Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » О семейных ценностях Монтанелли


О семейных ценностях Монтанелли

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

трасса. кладбище. куда- нибудь послеи | начало октября 2016 года | раннее утро 9да, Лео, раннее))

Leo, Guido и Sabrina Montanelli
http://placehold.it/245x140 http://placehold.it/245x140

Иногда нужно выбрать правильное место и время. чтобы сообщить важную новость. Вопрос на повестке дня: как дети отнесутся к этой новости?

+2

2

http://s0.uploads.ru/t/s8DSb.gif
Иногда мне кажется, что фраза: "отоспимся в гробах" относится именно ко мне. Зеваю, поворачивая руль автомобиля в лево. Я не жаворонок. Мое утро начинается, когда часы переваливают за семь вечера. А не за семь утра.  Сворачиваю к дому брата. С которым. к слову, не разговариваю уже несколько недель? Месяцев? Делаю пометку в своему мозговом блокноте. "Забрать брата"_ поставить галочку_выполненно. Несколько раз настойчиво сигналю, Лось выходить из квартиры явно не торопится. За это время могла уже доехать до кофейни, купить Экспрессо и вернуться обратно. Черт. Как же хочется свежесваренного кофе.  Собственно, я могу уехать к отцу и без него. Но батя издал приказ взять с собой обязательно старшенького. У него для нас были какие- то важные новости по дороге на кладбище. И почему на кладбище нельзя съездить вечером. а детям дать выспаться? Бабуле то уже все равно когда мы там ее навестим. Спасибо, что хоть не в церковь надо ехать. Лось выходит, пытается сесть на переднее сиденье. Останавливаю жестом, указывая на заднее, где дремлет Гамбит. Я не могла пса оставить дома одного. Мне до сих пор стыдно. что спихнула его на соседей, когда "уезжала" в Рим на неделю.
Лось садится. Молча выруливаю и еду к дому отца, чтобы забрать его. Семейная поездка. Через стекло заднего вида уничтожающим взглядом смотрю на брата. До сих пор не могу ему простить его выходку. Молю Мадонну о том, чтобы Лео всю дорогу до дома отца молчал в тряпочку. Иначе не выдержу. Я словно бомба замедленного действия. Чувствую, как внутри меня кипят негативные эмоции. И только тронь- заденет всех нафиг. Тейта я с тех пор не видела. Никто из парней в мастерской даже не знает, куда он уехал и что с ним стало. Молчат. Дурацкое чувство вины и собственного бессилья. От того, что он не виноват. А вина лежит именно на Лео. Который своей неправоты признавать не хочет из-за лосинного упрямства. Если бы он после гонок не ушел в запой, а выполнил свой братский долг: отвел меня на выпускной, забрал, отвез в аэропорт, то ничего этого бы не случилось. Он сам подтолкнул нас друг к другу. У нас бы итак ничего не получилось. А Лео только добавил масла в огонь. И я теперь не знаю, смогу ли его простить когда- нибудь за то. что влез в мою личную жизнь. Я уже давно сделала для себя выводы: хочешь личного счастья и замужества- прячь своего мужика в другой стране. Подальше от семьи.
Останавливаюсь. Отец нас уже ждет. Ну да, слегка отстали от графика. А все из-за кого?
-   Papa ' Buongiorno- Улыбаюсь и целую отца в щеку. стоит ему только сесть. Жду, когда он пристегнется, прежде, чем давить на педаль газа.- Как Шей?
С другой стороны, идея отца просто выехать всем вместе. казалась мне более чем крутой. Не помню, когда мы последний раз втроем проводили время? С обратной стороны: наши попытки провести время вместе заканчивались катастрофой. Потому что мы с Лео не могли спокойно и получаса провести, не поругавшись. Вспомнить только тот вечер на открытии клуба дяди Майка. Наверное с этих пор я не посещаю мероприятия, связанные с друзьями семьи или с бизнесом отца.
-К чему в такую рань? Ты сказал, что у тебя есть для нас важная новость.
До кладбища еще далеко. Время есть для того, чтобы обсудить все в пути. Отчего то у меня не очень хорошие предчувствия от этих новостей. Стараюсь не отвлекаться и смотреть прямо на дорогу. Новости отца у меня делились на несколько категорий: пиздец- лайт версия, полный пиздец- вырулим, полнейшая катастрофа. Других почему -то не бывало еще.
-Папа, только не томи.

+3

3

Гвидо сам не любил ранние подъёмы - хотя, в жизни часто приходится делать что-то, что не нравится; когда в доме есть маленький ребёнок - так и тем более, твой собственный режим определяешь не ты. График Монтанелли, впрочем, всегда был ненормированным - в конечном итоге, к таким вещам привыкаешь, и даже когда Торри была совсем маленькой и будила его по ночам, или дням, или - в принципе, будила, - это было не самой плохой практикой, держало в определённом тонусе - хотя крыша от этого тоже съезжала порой... но тяжелее всего было оттого, что он, практически, был один в тот момент - не было рядом кого-то, кто присматривал бы за ребёнком всегда, кто не просто побросал бы все свои дела ради Виттории - а чьим... не делом (звучит отвратительно), а ребёнком Виттория и была. Тем больше был Гвидо благодарен за всю помощь, что оказали ему в те времена.
И хорошо, что в этот раз всё будет по-другому...
Он не любил ранние подъёмы. Но сегодня, глядя навстречу только-только восходящему Солнцу, Монтанелли улыбался - полюбоваться восходом, и как следует, доводится не так уж часто, а между тем - лишившись необходимость наблюдать, как встаёт светило каждого человека, люди, пожалуй, и потеряли постепенно нечто очень важное. Необразованный крестьянин, улыбаясь своей щербатой улыбкой навстречу Солнцу каждый день, учился ценить самое главное - жизнь. И его понимание вечности, бесконечности, было больше, чем у самого продвинутого человека, овладевшего последними техническими новшествами, вплоть до того, чтобы увидеть край Вселенной.
Чтобы увидеть бесконечность - не надо ни за чем гнаться. В том-то и дело, нужно просто остановиться ненадолго, взглянув на неё - и следовать дальше, насытившись ей, пока не наступило пресыщение. Молодым людям, наверное, непросто это понять... Молодость - зачастую штука торопливая или жадная. Иногда и то, и другое.
- Buongiorno, ragazzi. - улыбается Гвидо, целуя в щёчку Сабрину, затем и виска Лео касаясь губами приветственно. Было ещё прохладно, поэтому он вышел из дома в пальто - но его вполне можно было бы оставить в машине, а в течении дня и ещё где-то, если потом разогреет. - И тебе привет, Гамбит... как вырос-то. - почесал потревоженного пса за ухом, устраиваясь рядом с ним. Доберман пофыркал было, но узнал его, повилял хвостом немного, и задремал снова.
- Шей хорошо. Она и младшие ещё спят, не слышали, как я уехал. - в общем-то, новость для детей будет связана с Шей напрямую... почему Гвидо решил именно в такое время и при таком событии его преподнести - видимо, просто потому, что чувствовал, что это будет важно и как-то знаково. Словно все они снова будут вместе... хотя бы ненадолго. - А как там Барбара поживает?.. Знаете, мы-то с ней много лет назад уже разошлись, но для вас она всё равно остаётся мамой. Стараюсь не забывать об этом... - надеется, что они не забывают об этом тоже. Гвидо до сих пор скучает по своей матери, даже несмотря на то, что её нету с ними уже девять лет - так долго, и всё равно, как будто не хватает чего-то в жизни. Наверное, это чувство будет преследовать до самой его смерти, если уж проследовало с ним так долго; вместе со всеми воспоминаниями о том, что мама сделала для него и через что прошла. Оттого он любил приезжать на её могилу в столь ранний час, практически с рассветом - больше особенно никого в это время на кладбище не тянет, да и в этот час - единственное время, пожалуй, когда кладбище выглядит хоть сколько-нибудь дружелюбно, тогда как в потёмках - там жутко и дико, и каждый, кто там оказывается в ночной час - субъект подозрительный априори.
- У меня была мысль однажды - купить помещение под семейный склеп, или отдельный участок, на кладбище. И в последнее время я к этой мысли почему-то возвращаюсь. Что думаете об этом? - их семью очень раскидало по стране, даже притом, что она не так многочисленна; они даже не могут толком почтить память друг друга - и его дети, может, ещё слишком молоды, чтобы над такими вещами задумываться - но всё-таки: они уже взрослые. И их мнение на этот счёт тоже имеет значение.
- Да просто я люблю приезжать пораньше на могилу бабушки - пока там не так много других людей. - пояснил Гвидо. Да и всегда так любил, в общем-то... ему не нравилось, когда что-то отвлекает его от скорби по усопшим родным. Даже при условии, что на кладбище принято в любом случае соблюдать какую-то почтительную дистанцию друг от друга. - Есть. Только я не хочу озвучивать важные новости, пока у тебя руль в руках. Остановись или хотя бы скорость сбавь... - усмехнулся в ответ. Важные новости - не самый лучший предмет для обсуждения на полном ходу, не хватало только, чтобы Сабрина убила их всех троих на радостях - или, упаси боже, с горя. Хотя, какая тогда уже будет разница? Уйти в такой момент, при таких обстоятельствах - вот уж точно, стиль, вот уж драматургия...
- Сверни к обочине, я не шучу... - да и просто не хотелось бы, чтобы такую новость дочь восприняла, концентрируясь на дороге - и ловя каким-то вторичным слоем сознания. Вот когда автомобиль перестал двигаться, Гвидо произнёс, глядя на повернувшихся к нему старших.
- Что вы скажете на то, что она одного Монтанелли через некоторое время станет больше?..

Внешний вид

+3

4

Раннее, мать его, утро. Я еле нашёл в себе силы, что встать и не уснуть где-нибудь по пути в машину. Мой режим жизни давно перешёл на ночной. Вся моя жизнь проходила именно в тёмное время суток. Именно ночью в мастерскую пригоняли угнанные автомобили. Именно ночью привозили  краденые запчасти, которые потом нужно было сбыть по-быстрому. И именно ночью проходили гонки, а после них, оставшуюся часть ночи мы отмечали победу, делились планами на будущее. Всё это происходило именно тогда, когда город погружался во тьму, когда все приличные граждане запирали двери и ложились спать, а такие я как я только просыпались. Согласитесь – никто и никогда не видел, чтобы уличные гонки проходили днём. Да и не увидит никогда. Днём гоняют только элитные гонщики на своих до блеска натёртых авто, к которым  они ни разу не заглядывали под капот. Их имена знают пол мира, их вылизываю спонсоры, а мы находимся в тени. Но нам нет дела до этих стиляг. Есть только мы и трасса перед нами, рык двигателя.
Гробовая тишина. Я сижу с закрытыми глазами на кухне. Я уже успел одеться. Точнее натянуть на себя первое, что попалось под руку. Алекс ещё, наверное, спала или была на работе. Не стал заглядывать в её спальню, чтобы не разбудить ненароком. Иначе бы я обрёк себя самого на ранний подъём ещё долгое количество времени. Предо мной стоял горячий чай. Точнее он был горячим, когда я сюда пришёл. Но видимо я уснул, сидя за столом, и сколько времени прошло пока я так спал, кто его знает. Раздался сигнал, который меня вырвал из сна о прекрасном: в моём сне я спал в тёплой кровати и меня никто не беспокоил. Вздрогнув, я поднялся со стула и подошёл к окну. Там была Сабрина. Мне не хотелось с ней сейчас видеться. Но что я мог поделать. Отцу было лучше не знать про наши ссоры, чтобы не выслушивать от него долгую тираду о том, что мы семья и дороже у нас нет никого. Он прав. Но даже в семье должны быть рамки, за которые не следует заходить другому члену этой самой семьи.
Залпом, выпив остывший чай, я тихо вышел из квартиры. Всё-таки ехать на пустой желудок было бы сейчас не лучшим решением. Тем более, что я хотел курить. Что собственно я и сделал, выйдя из подъезда. А сестра? Не развалится и подождёт. Смакуя каждую затяжку, я смотрел на машину, в которой сидела Сабрина. Она часто сигналила. Видимо нервничает. Поделом ей.
Молча сев в машину, я начал гладить Гамбита. Хоть одно приятное существо в этой машине. Мы ехали молча. Да и мне не хотелось ни о чём говорить. Тем более, что у меня была хорошая возможность подремать пока мы едем. Что я, собственно и сделал.
- Buongiorno, ragazzi. – Послышался до боли знакомы голос, и я проснулся.
-   Papa ' Buongiorno. – Я поприветствовал отца, когда тот сел рядом.
На заднем сидении стало совсем тесно, что Гамбит почти полностью перекочевал на меня.
- Да с ней всё нормально. – Мы тронулись с места по направлению к кладбищу. – Всё такая же молодая и озорная. – Я попытался свести всё к шутке так, как спросонья мало что мог вспомнить. Пусть лучше Сабрина отдувается в этом вопросе. У девушек лучше получаются рассказы о делах  других людей.
- Семейный склеп?! – От такой информации остаток моего сна быстро улетучился и я в мгновение проснулся. – Мы что его прямо сейчас едем смотреть? – У меня, конечно, закрадывались вопросы о том, почему мы едем в такую рань, но я списал всё на старую школу. Люди статного возраста всегда любили всё делать с самого утра. Их можно было понять – чем раньше встал, тем больше дел можно было переделать. Я понимал это, но перенимать это на себя не хотелось. – Идея хорошая, но внезапная. Тем более кремация мне нравится куда больше, чем то, что мои кости будут гнить в земле. -  С чего такие вопросы? Я немного обеспокоился и внимательно посмотрел на отца. Может быть, у него плохо со здоровьем и это именно то, что он хотел сказать нам?
Моё сердце застучало быстрее. Я занервничал и не знал, как бы про это у него спросить, чтобы не вызвать ещё большей паники. Тем более Сабрина сидела за рулём. Не хватало нам всем троим стать одним из поводов обзавестись семейным склепом. Оставалось только ждать, когда он сам всё расскажет.
И вот мы остановились на обочине. Я с замиранием сердца ожидал от него новостей. То мгновение, что он собирался с мыслью, для меня показалось вечностью.
- Больше? – Удивлённо спросил я. Столько радости в моей душе не было давно. Даже когда я наконец таки отремонтировал чёртов драндулет в нашей автомастерской. Эта  машина досталась мне вместе с мастерской и, казалось, стояла там целую вечность. Никто не мог привести её к жизни, и для меня это стало делом чести, как ремонтника. – Больше! – Уже более радостно я произнёс. – Я-то думал! А он! – Я обнял отца так крепко насколько мог, чтобы не переломать ему кости. – Да ты тот ещё ловелас. – Я толкнул его слегка в бок. – Вот так, Сабрина. Пока бы с тобой занимаемся, чем попало, наш отец не теряет времени даром! Уже знаете, кого ждёте? – Я мало что понимал в беременности, поэтому не знал точно, когда можно было узнать пол ребёнка.

+3

5

Какое счастье, что Лось всю дорогу до дома отца проспал. У меня была возможность насладиться поездкой. Из вредности хотела включить радио, да по громче. Но не стала. Мы едем забирать отца. Нам предстоит семейное утро. Скандалы ни к чему. Иногда приходится засовывать свои обиды и гордость в задницу.
-Вырос. И потолстел. Если у тебя есть еда, то не давай ему. Он сегодня ел. Не ведись на его голодный взгляд. - Спящий пес, это как спящий ребенок. Или как Лео. Ни вреда, ни пользы. Только отдых.
Навигатор противным женским голосом снова указывает направление маршрута. А так же "через пять метров светофор", "внимание, пешеход", "лежачий полицейский", Иногда эта штука очень сильно раздражает. Но и иногда же от нее польза есть.
-Я для тебя место впереди заняла. -Усмехаюсь, когда отец сел на заднее сиденье. Слегка поворачиваю голову. Гамбит уже полностью перебрался на колени брата. - Лео, можешь пересесть, если хочешь.
Отец спрашивает про мать. Отворачиваюсь и снова смотрю на дорогу. Едва сдерживаю смех в полный голос. когда на вопрос отвечает Лео. Знает он как у нее дела. Как же. Интересно, когда в последний раз он у нее был? А разговаривал с ней? Несколько месяцев назад, ему некогда было даже ее машину починить. Закатываю глава. И сдавив руль, поворачиваю налево.
-У нее все нормально. Она занята организацией благотворительных вечеров.  Кажется, что в этом нашла себя. Если хочешь знать, то молодых любовников не заводила больше. -Делаю акцент на последнем предложении. После истории с Шепардом, этот вопрос должен был по крайне мере их интересовать. Но все закончилось. Мы так никогда не узнаем, был ли Адам действительно ее любовником или только разыгрывал спектакль ради своей выгоды: насолить нам. Это был бы рисковый и глупый ход с его стороны. Эта история преподала мне урок: Барбаре нужно уделять чуть больше внимания, чем раньше. У отца была Шей, были еще дети. А у нее кроме нас с Лео никого нет. Мне нравилось, что она серьезно подошла к вопросам благотворительности. Что у нее есть непреодолимое желание помочь людям, попавшим в беду. Она вертится в кругах, где у людей водятся хорошие деньги, есть статус. Заводит новые и полезные знакомства, для своей деятельности. Но Барбара всегда остается Барбарой. Так как Лео вечно отсутствует в ее жизни, приходится мне посещать ее немного скучные вечера. Каждый раз мать пытается меня познакомить то с очередным именитым хирургом, то с банкиром, последний раз был зубной врач, кажется. Я терплю. Терплю, потому что знаю, если буду ее игнорировать и не потакать, то она может натворить каких - нибудь глупостей. Глупостей, как с Шепардом. А так я могу присматривать за тем, какие люди ее окружают. И не входят ли эти люди в число тех, кого когда- то Монтанелли по роду деятельности успели "обидеть".
-Семейный склеп?- Кажется, что этот вопрос мы с Лео задали чуть ли не одновременно. Склеп? Странно. Неужели что -то случилось? Эти вопросы, наверняка нас обоих сейчас беспокоили. Я ерзаю на сиденье. Не люблю такие разговоры, когда я за рулем. И под руку.
Нервно смеюсь над посмертными пожеланиями брата.
-Кремация? Серьезно? Я учту. А я больше предпочитаю, сожжение в печи и чтобы мой прах развеяли по ветру. Кости имею свойство хранить твое ДНК, Даже если они в урне хранятся, эксперты могут выявить его. А так.. Тебя сожгли, прах развеяли. От тебя ничего не остается. Даже для эксгумации. Никто твой покой не тревожит.  - Постукиваю пальцами по рулю. Это звучит бредово. Но я смотрю всегда в будущее. Мало ли где мы наследить успеем. Всегда нужно иметь перестраховку. В прочем, это действительно был бред. Наверное из-за нервов. -У нас кто - то умер?
Мне тоже показались странными эти разговоры о смерти и склепе...Прищуриваю глаза.  Сбавляю скорость, но не сворачиваю к обочине. По правилам я не могу на этом отрезке дороги останавливаться. Когда речь заходит о чем-то важном, отец постоянно начинает юлить. Разговор издалека. Я перебираю в памяти всех возможных родственников по обоим линиям. На всякий случай.
Тон отца меняется, он повторяет просьбу. Делать нечего. Нарушая правила, сворачиваю к обочине. Останавливаю машину и заглушаю двигатель. Новости, наверное действительно серьезные.
Разворачиваюсь на месте, и внимательно смотрю на отца. Нависает молчание. Мы с братом оба ждем от него новостей. Которые, как мне кажется, нам могут не понравится.
-Больше? В смысле больше?- Не могу сразу понять о чем он говорит. Смерть. Склеп. Меньше. Больше. Все в кучу смешалось. И отфильтровать информацию не успеваю. Перевожу взгляд на Лео. Наблюдаю за тем, как меняются эмоции на его лице, а он становится похожим на полного идиота. Или это я идиотка, что не понимаю чему он так радуется?
Вот так, Сабрина. Пока бы с тобой занимаемся, чем попало, наш отец не теряет времени даром! Уже знаете, кого ждёте?
-Аааа?
-"ааа" сопровождается протяжным и нервным смешком. Кажется до меня начинает доходить суть.- Ааааа!!!
Второе "ааа" уже более радостное после того, как брат спрашивает о вопросе  кого они ждут. Ждут? - Шей беременна????
Протягиваю к отцу руки через сиденье. Пытаюсь дотянуться, чтобы обнять. Облегченно выдыхаю. Ничего страшного не случилось.
-Как? Когда? В вашем возрасте? Кого ждете?
Сжимаю правую руку в кулак и ударяю брата в плечо.- Придурок.
Такой детский жест. От того, что эмоции смешались в кучу. Внутри творился хаос. И я никак не могу понять: рада я действительно этой новости или нет. Мне просто нужно отвлечь себя сейчас. А брат как нельзя кстати здесь.

+3

6

Просто находиться в одной машине со своими детьми, куда-то ехать - уже приятно. Невольно Гвидо возвращался немного мыслями к тому времени, когда это он сидел за рулём, а они - сзади, когда они были гораздо меньше, и младше, и он их увозил гулять, и их машина сопровождалась не очень добрым взглядом их матери, пока не скрывалась за поворотом на другую улицу... сейчас же они больше не были детьми. У его детей свои автомобили, свои дома, свои дела, свои питомцы даже - пройдёт пара лет, чуть больше, чуть меньше, у каждого из них будут и свои дети... что бы они там не говорили про этому поводу. Но сейчас речь пойдёт не о его внуках - и он чувствует себя даже немного странно, сообщая такие новости; чуть-чуть более странно, чем чувствовал себя, когда говорил то же самое про Витторию - и лёгкое дежа вю такого оттенка тоже присутствует в автомобиле... Но скорее поднимая настроение, нежели вызывая головокружение.
- Ну, да, пожалуй - хочу знать. - тихо усмехнулся Гвидо в ответ Сабрине. Не очень весело, впрочем, и добавил уже серьёзнее: - Хотя это и не значит, что я это должен знать... - у Барбары своя жизнь, и по идее, ему не должно быть дела до того, с кем она там спит и что делает... это скорее должно его старших волновать. Впрочем, что волнует его детей - это и его тоже волнует, переживания Монтанелли о бывшей жене основаны главным образом именно на этом. Их "молодая и озорная" мать, растившая их на те деньги, что он ей давал (и не по суду!) нашла себя в благотворительности - интересное сочетание, конечно; с учётом того, что и Гвидо неким боком, хоть и не будучи вовлечён очень уж сильно, тоже с такими вещами был связан - и тем более... Что он об этом думал - что это занятие, по большей своей части, чушь и фарс с оттенком глупости. Как и любовники, которые достаточно молоды, чтобы быть твоими детьми - такая же чушь и фарс. Но - знакомства, которые Барбара устраивала Сабрине, вот это на самом деле могло бы быть полезным. Связи - это важно. В определённый момент, может ничто не оказаться так важно, как твои связи.
- Нет... мы не его едем смотреть сейчас. - даже засмеялся Монтанелли-старший, когда Лео задал вопрос; не потому, что посмеяться хотел над ним - но надо было видеть их с Сабриной лица сейчас... Хотя и тема такая для разговора была, вообще-то, довольно серьёзной. Зыбкой темой, так скажем... с другой стороны - не то, чтобы на неё нельзя говорить с позитивным настроем. Но узнать мнение своих детей о таких вещах, впрочем, тоже оказалось не безынтересно... - Вот как? То есть, вы хотите, прожив целую жизнь, не оставив после даже какого-то... следа? - не то, чтобы он это осуждал, конечно - притом, что это и разнилось с его консервативными взглядами на такие вещи, но земля - ресурс, всё-таки, невосполняемый, но... что-то было для него в этом не так. Люди, которые исчезают со свету - бесследно... это было его работой в прошлом. За это ему платили - чтобы от человека не осталось и следа. Предполагалось, что не нужны такие следы, и что люди не хотели бы так уходить, "по ветру", бесследно, без собственной могилы даже. А его дети - получалось, хотели бы так уйти и добровольно.
Впрочем - может, своими грехами, он и заслужил такого отношения. А может, дети правы в чём-то... насчёт того, как не тревожить покой умерших.
- Знаешь, эксгумация может тоже оказаться полезной... не для покойника, конечно, для живых. Ответить на какие-то вопросы, восстановить что-то, что было утеряно. - пожал Монтанелли плечами. В нём всегда соседствовали эдакие двое, человек медицины и человек духовный - первый сейчас побеждал. Хотя, опять же, ему приходилось чаще действовать на то, чтобы на такие вопросы ответы никогда не приходили - но это в том случае, если дело не касалось его лично. Если бы он оказался в такой ситуации... пожалуй, он бы сам захотел сделать и эксгумацию, и сам тест - вот что он хотел бы. - Господи, нет, конечно, никто не умер. - почти испуганно отозвался Гвидо, решив, что тему надо всё-таки сворачивать. - Ладно, забудьте об этом пока. Считайте, я так, просто размышляю вслух. - в конечном итоге - это живые решают, что надо делать с мёртвыми, как прощаться с ними, а мёртвому, в любом случае, всё уже равно.
Этот момент Гвидо не забудет никогда. Они сидят в автомобиле, вставшем у обочины, с незаглушенным даже мотором; он точно что сказал своим детям кое-что важное, радостное и неожиданное - и до них это постепенно доходит, что видно по тому, как меняются их лица... Монтанелли даже не рассчитывал, что ему придётся такое ещё раз пережить в своей жизни - такие вещи, впрочем, и невозможно рассчитать. Вернее, возможно; но они в этом случае определённо не будут... такими. Рассмеявшись на шутку Лео, первым сообразившего, что к чему, Гвидо ответил на его крепкие объятия. Стараясь только Гамбита не задавить, встрепенувшегося от того, как общий тон голосов сидящих в машине людей резко пошёл на повышение.
- Нет, не знаем пока. Ещё слишком рано... - отозвался, широко улыбаясь, и повернулся к Рине, тоже потянувшейся к нему. - Шей беременна. - утвердительно кивнул, крепко обнимая дочь, целуя её в щёчку, слегка покачивая. Всё хорошо. Не без поводов для волнений, конечно - но это хорошие волнения... - Да, у вас будет ещё братик или сестрёнка... в конце марта или начале апреля, примерно. - улыбается, целуя и Лео в щёку - обнимая уже всех троих. В их возрасте... главное, что в возрасте Шей, конечно - он-то, можно сказать, своё дело уже сделал; а его Шейенна намного моложе - и он не ожидает, конечно, что всё пройдёт легко и просто, но... справятся. Они справятся с этим. - Кого ждём - станет понятно только в январе где-то. - в любом случае, это будет ещё один Монтанелли, вот что главное. Гвидо счастливо улыбался, глядя на лица своих детей. Как каждый из них пытается усвоить эту новость...  в машине, остановившейся в неположенном месте; под тихий рокот включённого всё ещё движка... они готовы двигаться дальше. И это не только о направлении асфальтовой дороги...

+2

7

Я остаюсь сидеть на своём месте, после того, как Сабрина предлагает пересесть к ней. Сейчас нам лучше держаться друг от друга на расстоянии. И я, и она были сейчас на взводе в отношении друг друга. Пыл от последней ссоры ещё не остыл. Не хватало нам сейчас зацепиться языками из-за мелочи и устроить представление собственному отцу. А я был уверен в том, что сидя рядом, мы обязательно схлестнулись в словесной схватке за звание «Самый острый язык», после чего получили бы нагоняй от отца. Так что я устроился на своём месте поудобнее, теребя Гамбита за ухо. Хотя, мне кажется правильным моя  идея о том, что было бы правильным поговорить с Сабриной обо всём, что случилось не так давно. Хотя моя гордость не позволяла мне такой слабости, тем более что в случившемся по большей части была её вина, мой разум говорил мне об обратном. Вся эта затея отца со склепом напомнила мне о том, что он не вечен. Об этом неумолимо напоминал мне его возраст. Как бы мне была не приятна эта тема, но рано или поздно, мне придётся встать во главе нашей семьи и заботиться о каждом будет моей обязанность. Так что сейчас было самое подходящее время для того, чтобы начать становиться взрослее. Хотя бы попробовать. Я старший ребёнок в семье, так что мне самому придётся налаживать отношения с этой занозой. Хотелось мне того или нет.
Я лишь ухмыляюсь, когда Сабрина демонстративно закатывает глаза при разговоре о матери. Да, каюсь, есть моя вина  в том, что я понятия не имею о том, как у неё дела в последнее время. Не знаю с чем это может быть связано – то ли меня разозлила ситуация с её похождениями не меньше отца, то ли я в конец ушёл с головой в работу. Хотя, наверное, всё же дело в последнем её романе. Я был зол на неё, ведь она взрослая женщина и должна понимать, что творит. Водить шашни с молоденьким мальчиком… лучше об этом не думать, иначе я заведусь с новой силой и могу вспылить в любой момент. В любом случае это надо было исправлять ещё и это упущение с моей стороны и ближайшее время заехать к ней в гости. Видимо, мне предстоит присматривать не только за сестрой, но и матерью…
Но все мои мысли померкли в сравнении с тем, что сказал отец. У них с Шейенн будет ребёнок. Пока это не укладывалось в моей голове. Нет, конечно, где-то в глубине души, я размышлял о том, что Шейенн захочется иметь родного ребёнка и у них он будет. Но вот так скоро… Точнее я рассчитывал, что отец больше не захочет иметь детей из-за своего возраста и нагнетающей обстановки, что сейчас была в городе. Но это уже было не так важно, как то, что сейчас мы сидели в обнимку. Даже Гамбит угодил в центр итальянских объятий и немного поскуливал от того, что его немного придушили такие объятья. Я вернулся на место, с восхищением смотря на отца и потирая руку. Куда только что прилетел удар от Сабрины. Хоть она и была хрупкой девушкой, но бить метко и сильно я научил её ещё в детстве.
- Такими темпами мы сможем собрать скоро собственную группировку. – Я засмеялся. Конечно, я шутил. Не думаю, что наш отец захочет посвящать остальных детей в наше семейное дело. Да и мне не хотелось бы этого. Пусть лучше живут спокойной жизнью обычных людей. Об остальном позабочусь я сам.
- И что теперь… и как? – От такой новости я никак не мог собрать мысли в кучу и подобрать нужные слова. – Нам же надо поехать к Шейенн! Поздравить её тоже. Поддержать. Я не знаю, как поступают в подобной ситуации. Но, наверное, надо быть рядом с ней. – Все тонкости жизни с детьми были далеки от меня и поэтому всё, что касалось них, было для меня дремучим лесом. Да, я частенько играл с Долфо и Витторией, но это совсем другое. Но вот одно я знал точно – женщины любят внимание и поддержку. – Давайте побыстрее доедем до кладбища и поедем домой.- Мне не терпелось поскорее увидеть Шейенн. – Подумать только! Ещё один Монтенелли! – Я снова посмотрел с улыбкой на отца.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальное время » О семейных ценностях Монтанелли