Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Ты холодна


Ты холодна

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

В главных ролях: Denivel Mouri    &    Morgan Addams
Место: Сакраменто, приемная психолога, около 6-ти вечера
Дата: 30 сентября 2016 года

Отредактировано Denivel Simon (2016-10-12 18:16:35)

+1

2

Выйти из кабинета психолога чуть пошатываясь, со стеклянным взглядом и почему-то спутанными белоснежными волосами. Смутно припоминая, что с момента похорон прошло две недели. Две долгих, мучительных недели, за которые успело случится все и ничего одновременно. Привычным за последние 7 дней жестом поправить длинный рукав футболки, натягивая его на запястье. Будто бы я боялась, что шрамы на моей левой руке кто-то увидит. Будто бы я боялась, что кто-то посчитает меня самоубийцей. Но думать тут не о чем - я в самом деле пыталась свести счеты с жизнью. В самом деле пыталась проследовать за женой на тот свет, но...
Не смогла.
Не смогла потому что команды "умереть" не было. Или не смогла потому, что не смотря на все, слишком хотела быть живой и боялась забвения?
Но факта это не меняет - я жива. А Джей умерла.
Тем не менее, мне ни капли не совестно за то, что я пыталась сделать. По большому счету мне все равно, но, видимо, на подсознательном уровне я не хочу привлекать к своей личности еще больше внимания, давая новую пищу для сплетен и для статей в желтой прессе. Мир итак видел слишком много моих эмоций на похоронах. Никто не смог защитить меня от камер, которые беспринципные суки готовы засунуть в лицо и едва ли не в гроб.
Из кабинета психолога я выхожу в каком-то трансе. И взглядом натыкаюсь на девушку, которая сидит в приемной. Да, я видела ее, когда пришла сюда. Но как бы это объяснить - видела и не видела одновременно. Смотрела сквозь. А теперь удивляюсь - как я могла не заметить? Как могла не заинтересоваться сдержанным видом, строгим взглядом? Как могла не заинтересоваться интересной внешностью? Ответ очевиден - ситуация не располагает.
Но сейчас, не смотря на то, что ничего, по сути, не изменилось - я смотрю на девушку другими глазами. Да, мой взгляд все еще пустой, поблескивающий пустотой, но заинтересованный. Именно поэтому я задерживаюсь и не выхожу сразу на улицу, как собиралась сделать еще пару минут назад. Внизу меня ждет автомобиль с водителем, но я решаю не торопиться - подождет еще. Не привыкать.
- Вы не могли бы налить мне стакан воды? - я правда хочу пить, но это скорее повод заговорить, причина остаться, чем исполнение потребности, ведь я могла бы и потерпеть до той самой машины.
Становлюсь напротив стола, за которым сидит девушка, встречаюсь с ней взглядом и пытаюсь улыбнуться. Но улыбки не получается - губы подрагивают, но тут же распрямляются в прямую линию, выдавая мое нервное напряжение и эмоциональное состояние. Пальцы мелко подрагивают и я сцепляю руки в замок, а затем, глядя по прежнему почти стеклянным взглядом, произношу то, чего не ожидала ни она, ни я, - Вы не могли бы поехать со мной на кладбище? Пожалуйста.
Я не была там пятнадцать дней.
И именно сейчас я испытывала стойкое, жгучее желание оказаться ближе к могиле, ближе к сырой земле и тяжелому воздуху кладбища.
И я понимаю, что выгляжу скорее безумной, чем адекватной. И я понимаю, что у девушки есть все причины, чтобы отказаться от этого, но почему-то все еще жду, что она поедет со мной.

+2

3

Она не ошиблась, когда выбрала это место. Комфортное вместилище болезней разума, четкая система, рационально управляющие начальство. Шла третья неделя работы на Линдквист, и Мор  не сожалела ни секунды, а выполняя работу была воодушевлена в той мере, в коей вообще могла это воплотить подобная ей натура.
Ей и прежде приходилось наблюдать, но профессия, а затем и неудачное место работы, не позволяли сделать это так. Да, родственники умерших, приходивших к ней, и люди в агентстве Уоренна, несли в себе отметины отвратительного характера, но были довольно однообразны и ограничены. Здесь же, в кабинете психотерапевта, царил праздник ментального уродства, способный удовлетворить самый взыскательный вкус. Болезни шевелились в людях, поднимали деформированные головы, смотрели дикими глазами, пока секретарь на излете задевала их бюрократической возней. Инфернальное, монструазное, дышащее страхом, ненавистью и девиациями. Разве можно было заскучать посреди этого карнавала пороков?
Конечно, Моргана сознавала - это своего рода извращение. Но ограниченный спектр чувств провоцировал к такого рода познанию. Она не отрицала своего антагонизма, но и ничего ужасающего, кроме мотивов, за пазухой не имела. К тому же работать с Кьярой было попросту приятнее, чем с прежним работодателем, а всё познается в сравнении.
Это был очередной день в офисе. Запись, координация, вовремя оказанные услуги. Чувство удовлетворения, питоном свернувшееся где-то внутри, питающее стабильность. И вдруг.
Юная девушка с белоснежными волосами и необычайно смазливыми чертами обращается к ней, как к человеку, а не как к функциональному автомату. Сосредоточенная на исполнении работы, Аддамс не сразу это осознает, и после предоставления стакана с водой, смотрит на клиентку Линдквист с легким недоумением. Разлагает вторую просьбу на составляющие. Оценивает состояние просящей. Мимолетно глядит в электронную карту - по долгу службы, ей это позволительно.
- Вы хотите, чтобы я вас сопроводила, - пауза, ещё один взгляд в карту. - Мисс Симон? - Это и уточняющий вопрос, и риторический, за ним следует выжидающий взгляд, склоняющий к первому. Ещё немного времени уходит на принятие решения, профессиональную оценку отказа и согласия.
Оценка занимает несколько мгновений, нейронные связи в мозге Мор работают исправно. Очевидно, что девушка находится в состоянии эмоциональной деформации. Ещё очевидно то, что вмешиваться в работу с ней психотерапевта, референт не имеет никакого права. С другой стороны - это интересно, мисс Симон требуется компания, а Моргана вправе использовать нерабочее время по своему усмотрению. Это не авантюра, скорее проба пера в этом дивном новом мире - ну почему бы не оказать услугу просящему? Тем более, это впервые. Впрочем, брюнетка понимает, почему её образ органично ассоциируют с кладбищем.
- Если вы подождете до конца моего рабочего дня - около двадцати минут - я согласна сопроводить вас. - Она даже надевает нейтральную, подбадривающую улыбку, и указывает Денивел на диван, приглашая к ожиданию.

Через двадцать минут, секунда в секунду, после краткого рапорта перед начальницей, секретарь выходит к юной Симон. От рабочего вида её отличает только небольшая сумочка в руках, да то, чего было не видно за стойкой - ноги, до колена обернутые в юбку-карандаш.
- Пойдемте? Бейдж женщина так и не снимает, для пущего удобства посетительницы.

Отредактировано Morgan Addams (2016-10-18 20:54:27)

+2

4

Стакан воды я получаю сразу после того, как его попросила – профессионализм. Никаких лишних вопросов, никаких загвоздок. А вот со второй просьбой вышла заминочка. Потому что ее можно было трактовать в любом удобном ключе, но одновременно ни один из ответов не оказался бы верным, ведь я не взвешивала «за» и «против», когда просила девушку пойти со мной на кладбище. Я вообще сделала это просто поддавшись сиюминутному порыву, потому что пойти очень хочется, но я не уверена, что смогу сделать это в одиночку и не сверну по пути. Конечно, логичнее было бы попросить сопроводить меня саму Кьяру Линдквист и заплатить ей сверху за эту маленькую шалость, но почему-то мне не хотелось этого. Вероятно потому, что в ее секретаре я видела идеального напарника для посещения кладбища. И я не стану отрицать того очевидного факта, что всему виной ее внешний вид. Возможно, если бы она выглядела чуть менее траурно, я бы не проассоциировала ее с тем местом, куда собираюсь пойти. Возможно, я бы просто вышла из приемной в полной растерянности и в смешанных чувствах, не зная, как вести себя дальше.
Но Моргана выглядела так, как выглядела. И это стало отправной точкой. Знаковым событием. Мне сразу же показалось, что не существует другого человека, который бы более органично вписался в таинственный мир кладбища. Понятия не имею, делала ли она это специально или это выходило у нее само собой, но зато могу точно сказать – мне это нравится. Не смотря на то, что при ближайшем знакомстве оказалось, что смерть не просто непривлекательна, но и разрушительна, я все равно продолжаю тянуться к людям, которые напоминают мне эту самую смерть. Казалось бы, что образ из разряда романтизируемых мной должен исчезнуть при столкновении с реальностью, но мне почему-то кажется, что я только сильнее погрязаю в этом болоте, а во всем происходящем ищу мистические знаки. И сейчас, глядя на Моргану, я свято уверена, что она должна быть моим проводником на ту сторону. Я свято уверена, что могу разделить свою трагедию только с ней. Казус будет в том случае, если она не разделит моей идеи.
- Да, – я киваю головой, при этом неловко поправляю свои белоснежные волосы дрожащей рукой. Этот жест наверняка выдает во мне настоящее волнение и даже страх, - если вы можете это сделать. Пожалуйста, – я глубоко вдыхаю и начинаю дышать в нормальном темпе только после того, как секретарь сообщает мне, что мое желание может быть исполнено, если я подожду до конца рабочего дня.Это нормально. Это само собой разумеется. И я подожду.Сажусь на предложенный мне диван и думаю о том, чем бы мне занять это время, чтобы не думать. Потому что если начать думать, то я, скорее всего, разревусь. Реветь здесь и сейчас кажется мне непозволительной роскошью, особенно учитывая, что еще полчаса назад в кабинете психолога я тоже разревелась. Иногда слезы вообще кажутся мне нелепостью. Потому что люди используют одну и ту же функцию и когда им просто обидно, и когда у них случилось что-то по-настоящему страшное и разрушающее.
Двадцать минут ожидания я скрашиваю тем, что достаю из сумочки мобильный телефон и листаю ленту в инстаграмме, абстрагируясь от тех сообщений, которые приходят мне в директ с целью пожалеть, посочувствовать или пожелать гореть в аду вместе с моей женой, потому что мы грешницы. С облегчением вздыхаю, когда назначенные двадцать минут проходят. Моргана материализуется передо мной почти минута в минуту, точно зная цену времени и явно являя собой  пример пунктуального человека.
- Внизу нас ждет мой водитель, – сообщаю я и выхожу из приемной первой, - надеюсь вас это не смутит, – я привычно беспокоюсь о чувствах и комфорте другого человека, а заодно и вношу ясность в окружающую нас обстановку. Когда мы спускаемся к автомобилю, водитель выходит и открывает дверь перед Морганой, помогая сесть на заднее сиденье. Я думаю, что не хочу пока лезть в ее личное пространство, а потому сажусь на переднее пассажирское сиденье. Дорога не должна занять больше двадцати минут, а значит и обстановка не должна казаться очень уж тяжелой.
- Приехали, – сообщаю я, когда машина останавливается. Дорогу до могилы я помню идеально, не смотря на то, в каком состоянии я была во время похорон. Мне кажется, что я смогу найти ее ночью с закрытыми глазами, если мне понадобиться это. Жестом зову Моргану следовать за мной и прибавляю шаг. Если не смотреть под ноги, а взглядом скользить только по кронам деревьев, то можно подумать, что ты находишься в парке. Обманчивое ощущение.
По пути мы никого не встречаем и оно, наверное, к лучшему. Оказавшись у еще совсем свежего холмика, на котором пока не установлен памятник, потому что надо дать земле осесть, я останавливаюсь как вкопанная, взглядом цепляясь за крест, который установлен временно. Думаю ты едва ли в курсе произошедшего, потому что это  слишком личная информация, чтобы о ней знать из карточки пациента, которую ты наверняка заводишь в компьютере для каждого посетителя. С другой стороны, если ты воспользовалась элементарным гуглом из чистого любопытства, когда собирала данные обо мне для Кьяры, то уже знала подробности случившегося, ведь оно было общественным достоянием – самоубийство в семь утра, когда машина вылетает с моста в воду, транслировали, наверное, по всем каналом. И записи об этом в интернете остались уж точно. Даже если бы за рулем автомобиля был обычный человек, то пара газетенок бы все равно вывесили это как  новость, но учитывая то, что Джей была знаменитым фотографом… масштаб был впечатляющий. Только меня он не впечатлял.

+2

5

Юная мисс Симон напоминает ей русалку, девушку из прошлого. Молочная кожа, белые волосы, большие, выцветшие рыбьи глаза - да, точно утопленница, только плоть не распухла, нехарактерно сохранила тонкость фигуры и черт.  То тело, что некогда доставили ей на стол для работы, выглядело значительно хуже, но вода из его глаз текла с той же частотой. Впрочем, не только из глаз, надо признать.
Об этом Аддамс размышляет уже на заднем сидении машины, не позволяя себе ни слова, ни бледной улыбки, даже когда мысли и сравнения забавляют. Всё же, эта тематика и пункт назначения не должен вызывать веселья. У нормального человека.
Ирреальный загробный мир - как представляют его люди? Все эти филиалы Преисподней в грязных ночных клубах пропитых захолустий, и натертые до блеска ворота в местечковые резиденции наместников гласа господня - вводят в заблуждение, дают человечеству сверстать прообразы Рая и Ада в своих замусоренных головах. Моргана тоже склонна отделять мир живых от мира мертвых, добавляя толику образного к рациональному. По её мнению, грешники обречены вечно гнить в своих могилах, чистилищем является самый высокотехнологичный морг с холодильными камерами, а праведников полагается сжигать после смерти, дабы мирская гниль не тревожила их чистоту. Кладбища, в этом плане, без пиетета оставались для неё компостной ямой - как это ни примечательно для потомственного гробовщика, проведшего большую часть жизни рядом с могильными плитами. Но это на тему фантазий  "если бы мертвым было не всё равно". А назначение кладбищ, как терапевтических парков для оставшихся в живых, вполне понятно. Утешение в физическом доказательстве существования. Это как раз тот случай. Или нет?
Сама Мор не ходит на кладбища. Она достаточно насмотрелась на надгробия из окон своей детской, чтобы придавать им значение. Как бы это забавно ни звучало, она даже не обращает внимания на собственное соответствие этой эстетике. С могильным холодом с пеленок, в колыбели из резного детского гроба. Аддамс жалеет, что в своё время не кремировала родителей, и теперь они удобряют  и отравляют мертвую землю на семейном кладбище в предместьях Дублина.
И всё же, сегодня секретарь - добровольный провожатый. Интересная роль, но что от неё потребуется? Какие функции исполняет спутник убитого горем человека, кроме декоративной? Утешение, участие, поддержка. Всё это недоступно референту мисс Линдквист. Но у неё всё ещё есть платок, успокоительное и органичный внешний вид.
Типичный кладбищенский пейзаж не таит в себе сюрпризов, встречая гостий кованными воротами с горгульями. Кажется, в этот момент беловласой девушке становится хуже, потому что она совсем перестает смотреть под ноги - но этого ничего, ведь Моргана страхует её от падения, следую по пятам . Эта функция ей понятна и вносит немного ясности в происходящее.
Вероятно, стоило уточнить, к чьей могиле они идут. Технические возможности позволяли узнать всё необходимое за те двадцать минут, что Денивел ожидала свою молчаливую спутницу в приемной. Немного не корректно, зато дало бы больше к понимаю ситуации. Однако, женщина предпочла бы узнать всё лично, с сопутствующей эмоциональной (безэмоциональной) окраской, как это происходило до появления вездесущего и обезличенного интернета. Куда интереснее было наблюдать за такими человеческими чувствами девушки, потерявшей.. кого? Референт сохранила довольно старомодные привычки для нашей с вами современности.
- Кем для вас был этот человек?  - впервые за время дороги, в момент, когда они останавливаются у нужного надгробия, и по долгому взгляду русалки, Мор понимает что путь окончен, она выдает пару скупых фраз. - Мне хотелось бы узнать, но вы в праве не отвечать. - Это и может быть проявлением должного участия, но брюнетка не уверена. Слабо ориентируясь в сфере человеческого взаимодействия, она протягивает платок.  И всё ещё выглядит как призрак, пристально наблюдающий за гостем из мира живых.

Отредактировано Morgan Addams (2016-11-05 11:42:30)

+1

6

Можно было бы сказать, что между нами волнами скользит напряжение, если бы мы не находились на кладбище. Можно было бы удивиться, что делают рядом друг с другом два настолько разных человека, если бы мы не находились на кладбище. Но кладбище стирает границы. Перед мертвыми все равны. По крайней мере так кажется на первый взгляд. По крайней мере так кажется мне самой.
Если честно, я сама до конца не понимаю, зачем позвала эту девушку пойти со мной. Боялась отправляться сюда одна? Боялась сойти с ума на могиле самого любимого мной человека? Боялась, что захочу остаться здесь навечно? Боялась, что лягу на сырую землю рядом с той, кто уже почти семнадцать дней покоится под ней, и не смогу встать?
Боялась ли я вообще сюда приходить?
Но я думаю, вносить ясность в свое поведение не стоит. Во-первых, потому, что если Моргана согласилась пойти со мной, значит едва ли потребует каких-то причинно-следственных связей. Во-вторых, потому, что я понятия не имею, как можно внести ясность в то, о чем сама понятия не имеешь. Даже если отгадка к моему поведению и имеется, то она скрыта так глубоко в глубинах моего подсознания, что без Кьяры нам туда просто-напросто не добраться. Но ее мы с собой не взяли.
Почему?
А черт его знает, если честно. Анализировать свои действия я буду потом. Оценивать их с точки зрения логичности – тоже. А пока я просто подхожу еще чуть ближе к могиле и протягиваю дрожающую руку вперед, чтобы кончиками пальцев удалось коснуться свежего креста, который выглядит абсолютно новым, явственно говоря о том, что у произошедшего еще очень  небольшой срок давности. И это подсказка для тебя, Моргана.
И тут я слышу голос. Сначала я даже прихожу в недоумение, что кто-то может говорить тут со мной, но потом осознаю, что в этом нет ничего удивительного. В конце концов, разве не для этого я пришла сюда не одна?
- Женой, – я хотела, чтобы мой голос звучал твердо, но он предательски дрогнул и сломался на половине слова. Мне приходится втянуть в легкие большую порцию воздуха, чтобы у меня была возможность продолжить говорить, - Джей была моей женой. Четыре месяца, – я говорю тихо, спокойно, пытаясь абстрагироваться от чрезмерных эмоций, чтобы не впасть в истерику, хотя уже чувствую, как болезненно сжимается сердце внутри, стоит мне только начать говорить о ней или о нас в прошедшем времени.
- Понимаю, что Вам едва ли есть дело, но… это так несправедливо. Несправедливо, что у нас было настолько мало времени, – закусываю губу и разворачиваюсь к Моргане так, чтобы можно было смотреть четко глаза в глаза. Обычно меня раздражает подобный прямой контакт, но сейчас он помогает сдержаться. Я изо всех сил стараюсь, чтобы слезы не покатились из глаз. Я изо всех сил стараюсь сдержаться, хотя получается у меня откровенно хреново. Понятия не имею, на сколько еще меня хватит. И поэтому я перевожу тему, хотя вертится она все вокруг того же:
- Как думаете, через сколько можно поставить надгробие? Ну, памятник, – понятия не имею, с какой стати я решила, что эта девушка может знать подобные вещи, ведь обычно такими сведениями располагают люди старше меня раза в два или три. Да, Моргана была старше, но явно не настолько. Тем не менее, глядя на нее я видела отголоски смерти. Необъяснимое и ни с чем не связанное предчувствие, будто цепочка происшествий и смертей тянется за ней так долго, что этот отпечаток невозможно стереть с ее ауры, скрыть с ее лица, спрятать в складках ее платья. Хотя, если говорить о внешнем виде, то возможно именно он и подталкивает к мысли о том, что Моргана знает обо всем этом куда больше, чем говорит. И я всерьез начинаю задумываться о том, что Моргана знает настолько много, что мне даже и не снились такие тонкости и подробности.
- Наверное, глупо, что я решила отказаться от кремации, – мой язык будто бы сам произносит вещи, о которых я даже не думала, что могу говорить. Мой язык сам произносит слова, от которых волосы по всему телу встают дыбом, становится жутко неуютно, но я этого будто бы не чувствую. Вместо слез в моих глазах теперь сверкает пустота. Однако стоит только пелене спасть и плотину может прорвать с невиданной силой.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » Ты холодна