Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » От тебя одни неприятности.


От тебя одни неприятности.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Слышали? Говорят, что противоположности притягиваются. Но что будет, если судьба решит столкнуть двоих ребят с одинкаковой полярностью? Физика считает, что они оттолкнутся и не позволят даже притронуться друг к другу. А я скажу: "К черту науку."

http://funkyimg.com/i/2itmU.gif

Cory Nortman
&
Kenneth Caulfield

сентябрь 2016

Отредактировано Cory Nortman (2016-10-21 01:11:20)

+1

2

Я не хочу жаловаться, но все же быть подростком хреново. И дело совсем не в прыщах, назойливом утреннем стояке, постоянных перепадах настроения и федеральном запрете на покупку алкоголя. Нет, это все ерунда, которая так или иначе пройдет через пару лет. Я говорю о том, что именно в этом возрасте ты начинаешь открывать глаза на окружающий мир, а вместе с этим понимаешь, что вокруг тебя творится какой-то откровенный пиздец. Особенно ранит, когда созерцая реальность сквозь слегка приоткрытые веки, ты замечаешь, как из твоей жизни неспешно уходят, как тебе казалось, настоящие друзья. Те, кто обещал быть с тобой всегда, поддерживать в любых начинаниях и заставлять смеяться до боли в легких. Говорят, что таким способом жизнь отсеивает ненужных людей, заставляя тебя двигаться только вперед. Но что, если эти люди были единственной причиной, по которой я просыпался утром и убеждал себя в том, что смысл в жизни все-таки есть. И находится он вовсе не в семье, где нет места такому "выродку", а в дружбе. Интересный вопрос, не так ли? Я нашел ответ в марихуане, антидепрессантах и ебле, что заставили меня полностью абстрагироваться и попытаться забыть все то дерьмо, которое слетело с ботинок моих лучших друзей, когда те переступили порог моего дома и скрылись за поворотом. Многие скажут, что я выбрал неправильный путь, ведь можно было справиться с этой проблемой более здоровым и безопастным способом, но я не хочу. Просто не хочу, ведь не являюсь одним из тех, кто готов ходить на приемы к психологу и метаться со стороны в сторону в поисках новых друзей, которые смогут залатать душевные раны. Моя философия очень проста, знаете ли. Только секс, легкие наркотики и парочка добротных колес утром и вечером, которые мне прописал доктор.
И хнаете, моя жизнь правда стала потихоньку налаживаться. Ну, по крайней мере, мне так казалось до того момента, пока мои заботливые родители не отправили меня в школу. В место, где я столкнулся с очередным испытанием в виде роли новенького. И если раньше мне казалось, что моя жизнь покрыта слоем дерьма, то я ошибался. О, как же я, черт возьми, ошибался! Ведь на каждый "маленький конец жизни" находитсясвой "большой пиздец".

Если в своей школе я был королем, то здесь я шут. Тот, который получает достаточно насмешек и плоских шуточек в свою сторону, чтобы начать задумываться о том, как лучше вскрыть вены, чтобы умереть быстро и безболезненно. И хоть я раньше никогда не считал себя настолько слабым, чтобы позволять себе плакать, то сейчас я понимаю, что слезы сами ручьем льются из моих глаз и я ничего не могу с этим сделать. Я беспомощный. А все потому, что раньше я даже представить себе не мог то, как моя жизнь в один момент иожет превратиться в нечто настолько жалкое и бессмысленное. В какой-то момент мне даже стало жаль всех тех, кого я так же унижал в свое время. Теперь я стал одним из них.

Я зашел в туалет и тут же стал нервно хлопать себя ладонью по карманам брюк. Неприятно покалывало в правом легком. Я дико хотел курить.
Зажигалка выскользнула из непослушных пальцев, отчего с моих губ слетело неприличное грубое ругательство. Я нагнулся и замер на несколько секунд в таком положении. Открылась входная дверь.
- Блять, - под нос пробурчал я, - я смогу сегодня покурить или нет?
внешний вид

+1

3

Звонок с урока звучал слаще любимой музыки. Для Кенни он казался ещё и спасительным сигналом, несущим с собой глоток свежего воздуха (или сигаретного дыма, тут уж как пойдёт). Последние сорок минут своей жизнь школьник потратил на то, чтобы честно попытаться вникнуть в теорию французской грамматики. Получалось с переменным успехом, и сейчас он чувствовал себя уставшим, совершенно вымотанным, настолько, что был готов удариться лбом о парту и уснуть, не меняя положения. Совмещать учёбу и подработку было нелегко, хоть и начальник, проявив удивительную и вообще-то несвойственную ему человечность, немного подправил график парня в лучшую сторону, не тронув при этом зарплату.
Кенни, впрочем, не жаловался на жизнь. Тяжело или нет, в таком же ритме, а то и ещё хуже живут сотни тысяч подростков по всей Америке. Не стоит роптать на судьбу - он сам выбрал этот путь и придерживался его ради исполнения заветной мечты, мечты об общем будущем с любимым человеком. Мечта требовала существенных затрат и способностей, поэтому приходилось одновременно заботиться и о деньгах, и о знаниях. Но ведь так делают сотни тысяч, правда? Может, хоть здесь синеволосый фрик окажется ничуть не хуже всех этих сотен...
Выйдя в коридор, Колфилд, поколебавшись секунду, направился в сторону мужской уборной. Он решил слега оживиться, плеснув на лицо холодной водой - действенный способ, никогда не подводит. Опустив ладонь на ручку двери, он повернул её, ни на йоту не сомневаясь, что комната пуста - здесь не бывало очередей, большинство мальчишек предпочитали справлять нужду во время уроков, чтобы был резонный повод побродить лишний десяток минут по коридорам взамен нудной лекции от  какого-нибудь скучного преподавателя.
Сегодня, однако, Кенни просчитался.
- Что за...
Первое, что увидел вошедший, тут же плотно закрывая за собой дверь - чужие сигареты и зажигалку. Парень явно вознамерился покурить в стенах туалета, и строгие школьные правила ничуть его не смущали. Да что там, они не смущали и самого Кенни, который всегда был охоч до табачного курева и умел прятаться как следует, хотя в последнее время старался всё же выбираться ради этой цели за пределы школы во избежание неприятных инцидентов. Но одно дело - баловаться сигареткой в укромном углу, где уж точно никто не застукает, и совсем другое - прямо в туалете, открыто, не запирая дверь, никого и ничего не боясь. Да наглец не удосужился даже зайти в кабинку!
- Ты сдурел, что ли? - голос Колфилда звучал возмущённо, но негромко - чтобы ненужные посторонние уши, которые, как известно, имеются и у стен, не уловили ни слова. - Тут датчики дыма стоят, пожарную тревогу поднимешь, комнату вообще закроют и будут открывать, выдавая поминутно ключ! Девчонки уже допрыгались!
Что правда, то правда - в конце прошлого года наивные представительницы прекрасного пола попались на аналогичном проколе, а теперь страдали из-за ограниченного доступа к туалету. Кенни вовсе не хотел страдать, как они, из-за какого-то недоумка.
Не забывая о своём изначальном желании, он подошёл к одной из раковин, подставил ладони под прохладную водяную струю и, прежде чем плеснуть живительную влагу себе на лицо, кинул предупредительный взгляд в зеркало, ловя в нём отражение курильщика:
- Даже не вздумай. Не надо, - он не угрожал и не бросал вызов - скорее просто решительно попросил.
Убирая мокрые руки от лица, Кенни ещё раз посмотрел на отражение старшеклассника, на сей раз более внимательно. Тот самый новенький, который неожиданно присоединился к ним на последнем году обучения. Хотя почему неожиданно? Если слухи правдивы и его действительно отчислили, нечему удивляться. Кенни мог бы быть на его месте. Но он не верил школьным сплетням и не особо интересовался их содержимым.
Вроде бы этого парня зовут... хм, Нортман? Может быть, Норманн или Нортэн. Они изредка пересекались на уроках, но Кенни не относился к тем приветливым ребятам, которые тут же берут шефство над новичками. Плохо знакомую фамилию он помнил с трудом, а имени не знал вообще. Зато этот самый Нортэн или как там его наверняка хорошо представлял, кто сейчас перед ним стоит - вряд ли в школе есть ещё какая-нибудь личность, которую обсуждают больше, смачнее и злораднее, чем местного чудика (и это ещё самое мягкое из словечек) Колфилда. Даже новичка за эти недели стопроцентно успели напичкать всякой дурью - да что там сплетни, расписанный, обклеенный чужими жвачками, искорёженный шкафчик Кенни говорил сам за себя. Сколько раз школьная администрация меняла ему сломанный замок?..
И стоило только подумать о замке, как от стен туалета эхом отозвался характерный щелчок. Парень вздрогнул, решив, что "щёлкнуло" у него в голове - наверное, слишком глубоко провалился в собственные мысли.
Не тут-то было! Кенни понял это по положению дверной ручки: некто повернул ключ снаружи, запирая парней внутри.

+1

4

Одиночество, словно яд, который, смакуя, кто-то вводит толстой иглой прямиком в сердце, после чего тот не спеша расползается по всему организму, заполняя каждую его клеточку. Сначала ты погружаешься в агонию, пытаешься избавиться от этого всего, рыдаешь, бьешься в истерике, но в один момент вдруг понимаешь, что все это бесполезно. Привыкаешь, опускаешь руки и сворачиваешься в клубочек на полу, где тебя никто не стает искать. Просто ты и твое одиночество, которое стало частью сознания. Впускать новых людей становится все сложнее, черт, да ты даже не хочешь этого делать, ведь отравленная одиночеством жизнь стала самой настоящей зоной комфорта. А ведь всем известно, что человек – единственное противоядие. Но ты добровольно отказываешься, так как боишься получить очередную дозу в сердце, которую уже будешь не в силах выдержать. И это правильно, ведь никогда не знаешь, что может скрывать в своей сжатой ладони незнакомец, который приветливо улыбается тебе в лицо.
Именно поэтому я стал таким диким и недружелюбным парнем, который способен отпугнуть человека одним взглядом или небрежно брошенной фразой. Все дело в страхе, который разъедает меня изнутри, тем самым заставляя чувствовать себя еще более одиноким и никчемным. Как бы я раньше не отзывался о своих друзьях, но именно они и поддерживали во мне огонек жизни, посыпая мою голову пеплом лжи и лицемерия, который витал в воздухе, закрывая мне обзор на реальность происходящего.
И тот факт, что я с порога набросился на бедного парня – лишь результат защитной реакции, которая успела выработаться за время, пока я пытался очнуться после предательства близких, как мне раньше казалось, людей.
- О, какие мы правильные, - с насмешкой протянул я, - только советов от всяких фриков мне и не хватало, – я зажал между зубами сигарету и поднял свой взгляд, чтобы украдкой осмотреть потолок на наличие датчиков, в то время, как парень принялся умываться. Ничего такого не заметив, я поднес ко рту зажигалку, но тут же остановился, когда синий тявкнул в мою сторону. Я поднял левую бровь и хмыкнул. Окинув его презрительным взглядом, попытался вспомнить этого пацана, но в голове всплыл лишь размытый образ синей копны волос, которая то и дело мелькала перед глазами на переменках и уроках математики. В свое время я бы просто собрал своих друзей после занятий, чтобы прочистить слив его длинной шевелюрой, а после оставить на полу, где бы тот смог спокойно выжать свои волосы, захлебываясь от унижения и слез. Да-да, еще совсем недавно я был одним из тех, кто готов морально уничтожить человека лишь из-за его предпочтений в одежде, наличии пирсинга и цвета волос. Я не любил, когда кто-то считал себя особенным, хотя и сам был забит татуировками. Но это совсем другое, верно? Ведь нательные рисунки — это, безусловно, красиво, а синие волосы выглядят так, словно много лет назад какой-то клоун кончил в шлюху, которая подрабатывала на детских утренниках, а после родила «это чудовище». И тогда мне казалось, что своими поступками по отношению ко всем фрикам, я приравниваю себя к супергерою, который спасает общество от таких выродков, заставляя их трезветь после пощечин реальности, где нет места для таких, как они. Но так как деньки моей былой героической славы навсегда канули в небытие, я просто стоял и спокойно пялился на то, как он умывается. Прокручивая в голове наш короткий диалог, я вдруг словил себя на мысли о том, что меня знатно забавляет храбрость этого синего фрика. А все тому что внешне он вовсе не походил на того, кто может «ответить за свои слова», а значит, этот парень даже не представлял то, с какой легкостью я могу одним правым хуком размазать его нос по бледной и тонкой, словно бумага, коже. Ведь никому не было дозволено учить меня тому, как мне жить и что делать. А может, парню и правда казалось, что я буду его слушать. Это заставило меня мысленно отпустить парочку язвительных шуточек в его сторону, которые не успели слететь с моего языка, так как меня отвлек звук замка.
- Что за хуйня? – я выронил изо рта сигарету, которая беззвучно упала на пол, - нас что, замкнули, блять? – я подошел к двери и попытался потянуть ее на себя. Бесполезно. Я стукнул кулаком по гладкой деревянной поверхности, отчего тут же почувствовал прилив боли к костяшкам пальцев, - какого хуя? Эй, открывайте! – заорал я, но, как и предполагалось, никто не поспешил выполнять мои приказы.
За дверью послышался смех и язвительное: «Будет время подрочить, синевласка».
Резко развернувшись, я подошел к парню, который, судя по всему, и был виновником моего туалетного заточения.
- Из-за тебя меня закрыли в этом вонючем сральнике, - прошипел я, - какого хуя ты вообще сюда пришел, блять? – я схватил синего за футболку и взглянул в его глаза.

+1

5

Школьники, похоже, одновременно смекнули, что произошло. Ключи сами по себе в замках не поворачиваются - ну разве что в фильмах ужасов и детских страшилках для бой-скаутов. Их действительно "замкнули", как выразился безымянный новичок, и Кенни смутно догадывался, кто стоит по ту сторону двери.
Тейлор - местный быдло-авторитет, тупоголовый защитник футбольной команды, который отличался редчайшим кретинизмом и неспособностью к учебному процессу, зато на голову возвышался над своими одноклассниками и в плечах был широк, как два с половиной шкафчика. Именно тот случай, когда "сила есть - ума не надо". Иными словами - тот ещё ублюдок. Его шайка состояла из пацанов ему под стать, этаких мини-Тейлоров, которым нравилось устраивать Колфилду дурацкие подлянки.
- Детский сад! - с досадой воскликнул Кенни, глядя, как товарищ по несчастью бьётся в запертую дверь. - Я думал, такие приколы в начальной школе остались...
В своём негодовании он был вполне солидарен с незадачливым курильщиком. Никому не хочется безучастно сидеть на унитазе в ожидании спасения, которое ещё и неизвестно когда придёт! Ключ-то наверняка до сих пор у Тейлора. Подобные идиотские выходки в его духе. Видимо, не у одного Кенни выдался дерьмовый сентябрь, только если он предпочитал помалкивать, замыкаясь в собственной апатии, то люди, подобные Тейлору, не упускали случая самоутвердиться за чужой счёт.
Синеволосый неформал, быстро сделав из ситуации невесёлые выводы, начал лихорадочно соображать, как можно самостоятельно выбраться наружу. Он почти забыл, что в отвратительной тесной комнате находится ещё один неудачник, но тот резко и резво напомнил о себе, вырывая Кенни из потока мыслей.
- Умыться. Ты сам, по-моему, видел, - парень равнодушно пожал плечами, слегка усмехнувшись. Он не спешил вырываться, не паниковал и стоически выдерживал чужой взгляд. Этот пацан - далеко не первый, кто угрожал глупо бесстрашному фрику физической расправой, да и наверняка не последний. Удивительное дело, Колфилд адекватно оценивал баланс сил и трезво понимал, на чьей стороне будет победа, но никогда этого не боялся. Он даже не храбрился ради выпендрёжа - ему и правда не было страшно. Великолепный пример, как в одной личности сплетаются слабоумие и отвага. Возможно, случись эта стычка где-нибудь в школьном коридоре, Кенни заплевал бы оппонента ядом, спровоцировав яростное побоище, но сейчас было не до воинствующего веселья - обстановка туалетов как-то не располагает к развлечениям. Хотелось поскорее покинуть вонючее место, а заодно расстроить быдляцкую шпану - то-то Тейлор огорчится, когда обнаружит, что птичка упорхнула из клетки.
- Поверь, я тоже не в восторге, - резонно заметил подросток, - здесь темно и воняет. Не удивлюсь, если тут не убирались со времён открытия школы. Давай-ка переправим энергию в другое русло.
Не грубо, но решительно он стряхнул с себя чужие руки, забитые татуировками, невольно зацепившись взглядом за чернильные рисунки. Чертовски интересно, где малец их набил - неужто у него такие понимающие родители? Или в какой-нибудь подпольной шаражке не поинтересовались документами? Или у него есть фальшивый ID? Кенни и сам давно и серьёзно задумывался о татуировке - хотелось вывести что-нибудь замысловатое поверх покрывающих предплечья шрамов и перестать наконец их прятать под длинными рукавами или многочисленными широкими напульсниками. Правда, в последнее время желание притихло - каким-то интуитивным шестым чувством он предвидел, что история его селф-харма ещё не закончена.
- Есть у тебя какая-нибудь скрепка? - без особой надежды поинтересовался виновник заточения, окидывая взглядом комнату - вдруг подвернётся что-нибудь полезное. - В крайнем случае можно сделать то, что чуть не сделал ты - вызвать пожарную сигнализацию, там уж разберутся, как и чем нас вытащить. Просто поверь мне, у мудака, который за этим стоит, хватит мозгов вообще выбросить ключ в окно, - ох, ещё как хватит. Скудный умишко Тейлора не позволял ему продумывать действия загодя, не говоря уже о предсказывании их последствий.

+1

6

Пристально всматриваясь в глаза парня, я надеялся заметить в них хотя бы какой-то слабый отблеск страха или отчаяния. Но единственное, что мне все-таки удалось разглядеть - пустота и безразличие. Я опешил и слегка прищурился. Оказалось, этот фрик, который, словно тряпичная кукла, повис на моем кулаке, был намного храбрее, чем я думал.
Говорят, что глаза – зеркало души, заглянув в которое, можно увидеть все то, что таится глубоко внутри человека. И если это так, то получается, что у этого парня ее нет? Или, быть может, она просто такая же черная, как и его зрачки? В любом случае мне захотелось держаться от него подальше. А своим инстинктам я все же привык доверять.
Я неуверенно ослабил ладонь, чтобы дать синему возможность освободиться из хватки моих цепких пальцев. Я почувствовал, как меня медленно стало окутывать недоверие к этому ненормальному парню, отчего желание выбраться из туалета стало еще сильнее, чем прежде. Казалось, в какой-то момент мы успели поменяться ролями, ведь теперь именно я накинул на себя  шкуру беззащитного загнанного в клетку зверя, который с отчаянием бросался на прутья, выискивая путь к свободе. Но, к сожалению, выход из этого туалета был лишь один – дверь. В очередной раз взглянув на нее, я попытался трезво оценить свои шансы на побег. Они были ничтожны. Несмотря на то, что в своей старой школе мне каким-то образом удавалось держать всех местных ребят в страхе, я все же был довольно слабым и совершенно физически неподготовленным человеком, который вряд ли смог бы героически выбить дверь или что-то вроде этого. Из груди вырвались остатки воздуха. Я украдкой взглянул на парня, который, как оказалось позже, имел намного больше опыта в подобных ситуациях, когда тебя закрывают хулиганы. У судьбы, верно, прекрасное чувство юмора, раз она решила свести бывшего хищника и типичную жертву в одном помещении. Верно, она уже предусмотрительно прикупила ведерко сырного попкорна перед началом "сеанса" и откинулась на спинку кресла. Шутница, блин.
- Я похож на продавца канцелярии? – рявкнул я, - или, может, тебе еще бабскую шпильку для волос подавай? – я презрительно шмыгнул носом и сделал несколько шагов в сторону к туалетной кабинки, чтобы оказаться как можно подальше от этого фрика. Меня начинало предательски мутить от страха. Такое бывает, когда у тебя вот уже несколько лет ебаная клаустрофобия! Да-да, представляете? Мало того, что меня замкнули в туалете с каким-то психом без души, так у меня еще и развитый страх замкнутых пространств. Аплодисменты, дорогая, просто стоя. Лови цветы.
Я опустил взгляд и попытался собраться с мыслями. Почувствовав легкий подступающий тремор в пальцах, я потянулся к карману с сигаретами. Курение – единственный способ не сойти сейчас с ума. Пачка выскользнула из руки, и я вскинул голову к потолку.
- Смешно, блять, просто обхохочешься, - прошипел я, после чего нагнулся, чтобы поднять сигареты, - а это что? – я прищурился и попытался разглядеть тонкий черный кусок проволоки, который лежал рядом с пачкой, - эй, псих, я, кажется, что-то нашел, - с легким отвращением я поднял свою находку и разогнулся, - кажется, эта заколка, - продолжил я, пристально рассматривая невидимку. В голове тут же всплыла картина того, как она могла оказаться в мужском туалете, после чего на моем лице расползлась похотливая улыбка, - видимо, ее потеряла какая-то пташка, когда сосала кому-то в этой кабинке, - я протянул заколку парню, - может, у тебя получится сотворить чудо? Или ты просто понтанулся, что можешь открыть дверь скрепкой? – я попытался придать своему голосу пафосную ноту, чтобы не выдавать ужас, который сдавил мое горло, - ладно, ты пока ковыряйся, а я пойду отолью, - небрежно бросил я, после чего зашел в ближайшую кабинку и громко захлопнул дверь. Подступил кисловатый привкус рвоты, который я тут же попытался свести на нет. «Дыши, Нортман, дыши. Как там тебе говорили мать? Вдох - раз, выдох – два,» - я прикрыл глаза и оперся об деревянную стенку кабинки.
- Ну как продвигается дело? - выкрикнул я.

+1

7

- Бабская шпилька бы тоже сгодилась, - хмыкнул Кенни, осматривая замок и краем чёрного глаза наблюдая за вторым пленником, который, очевидно, не был в восторге от такого соседства - и это ещё мягко сказано. Будто двух лабораторных мышей поместили в одну клеть, и одна из них - всеми презренный альбинос.
Парень вздрогнул при мысли о грызунах и постарался сосредоточиться на причудливых изгибах замочной скважины.
Презрительное обращение вызвало на губах синеволосого неформала горькую усмешку. Надо же, новенький не успел проучиться в школе и месяца, а уже проникся предубеждением, утонул в собственных стереотипах, вместо предсмертных криков захлёбывающегося выдавая желчные колкости. Да что с этими людьми не так? Почему они видят лишь то, что на поверхности - пирсинг, прорези на джинсах, цвет волос? Почему они так торопятся с выводами? А вдруг Колфилд - на самом деле начитанный подросток с недурными учебными показателями и будущий талантливый художник? Но нет, кому какое дело. Люди видят то, что хотят видеть. Всем нужен козёл отпущения, которого не стыдно мордой по парте повозить.
- У меня есть имя, - устало огрызнулся Кенни, - и оно, как ни странно, не Фрик МакСумасшедший, - он перевёл взгляд на находку, зажатую в ладони татуированного хама, - пойдёт. Давай сюда. Я не Иисус, но кое на какие чудеса способен.
Вооружившись импровизированной отмычкой, парень с сосредоточенным видом присел возле замка, внимательно изучая его структуру. В детстве они с Хлоей, старшей сестрицей, были безумными непоседами и умели натворить делов, за что родители частенько сажали обоих под "домашний арест". Младшие Колфилды со временем научились ловко обходить эту меру наказания - в том числе вскрывать простейшие замки. Конечно, до квалифицированных грабителей банков Кенни было далеко; одной жалкой шпилькой проблематично открыть входную дверь в квартиру, где замочный механизм, как правило, сложный и многоярусный, но лёгкая деревянная створка школьного туалета... ха! Разве может она стать серьёзным препятствием на пути к свободе?
Дело пошло; замок жалобно, но податливо заскрипел, будто взмолившись о пощаде.
- Не отвлекайся, а то промахнёшься, - посоветовал взломщик голосу из кабинки, проигнорировав вопрос. Лязгающий звук покорной, укрощённой железки красноречиво говорил сам за себя.
Ещё два-три движения умелых пальцев - и дверь неохотно сдалась.
- Вот тебе и чудо. Аминь, - Кенни довольно усмехнулся и выбросил потерявшую фирменный вид шпильку обратно на пол. Он не желал торчать здесь ни секунды дольше. Радостно схватившись за ручку, он распахнул дверь и тем самым едва не сбил с ног притаившихся за ней хулиганов.
- Какого... - возмущённо начал было недавний пленник, гневно уставившись на шайку ошеломлённых парней, не ожидавших от жертвы такой прыти.
- Ты как оттуда вылез, урод?! - взревел Тейлор, расстроенный обломившейся шуткой.
- Магия, - "волшебник" небрежно дёрнул плечом, - чуваки, если вам нечем заняться, то у меня куча дел, так что...
- А ну стоять!! - разъярённый Тейлор походил на взбесившегося носорога. Одним рывком он заграбастал излюбленную жертву своими гигантскими лапищами и так припечатал несчастного пацана к стене, что из того разом выбило весь воздух.
- А ты ещё кто? - другой член школьной банды недоуменно уставился на ещё одного заключенного туалетной комнаты. - Ты что, его дружок, что ли?
- Дружок, - глумливо поддержал третий слабоумный товарищ, - то-то они вдвоём по кабинкам ныкаются... гы-гы!
- А ну-ка иди сюда, - прежде, чем невинный куряга мог что-либо возразить, несколько пар цепких рук схватили и его.
Даже сквозь апатию, притупившую инстинкт самосохранения, Кенни смутно почувствовал: дело дрянь.
- Бля, детский сад! - он резво взбрыкнул в отчаянной, но тщетной попытке обрести свободу, - вы достали уже! Отпустите нас, быдло ёб!..
Размашистый удар по лицу и звонкий стук затылком о бетонную стену заставил Колфилда заткнуться. Дипломатические переговоры с треском провалились - оставалось место только для физических манёвров.

+1

8

Я особо никогда не отличался сообразительностью, поэтому тот факт, что я запер себя в кабинке, когда на меня нахлынул очередной приступ – довольно ожидаемый и невероятно безмозглый поступок. И когда я все-таки это осознал, было поздно рыпаться. Оставалось только медленно сползать по стенке и закатывать глаза. Казалось, с каждой секундой, с каждым ударом сердца и вдохом, стены медленно двигались к центру, чтобы в конечном итоге переломать все мои кости и выдавить органы. Я запустил пальцы в свои волосы и крепко зажал между ними жесткие локоны.
Слушая, как шумит в ушах кровь, я совершенно забыл о том, что нахожусь не один, поэтому тихонько заскулил. Беспомощность – худшее чувство.
Послышался скрип дверных петель. Я резко распахнул глаза, поднялся и вылетел из кабинки. Свобода! Вот она, дорогая, такая сладкая, воздушная и долгожданная свобода. В легкие ворвался свежий воздух, после чего я ринулся вперед. Ноги двигались сами по себе, а тело охватило чувство эйфории.
Переступив порог, я тут же очутился в западне. Растеряно осмотревшись по сторонам, заметил несколько знакомых лиц. Кажется, я когда-то видел их. Да-да, точно видел. Это те парни, которые однажды выбросили мой учебник математики в школьный мусорный бак, который стоял за западным крылом здания. «Уроды,» - пронеслось в моей голове, а пальцы рук медленно сжались в кулаки. Чувство эйфории вмиг сменилось на ярость, когда я услышал, как главарь компашки стал глумиться надо мной и Кенни, называя нас голубками. Я широко распахнул глаза и сделал пару шагов вперед, чтобы встретиться лицом к лицу со своим обидчиком. Благодаря адреналину, который уже вовсю пульсировал по венам, я был готов в любую секунду ринуться в бой, но меня ждало поражение. Я даже не успел дойти до двухметровой махины, как его кулак приветливо встретился с моим носом. Я вскрикнул, отшатнулся и упал, потеряв равновесие. Почувствовал, как из ноздрей хлынула жидкость. Я тут же округлил глаза и машинально притронулся дрожащими пальцами к лицу. Кровь струилась из меня, словно вода из школьного фонтанчика для питья. Я поднял свой взгляд и попытался встать. Неудачно. Массивная рука вышибалы легла на мое плечо, тем самым оставив меня в сидячем положении. Из груди вырвался короткий рык, который был скорее похож на всхлипывание.
Спасение пришло в лице учителя английского языка.
- Что здесь происходит? – заревел мужчина, быстрым шагом приближаясь к месту происшествия, - Тейлор, я спрашиваю, что здесь происходит?! – членораздельно произнес учитель, расставляя ударение на каждом слове, - так, все расходимся, здесь не на что смотреть, - произнес мистер Какеготам. И только после его слов я вдруг обнаружил для себя, что нас окружила толпа с мобильными телефонами, которые, словно стервятники, слетелись на запах крови.
Здоровила неуверенно сделал шаг назад, поэтому я смог наконец-то подняться. Ко мне подошел учитель, который тут же обеспокоено стал рассматривать мой кровоточащий нос.
- С тобой все в порядке? – спросил мужчина, после чего перевел свой взгляд куда-то за мое плечо, - Господи, Кеннет! – выдохнул он и направился к синеголовому, которому, судя по всему, досталось намного больше, чем мне, - так, я сейчас отведу вас в медпункт, а вы, - он посмотрел на Тейлора и его шайку, - а вы немедленно отправляйтесь к директору! Мистер Блэк любезно проведет вас, правда? – он обратился к какому-то высокому кареглазому мужчине, который сумел протиснуться сквозь толпу зевак, - пойдемте, - он посмотрел на меня и махнул головой.
Я зажал пальцами нос и медленно зашагал следом за Кеннетом и преподавателем. Чувствовал я себя отвратно. И дело было скорее не в физической боли, а моральной. Я был публично унижен, а мое поражение было заснято на десяток мобильных камер. Грудь прожигали стыд и ярость, которые сплелись в унисон, зарождая в голове план мести.

+1

9

Кенни уже не понимал, что происходит. Очередной удар - подлый такой, прямо под дых - выбил из него весь воздух, чувство ориентации, координации и осмысление происходящего. Он даже не осознавал, что лежит на полу. Где-то рядом слышались громкие голоса - перепуганные свидетели, нервные преподаватели, бешеные обидчики... Противный солоновато-металлический привкус во рту недвусмысленно намекал: разбили что-то на лице. Что, интересно? Нос, губу?
Как в тумане, Кенни вытянул руку и кончиками пальцев смазал кровавую струйку, стекающую вниз вдоль подбородка. Похоже, всё-таки губу. Спасибо, что хоть зубы целы. Дыхание постепенно приходило в норму, воздух ужом заползал в отбитые лёгкие, причиняя боль, но доставляя заветный кислород. Колфилд заставил себя дышать - не хватало ещё отключиться. Впрочем, дикая шайка присмирела; яростные увальни не спешили наносить новые удары, пристыженные учителями. Можно смело сказать, что опасность миновала... на какое-то время. Ха, да если Кенни давали доллар за каждый раз, когда кто-нибудь пытался его избить, он бы в свои семнадцать был сказочно богат! Он вдруг вспомнил, что первая драка, в которую ученик ввязался в стенах этой школы, случилась почти ровно год назад, когда он попытался, словно рыцарь в сияющих доспехах, постоять за честь Мортена, тогда ещё просто учителя... Уголки окровавленных губ изогнулись в кривой усмешке. Нелепые наивные глупости.
Упираясь ладонями в пол, он кое-как сел. Хаотичная буря в подёрнутом пеленой мозгу улеглась, как эффект от оглушающей гранаты; силы медленно, но верно возвращались к отощавшей тушке. Подняв голову, парень бегло осмотрел поле боя и решительно отмахнулся от чужих попыток поднять его - он больше не доверял протянутым рукам помощи.
- Я в поря-кха-кха, - Кенни кашлянул и выплюнул окрашенный кровью, будто алой гуашью, сгусток слюней, но всё же сумел самостоятельно встать. Конечно, он в порядке. Тейлор и его дружки - серьёзные соперники, но далеко не первые в его жизни. И, видит Бог - если он есть, в чём подросток сильно сомневался - не последние.
Процессия потянулась в медпункт - два побитых старшеклассника и конвой из встревоженных профессоров, окруживших своих подопечных, как заботливые фрейлины принцесс. Как же жалко, должно быть, выглядел сейчас Колфилд. Пошатываясь, опасаясь в любой момент оступиться, он тихо радовался, что по пути не попадались зеркала.
Второму невольному участнику заварушки, тому самому новичку с таинственным именем, тоже досталось. Кенни мысленно посочувствовал парню - поразительная неудача, надо ж было вот так оказаться в неправильном месте в неправильное время!.. Его удивляло, однако, что тот не сбежал, хотя возможность у него наверняка была. Почему бы просто не умчаться в закат через отпертую дверь? Неужели он всерьёз решил, что имеет шансы противостоять Тейлоровским придуркам? Или он такой же безрассудный псих, как сам Кенни? Загадочный чувак, как ни крути.
- О Боже мой, Кеннет! - медсестра, хорошо знакомая с Кофилдом благодаря его предыдущим несчастьям, всплеснула руками. - Опять?.. - она осеклась, увидев ещё одного пострадавшего. - Профессор, что произошло?
Но мужчины не спешили давать объяснения. Вместо этого они с мрачным видом удалились в директорские владения, оставив мальчишек наедине с врачебной помощью, и медсестра принялась её оказывать. Кенни не жаловал эту молодую дурочку - она часто щебетала не по делу и порой кружила вокруг Мортена с подозрительно лукавой улыбкой, но стоило отдать девушке должное: когда от неё требовалось работать и помалкивать, она не задавала лишних вопросов.
- Ах ты зараза! Вата кончилась, - медсестра окинула школьников беглым взглядом, - я сбегаю в кладовую за запасом, пару минут! - дверь медпункта захлопнулась, оставляя жертв тет-а-тет.
Синеволосый скосил чёрные глаза на соседа. Зря он полез на Тейлора - теперь шайка идиотов будет уверена, что они друзья или что-то в этом духе. Какой бред, право слово - "друзья", которые даже имён друг друга толком не знают! Чертовски абсурдная ситуация. Настолько абсурдная, что он едва не рассмеялся от собственных мыслей - уже и рот приоткрылся, побитые губы задвигались и сразу отозвались досадной болью, заставившей Кенни мимолётно поморщиться.
- Да ты храбрец, - выговорил он наконец, не сводя взгляда с сообщника, - но зря ты так. Теперь ты в заднице. Не удивляйся, если завтра замок на твоём шкафчике залепят жвачкой.

+1

10

Помнится, когда я впервые ввязался в драку, мне было всего девять. В тот день парочка старшеклассников знатно подчистили мне физиономию, оправдывая свои действия тем, что я позволял себе намного больше, чем следовало бы. А это, как я уже понял после, было непозволительно в стенах учебного заведения, где эти парни занимали главенствующую ветку власти (тупо звучит, понимаю). Хотя, если быть предельно честным, я не сделал ничего, что могло бы хоть как-то задеть этих двоих. Ну если не считать тот случай, когда я заговорил с одной девочонкой, которая, к моему удивлению, оказалась девушкой одного из тех долбоебов. Уже тогда я понял, что девочки приносят только неприятности. И да, это была моя первая драка, где я хорошенько отхватил. С того самого момента я стал периодично участвовать в драках, закрепляя тем самым свой статус и отстаивая принципы. Исходя из этого, можно понять, что походы в кабинет директора и медпункт стали для меня обыденным занятием, наравне с посещением столовой или туалета. И если с первым у меня всегда все происходило довольно мрачно и скучновато, то с медсестрой все же удавалось повеселиться. Особенно мне доставляла возможность прикинуться больной и несчастной жертвой обстоятельств, чтобы получить дозу заботы и сочувствия, а вместе с тем и освобождения от ненавистной физкультуры. Манипулировать женщиной было определенно легче, чем моим жирным директором, кой со своей ехидной полуулыбкой, которая, казалось, никогда не сползала с его лица, походил на Чеширского кота. На потную, пузатую и омерзительную копию кота, коему место исключительно в ночных кошмарах, но никак не за столом с позолоченной табличкой.
И вот все повторяется. Я снова сижу в медпункте, смакуя кровь во рту, вкус которой стал для меня настолько привычным, насколько это вообще возможно. Потираю большим пальцем руки свои костяшки, покрытые старыми, уже давно зажившими шрамами, которые остались после многочисленных схваток. Они служили своеобразным напоминанием о былых победах и поражениях, словно те, которые оставались на теле бойцовского пса.. Настроение было паршивее некуда. А все потому, что в голове застыл образ амбала и его дружков, которые, словно гиены из Короля Льва, потешались над действиями своего вожака. Я обязательно должен был им отомстить.
- Только не думай, что я за тебя заступился, - прошипел я, - просто у меня с ними личные счета, - я краем глаза взглянул на парня, сидящего рядом, - мне абсолютно плевать на замок и свой шкафчик, честно, - мой взгляд уполз обратно на руки. Я стал рассматривать следы алой жидкости, которая успела застыть на пальцах. Хотелось поскорее принять душ, чтобы  „вымыть» всю ту грязь, которая накопилась в голове, вместе с унижением, что выедало меня изнутри.
В ушах зазвенел голос матери, которая, словно индюшка, хлопотала надо мной, напоминая мне о том, какой я невыносимы ребенок. Встряхнув головой, я попытался выбить эти противные звуки, но вместо этого лишь почувствовал острую вспышку боли в области над правой бровью. Верно, мне ее рассекли, а я даже не заметил. Мои пальцы потянулись к лицу.
- Можно вопрос? – вдруг произнес я, обращаясь к Кеннету, - как давно ты огребаешь от них? Я ведь не слепой, - проговорил я, после чего поморщился от боли, - блять, - выдохнул я. Кажется, я все-таки был прав. Пострадала и бровь. Черт, завтра я буду еще тем красавцем, - мысленно отметил я, - хотя мне не привыкать, чего уж.
- Кстати, меня зовут Кори. Ну это на тот случай, если тебе все-таки интересно, - невозмутимо проговорил я, - мы, кажется, когда-то виделись раньше, но я не уверен, - я слегка пожал плечами и вздохнул, - и это, - я запнулся, - прости, что тогда так набросился на тебя, окей? – выдавив из себя остатки воздуха, проговорил я.
Открылась дверь, после чего в помещение уверенным шагом вошла медсестра. Она вяло улыбнулась в нашу сторону, после чего принялась открывать упаковку с ватными тампонами.
- Ты завел себе друга, Кеннет? – поинтересовалась девушка, которая стала смачивать ватку прозрачной жидкостью из небольшой бутылочки. Я фыркнул. Друг? Пхах, как же, - пронеслось в моей голове. Я взглянул на парня, чтобы проследить за его реакцией. Мне было интересно.
Медсестра подошла ко мне и попросила закинуть голову вверх. Благо, кровотечение уже остановилось. Девушка аккуратно засунула мне ватный тампон в правую, а после и левую ноздри, чтобы прочистить их от запекшейся крови. И хотя мне было безумно неприятно, я все же терпеливо ждал окончания этой неловкой процедуры. Далее следовала обработка моей брови, пластырь и просьба умыться.
- А теперь ты, Кенни, - заботливо промурчала медсестра и принялась обрабатывать лицо синего.
Когда девушке удалось кое-как привести Кеннета в порядок, она вежливо попрощалась с нами и села за свой стол, чтобы продолжить заполнять какие-то бумажки. Мы вышли.
- Окей, теперь к директору.

+1

11

Атмосфера покоя и единения причудливо сочеталась со зловещей тишиной медпункта. Не говоря уже об отголосках физической боли, очевидно, мучающей обоих школьников. Кенни, впрочем, обстановка не смущала - не в первый раз ведь, а боль... ну, бывало и хуже.
Товарищ по несчастью неожиданно отозвался на реплику фриковатого соседа и поддержал разговор. Кенни мысленно усмехнулся: медпункт - подходящее место, чтобы заводить друзей, ничего не скажешь.
- Давненько, - он безучастно пожал плечами, отвечая на вопрос, и искривил уголок кровоточащих губ в беззлобной ухмылке, - Тейлор - очередной отмороженный козёл, местный богатырь-имбецил. Таких в каждой школе навалом. Живые достопримечательности, - вот поэтому Колфилд ненавидел учебные заведения. Сколько он их уже сменил? И что изменилось-то? Везде одно и то же. Меняются только буквы на вывеске у ворот. И расписание школьного автобуса иногда.
Хотя нет, к этой школе он несправедлив. Всё-таки она подарила ему Мортена - к счастью, наверное?.. Сердце Кенни пропускало удар каждый раз, когда он ловил себя на том, что всерьёз сомневается в этом.
Кори... необычное имя. Во всяком случае, других знакомых с таким именем у парня не было.
- Я Кенни, - он представился в ответ короткой формой - всё равно почти никто не зовёт его Кеннетом, неудобное слово, - виделись, ага. Мы с тобой вместе на кое-какие предметы ходим. Французский, например. Если слышал когда-нибудь присказку про школьного сатаниста - так вот, это я. Но я не сатанист, если что, просто некоторые люди слишком узко мыслят.
Называть Колфилда, как и любимого им Бодлера, сатанистом - абсурд примерно той же степени, как называть президента Северной Кореи блюстителем демократии. Но широкая публика верит в то, во что ей хочется верить.
А вот извинений, да ещё и вполне искренних, похоже, Кенни не ожидал. До сих пор ни одному "набросившемуся" это не приходило в голову.
- Окей, - он изумлённо моргнул, неловко махнув рукой, мол, проехали, забыли, забили, всё без обид. Какие уж тут обиды, когда оба в итоге влипли по самую макушку. Кори и впрямь держался храбрецом, но понимает ли он, с чем ему предстоит иметь дело? Ведь банда Тейлора это просто так не оставит, и никакой директор им не защитник.
Подоспевшая медсестра принялась квохтать над ранеными мальчишками, как наседка над яйцами.
- Ты завел себе друга, Кеннет? - наверняка девица пыталась пошутить, чтобы расслабить взвинченные после драки нервы пациентов.
Кенни хмыкнул, скосив глаза на нового знакомого. А кто-то из Тейлоровских индюков назвал их дружками... Все с какого-то перепугу пытаются сделать связь едва узнавших имена друг друга пацанов намного ближе и крепче, чем та есть на самом деле!
С другой стороны... собственно, почему бы и нет? Сколько можно скалиться в лицо мирозданию? Хотя бы один приятель не помешает, надо же хоть с кем-то иметь положительные отношения. Кори вызывал у синеволосого подростка любопытство, он был непредсказуем и, судя по всему, далеко не глуп, что подкупало и пробуждало интерес.
- Ещё как! - Кенни издал тихий смешок. - Драка в коридоре нас здорово сблизила.
И в этой реплике не столько звучал сарказм, сколько сквозила лёгкая ирония.
Наконец узники медпункта вырвались на свободу.
- Не спеши... друг, - школьник хмыкнул, притормаживая Кори за рукав, - там и без нас разберутся. Пойдём лучше покурим. Тебе ведь так и не удалось.
Он поманил за собой новичка, как смотритель древнего замка, которому уже давно известны все его секреты и потайные ходы.
- В следующий раз и вообще всегда делай это здесь, - Кенни вёл Кори по вереницам лестниц, пока они не очутились под одной из них. Судя по ровному слою пыли на полу, место было пустынное и безопасное, а судя по островкам табачного пепла и затоптанным окуркам, подросток уже давно облюбовал его в качестве пристанища, - тут точно никто не поймает, ни преподы, ни этот чёртов ублюдок.
Облокотившись плечом о стену, он указал взглядом на пачку сигарет, принадлежащую Кори:
- Угостишь? Мои в рюкзаке остались.
Рассматривая побитое лицо парня и татуировки, покрывающие его руки, Кенни не смог сдержать любопытства:
- Откуда ты к нам перевёлся? И главное - зачем? В такой-то гадюшник. Ладно я - меня уже и не брали никуда больше, ну а тебя как занесла нелёгкая? Да ещё и перед самым выпускным годом.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » От тебя одни неприятности.