Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » и ты не уйдешь - ты будешь драться


и ты не уйдешь - ты будешь драться

Сообщений 41 страница 48 из 48

41

[AVA]http://funkyimg.com/i/XL9m.png[/AVA][STA]Джон Уайт[/STA]
- Не торопись. И переоденься.
- Похоже, еда тебе не в радость, если ты ее как следует не рассмотришь, - хмыкнул Уэйт, глядя на Аарона и невозмутимо разводя ноги, чтобы наигралась его мама. Увы, за счастьем неизменно последовали мучения (закон жизни), и испанка принялась лечить Джона, тут же "наметанным" взглядом специалиста в сфере медицины заявив, что нос цел (закон Фостерс). Андербосс честно пытался с ней бороться, но что скрывать, ручки у нее были теплые и ласковые, и когда экзекуция закончилась, Уэйт морщился скорее оттого, что Агата убрала свои пальцы с его лица, а не от того, что было больно.
- Не закрывай сегодня дверь в свою комнату.
- А-аха, - согласился Джон, вальяжно закидывая руку на спинку стула, а второй прикуривая уже зажатую между зубами сигарету. Оба Тарантино удалились дышать свежим воздухом, а Уэйт счастливо принимал свою дозу никотина в гордом одиночестве. Как и раньше.

Весь остаток дня был потрачен на дом на дереве. Сначала нужно было найти дерево покрепче, потом побыть Да Винчи и придумать, как затащить на две толстые ветки не легкую корзину, и в конце концов, проявив чудеса сообразительности, присобачить "дом" намертво к деревянному фундаменту. Когда все было закончено, а ребенок радостно натащил из гостиной внутрь шалаша подушек и пледов и закрылся внутри строить планы по порабощению мира (не знаю, как другие, а семилетний Джон именно об этом мечтал в свои семь лет), Уэйт, наконец, уселся под деревом на траву в окружении инструментов, дабы перевести дух. Хотя нет - заслуженный отдых его ждал ночью.
Интересная, конечно, вырисовывалась картина: мама весь день принимает солнечные ванны у бассейна, а какой-то непонятный чувак строит чужому ребенку дом. Пользуются Уэйтом, как хотят. Нет, он, естественно, понимал, что испанка из него веревки вьет, но хули толку-то от этого понимания?
Затушив сигарету об ствол, Джон поднялся и потопал в дом через передний двор. Тарантино отдыхала на лежаке, и... Ну, он просто не смог отказать себе в том, чтобы свалить Агату вместе с ложем в холодную воду. Туда, где помельче, ясен пень.
- Один-ноль в мою пользу, fffuck yeeeah, - и гнусно гогоча и слыша очередную матерную оду в свою честь, танцующей походкой андербосс удалился внутрь дома.

Он ждал. И дверь была открыта. Если бы испанка хоть раз работала в каком-нибудь офисе, то знала бы, что открытая дверь в кабинет шефа говорит о том, что тебе достался хороший начальник. Это значит, что шеф ничего не скрывает и всегда готов принять у себя подчиненных, дабы вместе сесть и разобраться с их проблемами. Обычно, подчиненные любят таких боссов. Ну, как правило.
Уэйт ждал, пока Тарантино уложит спать своего отпрыска, и слышал тихое бормотание, доносящееся из гостевой спальни. Наступила ночь, свет в его комнате был выключен, громкая домработница ушла, и Джон наслаждался этой почти тишиной и спокойствием. Расслабленно валялся на кровати, после душа, спустив ноги на пол, пускал колечки дыма и крутил в другой руке дорогой швейцарский нож, которым только что вычищал грязь из под ногтей. Наконец, и разговор мамы с сыном затих, послышался звук захлопнувшейся двери и тихие шаги, направляющиеся в его сторону. Уэйт приподнялся на локтях, сверкнули в лунном свете глаза, и на пороге появилась испанка.
- Привет, Пятый Элемент. Только тебя мне и не хватало для полной идиллии, - Джон потянулся, дабы затушить сигарету в пепельнице, стоящей на тумбочке, туда же скинул нож и принял сидячее положение. - Иди ко мне, - было сказано полушепотом, и богиня прошлой ночи медленно двинулась к нему, чтобы тут же встать между ног и оказаться заключенной в кольце из рук. Уэйт нежно, еле касаясь, провел носом по ее животу, вдыхая Агатин аромат. - А если серьезно, ты бы родила от меня? - он поднял голову, уставившись в глаза испанки и стал ожидать ответа. Нет, не торопил. Понятное дело, что, чтобы добиться от Тарантино серьезного ответа, нужно было подождать, пока ее мозг прочешет все варианты ответов и выдаст единственно разумный. В их случае это - "да".

+1

42

Агата начала уговаривать Аарона лечь спать еще с одиннадцати вечера. Но он уже с прикрытием "мааам, я взрослый" отказывался засыпать. Они лежали на большой кровати в гостевой комнате, где приглушенно горел свет. Занавески были плотно задернуты, а дверь закрыта почти вплотную. Комната уже была завалена их вещами, в основном, одеждой ребенка, но косметика испанки так же покоилась на одной из тумбочек. Дом Джона начинал становится для Тарантино родным.
У Аарона было с собой припасено пару комиксов про людей Икс, один из которых был дочитан сегодняшним вечером.
- Какой бы силой ты хотела обладать? - спрашивал мальчишка мечтательно, уже описав в красках себя в виде, как бы вы думали(?), конечно Магнетто. Он ведь "крутой и самый главный злодей".
- Я бы хотела летать - с задумчивостью произнесла Та-Та. Ее желание упорхнуть, как голубка, было вызвано просто старыми детскими фантазиями, когда летаешь во сне и переживаешь с восторгом ощущения парения и свободы.
- И все? - с разочарованием подметил сын, ожидая от матери, явно большего.
- Или останавливать время. Знаешь, чтобы учудила первым делом? Во время обращения президента, нарядила бы в того в костюм авокадо и вставила бы соломинку в голову - у Тарантино была особая нелюбовь к Обаме, но не разбираясь во всех политических распрях своей мамы, Аарон рассмеялась, наконец-то залезая под одеяло. Он снова попросил рассказать про путешествие на Атлантику, которую продолжал путать с Австралией. Но испанка не стала его исправлять, так как и то и другое, было выдумкой. А о том, что правда рано или поздно выходит наружу, и мальчик очень расстроиться, узнав, что Агата никакая не расхитительница гробниц, брюнетка забывала. Ложь во блага? В воспитании ребенка, Тарантино столкнулась с таким понятием.
Когда девушка поняла, что говорит в пустоту и озорник уже видит, наверно, десятый сон, то поцеловала его в макушку и вылезла с нагретого места. Плотно прикрыла дверь спальни и двинулась по коридору, ведя рукой по стене, чтоб не оступиться в неосвещенном доме.
Взявшись за ручку двери, открыла ее, зная что Джон еще не скоро ляг бы спать, независимо от ее прихода. Прислонившись спиной к двери, она закрыла ее и тихо подошла к Джону.
- Я пришла пожелать тебе доброй ночи - и положила теплые руки на плечи мужчины и ощущая его дыхание в области живота. Девушка беззвучно рассмеялась, только дыханием и смелее обвила шею андербосса.
- А если серьезно, ты бы родила от меня? - Агата молчала. Первым делом пыталась распознать подвох вопроса. Если это шутка, то ответит в той же манере, если вопрос был задан серьезно... она все равно ответит в шутке.
- А какую модель мира мы возьмем для рассмотрения? - для решение задачек, в геометрии и физики, всегда брали "идеальные модели" и задачки по итогу сводились. "Что и требовалось доказать"... было написано белым мелом на доске.
- Если бы я была художницей, а ты юристом, то родила бы. А если я террористка, а ты криминальный авторитет, то нет. Мы не эгоисты, чтобы подвергать опасности жизнь человека, который еще не родился. - испанка почесала нос, думая над продолжением убедительного ответа и вернула руку на волосы Уэйта, зарываясь пальцами между прядей - Поэтому сходи завтра в аптеку, купи таблетки от нежелательной беременности. У нас еще есть 48 часов, чтобы все исправить. - звучало как-то слишком жизненно и не так волшебно, как все происходило. Агате не нравилось говорить такой правды, хотелось оставить их отношения на уровне самого приятного, незабываемого и сладкого воспоминания. Но за каждые моменты счастья приходится потом расплачиваться.
Девушка плавно выскользнула из объятий Джонатана, пробираясь к окну и распахивая то настежь. Не хватало свежести в задымленной комнате и воздуха тоже не хватало.
Она вернулась, забралась на кровать с ногами и взяла ладонь Джона в свои руки, проводя пальцами по линиям его "жизни". У него была теплая и сильная рука и ее не было ни малейшего желания отпускать.
- Ты же все равно никогда не увидел бы ребенка - я скоро покидаю страну. И меня ты тоже никогда не увидишь - добавила Та-Та, поднимая глаза. К полумраку ее глаза еще не привыкли, но девушка упорно старалась рассмотреть мимику на лице Джона.
И я тебя не увижу. "Что и требовалось доказать"...

+1

43

[AVA]http://funkyimg.com/i/XL9m.png[/AVA][STA]Джон Уайт[/STA]
Великий стратег начал свои размышления, а Уэйт сидел и улыбался, обнимая Агату за ноги. Нет, серьезно, она что, правда думает, что он не сможет обеспечить безопасность своим детям? И, естественно, он бы уж сделал так, чтобы они не пошли по наклонной, Джон бы такого им не позволил. Или все упиралось в натуру испанки, которая была а) слишком молода для детей, б) слишком бедна для детей, в) слишком... неожиданной и опасной для детей. Хотя Уэйт и имел свое мнение, но что оно по сравнению с мнением женщины, которой этого ребенка еще нужно выносить, потом родить, а потом еще и кормить как минимум два года? Так что оставалось только молчать.
- Поэтому сходи завтра в аптеку, купи таблетки от нежелательной беременности. У нас еще есть 48 часов, чтобы все исправить.
- И предотвратить апокалипсис? - И покивать на запрос об аптеке - да, конечно. В другом случае Джон бы ни за что не согласился, но срок, если он вообще есть, был очень маленьким, а еще кому-то пришлось бы бросать курить, а кому-то перестать творить рок-н-ролл, так что тут даже речи никакой не шло о детях. По крайней мере, между ним и Агатой. 
Тарантино выскользнула из его объятий, и через момент в комнату ворвалась ночная свежесть. Уэйт глубоко вдохнул, вдруг осознавая, в каком смоге до этого сидел. Ощущения были... Словно в пустую чашу льется ледяная чистая вода, заполняя все до краев. И только сейчас можно не строить из себя террористку и криминального авторитета, а побыть именно теми, кем они и являются. Людьми.
А еще сильнее это почувствовалось, когда Агата стала что-то высматривать в его руке, будто гадая на ладони, что готовит ему судьба дальше.
- Ты же все равно никогда не увидел бы ребенка - я скоро покидаю страну. И меня ты тоже никогда не увидишь, - ты так часто думаешь о том, что случится на следующей неделе, совершенно забывая о том, что уже завтра можешь не проснуться.
Кстати, о проснуться. Когда в последний раз Уэйт спал с кем-то в одной кровати? Просто спал, без лишних слов и додумок. Память услужливо подкинула, что это было никто иной, как Тарантино, неделю назад, и Джон был пьяным. В шторе. Андербосс одними уголками губ улыбнулся этому воспоминанию, и устало приземлился на кровать, укладывая голову на колени испанки. Повернулся к ее животу лицом, мягко обхватил рукой за поясницу и прошептал:
- Только утром не сбегай, хорошо? - странно, но с этой женщиной хотелось не просто спать, во всех смыслах этого слова, но и просыпаться по утрам, видя ее голову на своей подушке.
Так и лежал, водя кончиками пальцев по ее коже, спокойно дыша и закрыв глаза. Уэйт чувствовал себя в безопасности рядом с ней, он был на своем месте с Агатой, все это было правильно, как будто ты всю свою долбанную жизнь решаешь пример на кучу действий, и в конце концов приходишь к одному единственному ответу. К тому, который верный. К той, которую ты ищешь всю свою жизнь.
А пару минут спустя, Джон и сам не заметил, как заснул прямо на коленях испанки.

+1

44

Из открытого окна задувал ночной ветер, касаясь ее правой руки, которой испанка гладила Джона по голове. Мужчина лежал на ее коленях и был спокоен как ребенок, эта умиротворенность передавалась и Агате, которая питалась каждой эмоцией Уэйта. Ощущение, что когда он касался ее, она могла проникнуть в его сознание, стать его дыханием.
- Только утром не сбегай, хорошо? - прошептал Джонатан свой вопрос. И она, немедля ответила, кивая: - Хорошо - и пальцы девушки забрались в его волосы. Она расчесывала их плавными движениями, зажимая между пальцами пряди и доходя до кончиков волос, затем снова возвращалась к макушке. Это занятие занимало ее, как составление пазлов, а Уэйта, похоже, убаюкивало. И Тарантино могла бы просидеть так до рассвета, что в какой-то момент осознания забеспокоило ее. Как бы это все не вышло высокими чувствами - ведь молчание и это непреодолимое нежелание убирать от его лица руку заставляло чувствовать себя живой. Когда они оставались неприкрытыми, ночью, без прочных стен и масок, вот тогда они переставали обманывать друг друга и себя самих.
Никогда не чувствовав в себе такую легкость, Та-Та вдыхала влетавший свежий воздух и легла на кровать, не убирая руки от волос Джона, словно это было единственной нитью, которая связывала сейчас девушку с реальным миром.
- Ах, Джонни... - не удержавшись в мыслях вырвался ее голос и террористка, нет, сейчас она не была террористкой, девушка покачала головой.
Им надо было спать, а потому, растормошив Джона, перебралась с ним под одеяло. Важно не то, с кем мы засыпаем, а с кем просыпаемся. Приходя к мысли, что когда утром они проснуться вместе, это еще больше привяжет ее к нему, испанка лежала и смотрела в потолок. Дело было не в бессоннице, а в том, что ей с ним хорошо. А когда все хорошо, когда ты счастлив, за этим следует горе, что сшибет тебя с ног. Падать больше не хотелось.
Агата лежала на плече Уэйта, чувствуя под своим ухом его сердцебиение и держалась, чтоб не уснуть. Нужно было все продумать, но чем дальше, тем больше глупых мыслей ее посещали. Бежать? Бежать нельзя любить. И думай, где ставить запятую.
На часах было 10 утра, когда Тарантино проиграла битву с лучом солнца. Сначала свет коснулся ее подушки, начиная опускаться на глаза и девушка пряталась, съезжая вниз по постели. Когда сползать вниз было некуда, и так одеяло покрывало только ноги Джона, испанка проснулась. Ее взгляд тут же уперся в спящее рядом тело. Это тело не было пьяным и не было мертвым, оно уснуло с ней по своей воле и эта ночь была замечательной, какие бы думы не думала Агата в процессе перед сном.
Тарантино тут же прогнала недовольство из-за длинных лучшей солнца и медленно доползла до своей подушки, укладывая голову как можно ближе с головой Уэйта.
- Джоооон - простонала брюнетка - Давай поменяемся, у меня солнце на подушке - на стороне мужчины было темно, занавеска образовывала тень на этой части постели и Агата начала упорно лезть на темную половину кровати. В итоге забралась на Джона, пытаясь удобнее улечься на его груди и, однозначно, будя андербосса.
- Как спалось? - голосом бодрее спросила девушка, нависая над Уэйтом и соприкасаясь носами. Проказа ждала, конечно, незамедлительных комплиментов и приятных ассоциаций. Баловал ее сон с Джоном, баловал.

+1

45

[AVA]http://funkyimg.com/i/XL9m.png[/AVA][STA]Джон Уайт[/STA]
Впервые, пожалуй, за этот год Уэйту ничего не снилось. Он не переезжал асфальтоукладчиками своих врагов, не распивал абсент под дождем из крови и кишков полицейских, не убегал от погони, не крал чужие деньги, не умирал в Сахаре, слушая крики голодающих детей Эфиопии, за ним не гнались зомби, он не отстреливался от сотни вояк, которые решили объявить мафии войну на поражение... Он просто спал. Наконец-то отдыхал, и, чего греха таить, ощущения эти на утро оказались просто восхитительными. Когда ты открываешь глаза, точнее один, от того, что Агата ползет по тебе в качестве живого одеяла, ибо обычное оказалось аж где-то в ногах, а не вскакиваешь с кровати от того, что в тебя летит пуля или на тебя бежит стая голодных ротвейлеров. Да, тяжела и неказиста... Но это все мелочи и глупые наваждения, которые забываются буквально через пять минут после того, как ты проснулся.
- Джоооон. Давай поменяемся, у меня солнце на подушке, - солнце ползет по мне, хотел было сказать Уэйт, но двигаться и что-либо говорить было настолько лень, что андербосс просто опять прикрыл глаза, чувствуя это копошение на своем теле. Рука на автомате легла испанке на талию, и Джон искренне надеялся на то, что они еще покемарят пару часиков перед тем, как ему придется покинуть "жену и детей" и ехать по своим мафиозным делам.
- Зашторь окна, - хрипло и тихо сказал мафиози, когда поборол-таки свою лень.
- Как спалось? - сказать ей, что лучше ничего в его жизни не было? Соврет. А разбить сердце женщине - это преступление, рядом с которым убийство с отягченными обстоятельствами нервно курит в сторонке.
- Перфекто, - пробормотал Уэйт, опять же, понятия не имея, на каком языке, и развернулся на бок, таща Тарантино за собой и подминая ее под себя. Притянул девушку к себе, под крылышко, и зарылся носом в ее волосы. - И было бы просто замечательно, если бы мы поспали еще. - В компании лучшего друга человечества - подушки и....
- Мааааам, где ты? - провал. Ну как обычно.
- Твой сын проснулся, - буркнул андербосс в макушку Агате, но отпускать и не собирался. Правда, будет забавно объяснять потом ребенку, почему это его мама спит в одной кровати с "просто другом", но все же через это проходят? 
- Мама!
- О боги, почему вы меня так ненавидите? - Уэйт-таки убрал руку с Агаты и принял сидячее положение на кровати. Потянулся, зевнул, ну по стандарту и нехотя поднялся с теплого места, тут же ища глазами мобильник. А когда оный был найден, посмотрено время и дата, Джон удивленно воскликнул. - Матерь божья, сегодня 1 июня! Лето! - кэп с вами, он никогда вас не покинет, мои испанские гости. - И через два часа мне уже надо быть на месте! - а тут следовало поблагодарить Аарона.
На зарядку времени не было, лохматое и небритое чудовище, каким был Джон по утрам, моментально проснулось и заозиралось в поисках спортивного снаряда. Он был один и валялся на кровати. Не слишком церемонясь, Уэйт закинул Агату на плечо и понес в цитадель разврата и порока, в простонародье - ванную.

+1

46

Желание подрываться и бежать куда-то отпало, стоило Джону снова уложить ее на подушку и накрыть рукой. По хорошему, ей бы выспаться, часов так 12. Может поэтому она так раздражена и ненавидит все живое? Агата сладко вдохнула воздух и могла бы задремать дальше, следуя указаниям мужчины. Но крик сына из коридора заставил ее дернуться.
- Твой сын проснулся
- Через сколько минут его поиски заведут сюда? - неизвестно насколько Уэйт не хотел, чтобы их застал вместе ребенок, но вот Агата пока решила с этим разоблачением повременить. Девушка попыталась развернуться, но андербосс и сам вскоре сел, услышав второй раз это несчастное "мама".
- О боги, почему вы меня так ненавидите?
- Не замечаешь ты своего счастья. Мы - твоя благодать - на риторический вопрос можно ыбло и не отвечать, Джонатан все равно занимался своим непосредственным делом - зевал, тер нос, теребил волосы, потягивался, вообщем, стандартный мужланский набор на утро. И когда его тело освободило самую лакомую половину кровати, испанка развалилась, обнимая подушку и наблюдая за мужчиной.
- И через два часа мне уже надо быть на месте!
- Что значит "я ухожу и оставляю тебя здесь"? - распознала Агата его реплику о деловой, или не очень, встрече через два часа - А аптека, Джон? - Тарантино подняла голову, но первобытный самец, каким выглядел Джон с утра, прервал ее речь, хватая с кровати - Это произвол, я буду жаловаться всемогущей Чубаке - брюнетка попыталась укусить Уэйта за лопатку, но тот во время ее опустил на пол ванной комнаты. Она заозиралась, упуская тот момент как рядом с ней полилась вода из крана.
- Совместное принятие душа доводит до оргазма... - предупредила Тарантино и на том была права, когда спустя пол часа стояла под прохладными струями воды и приводила свое сознание в режим "on". Занятия любовью вводило ее в состояние прострации, делая из Агаты медузу, которая все оставшееся время будет валяться животом на песке, отлеживая щеку и набираясь сил. Поэтому сейчас Та-Та была тиха и спокойна. Она дотянулась до полотенца, лениво вытирая ноги.
- Как долго тебя ждать? - поинтересовалась она отсутствием мужчины и подошла к окну, делая щелочку в жалюзи и примечая, что Аарон играет во дворе. Затем, подхватив свои вещи и натянув замазюканную, как у ребенка, который неосторожно играл с красками, белую майку, прошла в комнату. Обошла Джонатана, целуя того в плечо и потопала к двери. Взявшись за ручку, террористка остановилась, придумывая что скажет сыну о своем отсутствии. Мысли кардинально не текли, останавливаясь на том моменте, что была бы она медузой...
- Что мне сказать Аарону, когда он спросит где я была? - обычно такие вопросы принято задавать своим любовником, ища что соврать мужу. Но Агате придется оправдываться перед ревнивым ребенком, которого не хотелось посвящать во все нюансы отношения взрослых людей. После искрометного ответа, девушка улыбнулась и пошла вниз, на запах еды. С кухни пахло блинами, которые Паула ловко подбрасывала над сковородкой и строила из них высокую пирамиду, надумывая, наверно, накормить всех соседских детей на два квартала в округе.
- Здравствуй, Паула. Ты купила мне одежду? - набравшись дурного тона разговора с мексиканкой от Джона, задала Агата вопрос и почапала во двор, кликать обормота завтракать.

+1

47

[AVA]http://funkyimg.com/i/XL9m.png[/AVA][STA]Джон Уайт[/STA]
- Ты умеешь говорить на их языке, Падме? - картинно удивился Дарт Вейдер, ставя испанку на пол и придерживая ту рукой, чтобы никуда не вывернулась, раскрутил кран в ванне. Потом кинул быстрый взгляд на ну просто очаровательную не совсем проснувшуюся Агату и передумал: ее тело быстро было усажено в раковину и Уэйт принялся ее будить самым приятным из способов. Хотя, кажется, никто и не сопротивлялся.
- И это единственное, в чем я с тобой согласен, - улыбнулся Джон на ее заявление о душах и оргазмах, глядя за тем, как лениво Тарантино заползает под маленький водопад после утреннего секса. - В аптеку я сегодня заеду, - заверил ее андербосс, вклиниваясь к ней рядом и впиваясь зубами в мокрую шею. Агата была такой спокойной и податливой, что стоило бы остановиться, ибо это либо затишье перед бурей, либо признак того, что Уэйт все-таки опоздает на супер-мега-гипер важное дело. Но он только начал изучать и пытаться понять загадочную испанскую душу, так что наш герой скинул всю умиротворенность Агаты на свой скромный счет.
В отличии от Тарантино, лениво скребущей себя полотенцем, Джонатан был полон сил и амбиций, он, как и вышел из душа, в чем мать родила, с воодушевлением выбирал костюм, в котором отправится сегодня на встречу, уже слышал как открывается внизу дверь и входит Паула, и в общем-то, в этот момент андербосс обожал весь мир. Скинув костюм на кровать, Уэйт безапелляционно стянул с Агаты полотенце, по-быстрому вытерся им, помотал головой, на манер собаки, от чего брызги полетели во все стороны и начал одеваться.
- Ты даже не успеешь по мне соскучиться, - снова широко улыбнулся Джон, завязывая перед зеркалом галстук. Закинув пиджак на  плечо, мафиози успел пройтись рукой по еще влажным волосам испанки, когда та покусилась на его плечо, и того снова обдало ее долбанными женскими флюидами. Опять в голове проскочила мысль бросить все к чертям собачьим, и сегодня остаться дома, Уэйт мысленно облизнулся и мысленно же дал себе пощечину. Работать, работать, работать. 
- Скажи ему, что ты устроила переворот в Нарнии, - выходя из комнаты следом за Агатой, предложил Джон. - У меня шкафов много, пусть исследует. А если не найдет, то скажешь ему, что вход был в сейфе. - У самой лестницы, пока еще никто не видит, андербосс-таки не сдержался и развернул Тарантино к себе лицом, обнимая девушку за талию и чуть наклоняя ее назад, впился жадным поцелуем в ее губы. Пару моментов спустя, когда стало не хватать воздуха, Уэйт отпустил испанку и как ни в чем не бывало, потопал вниз. - Ты знаешь, сколько теоретически мужчины съедают женской помады за всю свою жизнь? Доброе всем утро.
С этими разговорами парочка оказалась на кухне, где уже вовсю кипела жизнь. Паула, поглядев на сею картину, видимо, поняла все сразу по их горящим глазам, но вопросов не задавала, порадовалась где-то у себя в мозгу, тихо и спокойно.
- Здравствуй, Паула. Ты купила мне одежду?
- Конечно, вон там стоит сумка, - кивнула мексиканка куда-то в гостиную, раскладывая яичницу по тарелкам. Джон лишь про себя в очередной раз подивился тому, как женщины умудряются с одного взгляда определить размер одежды, и какой тип шмоток и цвета подойдет к тем или иным глазам, в общем, в эти дебри он решил не лезть, за один присест быстро уминая завтрак и одновременно с этим постоянно поглядывая на часы.
Когда с едой было покончено, Уэйт поднялся со своего места, в один глоток опустошая чашку с кофе и, не тратя времени на благодарности Пауле, быстрым и решительным шагом направился во двор.
- Сегодня посиди здесь, я тебя очень прошу, - шепнул андербосс на ушко Агате, не видя в поле зрения никаких признаков детей. - Договорились? Договорились, - ответил сам на свой вопрос Джон и потопал к гаражу. - Можешь сходить к Ане в гости, если совсем заскучаешь, - хмыкнул напоследок Уэйт.

+1

48

Была б воля Агаты, это утро она провела только в постели с Джоном. Хотя периодически они бы выбегали до бассейна охладиться, а потом снова в кровать, за едой и с едой в кровать. А под вечер был б рок-н-ролл. Но покой нам только сниться, а потому наслаждайтесь тем, что имеете и кто имеет вас.
- Ты знаешь, сколько теоретически мужчины съедают женской помады за всю свою жизнь? - испанка облизнула губы, перебирая ногами за Уэйтом.
- Я не встречала еще таких мужчин, которые съедали бы все содержание моей косметички - скептично подметила Тарантино и когда оказалась внизу, схватив кружку с чаем, вышла во двор. Сытный завтра по утрам, был не ее стихией, потому террористка заправлялась чаем, принимая воздушные и солнечные ванны. За спиной послышались шаги, она уже узнавала кому они принадлежат, хотя ошибиться тут будет сложно - не Паула же так шлепает и топчет землю.
- Сегодня посиди здесь, я тебя очень прошу
- Разве ты мне не доверяешь? - хитро улыбнулась испанка, поправляя галстук на шее андербосса. Давно хотела так сделать - поправить ровно лежащий галстук на шее мужчины, примеряя к себе роль примерной и домашней жены.
- А если бы я попросила тебя остаться, остался? - но не требуя ответа, отправила Джона работать, зарабатывать жене на норковую шубу, а ребенку на айфон и Гарвард.
Кстати об Аароне... в этом году ему идти в школу и в начале лета все родители, у которых присутствует чувство ответственности, уже выбирали школу. Тарантино же поняла, что этот выбор бессмысленный, тогда уж сразу изучать учебные заведения Сиднея, ища бесплатную школу.

*неделю спустя*
Джона не было дома и Та-Та углядела в этом отличный шанс выбраться из особняка. Ее уже начинало передергивать от мысли, что так и просидит всю жизнь в золотой клетке, и тут выдался прекрасный повод - Аарон, который в последние дни стал много капризничать и огрызаться на нее и Джона, в очередной раз раздул обиду. Тарантино, как мать, которую заела совесть, пообещала мальчишке сюрприз и отправилась в город.
Из магазина детских игрушек Агата вышла с арбалетом наперевес, готовая сама с азартом выпустить пару стрел с присосками нерадивым продавщицам в лоб. Ощущала себя эдакой амазонкой современности, ведь, однозначно, ей не хватало ее прежней жизни с приключениями, выживанием, новыми знакомствами и похоронами этих новых знакомых. Осознавая, что прошлое время упущено и вместо того, чтоб держать в сумке пистолет, она держит на плече игрушечный лук, испанка злостно давила на кнопку включения зеленого сигнала светофора для пешеходов. Машина начал останавливаться перед стоп-линией и, поднимая глаза, Агата узнала по капоту машины, автомобиль Уэйта. Набрала в легкие воздуха, все еще надеясь, что может не узнает мафиози свою любовницу, и почесывая рукой нос, пряча лицо, посмотрела на водителя.
- Привет - только губами произнесла она, приветственно махнув ладонью

/ Улицы /

одета:

http://cs10772.userapi.com/u58668379/125528573/x_e2d439fa.jpg

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » и ты не уйдешь - ты будешь драться