Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » S.O.S ‡save our souls


S.O.S ‡save our souls

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Клуб, потом заброшенный дом | 16.11.2016 - 17?.11.2016| 21:00 - ??:??

Sylvie Lefebvre &  Denivel Simon &  Justin Grayson
http://66.media.tumblr.com/9420f960582168c552f8bc6ba333af0e/tumblr_o2yeppc0zP1u7uyjqo1_500.gif

Иногда твои планы на обычный флирт в клубе заканчиваются чем-то совершенно ужасным.
Когда хорошие девочки попадают в беду, им иногда приходится спасаться самостоятельно.

Отредактировано Sylvie Lefebvre (2016-11-24 19:25:02)

+2

2

So when you're near me
Darling can't you hear me?
S.O.S

внешний вид
Я обычно не подхожу первой к девушкам, чтобы познакомиться, чаще всего они сами предлагают угостить меня выпивкой или же приглашают потанцевать. Хотя последнее встречается всё реже и реже, что немного меня заставляет грустить. Ведь для меня проявление того тепла, что так необходимо, и танец, и обычные объятья. Да даже легкий флирт, от которого так любят краснеть щёки, а в груди птицей трепетать желание, даже он меня бы устроил больше, чем просто секс где-нибудь по-быстрому. И не расскажешь же, что если приложить определённые усилия и перейти к какую-то обстановку, более спокойную и уютную, я могу показать настоящие чудеса. Я буду менее зажатой и похожей на корягу, если пойму, что мне ничего не угрожает. А тот факт, что кто-то может зайти в туалет, уж точно не способствует расслаблению, верно? Что-то в глубине души подсказывало мне, что я просто не встречала человека, с которым мне будет откровенно насрать на обстановку, но я не обращала на это внимания.
Сегодня я была настроена на то, чтобы самостоятельно получить небольшую дозу флирта, возможно объятий и танцев с поцелуями. Во мне обычно редко просыпается жажда управлять ситуацией, но почему бы и нет. ещё один небольшой челлендж, который я хочу перед собой поставить. Разве это не прибавит мне уверенности в себе? С этими мыслями я подходила к барной стойке в одном клубе, который мне давно рекламировал кто-то из подписчиков. Надеюсь, не с целью похитить меня отсюда? Я даже на секунду пожалела о том, что так легко собралась прийти именно сюда, но потом заметила неподалёку девушку с длинными белыми волосами, и из головы вылетели все дурные мысли. Это всегда лотерея, ни у кого же не написано на лбу неоновыми буквами "я предпочитаю девушек". Но кто не рискует, тот не пьёт шампанского, а белые волосы были в некотором роде моим фетишем. Давным давно я красилась в белый, но тогда у меня было каре, так что я была похожа на смесь школьной училки и Мерилин Монро, учитывая мои кудри. А тут такие длинные и такие белые, у меня никогда не получилось бы достичь именно такого оттенка. Волосы манили, подсвечивались синим и фиолетовым, когда на них падал свет небольших прожекторов со сцены, где за пультом сидел диджей. А я шла на их свет, чтобы заглянуть в глаза их счастливой обладательнице. В них тоже отражаются неоновые огни, или они чёрного цвета, поглощающего любой другой.
- Привет, - я сажусь на барный стул рядом с девушкой и поднимаю вверх два пальца, жестом подзывая к себе бармена. Улыбаюсь ему, он расплывается в ответной улыбке и спрашивает у меня, что я хочу заказать. Я нахожу в меню, что стоит перед глазами, безалкогольный мохито, указываю на него пальчиком, бармен уходит заниматься моим заказом.
- Не против моей компании? Меня зовут Силь, - я знаю, что в этом клубе не проверяют документы при продаже алкоголя, но пока что не хочу ничего подобного, мне вполне хватает и собственной уверенности в себе, - Или ты тут с кем-то? С парнем? С... - я медленно провожу взглядом по её фигуре снизу вверх, задерживаясь на губах, которые должны будут дать ответы на все вопросы, ... девушкой? Я могу угостить тебя чем-нибудь?
Я ловлю её взгляд и слегка прищуриваю глаза. Кто-то сказал мне, а я и сама согласилась с таким мнением, что если я не щурюсь, то похожа на испуганную лань. А вот хитрый прищур придаёт мне интригующее выражение лица, так что я использую именно его вместе с легкой улыбкой. Главное не нервничать, а то я обычно начинаю зубами цеплять пирсинг в языке, привлекая к нему внимание. Хотя, с другой стороны, кого-то это очень заводит.
- Если нет, то хотя бы разреши сказать комплимент твоим волосам, они шикарные просто, я сама бы хотела такие, - я так люблю трогать вещи, которые мне нравятся, но пока что не решаю переходить каких-то границ, пока мне не дадут на то право. А я бы так хотела пропустить прядки сквозь пальцы, чтобы ненароком притянуть к себе, цепляя за одну из них.

+2

3

внешний вид

После смерти Джей все идет не так, как я бы хотела. Хотя стоп. Что значит "как я бы хотела". Очевидно вся проблема в том, что я больше ничего не хочу по большому счету. Сложно двигаться вперед, когда не знаешь куда. Потому приходится только функционировать. И разгонять скуку, которая огромной тучей сгущается у меня над головой. Именно для того, чтобы избавиться от скуки и ощущения одиночества я пришла сегодня сюда. Только проблема в том, что в людных скоплениях одиночество чувствуется еще острее, словно понимаешь, что на свете есть миллионы человек, а некоторые из них даже находятся с тобой в одном зале, но им нет до тебя никакого дела. Я вздыхаю и очерчиваю пальцем кромку фужера, в котором мне подали шампанское. Я давно его не пила. Настолько давно, что почти забыла его вкус. Но стоило сделать всего один глоток игристого напитка как воспоминания о его вкусе заструились по венам, принося вместе с собой желанные и не очень мгновения моей жизни.
В этом заключается основная проблема - чтобы впасть в беспамятство надо напиться, но если выпить недостаточно, то голова только больше разрывается от мгновений, проведенных с Джей. Пальцами впиваюсь в тонкую ножку фужера, ощущая, что еще немного и стекло под моим напором треснет, разлетится на маленькие осколки, которые вопьются в мои руки, призывая на свет небольшие фонтаны алой крови.
Я думаю об этом в тот момент, когда высокий стул рядом со мной занимает девушка - тонкая и хрупкая, подросток. Совсем как я, только темненькая. Мысли об окровавленных руках отходят на задний план, когда я наблюдаю за тем, как она заказывает себе безалкогольные напиток. Девушка не выглядит невинной овечкой, а потому ее выбор заставляет меня улыбнуться.
Хочешь быть в здравом уме?
- Привет, - вторю я ей, случайно облизывая пересохшие губы и цепляясь своим взглядом за ее - есть контакт!
- Не против, - я качаю головой, подтверждая свои слова, чтобы ты точно поняла, что можешь остаться. В самом деле мне не хочется, чтобы ты уходила, ведь это будет означать, что я снова должна остаться в одиночестве, которое меня убивает. И в прямом смысле этого слова тоже, метафоры тут не очень уместны.
- А я - Денивел. Дени, - представляюсь следом за тобой, - и тебе повезло - я одна, - смеюсь и пожимаю плечами, мимолетно отмечая про себя, что мы выглядим по-разному. но в целом чем-то похожи. Например, гольфами, - можешь угостить меня чем угодно, если тебе хочется, - показательно допиваю свое шампанское, которого в фужере уже почти не было. Бармен тут же легким движением руки убирает стекляшку подальше от меня, словно знает, какие ужасные мысли совсем недавно были у меня в голове.
- И спасибо за комплимент, - я разворачиваюсь к тебе в пол оборота и подмигиваю, прикусывая нижнюю губу и стреляя глазами, - но я думаю, что в этом нет ничего особенного, - смотрю на твое красивое лицо и размышляю на тему того, какой напиток ты решишь заказать для меня, раз себе выбрала безалкогольный мохито.
- Ты тоже одна?
Если ты скажешь да, я буду рада. А если ты скажешь, что за углом тебя ждет твой красавчик бойфренд и вы хотите втроем, то я просто встану и уйду.

Отредактировано Denivel Simon (2016-10-18 18:53:59)

+2

4

Мало кто придаёт большое значение случайным знакомствам в барах или клубах. Порой кажется, что сквозь твою память проносятся вереницы людей, которые уходят из жизни без следа. Некоторые даже не задерживаются до утра, а с кем-то и не хочется очень сильно задерживаться. Но что-то подсказывало мне сегодня, что это знакомство будет длиться больше, чем минут пять. Во-первых, у нас случился контакт взглядами. Обычно я получала от людей, которые не интересуются мной, скучающий вид и полное безразличие. А тут, я получила согласие, да ещё и достаточно прямое. Она не против, чтобы я составила ей компанию. На моих губах появилась довольная улыбка, я даже пожалела, что сейчас передо мной ещё нет моего мохито, можно было бы задумчиво поводить трубочкой в нём. Я не знаю просто, куда деть руки, поэтому сублимирую, трогая собственные волосы вместо того, чтобы загребущими пальчиками коснуться волос незнакомки. Пока незнакомки, до момента, когда она произносит своё имя.
- Дени... - я пробую твоё имя на вкус, перекатываю его во рту. И мне нравится, как оно звучит, оно кажется мне очень красивым. Оно подходит тебе, мягкое и в то же время достаточно звонкое. Ты вызываешь ещё одну улыбку словами о том, что одна, я жестом снова подзываю бармена, а он уже готов подать мне напиток. Ура, наконец-то. Я приподнимаюсь на стуле, чтобы бармен услышал то, что я приготовила для тебя, Дени.
- Голубые гавайи, пожалуйста, для моей подруги, - я киваю на тебя, подмигиваю и ловлю твою прикушенную слегка нижнюю губу взглядом. Нет, это совсем мне не свойственно, но сейчас она меня интригует так, что хочется поймать её своими, чтобы ощутить вкус шампанского. Ты так быстро его допиваешь, не боишься резко опьянеть?
- Я вот всегда мечтала именно о светлых волосах... - задумчиво размышляю, облизывая губы. Кажется, с лаймом в мохито бармен точно не пожадничал, вкус очень приятный. А потом закусываю нижнюю губу, повторяя твой жест. Психологи часто говорят, что лучшим поведением будет отзеркаливать жесты собеседника, повторять их. Тогда он располагается к себе сильнее. Но я об этом сейчас и не вспоминала, мне просто хотелось заставить тебя заинтересоваться мной. Моими губами, моими глазами, пальцами, возможно.
- Да, я одна, - тяну мохито через трубочку и покручиваю её в руках, - Прозвучит банально, но я подумала, вдруг ты тоже не хочешь быть одинокой сегодня? - я поворачиваюсь на стуле и наклоняюсь немного вперед, опираясь локтём о барную стойку. Бармен, который ставит перед тобой коктейль, немного сбивает мои планы, так что я теряю те слова, что собиралась сказать. Вместо этого я смотрю в твои глаза, останавливаю взгляд на твоих губах, следую по твоим волосам к шее. Я хочу сказать тебе "Voulez-vous coucher avec moi?", но вместо этого прищуриваюсь слегка и касаюсь тонких белых прядей.
- Я могу вписаться в твои планы? - зачем-то облизываю губы и цепляю зубами штангу в языке. Главное, чтобы тебя не слишком такие вещи отвращали. А то я и снять могу, но зачем только. Она очень оригинальна во время поцелуев, да и не только.
- Повторите мохито, только теперь с ромом? - я обращаюсь к бармену, а потом возвращаюсь взглядом к тебе, ожидая твоего ответа. Надеюсь, напитки нас всё-таки не подведут?

Отредактировано Sylvie Lefebvre (2016-10-19 19:13:17)

+2

5

Музыка битами бьет по ушам, вплывая в сознание и позволяя почувствовать себя частью одного целого организма вместе с диджеем, что стоит за пультом и творит для нас это волшебство. Надо отметить, что музыка тут и правда хорошая и сюда можно приходить даже просто за тем, чтобы ее послушать. Иногда я так и делала – приходила, брала какой-нибудь коктейль и забивалась в уголочек, чтобы просто слушать. Потому что когда сидишь за барной стойкой, то чаще всего выражаешь этим жестом готовность познакомиться. Да и вообще тут привлекаешь собой гораздо больше внимания, чем где-нибудь в темном уголке на кожаном диванчике, потому что к бару постоянно ходят люди, а мои белоснежные волосы почти светятся в темноте и неоновых лучах, которые окрашивают их то в розовый, то в голубой, то в зеленый. И девушка сидящая рядом со мной только подтверждает мои догадки – шансов привлечь внимание тут больше.
Но сегодня я не против внимания. Я не против общения вот с этой красивой малышкой, которая смотрит на меня чуть прищурив свои большие красивые глаза. По какой-то абсолютно не ясной мне причине я смотрю на нее и вижу отголоски себя самой – тонкая, хрупкая, красивая, почти нереальная, но все-таки на каплю более естественная, чем я сама со своими накладными ресницами и белоснежными волосами. Такая же куколка, как я. И наверняка она скрывает ничуть не меньшие скелеты в шкафу, чем я сама. Эта мысль заставляет меня ухмыльнуться.
Когда Силь заказывает для меня голубые гавайи я мысленно ставлю ей плюсик в карму за этот коктейль, потому что она попала почти в яблочко, выбрав коктейль, который в составе имеет Блю Курасао.
- Если бы я хотела быть одинокой сегодня, то выбрала бы более уединенный угол в этом заведении, – я подмигиваю, чтобы подбодрить девушку и почти прямо указать на то, что она сделала правильный выбор и можно двигаться дальше навстречу приключениям. Какого рода будут эти приключения решать только нам с тобой. И как мы будем двигаться к ним  (медленно или быстро) - тоже.
Приготовленный для меня коктейль легко опускается на барную стойку, но при этом как-то разрушает очарование, которое мы создали, пытаясь выстроить близкий контакт друг с другом. Почему-то не было сомнений, что мы обе рассчитываем именно на близкий контакт. Надо сказать, что хоть я и считаю Силь привлекательной, но обычно я привыкла исполнять роль если не сабмиссива, то жертвы. А для этого подходят совершенно другие девушки, в глазах которых читаются абсолютно другие эмоции. Глядя же на Сильви я не чувствую, чтобы от нее исходила власть или сила, но зато отчетливо ощущаю тягучие нотки эротизма, которыми обладаю и я сама. В любом случае, то, что девочка не совпадает с моей повседневностью, вовсе не значит, что у нас нет шансов друг на друга. К тому же думаю, что она чувствует примерно то же самое.
Чувствую, как тонкие девчачьи пальцы почти невесомо касаются моих волос и мысленно думаю, что была бы не против, даже запусти она в них руку.
- Можешь, - кратко отвечаю я, попутно наконец-то притягивая к себе коктейль лазурного цвета, чтобы попробовать его на вкус и узнать,  насколько он хорош в этом баре. Приятный вкус, ядовитый, но притягательный цвет  - то, что доктор прописал. Идеально.
Улыбаюсь, когда девушка рядом решает перейти на темную сторону и просит на этот раз алкогольный мохито:
- Правильно. За знакомство надо выпить, Силь - я тяну жидкость через трубочку и чувствую себя немного странно, будто бы содержимое бокала ударяет в голову гораздо быстрее, чем это должно было произойти. Но может все это лишь по той причине, что рядом со мной девочка, общение с которой сулит мне открытие новых граней? На время я отставляю коктейль от себя, чтобы подождать, когда Сильви получит свой и тогда уже выпить вместе.
- Почему ты сегодня здесь? – в вопросе нет подвоха, я просто интересуюсь. А потом, чтобы сократить между нами расстояние и сделать контакт более близким, беру тебя за руку легким, очень осторожным движением, позволяя избежать этого, если тебе вдруг станет неприятно. Но ты не отталкиваешь моей руку и я испытываю неожиданно облегчение, живо рисуя в своем воображении не совсем приличные картинки, ведь ты кажешься мне такой невинной. Но я думаю, что на самом деле ты едва ли имеешь что-то общее с невинностью. Точно так же, как я сама.

Отредактировано Denivel Simon (2016-10-20 18:18:11)

+2

6

Именно поэтому я обычно первой не знакомлюсь, совершенно не знаю, как адекватно вести разговор в нужное русло. Но сейчас мне удивительно комфортно сидеть на стуле и ловить легкие волны флирта, которые смешиваются с нотками музыки и путаются в твоих волосах, Дени. Я им немного завидую, но пока не решаюсь нарушить то расстояние, что между нами, опасаясь спугнуть. Ты будто подбадриваешь меня словами о том, что точно не села бы у барной стойки, если бы хотела одиночества сегодня. Что-то подсказывает мне, что я движусь в правильном направлении, то ли твоё подмигивание, то ли молчаливое разрешение наконец коснуться волос, отчего я испытываю практически сенсорный оргазм. Они именно такие мягкие и приятные на ощупь, как я и думала. Мне нравится, что даже вмешательство бармена с коктейлем не разрушило окончательно то шаткое равновесие, что между нами возникло. Та тонкая алая нить, что связала нас, только натянулась сильнее, но не порвалась.
Ты разрешаешь мне вписаться в планы и я подмигиваю тебе в ответ, улыбаясь. В отличие от многих улыбок, которые я обычно дарю окружающим, эта полна искренности, хоть и таит в уголках губ какие-то намёки на дальнейшее развитие событий. А я хочу дальше, хочу больше, хочу окунуться в то, какой ты бываешь в спокойной относительно обстановке. Относительно, поскольку я собираюсь тебя не усыплять, а скорее наоборот. Я хочу твоего тепла, которого мне так не хватает.
- Тогда выпьем? - я с надеждой смотрю в сторону бармена, но он занят другим заказом, так что я вздыхаю и допиваю безалкогольный мохито, чтобы уже ничего не мешало мне окунуться в мир, окрашенный слегка нотками рома.
Ты касаешься моей руки неожиданно для меня, так что я вздрагиваю, но сразу же вслед за испугом по моей коже пробегают мурашки, а внизу живота сворачивается в узел легкое томление. Я и не думала, что так отреагирует моё тело, но не отступаю и провожу пальцами по твоему запястью, пока обдумываю ответ и не свожу глаз с твоих губ. Они отвлекают меня от чего-то разумного, а я даже не пьяна сейчас. И мне нравится это ощущение новизны, возможности вести вместо того, чтобы быть ведомой. Конечно же, вряд ли это заставит меня изменить своё отношение в принципе к милым девочкам, но с тобой, Дени, мне хочется быть другой.
- Я хотела найти тебя, - отвечаю именно так, хотя мы обе понимаем, что в моих словах только часть правды. Но она есть, я действительно искала ту, что меня заинтересует, что отзовется возбуждением и желанием.
- Не конкретно тебя, но мне почему-то кажется, что это не совсем случайно. Я хотела тепла, хотела сбежать от одиночества, а нашла тебя, - я всё это время вожу кончиками пальцев по твоим рукам, по ладони и между пальцами, будто задумчиво, но в тоже время вкладывая определенный эротический подтекст. Бармен ставит на стойку мой мохито, я благодарно улыбаюсь ему и забираю напиток, хотя для этого мне приходится отпустить твою руку.
- За приятные во всех смыслах знакомства, - я поднимаю стакан и касаюсь стеклом твоего бокала с легким звоном, который тут же глушится в разговорах и музыке. Делаю несколько глотков через трубочку и морщусь от того, как сильно ударяет в голову алкоголь. Непроизвольно наматываю пару прядей твоих волос на пальцы и тяну к себе ненавязчиво, чтобы сократить между нами расстояние.
- Не подумай, что я ищу предлог остаться с тобой наедине, но я как-то не очень хорошо себя чувствую, тут душно. Может быть, выйдем на улицу, на свежий воздух? - предлагаю я, делаю ещё глоток мохито, но даже его ледяная свежесть не помогает. Я сползаю со стула, отпуская твои волосы, беру тебя за руку и тяну за собой. Ровно пару шагов делаю, прежде чем в глазах темнеет и я пошатываюсь. Я продолжаю держать тебя за руку, но ощущаю, как кто-то подхватывает меня и объясняет, что выведет меня на улицу. Мне хочется извиниться, но язык не поворачивается, в какой-то момент я отпускаю твою руку и проваливаюсь в густую темноту. Из неё обрывками выскальзывают образы того, как тебя на руках несут куда-то, а ты будто без сознания. Как меня сажают в машину рядом с тобой, но я не могу пошевелиться, сил хватает только на то, чтобы слегка приоткрыть глаза. Но твоё присутствие меня успокаивает, как будто рядом с тобой не может случиться ничего плохого. Не может же?
Когда я прихожу в себя, мне очень холодно. Я с большим трудом разлепляю глаза и голова тут же отдается болью. Вокруг темно, но есть и светлое пятно, к которому я ползу по деревянному полу, стараясь не засадить заноз. Но это не окно, а девушка, лицо которой плохо видно, но я узнаю в ней Дени и не могу понять, почему она полностью обнажена. Что случилось? Голова начинает проясняться, и я понимаю, что мне холодновато, потому что я сама не одета. Я осторожно трогаю тебя за плечо, чтобы ты очнулась. Может быть, ты знаешь, что происходит? Потому что я сразу думаю о чём-то ужасном. О том, что нас какой-то маньяк похитил, например. О том, что мы напились так сильно, что нашими безвольными телами воспользовались. Хотя я не могла разобраться в ощущениях, кажется, меня никто не трогал в сексуальном смысле. Когда тебя спящую трахают, обычно смазки нет, так что между ног саднит, но у меня только голова болела ужасно и царапины были по всему телу.

Отредактировано Sylvie Lefebvre (2016-10-31 18:17:06)

+1

7

Что-то не так.
Я еще не могу понять что, осознание не приходит в тот момент, когда оно так нужно и могло бы помочь, сыграть какую-то роль. Тем не менее, я отчетливо чувствую – что-то не так. И дело тут вовсе не в миленькой Сильви, которая сидит рядом со мной и всем своим видом показывает, насколько ей нравится моя компания. Честное слово, я готова демонстрировать ей все точно тоже самое, потому что девушка действительно хороша и плевать я хотела, что обычно не смотрю на таких, как она. Плевать я хотела на то, что с ходу и не разберешь, кто из нас будет ведущей, а кто – ведомой. Дело совсем не в этом.
Но мое странное состояние развеивает твой флирт. В самое сердце ударяет фраза «Я хотела найти тебя». И совсем не важно, что эти слова могли быть предназначены не только мне, а любой другой, кто скрасила бы твой вечер сегодня. Совсем неважно, потому что сейчас они мои. И ты моя. Это такая дикая банальность, но в этом вся суть. Я не хочу думать о продолжении, потому что в моей жизни уже было это «продолжение» и кончилось оно трагедией. Именно поэтому я пытаюсь забыться и цепляюсь за любую возможность, которая попадается на моем пути в сторону забвения. Не уверена, что тебе бы это понравилось, но сегодня ты, Сильви, это мой способ забыться. Мой способ перестать думать и заниматься самокапанием, которое обычно доводит до истерики.
- Мы обе хотели тепла, – я невинно улыбаюсь, хотя четко знаю – наши умыслы весьма порочны и мы отдаем себе в этом отчет, но делаем вид, будто это не так. Что же, будем считать, что эта наша маленькая игра. И когда я делаю очередной глоток из своего бокала с коктейлем, то снова начинает кружится голова, а в сознании пташкой бьется мысль «что-то не так».
Что-то не так с этим чертовым местом и этой жидкостью, которая плещется на дне моего бокала, переливаясь бирюзой и так и маня, призывая «выпей меня». Нет. Больше не будут. И я отодвигаю от себя бокал уже каким-то тяжелым движением руки. В голову приходит мысль, что надо бы написать Франческе, чтобы она была в курсе того, где я нахожусь, но меня сбивает с мыслей твой голос, который звучит как-то глухо и несчастно.
Ощущение какого-то хренового финала усиливается. Удваивается. Умножается. Растет в геометрической прогрессии.
- Да, давай выйдем, – я почему-то думаю, что это может спасти нас, поможет избавиться оттого, как окружающий мир размывается и расплывается перед глазами, раскалываясь на части калейдоскопа, который я отчаянно пытаюсь сложить в цельную картину мира. Но картинка не складывается, а лишь только больше расплывается и множится перед глазами, когда я соскальзываю со стула и пытаюсь пройти вперед следом за своей новой знакомой.
И тут я узнаю это состояние. Узнаю это ощущение отчаянно ускальзывающего сознания перед тем, как окончательно теряю контроль над происходящим. Однажды со мной уже было такое. Однажды меня уже накачивали наркотиками. И это была Джей  в день нашего знакомства, а сейчас… кто, черт возьми, мог поступить со мной подобным образом?
Я очень отстраненно чувствую, как чьи-то очень сильные и крупные руки подхватывают мое почти невесомое тело. Это явно не женские прикосновения. Мужские. И от этого меня тошнит еще больше, еще сильнее, еще неистовее. И я бы обязательно испортила футболку этого хрена, если бы не отрубилась.
Прихожу в себя от осторожного прикосновения тонких холодных пальцев к моему обнаженному плечу. Я замерзла. Чертовски холодно. И глаза получается открыть далеко не с первого раза. Но когда дрожащие ресницы все-таки взмывают вверх, я вижу перед собой Сильви. На девочке нет одежды, и пока я еще не пришла в себя, то отстраненно оцениваю, что выглядит она прекрасно.А потом осознание бьет по вискам. Воспоминания возвращаются со страшной силой, грозясь затянуть в пучину отчаяния. У меня нет сомнений в том, что нас похитили. Вариантов для чего – несколько. И потому первое, что я делаю, это сую руку себе между ног – сухо. Облегченно вздыхаю, но не надолго, потому что ситуация все равно фатальная и до предела паршивая.
- Издавай как можно меньше звуков, – шепчу я, - они должны думать, что мы еще не пришли в себя.
Но, судя по всему, мой организм легче пережил подобный стресс, потому что для него это уже не первый раз. Хотя, с другой стороны, он, напротив, мог абсолютно этого не пережить, если бы доза оказалась чуть больше
- Мы должны сбежать, – снова подаю голос, но стараюсь делать это почти неслышно, словно надеюсь, что Силь сможет прочитать по губам.

+1

8

Иногда так бывает, что ты ищешь одно, а находишь совершенно другое. Кто же знал, что обычный поход в клуб за легким флиртом и поцелуями может закончиться чем-то настолько ужасным? Это всё напоминало мне какой-то фильм ужасов в духе Пилы-очередная-часть, вот только бюджет у съемок был явно ограничен, поскольку всё это напоминало какую-то дешевую комедию.
Кроме того, что почему-то мне было до чертиков страшно. Настолько, что меня замутило, я поняла, что у меня очень кружится голова. Один раз так было, когда я выпила слишком много алкоголя, да и во рту было сухо, как будто это похмельное утро. Вот только я первый раз просыпаюсь на деревянном полу в каком-то здании, не зная, как тут оказалась.
Слава всем богам, ты приходишь в себя от прикосновения моих холодных пальцев, я даже задержала дыхание, как оказалось, потому что когда твои ресницы затрепетали подобно крыльям мотылька, и ты приоткрыла глаза, я с облегчением выдохнула всё, что было у меня в легких. Оказывается, это больно - надолго задерживать дыхание, грудь немного ноет, но я смотрю на тебя и вздрагиваю, когда ты вдруг трогаешь себя между ног. Возможно в другой раз это бы меня завело, но сейчас только прибавило холодного страха, ведь ты тоже первым делом подумала о том, не изнасиловали ли нас. Но ты явно не находишь там ничего, что могло бы указать на это, так что я облегченно вздыхаю вместе с тобой и собираюсь сказать что-то, но ты просишь издавать как можно меньше звуков, так что я просто киваю на твои слова, прижимая пальцы ко рту. Меня всё ещё тошнит, но я пытаюсь сдержаться, иначе наши похитители уж точно узнают, что мы очнулись, когда я начну извергать из желудка весь свой ужин.
- Я очень плохо помню, как выходила из клуба, - шепчу я тебе в ответ и нахожу твою руку, чтобы сжать её. Присутствие кого-то рядом придаёт мне немного уверенности, но не выводит её из отрицательных значений. Я чертовски напугана, я не знаю, что делать, это пугает меня ещё больше. Замкнутый круг. Но я понимаю, что если начну истерить, это не поможет, хотя так хочется свернуться в комочек и просто расплакаться, чтобы весь этот ужас выплеснуть.
- Но как нам выбраться? Где мы вообще? - я подползаю к тебе ближе и пытаюсь осмотреться по сторонам. Помещение не очень большое, около десяти метров в длину и пяти в ширину. Пол деревянный, но очень холодный. Окон нет, как я сначала подумала, но потом заметила неяркий свет с одной из сторон, который пробивался полосками сквозь доски. Приложила палец к губам, показывая тебе молчать, осторожно поднялась с пола и медленно пошла в сторону света. Шатаясь, я добралась до досок и поняла, что это просто забитые окна, сквозь которые смогла разглядеть ночное небо и полумесяц, темные пятна, явно похожие на деревья, но больше ничего. Тут мой желудок свернулся в узел и мне пришлось резко присесть, зажимая рот рукой и медленно дыша. Свободной рукой я показала тебе ладонь с расставленными пальцами, вроде бы “всё в порядке”, а потом поползла к тебе, чтобы рассказать, что увидела.
- Там ночь, это окна, но за досками решетка. Я не знаю, сколько “их”, что им от нас нужно, но единственное, что мне приходит в голову - найти что-то, чем можно обороняться, изобразить сильную слабость, попытаться неожиданно атаковать кого-то, кто придёт, - я шепчу это и указываю рукой на противоположный конец помещения, где была небольшая лестница и дверь.- Но если их будет больше одного, мы обречены. У тебя есть идеи, зачем мы им? И что с нами будет? Меня точно из клуба какой-то мужчина уводил, - я еле сдерживаю рвотный рефлекс от осознания того, что какие-то мужчины меня раздевали и осматривали. Иначе зачем нужно было снимать одежду?
- Их больше одного, иначе не удалось бы без привлечения внимания нас вытащить из клуба. И мне кажется, что это не маньяк, они редко действуют совместно. И от этого мне ещё гаже, как представлю, что кто-то от и до подстроил наше похищение. Это ведь не может быть из-за того, что тебя кто-то узнал? Или меня... - голова ещё трещит, но фанат Ганнибала в моём лице уже строит какие-то догадки. Я ещё в клубе поняла, что знаю тебя, Дени, кажется, даже подписана на твои обновления. Но тогда решила не акцентировать на этом внимание, учитывая то, что совсем недавно ты потеряла близкого человека и была в центре внимания прессы.
- Нас снимали на камеру, ты помнишь? - я довожу голос до огромного шепота от того, что вспоминаю, но тут же закрываю себе рот рукой и пару раз вдыхаю-выдыхаю.
- Только сейчас вспомнила, как будто обрывками возвращается память. Но я помню, что там была камера, что я не могла двигаться, но не помню, что там говорили, чёрт, - я снова пытаюсь взять себя в руки от ощущения мерзости и бессилия. Хочется отмыться от этого, скрести себе кожу до ранок, лишь бы избавиться от этого чувства.
- А ты что-нибудь помнишь? - я снова нахожу твою руку и судорожно вцепляюсь в неё, как будто это единственное, что удержит меня от истерики. Кажется, это действительно так, если бы я была одна, то с ума сошла бы. Но голова всё ещё кружилась и меня тошнило.

+1

9

Со мной вечно происходит все самое ужасное, что только может произойти. Магнит для неприятностей, не иначе. В самом деле, я притягиваю к себе плохие события с такой силой, что можно сойти с ума от потока всего этого дерьма. За последний год произошло столько всего, что мне сложно представить, будто когда-то моя жизнь была нормальной.
Бред.
Моя жизнь никогда не была нормальной. Но правда в том, что и настолько отвратительной она не была никогда. Именно сейчас, сидя на деревянном полу полностью без одежды, неизвестно где и неизвестно кем похищенная, мне бы стоило пожалеть о том, что моя жизнь сложилась так, а не иначе. Но удивительный факт заключается в том, что я не жалею. Не в состоянии жалеть ни об одной секунде прожитой мной жизни за исключением того момента, когда не стало Джей.
Смотрю за тем, как Силь прижимает ладонь к губам и инстинктивно повторяю ее жест, чувствую, как ко мне тоже подступает тошнота. Нет возможности определить чувствую я это из-за отходняка после наркотиков или от страха, который испытываю, пусть еще заторможенный рассудок не полностью его осознает. Может статься и такое, что я испытываю тошноту исключительно фантомно, видя, как ее испытывает Сильви. Словно  в замедленной съемке вижу, как девушка размыкает губы и тихо произносит слова, которые окружают нас догадками со всех сторон. Вздрагиваю от неожиданности, когда чувствую прикосновение ее руки к своей. Но потом замираю и успокаиваюсь – так проще осознавать, что ты не одна, ощущать поддержку и прикидывать вероятные шансы на побег, потому что в одной мне силы явно маловато. Так же как в одной Сильви.
Пока я пытаюсь собрать в уме хоть какую-то картинку мира и происходящего, Сильви подвигается ближе ко мне по холодному досчатому полу, стараясь не издать ни звука. И мы вместе оглядываемся по сторонам, изучая окружающую нас неприветливую обстановку, пытаясь запомнить детали, ухватиться за какие-то тонкости, которые могли бы указать нам путь к свободе, которая притаилась за стенами этого дома. И пока я все еще сижу, медленно поворачивая голову из стороны в сторону, Силь уже жестом показывает мне молчать, а сама очень аккуратно и беззвучно подымается на ноги. Я задерживаю дыхание, потому что нереально боюсь услышать скрип половицы под ее ногами. Но все тихо. Абсолютно тихо. И это сводит с ума, давит на уши, заставляет сердце сжаться в тугой комок, который так отчаянно бьется о стенки грудной клетки. Я чувствую, что еще немного и меня может захлестнуть паника, а потому почти до крови закусываю губу. Отстраненно думаю о том, что нам еще повезло, ведь мы не связаны. Будь мы связаны все бы могло выглядеть совершенно иначе и куда более жутко. Хотя и сейчас, надо сказать, обстановка угнетающая.
Я встречаюсь с тобой взглядом в тот момент, когда тебя снова накрывает резким приступом тошноты. Инстинктивно подаюсь вперед, хотя понятия не имею, чем бы могла тебе помочь, но ты показываешь, что все в порядке. Я бы хотела сказать, что тут вообще ничего не в порядке, но молчу. Молчание – золото.
- Заколоченные окна с решетками, – обреченно произношу я, - мало подходят как вариант для побега. Даже если мы и смогли бы сломать и то, и другое, то при первой же попытке сделали бы слишком много шума, – снова закусываю губу, бессмысленно терзая ее своими зубами, - Я тоже помню, что меня нес мужчина. Вывод – их было как минимум двое. А с двумя мы справимся едва ли, Силь, – я не хочу наводить панику, но на вещи надо смотреть реально – одалеть двух здоровых мужиков мы точно не сможем. И это грустно.
Я внимательно слушаю все слова моей новой знакомой, ожидая, что память, опьяненная наркотиками, все же подкинет мне какие-то варианты, вырвет из подсознания какие-то куски, которые прольют свет на происходящее или хотя бы позволят вспомнить, что было до того момента, как мы очнулись. И с каждым новым словом Силь внутри меня появляется ощущение, что она права. Я вспоминаю, что тоже видела что-то типа камеры. Помню, как чужие руки срывали с меня одежду, а у меня не было сил даже сопротивляться и отбиваться, потому я просто выглядела как чертова марионетка в чьих-то поганых руках.
- Снаф, – я зажимаю рот рукой, чтобы не закричать, чтобы не проронить не звука, когда отдаленно вспоминаю обрывки разговора наших похитителей, - они хотят убить нас, Силь. А то что они снимали – распаковка товара для заказчика, чтобы получить подтверждение, – я даже не понимаю, как у меня получается говорить, чтобы не запинаться и не биться в истерике, потому что осознание происходящего бьет по мне отбойным молотком отвратительной реальности, в которую я просто обязана окунуться. Сильнее сжимаю твою руку в своей и подымаю на тебя глаза, чтобы убедиться, что ты понимаешь о чем идет речь.

+1

10

У меня есть ощущение, что ты боишься не меньше меня. Ну а какой человек в такой ситуации вообще не испытал бы страха? Супермен или какой-нибудь полицейский? Почему-то мне кажется, что личность, много раз сталкивающаяся с чем-то подобным, реагировал бв адекватнее. Если мы выбеоемся отсюда живыми, то наверняка по прошествии некоторого времени будем знать, как можно было поступить. Когда твоими действиями руководит не страх, а разум, гораздо проще.
Мне самой стало не по себе от слова “если” в моих мыслях. А что если мы ее выберемся отсюда?
- Я не знаю, что за решетки, но они кажутся достаточно прочными, - продолжаю отвечать шепотом, мне так жаль, что я ничем не могу тебя обрадовать. Мне бы самой хотелось сказать - “вот, наш путь к побегу”, но такое обычно случается в каких-то детских мультфильмах, а не в том дерьме, в котором мы с тобой оказались. Ты кусаешь губы и я хочу повторить за тобой это действие, но сдерживаю себя. У меня капилляры подходят близко, кожа тонкая, скорее всего начну кровоточить раньше, чем осознаю. А я не знала, насколько обевожена. Если нас накачали наркотиками или ещё чем-то, нужно бояться именно этого - слабости от обезвоживания. Нужно было копить силы на то, чтобы предпринять хотя бы одну попытку сбежать.
- Если нам повезет, они могут навестить нас по одному, посчитав слабыми ещё, я бы не сказала, что я сильна, - соглашаюсь с твоими рассуждениями и грустно вздыхаю. Кажется, ты что-то начинаешь вспоминать, но оно не слишком тебя радует. А когда ты произносишь слово “снаф”, я еле сдерживаю рукой крик. Это самое ужасное, что может случиться, я прекрасно знаю, что это означает, слышала об этом ещё в те времена, когда снималась в том порно. Среди актрис ходили слухи про подобные вещи, многих предупреждали не соглашаться на сомнительные предложения. Я сжимаю твою руку в ответ и говорю со странной решимостью в голосе, практически не паникуя.
- Нам нужно бежать.
Я решаю не ждать молчаливо, пока к нам кто-то спустится, а послушать, что творится за дверью. Я лежала изначально ближе к ней, так что может получиться услышать, как кто-то идёт, и притвориться бессознательной жертвой.
- Дени, раз нас и так собираются убить, надо попытаться застать их врасплох. Ты можешь найти что-то, чем можно ударить? Палку, лопату, не знаю, хоть что-то. Если он придет один, я буду ближе и постараюсь отвлечь его. Развернуть спиной к тебе. Но у тебя может быть всего один шанс, - я хотела тебя подбодрить, но вместо этого просто смотрю с верой в больших испуганных глазах. А потом крепко обнимаю и продвигаюсь ближе к лестнице, стараясь не скрипеть досками.
Мне повезло, я услышала часть разговора наших похитителей. Приложила ухо к двери и краем глаза заметила, как Дени что-то нашла и спрятала рядом с собой. Будем надеяться, что нам повезет. Кажется, один похититель, с глубоким баритоном, успокаивал другого - он нервничал, потому что заказчик деньги не переводил. Тогда первый сказал, что поедет на встречу с клиентом, потому что тот ему позвонил. Хлопнула дверь, послышался шум мотора, а по направлению ко мне начали скрипеть доски от тяжелых мужских шагов.
Я рванула от двери, как могла, хорошо, что прощупала доски, так что легла примерно в то место, где очнулась, практически без скрипов.
Дверь распахнулась, едва не разрушив наш план. Я могла только слышать, как мужчина пьёт что-то, потом спускается по лестнице и подходит ближе. Тишина угнетает, я слышу только его дыхание, сопение даже, а потом до меня доходит запах алкоголя. Он пьян. И он коснулся меня, но не плеча, а обнаженного бедра. Только бы меня сейчас не стошнило! Я легла так, чтобы голова была направлена к двери, так что надеялась на шанс для тебя, Дени. Пальцы мужчины блуждают по моему телу, касаются груди, пытаются залезть между ног, но я жду. Самый нужный момент - когда он решит что-то сделать, чтобы расслабиться. И вот в окружении его дыхания я слышу звук расстегивающейся ширинки. Я издаю полу-стон и поворачиваюсь на спину, приоткрываю глаза. Так и есть, мужчина стоит спиной к Дени. Чёрт, только не пугаться, потом буду бояться, потом.
- Дени? - в твоем имени только один призыв - действовать.

+1

11

От осознания кружится голова. Осознание бьет по мозгам сильнее наркотического опьянение, действие которого понемногу сходит на нет, хотя тошнота все еще эпизодично подкатывает к горлу. Тем не менее, я могу сказать с точностью, что чувствую себя все же гораздо лучше, чем Сильви, которая время от времени выглядит так, словно ее вывернет прямо сейчас. Но к счастью этого не происходит - девочка держит себя в руках изо всех сил.
В какой-то момент я понимаю, что испытываю апатию, страх уступает моим паршивым мыслям о том, что сейчас у меня есть шанс реально избавиться от необходимости решать что-то о своей дальнейшей судьбе. Страх уступает место мыслям о том, что в самом ближайшем времени мои мучения могли бы прекратиться. Отрезвляет только мысль о том, сколько боли и унижения придется вытерпеть перед тем, как умереть. И это не устраивает меня чуть больше, чем целиком. А потому я с силой кусаю свои губы, чтобы заставить себя мыслить в правильном направлении и не сдаваться.
Слышишь, Дени?
Не сдаваться!
- Да, - я киваю головой, подтверждая твои слова, пытаясь осознать реальность происходящего, погрузиться в атмосферу, но не потерять сознание, не соскользнуть в пучины небытия, а начать мыслить трезво и здраво, насколько это вообще возможно в сложившейся чудовищной ситуации.
- Надо бежать, - повторяю я за тобой, и меня передергивает не то от холода, не то от осколков воспоминаний о том, как меня раздевали чужие руки, срывая с меня одежду, демонстрируя мою внешность и мое тело на камеру в самых выгодных ракурсах. Идиот. Если бы я была в сознании, то могла бы преподнести себя куда более удачно.
- Хорошо, я постараюсь. Думаю, тут должно быть что-то тяжелое, увесистое, - в конце концов помещение не выглядит стерильно чистым и где-то там, в углу, я уже вижу гору какого-то хлама. Остается только подкрасться к нему незаметно и вытащить какую-нибудь палку, при этом не издав ни звука. Сложно.
Сердце замирает в груди на секунду, а потом начинает биться с такой силой, что становится трудно дышать. Пытаюсь справиться с панической атакой, убеждая себя, что у нас есть только один шанс на спасение.
В итоге успокаиваюсь я только тогда, когда руки Сильви обнимают меня и прижимают к себе. И я отвечаю ей тем же, мысленно размышляя о том, что сейчас на мне ответственность не только за меня. За нас. Я не могу подвести эту девочку с большими и красивыми глазами. Девочку, вечер в компании которой я хотела провести совсем иначе, чем сейчас.
Внимательно смотрю за тем, как ты на ципочках пробираешься к двери, стараясь ступать беззвучно, не издавать ни шороха. Да, нам нельзя привлекать внимание. Они должны думать, что мы все еще в бессознательности, накаченные наркотиками и едва соображающие. Если они поймут, что мы пришли в себя, то шанса уже не будет - девочек в сознании никто не станет держать развязанными. Эти мысли придают мне уверенности и я продвигаюсь в сторону угла, попутно разглядывая, что можно вытащить легко и бесшумно, не привлекая к себе лишнего внимания. Взгляд цепляется за черенок от лопаты и это неплохо вариант. Вытащить будет легче, чем если бы это в самом деле была лопата.
С задачей я на удивление справляюсь легко - это заставляет легко улыбнуться. Я позволяю себе подумать о том, что это может сыграть решающую роль. Я позволяю себе подумать, что у нас в самом деле есть шанс. Именно с этими мыслями я возвращаюсь на то место, где очнулась после наркотиков. Черенок от лопаты прячу за спиной - в темноте его не будет видно.
Поговорить мы с Силь не успели - как только она легла на место, дверь распахнулась. В этот момент я постаралась расслабиться и сделать свое лицо как можно более безмятежным. Надо сказать, что было чертовски трудно. Чертовски трудно делать вид, что все спокойно, когда на самом деле готов умереть от страха.
Когда мужчина разворачивается спиной ко мне, я позволяю себе полноценно смотреть за происходящим, выжидая правильный момент. Пожалуй, мне еще никогда не было настолько страшно и жутко. В моей жизни происходило много ужасных историй, но снаф-видео это предел даже для меня.
Как же сильно тошнит, когда мужик над тобой пошатываясь расстегивает ширинку, гладит тебя по бедру и между ног, а тебе приходится делать вид, будто это приятно, вселяя в него уверенность в том, что надо продолжить и утолить свою похоть. Меня трясет от страха и злости. Тошнит от всей этой несправедливости и мерзкого вида его голой задницы.
И тут ты зовешь меня.
Тихо, почти невесомо, но я все-таки улавливаю звук. И понимаю - мешкать нельзя. Хватаю черенок от лопаты, в два легких скачка преодолеваю расстояние и с силой опускаю черенок на затылок ублюдка. А потом еще раз. И еще. Из головы брызгает кровь, но меня даже не тошнит от этого вида. Мужик заваливается на бок рядом с тобой. И я понятия не имею убила я его или он просто потерял сознание. Но судя по луже на полу - убила.
Меня всю трясет, но я стараюсь не обращать на это внимание. Подаю тебе руку и помогаю подняться с пола.
- Нам надо найти наши вещи, наверняка они еще где-то тут. Ну, телефон, сумочка... А вот одежда... Ее же порвали, - шепчу я, оттягивая тебя в сторону от мужчины, заставляя выскользнуть из помещения, в котором мы находились, сбежать из него без оглядки, - нужны хотя бы тряпки, чтобы накинуть на себя...

+2

12

Even though I walk
through the valley of the shadow of death
I will fear no evil,
for You are with me;
Psalm of David 22

Я не знаю, получится ли у тебя что-то сделать, но мне отчаянно хочется, чтобы прекратила этот пиздец, что с нами случился. Я не знаю, смогла ли ты что-то найти, но я готова даже голыми руками придушить его, если ты будешь со мной. Если ты поможешь мне, я обещаю, мы выберемся из этого ада липких прикосновений, мы избавимся от страха смерти или чего-то хуже. Я не хочу думать о том, что у нас ничего не получится, я думаю только том, что я должна помочь тебе. Я провожу пальцами по его омерзительному отростку между ног, сжимая его в руке и облизывая губы. От этого движения он удивленно охает и откидывает голову назад, оставляя тебе больше возможности для маневра. Кажется, проходят годы, но я знаю, что ты действуешь очень быстро, прежде чем я слышу глухой стук и вижу удивление на лице этого мужика. Я зачем-то смотрю на него, не моргая, пока ты бьёшь его по голове снова и снова, я наблюдаю за тем, как жизнь уходит из его глаз, как возбуждение сменяется ужасом. Я отпускаю уже ненужный мне член из рук, меня чуть не тошнит от того, что я держала это в руках, пока он умирал, но я просто оцепенела от страха и была зачарована этой близостью смерти. И твоей решимостью.
Мужчина заваливается на пол, его глаза становятся совершенно безжизненными, а под головой расплывается лужа крови. Наверно, после такого не выживают, но мне не жалко его совершенно. Я рада, что он сдох, что его мерзкие руки не коснутся меня больше. Я всё ещё в состоянии шока, когда ты подаешь мне руку и помогаешь подняться. Я думаю только о том, что теперь ты тоже запачкалась, но когда смотрю на твоё лицо, вижу на нём капли крови. Тебя трясёт, но ты продолжаешь быть сильной, хоть и бледнее снега сейчас, а ведь ты и так не любительница загара, да? Наверно, я сама напоминаю привидение, но мне сейчас плевать. Что я и делаю, сплевывая слюну на труп уже или пока ещё нет, того мудака, который посмел нас напугать и запачкать. Я знаю, что буду мыться сегодня, когда доберусь до ванной, остервенело до боли и царапин соскребая с себя невидимую никому грязь.
- Да, нужно бежать, пока второй не вернулся. Одежду найдём, - ты говоришь про телефон, я понимаю, что нам нужно позвонить с просьбой о помощи. Вызвать полицию или что там обычно вызывают в таких случаях? Надеюсь, мой яблокофон не успел разряждиться окончательно за это время. Я ведь даже не знаю, сколько мы тут находимся, если честно.
Пока ты говоришь со мной, я могу действовать. Я так благодарна тебе за то, что ты не уходишь в панику. Потом будут истерики, а сейчас мы спасаем свои жизни.
Я иду за тобой по ступенькам, поднимаюсь по ним и оказываюсь в коридоре. Вижу комнату с открытой дверью и тяну тебя уже за собой. Здесь есть какая-то одежда и обувь, не нашего размера, но она поможет нам согреться, не голыми же бежать. Куда, кстати, бежать-то? Я бросаю тебе какие-то штаны и свитер, пуховик сверху, сама натягиваю на себя какие-то джинсы и рубашку, прямо на голое тело. Вдруг нахожу сумочку среди кучи других и только сейчас меня тошнит, прямо рядом с той кроватью, где это всё лежит. Во мне уже ничего нет, так что это просто болезненный спазм и желудочный сок, кажется. Ужасное мерзкое ощущение. Но я выпрямляюсь и тяжело дышу, успокаиваясь.
- Прости, нервы просто... - зачем-то оправдываюсь и протягиваю тебе сумочку, которую видела у тебя в клубе. Кажется, это было в прошлой жизни, так далеко и прекрасно то воспоминание. С сожалением смотрю на то, что твой телефон не включается и роюсь в своей, чтобы достать моего любимчика. Ввожу код и смотрю на два процента заряда. Хватит на один звонок, я даже боюсь, что на поиск телефона не хватит из контактов. Я набираю единичку из быстрого дозвона, считаю гудки и как только они прекращаются, начинаю быстро говорить.
- Пожалуйста, не вешай трубку, у меня телефон садится. Нас хотят убить, я не знаю, где мы, пожалуйста, помоги. Это где-то в лесу, я попробую выйти к дороге и позвонить ещё раз, - я вешаю трубку и включаю режим полёта, надеясь, что человек, кем бы он ни был, не подумал, что это розыгрыш.
- Я не знаю, кому позвонила, но надеюсь, нам помогут, пойдем, - ботинки тоже большеваты, но не босиком же идти. Мы выходим из домика, который действительно находится в лесу. Почему-то я не боюсь идти через него в ту сторону, куда ведёт проселочная дорога, даже не опасаюсь того, что второй может вернуться. Я просто двигаюсь вперед, тяну тебя за собой, Дени, пока мы не оказываемся где-то на шоссе. Ни одной машины, как назло, зато какой-то указатель есть про поворот к какому-то городку и номер шоссе. Хотя бы какая-то информация, да? Я включаю телефон и тут же набираю тот же номер, чтобы выплеснуть ему информацию, а потом удивляюсь тому, кто мне всё-таки отвечает.
- Джастин? Прости, ты едешь? - мне не успевают ответить, телефон звенит тишиной и теперь похож на черный кирпич в моих руках. Неужели это всё? Я так хочу, чтобы нас спасли, но сейчас почему-то мне так страшно, что нас никто не найдет.
- Давай спрячемся за этим знаком, придётся сесть на землю, чтобы не заметили сразу. Куртки серо-черные, будем похожи в это время на какие-то куски пейзажа.
Я сажусь и притягиваю тебя к себе, прижимаясь так, будто от тебя зависит моя жизнь. Я так хочу, чтобы нас поскорее спасли, но только ты сейчас удерживаешь меня от истерики. Мне нужно спасти тебя, Дени.

+2

13

внешний вид
Я не слышала о тебе уже несколько дней. Телефон исправно фиксировал твое местоположение, и я даже не собиралась думать о чем-то плохом - ровно до тех пор, пока геолокация не застыла в какой-то лесополосе. Я буквально кончиками пальцев чувствовала, как мне под ногти вгоняют иголки - я должна поехать туда и проверить, что это за место, что ты там делаешь? Я не знала, есть ли у тебя какие-нибудь родственники в тех местах, там не было ничего, похожего на отели или дома отдыха, а отправляться с палатками в лес в ноябре - слишком холодно даже для оленят. Я просто обязана была отправиться туда, но, прости меня, малыш, я не смогла.
Как назло, ноябрь выдался довольно нервным, эта неделя совсем обезумела, и я банально не успевала даже иногда выспаться. Поэтому в пятницу мечтала только об одном - доехать до дома, упасть мордой в подушку и не вставать с нее до воскресенья. И мысли были довольно однобокие - только поспать и пожрать, ты совсем покинула мои мысли.
Я села на байк, нацепила гарнитуру, шлем и помчалась по ночным дорогам. Знаешь, Силь, когда-нибудь я покажу тебе, что такое - скорость. Посажу тебя вторым номером, дам шлем и защиту, и мы умчимся куда-нибудь по пустому полотну дороги. Я хочу подарить тебе этот адреналиновый оргазм и научить тебя мне доверять. Я обязательно сделаю это с тобой, прости меня, но сейчас я слишком устала, и от меня мало пользы при поисках тебя.
В ушах - сплошная тишина и шелест мотора моего любимого мотицикла, а потом неожиданно в размеренные мысли врывается звонок. Я сразу же дергаюсь - неужели Бальтазар влип в какую-то неприятность, и нужно срочно менять планы? Проходит несколько томительных секунд, прежде чем гарнитура в ухе сообразит принять вызов.
- Грейсон, слушаю, - не успеваю толком сказать я, потому что слышу тебя.
- Пожалуйста, не вешай трубку, у меня телефон садится. Нас хотят убить, я не знаю, где мы, пожалуйста, помоги. Это где-то в лесу, я попробую выйти к дороге и позвонить ещё раз,
Нас хотят убить.
Я не знаю, где мы.
Пожалуйста, помоги.
Помоги.
Пожалуйста.
Ты прерываешься, и я тебя теряю, в трубке - зловещая тишина. На заднем плане я слышала шуршание - скорее всего, это помехи сети. Вжимаю газ до упора и даю себе ровно три минуты, чтобы добраться до дома и сесть в машину. Ты говоришь о том, что ты не одна, значит, мне понадобится более массивное транспортное средство. И, возможно, оружие, которое я прихватываю из сейфа с собой. Конечно, в бардачке машины тоже лежит сюрприз для нежданных гостей, но он скорее для отпугивания.
Беру из шкафа пару одеял - кто знает, в каком состоянии ты и кто-то, кто с тобой. На улице уже слишком холодно, и я не знаю, сколько вы пробыли там. Обморожение - это, конечно, не про Сакраменто, но простуду и воспаление легких никто не отменял. Жаль, у меня так мало времени, я бы прихватила с собой горячий термос, но надеюсь, что одеял и заднего сиденья с подогревом мне хватит. Параллельно хватаю с собой аптечку - я не знаю, вдруг мне придется зашивать тебя или адреналин колоть. Конечно, в аптечке в машине есть все, но что, если этого не хватит?
Сажусь в машину, и отслеживаю твой телефон - ты все в той же лесополосе, но уже ближе к шоссе, отлично. Мне потребуется не больше получаса, чтобы добраться туда. Надеюсь, что за это время никто не тронет тебя, а если и тронет - ох, я стараюсь не думать об этом сейчас. Пытаюсь отключит все чувства и эмоции, потому что они будут сильно мешать мне на дороге и не дадут спокойно думать. А я должна мыслить сейчас очень холодно и расчетливо - как быстрее добраться до тебя? Все ли у меня с собой есть на случай первой помощи? Заряжен ли телефон?
Только выезжая с парковки, я понимаю, что так и шлепнулась за руль в чертовой защите от байка. В ней ужасно жарко, поэтому я расстегиваю куртку, проклиная себя за то, что и бронежилет с собой потащила. Впрочем, может быть, он мне еще пригодится, поэтому снимать его я не рискую. Кто знает, кому ты там перебежала дорожку, и чем занималась, что тебя хотят убить? Малыш, во что ты влипла? И сколько вас там таких? В мою машину больше четверых точно не влезет.
Телефон пиликает, продолжая указывать мне - куда ты идешь, и я вижу, что ты почти у дороги. Тут раздается звонок - ну да, ты же обещала позвонить мне
- Все будет хорошо, я скоро приеду, - успеваю сказать я, прежде чем ты пропадаешь. Все. Телефон сел окончательно, и надо молить всех богов на земле, чтобы ты оставалась на месте и не вздумала никуда идти - иначе я рискую тебя потерять. Яблоко-телефон не сможет вечно отслеживать твое местоположение, но как же я сейчас отчаянно боюсь найти его где-нибудь в канаве, потому что ты потеряла его или выбросила за ненужностью. Как же я боюсь сейчас приехать куда-то и найти тебя там мертвой, черт. Как же я боюсь сейчас за тебя, малыш.
В этом-то и проблема - ты не мой клиент, за которого я не боюсь. За клиентов я отвечаю, и во мне нет страха, когда я спасаю их жизни. Но ты оказалась настолько болезненной точкой, что я впервые по-настоящему испытываю страх не найти тебя, не сказать тебе, как важна ты для меня. Не спасти тебя. Сделай одолжение, не умирай, не заставляй меня снова ощущать себя беспомощной, Сильви.
Пожалуйста.
Я вдавливаю педаль газа в пол и выезжаю из города. Осталось всего ничего, дождись меня, и я сделаю так, что больше никто и никогда не причинит тебе вреда. Ты только дождись.
Пожалуйста.

+2

14

Это нервы. Я не первый.
Кто-то начал, это значит
Глупо злиться. Все простится.
И совсем проста игра в себя

Мы стремительно подымаемся по лестнице не смотря на наше состояние, не смотря на все еще затуманенный наркотиками мозг, потому что отчетливо понимаем - стоит промедлить и нас уже никто и никогда не найдет. Конечно, есть какой-то мимолетный шанс справится с этим гребаным маньяком, ведь он теперь один, а нас двое. Но мы не надеемся на такое чудо, да и не хотим рисковать, а потому быстро передвигаем ногами в сторону нашего спасения, отчаянно надеясь выбраться отсюда живыми. Я всеми силами стараюсь не вспоминать тот разможенный череп, который видела перед собой всего пару минут назад, потому что знаю, от воспоминаний я могу впасть в истерику. Мне нельзя, просто ни в коем случае нельзя сейчас задумываться, что все это дерьмо случилось со мной и что это я своими руками убила человека. Так же я откидываю от себя страшную мысль о том, что меня могут найти, поймать, упечь за это дерьмо в тюрягу, потому что я отправила на тот свет придурка, который не имеет никакого права жить. Черт.
Мы оказываемся в одной из комнат, свет в которой так сильно слепит привыкшие к темноте глаза. Первые несколько секунд я жмурюсь, потому что просто не в состоянии смотреть полноценно и воспринимать мир в красках. Ощущение такое, что я навсегда смогу видеть только в темноте. Но это быстро проходит и уже через пару минут я ловлю одежду, которую ты мне услужливо кидаешь. Времени думать и копаться нет, поэтому я просто надеваю то, что попалось тебе под руку, абсолютно не интересуясь тем, кому это принадлежало раньше и нуждается этот кто-то теперь в этих шмотках, ведь нам с тобой сейчас не до глупых рассуждений, Сильви.
В какой-то момент я понимаю, что ты не можешь справиться с эмоциями и с токсикозом после наркотиков, а потому тебя снова рвет. Я почему-то даже не отвожу взгляд в этот момент, хотя если признаться, то отчетливо начинаю ощущать, что меня подташнивает. Но я держусь. И не понимаю, по какой причине я в самом деле не впадаю в панику, а мой желудок не выворачивает наизнанку. Неужели это оттого, что я пережила слишком много? Неужели это оттого, что мое тело гораздо спокойнее, чем твое, воспринимает наркотики, ведь это далеко не первая моя доза, пусть даже я понятия не имею о том, чем именно нас накачали. Если бы не Джей, то меня бы тошнило сейчас точно так же, как тебя. Если бы не Джей, то в шкафчике в моей ванной комнате никогда бы не было пакетика с белыми таблетками экстази. Если бы не Джей, мои страдания и паника были бы острее, ярче, но после ее смерти чувство страха притупилось. Я даже пыталась покончить с собой, потому что казалось, словно не могу дышать без своей второй половины.
И кажется, я не слышу тебя, когда ты оправдываешься, потому что прочно застряла в своих мыслях, погрязла в их паутине. Я прихожу в относительную норму только когда ты протягиваешь мне сумку. Мой взгляд сначала фокусируется на ней, а потом на куче других дамских сумочек, которые уже никому не принадлежат. Черт возьми, я готова поклясться, что в этот момент меня едва тоже не выворачивает. Но я сдерживаюсь, хотя в сознании всполохами вспыхивают мысли о том, что кому-то повезло гораздо меньше, чем нам. Потому я судорожно пытаюсь включить гребаный мобильный телефон, но он окончательно разрядился. Взглядом, полным паники, которая теперь так отчетливо подступает к горлу, я смотрю на Сильви и надеюсь, что она окажется куда удачнее меня.
Так и есть.
Кто-то на том конце снимает трубку и Силь быстро-быстро говорит, стараясь уместить в минимум времени максимум информации, я же в этот момент нетерпеливо переминаюсь с ноги на ногу, готовая в любой момент броситься прочь отсюда.
- Да, скорее. Мы должны уйти, - мой голос вторит голосу моей случайной знакомой, с которой я собиралась провести абсолютно не такой вечер и не такую ночь. Зато теперь мы прочно связаны. Мы связаны воспоминаниями, которые никогда не сотрутся из нашей памяти как бы сильно мы этого не хотели, как бы судорожно мы не пытались забыть. Я навсегда запомню отвращение в твоих глазах, когда тело мужчины обмякло прямо рядом с тобой.
Кажется, что мы быстро доходим до трассы, но она настолько пустынна в этот ночной час, что мне запоздало становится жутко. Хотя, казалось бы, разве может быть еще хуже? Видимо, может, потому что решительность в действиях потихоньку отступает, оставляя после себя только тупой и всепоглощающий страх.  Передвигать ноги и не впасть в истерику меня заставляет только присутствие Сильви рядом со мной. И, если честно, сейчас бы я не отказалась от той самой таблетки экстази, которая так бережно хранится у меня в ванной комнате. Черт.
- Да, конечно, давай спрячемся, - быстро соглашаюсь я, стараясь говорить как можно тише, хотя вокруг нас, кажется, правда нет ни души. Послушно размещаюсь на земле, куда меня так тянет Силь. Я не боюсь замерзнуть, потому что не смотря на время года и суток, мы нашли довольно теплые куртки. Но меня все равно трясет. Только это не холод, это страх и пережитый стресс дают о себе знать. Меня начинает в итоге трясти так, что стучат зубы. Сильно стискиваю челюсть, руками обвиваю тело Сильви, прижимаясь к нему сильнее и только тогда позволяю себе наконец-то расплакаться от собственной беспомощности, беззащитности и от чудовищности всего произошедшего.
По вискам бьет осознание, что я не готова умереть.
Я не готова умереть ни смотря на то, что всего чуть больше месяца назад пыталась покончить с собой.
- Какая же я была дура, Сильви. Я думала, что хочу умереть, - продолжить говорить не получается, потому что горло перехватывает от беззвучных рыданий и я просто сильнее жмусь к тебе, пытаясь воскресить в своей памяти образ Джей.
Помоги мне...

+1

15

Ты послушно ходишь за мной, как будто это я некоторое время назад разможжила голову того мудака, что хотел меня трахнуть. А ведь именно ты спасла меня, но сейчас мы цепляемся друг за друга, пытаясь стать той самой соломинкой, не понимая, как до сих пор ещё держимся на плаву. Наверно, всё дело в том, что мы не так просты, как кажемся на первый взгляд. И те придурки, что заметили нас в том баре, решили, что мы легкая добыча, которая будет ждать своей участи, как те девушки, чьи сумочки разных цветов и размеров мы видели в той ужасной комнате. Мне до сих немного мутно от осознания того, что те несчастные, возможно, не были так удачливы, как мы. Но я рада, очень эгоистично, что мы выбрались. Нам повезло, это больше походило на какой-то фильм, но пусть лучше так. Я не собиралась умирать в угоду кому-то, кто заплатил за видео с моим участием и смертью. Уж лучше мои подписчики, они не хотят меня убить. Хотя я понимаю, что после этого не смогу какое-то время выйти в онлайн, не получится, как подумала сейчас об этом, так чуть не стошнило. Ничего страшного, подождут немного, не умрут.
Мы прячемся на земле, где ты дрожишь, а я обнимаю тебя, прижимая к себе. Мне хочется дать тебе немного своих крупиц уверенности оставшейся, пусть её не так много во мне, но тебе она нужна. Ты так долго была сильной, ты так долго не срывалась в истерики, ты так храбро нас спасала, что ты заслужила это. Я слышу, как ты плачешь, но не останавливаю тебя. По моим щекам текут слезы, я слизываю их кончиком языка, чтобы ты не замечала, прижимаю к себе сильнее и распахиваю куртку, чтобы ты оказалась ближе к моему телу. От меня пахнет каким-то мужиком сейчас, но это же совершенно не важно. Ты плачешь, а я покрываю легкими поцелуями твой лоб, твои виски и щеки, твои волосы, думая только о том, что ещё немного, и это всё кончится. Я жду, пока ты закончишь со слезами, хотя по себе знаю, это может длиться вечно.
Ты вдруг признаешься мне в том, что хотела умереть, а потом снова плачешь, но уже явно от каких-то иных воспоминаний, прижимаясь ко мне сильнее, а я могу только обнимать тебя в ответ. Я никогда не пыталась покончить с собой. Тот неудавшийся раз с мостом, который даже не был попыткой, уж точно не считается, как по мне. Тогда я просто оступилась.
- Всё хорошо, Дени... Теперь ты знаешь, что хочешь жить, - шепчу я тебе на ухо и беру твоё лицо своими тонкими пальцами, чтобы поцеловать в нос. Это должно тебя немного приободрить, я надеюсь, что не напомнит о том, чем мы хотели закончить тот вечер, когда нас похитили. Теперь мы запомним нечто большее, чем случайный секс, который ещё и неясно, получился бы.
- Ты очень храбрая. И очень сильная... Я... тебе очень благодарна, правда, - говорю это тебе, прижимая к тебе и прислушиваясь к шуму приближающейся машины. Сколько мы тут уже сидим? Полчаса? Час?
Я не двигаюсь, надеясь, что нас не заметят. Тем более, машина останавливается прямо рядом с нами, но на другой стороне дороги. Кажется, Сакраменто именно в ту сторону? Я могу и путать, в принципе. Я прижимаю палец твоим губам, чтобы ты молчала, но ты и без этого понимаешь, что нужно сидеть тише мышки. Поднимаюсь и делаю пару шагов вперед только после того, как слышу знакомый голос и еле сдерживаю желание побежать сломя голову, чтобы оказаться в сильных и безопасных объятьях. Но со мной Дени, нужно сначала позаботиться о ней.
- Джастин, я здесь, - поднимаю руки и машу силуэту на дороге, мучаясь от того, что освещение какое-то не очень хорошее здесь, поэтому лиц не вижу. Но голос, этот самый голос, что обещал мне приехать, я готова была слушать бесконечность.
- Всё в порядке, - говорю это Дени и протягиваю ей руку, чтобы она встала с земли. Веду её за собой, не разрывая контакта, мне очень важно сейчас, чтобы с ней было всё хорошо. Машин нет, шоссе пустое, поэтому мы из последних сил перебегаем через дорогу и оказываемся у большой такой машины красного цвета, кажется.
- Ты приехала, - всхлипываю я и сжимаю пальцы Дени в своих, - Это... Это Дени, мы познакомились с ней в баре, откуда нас и похитили, - не забываю о том, чтобы представить свою новую знакомую, да сестру даже по ощущениям, настолько по моему мнению эта ситуация нас сблизила. Я не знаю, что мне делать, куда деть свои руки, потому что не понимаю, бросаться мне в твои руки и рыдать о том, как мне было страшно? Или сейчас не время? Или нам нужно поскорее уехать отсюда?
- Мы... убили одного, но остался второй. Он уехал... - зачем-то говорю об этом, но думаю, что это важно для Джастин. Ведь я не знаю, когда этот второй мудак может вернуться. Может быть, не стоило говорить об этом так просто и прямо, но я не стала обвинять в чем-то только Дени. Я придумала план, а оглуши мы его, может быть, он создал бы нам кучу проблем.
Как же я рада видеть тебя, Джастин, пусть и позвонила тебе просто потому, что твой номер был на быстром дозвоне. Кстати, откуда он там взялся? Я была пьяна, когда ставила его туда? Почему-то не могу вспомнить, но не придаю этому внимания.

+2

16

Я вдавливаю педаль газа в пол, и в голове впервые за долгие дни полная тишина. В машине даже не играет музыка, я просто пытаюсь сосредоточиться на дороге. Отсчитываю про себя минуты, на приборной доске пиликает телефон, все еще в поисках тебя. Я точно помню, где был маячок, поэтому когда через какое-то время он пропадает, меня не захлестывает тупая волна страха, я просто помню точное расположение этой маленькой точечки на карте. Сильви, подожди меня, малыш, я совсем скоро приеду.
Чем дальше я удаляюсь от города, тем неприятнее мне становится. У меня есть несколько минут, чтобы подумать - во что же такое ты влипла, что оказалась где-то посреди леса ночью? Надеюсь, мне не нужно вызывать за собой национальную гвардию, и ты просто поругалась с каким-нибудь парнем, которого в крайнем (самом крайнем!) случае я могу пристрелить, если он будет сильно выпендриваться. Мне чертовски не хочется убивать кого-то, лишний раз использовать свою силу тоже нет никакого желания. Эх, не так я хотела провести вечер пятницы, не так.
Пустынное шоссе удивляет меня своей густой растительностью по бокам. Кажется, что едешь в каком-то карликовом лесу, где забыли посадить что-то посущественнее угнетающих виды кустов, в которых наверняка по ночам пасутся бомжи и отшельники. Я улыбаюсь себе под нос и подтягиваю пистолет поближе, пристегивая его к кобуре на бедре. Кто знает, вдруг мне уже придется отбивать тебя от толпы каких-нибудь гангстеров? Хотя, здесь явно можно встретить только койотов.
Останавливаюсь по навигатору - примерно в этом месте я в последний раз видела твой маячок. Вокруг нет ни души, даже ни одной машины, что выглядит довольно подозрительно. Я размышляю несколько мгновений о том, не может ли это быть засадой? С другой стороны, мне нечего бояться - от каких-то шальных пуль меня убережет бронежилет, а уж если мне захочет кто-то выстрелить в голову - ну, значит, так тому и быть.
- Сильви? - я выхожу из машины, держа руку на кобуре. Вначале на шоссе безумно тихо, но потом с противоположной стороны из каких-то шевелящихся кустов я вижу твое лицо. Мне стоит недюжинных усилий удержаться и не броситься к тебе, потому что я понятия не имею, куда ты там запрятала этих самых "мы", о которых говорила по телефону. И когда я вижу белоснежные волосы, мелькнувшие в темноте рядом с тобой, чувствую, как кружится голова. Черт, я знаю эту девочку. Эти светлые волосы и это чудесное личико маленького ангелочка хорошо мне знакомы - возможно, даже слишком хорошо. Теперь я знаю, что тебя зовут Дени. А ты знаешь, что меня зовут Джастин. Очень приятно познакомиться с тобой, пусть и в таких обстоятельствах. Если ты хочешь как-то намекнуть Сильви, что мы знакомы - я оставлю это решение для тебя.
- Эй, я здесь, я не кусаюсь, все нормально, - приветливо машу обеим рукой, а сама думаю о том, как жить дальше. Впрочем, сейчас нужно избавиться от ощущения нереальности происходящего. Девушкам нужно своеобразное безопасное место, и моя машина неплохо для этого подойдет. А там уже можно сообразить, все ли у них хорошо, и не нужна ли им серьезная помощь. Судя по всему, каких-то страшных ран на них нет, поэтому этот вопрос я не задаю. Открываю заднюю дверь машины, где лежат одеяла и вопросительно смотрю на обеих, - Забирайтесь. Здесь есть теплые одеяла, в них можно закутаться. Вы замерзли?
Всерьез жалею, что у меня при себе нет чая - он бы очень пригодился, их обеих трясет так, что хочется обнять сразу двоих. Что я, собственно и делаю, прежде чем они сядут в машину.
- Все будет хорошо, я здесь, сейчас поедем домой, - я улыбаюсь им и напоминаю самой себе маму-наседку, потому что сейчас чувствую себя напряженной донельзя. В моих руках жизнь двух самых очаровательных созданий во Вселенной, и я просто не имею права угробить их. Жду, пока они сядут, а потом опираюсь о крышу внедорожника, - Все правда будет хорошо, окей?
Мимо нас проезжает машина, которую я замечаю лишь краем глаза. Он несется довольно быстро, и чудом не сносит мою переднюю дверь, которая все еще открыта. И угораздило же меня купить машину с левым рулем, это так неудобно!
- Пристегнетесь? - смотрю на этих двоих перепуганных птичек, но тут слышу звук. Машина, которая только что проезжала мимо, радостно возвращается обратно, дав по газам на задний ход. У меня есть всего несколько драгоценных секунд, чтобы сообразить, что делать. Видимо, это за девушками. Черт, и почему я пропустила слова Сильви о том, что они угробили только одного, а второй уехал?
- Лежать! - бросаюсь вперед, закрывая своей спиной кого-то из девушек, не разбираю сначала кого. Надеюсь, что второй хватило ума скользнуть вниз? Выстрелы приходятся в спину - прямо в жилет, и когда я пытаюсь прикрыть голову рукавом, чувствую, как одна из пуль проходит по касательной по плечу. Черт, этого я, конечно, не очень ожидала, но даже так можно работать. Кровь хлещет из-за того, что рана оказалась поверхностной, но боли я пока не ощущаю - адреналин бьет куда сильнее, чем пули по броне.
- На пол, быстро! Обе! - бросаю я довольно резко, и я очень надеюсь, что в ваших головах пусть и есть страх, но вы хотя бы в состоянии слушать, что говорят умные взрослые тетеньки, истекающие кровью. Захлопываю заднюю дверь, а сама резко разворачиваюсь и стреляю - сначала для того, чтобы разбить ему стекло, а потом по машине, которая снова дает задний ход. Черт подери, он же умер, да?
Проходит несколько томительных секунд, которые я трачу на то, чтобы подойти к машине, все еще держа ее на мушке. Одна из пуль попала бедняге в легкое - видимо, отрекошетила. Он захлебывается собственной кровью и тянется к пистолету, по которому я стреляю. Попадаю по руке (можно подумать, это было случайно?). Теперь он не дотянется ни до чего. Спасибо тому умному человечку, который изобрел глушители.
- Удачи, - коротко бросаю и ухожу прочь. Не собираюсь прерывать его предсмертные страдания, потому что не думаю, что он прервал бы мои. Не заслужил. Для того, чтобы умереть без мучений, надо прожить довольно правильную жизнь.
До машины дохожу на автомате, все еще не позволяя себе развалиться. Все хорошо, все почти кончилось. Я должна продержаться до дома, где сниму с себя сраный жилет, обработаю руку и умоюсь - морда у меня вся забрызгана кровью - и когда только успела. Открываю дверь заднего сидения и смотрю на своих дам в беде.
- Все в порядке? - понимаю, что мой вид доверия не внушает - мудак выпустил в меня пуль шесть или семь, но все они, кроме одной, попали в жилет. Завтра на спине, конечно, расцветут синяки, но это уже лучше, чем трясти потерянными внутренностями, - Вас не задело?
Смотрю на них пристально, мысленно прикидывая - смогу ли я быстро остановить кровь и довести вас до больницы, или придется прямо здесь пулю доставать, хоть условия и не очень этому способствуют? Меня же саму почти оглушает боль от саднящей раны на плече, но я тихо радуюсь тому, что стрелять он либо не умеет, либо никогда не держал в руках именно этот пистолет.
- Кому там из вас ближе, можно мне воду и аптечку? - я собираюсь доехать до дома на обезболивающих, а потом уже в сухости, тепле и комфорте разобраться, насколько мне там попортили тату на руке.

+1

17

Внутри меня образовывается бездна, водоворот чувств, которые затягивают в себя так сильно, так неистово, что сдержать эмоции оказывается просто невозможно. Просто невозможно сдержать слезы, когда после всего пережитого Сильви обнимает меня, прижимая крепче к своему телу, и пытаясь утешить, успокоить, приободрить и действиями и словами. Поцелуи ее губ мимолетны и совсем не несут скрытого подтекста. Поцелуи ее губ совсем не такие, какими могли бы оказать, если бы ничего этого не произошло. Поцелуи ее губ утешают, даруют силу и ложную надежду на то, что мы уже в безопасности и больше с нами ничего не случится. И мне так отчаянно хочется верить во все это. Мне так сильно становится жаль себя. Нас. Если учитывать все то, что мы перенесли за последние несколько часов, то я явно могу считать тебя кем-то близким, ведь ты давала мне силу в самые темные моменты, заставляла меня двигаться даже тогда, когда очень сильно хотелось сдаться и принять свою судьбу как данность. Ты оттягивала меня от пропасти, в которой бесновались мысли о том, что мне явно уготовано умереть в какой-то чертовски идиотской переделке, а не от старости в своей кровати с пуховым одеялом. Одинм своим видом ты заставляла меня думать, что я должна выжить, чтобы ты тоже жила. Взгляд твоих больших испуганных глаз навсегда отпечатается у меня в подсознании и никому не известно сколько раз я ночью проснусь в истерике и липком поту оттого, что снова увижу их, снова почувствую ту панику, что обнимала нас за плечи в этом старом полуразвалившемся доме.
К тому моменту как по шассе проезжает машина, мне уже начинает казаться, что прошла целая вечность, что нас никогда и никто не найдет, мы умрем прямо тут в этой ужасной чужой одежде. И как бы я не пыталась поддаваться панике, она оказывалась сильнее меня. От звука тормозящей машины у меня по коже побежали мурашки, вызывая новую волну страха, однако же в груди затеплилась надежда. Я послушно осталась сидеть на месте, когда ты высунулась из нашего укрытия, хотя мне было безумно страшно за тебя, ведь машина могла оказаться чьей угодно.
Легче становится только тогда, когда Силь сообщает мне краткое «все в порядке» и тянет за руку. Я все еще нахожусь в оцепенении, скованная своими страхами, но рефлекторна даю ей свою руку и позволяю поднять меня с земли, чтобы перетащить через дорогу. Ноги я переставляю скорее по привычке, а не осознанно, потому что мысли в голове крутятся-крутятся-крутятся. Я бы очень хотела избавиться от них сейчас, удалить их из подкорки своего мозга, но…
Я подымаю глаза на девушку, которая приехала за нами. Я поднимаю глаза и вижу ту, кого видеть не должна.
Джастин.
Нервная ухмылка касается моих плотно сжатых до этого губ. Мне хочется рассмеяться от абсурдности ситуации, от ее дикости  и ирреальности. Твою ж мать. Мне хочется рыдать и смеяться одновременно, потому что руки именно этой девушки недавно уже спасли мою жизнь. Потому что руки именно этой девушки творили со мной такие вещи, которые и озвучивать-то стыдно.
Приятно познакомиться, Джастин.
Я думаю об этом про себя, но вслух ничего не произношу. Понятия не имею, кем являются друг другу эти двое, но что-то мне подсказывает – лучше не говорить о нашем знакомстве. Лучше не говорить о том, как оно состоялось и как оно закончилось. Лучше не говорить о том, что до этого момента мы успели изучить почти каждый сантиметр тела друг друга, но имен так и не узнали. Но жизнь вносит свои коррективы, как бы сильно нам не хотелось играть по своим правилам. Судьба сильнее нас обоих.
И как только я принимаю решение держаться от Джастин подальше, она обнимает нас обоих, крепко прижимая к себе, и я почти задыхаюсь от боли в грудной клетке, потому что на самом деле мне дико хочется прижаться к ее груди и рыдать-рыдать-рыдать. Ведь я же знаю, как спокойно может быть, когда она рядом. Я знаю, как легко она может обидеть того, кто обидел девушку. И хоть Сильви и сказала, что мы убили одного из этих идиотов, на деле его убила я. Черт. И это не то, что я забуду в самом ближайшем времени. Мне так хочется вцепиться в Джастин руками и прошептать, что это я, черт возьми, я! Я убила человека!
Когда сильные руки ослабляют хватку, выпуская нас из простых человеческих объятий, мы по очереди соскальзываем в салон машины, стараясь держаться как можно ближе друг к другу, будто бы за эту ночь мы стали сиамскими близнецами или чем-то типа того, и теперь нас не разъединить никак. Даже если физически мы сможем оттолкнуться друг от друга рано или поздно, то морально мы связаны одной цепью надолго, возможно, навсегда.
Джастин говорит нам пристегнуться, когда мимо проезжает машина. Мозг реагирует мгновенно и сразу же становится страшно. И черт возьми, предчувствие меня не обманывает! Я не успеваю ничего понять, как уже слышу выстрелы. Выстрелы, твою мать!
Наша спасительница, кажется, двигается со скоростью света, просто для того, чтобы защитить нас, закрыть своей спиной. И это приводит в неподдельный ужас. Я не хочу, чтобы из-за меня кто-то умирал! Но инстинкт самосохранения говорит совсем другое и я уже дергаю Сильви за руку, стягивая на пол автомобиля, когда слышу команду «Лежать». По телу проходится странная волна осознания, что даже если бы я хотела поступить иначе, то под голосом Джастин сдалась бы. Я все еще готова выполнить все, что она скажет, потому что мое тело реагирует на команду даже быстрее, чем я успеваю это понять.
В какой-то момент шаги удаляются, и мне жутко хочется посмотреть, что там происходит и кто вышел из этой схватки победителем, ведь наша спасительница явно не ожидала, что в нее будут стрелять из мимо проезжающей машины. Внутри все сжимается от страха за Джастин, но я все еще лежу где-то на полу вперемешку с Сильви и не позволяю подняться ни себе, ни ей, потому что я послушная девочка.
Когда дверь открывается, сначала по телу проходится волна страха, а потом я все же подымаю глаза – Джастин. Подымаюсь обратно на сиденье и позволяю сделать тоже самое Сильви. В первые секунды от страха я не понимаю, что героиня нашей повести вся не то что забрызгана, почти полита кровью. Глаза округляются от страха и глупая фраза «все в порядке» никак не сочетается у меня с реальностью, в которой ты истекаешь кровью. Я сама не осознаю, что снова начинаю реветь, что слезы катятся из моих глаз градом, что я протягиваю руку к Джастин, пытаясь коснуться ее хотя бы кончиками пальцами. В голове отбойным молоточком бьется мысль «Только не уходи. Только не оставляй меня. Почему все меня покидают?», а вслух я сдавленно сквозь рыдания шепчу
- Не умирай, Джастин. Нет. Только не из-за меня.
Я даже не слышу просьбу о воде и аптечке, настолько сильно я напугана, выброшена на берег своих воспоминаний и мыслей. Я никогда не прощу себя, если из-за меня умрет еще и Джастин. Я приношу людям несчастья. Я приношу людям смерть. Я приношу с собой отчаяние и опустошенность. Очевидно, что я дьявол в ангельском обличии.

+2

18

Джастин осматривает нас, будто пытаясь удостовериться в том, что с нами всё в порядке. Наверно, именно этим желанием и был обусловлен её внимательный взгляд, а потом предложение забраться в машину. Я киваю в ответ на эти слова, понимаю, что она даже одеяла додумалась взять, по пути нужно будет избавиться от этой вонючей куртки и укутаться во что-то более приятно пахнущее. Уже тяну Дени за собой, как вдруг оказываюсь в таких безопасных объятьях. Чёрт, Джастин, твоё сердце такое большое, что оно готово согреть сразу двоих, а руки такие загребущие, что обеих смогли заключить в кольцо, где нет места страху. Ты действуешь на меня так успокаивающе, что я действительно верю, что всё уже кончилось, что на этот день с ужасами можно завязывать.
- Всё будет хорошо, - повторяю я за Джастин, и эти слова придают мне сил. Мы с Дени устраивается на заднем сидении, я помогаю ей накрыться одеялом и уже собираюсь пристегнуться, как просит Джастин, мимо проносится машина, на которую я смотрю через окно с любопытством. Куда он так несётся? И тут я начинаю что-то понимать, но не успеваю ничего сказать, машина возвращается, я слышу команду “лежать” и Дени тут же за руку стягивает меня на пол. Я даже не понимаю, что происходит, кроме того, что кто-то стреляет, отчего я тихо вскрикиваю, потому что желание поднять голову и посмотреть, что с Джастин, противоречит команде. Да я бы и не смогла, потому что Дени очень крепко меня держит. В голове вертится только одна мольба, “только бы с Джастин всё было хорошо”... Я краем глаза вижу её фигуру и лучше бы я не видела ничего, потому что теперь в моих ночных кошмарах я буду видеть, как в неё стреляют, а я ничего не могу сделать. Я зажмурилась и сжала Дени в руках, как будто это сработает - закрыть глаза, а потом открыть их, и всё само по себе исправится.
Когда я услышала новые выстрелы, мой мир сузился до этой самой машины. Мне было страшно, как будто я снова маленькая девочка, а мама напилась и ищет меня по дому, чтобы всыпать по первое число. Я знаю, что если не покажусь ей, она накажет мою сестру, иначе не сможет выплеснуть свой гнев. Я должна пожертвовать собой ради неё, чтобы хотя бы у одной из нас был шанс выжить.
Я с ужасом понимаю, что готова сделать тоже самое и для Дени. И сделала в некотором роде, пожертвовав собой, чтобы привлечь того мудака. Как бы я хотела убить его сама, чтобы тебя не мучили угрызения совести, а я ведь знаю, они у тебя есть. Я прочитала это в твоих глазах, Дени, когда труп мужчины упал рядом со мной. Как бы я хотела стереть это из твоей памяти, спасти тебя от ночных кошмаров, помочь тебе.
Я прижимаюсь к Дени, вздрагиваю, когда слышу шаги по асфальтовому покрытию шоссе, надеясь, что это не второй мудак пристрелил тебя, Джастин, потому что иначе я прямо тут сдохну от ужаса. Конечно, моё сердце не остановится от такого, человеческий организм слишком живуч, как показала даже наша ситуация с Дени. Но мне бы хотелось, чтобы это случилось, если тебя не останется в этой жизни.
Порой любовь приходит не с конфетами, цветами и мишками, она не подбирается к тебе украдкой, не даёт тебе возможности понять, что ты любишь. Она просто бьёт тебя по затылку так, что ты теряешь сознание, а потом вдалбливает в твою голову тот факт, что ты жить не можешь без человека.
Просто не можешь.
Никак.
Открывается дверь, и я слышу голос, от которого мне хочется кричать. От счастья, что она жива, что я смогу прикоснуться к ней ещё раз, увидеть её усмешку, услышать смех, обнять её. Может быть, она ещё раз меня поцелует, так же срывая башню, как в тот раз на балконе. Оттягивая волосы, языком жестов показывая то, что на самом деле хочет сделать со мной. Поцелуи в шею, они такие честные и такие жаркие…
Джастин спрашивает, всё ли в порядке, я начинаю вылезать из-под Дени и хочу ответить, но тут слышу всхлипы и прижимаю к себе несчастную испуганную зайку, которая озвучивает мой страх, мои мысли, так что мне не нужно самой говорить об этом. Она будто продолжение меня, это так странно, но меня не пугает совершенно, я благодарна ей, потому что иначе сама бы впала в истерику.
Я вижу кровь на Джастин, от этого судорожно вдыхаю воздух и выдыхаю его, пытаясь убедить саму себя. “Если она стоит на ногах, то ничего страшного нет. Если она просит аптечку, значит, оценивает ситуацию”... Она ведь надеется на кого-то из нас, тут каждая секунда на счету, да? Я не могу подвести её, просто не могу… Меня не пугает вид крови, я не боюсь, я его уже видела на ней.
Я отпускаю Дени и ищу аптечку, она действительно недалеко. У меня какой-то резерв сил моральных открывается только оттого, что я хочу помочь Джастин?
- Меня не задело, Дени, а тебя? - отвечаю я и трясу её за плечо, чтобы привлечь внимание к своим словам. После кивка продолжаю:
- Дени не задело, я помогу тебе, - оставляю девушку на заднем сидении и перебираюсь на переднее рядом с водительским.
- Тебе самой себе будет неудобно, я могу помочь, - неясно, кого я больше убеждаю, себя или Джастин, но я готова осмотреть рану, я готова промыть кровь, даже перебинтовать.
А потом можно я доеду до дома, свернусь в маленький комочек и ничего не буду делать, просто рыдать?

+2

19

В голове все еще немного шумит. Адреналин еще бушует где-то, но я все же пытаюсь мыслить логично. Ранение в плечо - не проникающее, что уже хорошо, потому что иначе пришлось бы морочиться и доставать пулю, а этого двух перепуганным девушкам явно видеть не нужно. Нужно снять с себя жилет и промыть рану, а еще лучше - перевязать ее. Кровь течет слишком сильно, не хочу потерять сознание где-то по дороге. К тому же, шоссе это явно выглядит заброшенным, а мертвец в соседней машине вряд ли решит поиграть в зомби на досуге.
- Дени, я жива, все со мной нормально, - я ловлю ее тоненькие пальцы, которыми она тянется ко мне, и киваю в ответ на слова Сильви. Отлично, значит, мне не придется сейчас прыгать в машину, вжимать педаль газа в пол и мчаться в ближайшую больницу, попутно пытаясь не дать кому-то из раненных потерять сознание. Нет уж, не в этот раз. В этот раз я все сделала правильно.
- Не суетитесь, со мной все в порядке. Мне нужна аптечка, оттуда мне нужны шприц и бинты с ватой. Под водительским сидением должна лежать еще одна небольшая коробка, оттуда мне нужен анальгин в ампуле и перекись водорода. И да, вода не повредила бы, и какие-нибудь салфетки, а то у меня вся морда забрызгана кровью этого недомерка, - я знаю, что нам всем сейчас плохо. Я знаю, что в чем-то я провалилась, мои хорошие. Я обещала, что все будет хорошо, но только что чуть не померла на ваших глазах. Надеюсь, я смогу придумать, как быть дальше. И сейчас я искренне благодарна Сильви за то, что она еще держится. Черт, малыш, я понимаю, что это сложно, но побудь немного сильной для меня. Я понимаю, что нам всем сейчас хочется лечь и разреветься - мне тоже, не поверишь. Но я намереваюсь доехать до дома и накатить там грамм триста виски, чего и вам желаю.
- Я понимаю, что нам всем сейчас кажется, что мир рушится. Все нормально, я сейчас разберусь с раной, она не серьезная, и мы поедем ко мне домой. Там нас ждет душ и горячий чай. Мне нужно, чтобы вы еще немного побыли сильными, окей? Дени? - я смотрю на тебя внимательно, потому что меня пугает твое состояние. Это шок? Надеюсь, он пройдет, потому что оказывать психологическую помощь я не умею, хреновый из меня психолог. Если бы тебя ранили, это было бы проще. А так я могу только погладить тебя по белоснежным волосам и вернуться к Сильви, которая уже раздобыла необходимое.
- Спасибо, - киваю и кладу все протянутое мне на водительское сидение. Конечно, устраивать стриптиз посреди поля не совсем входит в мои планы, но если я не сниму с себя хотя бы куртку с бронежилетом, который нехило так начинает давить мне на грудь, не смогу обработать рану нормально.
- Подержи? - протягиваю мотоциклетную куртку Сильви, а сама снова смотрю на Дени. Нужно занять тебя разговорами, чтобы ты не ушла в себя. Как там это называют доминанты? Есть какой-то термин для этого опасного состояния, - Дени, можешь открыть мне бутылку воды?
Я пытаюсь чем-то тебя занять, потому что понимаю - мы все ходим по очень тонкому льду, и я не могу позволить никому из нас упасть. Поэтому прошу тебя открыть мне воду - все равно руки заняты расстегиванием жилета. И угораздило же меня именно сегодня уехать с работы в нем. Как знала. У меня внутри все холодеет - я же хотела снять его, жарко было. Ага, а потом валялась бы тут мертвая из-за пуль в желудке и печени - судя по всему, стрелял он куда-то туда, до сердца не достал бы. Впрочем, и желудок тоже не слишком приятен - кислота, все дела.
Одергиваю себя, когда кладу жилет на сидение и лью перекисью на рану. Она шипит, пузырится и делает все, что и положено делать перекиси. Я мрачно смотрю на нее, а потом беру протянутую бутылку воды, из которой жадно пью. Ну и что я за сволочь, надо было, наверное, и вам предложить, но сейчас я боюсь, что у меня голова закружится. На улице чертовски прохладно стоять в одной майке, поэтому я жду, пока перекись сделает свое мрачное дело и осматриваю рану.
Ничего страшного в ней нет - просто рваные края. Каким-то чудом даже не зацепило татуировку, как я боялась. Да, крови вытекло прилично, но это поправимо.
- Передай мне, пожалуйста, бинт, - говорю это и киваю Дени, возвращая ей бутылку с водой. Перетягиваю руку и мрачно на нее смотрю. Если до завтра так и будет кровить, придется ехать накладывать швы в какой-нибудь ближайший травмпункт.
- А теперь стриптиз продолжается, - смеясь, сажусь на водительское сидение и спускаю штаны до колен - нужно же сделать как-то себе угол внутримышечно. Улыбаюсь обеим напуганным мышкам, чтобы дать им понять - все скоро кончится, и вгоняю себе иголку наполненного шприца в ногу. Выглядит эффектно, да? Как в фильмах. Сама люблю этот момент, он очень пафосный.
Растираю место укола и выбрасываю шприц на пол в так кстати подвернувшийся пакет. Натягиваю штаны и сажусь за руль.
- Теперь можно и ехать, - смотрю в зеркало заднего вида на заднее сидение и киваю Сильви - мол, перелезай обратно. Надеюсь, ты догадаешься, что нужна сейчас Дени, а я не могу обнимать вас и везти домой. Обещаю - мы приедем, и я не выпущу вас из рук.
- Пристегнетесь? Вас приветствует авиа-компания Джастин эйр, на часах 23:54, за бортом около 7 градусов тепла, полет нормальный. Ориентировочное место прибытия - 00:30. На своих креслах вы найдете теплые одеяла, которые помогут вам продержаться до конца рейса. По окончании капитан лично всех обнимет, - я пытаюсь шутить, потому что еще делать в такой, казалось бы, безвыходной ситуации? Все вроде бы хорошо, но ни черта не хорошо. Поэтому я и несу бред, чтобы сделать вам хоть немного легче.
Выруливаю на шоссе, разворачиваюсь и еду в сторону города, параллельно отчаянно оттирая с лица следы чужой крови.

+2

20

Не каждый зайчонок может выйти из леса.

Время словно останавливается, замирает в тот момент, когда я останавливаю взгляд на брызгах крови на твоем лице. С трудом получается бороться с ускользающим сознанием и то только потому, что я знаю - нельзя доставлять вам еще больше проблем. За сегодняшнюю ночь мы пережили так много, что надо держаться до последнего, вгрызаясь зубами в жизнь и пытаясь вырывать у судьбы шанс на каждую минуту своей жизни. Шрамы на моих руках кричат мне о том, что раньше я придерживалась другого мнения. Шрамы на моих руках шепчут мне о том, что возможно мне стоит подумать еще раз и вернуться к другой точке зрения. Шрамы на моих руках соблазняют меня, пытаясь снова утянуть в пучину отчаяния, чтобы потом похоронить там навечно.
Из абсолютно пограничного состояния меня выводит прикосновение Сильви - она трясет меня за плечо, спрашивая, не задела ли меня пуля. Я отрицательно качаю головой, а затем часто-часто моргаю, чтобы прийти в себя и поверить в слова Джастин о том, что она в порядке. Но пока я вижу кровь на ней и ее лице я не могу об этом даже думать. Паника все равно плещется во мне, сжимая мое сердце стальными пальцами, пытаясь если не раздавить его, то хотя бы выжать все соки.
За происходящим я сначала наблюдаю весьма отстранено, но плакать прекращаю. Однако все еще шмыгаю носом и шумно дышу - не могу восстановиться так быстро, как этого требует ситуация. И я бы еще долго вот так вот купалась в своих мыслях и попытках выбраться на поверхность, если бы Джастин снова не позвала меня.
- Могу, - киваю головой подтверждая свои слова и сразу же принимаюсь скручивать крышку с бутылки, чтобы помочь хоть чем-то. Надо признаться, что руки дрожат настолько, что даже это простое и привычное действие дается мне не с первого раза. Мысленно я уже начинаю психовать и именно в этот момент крышка подается и я протягиваю тебе открытую бутылку, почему-то при этом нелепо и смущенно улыбнувшись. Но тут же одергиваю себя, понимая, что такое поведение как минимум неуместно в данной ситуации, а как максимум просто противоречит нашей с тобой договоренности. Я не должна подать даже вида, что мы знакомы, но отчетливо понимаю, что даже в такой ситуации мой мозг воспринимает половину произнесенных тобой слов как команду, приказ к действию, а не что-то, от чего я могу отказаться, применив свою волю. Мимолетная связь оказалась крепка. Джастин была слишком хороша в роли доминанта, чтобы можно было соскочить с этого просто так. Понадобится время. И меньше всего мне хочется, чтобы в сложившейся катастрофичной ситуации, когда мы все далеко не в порядке, кто-то заметил мое странное состояние.
За своими мыслями я отвлекаюсь от жуткого зрелища, а потому вздрагиваю от неожиданности, когда Джастин снова обращается ко мне, но действую четко - передаю бинт и забираю бутылку, из которой тоже делаю пару мелких глотков. И только после этого понимаю, что на самом деле тоже хотела пить. Надо оставить и Сильви тоже, после отходняка сухость во рту чувствуется особенно явственно.
Когда Джастин садится на свое место и стягивает штаны, я наконец-то обращаю внимание на ее тело, намеренно пытаясь игнорировать перебинтованную руку. Приходится закусить губу, потому что в памяти всплывают очень четкие образы. В какой-то момент мне начинает казаться, что я настолько хорошо помню прикосновения ее рук к своей коже, что могу без труда воспроизвести ощущения в памяти, оживляя воспоминания, вдыхая в них жизнь по максимуму.
Черт!
Я отворачиваюсь, чтобы не думать об этом. Я отворачиваюсь, потому что вижу как Сильви смотрит на Джастин и чувствую себя лишней. Я отворачиваюсь, потому что не должна мешать им двоим, ведь впереди у них наверняка совместное будущее, даже если они об этом еще ничего не знают, а я...
А я обещала и себе, и Джастин, что это было увлечение всего на одну ночь. И я сдержу обещание как бы сильно мне не хотелось еще раз скинуть с себя всю одежду и встать перед ней на колени, показывая всю свою покорность и желание следовать любому приказу.
Пока Грейсон натягивает на себя штаны, я наоборот стягиваю с себя грязную чужую куртку. Хотелось бы снять и все остальное, но не могу же я ехать в машине голой. Перевожу взгляд на Силь, когда она оказывается рядом со мной и поспешно пристегиваюсь. Признаться, раньше я почти никогда этого не делала, но в такую ночь может случится все что угодно, а потому я делаю так, как мне велят, а затем нахожу своей рукой руку Сильви и легко переплетаю свои пальцы с ее. Улыбаюсь оттого, что Джастин пытается шутить и разрядить обстановку.
- Очень хорошо, что Сильви, как оказалось, предпочитает летать Джастин эйр, - неосознанно поглаживаю пальцы девушки, которую так нежно держу сейчас за руку, словно она единственное, что у меня вообще осталось в этом мире. И так странно подумать, что до этого вечера мы были даже не знакомы.
- Надеюсь дальше наш полет пройдет в штатном режиме, - я смотрю только на Сильви, изучая ее лицо и надеюсь, что это не смущает. Смотреть в окно я не могу - сейчас темнота пугает меня, словно я маленькая девочка, которая верит в приведения и монстров, которые мерещатся за каждым кустом. Но как показала практика - монстры гораздо ближе, чем мы думаем.

Отредактировано Denivel Simon (2016-11-26 14:05:29)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » S.O.S ‡save our souls