vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » I know it seems you're, all I wanted and much more;


I know it seems you're, all I wanted and much more;

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

-

Elsa Rain & Shean Brennan
http://savepic.ru/11440345.png

Для будущей семейной жизни необходимо выбрать лучший сервиз. Возможно, для кого-то это занятие жутко скучное, а для кого-то иначе. Эмоции у людей могут быть разными.

[NIC]Tony Blackwell-Davis[/NIC][AVA]http://s8.uploads.ru/ym5te.jpg[/AVA][SGN]http://s0.uploads.ru/nMySw.jpg
это всё Шон создал.
[/SGN]

Отредактировано Elsa Rain (2017-01-04 00:08:26)

+1

2

   - Винни, правый локоть к корпусу. Опусти его к корпусу, я сказал! Вот. Вот! Джек, а ты чего его мнешь как свою подружку? Работай, работай! С полной выкладкой, чтоб после тренировки ты без носилок отсюда не вышел. Да еб... - Шум зала заглушал тренерскую ругань, к которой, к слову, воспитанники успели привыкнуть за те три месяца, что добряк-сенсей сменился настоящим садистом-диктатором. - Отойди. Показываю в последний раз. - Блок, серия ударов, не доходящих всего несколькими сантиметрами до тела молодого парня, еще один блок, обманный маневр, болевой захват. И звонкий стук ладони по мату. Тренер отпустил ученика и, подав руку, помог ему снова оказаться на ногах. - Теперь понял? - Положительный, но весьма сомнительный кивок в ответ.
   Получив установку на самостоятельную работу в течение следующих десяти минут, ребята организованно разбрелись по снарядам или разбились по парам. Мужчина проследил за тем, чтобы каждый его воспитанник нашел себе дело, после чего бодрым шагом проследовал в тренерскую, где, только закрыв за собой дверь, резко и тяжело дыша опустился на стул, вытянул правую ногу и ухватился за коленку, словно та была готова вот-вот разлететься. На кой он вообще полез показывать этот чертов прием на практике? Объяснил бы так, на словах, или же позвал кого-нибудь из старших, чтобы те наглядно продемонстрировали, как и что делается. Ведь только две недели назад перенес очередную операцию; врачи сразу наказали ему соблюдать первые несколько дней пастельный режим, а к работе не приближаться как минимум с месяц. Будучи врагом собственному здоровью, он не продержался и трех суток, как снова "сорвался".
   Из верхнего ящика стола Ник достал упаковку с обезболивающим и шприц, вытащил последний зубами из упаковки, пару раз щелкнул на верхней части ампулы и уже собирался ее открыть, как вдруг зазвонил телефон, с самого начала занятий почивающий на рабочем столе. Откровенно выругавшись, мужчина освободил руки, взял мобильник и взглянул на дисплей - звонила Тони, причем крайне не вовремя. Две минуты, неужели она не могла обождать со звонком всего каких-то две минуты? Сжав волю в кулак и выдохнув напоследок, он с трудом нажал дрожащей рукой на кнопку принятия вызова и приложил сотой к уху, зажав тот плечом. - Да, дорогая. - Спокойный, размеренный голос человека, у которого ничего не происходит и все находится под абсолютным контролем. Как бы Ник хотел, чтобы все действительно было именно так. - Я уже заканчиваю. Минут через двадцать-двадцать пять буду у тебя. - Или чуть позже, в зависимости от того, как поведет себя многоуважаемая коленка после принятия обезболивающего*. Не дай Бог придется откладывать все планы на завтрашний день, попутно наверняка выслушивая тонну возмущения и недовольства, и ехать в больницу, чтобы там слушать уже открытые оскорбления вперемешку с угрозами, коими врачи кормили мужчину с первого же дня его пребывания в Джексонвилле. Он как вышел из аэропорта, так прямиком к ним. С тех пор все и...понеслось. - Хорошо. Тогда до встречи. - Стоило звонку прерваться, как бедный телефон полетел чуть ли не в бетонную стену, о которую наверняка бы разбился, если бы Ник не нашел в себе достаточно терпения и самообладания, чтобы с относительной осторожностью положить сотовый на стол, взять ампулу со шприцом, набрать лекарство и сделать укол.

   Прозвенел звонок. Не прошло и нескольких секунд, как из здания школы с неистовыми криками стали выбегать маленькие дети со смешными портфелями, которые, казалось, были вдвое если не больше, то точно уж тяжелее их самих. Ник, стоя у своей машины и слегка на нее опираясь, дабы снизить нагрузку на больную ногу, невольно представил, как его любимая малышка с такой же искренней улыбкой выбегает из школы, он подхватывает ее на руки и они вместе едут домой, к маме, которая наверняка в очередной раз в процессе готовки перепутала молотый перец с порохом. Поэтому они сначала заедут в магазин, за что в последующем однозначно получат основательный нагоняй, а уже потом поедут сдаваться с поличным. Лили как раз должна была пойти в этом году в школу, и если бы он тогда не ушел, если бы не бросил их...они бы были мертвы.
   И снова его лицо озаряла счастливая улыбка, во взгляде снова время от времени мелькали искры азарта и загадочности, мужчина снова превратился в человека, которого как никого другого хотел собственноручно похоронить. Заживо. В бетоне. Виктор оттолкнулся от капота автомобиля и пошел навстречу своей невесте. Стоит ли говорить, скольких трудов ему стоило идти ровным шагом, не виляя из стороны в сторону и тем более не хромая?
   - Здравствуй. Ну что, не достали тебя еще твои спиногрызы? - Совершенно добродушно спросил Вик, легко и непринужденно обнимая Тони за плечи и целуя ее в щеку. После чего забрал у нее сумку и проводил девушку до машины. - Ты успела пообедать? Если нет - можем заехать куда-нибудь перекусить. У меня достаточно времени до следующей группы. - Обыкновенная забота, ничего более. Да и все занятия он на сегодня уже отменил, так что точно торопиться было некуда. Блэквелл открыл перед Тони пассажирскую дверцу, как и всегда любезно подал ей руку и с особой аккуратностью дверцу ту захлопнул. Может быть ему и казались собственные действия чересчур наигранными, но для других все было...естественно, пусть и слишком хорошо. Мужчина сел за руль и завел двигатель. - Итак, каков наш первый пункт назначения?
[NIC]Victor Blackwell[/NIC]
[STA]минута в целую вечность[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/11436833.png[/AVA]
[LZ1]ВИКТОР БЛЭКВЕЛЛ, 35? y.o.
profession: бывший криминальный авторитет;
[/LZ1]

+1

3

У неё то самое настроение, когда даже миф о Троянской войне не представляет особого интереса и уходит на второй план, как и ученик на третьей парте у окна, который в открытую ест яблоко и даже не подумывает останавливаться. Где-то на последней парте слышатся какие-то смешки, а Антуанетта поглядывает на часы, отслеживая путь минутной стрелки, которая двигается очень-очень медленно. Слишком медленно, чтобы она как преподаватель не рассказывала с британским акцентом одну из самых интересных историй тем тоном, от которого ученики на первых партах утыкаются в свои мобильные телефоны или в учебники. Если учителю не интересно, то что должно быть интересным?
Пока преподаватель мучительно выдерживает ещё целых две минуты [Ей то они кажутся целыми годами], поглядывая на часы так часто, что ученики за последние полчаса поняли, что они здесь только потому, что урок у них есть в расписании и это расписание выдано кем-то сверху, а не их преподавателем. Антуанетте, кстати, абсолютно не до них. У неё в голове своя собственная романтическая история намного интереснее, чем история любви Париса и Елены, а засим наиболее актуальная для её жизни.
Девушку не смущает тот факт, что кто-то может зайти в кабинет и увидеть, что учитель занят своим уроком, а ученики – своим. Она уже в мыслях обнимает своего драгоценного мужчину, летящей походкой сбегая к нему по лестнице, и улыбается ему, проводя подушечкой указательного пальчика по его щеке. От этих мыслей её разве что падающий стул может отвлечь и звонок чужого телефона.
Она просыпается от столь сладкого сна в своих мыслях, обводит взглядом учеников и включает в себе всю способность к строгости, сбрасывая со своих плеч всю историю Троянской войны на цветную книжку, которая у учеников была раскрыта на двадцать пятой странице, хотя нужно было давно уже перейти на тридцать пятую.
- Сами! Вы всё теперь учите сами, а потом будете писать мне проверочную работу в виде теста. – Кажется от того, что ученики оставались на своём собственном попечении Тони абсолютно не интересовало. Особенно её этот момент не касался, когда она якобы не заметно подхватывает телефон со стола и выходит в обнимку с учебником за дверь собственного кабинета дабы позвонить раньше, чем урок кончится. У её Виктора такой приятный голос.
Она едва сдерживается, когда заканчиваются гудки, потому что соскучилась. Потому что в его тоне голоса она слышит ту надёжность, которую видит и в жизни. Чёткий, уверенный  и спокойный ответ её драгоценного мужчины отдаётся волной восторга в сложной внутренней душевной организации блондинки так, что она даже не сдерживает улыбки. Она чувствует себя пятнадцатилетней девчонкой-подросткой, за которой её бойфренд заедет и заберёт её со школы, в которой она мучается на уроках. А ведь уроки действительно были часто этими мучениями, особенно если сама девушка мысленно была не на них, а совсем в другом месте. Может она зависала душой на одном из двух плечей своего молодого, легонько проводила пальчиками по его волосам и продолжала улыбаться, рассматривая его такой умудрённый мудростью взгляд. А ведь она действительно считала его самым умным, самым прекрасным, самым лучшим и самым сильным. Разве что только старший брат не блекнул на фоне самого Виктора, хотя и периодически уходил на второй план.
Девушки выбирают себе мужчин по принципу составленного портрета идеала в их голове. Чаще всего этот идеальный портрет имеет под собой какие-то черты характера или внешности отца или деда, а может даже и брата. Идеалом из родственников становится тот человек, который повлиял на девушку больше всего и кого она сама может уважать или любить. Джексон был идеальным образом необходимого для Антуанетты мужчины, поэтому её столь яркая подростковая влюблённость в мужчину, который старший её по возрасту была вполне объяснима.
Виктор был надёжен. Это играло не самую последнюю роль в отношении девушки к нему, хоть иногда она ему и приписывала в своих мыслях не существующие качества. Идеализировала окончательно и бесповоротно.

Она кивает очередному ответу со счастливой улыбкой на лице, видя в окно его машину и его самого в ожидании. Он ведь знает, что она тоже в ожидании? Девушка переводит взгляд на ученицу, кивает ей, делая пометку в так называемом журнале и начиная давать ученикам домашнее задание. Наверное, это практически единственное, что она умудрилась сделать за сегодняшний день правильно и то не верно. Звонок прерывает её на втором задании, поэтому она упорно забывает о третьем и четвёртом, которые планировала так же задать своим ученикам. Последний урок. Звонок для неё, а не для класса и никак иначе. Просто вся она уже готова к исполнению своей сладкой мечты по скорее оказаться рядом с ним.
Преподаватель собирается со скоростью сравнимой разве с учениками занимающих место на русской «камчатке» в классе. Она подхватывает сумку, практически выпихивает самых медлительных учеников и поднимает папку со стола, которая ей пригодится сегодня. Она подготовилась морально к сложным, но необходимым выборам для счастливой жизни. Для Виктора она хочет стараться. Для него она хочет быть той самой идеальной девушкой, которая с проблемами практически никак не взаимодействует. Хотя главной проблемой их с женихом взаимоотношений был старший брат Антуанетты, который совсем не любил конкуренцию и практически ревностно отстаивал её психологическую и физическую целостность и сохранность от всех кого считал недостойными. Вот только в отношении Джексона сложно было представить, что он рано или поздно её сможет благословить на какие-либо отношения.

Она слетала по лестнице на первый этаж с той же прытью, с которой это делают девушки, которых ожидают самые любимые и долгожданные люди. Ей кажется даже, что прошла вечность с того момента, как они разговаривали, но Тони боится навязываться своему жениху.
Девушка улыбается ему с того момента, как замечает. В этот момент для неё не имеет значения никакой фон, никакой звук, а лишь он идущий ей на встречу. Она слышит собственный стук сердца, который как будто наконец-то нашёл идеальный момент тишины, чтобы начать учащаться. Возможно, девушке это лишь только кажется, но она не придаёт этому значения. Она идёт к нему, улыбаясь, нежно обнимая его в ответ, вдыхая его аромат и наслаждаясь даже тем поцелуем, который он оставляет на её щеке, когда она чуть приподнимает подбородок.
- О, они сегодня себя хорошо вели. Так что нет, нет, нет и ещё раз нет. - Она улыбается ещё ярче, ещё радостнее. В каком именно мире живёт сейчас Дэвис? Кто её разберёт, но в нём всё светится и в нём всё прекрасно и идеально. Разве этот мир не называется тем словом, которое так не любит её брат.
Виктор такой прекрасный мужчина. Он так хорошо воспитан, что обязательно бы понравился дедушке Тони и Джексона. Тони уж точно была в этом уверена, потому что считала, что Блэквелл обладал тем шармом, который не может оставить людей без хороших впечатлений. И ей представляется, что это правильно. В её светлом мире всё сейчас окрашено яркими и красивыми масляными надёжными красками и девушка каждый раз добавляет новые мазки на этот холст.
- Спасибо, - она так часто благодарила его за то, как он к ней относится, что начинала побаиваться того момента, чтобы Виктор не начал подумывать о том, что она делает это слишком часто: когда он берёт её не тяжёлую сумку; когда открывает дверцу; когда подаёт ей руку; прикрыл за ней дверь... Она готова его благодарить даже за то, что он интересуется ею и за то, что она его видит и он с ней. Странная причина для благодарности, поэтому Тони старается свои «спасибо» проводить через мысленную цензуру, устраиваясь поудобнее в его машине и умудряясь пристегнуться без его на то помощи, потому что он обходит машину. - О, мы можем с тобой заехать. Ты у меня сам не голоден? А то голодные мужчины – страшные мужчины. - Девушка улыбается своему заключению, которое сделала на практике. Например, если Джексон недоволен, то он голоден, а, значит, её не ждёт никакого «да, конечно, обязательно» и бутылочка воды из магазина.  - Вообще мы должны сегодня посетить магазин сервизов и подобрать посуду для нашей жизни. Всё ведь в жизни начинается с посуды и с двух людей. Ты согласен? У меня, конечно, есть пара вариантов, но мне интересно твоё мнение. – Тони знает, что она неправильно выразилась. Она, если честно, в посуде разбирается не достаточно хорошо, но старательно готовилась к выбору этой самой посуды последние несколько дней. Она даже подобрала самый лучший салон в Джэксонвилле, где были пусть и дороговатые, но достойные вещи. Тони любит натуральное и настоящее. Любит искренне, теряясь в этом чувстве всеми своими фибрами души и мысли. Девушка ведь не притворяется, а очень старается убрать из своей жизни те пробелы, которые не были прикрыты ни братом, ни дедом. Разбираться в посуде должна учить мать, но она была слишком разгульным созданием, чтобы Дэвис воспринимала её всерьёз. Наверное, родная мать была единственным человеком, к кому Тони не относилась положительно. - У меня от посуды в глазах рябит даже больше, чем от контрольных и проверочных работ собственных учеников. Поэтому если ты согласен, то в начале перекусим, а потом будем погружаться в мир посуды, которая не должна разбиться на счастье. Для счастья мы выберем ещё один набор посуды и сами лично разобьём. Да?
[NIC]Tony Blackwell-Davis[/NIC][AVA]http://s8.uploads.ru/ym5te.jpg[/AVA][SGN]http://s0.uploads.ru/nMySw.jpg
это всё Шон создал.
[/SGN]

+1

4

Она была другой. Даже несмотря на все то сходство, что связывало ее с той, в объятиях которой мужчина хотел провести остаток жизни, Тони была совершенно иным человеком. Ее невинные глаза также загорались при его появлении, но в их безмятежном океане детской наивности, искреннего счастья и легкой беззаботности никогда нельзя было увидеть ни капли страха, волнения, отчаяния и готовности лишить жизни любого, кто будет представлять из себя хоть малейшую опасность. Тони также видела в нем надежную опору, готовая шагнуть и в огонь, и в воду, будучи абсолютно уверенной в том, что пока она рядом с ним, все будет хорошо. Если они вместе, то ничего не случится и ничто не сможет помешать их счастью сиять ярче самого солнца. Девушка искренне верила в это,  в то время как сама, наверняка о том даже не подозревая, тянула его ко дну. Мужчина стал для нее тем идеалом, о котором она всегда мечтала, но не смог найти в ней ту, рядом с которой бы снова смог...мечтать.
- Ну разумеется, - ответил Ник со стопроцентной уверенностью, при этом, кажется, даже не расслышав толком вопроса. Разрываясь между двумя мирами, в одном из которых ему хотелось быть душой, а в другом вынужден был быть лишь телом, мужчина с трудом ориентировался в происходящем и то и дело терял нить разговора. Тони что-то говорила про выбор сервиза к предстоящему торжеству и  страшных и голодных мужчин, мысленно представив которых Ник шутливо скривился. Жуткое зрелище. Улыбнувшись девушке, он завел двигатель, снял машину с ручника и только хотел тронуться, как остановил себя и выжал педаль тормоза, чтобы ненароком автомобиль не сдвинулся с места по собственной инициативе. Причиной данной заминки был мальчик класса третьего-четвертого, стоявший на тротуаре и пронизывающий Ника пристальным взглядом. Мужчина не имел ни малейшего представления, кем был этот ребенок - он его никогда раньше не видел, пусть довольно часто заходил к Антуанетте на работу и иногда даже помогал детям срывать ее уроки. Ко всему прочему у него была слишком хорошая память на лица. Особенно на те, что вот так вот стояли и глядели на него во все глаза. Звучать это может весьма странно, но Ник, по крайней мере в своей прошлой жизни, терпеть не мог, когда на него смотрели. Точнее говоря не просто смотрели, а буквально пытались испепелить взглядом, как будто еще чуть-чуть и у них обязательно получится. В такие моменты у него внутри все переворачивалось, сердце все быстрее нагнетало от нарастающей злости кровь, руки начинали зверски чесаться, машинально двигаясь к спине, где за ремнем всегда находился заряженный и снятый с предохранителя пистолет. Однако здравый рассудок все же одерживал верх над желанием сломать что-нибудь этому мерзкому исчадию ада. После длительного путешествия, которое стало необходимой мерой после всего случившегося в Шарлотт, мужчина, кажется, начал потихоньку, совершенно незаметно ненавидеть детей. Пусть о своей малышке он всегда вспоминал с теплотой и отравляющей душу грустью. Он даже представить не мог, что случится, когда Тони предложит завести ребенка, когда у них родится этот ребенок, когда этот ребенок начнет называть его отцом. Сможет ли он это пережить? Или просто сойдет с ума?
Изо всех сил стараясь не реагировать на мальчишку, Ник постукивал пальцами по рулю и неизменно смотрел перед собой. На чистое голубое небо, которое по прогнозам синоптиков в вечеру обещало разразиться громом. Это его успокаивало. Не то чтобы очень, но после нескольких секунд этой терапии у него хотя бы пропали мысли о ранее неизбежном кровопролитии. Уже хорошо. Предоставив Тони возможность закончить, мужчина вернул машину на ручник.
- Без проблем, давай сделаем так. Я как раз знаю хороший ресторан на пути к центру, - знать не знал, но пару раз о нем слышал. И слышал достаточно приятного, чтобы самому изъявить желание там хотя бы раз побывать. Бросив мимолетный взгляд в сторону, мужчина заметил, что пацан все также стоял и смотрел на него. Нет, он что, издевается? Или у него в столь юном возрасте вдруг проявились суицидальные наклонности? - Слушай, Тони, ты не хочешь сесть за руль? - Как всегда мил и любезен. Ник уже достаточно вжился в роль Виктора Блэквелла, чтобы быть им даже в самых экстремальных условиях. Например, как сейчас. Даже бомба, таймер на которой отсчитывал последний секунды до взрыва, не выглядела столь зловещей и устрашающей, как этот чертов ребенок. Мужчина нежно улыбнулся глядя на девушку, которая совсем скоро должна была стать его женой. Пусть и незаконной. Отчасти. Его брак с Роуз расторжен не был. Он просто погиб, но это же мелочь, правда? Тем более он жив. То есть фактически он женится будучи еще женатым человек. Ну вот что за чертовщина то, а?! - Сегодня на тренировке с ребятами отрабатывали новый прием, ну и так получилось, что я слегка повредил ногу. Так что...ты не против довести нас хотя бы до ресторана? К тому времени, думаю, нога отойдет и я смогу забрать обратно штурвал, - Тони не обязательно было знать, что спонсор "поврежденной ноги" ее возлюбленного находился всего в нескольких шагах от машины. Получив положительный ответ, Ник с благодарностью поцеловал девушку, подумав, что лучше бы она вместо него выбрала кого-нибудь из своих сверстников и была бы по-настоящему счастлива, и вышел из машины. Постоял с секунду, поправляя пиджак, засунул руку в карман и в один шаг подошел к ребенку. Присел на корточки и заглянул этому товарисчу в его ясные очи. - Ты учишься в этой школе? - Положительный кивок. - Знаешь, кто это? - Спросил мужчина, указывая на проходящую мимо них к водительской дверце Тони. И снова кивок. - Чудно. Тогда ты знаешь, какими будут твои действия, когда ты заметишь рядом с ней инопланетный объект? - Кивнул, даже не думая. Какой смышленый парень. Может быть Ник зря думал про него так плохо? Выпрямившись, он потрепал парнишку по и без того лохматой макушке и вытащил из кармана леденец, вручив тот за понимание и верность, так сказать, родине. Ну вот и славненько.
Обойдя машину со стороны капота, мужчина сел на пассажирское сиденье, захлопнул за собой дверцу и пристегнул ремень безопасности. Он даже вроде как начинал медленно, но верно успокаиваться. - Теперь у тебя в школе есть личный телохранитель, - пошутил он, глядя на довольного мальчишку. Самое главное, чтобы Тони сейчас не посмотрела на Ника как на идиота и не сказала ему, что этот ребенок никогда у них не учился. Кажется, веселый сегодня будет денек.

[NIC]Victor Blackwell[/NIC]
[STA]минута в целую вечность[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/11436833.png[/AVA]
[LZ1]ВИКТОР БЛЭКВЕЛЛ, 35? y.o.
profession: бывший криминальный авторитет;
[/LZ1]

Отредактировано Shean Brennan (2017-01-05 23:48:37)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » I know it seems you're, all I wanted and much more;