий Гест не должна иметь такой силы - кроме как права своего голоса, который она может отдать на выборах, разумеется; как гражданка США и города Сакраменто - а не как лесничий Дискавери при исполнении.
- Не думаю, что я настолько близко его знаю, чтобы дать однозначный ответ на этот вопрос. - улыбнулся Монтанелли. - Но мистер Мёрфи - человек семейный, а в парк - насколько я могу видеть, популярная зона семейного отдыха. - вообще-то, строго говоря - дети четы Мёрфи уже давно сами достигли возраста Гест и даже старше, да и сам Чарльз - человек слишком занятый и, пожалуй, публичный для того, чтобы быть тут часты гостем, но - как для политика и как для человека, для которого семейные ценности - не пустое место, обращение внимания на эту область - шаг вполне логичный, с точки зрения Гвидо. Как, в принципе, политика и должна бы работать - и не только перед выборами...
- Как раз о развитии этой зоны я бы хотел поговорить с Вами, как с лесничим - от его имени. Насколько я это вижу, основные сложности работы здесь связанны именно с этим... - человеческий фактор. Животные, которые живут здесь, и тем более растения, которые здесь растут - в основном, прекрасно справляются и сами с тем, чтобы себя прокормить, водоёмы, даже при возможной необходимости чистить их иногда - тоже не требуют столь пристального и постоянного внимания. А вот люди - они представляют опасность для местных флоры и фауны, они представляют опасность для себя самих, и для парка в целом, и для них же, собственно, этот парк и существует - справиться как раз со всем этим без помощи возможно уже вряд ли. Но это - насколько Монтанелли мог понимать ситуацию со своей точки зрения; он лесничим не был, и в этой области немногое что знал... - Уборка, содержание площадок и мебели... - сжав пальцы в кулак, тихо постучал по столу, за которым они и сидели. - ...ремонт... Какие-то бытовые элементы - дороги... электричество. - в той части, где оно необходимо - не столь большой части, но всё же. - Парку ведь не так много помогают со всем этим. Поправьте, если я не прав. - в таких вещах, впрочем - не бывает "мало" помощи.

+1

6

Терра в свою очередь тоже чуть заметно покивала: теперь и она в курсе, что он в курсе, что она... Такая рекурсия.
Повторила про себя новое имя: "Гвидо Монтанелли..." - чтобы лучше запомнить или хотя бы не забыть через пятнадцать минут к концу беседы, попутно покопалась наспех на задворках памяти - глухо. Ни "Гвидо", ни сложная фамилия этого человека не говорили ей ни о чем. Да и не могли сказать пока в принципе: газет Терра все равно не читала, если только те заведомо не касались как-то лично ее или ее подопечной зелени, телек тоже лишний раз включать не привыкла - откуда? А вот недостаточная близость пришедшего встретиться с ней к тому, о ком пошла речь дальше - некому Мёрфи, внимание привлекла: она в свою очередь однозначно и окончательно указала на голую рекламу. Без личной заинтересованности от слова "совсем"; и еще - на столь же голую, ничем не прикрытую "политику" в свете предстоящих выборов, в которой Терра мало понимала. Максимум - она смогла бы по пальцам перечислить основные отличия демократов от республиканцев на бытовом, примитивном уровне, и немного подробнее - по теме их отношения к охране окружающей среды, но в общем-то больше от нее сейчас и не требовалось. Сейчас - ей куда важнее казалось понять, чего старику надо в итоге. Именно здесь, от нее, по-тихому и в какой-то мере даже инкогнито.
Она еще немного помолчала. Опустила глаза в серую распечатку карты, и так уже выученную наизусть до состояния "нарисуй карандашом по памяти", медленно обвела взглядом жирную линию, огораживающую самую ухоженную и самую одновременно доступную гостям часть Дискавери. Еще раз легонько кивнула, мол, она его услышала, она его поняла, и так же медленно вернула внимание обратно к лицу Гвидо.
- Мистер Монтанелли. - негромким, по-прежнему слегка настороженным голосом Терра повторила его имя, - То, о чем вы говорите... оно тут уже поставлено. - однажды проложено, кем-то глобально организовано: дороги, электричество, ремонт... Она по-простецки развернула вверх открытые ладошки, а-ля "руки развела", не отнимая рук от столешницы. Их же в этом плане даже неплохо финансируют (согласно сезонному плану), и не только в этом; другой вопрос - как и на что финансы потом распределяются, и вовсе третий - до чего Терре Дискавери напоминал в его нынешнем состоянии недоласканного ребенка, которому старшие от души иногда, когда о нем вспоминают, суют денег на карманные расходы, или брендовых шмоток, но в упор не видят, что для здорового развития этого мало, а местами - вовсе вредно, и не оно главное. Но не будет же она свои сказки сейчас рассказывать Монтанелли? Кого там ей лесной массив напоминает, а кого - подобные спонсоры... И он ее, этот солидного вида пожилой мужчина, спрашивает о другом.
- Ремонт, дороги... - слишком объемно. Терра едва заметно отрицательно качнула подбородком, - в парке и так вон все перекопано. - один пруд чего стоит. Недавно сданный, ошметки стройки еще вывезли не до конца, - если просто, не напрягаясь, ждать, то дай Небо его берег лет за пять полностью зарастет, а если хорошенько поднапрячься, то года два или три. Но опять же: вряд ли местные политиканы рассчитывают под предлогом предвыборной кампании куда-то себя впрячь на целые два года. - Или... Давайте, может, тогда с другой стороны на это все дело посмотрим...
На пару секунд она замолчала. Исподлобья бросила беглый, рассредоточенный взгляд поверх головы Гвидо на зеленый мост и тут же опустила обратно.
От перил за их столом наблюдала пара патрульных.
- Вы что в конечном счете хотите получить? То есть, мистер Мёрфи. - раз Гвидо говорит, что пришел от его имени, - Этот человек - он... хочет вложиться в экологию, "посадить дерево"? - к сыну и дому, для полноты коллекции, - Или перед людьми лишний раз помелькать? Только безо всякой агитки. Вы мне скажите, что ему надо. И тогда я вам смогу ответить, чего надо мне. - быстро, четко и без реверансов. - То есть, парку. Такого... - Терра обвела кистью в воздухе перед собой маленький круг, старательно подбирая нужное слово, - ...подходящего.[AVA]http://se.uploads.ru/qxFkW.jpg[/AVA]

Отредактировано Terra Guest (2016-10-30 15:23:22)

+1

7

Весь парадокс в том, что Гвидо сам в политике по-настоящему понимал не так уж много, а если сказать ещё более точно - и вовсе здорово недолюбливал и самих политиков, и политику, как явление, в целом. Каких-то высоких целей или особенных патриотических убеждений у него не было, не забывая об интересах других - Гвидо всё же большую часть времени преследовал свои; и то, что он вообще связался с политикой - для него было скорее вопросом бизнеса, нежели политической расстановки: Мёрфи ему был попросту выгоден, как выгоден был его предшественник Стоун... в итоге всё можно свести к банальной системе "услуга за услугу", ты мне - я тебе, выборы - просто само по себе пиковое время, после них Монтанелли желал бы, чтобы подобные контакты вообще оказались бы сведены к минимуму, но, впрочем, - будет ли это действительно так, это время покажет, не хотелось бы загадывать. Но в целом, он не поддерживал политиков и политику - он поддерживал конкретных людей; они могли быть демократами, республиканцами или ещё каким-то словами, напоминающими больше ругательства - важно было то, что они были выгодны.
- Ну... да. Поставлено. - неуверенно согласился Монтанелли, или скорее факт этот и констатировал - искренне не понимая даже, зачем Терра вообще заострила на нём внимание таким образом, чтобы выстроить (или даже и завершить вежливым отказом) беседу в таком ключе. Может, ей, впрочем, и действительно - стоило бы попробовать больше надавить на такие ассоциации, потому как это язык Гвидо был вполне способен понять... просто потому, что это язык был человеческий - опять же, не политический, даже не бизнеса. - Вы меня не совсем правильно поняли, наверное. - дошло, наконец, до Гвидо, и он, немного сменив позу, слегка улыбнулся, впрочем, подчёркнуто вежливо - без тени насмешки. - Сделать, "поставить" что-то - это одно, а вот содержать в порядке - совсем другое. - установить генератор, систему освещения, столбы, провода - одно, а вот поддерживать всё это в порядке, менять лампочки в фонарях и проводку время от времени - это совсем другое, это меньше вложения - но постоянные. И Гвидо, можно сказать, состояние своё сделал на таких вещах - на расходных материалах; основной его "фронтом работы" была пищевая промышленность - самый яркий пример того, что производится и потребляется постоянно; человеку, что бы ни происходило вокруг, в любом случае надо есть что-то, чтобы жить. Такой вот, самый яркий и простой пример... - То есть, проблемы, настолько я вижу, есть? - уцепился за более конкретную мысль Терры, оглянувшись на парк - словно желал бы увидеть воочию это простецкое "вон", но, не увидел, конечно, ничего особенного - может, надо было зайти вглубь чтобы разглядеть, где и что не так, а может, он просто не понял, и нужно было присмотреться внимательнее. Но, раз где-то тут нарыли ямы, которые некому закопать, или какие-то остатки строительных или садовых материалов, которые нужно вывезти - так с этим Монтанелли вполне может помочь; и ему даже не сложно и не жалко будет это сделать от имени Мёрфи или от чьего-то другого имени, вложения эти окупятся в будущем многократно. А заниматься чем-то таким - нужно постоянно; идеал, если и достижим, то, как и счастье - лишь на мгновения...
- Да - давайте попробуем. - с готовностью, хоть и сдержанно, покивал Гвидо, желая продолжить беседу. Которая, впрочем, как раз стихла теперь на пару секунд - девушка, видимо, как раз обдумывала - с какой бы стороны зайти; сам Монтанелли в это время буравил её внимательным, немигающим взглядом, следя за её мимикой, пытаясь проанализировать, что именно она скажет затем. Взрослая серьёзность, уже не на фоне - но всё ещё с узором наивности юности - это было... мило? В какой-то степени. И униформа девушке очень шла, хоть и как-то по-своему, не в общепринятом смысле этого слова. Складывалось эдакое впечатление "человека на своём месте" - в котором приятно было даже видеть, что место, которое ему приятно, человек нашёл в столь молодом возрасте. Но, что было важнее Гвидо прямо сейчас, мисс Гест проявила интересный вид деловой хватки, начав задавать весьма прямые и чёткие вопросы - даже до неожиданности, Монтанелли почувствовал себя чуть только не в допросной - стол, напротив него - человек со значком, вопрошающий у его замыслах... Терра проговорилась, впрочем. И это случайно проскочившие "вы" и "мне" - уже охарактеризовало её, как правильного человека при исполнении, с которым можно вести дела... можно было бы принять за оговорку, если бы в единственном числе - но Гест сказала таким образом уже дважды, вполне чётко (и вполне правильно) определив линию "тебе - мне".
- Начистоту. - сделав из сказанного вывод, коротко произнёс Гвидо, произведя жест ладонью. - Мёрфи хочет получить голоса на выборах. - с тем, чтобы сажать деревья, это не так уж сильно связано, казалось бы - но и не совсем "помелькать", хотя - в этом доля правды уже больше, его физиономия уже начала много где мелькать в последнее время - да и далеко не его одного; с агитплакатов, листовок, растяжек сейчас смотрело несколько гладко выбритых, ухоженных, улыбающихся, сытых лиц. Ничего принципиально нового в выборах за долгие годы не появилось. - И он... наверное, он любит природу - вообще-то я всю свою жизнь не встречал никого, кто бы её ни в каком виде не любил, - но ярым сторонником движения "зелёных" или ещё каких-то вроде не является, поэтому - вряд ли он будет вкладываться в экологию. Но в избирателей, которым экология важна... - Гвидо перевёл взгляд на тех немногих посетителей, кто ещё оставался в парке - но спешили на выход. Нет, ведь серьёзно - а разве есть на свете такие люди, которые ненавидят природу и демонстративно разрушают всё, что с ней связано?.. Тот вред, который люди наносят планете, на которой живут - мера вынужденная, для многих, во всяком случае; никак не умышленное зло. Даже браконьер не поедет убивать носорогов из ненависти к носорогам - в жадности, впрочем, тоже нету ничего хорошего, но это - всё же, другое. - ...он вложиться вполне мог бы. И вы - парк - - пояснил, почти в той же манере, только более уверенно, показав на этот самый парк абстрактным жестом руки. - Может получить с этого что-то. - или - не получить... так или иначе, от имени парка говорит сейчас мисс Гест.

+1

8

Начистоту. Именно так, - самое точное, наверное, слово. В очередной раз за их маленькую беседу Терра чуть заметно кивнула, на все сто процентов соглашаясь с озвученной формулировкой. Плотнее накрыла костяшки одной руки ладонью другой на столе и удовлетворенно нараспев угукнула, когда Гвидо закончил: во-от теперь ей понятнее. Теперь - она хотя бы начинает себе более-менее ясно представлять, что говорить и делать дальше кроме дежурных общих фраз-"самозащиты", с минимальными вариациями одинаковых для, наверное, каждого второго или третьего человека в аналогичной должности и направленных обычно вовсе не на какое-нибудь "сотрудничество", что бы оно ни значило, а куда больше на то, чтобы от должностного лица поскорее отстали.
В слова ответ тем не менее собрался не сразу. Терра опустила глаза. Задумчиво потерла подушечкой основание мизинца, на несколько мгновений поджала плотнее губы, что-то про себя примеряя, прикидывая... Даты. И еще: ей действительно настолько это надо, чтобы рисковать договорами непонятно с кем на ночь глядя в углу лесопарка?
И до какой степени "договариваться"?
Как и не отказаться, и не прогадать, если удачно (а вдруг?!) - ? У Терры же очень мало возможностей развернуться, капитально что-то провалить "серьезными" обещаниями первому встречному незнакомцу она сейчас просто не имеет права - ей потом это не спустят... А как тогда? Значит, никаких лишних обещаний. До следующей встречной инициативы, когда исход этой станет понятен, - так точно.
- Нуу, - протянула она, подводя наконец-то черту под своим же затянувшимся молчанием. Отлепила взгляд от карты и, указав зачем-то Гвидо движением подбородка на распечатку, как на аватар всего Дискавери, продолжила, - тогда субботники вам не подойдут. Это, конечно, полезно, хорошо, но... - по-лисьи улыбнулась чуть шире, - Понимаете, мистер Монтанелли... Большинство людей, которые сюда приходят, таких мелочей просто не замечают. Им все равно, кто поливает углы. Выбирает мусор из кустов. Чинит лавки. It's magic. - и пытаться донести через невесть откуда вдруг вылезшего Мёрфи до среднего потребителя, будто те вещи, к которым он, потребитель, привык до убеждения "мне Должны!", стоят больше чужих усилий, чем он же привык в них видеть (то есть, в данном случае - почти полный ноль, не учитывая штрафы за нарушения) - сомнительная авантюра. Которая, сваленная на горожан нахрапом под предвыборный пиар, может вызвать удивление, недоумение городских мастеров диванной философии, мимолетное внимание или в худшем случае - вовсе протест. Они вон годами бьются над попытками донести до отдыхающих хотя бы основы взаимного с местом отдыха уважения, и то с переменным успехом, чаще всего действительно хорошо работает только один вид мер - карательные. Иначе люди не понимают. Или не хотят понимать. Не все поголовно, конечно... многие. Так что с точки зрения Терры можно было бы сейчас очень удобно воспользоваться моментом и впарить Гвидо бесполезные (или малополезные) для его задачи труды, а его протеже - такие же бесполезные траты. Но. Насколько это дальновидно? - Вопрос. А если уж ввязываться в подобное и начинать хотя бы пытаться приобрести интересный опыт общения с похожими на Монтанелли серьезными дядьками в деловых костюмах, то отвечала сама себе честная Терра на этот вопрос однозначно. И предлагала другое.
- У нас в конце октября будет большое благотворительное мероприятие. - со вдоха поглубже она заговорила живее, - И среди участников будут. я надеюсь, что будут, люди с... ограниченными возможностями. Если все пройдет удачно, то на полученные средства к первому ноября я смогу изменить уход за газонами. Хотя бы временно. И на это "временно" открыть их для инвалидных колясок. Они же, - очередная сдержанная улыбка получилась у Терры невеселая, - формально - тоже "колесный транспорт"... - равно, как детские коляски, велосипеды, самокаты. Правила подобных парков, увы, подводили их все под одинаковый "тип", - Вам в подобном событии участие - насколько интересно?[AVA]http://se.uploads.ru/qxFkW.jpg[/AVA]

Отредактировано Terra Guest (2016-10-30 15:23:48)

+1

9

Гвидо наблюдал за тем, как девушка собирается с мыслями - внимательно, но и не торопя с ответом, даже жестом или взглядом; спешить в таких разговорах не стоило, да и отсутствие ответа - это вовсе не означает отказа или завершения диалога. Но сейчас, раздумывая над сказанным им и тем, что ему ответить, Терра как раз стала меньше напоминать "официальное" лицо, и Монтанелли это нравилось - так они могли говорить без прикрытия её строгого статуса, и беседа могла бы свестись итоге к разговору деловому - или просто безрезультатному, но и не обязывающему ни к чему, сотрясению воздуха; это и называется говорить начистоту. И поговорить стоило обстоятельно, чтобы осталось как можно меньше каких-то шероховатостей в будущем, когда будет уже больше дела, чем разговоров - так что, всё нормально, пусть поразмыслит; в её возрасте - вообще это умеют делать немногие. А Монтанелли торопиться особенно некуда - похоже, охрана его не выставит, пока он будет рядом с Террой.
И девушка была не такой простой, какой, может, могла показаться на первый взгляд - это стало понятно ещё более, когда она, наконец, заговорила, сама сообщив о том, что со своей предвыборной гонкой они вполне могут погнаться не в том направлении - чем, то есть, уже вовлекала себя в обсуждение затеи - а если так, хотя бы наполовину она уже была заинтересована в этом; и Гвидо мог бы ожидать ещё и встречного предложения далее - но для этого надо было девушку выслушать.
- М-да? Считаете? - обрядить тех же волонтёров в футболки или бейсболки с изображением улыбающегося Мёрфи и лозунгом - дело не такое и хитрое, можно и на каждом подарке, традиционно, поставить его "подпись", можно хоть на воротах повесить его портрет во всю ширь; только вот Терра права - мишура это всё, и Гвидо это сам прекрасно понимал - на такие вещи, как и на простое поддержание парка в божеском виде, люди внимания попросту могут не обращать (от количества лозунгов же у некоторых вовсе начинает рябить в глазах и подкатывать тошнота - у него, во всяком случае, так порой было) - и чтобы по-настоящему сработало, нужно нечто большее. Что-то основательное.
Насколько вообще Гвидо понимал всю эту систему - складывалась примерно такая формула: кандидату в мэры нужно было давать что-то народу, но так, чтобы суметь дать что-то ещё в дополнение к этому после своего избрания; тут важно не дать слишком много сразу, пожалуй, чтобы как минимум заинтересовать людей - а как максимум, в идеале, заставить нуждаться в этой недостающей части. Отсутствие которой, впрочем, в случае удачных выборов, будет основательным подрывом доверия. Всё это дело довольно тонкое, в общем - и сейчас Монтанелли действительно предпочёл бы выслушать, что могла бы предложить Терра, как лицо заинтересованное в парке, но пока ещё - не слишком заинтересованная в затее.
- И у Вас есть мнение, что могло бы нам подойти? - вежливо, без нотки самоуверенности в голосе, вопросил Гвидо затем. А предложение действительно последовало - и выслушивал он его с заметным интересом и вниманием, уже бывшим и большим, чем просто вежливость - демонстрация доброй воли склонна толкать людей наверх даже куда сильнее самой доброй воли; кандидату в мэру засветиться перед камерами в такой момент и в таком месте, а в идеале и речь толкнуть - уж точно не навредит. - О, да... понимаю. - с серьёзной миной кивнул Гвидо, когда Терра заметила про "классификацию" инвалидных колясок - что ещё немаловажно во всём этом, так то, что и Монтанелли к этому имел определённое личное отношение: младший брат Шейенны, страдавший от болезни, часто не мог долго передвигаться на ногах - просто уставал, чувствовал себя нехорошо, потому инвалидное кресло было частым его спутником - справедливо сказать, что мальчик был прикован к креслу, только разве что более длинной "цепью", чем обычно принято в эти слова вкладывать. Вот у сына Агаты - тут всё было ещё серьёзнее, пока парень передвигаться самостоятельно вовсе не мог. А колясочники на травке любят посидеть ничуть не меньше тех, чьи физические возможности не ограничены... Так что - во всей этой затее Гвидо увидел и личный мотив, от чего его глаза заметно загорелись сейчас. В таких вещах, когда что-то касалось лично его, он был склонен видеть добрые знаки.
- Это зависит от размаха мероприятия - но, я бы сказал, что это интересно. - приподнял брови, чуть подёрнул губами, ещё раз всё оценивая в голове - насколько возможно было, конечно. - А как городские власти относятся к этому мероприятию? И кто именно является организатором? - может, вот с этим нужна какая-то помощь - и если всё правильно обставить, даже выгоднее будет являться со-организатором (или даже главным организатором), чем одним из гостей или вложившихся, вот где Мёрфи правильнее было бы "помелькать" - и именем, и личным присутствием. Вот затем уже - даже субботники, волонтёрские движения и всё прочее будет более оправданно и нести в себе какой-то смысл; с организацией - кандидат в мэры города вполне в силах помочь. И Гвидо тоже - со своей стороны... в таких вещах парку помощь уж наверняка не помешает. Большинство добровольцев просто мусор ходят собирать, что-то за пределами парка сделать во благу парка - даже большая часть из его сотрудников не особенно-то могут. Тот, кого можно нанять для этих целей - денег стоит не столь малых; не столь малых, как кто-то, кто преследует цель собрать больше голосов на выборах - уж точно.

+1

10

Почему-то очень хотелось в этот момент получить утвердительный ответ. Не для каких-то в три яруса подноготных целей, а просто так. Чтоб было, и чтобы увидеть в лице Гвидо хоть какой-то собственный человеческий отклик на ее идею, сочувствие: мероприятие ведь изначально задумывалось не ради выборов, кандидатов, рекламы... Даже если в итоге окажется, что после "да" последует некое "но", напрочь перечеркивающее все, сказанное прежде, и приводящее к отказу, все ведь могло быть. Все зависело от предпочитаемой Мёрфи и его группой поддержки стратегии, о которой Терра до сих пор в целом не имела представления: нравится ли им больше действовать тонко, исподтишка и давить на те человеческие струны, к "работе", если это можно так назвать, с которыми больше тяготела по характеру она в своей незрелой тактике, или им кажется более действенным и нужным петушиный подход? Ядерно-красный. Или хотя бы желто-оранжевый, с выступлениями, скандалами, боями, обливаниями оппонентов кока-колой с кафедры и очередной подборкой проявлений китча шоу-бизнеса (вот только не надо скорчившихся мосек - кто бы что ни говорил, но с рейтингами не поспоришь: массы кушают последние без закуси, не жуя, и просят добавки). Впрочем, пока что ей казалось, что само появление Гвидо здесь, сейчас - под закрытие парка в уединенном тет-а-тет - говорит в пользу похожести их предпочтений. С оговоркой на колоссальную разницу в возрасте, опыте, конечно, и на различие "нежного" и "сильного" полов, насколько они могут наложить дополнительные отпечатки.
И да, мнение, что же им может подойти больше, чем классическая агитация, у нее было. Уже было, если говорить точнее, слепленное на ходу только что, за столом, под изучающим взглядом Гвидо и под ним же, ставшим под конец откровенно, до лестного заинтересованным, окрепшее - тем более, что "классическую" агитацию она ему все рано не могла предложить.
- Городские власти все узнают за три недели до начала, - как им и положено.
Терра не скрывала удовольствия от того, как повернулась их маленькая беседа. Хотя и торопиться от этой радости тоже не стала, до сих пор ни в чем не уверенная по поводу итога разговора и по-прежнему стараясь подбирать слова и не ляпнуть нечаянно лишнего.
- И если они захотят его запретить... - она театрально качнула из стороны в сторону головой, - я даже случая такого не помню чтоб заповеднику - запретили благотворительные сборы. Это будет жуткий скандал. - а в том, что именно сейчас, накануне скорых выборов, ни одна офисная вошь подобного скандала не захочет, Терра почему-то была уверена. -  А организатором, - почти без паузы продолжила она ответом на второй вопрос, - формально буду я же. Как частное лицо - инициатор... И как в итоге же - исполнитель. Не, ну... - с улыбкой перебила собственную мысль, - на самом деле большую часть буду делать не я, тут такими вещами свой отдельный кабинетик займется. Так вот. - и снова ближе к теме. - Какую я вам могу предложить тогда в этом роль... - раз уж оказалось интересно...
Терра внимательнее всмотрелась в лицо сидящего перед ней Гвидо, бесшумно втянула в себя побольше воздуха и на выдохе выдала, как заключение: итак, их роль! - примите, распишитесь, - вернее, ее суть:
- Инвалидные коляски. - и дальше, мягко, с мелкими, но все-таки заметными, если прислушаться, паузами между словами, стараясь выстроить свою длинную-длинную мысль хоть как-нибудь по порядку и не лишком выдать вспыхнувшего волнения... - Независимо от того, в какой форме все это в итоге будет проводиться, парк под их выезд с асфальта не оборудован. И люди в них, даже если о-очень сильно захотят, без посторонней помощи на пятнадцатисантиметровый бордюр не залезут: их колеса... они к таким прыжкам просто не приспособлены. Поэтому. - она легонько стукнула ногтем по расстеленной на столе карте-распечатке, - Ближе к началу, когда официально уже объявим, мы будем набирать волонтеров, которые захотят и смогут целый день, а может быть - и не один, смотря насколько все это затянется, находиться здесь. У всех на виду. И помогать людям в инвалидных колясках подниматься на лужайки, и спускаться с них обратно, по необходимости, - улыбаться в камеры, фотографироваться с посетителями, строчить репорты в социальные сети и прочее - прилагается, это само собой, - А... Мистер Мёрфи, - она чуть приподняла голову и многозначительно посмотрела на Гвидо в упор, не словами, но жестом давая понять, что под "политкорректно" названным именем имеет в этом момент ввиду никакого не воображаемого Мёрфи, а вполне конкретного сидящего рядом с ней Монтанелли, - если захочет, может собрать свою команду волонтеров заранее и после объявления о событии в СМИ немного... опередить, - как этот шаг назвать деликатнее, она не придумала, - прочих желающих. Но только никакой агитации, мистер Монтанелли. Листовок, имен, футболок с непонятными лицами, и.. такого. Я принимаю команду доб ро воль цев и работаю с ними: на подготовке, в процессе, после там - горячими благодарностями в каждую камеру. Кого и почему эта команда захочет после подтолкнуть, - короткий кивок к уже темнеющему небу, - наверх, - Терра прекрасно понимала, насколько соврет последними двумя словами. И позволяла их себе лишь от интуитивной уверенности, что и Гвидо тоже понимает это в равной же с ней степени, - я не знаю.
Дискавери ведь не участвует в предвыборной гонке. Никого не поддерживает и никому из одной только вредности не мешает, на растягивает между деревьями транспаранты с призывами и не заключает сделок в пользу отдельных партий, или уж те более - лиц. Но, как Терра и сказала в начале своей беседы, при желании каждый может сделать тут что-то хорошее. А уж как это хорошее он повернет в свою личную пользу потом - ее не касается. Да и была на ее взгляд все-таки весомая разница между подходом "мы кого-то продвигаем и поэтому пытаемся показаться хорошими" (любое действие от лица партии накануне выборов) с одной стороны и с другой - "мы - хорошие! Сами по себе! И на этих выборах мы поддержим..." Подставьте имя.[AVA]http://se.uploads.ru/qxFkW.jpg[/AVA]

Отредактировано Terra Guest (2016-10-30 15:24:16)

+1

11

Гвидо не любил клоунады - вернее, не любил того, тогда, когда она выходила за рамки развлекательного жанра, становясь чем-то большим, чем цирковое или ещё какое-либо выступление, сам-то жанр (многими, особенно из поколений более молодых, и так не жалуемый), с его точки зрения, вполне имел право на существование. А вся же предвыборная кампания, в любом виде, превращалась в натуральную клоунаду из обещаний, где сам избираемый и становился главным клоуном, стремящимся захватить сцену, а затем и весь цирк, соревнуясь с другими такими же клоунами... и воспринимать такое серьёзные, казалось бы, заведения, как Сенат, как городская мэрия, Белый Дом, капитолий с офисом губернатора, как цирк - вот это было как-то противно; ещё противнее становилось от понятия того, что во всём этом и ты сам, и люди вокруг - больше, чем просто зрители. Что характерно, Монтанелли не особо-то верил, что вне любых избирательных кампаний всё это работает как-то принципиально по-другому - просто в момент любых выборов вся эта деятельность максимально обнажается. И если любого сейчас спроси, а сейчас все умные, имея доступ к Интернету с Википедией и топиками политобсуждений в социальных сетях в любой момент своей жизни, что вообще характеризует политика?.. "Лицемерие" будет если и не главным пунктом списка - то в пятёрку определённо попадёт. Лицемерие. Вот что присутствовало в политике, неотделимо и неискоренимо, а Гвидо не любил лицемерия - вот и ещё причина, почему политику тоже не любил. И не верил в неё - не в том плане, что отрицал её существование (что-то настолько очевидное отрицать трудно), а в том - что не верил в неё, как во что-то хорошее. То, что было задумано на благо народа очень многие годы назад - превратилось в клоунаду, в лестницу ко власти, по которой мартышки карабкались вверх - мартышки эти носили чистые и выглаженные костюмы, но это не меняло самой сути. Если в какие-то времена от всего этого и было когда-то что-то по-настоящему хорошее и дельное для народа - это что-то в определённый момент прогнило. Задолго до Терры, задолго до него самого - политику Гвидо всегда помнил именно такой... и склонны в этом, вроде бы, винить Америку - но, раз во многих других странах всё ещё хуже, то, наверное, такие обвинения не совсем справедливы.
Терра не была лицемеркой. Может, слишком молода ещё была даже, чтобы этому научиться как следует; но, в целом, общаться с ней приятно было уже поэтому. Их отношение к происходящему, кажется, было схожим, о чём они намекали друг другу, и оба они не испытывали щенячьего восторга, делая то, что делали - и хотя даже и цели их были в итоге разными, они оба и этот факт вполне признавали. Цели эти, благо, не расходились в противоположные стороны, так что и причин не помогать Гест добиться своих - Монтанелли тоже не видел. Классическая же агитация его и не интересовала, будущая худшей из всех видов этих клоунад: потому что была назойливой и не эффективной одновременно. Этой бестолковщиной и без того достаточно людей уже занимаются. Нужно было что-то более основательное, зачем он, собственно, и пришёл...
- Да нет, я не имел в виду то, чтобы они это запретили... - чуть, едва заметно, двинул головой и Гвидо в жесте отрицания - но не несогласия. Его скорее интересовало, как власти могут быть со своей стороны заинтересованы в происходящем - не то, что он ожидал, что затею они попытаются закрыть... скорее даже наоборот, но и об этом им лучше бы знать заранее. Но, впрочем, оказалось что власти пока даже и не в курсе или, во всяком случае, не при делах. - А что за кабинетик? - чуть прищурился, взглянув на девушку - не поняв, что конкретно она имеет в виду, и желая понять, что она имеет в виду, тоже - если у Терры есть какая-то помощь, лучше уж знать, с кем имеешь дела, заранее. Как и с его стороны, впрочем - ну да познакомиться они ещё тоже успеют.
Гвидо внимательно слушал Терру, проследил за её пальцем глазами - делая определённые пометки, но пока - только в своей голове, стараясь не упустить ничего, но и не желая перебивать её - если она упустит что-нибудь, это может обернуться даже большим ущербом, как невысказанная идея. Сбивать её не хотелось.
- Захочет. - улыбнулся Гвидо, кивнув. - Буду Вам волонтёры... а сколько потребуется человек? - стоило бы поприсутствовать кому-то в их числе из офиса Мёрфи, пожалуй; стоило вписать и кого-то из приближённых к себе людей, чтобы приглядывали за остальными "волонтёрами" - дабы происшествий каких не произошло; труд за десять-двадцать долларов - уже нельзя назвать добровольным, но едва ли кто-то согласен толкать коляски целый день за такие деньги в своё свободное время... А Гвидо же таких ребят мог бы найти, это вопрос скорее мотивации, только народ этот может быть довольно... неблагополучным, скажем так. Тех, кто будет вот так вкалывать за десять долларов в день, да ещё и с радостью и добровольно - благополучными назвать непросто. Но, впрочем, как из этого отребья набрать ребят толковых - это его проблема.
- А почему просто не сделать что-то для этого - маленькие пандусы, или что-то вроде?.. Я не плотник, конечно - но вроде это выглядит не такой и сложной задачей.
- оглянулся на территорию газона, прикидывая высоту на глаз. Сделать несколько таких "подъездов", поставить небольшое клеймо с именем Мёрфи, дарственной надписью или чем-то вроде, разместить их грамотно... может, возможно их сделать из того же строительного мусора, что остался в парке после других дел и ремонтов? - И... мистер Мёрфи - он вполне мог бы с этим помочь. - вернул ей тот самый многозначительный взгляд. - Вот только... если не будет совсем никакой агитации - как будущие избиратели вообще должны буду понять, кого эти волонтёры поддерживают? - недоуменно пожал плечами. Раздавать листовки - этого не просил, да это будет и неуместно в данной ситуации, какой-то наглостью даже - не говоря о том, что этими же бумажками потом весь парк окажется замусорен. Орать в мегафон - это тоже лишнее, но вот... футболки, или что-то ещё внешнее, чтобы заявить о Мёрфи - это было необходимо. Иначе в затее и вовсе нету особого смысла - он ничего не выиграет.
- Футболки с лицами... А как вообще дела обстоят с униформой для волонтёров, кстати, мисс Гест? И инвентарём тоже? - грабли, лопаты, мётла, что там ещё используется в такой работе?.. Инструменты, в общем - они тоже имеют свойство выходить из строя полностью или частично, особенно при действительно интенсивной работе с ними - это в сарае топор может храниться в четырёх поколениях, если его использовать не так часто; лесорубам, поди, приходится менять их чаще. Ну или бензопилы, валят лес уже давно с помощью них, разумеется - смысл тот же. - Давайте так. Мистер Мёрфи выделит некоторое количество рабочих комбинезонов, и ещё чего-то, что требуется... можете составить список. Дизайн, конечно, получится немного специфичным - но не слишком. Мы можем согласовать это с Вами лично. - можем согласовать прямо сейчас...

+1

12

Что за кабинетик? Терра по-детски добродушно, с хитрецой улыбнулась и легонько пожала правым плечом, мол, - а вот! - но ответила все же, стянув уголки губ обратно, не сбивая ни общего тона, ни общего настроя, взятого прежде:
- Так.. по нашей стезе - не впервой. Тут, - кивнула абстрактно на парк куда-то в сторону, - под такие вещи целый отдел, - так что с точки зрения чистого бумагомарательства и формальных па около него слишком сильно беспокоиться не приходилось.  Тем более, что с необходимым сопровождением для подобных мероприятий в виде, например, пожарной охраны или полиции, или хотя бы нескольких находящихся поблизости дежурных медиков парк все решал самостоятельно: договор с первой - собственный в принципе, вторая - "внутренняя", третья - тоже что-то из похожей серии. Намного больше Терра переживала о реакции самих посетителей: а вдруг, натолкнется на железобетонную стену равнодушия горожан в Сакраменто? Она ведь их еще совсем не знает, у нее о "большом" обществе вообще не очень стандартные представления... Без иллюзий. А вдруг, само мероприятие им не понравится? Не то они с коллегами выберут развлечение (хотя, они его еще не выбирали толком, но ведь предстоит). А вдруг?! И в плане этих ее опасений ни Гвидо, ни Мёрфи, ни кто-либо другой ее окончательно успокоить не смогли бы никакими обещаниями, заверениями, договорами. Вплоть до фактического успеха задуманного или наоборот. Не договоришься же с ними, чтобы в итоге всей толпе все понравилось? То есть, по-настоящему, а не только улыбочками в камеру и вымученным смехом, и аплодисментами по знаку из-за кулис.
- Вот количество я вам пока точно не скажу. Около тридцати, наверное. Плюс-минус, - еще точнее надо считать уже после того, как они с коллегами окончательно определятся с развлекательной программой: от самого ее наличия, будет или нет, до содержания, а значит - не раньше будущего понедельника, почти ровно через неделю, - но набирать мы будем через фонд, - волонтерского какого-то там очередного объединения, Терра так и не смогла запомнить пока толком его длиннющее название, которое, впрочем, при желании легко можно было бы найти в списке "партнеров" Дикавери в первых же строках, - не напрямую, так что.. Ваше дело успеть. - она задумчиво обернулась к зеленому мосту поверх плеча Гвидо, провожая взглядом отошедших наконец-от то перил патрульных, и закончила мысль тише, чуть опустившимся голосом, - или они там все места за два дня забьют. - "Да чего они с моста на нас таращатся-то?!" - и резко вернула все внимание Монтанелли, старательно слушая и главное - вслушиваясь, стараясь понять его последние предложения и вопросы.
Потому что что-то ей в них упорно не нравилось.
Не по содержанию, а... По форме, что ли. Или по степени расторопности.
Или даже не пытаться подобрать слишком сложных способов намекнуть? Они же сами, вроде, еще с самого начала разговора договорились в ближайшее время обозначать свои желания "на чистоту" - пусть это обстоятельство извинит ей возможную грубость или недостаточную деликатность, если вдруг что-нибудь не получится...
Терра дослушала все доводы Гвидо до конца молча, выдержала небольшую паузу - время на размышления, и слабо, немного вымученно улыбнулась. Очень медленно, мягко качнула из стороны в сторону головой. Почему-то стало очень неловко за свои же еще даже не произнесенные, но уже придуманные слова; и все-таки:
- Мистер Монтанелли. Вы сейчас пытаетесь как-то... причастить мистера Мёрфи к финансовой части организации. Форма и панудсы... - да вообще что угодно еще, - Это хорошо. Если первая част пройдет удачно. - в том числе "удачно" в плане их с Гвидо общения, но этот нюанс она вслух произносить не стала, как не стала и слишком жестко указывать на собственное нежелание торопиться связывать себя с едва знакомым кандидатом куда-то там любыми материальными вложениями накануне выборов - это обязывало. Негласно, но все-таки... добровольно назначая и получая денежную плату, так или иначе обязуешься на встречную услугу, своеобразную зависимость, но именно от подобных обязательств, которые могли крепко выйти ей боком при неудачной гласности после, Терра сейчас хотела себя обезопасить, - Тогда - это может быть вполне открытый. Яркий. Публичный подарок; но... пока что - она еще раз, легонько поджав губы, качнула из стороны в сторону подбородком, подтверждая и утверждая свой же подобный прошлый жест в его значении, мягко ткнула кончиком пальца в cтол перед собой, - здесь - эти волонтеры не поддерживают никаких кандидатов на выборы. Ни имен. На выходе в Дискавери эти три десятка человек буду публично поддерживать только: помощь тем, кому сложнее, равноправие инвалидов и здоровых людей, и равенство их возможностей. И именно как группу, самостоятельно выступающую за эти... скажем так, социальные - ценности, их будут запоминать в первую очередь. К тому же официально знать заранее о подобных планах мистер Мёрфи не может, поэтому, если он хочет через два-три дня, пока все еще на пике, получить поддержку от не-за-ви-си-мой только-только-что таким образом ярко засветившейся группы, то он может собрать эту группу сам. А я - пропущу. - Потому что, - Мне так будет даже спокойнее. - вот, собственно... на самом-то деле - вся цена, которую на данном этапе просила Терра со своей стороны. Именно сейчас - ей больше всего нужна уверенность, что все самые важные участники не выпадут в ключевой момент в саботаж или претензии к ее возрасту и виду, или в еще какую-то дичь, и в этом плане умышленно "подставленной" команде, у которой кроме самореализации найдется вторая личная, корыстная цель, она доверяла достаточно, - Нуу.. а если оглашение имен - пункт обязательный, то... - она задумчиво свела брови, - те же съемные пандусы или что-то подобное... после. на самой же акции их все равно не будет.[AVA]http://se.uploads.ru/qxFkW.jpg[/AVA]

Отредактировано Terra Guest (2016-11-07 01:48:10)

+1

13

Под такие вещи - целый отдел... на одного плотника, который что-то делает руками, приходится по три человека, переводящих бумаги из того же самого дерева едва ли не больше, чем во время работы этого трудяги на пол падает опилками - знакомая ситуация. Гвидо ненавидел бюрократию. Но, какие бы сильные чувства он не испытывал к ней, недооценивать этот момент тоже не стоило бы... впрочем - что касается дел бумажных: обойти их не так уж и сложно, на самом деле. Не сложнее, чем вынести шоколадку из супермаркета, пройдя мимо кассы; последствия могут быть серьёзнее - не только для исполнителя, но и для всех вокруг, и не только отрицательные последствия - могут просто произойти изменения, могут произойти изменения даже к лучшему... к тому же - как правило, бумажные преступления расследуют люди без пистолетов и значков; они, может, образованнее и умнее офицеров полиции, и даже многих детективов - и уж конечно наверняка подавляющего большинства магазинных охранников, но именно этот фактор их с ними и роднит: власть строится по-другому, на других законах. И даже наказание за такие преступления - куда менее строгие. В большинстве случаев. Штрафы, административные наказания, может, месячные сроки, если уж что-то совсем из ряда вон - дадут пять лет легкого режима, что с настоящей тюрьмой - санаторий, иногда в буквальном смысле.
Впрочем, всё зависит от серьёзности содеянного... но, учитывая, что напрямую они на выборы не влияют, избирательную комиссию никто из них подкупать не собирается, они больше пользы городу принесут, чем вреда, дав лишний раз по лицу чудовищу современного мира под названием "Бюрократия"... и Гвидо был бы даже это сделать. Улыбнувшись он кивнул головой, показывая, что понял, о чём Терра говорит - и не стремился влезать ещё и туда. Вполне хватало и того, что они обсуждали с Гест, держась таким образом друг за друга - стремиться влезать во все щели, на самом деле, не стоит, в случае чего - меньше будет и свидетельских показаний. Хотя где какая щель, и из какой может может подуть сквозняк - тоже знать не помешает. Охранники вот наблюдали за ними с моста, хотя случись что - и они видели только то, что Терра и Гвидо разговаривали; даже с учётом того, что они могли бы узнать его в лицо - разговаривать, видеться с кем-то, это не преступление. Они их разговора не слышали, а говорить с Гест он мог про что угодно - от погоды до угрозы инопланетного вторжения.
- Угм-хм. - прогундел Гвидо, выслушав доводы Терры. Тридцать человек - цифра была вполне подъёмной, но с учётом посредничества фонда - всё усложнялось, и лучше бы сходить к ним тоже, переговорить, и лучше бы это сделать уже с поддержкой самого Мёрфи... и в этом случае - становилось тяжелее протолкнуть всех тридцать. Впрочем, всё выглядело вполне приемлемо, даже если вместо тридцати они пришлют человек десять-пятнадцать - это уже неплохо. В принципе, ситуация складывалась всё так же - главное это "запустить лапу", закрепиться... и чем дальше - тем связка сама станет прочней. - А как называется этот фонд? - задал резонный вопрос, взглянув на лесничего - чтобы знать, как всё провернуть, как "направить" своих людей в этот фонд, нужно знать его название, как минимум - в современном обществе всяких благотворительных организаций, объединений, фондов стало так много, что кто-то уже и целую жизнь себе выстраивал за их счёт, катаясь по миру и болтая о том же самом мире, как среди всего этого, очередного, бзика двадцать первого столетия он может угадать, кто именно будет заниматься парком "Дискавери" и этой акцией?..
- Первая часть?.. - по мере того, как говорила Терра, жизнерадостный блеск в глазах Гвидо постепенно сходил на нет, уступая место вдумчивой серьёзности и внимательности - интерес никуда не пропал, но из живого становился всё более холодным... Он перебрал руками по столу, чуть ссутулившись, приблизив своё лицо к мисс Гест, вглядываясь в него. Девчонка оказалась неглупа, вовсе нет - наивной она была только с виду. И фактически, ухватившись за его мысль о выгоде парку - она её потянула и дальше, уже самостоятельно, начиная из нити постепенно выковывать и цепь... Карты свои, впрочем, она раскрывала довольно охотно, но постепенно - так, чтобы Гвидо было о чём задуматься сейчас. Он и задумывался. Над тем потенциалом, который есть в ней самой, в девушке - в том числе.
- Логично. - на утверждение Терры он твёрдо кивнул - и действительно, с официальной частью они с Мёрфи могли и проколоться, если кто-то ещё будет столь же внимателен, как Гест, но находиться где-то... на другой должности, в другом ведомстве. И это может выйти боком. С другой стороны - если эта группа сформируется, как она говорит, сама по себе - пожалуй, что так кандидат получит даже больше очков, так даже лучше будет, главное только засветить правильных ребят перед правильной камерой - чтобы их запомнили сразу... это дело техники. Не самое простое дело, но с этим тоже можно справиться. И в целом - раз растёт масштаб мероприятия, то растёт и отдача. - Я понял... полагаю, так будет спокойнее и нам. - во взгляде Гвидо блеснуло что-то, что выдало вернувшуюся заинтересованность - уже в чём-то большем, чем просто акция... Монтанелли в чём-то повторил её жест, задумчиво насупившись. - И эту вторую часть... пандусы. Проработаем это с Вами - или через этот "кабинетик"? - пожал плечами, как бы невзначай переведя взгляд на наблюдателей. Пожалуй, что предпочтительнее - для них обоих - это сделать Терре: её инициатива будет ещё парой очков в собственную копилку, Гвидо - останется в тени, как и сам хотел бы, будущий же кандидат получит то, что ему нужно - что-то крепкое, почти что фундаментально.

+1

14

- Лучше, наверное, со мной, - и снова, снова - ясный голосок, как совсем без подноготной, и совершенно детская, старательно напряженная по уголкам, чтобы не расползалась от уха до уха, улыбка. Под речи не слишком-то детских рассуждений. И тем более недетских в главной теме их беседы, хоть и не до конца еще где-то понимаемых, мыслей, идей - фоном. Вся Терра. Не имея за плечами никакого иного примера, она сама не замечала, как порой начинала копировать родительские модели поведения, или общий подход, что ли... Нечто базовое, на уровне фундамента, накладывая на иное - собственное - видение мира и людей, явлений, на свои цели и сломанные дужки своих розовых очков. Ей казалось - нормально. Ничего особенного. А что получалось в итоге на деле, Гвидо мог наблюдать сам прямо сейчас. Здесь. Перед собой.
Наблюдать за ним она со своей стороны старалась тоже, насколько это получалось, не отвлекаясь от главного: недостаток опыта переговоров все-таки мешал и не давал забыть о себе ни на минуту: долгими паузами для раздумий, напряжением внутри, как бы старательно и, может быть, даже умело (с ее-то опытом скрывать переживания от посторонних) Терра все это ни прятала - сам возраст должен был выдавать. Пусть Гвидо и не знал бы точной цифры, но примерно ведь мог себе представить. Примерно - что там едва ли наберется даже 21 - себе мог это представить кто угодно.
...а итоги беседы меж тем начинали приобретать понятные очертания.
- минутку... - Терра жестом приподнятой чуть повыше кисти извинилась за "вынужденную" заминку и потянулась к прицепленной к поясу рации.
Итак, что же у нее пока получалось? - еще раз: есть некий Гвидо Монтанелли: солидный пожилой мужчина, одним своим видом и манерами вызывающий безотчетное уважение, и представляющий интересы третей стороны - какой-то политоты от черте-какой партии... Терре плевать на дальнейшую конкретику наименований, она в любом случае должна повернуть все так, чтобы эта конкретика никогда не показалась на поверхности. И этот Монтанелли хочет с помощью парка подтолкнуть вверх своего протеже. Ok. Он сможет предоставит людей, которые ее, скорее всего, не подведут. Она - предоставит им возможность ярко засветиться в подходящем для дальнейшей рекламы амплуа, наверняка и быстро создавая для присланной группы "волонтеров" образ деятельных, активных и главное - бескорыстных - героев современности в глазах горожан. При этом сама оставаясь будто не при делах (фонд!), и заодно затягивая в ту же самую тень своего нынешнего собеседника... Гвидо не знает, что в ее работе подобные многоступенчатые схемы, и это - еще да-алеко не самая сложная, - называются "формирование лояльности населения" и изучаются аж с ВУЗовской скамьи отдельным курсом. Вряд ли он предполагает даже то, что у нее вообще в ее возрасте может вдруг обнаружиться законченное высшее образование и нехилый опыт-аж-с-детства наблюдения/соучастия в подобных вещах - этот фактик и из ее младших коллег до сих пор мало кто знает. Но Гвидо оно пока и не надо, во всяком случае сама Терра в упор не видит сейчас в акцентах на подобную личную информацию смысла.
Все это монолитным потоком образов и чувств на грани пресловутой женской интуиции проносится у нее в голове за те полторы секунды, пока она снимает с ремня матовый пластиковый корпус рации. На короткий миг во взгляде под приспущенными ресницами будто мелькнула тень, и тут же исчезла.
Терра беглым взглядом и невесомым кивком без слов извинилась за то, как отвлекается, перед Гвидо еще раз, нажала несколько кнопок и шире улыбнулась в трубку:
- Терра. - рублено и кратко, вместо номеров: она же у них такая одна, не перепутают. - Мистер Зейн, зачитайте мне, пожалуйста: как наш фонд волонтерский называется? Полностью. - еще небольшая пауза, и Терра медленно, четко повторила услышанное вслух1, внимательно глядя на Гвидо. Поблагодарила невидимого собеседника, сбросила вызов.
- Числа... - задумчиво ковырнула ногтем стол, - Тридцатого. Волонтерам надо будет подать туда заявление, лучше - сразу общее, - чтобы их потом не разбили на мелкие кучки; и там же напишут, в каком именно парке хотят себя занять, но это уже мелочи, отдельные строчки и графы, по ходу дела все увидят, - его примут, еще пару дней их пособеседуют, и... - она, плотно сжав губы, легко пожала плечом: дальше - Дискавери как раз отправит в фонд собственный запрос.
Все остальное произойдет случайно.
- А вот про пандусы..., - и прочие "подарки", - я вам, наверно, смогу что-то определенное сказать уже только после, - она шумно с улыбкой выдохнула, - Сборы закончатся. И.. на все это в живую надо посмотреть. - вообще, тут она проблем заведомых, как с подставными волонтерами, не видела: все по закону и писаному, и негласному, открыто, и твори хоть с ором на площади. К тому же тогда они оба будут уже лучше представлять себе, с кем имеют дело на практике - важный момент. 
Терра опять подняла глаза к зеленому мосту. Не от самых перил, не так уже явно, почти растворяясь в скоро темнеющих над Сакраменто сумерках, но наблюдатели в форме-копии полицейской, разве что темно-зеленого, а не синего, цвета, никуда оттуда не делись. Она в последний раз обвела взглядом жирную границу рекреационной зоны, размашистым движением сгребла-сложила расстеленную прежде на столе между собой и Гвидо распечатку технической карты Дискавери и принялась неторопливо складывать ее в еще меньший многослойный прямоугольниик. Такой, чтобы тот весь, не сминаясь, уместился между листами ее тетрадки.

1American River Parkway Foundation Streng Volunteer Center[AVA]http://se.uploads.ru/qxFkW.jpg[/AVA]

Отредактировано Terra Guest (2016-11-13 01:19:56)

+1

15

Куда важнее, что их разговор стал складываться во что-то конкретное, нежели количество отжитых ими обоими лет - по сути, Гвидо не так уж и важна та цифра, что написана у девушки напротив в паспорте, куда важнее были те цифры и буквы, что означали её должность и полномочия в этой должности; вот что имело значение - и пусть из них никто так и не произнёс слово "бизнес", это было именно им: деловым соглашением, где каждая сторона что-то получает в итоге. Пусть это были даже и не деньги, выгода не всегда означает финансовую подоплеку, пусть даже они не заполняли никаких документов, контрактов, да и переговаривались не в офисе или бизнес-центре; и даже с учётом того, что во главе угла здесь стояла политика - прямо сейчас, то, что между ними происходило, это был бизнес... бизнес, который можно считать основанным на человеческом мнении - тех голосах, что отдаются за того или иного кандидата, возможно - даже на манипуляции человеческими сознаниями, из-за чего Монтанелли мог бы определить этот самый бизнес, как чёрный.
И потому, политика - это грязный бизнес. Уже по определению своему, а не по тому, как ведут его те или иные принадлежащие к этой сфере ребята. Гвидо не любил играть грязно, к слову сказать, но - не стал бы отрицать, хотя бы перед самим собой, или своими компаньонами, иногда приходилось это делать. Терра... в какой-то степени - и она становилась его компаньоном сейчас. И, кто знает, как далеко это может зайти в будущем - абсолютно всё с чего-то, да начинается, в этом смысле даже молодость мисс Гест - скорее знак возможных перспектив в будущем, того, что она ещё может сделать в своей жизни. С его помощью, или даже после того, как он лишится возможности оказывать какую-либо помощь, никто не вечен; но, когда он будет уже стариком - Терра будет ещё полной сил женщиной. Вот про что Гвидо старался не забывать, когда речь заходила о молодости... Говоря о возрасте, он и сам, пожалуй, мог выглядеть не так, как на самом деле должен был быть - старше своих лет, особенно при определённом освещении, или когда уставал; впрочем, ему лицом приходилось меньше работать, чем его "протеже", да и попросту незачем было быть красивым - достаточно было выглядеть ухоженным в нужное время. Так что Монтанелли не так уж сильно переживал по этому поводу. И по поводу того, как много на его "счёт" записала Терра...
Небезынтересно было пронаблюдать и за тем, как у них всё работает, через рацию - даже и с учётом того, что ничего в этом особенного не было, кое-что это всё-таки давало понять: что с радиосвязью у сотрудников, в том числе и тех, кто не нёс охрану, проблем тут не было, например, значит, и со скоростью распространения информации по местности - тоже. Кроме того, имя ещё одного сотрудника, таким образом, тоже стало ему известно. И не факт, что и то, и это знание пригодится - но лишним, всё же, не бывает ничего. Когда Терра повторила услышанное, так, чтобы он мог это усвоить без помех на радиосвязи, Монтанелли непроизвольно провёл глазами по столу, а пальцы руки свёл так, словно хотел взять ручку - но всего на секунду, затем потянулся к поле пиджака, вытаскивая мобильный телефон, чтобы записать название фонда в его записную книжку. От старого склада бывает непросто отказаться, и хоть телефоны давно уже прочно вошли в сознание людей, Гвидо, как представитель более старых поколений, ещё хорошо помнил, как писать что-то от руки - впрочем, и сейчас делал это чаще, в двадцать первом веке бумажные письма порой оказывались надёжнее, потому что безопаснее. В его деле - о безопасности забывать не стоило...
- "Streng" через "g"? - переспросил, записывая в телефон довольно-таки сложное название фонда. Мёрфи, впрочем, лучше должен знать, что это за название - ну а не знает сам, так у него целый штат людей, которые могут это выяснить за него, не зря же он их содержит... или налогоплательщики содержат... не столь важно.
С волонтёрством этим - видимо, всё-таки тоже придётся запросить помощи у него, слушая рассказ Терры о том, как всё будет, Монтанелли понимал, что складывается несколько сложнее, чем он думал - и несколько затратнее может стать, в итоге... Сколотить группу волонтёров, такую группу, чтобы можно было представить официально - это сложнее, чем просто всучить случайным людям по двадцатке за небольшую халтурку на свежем воздухе. Особенно, если в такие сжатые сроки. Впрочем, ничего неподъёмного нет... Гвидо - он не сказал Терре об этом, но он много двигается в профсоюзных движениях, а профсоюзы - это и есть люди.
- Что ж... спасибо. - кивнул Монтанелли в ответ. Их беседа оказалась действительно информативной - и может стать началом чего-то действительно полезного, хотя бы - в формате выборов, а дальше... посмотрим - Гвидо не был бы так категоричен в вопросах о том, не выйдет ли у него с "Дискавери" какого-то ещё сотрудничества в будущем. В любом случае, полезно иметь друзей везде. - Прекрасно. Договорились - про пандусы поговорим после события... - улыбнулся Монтанелли, глядя на то, как собирается девушка - разговор их подходил к концу, тем самым, пора бы и самому уходить, времени он потратил достаточно. Проблема же со второй частью скорее может быть в том, как отреагируют люди - кто знает, вдруг это им и впрямь окажется неинтересно, особого смысла в том, чтобы что-то делать в этом направлении, тоже тогда не будет... - По-некоторым причинам... - если по-умному, наверное, можно бы назвать это "антирейтингом", или как-то так - Гвидо, специального образования действительно не имевший, мог бы запутаться в такой терминологии - он, в определённой степени, известный человек, и присутствие гангстера может сказаться как-то негативно, не на парке в целом, так на избирательной кампании. Но Терре он про это не станет говорить. - Я воздержусь от присутствия на этом событии, но там обязательно будет кто-то из моих с мистером Мёрфи знакомых... они расскажут, как всё прошло. А вы... - поднимаясь, Гвидо снова вытащил телефон, несколько раз нажимая клавиши, переходя на список контактов. Затем демонстрируя Терре дисплей: - ...можете связаться со мной по этому номеру. Расскажете, как всё прошло - со своей точки зрения. - не выпуская из ладони своего телефона, Гвидо протянул другую руку - галантно предлагая Терре дать отдать ему тетрадку, чтобы было удобней искать свой мобильник, или ручку, если в этом будет необходимость.

+1

16

Все мелкие жесты, невербальные подтверждения маленьких "технических" вопросов типа правильного написания отдельного слова в названии фонда и прочее не упомянутое, а может, действительно настолько маленькое, что его не стоило ни упоминать, ни обращать на него внимание, оставалось в парке около лавочки - одной из, пожалуй, самых уединенных в этой части. Во всяком случае не видимой от соседних столь же (более-менее) облагороженных для отдыха посетителей мест, почему она, собственно, и была в конце дня выбрана Террой, чтобы посидеть и подумать... Тут же оставались все произнесенные слова и без бумаг оформленные договоренности, хоть даже не полностью озвученные вслух, - все всё поняли. Это главное.
Вот пусть бы так они и покоились дальше: у стен есть уши, зато у мебели там, откуда они уходили, не было ртов. И Терра однозначно, неторопливо собирала свои вещи, без каких-либо прямых приглашений или топорных намеков внутренне ожидая от Гвидо готовности в ближайшее время подняться с места вместе с ней: беседа подходила к логическому концу, над городом по-южному спешно темнело и их дальнейшая задержка могла бы начать обращать на себя слишком много внимания.
- Нуу-уж, - Терра тихо, с очень доброй, осторожной усмешкой протянула это "уу..", без нажима, чтобы не переломить хлипкую бумагу, пригладила подушечкой пальца последний сгиб сложенной карты, потом подняла глаза - в ответ на движение Гвидо, развернувшего к ней дисплей. Во взгляде мелькало неприкрытое любопытство: что же у него за тайные такие причины-то? в словах...
- это дело добровольное. - почему-то начать выспрашивать не повернулся язык, и, поднявшись, она переключила внимание на разглядывание светящихся на показанном ей экранчике цифр, на любезно протянутую руку... непонимающе хлопнула ресницами. Не сразу сообразила, чего от нее этим жестом хотят, вернее, не сообразила вообще: на рукопожатие не похоже, с лавки она уже поднялась самостоятельно. А если нет, то... - ? Вежливее показалось не переспрашивать, а поступить по наитию: еще на долгую секунду "подзависнуть", глядя на галантное предложение помощи, и в действии признать, что - да. До нее действительно не дошло.
Тетрадку Терра в итоге не отдала. Вместо этого она, очнувшись от нахлынувшего было замешательства, неловко, чуть ни уронив, выудила из зазора между листами ручку - ту же, которой недавно рисовала косые палочки, - склонилась над углом стола
- Надеюсь... - после чего быстро, мелким угловатым почерком переписала показанный номер на чистый лист. Не сверяясь, по памяти, - рассказывать будут не только они. - сунула за обложку сложенную карту. Остановилась... и вытащила обратно. Снова раскрыла тетрадь, на этот раз - ровно на середине.
- А.. - одновременно аккуратно вырывая у скрепок сдвоенный лист, она пристыженно поджала губы, - у меня только рабочий. - надо же было дать встречно хоть какие-нибудь контакты? Терра кривовато сложила вырванный лист пополам, потом еще раз пополам и в центре получившегося прямоугольника так же мелко и угловато, как выводила номер Гвидо, написала свой. Не тот, который относился к каморке ее "секретаря", хотя при этом официально во всех источниках значился номером лесничего, а прямой - до кабинета без посредников.
Протянула Гвидо то, что получилось. Виновато мотнула, опустив подбородок, головой.
- Надо сделать визитки. - как факт. Мыли о необходимости заодно обзавестись наконец-то личным мобильником почему-то при этих словах Терре в голову не пришло. Она сгребла обратно: карту - за обложку, ручку - в колпачок и узкий вертикальный отдел у нагрудного кармана, еще раз мельком, хмуро обернулась на зеленый мост к почти невидимым (если не знать заранее, что они там есть) в густых сумерках патрульным и, повернувшись, до механичности привычным жестом цепляя на ходу рацию обратно на ремень, направилась к выходу на асфальтированные дорожки, - раньше отцовские раздавала, а теперь вот... на свои никак не соберусь. Я вас проведу?
Первый шаг по асфальту в "правильную" сторону Терра сделала сразу, не дожидаясь ответа. В том, что без ее личного присутствия Гвидо из парка просто так не выпустят, она почему-то была уверена.[AVA]http://se.uploads.ru/qxFkW.jpg[/AVA]

Отредактировано Terra Guest (2016-11-15 05:59:21)

+1

17

Надо сказать, Гвидо определённо нравилось, как шла их беседа. Природа всё-таки хорошо действует на людей; и даже если и приходится напрягать голову, разговаривая с кем-то, обсуждая что-то важное - видеть при этом перед собой зелёные кроны деревьев, траву, реку, небо, вечернее оно или дневное - куда приятнее, чем вести разговоры подобного рода в замкнутых помещениях, офисах, кабинетах... не так давно, Монтанелли уже имел даже и более важный разговор в подобного рода обстановке - можно сказать даже, это был деловой обед... и разговор был не самым лёгким, не таким, как у них с Террой - но ему, всё же, понравилось. Гвидо вообще тянуло на природу в последнее время - сложно наверняка сказать, почему именно, может, это просто возраст, а может, это влияние его жены, по верованиям которой - у природы уши есть ещё как, но она благосклонна к тем, кто благосклонен к ней. Здесь он и вправду почувствовал себя... в определённой степени, Монтанелли почувствовал себя в безопасности - как раз потому, что место для него было слишком новым для каких-то там "ушей".
Но - любая беседа, рано или поздно, подходит к концу; да и время, отведённое парку для работы, тоже ограничено - он и так тут подзадержался уже, а его, тем временем, ждали дома. Наверное, и Терру кто-то где-то ждал... хотя и не похоже было, чтобы она спешила - впрочем, она и не должна спешить: человеку при исполнении вообще не идёт спешка. Конечно, Гвидо всё и без намёков понял - галантно поднявшись с места, демонстрируя свою готовность идти, когда она будет готова. И подождать, пока соберётся, разумеется - разговаривать, впрочем, это не мешало.
- Я тоже на это надеюсь. - улыбнулся, согласно кивнув - куда важнее, чтобы рассказывали не их люди, и не им - разговоры должны пойти в городе, а не в кабинетах... Скорее для парка важно, чем для Мёрфи и Монтанелли, конечно, но если всё пройдёт успешно сейчас, и они приступят к этой самой второй части - они с этого могут получить уже гораздо больше. Гвидо точно таким же жестом, как предложил руку, убрал её - сделав вид, что вообще ничего не заметил, что жест был случайностью; и тут же и сам перестал акцентировать всякое внимание на нём, не наполняя ситуацию неловкостью - больше, чем уже получилось. Ничего страшного, не все жесты, даже вежливости, бывают поняты и замечены. Ну и конечно, у него и в мыслях не было отобрать у неё её тетрадку, чтобы унести себе или начать туда заглядывать...
- И славно, так даже лучше. - кивнул в ответ, наблюдая за её махинациями. Вот и сделают всё, что называется, официально - он, во всяком случае, будет знать, что если Терра ответила на его звонок, или позвонила сама - значит, она на работе, и находится к ближе к самому "предмету" их договорённостей - и нечего тут стыдится, она отвечает за огромный парк... в таком юном возрасте. Пожалуй, это скорее повод для гордости даже - Гвидо многих людей знал, которые бы, оказавшись в положении, примерно похожим на такое, определённо испытали бы гордость. Интересно, что Гест решила дать ему номер вот так, по-старинке, записав его на бумаге - в наше время, уже так немногие люди пишут друг другу записки настоящие, а не виртуальные - не говоря уже о письмах в конвертах и чём-то подобном... было в этом нечто милое и приятное. Приняв листок с номером, Монтанелли спрятал его во внутренний карман пиджака, не став пока забивать в память телефона.
Сам Гвидо иногда писал своим ребятам записки, именно на бумаге - но немного по другим причинам: потому что телефону в его деле опасно доверять по-настоящему, каждая переданная информация фиксируется на носителе, и остаётся следом и у мобильного оператора или провайдера. Носитель можно очистить, конечно - но вот, говорят, что даже это не даёт чётких гарантий, и можно в некоторых случаях восстановить файлы, которые были удалены, или даже с повреждённого диска скопировать информацию - и это создаёт определённый риск, Монтанелли предпочитал не оставлять следов вообще. Из пепла уже ничего точно не восстановишь - а лист бумаги сжечь очень просто. Визитку, в общем-то, не сложнее. Он промолчал на тихое утверждение Терры, хоть и не делая вид, что не заметил его вовсе - просто не знал, что сказать; мог бы посоветовать, где можно визитку сделать, но - посчитал, что так он бы выглядел уже навязчиво. В своём случае, Гвидо пользовался визитками разве что "Маленькой Сицилии", ресторана - но с собой он их редко носил, больше они оседали в других местах, где он бывает. Но вот вторая часть утверждения о визитках, бывшая несколько неожиданной, уже привлекла внимание Монтанелли - да она и, хоть и высказанная вскользь, казалось, и была направлено на это? К тому же, и возвращаться до входа в полном молчании было бы как-то не очень правильно... - - А Ваш отец - он..? - спросил Гвидо, нагнав её через пару шагов; прикидывая в уме - он, вроде бы, никого больше не знал по фамилии Гест.
Направляясь вместе с лесничей к выходу, уверенным, но не слишком торопливым, шагом, Монтанелли поймал себя на мысли, что он прислушивается не только к словам девушки, но и к тому, что происходит вокруг - в парке, оставшимся без людей и понемногу превращавшимся из вечернего в ночной. Во тьме ночного леса почти невозможно ничего увидеть, и приходится доверять слуху - тоже кое-что, через что он прошёл благодаря общению с женой и её родственниками, и тому времени, что он провёл в резервации... небольшому - но позволившему увидеть много нового.

+1

18

С мимолетным, пряным удовольствием Терра отметила про себя, как Гвидо прячет ее по-простому сложенный тетрадный листочек во внутренний карман пиджака: не в брюки сует, не глядя, не запихивает небрежно в карман бумажника к полусотне таких же, а... Виделось в этой мелочи какое-то особенное, утонченное уважение к банальному обмену номерами и ожиданию будущего выхода на связь. Удивительно приятное. Как, впрочем, и удивительно легкой получилась их беседа - окончательно это стало понятно лишь к ее завершению. Терре даже казалось, что она почти (почти-?) не прокололась на тему собственной неопытности в деле самоличного, полностью самостоятельного ведения подобных переговоров. Раньше-то все было просто, или "проще" - как минимум: сиди, наблюдай, глотай, не разевая рот, столько знаний и наблюдений, сколько только сумеешь проглотить, чтобы потом повторить и описать устно смогла, что же именно увидела, и... повторяй за батей. Лучше - своими словами, а не цитатами, чтобы оно выглядело как собственное мнение, а-ля так убедительнее и не провоцирует лишние вопросы. А теперь стало сложнее. Оглядываться стало не на кого.
С другой стороны, огромным облегчением со спины пропало постоянное чувство чужого пристального взгляда и неусыпного надзора. Не было этого вечного страха оступиться лишь-бы-не-получить-по-шее.
Он сменился страхом как не оступиться, чтобы не вылететь из собственной более-менее начавшей устаканиваться наконец-то в мирное русло жизни вообще.
Потому что "вылетать" с дела, к девятнадцати годам уже успевшего занять под 70% всей ее жизни, Терра интуитивно, на уровне голых эмоций боялась, что ей светит только в одном направлении: за мусорные баки. Хотя чисто логически прекрасно понимала, что даже тогда не пропадет. Физически - так точно. Она же обучена работать. Она умеет учиться. Она здорова и, как ни странно за первым впечатлением, - в каком-то смысле даже полна амбиций. Уже сейчас дерзит, например, мечтать еще года за три накопить на собственный домик, чтобы появилась наконец-то хоть какая-то, лишенная зыбкости и неуверенности казенного жилья, гавань. И еще о здоровенном маламуте, если ее вдруг занесет на Аляску, или о том, как расставит около входа на веранду горшки с гортензиями, если на Аляску не занесет.
Запах гортензий по утрам чем-то похож на влажный запах ночного леса... Почти такого же, за кусочком которого она ухаживает здесь, в Сакраменто. В Дискавери.
Интересно, а этот серьезный, солидный человек, который идет рядом с ней - Монтанелли - он же, наверное, тоже мечтает о чем-то подобном? Или мечтал? В прошедшем времени. В его возрасте ведь все должно было бы уже давным-давно сбыться - с колокольни девятнадцати разница с "немного за полтинник" еще ощущается достаточно остро, - и акценты в его жизни должны были бы как-то, да передвинуться за прожитые годы, а отглаженные пиджаки и приятные манеры превратиться из попытки создать видимость желанной принадлежности к соответствующему слою общества в свидетельство фактической таковой.
Хотелось бы знать. Но она о нем по-прежнему ничего не знает.
За всю их короткую беседу, тщательно сжатую до самого необходимого, Терра так и не выспросила у Гвидо никакой личной информации: ни возраста, ни интересов, ни его точного места работы и как давно он в Сакраменто или подобного - ни-че-го. Даже не попыталась, по прежнему оставаясь уверена, что знания подобного толка в ближайшее время ей не нужны, до тех пор, пока дело не дойдет до повторной встречи и речи о гипотетическом "продолжении" линии помощи парку: меньше знаешь - меньше шанс нечаянно проговориться. И проговориться намеренно там, где не надо, по чистому незнанию - тоже. И все-таки. Взять строго, она не могла сейчас быть до конца уверена даже в том, что его действительно зовут Гвидо. И что его фамилия на самом деле звучит как "Монтанелли". А уже умудрилась договориться с первым встречным - ну, серьезно! первым попавшимся, - в парке человеком о значительной роли в таком важном для себя событии...
Ее уже давно замолкшая рация бесшумно повисла там, где должна была быть - около талии чуть сзади, над бедром. Терра расслабленно опустила руку, неприметно покачивая ей в такт ходьбе, и обернулась к выходящему вместе с ней на асфальт Монтанелли. Снизу вверх, данью росту. Вопрос про отца выдернул из запоздало накатившей предательской ряби сомнений.
Медля с ответом, она отвернулась на дорогу себе под ноги. Пожала-дернула плечом, словно извиняясь за такой вот неожиданный расклад, и просто ответила:
- Он остался в Виргинии. - на уровне подошв громко хрустнула попавшая в темноте под ботинок ветка. - А меня - перевели. - вдаваться в подробности или в лоб заявлять, что в маленьком, нищем по сравнению что с НО, что со столицей Калифорнии виргинском городке он остался насовсем, она не хотела. Даже нечаянно и трижды косвенно боялась напороться в этот момент на даром ей не нужные чужие жалость и соболезнования, тем более - от новоявленного "делового партнера", о каких бы делах через несколько недель речь у них ни зашла: то ли о пандусах и новых вложениях, или только о благодарности за людей и взаимную помощь, то ли не добралось и до этого - не важно, сейчас Гвидо в любом случае должен был считаться ее "соучастником". А она - его. Точка. При максимальном понимании, что любая причастность к выборам - занятие заведомо не слишком надежное, способное в последний момент резко переворачивать местами полюса, и хорошо, если только заменой одних имен на другие или переменой должностей местами в официальных сводках. Бывало же и жестче. Там, где на кон ставят почти дорвавшееся до власти честолюбие, "еще жестче" могло оказаться всегда.
- Пока - сюда. - Терра с невидимой под опущенным, прикрывшим лицо козырьком кепки принужденной улыбкой попыталась скорее переменить тему. Приближаясь к освещенной части близ моста, указующе и не сбавляя при этом шага обернулась на притихший за их спинами на фоне раскинувшейся впереди автомобильной дороги черно-зеленый массив. С этого ракурса его угрюмый контраст с "нормальными" городскими улицами мог показаться особенно ярким. - Ну вот. - Вплотную приближалась пора последнего "до свидания". - Зато вы увидели ночной Дикавери. - и, к слову, ближе, чем его могли бы свободно увидеть большинство непричастных к внутренней жизни этого парка жителей города.
Под ногами зашелестела присыпанная гравием полоса около выхода на пешеходную дорожку зеленого моста, и почти сразу им навстречу от центра длинного переход двинулись две одетые по форме высокие мужские фигуры.[AVA]http://se.uploads.ru/qxFkW.jpg[/AVA]

Отредактировано Terra Guest (2016-11-16 16:27:59)

+1

19

Всем когда-нибудь приходится становиться самостоятельными, переставая держаться за что-то сильное рядом с собой - или, может, меняя это "сильное", в другом случае: родителей, которые тебя кормят, в один прекрасный момент заменит работа, которая, по сути, делает то же самое, или ещё какое-то дело, что будет поддерживает - духовно, если даже не финансово. У Терры было такое дело, которое было способно сделать и то, и другое - Гвидо видел, как горят её глаза, когда он говорит об этом парке, чувствовал, что работой своей и успехами в ней она на самом деле гордится, и надо сказать, с учётом того же возраста, он мог бы сказать - вполне было, чем. А родители - они у всех рано или поздно стареют, и однажды это уже детям становиться необходимым поддерживать их... между прочим, мало кто вспоминает о тех, кто вовсе рос без одного или обоих родителей - вот кому самостоятельности учится приходится, а не просто хочется. По каким причинам Терра заняла свой пост, что привело к такому положению вещей - это, в общем-то, не его ума дело, как и её амбиции тоже его лично мало касаются, но и - девятнадцать лет не девять лет; по закону, того штата, где они находились, во всяком случае - это уже год как совершеннолетие, а значит - и способность принимать полную ответственность за свои поступки тоже. И свой дом - это как раз такой, очень даже серьёзный поступок, и завести собаку - это тоже не шутка, хотя - и развалить дом, и уморить собаку голодом, это можно сделать и в двадцать лет, и в сорок, и в шестьдесят, в таких вещах не всё упирается в возраст... Можно прожить всю жизнь, но так и не научиться ценить её. Мисс Гест ценит то, что делает - и на самом деле, уже это (такая простая, казалось бы, вещь) - уже не так мало.
Что представляет из себя Монтанелли... да уж - интересно, какова будет её реакция, когда она поймёт, кем он на самом деле является? Чтобы узнать, кто он - можно сделать не так уж и много; достаточно просто выйти в Интернет ввести его имя в строку поиска, результаты уже покажут что-нибудь интересное, газетные статьи, криминальные сводки, может даже и конкретно скажут о месте, которое он занимает в криминальном мире... сведения, впрочем, довольно отрывочны - более разрозненные, чем информация о личной жизни каких-нибудь голливудских знаменитостей, но - информация вполне конкретная при этом. Испугается ли Терра, поняв, с кем связалась?.. Впрочем - будет уже поздно для испуга, они заключили свой договор; а со временем - она и сама поймёт, пожалуй, что Монтанелли - не так страшен, как могут его окрестить, и сотрудничать с ним - всегда выгоднее, нежели... не сотрудничать. И есть много очень чего помимо того, что будет написано в криминальных сводках или чём-то подобном... Маламута можно завести, и не будучи на Аляске; вряд ли где-то напишут, что у Монтанелли дома жили двое хаски одно время, за которыми он приглядывал для одной подруги. И определённо, о том, какой он отец и муж - ни одно издание не расскажет... впрочем, он и сам сделал бы всё возможное, чтобы этого не случилось - репортёрам нечего делать в его личной жизни. Но нет, имя его - вполне настоящее.
И в свои почти пятьдесят шесть... он, пожалуй, мог бы сказать, что получил даже больше, чем мечтал - он мог бы быть доволен домом, который был втрое меньше того, чем тот, в котором он жил сейчас; было вполне комфортно и в положении разведённого отца, с бывшей женой которого живут и подрастают двое детей, с которыми он периодически виделся (нельзя сказать, что он был счастлив так - но это было вполне "комфортно", довольно точное слово) - а теперь у него было ещё двое детей поменьше, и жена, которая не была им родной матерью - но которая любила их, как своих собственных... и он не мог бы сказать, что шёл к этому. Можно было бы сказать, что всё это пришло к нему само... если бы не тот факт, что это были результаты его собственных поступков в прошлом. Но всё же: Гвидо не мог бы сказать, что ему пришлось выгрызать это зубами, бороться за это каждый день своей жизни. Иногда твои цели - не такая и сложная вещь, не всё на свете обязательно даётся непосильным трудом; но при этом - очень важно держаться за что-нибудь важное. И не выпускать то, что получаешь.
- Так Вы из Виргинии? - заинтересованно переспросил Монтанелли; имея в виду не их с отцом, а её одну, конечно - вообще-то, он имел в виду спросить, кем этот человек является по своей должности (но на этот вопрос он ответ получил, хоть и всего лишь предположительный - мистер Гест, скорее всего, работает в той же сфере, что и его дочь). Впрочем, это не так важно, особенно если всё это осталось в Виргинии - ему важно то, что происходит здесь. - То-то мне показался интересным Ваш выговор... в Вашей речи. - улыбнулся, показывая, что ничего в этом плохого, конечно, нет - просто в Калифорнии люди немного по-другому выговаривают слова, да и вообще, почти во всех штатах говорят несколько по-разному, не говоря уже про социальные группы, итальянцы вот тоже по-своему разговаривают, речь вот чернокожих, к примеру - тоже не так просто спутать с другой...
- Да... я увидел даже больше, чем это. - улыбнулся несколько загадочно, глядя за её спину - в том же примерно направлении, как смотрела она только что. Он увидел человека, который верен своему делу, человеку, которому небезразлично то, что он делает - и вот это куда важнее прогулки по ночному лесу. Сейчас нечасто встретишь... скажем так, настоящих людей. И это приносило некое странное умиротворение, отчётливо различимое под шум гравия под подошвами. - Рад был познакомиться, мисс Гест. - он развернулся к ней лицом, когда они достигли последней точки своего маршрута, протягивая ладонь для рукопожатия. - До встречи. - пожав ладонь, крепко, но несильно, Гвидо кивнул перед тем, как развернуться направляясь к выходу с территории - чтобы охранники могли закрыть за ним дверь, и (вместе с Террой?) сделать последний обход перед ночной сменой.

+2

20

Неоднозначные вопросы или вопросы, на которые можно ответить "по-разному" - страшная штука на самом деле. Вот так порой нечаянно и открываешь людей: спросишь об одном, не уточняя, а слушать будешь о наболевшем. Только прислушайся вовремя... За много лет, проведенных под одной крышей с единственным родителем, оставшимся рядом после развода, о котором (последнем, об этом желтом скандале-однодневке) в свою очередь Терра едва ли сейчас что-нибудь внятно помнила, но независимо от: она настолько уже свыклась с положением "в паре", то есть - "в рабочей паре", - с отцом, что даже не вспоминала лишний раз уточнять. Это казалось очевидно, правильно: старший Гест, младшая Гест, и естественное наследование профессии просто по тому факту, что в этом ты в буквальном смысле развивался и рос, видел изо дня в день и прикасался, и впитывал мелочи, какие-то тонкости в самые подкорки, писал их, как гравером - до борозд, на тот же пласт памяти, где остаются самые ранние детские сказки.
- Почти. - вскользь, не предполагая дальнейшего продолжения этой темы, ответила Терра: можно сказать, и так, что она из Виргинии. Прибыла в Сакрамено - так точно, а раньше... мало ли, где только ни могло носить, учитывая общую возможность периодически менять место жительства за счет одной только работы (и то, что большинство людей подобными возможностями предпочитали лишний раз не пользоваться - другой вопрос), - А, - она через широкую, вновь становящуюся расслабленной улыбку выдохнула, в голос тихо "себе под нос" усмехнулась на этом выдохе, - это луизианский. - к слову, про выговор. Сама не замечала, как рисует Гвидо цепочку своих последних перемещений; хотя... с другой стороны, скрывать ее специально Терра не собиралась: незачем, и еще в Сакраменто пока очень мало кто замечал этот ее особенно мягкий, "грудной" на фоне типично-западной речи говорок, привезенный с луизианских болот, так что внимание Гвидо к подобным мелочам даже наоборот - не то что не насторожило хоть как-нибудь, а оказалось приятным.
Он вообще произвел в общей картине приятное впечатление, и Терра "на прощание" пыталась подвести какую-то черту про себя, глядя, как Гвидо оборачивается следом за ней к лесу и произносит свое мнение об увиденном. Ей было важно это сделать прежде, чем он скроется из вида окончательно в темноте и удалении опершейся на Город стороны моста, - так должно было получиться вернее. И понятнее, о чем еще на досуге стоит поразмышлять. А получалось не так уж сложно: этакий серьезный, деликатный дядечка в возрасте, который без видимых усилий влет показал и умение говорить, и умение слушать (почему-то с годами у многих куда-то пропадающее...), который к тому же не задавал идиотских вопросов про уместность Терры на ее месте де факто и не пытался через каждое слово демонстрировать превосходство - будто даже не задумывался, что мог бы. Ну, то есть теоретически... на корню рискуя угробить этой демонстрацией в Терре любое встречное сердечное желание взаимного сотрудничества. Но нет. "Старик" - старик ли? с цепким, живым взглядом и с тяжелыми морщинами у век, -  с самого начала захотел пойти в ее отношении по пути взаимного уважения. Сотрудничества. Пользы.
Терра была ему за это благодарна.
Наверное, именно эту, последнюю эмоцию и стоило написать под невидимо и неслышно для посторонних проводимой про себя той самой линией - общим знаменателем.
- Это было взаимно, - она встречно приподняла руку, чуть замешкалась прежде, чем коснуться ладони Гвидо и лишь после еще одного быстрого, очень внимательного взгляда на него снизу вверх из-под кепки - пожала. Не крепко со своей стороны, можно даже сказать, что слабее "общепринятого", но интуитивно выверяя само положение: ребром - точно в пол. Не под. И не сверху.
Двое патрульных с моста тем временем подошли уже достаточно близко, чтобы без труда услышать завершение их разговора. Терра поздоровалась с ними легким, выразительным кивком. Окончательно отняла, опустила руку от рукопожатия.
- Доброй вам ночи, - и осторожно, чуть растерянно улыбнулась.

Ее по-прежнему не беспокоило скорое нарушение порядка набора волонтеров, какой формально считался правильным. И вести о принадлежности Гвидо Монтанелии к какой-то там "мафии" или любой другой ОПГ, или о его судимостях, которые вот-вот готовы были сообщить ей её же собственные сотрудники - не беспокоили тоже. Заведомо. Потому что: с чего бы? Они же на самом деле неплохо поговорили, причем сплошь - о позитивных и жизнеутверждающих вещах. Поняли друг друга. Пришли к согласию.
Терра пока не видела причин его бояться. A posteriori.
Но о подробностях знать охране или кому угодно другому из числа ее ближайших коллег было не обязательно.[AVA]http://se.uploads.ru/qxFkW.jpg[/AVA]

Отредактировано Terra Guest (2016-11-23 17:12:20)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » kein gewerblich