Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Mercy won't belong to them


Mercy won't belong to them

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

[NIC]Rose Milton[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iA3W.gif[/AVA]

РИЧАРД АНДЕРВУД & РОУЗ МИЛТОН
1855 год, Бостон

http://www.thebostoncalendar.com/system/events/photos/000/088/161/original/4899375628_f826055b31_b.jpg?1469104402
- - - - - - - - - -
Они строили планы на совместное будущее, но ... не состоялось. С тех прошло три года, прежде чем у них появилась возможность снова заглянуть друг другу в глаза.
И она все еще обижена...

[SGN]

Ohh, don't let me down
The night's your home
Ohh, love won't let you down
Only the night will take you home
We're never gonna die!
- - - - - - - - - - -
© Shiny Toy Guns – Mercy

http://funkyimg.com/i/2iAeu.gif

[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-10-23 15:32:29)

+1

2

[NIC]Richard Underwood[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2izvV.gif[/AVA]
[STA]военный врач[/STA]
Временами жизнь похожа на этакую пещеру Алладина, за каждым поворотом которой человека поджидает новое испытание - и невозможно предугадать, каким именно оно будет - хорошим или плохим? Остается лишь глубоко вдохнуть и идти вперед, несмотря ни на что... и эта необыкновенная история наглядно подтверждает это утверждение.
Той ночью Ричард и без того плохо спал, но вовсе не потому что не смог уснуть вовремя... просто в своих грезах, он вновь увидел некоторые события собственного недавнего прошлого, о которых не мог, да и не хотел забывать. Счастливое время, когда он позволил себе поддаться чарам одной прелестной дамы и которую потерял в силу обстоятельств, которых никак не мог изменить. Если бы тогда, три года назад все сложилось иначе... увы, но порой этих самых "если" и "может быть" бывает слишком много, отчего потом становится еще горше. Упущенные возможности, столь редкая для нынешнего времени взаимная и настоящая любовь.. которая этой апрельской ночью вдруг решила вернутся и хорошенько помучить Андервуда?
Проснувшись от очередного невеселого сновидения, Ричард уселся на постели и отпил немного воды из графина, стоявшего на тумбочке возле его кровати. Сколько времени он уже ничего не знал о Роуз? В тот злосчастный день, когда ему пришлось нарушить свое обещание, данное ей, произошла беда с одним из его хороших друзей - он был тяжело ранен, так что отправившись ему на помощь, Андервуд попросту не смог вовремя вернутся в Бостон. Прежде всего он был врачом и не сумел бы оставить раненого, не будучи уверенным в том что с ним все будет в порядке... но только вот Роуз не захотела принять этого в расчет и уехала.
Стакан кларета... и попытаться не думать обо всем этом, -мысленно приказал себе Ричард и уже направился было к шкафу, где было несколько бутылок отменного спиртного, как вдруг услышал как кто-то яростно колотит во входную дверь на первом этаже, грозя снести ее с петель.
-Да иду-иду я! Кого принесло в такую пору?? -ответил мистер Хиггинс (достойный лавочник и хозяин дома в котором Андервуд снимал жилье), прихватив ружье и направившись к двери. -Кто там??!
-Откройте скорее! Меня прислал комендант порта! -послышалось за дверью - и открыв ее, Хиггинс увидел лейтенанта Крэншоу - помощника коменданта бостонского порта и опустил ружье. -Простите за позднее вторжение... но мне срочно нужен мистер Андервуд!
-Что случилось? -поинтересовался лавочник у молодого офицера, разрядив ружье и убрав его в сторону. -У вас такой вид, словно бы началась война... не иначе.
-Пожар в порту... неожиданно взорвался пакгауз, -ответил Крэншоу, устало опустившись на стул возле входной двери. -Есть раненые... будьте так любезны - разбудите мистера Андервуда? Нужна его помощь, многие могут не дожить до утра... там горит груз хлопка.
Только услышав свое имя, Ричард принялся собираться, сразу поняв что случилась какая-то беда и прихватив свой саквояж спустился на первый этаж уже совершенно готовым. Лейтенант вздохнул с облегчением, заставив себя подняться на ноги.
-Идемте, я готов. По дороге расскажете что произошло.
Свернув с Чатем-стрит и выйдя на Стейт, Андервуд без труда заметил зарево над портом... и если горит хлопок, то его будет чертовски сложно потушить. Все выгорит дотла, принеся владельцам портовых складов и пакгаузов весомые убытки.
-Примерно полтора часа назад часовые заметили какого-то человека возле складов, сэр, -сбивчиво начал свой рассказ Крэншоу. -Когда ему приказали остановится, он что-то швырнул в окошко одного из складов, а затем попытался сбежать. Грохнул взрыв и одного из наших ребят убило, второй несмотря на то что был ранен поднял тревогу и попытался задержать преступника, но тот пырнул его ножом и сбежал. Видимо его уже ждала лодка... Хлопковый склад вспыхнул в одно мгновение и огонь перекинулся на оружейный пакгауз... майор Хорнби пытался организовать тушение пожара но тоже был ранен.
-Так значит это не просто поджог? -на ходу успел поинтересоваться Андервуд, -Очень похоже на саботаж... кому принадлежал тот пакгауз?
-Я не уверен, но кажется это фирма "Хардинг и партнеры". Их груз вот-вот должен был отправится в Англию...
Час от часу не легче... ведь владелец известной и уважаемой в Бостоне фирмы скончался от сердечного приступа около двух недель тому назад и приходился родным дядей бывшей пассии Ричарда. Как-то слишком много совпадений для одной ночи - однако, у Андервуда не было времени размышлять над этим. В порту было полно раненых, возле которых трудился армейский фельдшер, служивший в бостонском военном гарнизоне и кто-то из корабельных докторов.
-Хотел бы сказать вам доброй ночи, сэр, -вздохнул фельдшер, увидев Ричарда. -Но это просто настоящий ад, если не сказать больше...
-И я тоже очень бы хотел сказать что рад нашей встрече, мистер Рейли, -ответил Андервуд. -Но на светские учтивости нет времени. Крэншоу, вы сейчас командуете вместо коменданта порта? Выделите мне несколько человек, боюсь что нам придется превратить один из кораблей во временный плавучий госпиталь. Полагаю, что "Стремительный" прекрасно подойдет - поговорите с капитаном немедленно и скажите что нам нужна помощь!
Пожалуй... эту адскую ночь Ричард запомнит до конца своей жизни. Солдаты из охраны порта пытались потушить хлопковый склад, однако не преуспели... и почти все поплатились за это, едва только взорвался пакгауз. Раны и ожоги некоторых были поистине страшными, так что Андервуду пришлось позабыть о времени и "очнутся" уже после того как рассвело и все раненые были перенесены на один из линейных военных кораблей. И по счастью... или может быть промыслу божьему, утром полил дождь, так что пожар наконец-то был ликвидирован - ну а Ричард, исполнив свой долг, уже едва на ногах держался от усталости и только тогда ощутил что чертовски замерз, ведь погодка в Бостоне только называлась весенней.
-Вам бы передохнуть хотя бы пару часов, сэр, -Рейли дружески хлопнул Андервуда по плечу. -Вы же помните, что пациентам не будет пользы, если их врач спит на ходу?
-Знаю... но сначала хочу переговорить с полковником Брайантом, -ответил Ричард, увидев что в порт приехал комендант бостонского военного гарнизона. -Много солдат пострадало и теперь нужно наладить снабжение в нашем новом госпитале. Многих из пострадавших нельзя переносить...
-Диверсия?? Что еще за бред, Крэншоу? Или вы как и демократы, будете повторять всякую чушь, относительного того что в Новой Англии полно шпионов с Юга? -распалялся тем временем полковник, услышав доклад от бедняги адъютанта. -Чтобы я этого больше не слышал!! Вы хорошо меня поняли??? Был всего лишь пожар!
Пока Брайант разорялся на весь порт, Андервуд подошел к хлопковому складу, выгоревшему почти дотла, где и нашел несколько фрагментов от ручной зажигательной гранаты. Так значит всего лишь пожар, а не спланированная диверсия?
-Сэр, я могу поговорить с вами? -подойдя к полковнику, Ричард ощутил как его основательно повело - сказывалась усталость этой ночи. -Очень много раненых с тяжелыми ожогами, так что необходимо как можно обеспечить госпиталь необходимыми медикаментами и провизией.
-Хорошо что вы здесь, Андервуд, -ответил Брайант, отмахнувшись от лейтенанта Крэншоу словно от назойливой мухи. -Хоть один благоразумный человек во всем этом чертовом хаосе! Рассказывайте какого черта здесь творится...

Примерно две недели спустя...

Ричард не особенно любил званые ужины, однако не мог не принять приглашение на прием в доме мэра, вместе с еще несколькими офицерами из военного гарнизона. И пожалуй... ему нужно было хоть как-то отвлечься от госпиталя и прочих проблем хотя бы на несколько часов? И вот теперь, он сидел в гостиной вместе с остальными джентльменами и слушал самые различные версии взрыва в порту. Увы, тщательного расследования этого случая армейским командованием было решено не проводить, списав все на несчастный случай - ведь все погибшие в огне товары все равно были застрахованы. Да и зачем начинать в городе шумиху с диверсией и возможными шпионами?
Андервуд тихо вздохнул, взяв себе еще один стакан кларета и решив немного размять ноги, пройдясь по особняку господина мэра. Еще не все гости собрались и прислуга сновала между столовой и кухней, готовя все к торжественному ужину, который обещал быть просто великолепным. Отпив немного вина, Ричард подошел к знакомым офицерам и в этот самый момент, господин мэр поспешил представить всему обществу немного запоздавших гостей.
-Дамы и господа, позвольте вам представить мистера Милтона и его очаровательную супругу! Они буквально вчера приехали из Нью-Йорка, -выдал мистер Лоуэлл, не слушая возражений вышеуказанного мистера Милтона. -Он мой давний и хороший знакомый и будет заниматься делами фирмы покойного мистера Хардинга, упокой боже его душу. Замечательный был человек и столько сделал для Бостона...
Ричард отвлекся от беседы с лейтенантом Крэншоу и буквально замер на месте, повернув голову в сторону Милтона и его жены. Это была Роуз... одновременно знакомая и до боли неузнаваемая в новом амплуа супруги известного фабриканта.
И не хотелось бы верить в вещие сны, но некоторые из них порой имеют обыкновение сбываться?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-10-23 21:15:07)

+1

3

[NIC]Rose Milton[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iA3W.gif[/AVA]
[Нью-Йорк, начало марта, 1855 год]
Тихий стук приборов о дорогую фарфоровую посуду, привезенную еще из Лондона (а туда доставленную еще бог знает, откуда) по специальному заказу мистера Милтона к свадьбе, наполнял пространство между двумя супругами вместо пустых разговоров и бесед, в которых обычно редко себе отказывали супруги состоятельных семей, вроде их. Каждый из них пребывал в собственных размышлениях, неторопливо отрезая один кусочек за другим, пока еды не становилось хотя бы в четверть меньше на практически чистом фарфоре, что был верным и самым веским доказательством состоятельности семьи фабриканта и наследницы целого состояния давней семьи местных «аристократов», которой выпала честь составлять бостонскую элиту. За окнами уютного дома молодой, но перспективный город жил своей жизнью, пока чета Милтонов разделяла трапезу между собой, наслаждаясь тем, что обычно не могли себе позволить менее состоятельные горожане. Но, поскольку часть трапезы с приемом десерта неумолимо приближалась, мужчина решил все-таки нарушить блаженную ауру тишины и покоя, которая обитала в его доме.
- Дорогая, кажется, ты сегодня бледна, - произносит мужчина, еще задолго до этого подметив отсутствие румянца на щеках своей супруги. И, надо сказать, он надеялся, что эта бледность была связана с долгожданным ребенком, которого они в течение всего времени, что длится их счастливый брак, уже почти разуверились получить.
Но, всегда гору берет мысль: а вдруг? Вдруг не все потеряно и вот это случилось?!
- Ты не заболела часом? – продолжает мужчина, ловя взгляд синих глаз супруги, что посмотрела на него даже несколько отрешенно.
- Я? – удивленно переспросила мужа Роуз, озадачившись вопросом, на который у нее не было ответа. В том, что она не носила дитя, она нисколько не сомневалась, ведь только недавно закончился ее цикл. – Я здорова, если ты об этом спрашивал. Прости, я задумалась о своем… - покачала она головой и тихо вздохнула. - Утром у меня немного кружилась голова, но думаю, что дело тут всего в погоде, - добавляет женщина, вынужденно приподняв уголки своих губ в полуулыбке.
- Ты все думаешь о своем дяде? – с теплотой в голосе спрашивает муж у своей жены, решив найти странной меланхолии супруги в кончине ее родного дяди, под защитой которого она и росла до своего совершеннолетия и, надо сказать, получила лучшее воспитание, на которое могла только рассчитывать девушка ее положения. – Не волнуйся, скоро мы приедем в Бостон и навестим его, как он и просил нас, - добавил Милтон, прежде чем служанка подала шоколадный  пудинг, но вместо того, чтобы просто уйти, немного наклонилась к уху хозяина дома, чтобы доложить ему о приходе сообщения из Бостона. – Я прочту письмо в кабинете, оставь его там, - оглашает свое решение мужчина, прежде чем приступить к десерту, на который у Роуз уже не было никакого желания или терпение. Единственное, о чем она думала сейчас – возможность вырваться из собственного дома, в котором ее душили даже сами стены и просто прогуляться улицами города. И не важно, какое месиво под ногами в эту пору года! Главное почувствовать хоть на мгновение свободной, не слабой и подчиненной всем этим нормам и правилам, бытующим в их обществе. С тех пор, как пришло первое сообщение из Бостона о том, что состояние дяди ухудшилось, прошло уже два месяца. Старик Хардинг не был тем человеком, что будет поднимать попусту панику, поэтому к его просьбе приехать как можно скорее в Бостон, его племянница отнеслась достаточно чутко – она поняла сразу, что все именно серьезно, возможно даже более серьезно, чем написал об этом дядя. Однако, как известно, бросить все и умчаться в Бостон – не так просто. Но, уже были хотя бы приобретены билеты на поезд. А вместе с ними в сердце миссис Милтон поселился ее собственный призрак прошлого. Как бы там ни было, а выходя замуж за Джорджа, Роуз не просто торопилась создать семью. В первую очередь она желала сбежать от себя, от своей горькой обиды на человека, который подвел ее и продемонстрировал ей, что долг он ценит больше нее…
Но, старые обиды – ничто. Куда больше значит чувство, скрывающееся за ним на протяжении всего этого времени. Ведь, как бы там ни было, но оно, казалось, и не собиралось покидать Роуз. И как только она осознала, что может встретить в Бостоне не только болевшего дядю, но и своего некогда любимого мужчину, пришли бессонные ночи, разочарованные взгляды на себя и собственную жизнь, ведь выйдя замуж из-за большой обиды, она не стала не на капельку счастливее.
- Что за письмо? – спросила леди, проявив интерес к делу.
- Наверное, ничего важного. Может быть, снова хотят нас позвать в театр или ужин Картрайты, - усмехается Милтон, прежде чем его супруга согласно кивнет и поднимется из-за стола.
- Я прогуляюсь, - произносит она. – Надеюсь, свежий воздух меня взбодрит, - добавляет она, после чего поднимается на второй этаж дома, чтобы там набросить на себя теплую шаль и накидку. Миссис Милтон не забывает о шляпке, под которой скрывает свои золотые локоны, собранные в аккуратную прическу и, прихватив зонтик и перчатки, спускается вниз, где … к своему удивлению ее встречает супруг. И, судя по всему, он крайне растерян.
- Дорогая… - начинает он нерешительно. – Кажется, нам придется поторопиться в Бостон, - не договаривая, мужчина протягивает лист пожелтевшей бумаги супруге, которая и пробегается взглядом по ровному почерку юриста, обратившегося к племяннице приехать как можно скорее наследницу состоянии, поскольку мистер Хардинг скончался.
Роуз несколько раз прочитала слова, в которые верила с трудом. Неужели дядя умер? Тот же дядя, что был против ее свадьбы с Ричардом Андервудом, с которым она даже намеревалась сбежать на юг, к тем рабовладельцам, которые живут за счет вспахивания земли, но лишь бы быть вместе, не смотря ни на что. Ей было и жаль его, и нет… ведь, если бы не он со своей категоричностью, кто знает, может она была бы куда счастливее?
- Не может быть, - только и произнесла в тот день Роуз, намереваясь все равно выйти на прогулку и принести ясность в собственные мысли.
- Сочувствую, дорогая, - только и произносит в ответ мужчина, приобняв ее за плечи. – Я отдам на фабрике все необходимые распоряжения и прикажу слугам немедленно собирать наши вещи и поменяю билеты, - добавил он вскоре, дав все-таки возможность жене осторожно отстраниться и удовлетворить желание пройтись променадом по грязным улицам Нью-Йорка.
[Бостон, средина марта, 1855 год]
Родной Бостон встретил чету Милтон более ясной погодой, нежели рассчитывала на это Роуз. Все-таки ее здесь не было больше двух лет, и город нашел, чем удивить молодую женщину, представив ее взору множество новых домов, которым мог позавидовать любой другой город Севера. А ведь города росли в меру прибивания мигрантов, как грибы после дождя.
- В понедельник у нас назначена встреча с нотариусом, дорогая, - тихонько постучал в дверь комнаты своей супруги Джордж Милтон, чтобы доложить об их совместных планах. – Завтра нас к себе приглашает мэр, мы принимаем его приглашение? – добавляет он, на что женщина оборачивается и кивает в знак согласия.
- Да, почему бы и нет? – спрашивает она, не решив, желает она видеть всех своих давних знакомых или нет. Никто из них, наверное, и не вспомнит той юной романтичной девочки, что верила в любовь и так жаждала романтики, и нашла … Вот только об этом не принято делиться, даже с самой верной своей подругой.
Естественно, поход на прием был сопряжен с определенного рода веселья. Но, в силу траура по дяде, на женщине красуется черное платье с допустимым правилами приличия вырезом, который демонстрирует плечи леди, что его носит. Как она того и ожидала, на приеме у мэра собрались, действительно, все ее старые знакомые и друзья, которым не терпелось пообщаться с ней и, конечно же, среди всей этой толпы был также и Ричард.
В то мгновение, когда Роуз встретилась взглядом со своим бывшим возлюбленным, словно бы молния прошила ее сердце снова. Он нисколько не изменился, все также стоял, уверенно вскинув голову вверх. Кажется, за то время, что ушло, он стал даже более привлекательным мужчиной…
Во всей этой веренице разговоров и встреч, что не несли никакой смысловой нагрузки, женщина потеряла из виду доктора Андервуда. В прочем, может быть, оно было и к лучшему? В прочем, когда мужчины удалились в кабинет для разговоров о политике под бренди и сигары, Роуз заметила Ричарда, уходящим на балкон. И не удержалась от возможности поговорить с ним.
- Здравствуй, - тихо произнесла она, подойдя ближе к нему, но все еще сохраняя приличное расстояние между ними. – Какая чудесная звездная ночь, не правда ли? Я помню одну такую же звездную ночь, – продолжает она, глядя на небо и попутно вспоминая былое. – Как твои дела, Ричард? – после минутной паузы решается спросить она, слегка приподняв свой подбородок вверх. – Все так же лечишь своих пациентов? – спрашивает она, чувствуя, как жжет давняя рана и обида. Ведь, как можно было предпочесть всех этих пациентов ей?! Неужели она не заслужила чуть больше внимания, чем какой-то раненый мужчина или женщина, без разницы? Неужели она совершенно ничего не стояла и не заслужила той безумной любви, о которой слагают легенды и пишут романы?
По всей видимости, увы, но нет, миссис Милтон.
[SGN]

Ohh, don't let me down
The night's your home
Ohh, love won't let you down
Only the night will take you home
We're never gonna die!
- - - - - - - - - - -
© Shiny Toy Guns – Mercy

http://funkyimg.com/i/2iAeu.gif

[/SGN]

+1

4

[NIC]Richard Underwood[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2izvV.gif[/AVA]
[STA]военный врач[/STA]
Ричард смотрел на Роуз, вспомнив тот самый момент, когда покойный мистер Хардинг разбил все его надежды и чаяния в пух и прах, заявив что его племянница никогда не выйдет замуж за какого-то там врача - пусть из хорошей семьи, но по сути дела без гроша за душой. Ее ожидает блестящее будущее в Нью-Йорке и выгодная партия... а что до глупой любви, то люди светские прекрасно обходятся и без нее, заключая в первую очередь выгодные альянсы между своими семьями. Старик был уверен, что Роуз сумеет быть счастливой с тем мужчиной которого он выберет для нее и сумеет исполнить свой долг примерной и любящей дочери - ведь фабрикант воспитывал ее словно собственное дитя, после смерти ее родителей. А Андервуду стоит помнить о своем месте и не смущать юную леди разговорами об этой самой совершенно не нужной ей любви. Этот мир устроен так, что жизнь в нем течет согласно многим негласным правилам, законам и условностям, которые не следует нарушать... в общем, три года назад старик сказал много обидных и колких слов, которые больно ударили по самолюбию Ричарда. А потом случилось то что случилось и ему пришлось спасать своего давнего друга и тем самым навсегда потерять Роуз...
Допив свою порцию кларета и поставив пустой бокал на поднос пробегавшего мимо слуги, Андервуд направился на балкон, чтобы спокойно все обдумать и выкурить сигару. После смерти старика Хардинга его компания надо полагать перейдет к Роуз? Или, если говорить вернее, к ее мужу... так что он удвоит, если не утроит свой капитал в максимально короткий срок. Фирма "Хардинг и партнеры" давно уже занималась разработкой и производством оружия, что в нынешнее время было самым настоящим золотым дном, если не сказать больше? И пока южные рабовладельческие штаты занимались поставками хлопка, американский Север развивался семимильными шагами, отдав предпочтение металлургии, внедрением последних технических и военных достижений и укрепляя собственную мощь. Также наращивало обороты движение за отмену рабства, поддерживаемое новой Республиканской партией, идеи которой быстро нашли свой отклик среди господ избирателей.
В общем... подытожив все вышесказанное можно было констатировать факт, что Роуз в скором времени станет еще более богатой молодой леди. Особенно если у ее мужа есть голова на плечах и он сумеет верно повести дела в доставшейся ему компании.
-Здравствуй, -услышав знакомый голос, Андервуд был застигнут врасплох. -Какая чудесная звездная ночь, не правда ли? Я помню одну такую же звездную ночь...
-Добрый вечер, Роуз, -Ричард произнес эти слова самым обычным будничным тоном, словно бы и не было разлуки, затянувшейся на целых три года. Она вновь оказалась рядом, заставив его вновь пережить былую боль утраты и тяжкое разочарование в себе самом. Ведь все вышло так, что Роуз наверняка считала что Ричард предал ее, когда не пришел на ту встречу, что должна была открыть для них двери в совершенно новую и счастливую жизнь? -Я рад тебя видеть...
-Как твои дела, Ричард? -продолжает меж тем дама, тогда как Андервуд старается собраться с мыслями для дальнейшей беседы. -Все так же лечишь своих пациентов?
-Ты же знаешь, что это так, Роуз... зачем спрашивать? -ответил Ричард. -Скажу лишь одно - именно служба помешала мне уехать в Англию. Иначе меня уже давно бы здесь не было... но некоторые вещи не меняются с годами. Здесь холодно, пойдем в общий зал?
Настоящая весна придет в старый добрый Бостон еще не скоро - а пока что леди не стоит стоять на пронизывающем и холодном ветру, от которого не спасет элегантная накидка-палантин на ее плечах. Выбросив свой окурок, Андервуд протянул руку Роуз - словно бы вернувшись на пару минут в былые и счастливые времена, когда они мечтали о том что будут вместе. Гости господина мэра были заняты собой и своими разговорами, так что никто не обратил внимания на то что прелестная супруга известного фабриканта оказывает знаки внимания обычному военному врачу - пусть даже и талантливому, иначе его не было бы не этом рауте.
-Я не думал что мне придется начать управление фирмой жены с подсчета убытков.., -произнес тем временем Милтон, мельком взглянув в сторону Роуз и продолжая вести беседу с мэром Лоуэллом и полковником Брайантом. -Так значит, тот пожар был списан на досадный несчастный случай? Что же... в этом случае есть возможность вернуть хотя бы часть средств с помощью страховых выплат.
-Это так, сэр... но некоторые склонны считать тот пожар самой настоящей диверсией, -ответил Брайант. -Происками южан, противниками движения за отмену рабства - ведь всем были известны убеждения мистера Хардинга. К тому же, он всегда был отменным дельцом, что не могло не вызвать зависть к его коммерческому успеху...
-Некоторые склонны не согласится с официальной версией? -Милтон удивленно приподнял брови. -И кто же это, позвольте спросить?
-Например доктор Андервуд... насколько я знаю, его официальная версия не устроила, -пожал плечами полковник. -Он упрям и наверняка продолжает собственное расследование того проишествия. Вон тот джентльмен что разговаривает с вашей супругой.
-Вот как? -Милтон усмехнулся. -Подобное расследование может помешать мне получить выплату по страховому иску... вам известно, что он успел узнать?
-Я посоветовал ему не заниматься глупостями, мистер Милтон, -ответил военный комендант. -Давайте еще выпьем?
Естественно, Андервуд не подозревал что его скромная персона успела привлечь внимание мужа Роуз и совершенно спокойно продолжил беседу с ней. Она выглядела счастливой и довольной своей нынешней жизнью - но так ли было на самом деле?
-Не знаю, слышала ли ты... но две недели назад в порту был пожар. Это произошло через некоторое время после смерти твоего дяди, -произнес Ричард. -Было много погибших и раненых, но насколько я знаю, трагедию хотят списать на несчастный случай. Мол, кто-то из часовых мог случайно стать виновником пожара на хлопковом складе... Я не уверен, но мне кажется что скоропостижная смерть мистера Хардинга и этот пожар взаимосвязаны - но пока что я не знаю как именно.
-Роуз, дорогая, может ты представишь меня своему собеседнику? -в этот самый момент Милтон окликнул свою жену и дружелюбно улыбнулся Ричарду. -Я просил господина мэра, но он снова увлекся разговорами о политике. Простите, сэр... но я слышал ваши последние слова и мне любопытно услышать рассказ о том пожаре, как говорится, из первых рук. Ведь теперь я буду управлять фирмой моей супруги...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-10-24 01:34:03)

+1

5

[NIC]Rose Milton[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iA3W.gif[/AVA]
Очаровательная музыка и танцы, звездное небо и … леди с джентльменом, стоящие на балконе и окружены всей этой непревзойденной красотой, от которой в пору было потерять голову. И Роуз до сих пор помнит, как когда-то она потеряла голову в танце с одним молодым джентльменом, ведь не просто потеряла – до сей поры чувствовала легкое головокружение, когда рядом с ней оказывался рядом Он. И ведь, разве что-то изменилось с той поры? В душе леди Милтон, несмотря на свое замужество и положение в обществе, требующего давать себе отчет в том, что говорит и делает, чувствует себя все той же молодой и неопытной девушкой, столь жадно ищущей любви и романтики. А ведь она ее нашла, пусть даже ей и пытались доказать обратное: чувства близкие к любви нельзя обнаружить внезапно, их должно только растить, словно древо, поскольку из быстро вспыхнувшего пламени много тепла не приходится ждать. В браке должна быть прочная опора из привязанности, долга и надежности, ведь они не несут в себе того, что легко было потерять. Так по крайней мере считал дядюшка Роуз, ныне почивший мистер Хадинг. Однако даже теперь, когда так стремительно изменилась жизнь Роуз, что более не была свободной леди, а изнутри ее жгла обида на того мужчину, что до сих пор занимал в ее сердце существенное место, она знала наверняка, как ошибался ее дядя, не познавший настоящей любви в своей жизни.
На лице белокурой леди мелькает улыбка, как только она слышит ответ Ричарда.
Рад? О, нет! Она не ощущает его радости. Не чувствует и искренности с его стороны…
Неужели все-таки он никогда не любил ее, чтобы теперь забыть обо всем, что было, и вести отдаленные разговоры о неиспользованных перспективах.
- В Англию? – удивляется леди, слегка приподняв тонкую бровь вверх. – Но служба ведь не мешала строить планы о побеге? Все-таки в тех делах, что касаются глобальных перемен и сопряжены с риском бросить вызов обществу, ты все ещё так нерешителен, Ричард… - нет, она не желает принизить Андервуда сейчас. Миссис Милтон всего лишь со всем присущим ей эгоизмом смотрит на те вещи и людей, которые находятся рядом с ней, и до сих пор не хочет приподняться хотя бы на носочках, чтобы посмотреть на то, что ей заступают.
- Я не хочу еще уходить, - осторожно произносит она, глядя Андервуду в глаза, что сейчас мрачно и невесело смотрят на неё. - Не хочу возвращаться, не сказав, что тогда ты разбил мне сердце, и все только на твоей совести, - добавляет Роуз, прежде чем вложить в протянутую руку свою ладонь.
Определенно не стоило говорить обо всем этом так сгоряча и внезапно, однако на какой-то миг ей показалось, что еще что-то можно было исправить. Но, увы. Такие люди, как Ричард Андервуд – редкость. Они рождаются раз в десятилетие и поражают своей внутренней силой и чистотой, они чтят свое достоинство в первую очередь и не способны через него переступить, несмотря даже на собственные слабости и желания. Благое дело превыше всего… ведь, разве не это так восхищало в Ричарде ее больше всего?
- Извини, я немного забылась – не стоило мне всего этого говорить, - как и годится, продолжает леди, осознав, как просчиталась. Если и было что-нибудь еще в сердце Дика, хоть какое-то тлеющее чувство, он его не покажет ей. Не то, что она, слабая и бессильная женщина, не способна до сих пор держать себя в руках, когда эмоции бегут далеко вперед ее разума.
Конечно же, праздник продолжается в доме мэра Бостона, и Роуз не может не заметить не одну юную девушку, которую наверняка хотели бы выдать поскорее замуж, точно так же, как и ее саму три года тому назад.
- Я помню свой первый прием, на котором я станцевала свои туфельки, - не демонстрируя собственных эмоции, достаточно рассудительно произносит Роуз. Наверное, все-таки со временем у нее хоть немного прибавилось жизненного опыта, с которым она так спокойно готова говорить о прошлом, которого уже никогда не вернуть. – Мне казалось, что мне хватит только одного приглашения на танец, чтобы ощутить себя по-настоящему счастливой. Но, счастье настоящее нашлось в другом… хотя я порой завидую юным леди. Ведь у них есть все еще надежды на безоблачное и главное счастливое будущее, - продолжает леди, прежде чем Ричард решит тактично сменить тему.
И верно. Она снова забылась, но на этот раз она извиняться не будет. Тем более, речь сменилась слишком стремительно и быстро…
- Нет, я не слышала о пожаре, - произносит миссис Милтон, тихо вздохнув, попытавшись только представить себе ту картину, о которой говорил Ричард. – Мне не говорили об этом, но я нисколько не удивлена тому, что ты пришел на помощь раненым. Кто, если не ты? – вскоре добавляет она, ненадолго перебив доктора, прежде чем к их разговору решит присоединиться мистер Милтон.
- О, дорогой, если ты еще не знаком с доктором Андервудом – это нужно исправить, поскольку он один из лучших докторов Бостона, - весьма учтиво и благосклонно представляет мужу своего бывшего возлюбленного Роуз, конечно же, умалчивая о том, что до сей поры сердечко не ровно трепыхается в груди.
- Если вы лучший врач, как говорит моя жена, смею попросить вас почтить нас своим присутствием. Роуз в последнее время бледна и не очень хорошо себя чувствует – не хотелось бы омрачать такими разговорами банкет, и все-таки… - озвучивает свое предложение Джордж Милтон, на которое сама миссис Милтон хмурится. Ей не слишком понравилась та манера, в которой говорит сейчас о ней муж в присутствии Ричарда. Однако, разве она не заметила, что ничем не отличалась от любой другой леди в зале? Она была лишь приятным дополнением к своему мужу, кротким и мирным.
- Ничего серьезного нет, - пытается она возразить, но не слишком рьяно. Все-таки её осмотрит Ричард, а не какой-то совершенно чужой доктор, возомнивший себя бог весь каким специалистом.

[SGN]

Ohh, don't let me down
The night's your home
Ohh, love won't let you down
Only the night will take you home
We're never gonna die!
- - - - - - - - - - -
© Shiny Toy Guns – Mercy

http://funkyimg.com/i/2iAeu.gif

[/SGN]

+1

6

[NIC]Richard Underwood[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2izvV.gif[/AVA]
[STA]военный врач[/STA]
Роуз не стала сдерживаться и открыто высказалась обо всех обидах, что причинил ей Ричард - и это было неудивительно, ведь она всегда была более открытой и смелой чем он. Удивительное качество для леди, которую с самого детства воспитывали быть милой и кроткой подругой своего будущего супруга... и не имеющей собственного мнения. Оставалось лишь пожалеть в очередной раз, что три года назад их план побега так и не состоялся - так что Андервуд решает сменить тему разговора, пока приятные воспоминания о прошлом не заставили его ощутить себя еще большим подлецом.
Ведь Роуз совершенно права и он разбил ее сердце, после того как она подарила ему всю себя. Можно ли оправдать подобное предательство своей преданностью долгу и чести? Увы, но нет... хотя, сейчас уже несколько поздно сожалеть о содеянном - ничего не вернуть и не исправить.
-Ричард Андервуд, -назвал свое имя Ричард, как и полагавшись, поклонившись мистеру Милтону, после того как Роуз исполняет его просьбу. -Ваша супруга слишком добра и преувеличивает мои заслуги - я всего лишь скромный военный врач.
-Если вы лучший врач, как говорит моя жена, смею попросить вас почтить нас своим присутствием. Роуз в последнее время бледна и не очень хорошо себя чувствует – не хотелось бы омрачать такими разговорами банкет, и все-таки.., -произносит в ответ фабрикант, по-прежнему дружелюбно улыбаясь. Что же до Андервуда, то ему чертовски хочется сейчас уйти с приема и занять себя какими-нибудь делами. Что угодно, лишь бы не начинать снова думать о ней...
-Ничего серьезного нет, -возражает против предложения Роуз, но судя по всему, заботливый супруг не намерен слушать ее, потому как продолжает - тогда как Ричард снова застигнут врасплох и не знает какое оправдание найти себе чтобы отказаться от этого осмотра...
-Не говори глупостей, мой ангел, -ответил Милтон с доброй и снисходительной улыбкой. -Последнее время меня очень беспокоит твое здоровье... и раз ты отказывалась воспользоваться услугами нью-йоркских докторов, то может изменишь свое решение относительно своего давнего знакомого? Человека, которому ты сможешь доверять? Господин мэр мельком упомянул, что вы знакомы с моей женой, мистер Андервуд...
-Это правда, мистер Милтон, -тихо произнес Ричард. -Мой отец был деловым партнером у мистера Хардинга... еще до того как тот переехал в Новую Англию.
-Так прекрасно! Я приглашаю вас к нам на обед, мистер Андервуд... завтра в четыре часа вас устроит? Мы могли бы поговорить о том пожаре что случился две недели назад. Полковник Брайант рассказал мне, что вы были там...
-Я был там по долгу службы, -Андервуд вздохнул, посмотрев на довольного факбриканта. -Погибло несколько человек и еще больше получило тяжелые ожоги. Не знаю, подходящим ли будет мой рассказ для званого обеда?
-Более чем. Я как новый владелец фабрики, хотел бы помочь всем пострадавшим, так что будет вполне уместно это обсудить, -Милтон вновь улыбнулся. -Так мы вас ждем и не потерпим отказа, правда Роуз? А теперь извините нас, надо поздороваться с деловыми партнерами.
Ричарду оставалось лишь кивнуть, а затем молча посмотреть вслед своей... бывшей возлюбленной, нарушив собственное давнее обещание и вспомнив тот самый момент, когда их отношения перешли допустимую приличиями грань. Его гордая и прекрасная леди нарушила ради него все возможные правила приличия, а он оказался не способен ответить ей тем же и достойно принять ее любовь. И вот теперь был достойно наказан, смотря как Роуз уводит другой мужчина...
Фактически сбежав со светского раута, Андервуд вернулся домой проклиная собственную нерешительность - он ведь мог отказать Милтону и придумать более-менее подходящее оправдание?? В городе есть еще доктора, а у него полно пациентов на руках в военном госпитале, так почему же Ричард не нашел в себе сил отказаться?!
Осмотр, разговор наедине с Роуз... это какой-то совершенный мазохизм по отношению к самому себе, не иначе. Но опять же, отказываться было уже поздно, так что на следующий день, Андервуд покорно направился к хорошо знакомому ему особняку, что прежде принадлежал старику Хардингу - такому же роскошному и надменному дому как и характер его бывшего хозяина.
-Очень рад что вы пришли, мистер Андервуд! -радушно поприветствовал Ричарда Милтон, едва только горничная привела доктора в гостиную. -Мне стоило немалых трудов уговорить Роуз согласится на этот осмотр... и знаете, я должен вам кое-что сказать пока ее нет рядом. Видите ли... тема достаточно деликатного свойства.
-Я вас внимательно слушаю, -как и полагалось, ответил Ричард. Увы, но другой альтернативы у него уже не было.
-Мы уже три года в браке и хотели бы завести детей... но пока что не получилось, -продолжил фабрикант. -Я прошу вас уделить особое внимание этому факту - так сказать, с медицинской точки зрения. Но не говорите ничего об этом моей супруге.
-Хорошо, я выполню вашу просьбу, -кивнул Андервуд, прежде чем Милтон позвал служанку и приказал ей проводить гостя в спальню, где и должен был состояться осмотр. Чувствуя себя совершенным дураком, Ричард снял свой сюртук и засучил рукава рубашки, пока Роуз была за китайской ширмой с искусно вышитыми картинками. Они не виделись так долго и вдруг судьба в очередной раз столкнула их, да еще и в весьма недвусмысленной ситуации.
-Роуз... я не сказал тебе вчера кое-что очень важное, -решительно произнес Ричард, едва только хозяйка комнаты вышла из-за ширмы. -Не было не единого дня, чтобы я не пожалел о том что мы не сбежали тогда... мне хотелось бы верить, что когда-нибудь ты сумеешь простить меня?
Он сделал шаг навстречу Роуз и притянул ее ближе к себе, совсем как в те далекие и такие беззаботные и счастливые дни. Пусть даже она наградит его хорошей оплеухой - но Андервуд не мог не поцеловать свою возлюбленную так как бывало прежде.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-10-24 21:26:12)

+1

7

[NIC]Rose Milton[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iA3W.gif[/AVA]
- Почему ты мне ничего не сказал о пожаре, Джордж? – как и любое другое семейство, чета Милтон решает поговорить, содрав со своих лиц маски только тогда, когда в их доме царит полумрак, и никто из их высшего общества не может видеть, настолько сильно натянуты струны их отношений.
- Дорогая, я сам только недавно узнал… - пытается оправдаться мистер Милтон перед женой, понимая, что в какой-то степени ее недовольство, проскальзывающее в тоне ее голоса справедливо, и имеет основание. Как бы там ни было, а речь касается ее наследства и компании ее дядюшки, скоропостижно скончавшемуся вот уже месяц тому назад.
- Джордж, ты понимаешь, что пострадали люди? И наша компания, так или иначе, но имеет к этому отношение – ты должен был раньше узнать! В этом нужно разобраться, - говорит она, прежде чем мужчина поспешит заключить ее в свои объятия у подножия лестницы, ведущей на второй этаж.
- Не беспокойся так, дорогая, я все устрою в лучшем виде – тебе не придется беспокоиться зря, - бормочет он, наклонившись к супруге, которой было совершенно не по нраву настроение своего благоверного.
- Джордж, - попыталась оттолкнуть от себя мужа, которому, казалось, уже было море по колена и те несколько бокальчиков кларета были явно лишними. – Джордж, прекрати! – громче повторила Роуз, надеясь одернуть супруга.
- Почему? Почему ты меня отталкиваешь, дорогая? Дело только в пожаре? – как-то даже растеряно произносит мужчина, на что миссис Милтон даже не находится сразу с ответом и продолжает смотреть на мужчину несколько удивленными глазами.
- Ты пьян, Джордж. И я… - она хотела сказать, что у нее разболелась голова. Однако женщина тут же вспомнила, что такой фокус не пройдет. По крайней мере, не этой ночью. – А еще ты позвал зачем-то доктора Андервуда – это было совершенно лишней затеей. Но сейчас я иду спать. Так что, будь любезен – дай мне пройти, - потребовала она буквально сразу же.
- Но, может… мы… - не слишком уверенно произнес мужчина, не желая давить на жену своим напором, но ведь с желанием ничего не сделаешь. Особенно, когда кровь в жилах подогрел алкоголь.
- Не сегодня, дорогой. В другой раз, - рассудительно и уклончиво произнесла миссис Милтон, прежде чем обойти супруга и направиться в свою спальню, ту самую спальню, в которую когда-то тайно сопроводила Ричарда и отдалась ему впервые. Кажется, это было сосем недавно, но …
Время очень быстро пролетело.
Уложившись в постели, Роуз какое-то время не могла уснуть. Она услышала шаги мужа, когда он поднялся на второй этаж особняка, некогда принадлежавшего еще ее дедушке. Пол здесь скрипел и требовал в скором времени замены – и ее они еще сделают, ведь семья у них молодая и целеустремленная. Но, кто знает, когда? В прочем, она отчетливо расслышала, как мужчина остановился у ее двери, и какое-то время провел возле оной, прежде чем направиться в свою комнату. О том, что они будут иметь отдельные комнаты, супруги не договаривались в Нью-Йорке, но так уж получилось, что старый добрый Бостон со своими пуританскими традициями неустанно влиял на интимную жизнь учтивых граждан. И пока мистеру Милтону этот фарс не надоел, Роуз будет ночевать в своей старой спальне – по крайней мере, она надеялась на это, ведь не хотела пока чувствовать присутствия совершенно чужого и безразличного ей человека рядом. Ведь с ним у них не было ничего общего кроме капитала и фамилии…
Утром чета Милтон завтрака в столовой. Между ними, казалось, все было хорошо, словно бы и не было размолвки накануне вечером. Хотя, надо признаться, чувство вины тяготило в какой-то степени обоих. Но, если миссис Милтон не желала избавляться от своей ноши, то мистер Милтон собрался с духом и попросил прощения, подарив жене красивый золотой кулон.
- Спасибо, дорогой. Не стоило сейчас… - озадачено произнесла Роуз, но муж не дал ей договорить.
- Нет, только сейчас. Я ведь очень дорожу тобой и мне очень стыдно за мое поведение вчера. Я искренне раскаиваюсь, - произнес мужчина, взяв руку своей супруги в свою и поднес к губам, чтобы поцеловать. – Сегодня, когда придет доктор, я хочу, чтобы ты не препятствовала осмотру и слушалась рекомендаций. Как я уже сказал, я дорожу тобой больше всего на свете и я очень беспокоюсь о тебе в последнее время, - возможно, стоило бы заметить, что беспокоится мужчина за отсутствующих детей, однако он об этом не мог сказать. Не хотел давить на больное место, ведь полагал, что этот вопрос беспокоит и его жену тоже.
До прихода Ричарда миссис Милтон провела в уединении в собственной спальне, где переоделась в более подобающий для больного, ожидавшего прихода доктора. Женщина выбрала длинную шелковую рубашку, поверх которой набросила на плечи такого же цвета халат. Его она и перевязала на талии, усевшись перед зеркалом, на котором пыталась высмотреть те перемены, которые произошли с ее лицом. Помимо прически, которая более не предполагала распущенных волос, кажется, ничего не изменилось. А в прочем… она ведь так редко улыбалась.
Оставшись наедине с Андервудом, леди не была многословна. Все-таки молодой женщине было несколько не по себе, после тех слов, что наговорила своему бывшему любовнику. Она молчала и приготовилась к осмотру, в самом начале которого Ричард решил внести некоторые коррективы. И сказал то, что потрясло ее до глубины души Роуз, снова надавило на давнюю рану. Но, как только мужчина поцеловал ее, истосковавшееся тело по ласкам любимого мужчины, которые даже спустя три года после помнило, не могло выдержать такой суровой пытки. Глотнув воздуха, когда они оторвались друг от друга на какое-то мгновение, Роуз посмотрела в глаза Ричарда.
- Я не прощу тебя, Ричард, и не проси даже... никогда не прощу,, - тихо прошептала она, покачав для верности она головой, а затем … притянула его снова к себе, но на этот раз уже не только жадно целуя его, но и заглядывая ладонями под его одежду, пока она сама томно не вздохнула, ощутив его внутри себя.
И что они только делают?
Остановиться бы…
Но, нет. Рубикон был пройден, как и точка не возврата.
[SGN]

Ohh, don't let me down
The night's your home
Ohh, love won't let you down
Only the night will take you home
We're never gonna die!
- - - - - - - - - - -
© Shiny Toy Guns – Mercy

http://funkyimg.com/i/2iAeu.gif

[/SGN]

+1

8

[NIC]Richard Underwood[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2izvV.gif[/AVA]
[STA]военный врач[/STA]
Андервуд всегда считал себя человеком в высшей степени благоразумным... но так было ровно до того момента пока он не познакомился с Роуз - единственной племянницей Финнеаса Хардинга, известного фабриканта и старого друга его отца. Именно Хардинг позаботился о Ричарде, когда тот остался совершенно один после смерти родителей и помог ему получить надлежащее образование и профессию. Однако, стоило старику узнать о намерениях своего подопечного женится на Роуз, все тут же переменилось - и даже заболев спустя три года после ссоры с Ричардом, упрямец не пожелал его больше видеть. Андервуд даже одно время собирался уехать из Бостона, благо что возможностей для этого было более чем достаточно... но благодаря делам и заботам в гарнизоне, постоянно откладывал это решение на потом.
И вот теперь, у него больше не осталось никого кроме Роуз... хотя и она уже принадлежала другому?
-Я люблю тебя, Роуз... знаю что обидел и недостоин твоего внимания... но ничего не могу поделать с собой.., -только и успел шепнуть своей возлюбленной Андервуд, прежде чем она вернула ему жадный и чертовски нетерпеливый поцелуй. Ну а далее, Ричард не смог противостоять соблазну вновь прикоснутся к своей любимой и ощутить ее  своей хотя бы на какое-то время. Украсть ее у обыденной реальности и у этого самодовольного хлыща Милтона...
-Все так запуталось... и теперь я ощущаю себя еще более растерянным чем прежде, -вздохнул Ричард, когда волна эмоций и чувств схлынула и он начал поспешно приводить себя в порядок. Пожалуй в подобной ситуации ему еще бывать не приходилось? Ведь раньше Роуз была свободна и им никто не мешал неподобающе (назовем это так) проводить время вместе; сейчас же, в столовой ее ожидал законный муж, оказавшийся в дураках, словно в какой-то дурацкой комедии. -Я успел привыкнуть к тому что больше тебя не увижу...
В этот самый момент раздается стук в дверь и в спальне появляется одна из горничных - напомнить хозяйке про обед и затем помочь ей одеться после "осмотра". Увы, но больше у Ричарда нет возможности поговорить с Роуз, так что остается лишь поцеловать ей руку и прихватив свой сюртук спустится в столовую.
-Я уже заждался вашего вердикта, -улыбнулся Милтон, сделав служанке знак подать гостю бокал великолепной испанской мадейры. -Итак?
-Ваша супруга совершенно здорова, мистер Милтон, -ответил Андервуд, у которого не было выбора кроме как произнести именно эти слова. -Ее недомогание скорее всего было вызвано переездом в Бостон, но в этом нет ничего страшного.
-Я очень рад это слышать, -кивнул фабрикант, усевшись на удобном диване, так что Ричарду ничего не оставалось как присесть напротив своего собеседника. -А что вы скажете относительно деликатной темы, о которой я вам говорил?
-Пока что я могу лишь сказать вам то что уже сказал... и полагаю что ваша супруга не имеет никаких противопоказаний для появления детей. Однако, при беглом осмотре сложно выявить какие-либо возможные патологии, -продолжил Андервуд, аккуратно подбирая слова. -Навскидку я не могу предположить, почему у вас еще не появилось наследника, мистер Милтон, однако, не советовал бы вам слишком спешить. Надеюсь, мне не нужно напоминать вам для какого занятия более подходит спешка?
-Знаете... я просто хотел бы точно знать, отчего спустя три года мы так ничего и не достигли, -произнес Милтон, вежливо улыбнувшись. -Я надеялся что мы заживем полной и дружной семьей... а подобное невозможно без детей, мистер Андервуд.
-Сэр, обед подан, -доложила тем временем горничная, зайдя в гостиную и поклонившись хозяину. -Миссис Милтон просила передать что сейчас спустится.
-Замечательно! -ответил Милтон, поднявшись с дивана. -Прошу к столу - нынче наш повар обещал порадовать чем-то совершенно особенным. И если позволите, я хотел бы поговорить с вами о том пожаре в порту.
-Как вам будет угодно, -Ричард направился следом за гостеприимным хозяином, передав свой бокал служанке. Все в этом доме было просто до боли знакомо ему... и напоминало о том, что старика Хардинга больше нет на свете - неужели он умер, так и не простив своего нерадивого воспитанника?
После того как Роуз появилась в гостиной, к столу была подана первая перемена блюд и Милтон решил начать разговор относительно проишествия двухнедельной давности. По идее, компания его супруги могла бы легко покрыть убытки от пожара с помощью страховых выплат... однако расследование Андервуда легко могло бы помешать этому. Одно дело - несчастный случай и совершенно другое - умышленный поджог.
-Итак... мне бы хотелось внести свою лепту и помочь пострадавшим от пожара, доктор. А еще услышать более подробный рассказ о том что произошло - уверен, что Роуз это тоже очень интересует, -решительно начал Милтон, посмотрев на Ричарда. -Полковник Брайант сказал что вы были в порту в ту ночь...
-Сейчас пострадавшие уже в госпитале и по счастью, я могу ручаться за их жизнь и выздоровление, -ответил Ричард. -Ваша помощь будет очень кстати, ведь многим из них придется оставить военную службу из-за полученных увечий. Что же до меня... я пришел в порт уже после того как взорвался пакгауз, принадлежавший компании мистера Хардинга. И согласно показаниям тех свидетелей, с которыми я уже успел переговорить, это был поджог и часовые едва не поймали человека, что совершил это преступление. И мне удалось найти фрагменты разорвавшейся ручной гранаты на хлопковом складе.
-Все это несомненно усложнит дело.., -выдал на все вышесказанное фабрикант. -Но почему же тогда военное командование утверждает обратное? Полковник Брайант настаивает на несчастном случае...
-Несчастный случай избавит его от необходимости платить семьям погибших во время исполнения своего долга, -тихо произнес Андервуд. -А еще оплачивать лечение раненым и обеспечить их должным денежным довольствием. Это более чем крупная сумма для военного командования.
-Давайте тогда сделаем так - встретимся в конторе и вы мне покажете результаты своего расследования, -предложил Милтон. -Я дорожу деловой репутацией компании "Хардинг" и не позволю чтобы на нее была брошена тень. Мы с вами могли бы обсудить, возможно ли найти виновников этого ужасного преступления.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-10-26 04:13:07)

+1

9

[NIC]Rose Milton[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iA3W.gif[/AVA]
Ричард не должен был обращаться к своей все еще трепетно любимой леди, откровенно обнажив перед ней свое сердце, в котором все еще жила его странная любовь к ней. Однако, эта любовь, увы, так и не смогла победить самый обыкновенный долг врача. Долг перед ранеными и зачастую даже не знакомыми Андервуду пациентами, которых было всегда целый воз и маленькая тележка, сколько наследница целого состояния знала доктора.
Роуз же не должна была позволять доктору Андервуду прикасаться к себе, стоило только мужчине подойти к ней или наклониться навстречу к ней, прежде чем их уста соприкоснутся в неистовом поцелуе, что нисколько не искажал тех чувств и того желания, которое испытывали эти двое друг к другу. Ведь они поступали вопреки правилам, по которым просыпались каждый день своей жизни, что никогда не принадлежала только им. В ней всегда находился кто-нибудь, кому они были нужны или обязаны. Так, Роуз не могла открыто выступить против нежелания дяди выдавать ее замуж за того, кого она захочет – видеть разочарование в его глазах она полагала, что не выдержит. Правда, побег нисколько не должен был изменить положение вещей, если бы только они не стали значительно хуже. Именно теперь женщина понимала это, хотя по-прежнему сожалела о том, что не сбежала с любимым, как и не могла простить ему крушения их надежд. Дядя был бы наверняка огорчен и разочарован, вне зависимости от того, что не сделала Роуз, которая надеялась лишь на то, что не станет свидетельницей того, как изменится его взгляд, в котором всегда находилось тепло и любовь для любимой племянницы.
Но, может быть, они были попросту обречены?
Некоторые люди склонны жалеть себя, нарекать на свою жестокую судьбу, тогда как другие, молча, без лишних слов и эмоций несут свое тяжелое бремя, не смотря ни на что. И ни на кого…
Некоторым же людям доводится вечно ходить по кругу, но так и не достичь желаемого.
И что-то подсказывало леди, что именно на такую судьбу были обречены они с Ричардом. Они оба знали, что никогда не смогут быть вместе, ведь против этого был еще и статус Роуз, что более не была свободной девушкой. Она была замужней женщиной, что могла себя скомпрометировать на всю оставшуюся жизнь, если кто-нибудь решил заглянуть, как именно ведется осмотр миссис Милтон. Но даже возможные нежеланные свидетели не заставили безумцев отступиться.
Женщина жадно глотала воздух, стараясь воздержаться от вздохов, которые могли бы вырваться у нее из чувственных уст слишком громко. Именно по этой причине женщина все чаще целует своего любовника, заставляя свои вздохи тонуть в очередном касании губ, когда она близилась к вершине своего удовольствия, что была бестактно испорчена тем, как обратился к ней Ричард.
- Растерянным? Ха! – поправив одежду на себе, прежде чем усесться в кресле перед ночным столиком, переспрашивает она у мужчины, готова едва не запустить в него дорогой банкой из-под французских духов.
А на что она, собственно, рассчитывала?
Что мужчина предложит теперь им бежать?! О, нет! Он ведь не может бросить свой гарнизон, к которому словно прикипел.
Или же она ожидала самого обычного и даже унизительного состояния тайной любовной связи?
К счастью или нет, а им не доводится услышать ответы друг друга. В комнату входит служанка, которая и желает помочь своей госпоже, в светлой голове которой уже табуном бегали мысли от одной теории к другой, поэтому она была совершенно не собранной, когда служанка помогала ей одеться и спрашивала мнения леди. В прочем, точно также обстояли дела и с прической, также аксессуарами, от большинства которых миссис Милтон решила отказаться.
Когда Роуз спустилась, на ней было темно-синее платье из бархата и тафты, в котором белизна ее кожи была еще более заметной; но вместе с тем и появившийся на лице легкий налет румянца должен был стать определенным ответом на многие вопросы. Она держалась ровно, как и всегда, но с особенной тщательностью подбирала слова, чтобы не обронить одно по неосторожности, особенно после того, как она впервые изменила мужу не в своих мыслях, на деле. Ведь сколько раз она прокручивала возможность вновь ощутить вкус любимого мужчины на своих устах? Поначалу, она ведь даже представляла, что Джордж, обнимая в ее постели – всего лишь Ричард, любимый и такой нежный, даже в то время, когда желание обладать превыше всего.
Усевшись же за стол, Роуз не сразу вторглась в разговор мужчин. Какое-то время она безропотно молчала, прежде чем решиться поиграть с огнем, а иначе ведь не скажешь.
- И какой же вы мне поставите диагноз, доктор Андервуд? – произносит она, как только за столом снова воцарилась тишина и покой, когда мужчины прервались в своей беседе.
- Доктор подтвердил, что ты здорова, мой ангел, - любезничает с супругой мистер Милтон, на что Роуз отвечает сдержанной улыбкой и кокетливо протянутой рукой навстречу ладони мужа, что сжимает в плену своих пальцев ее.
- Я ведь говорила, что все в порядке, - добавляет она, но в уме царила только одна мысль о том, как же быть ей дальше.
В течение этой недели у миссис Милтон не было особенно много забот или встреч. Так что, не зная, как ей быть, женщина решила поступить по-своему, и после очередной попытки мужа присоединиться к жене в спальне и постели, Роуз снова «заболела». Ее мигрень началась, едва она успела исцелиться, а после и вовсе начался какой-то странный кашель, так что она тут же послала за доктором Андервудом, как к единственному лицу среди докторов, что не способен соврать, как и взять с неимущих и бедных хоть один лишний цент. Однако, даже его репутация была запятнана, в силу того, как ответил он мистеру Милтону о состоянии ее здоровья и без проведенного осмотра.
- Ты, наверное, догадывался, что я симулирую? – она встречает доктора, снова находясь за ширмой и в новеньком пенюаре. – Но я хотела поговорить с тобой, Ричард, пока мужа нет дома, - добавила она, прежде чем поднять на доктора взгляд своих светлых глаз.

[SGN]

Ohh, don't let me down
The night's your home
Ohh, love won't let you down
Only the night will take you home
We're never gonna die!
- - - - - - - - - - -
© Shiny Toy Guns – Mercy

http://funkyimg.com/i/2iAeu.gif

[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-10-26 01:00:41)

+1

10

[NIC]Richard Underwood[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2izvV.gif[/AVA]
[STA]военный врач[/STA]
-Я не против, если вы действительно намерены оказать помощь пострадавшим, -ответил Андервуд, согласно кивнув. -Но для того чтобы убедить Брайанта, а также городского судью что было совершено преступление, нужно не просто собрать улики... хорошо бы найти исполнителя этого поджога.
Конечно же Ричард не вчера родился и должен был хоть что-то заподозрить в елейных речах фабриканта... но к своему несчастью, доктор не так уж и часто позволял себе думать о других людях плохо и к тому же чувствовал себя сейчас немного виноватым перед Милтоном. Врачу как и священнику принято доверять безоговорочно - даже собственную жену... а что сделал Андервуд? Позволил былым чувствам взять над собой верх, будучи не в силах устоять перед искушением вновь обнять Роуз и ощутить сладкий вкус любимых губ. Человек слаб, эта истина известна с самого сотворения мира - и Ричард не знал как ему следует поступить дальше.
Попрощавшись с гостеприимными хозяевами, доктор вернулся к себе на квартиру, где и достал папку в которую сложил все добытые им свидетельские показания. Один листок был особенно ценен - на нем Дик записал слова одного из патрульных солдат, что собственными глазами видел поджигателя и даже погнался за ним. Но увы, помощь подоспела слишком поздно и несчастный скончался спустя несколько дней после несчастья в порту.
Определенно, кто-то собирался пугнуть владельцев "Хардинг и партнеры"... но зачем? Ведь старик уже к этому моменту был уже две недели как мертв, а наследство буквально повисло в воздухе, дожидаясь пока приедут Милтон и Роуз. Зачем устраивать диверсию, если в ней нет никакого смысла? -размышлял Андервуд, просматривая все листы, на которых он второпях записывал показания свидетелей. -Либо в этой цепи событий пропущено какое-то очень важное звено... либо я что-то упустил. Но что?
После ужина у Милтонов, дни потекли для Ричарда своей обычной чередой - он исполнял свои обязанности, продолжая заботится о раненых в военном госпитале и конечно же не отказывая в помощи тем кто его просил об этом. Уже на исходе недели, Дик в очередной раз совершал обход пострадавших после пожара в порту и тут его окликнул фельдшер, пригласив разделить с ним скромный обед и заодно побеседовать.
-Знаете, сэр... мы с вами уже довольно давно знакомы и все же в каком-то смысле вы остаетесь для меня этакой загадкой, -улыбнулся Рейли, предложив доктору стакан кларета. -Вы ведь ученый человек и в отличии от многих наших с вами коллег, прекрасно разбираетесь в медицине... чего ради вы покинули Лондон? Вы могли бы найти себе подходящую клиентуру в столице и жить в ус не дуя...
-Боюсь что в Лондоне у меня давно уже ничего не осталось... так что после завершения обучения я решил приехать к моему благодетелю, мистеру Хардингу, -ответил Ричард. -Он был хорошим другом моего отца и никогда не забыл данное ему слово, помочь мне встать на ноги в этой жизни. Я решил что мне следует набраться врачебного опыта... а где это можно сделать лучше чем в военном гарнизоне? И даже если нет боевых действий, армейский врач никогда не останется без работы.
-Я бы посоветовал вам купить себе офицерский патент, -понимающе кивнул Рейли. -Тогда ваше жалованье существенно повысится...
-Легче сказать чем сделать, мистер Рейли. Я никогда не мог похвастаться достаточной бережливостью, хотя не делаю карточных долгов и бессмысленных трат, -улыбнулся Андервуд, посмотрев на собеседника. -Но в любом случае капиталов пока что не скопил.
-Это все потому что вы не следуете главной заповеди наших с вами коллег, -усмехнулся фельдшер, подлив Ричарду еще кларета в бокал. -Лечение это чертовски дорогое удовольствие, тем более у знающего врача! А вы, сэр, меня временами просто удивляете размахом вашей широкой души и просто невозможной склонностью к филантропии.
-Я не могу оставить человека умирать только потому что у него нет за душой ни гроша. К тому же, дорогой друг - всех денег на этом свете не заработаешь?
После этого разговора и посещения раненых, Андервуд отправился домой и возле своего дома встретил одну из горничных семейства Милтон. Поклонившись, девушка сообщила Дику что ее хозяйке нездоровится со вчерашнего вечера и она просит его срочно прийти. Естественно, Ричард не мог проигнорировать эту просьбу, так что тут жее направился следом за горничной и вскоре оказался в спальне Роуз - той самой где позволил чувствам взять над собой верх.
-Ты, наверное, догадывался, что я симулирую? -поинтересовалась у доктора его возлюбленная, стоя за ширмой как и в первую их встречу в этой комнате. -Но я хотела поговорить с тобой, Ричард, пока мужа нет дома.
-По правде говоря не догадывался, -ответил Дик, посмотрев на Роуз и пока что избегая приближаться к ней. -Признаться, после слов твоей служанки я подумал что тебе нездоровится... рад, если дело обстоит иначе. О чем ты хочешь поговорить?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-10-28 06:30:55)

+1

11

[NIC]Rose Milton[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iA3W.gif[/AVA]
На лице Роуз блеснуло подобие улыбки, которого не мог видеть доктор Андервуд и оно, быть может, было даже к лучшему. Она, конечно же, не забыла о той простоте и стремлению к правде своего возлюбленного, однако надеялась на то, что он поймет ее уловку и решит самостоятельно – стоит найти на нее немного своего бесценного времени или не стоит. Но, тем не менее, его не понимание женской натуры и той хитрости, на которую в браке приходится опираться ежечасно таким же леди, как и сама миссис Милтон, не должно было навредить их разговору. Хотя, теперь белокурая женщина, заправляя один из кудрявых локонов себе за шею, осознавала – она может снова остаться ни с чем.
Однако кому-то из них двоих приходилось быть более решительному, готовому пойти против всех и бросить вызов их тленному обществу. Ведь в нем хоть и ценился институт брака, брак обладал столькими странными нюансами и ограничениями, на которые миссис Милтон просто не пошла бы (не смогла бы), если бы носила соответственно фамилию другого мужчины. Но, этой части своего прошлого она не могла изменить. Уж слишком больно ей было осознать, что ей предпочли долг. Она наивно полагалась на то, что мужчина хотя бы раз сможет поступить именно так, как надо. Как того ждет от него она…
- Ну, моя служанка, действительно, уверена в том, что мне нездоровится, и ей незачем пребывать в недоверии,- не громко отвечает она, решившись показаться из-за своей ширмы, откуда она и смотрела на своего мужчину. Годы не сказались на нем так, как на ней. Как бы там ни было, и прошло всего три года, все это время она смотрела на себя в зеркало и все реже находила причину для счастья, для новых улыбок, которые оставила навсегда у ног любимого. За три года она немного сбросила в весе и порадовалась тому, что у нее было свое пространство – проводить все время от утра и до вечера в компании Джорджа, было не выносимо. Однажды она едва не сорвалась на него, когда они ехали поездом в Нью-Йорк, и в дороге произошла небольшая заминка, из-за которой поезд простоял дольше, примерно на два часа больше.
– И к тому же, зачем ей быть в курсе обратной стороны моей болезни, которая жжет мне сердце уже не один год к ряду? – спрашивает Роуз, неторопливо приближаясь к Ричарду, на которого она смотрит своими большими серо-синими глазами и понимает, как он все-таки далеко от нее.
И остановилась в шаге от него.
- В тот день, когда ты приходил ко мне, ты сказал, что любишь меня, а еще … - она задумалась на мгновение, подбирая нужные слова. – Еще ты сказал, что надеешься, что я смогу простить тебя, - добавила она вскоре то, о чем уже думала со вчерашнего вечера, а может даже дольше. Просто только вчера она решилась придать своим мыслям более привлекательных форм и представить все более приятно для нее. Но, была ли эта мысль такой уж и положительной, рациональной, в конце концов?
- Ты помнишь, что говорил, когда меня целовал? – спрашивает она, не отводя взгляда от глаз Андервуда. Если он хотел снова обо всем забыть, то она не позволит ему этого сделать. Тем более, она знает наверняка, насколько он слаб, когда они рядом. Кажется, словно бы и не было тех трех лет и глупого стечения обстоятельств, в которых судьба расставила все по своим местам. – Мне показалось, что тогда словно вернулось то время, когда мы могли мечтать и строить планы, которые ты разрушил, - ведет дальше она, еще немного приблизившись к Ричарду. Теперь и шага между ними было не сделать, а она, поймав ладонь мужчины, приложила к своему сердцу. – Мне показалось, что наше счастье еще возможно, если мы его сами украдем у судьбы, - добавляет она шепотом, держа ладонь мужчины, тем не менее, вовсе не на сердце, а на груди. – Ты ведь хочешь исправить свою ошибку? Хочешь вернуться к нашему желанию быть снова вместе? – спрашивает она, едва не задыхаясь от собственного желания или самой обычной иллюзии, в которую она успела поверить. Да, так наивно и глупо было позволить себе даже мечтать об этом, и все-таки она не могла себе отказать в этой милости каждый раз, когда ее голова касалась подушки. – Ты же хочешь не только меня, но и хочешь сделать меня счастливой? И я даже знаю, что нужно делать нам для этого. Я не боюсь, и никогда не боялась, - ведет дальше она, позабыв о том, что леди нельзя быть настолько откровенной в своих словах и вообще даже думать о побеге. Ей вообще, как существу грешному и порочному, нельзя потакать собственным желаниям, но что ведь можно поделать, если притворяться впредь было невозможно. – Три года меня мучает болезнь – угрызения совести о том, что я зря вышла замуж; три года мое сердце бьется и мучается, что ты меня не любишь… Неужели это действительно так и ты просто снова мной воспользовался? Взял и решил выбросить из своей идеальной жизни? – спрашивает она, но мысленно уже обвиняет доктора в том, что он поддался былому чувству, а сейчас явно сожалел об этом.

[SGN]

Ohh, don't let me down
The night's your home
Ohh, love won't let you down
Only the night will take you home
We're never gonna die!
- - - - - - - - - - -
© Shiny Toy Guns – Mercy

http://funkyimg.com/i/2iAeu.gif

[/SGN]

+1

12

[NIC]Richard Underwood[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2izvV.gif[/AVA]
[STA]военный врач[/STA]
Ричард был немного растерян, потому как не предполагал что Роуз задумала очередную хитрость... но кажется, она прекрасно понимала, к чему снова может привести подобный хитрый план? Андервуд всегда считал себя до занудного благоразумным, ровно до той степени пока не познакомился со своей возлюбленной, подарившей ему поистине незабываемые мгновения счастья  и настоящей любви. И ведь он уже успел смириться с тем что она потеряна для него навсегда... и вот теперь, стоило ей только вернутся, как доктор вновь был на все готов. Но только горькое ощущение того что для них все уже слишком поздно никак не оставляло его - ведь Роуз по закону принадлежит этому болтуну Джорджу Милтону. Таковой обычно бывает расплата за собственную глупость и нерешительность?
-И к тому же, зачем ей быть в курсе обратной стороны моей болезни, которая жжет мне сердце уже не один год к ряду? -тихо произнесла Роуз, выйдя из-за ширмы, но пока что не сократив расстояния до Ричарда. А он попросту не знал как можно ответить на все эти законные претензии в свой адрес... да и прекрасно знал, что она не примет его оправданий. Три года назад, Дик должен был бросить все и лететь к ней, позабыв буквально обо всем на свете - кроме их предполагаемого побега и будущей свадьбы. Но словно повинуясь закону какого-то жестокого к влюбленным людям рока, Андервуд узнал о беде что случилась с одним из его друзей незадолго до того как собирался покинуть свою квартиру и мчатся к Роуз. Можно назвать это досадное стечение обстоятельств как угодно - невезением, суровым роком или чем-то в этом роде - но факт остается фактом: мечтам Дика и его возлюбленной не суждено было на тот момент стать реальностью. -В тот день, когда ты приходил ко мне, ты сказал, что любишь меня, а еще... Еще ты сказал, что надеешься, что я смогу простить тебя.
-Я знаю что обидел тебя... и не хочу сотрясать воздух бесполезными оправданиями, -ответил Андервуд. -И я никогда не перестану любить тебя, Роуз... и теперь не знаю что нам делать. Видит бог, я мечтал повести тебя к алтарю и если бы не та досадная случайность... сейчас ты была бы моей женой. Неужели ты думаешь, что за те три года что я тебя не видел, я не думал об этом? После того как твой дядя сказал что не желает меня больше видеть, у меня не осталось больше никого в этом мире, кроме тебя...
-Ты помнишь, что говорил, когда меня целовал? -продолжила тем временем Роуз, прекрасно сознавая свою силу и власть над Андервудом. Помнится, у классиков говорится что чрезмерная любовь рано или поздно вызывает у богов жгучую зависть и они начинают мстить влюбленным... возможно это слишком даже поэтическая метафора, но тем не менее верная на все сто процентов. -Мне показалось, что тогда словно вернулось то время, когда мы могли мечтать и строить планы, которые ты разрушил...
Она делает еще один шаг и коснувшись руки Дика, прикладывает его ладонь к своей груди - весьма опасный маневр, учитывая тот факт насколько велико искушение для бедняги доктора, когда его единственная возлюбленная находится на столь опасно близком расстоянии.
-Мне показалось, что наше счастье еще возможно, если мы его сами украдем у судьбы. Ты ведь хочешь исправить свою ошибку? Хочешь вернуться к нашему желанию быть снова вместе?
-Ты могла бы не спрашивать об этом... конечно же я хочу вернуть тебя и наше счастливое время, -ответил Ричард, не тратя времени на ненужные размышления. -Но как такое возможно, Роуз? Ты замужем...
Он прекрасно знал, что она всегда была более смелой и решительной... и когда они строили планы о побеге, то именно Роуз подговорила Ричарда провернуть это. Его тогда мучили угрызения совести - мог ли он поступить так со стариком, по сути дела заменившим ему отца? Снова эта давняя и непоколебимая приверженность собственному долгу и чести, отступить от буквы которых для Андервуда было весьма непростой задачей.
-Моя жизнь перестала быть идеальной, как ты ее назвала, в тот самый момент когда твой дядя сказал, что о нашем браке не может быть и речи.., -тихо сказал Ричард, приобняв Роуз и притянув ее ближе к себе. -А твое возвращение и наша... недавняя встреча, заставили меня совершенно позабыть о привычке жить не мечтая больше ни о чем хорошем. Моей единственной мечтой всегда была и будешь только ты... но что мы теперь можем сделать, Роуз?
Всего лишь один короткий шаг... и Дик похоже готов позабыть не только о своих прежних мечтах? Держа в объятиях свою возлюбленную, он конечно же не может устоять перед искушением поцеловать ее, пусть даже это может быть чревато опасными последствиями со стороны Милтона.
-Скажи мне сейчас.., -шепнул Андервуд в губы своей любимой. -Что ты хочешь чтобы я сделал? Потому как решимость быть джентльменом и не искать себе приключений тает с каждой секундой что я нахожусь возле тебя...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-11-06 23:24:34)

+1

13

[NIC]Rose Milton[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iA3W.gif[/AVA]
Правду невозможно скрыть. Она, как дикая кошка, скрывающаяся в мешке, который несут в реку на своем плече, чтобы избавиться от нее поскорее: она и вроде глупая, не знает, что ее поджидает, но интуиция шепчет о не хорошем, от чего она вертится так, словно уже оказалась в убийственных водах. Именно поэтому, Роуз знает, что продолжительное время скрывать свое чувство она не сумеет. Пусть даже любимый мужчина не заметит ее любви, но обязательно найдутся среди жителей Бостона слишком внимательные и подозрительные леди, которым собственных проблем будет мало – вот они-то и решал поделиться своими наблюдениями. Помнится, так бывало еще на заре их с Ричардом отношений? Они только приглядывались друг другу издалека, когда кто-то решил, что они были бы прекрасной парой, если бы …
О! Сколько же было этих баснословных «если»!
Если бы только Ричард был более достойного круга происхождения…
Если бы его родители не отошли в мир иной и смогли бы настроить дядю Роуз взглянуть на союз детей иначе, чем ему хотелось его видеть.
Если бы только им удалось в ту ночь сбежать…
Однако, увы. Былого не вернешь и условностей не исправить, пусть как сильно бы ни хотелось нам этого сделать. И оба они об этом знают: и леди Милтон, и доктор Андервуд, что находился слишком близко к чужой жене, попавшись в ее пленительные сети. Ведь обладая вниманием своего доктора сейчас, она не даст ему уйти так просто. На этот раз она не позволит ему сбежать от нее, пусть даже сама три года назад решила, что вернет ему все его письма и не оставит им даже капли надежды на будущее, в котором будут хоть когда-нибудь сопоставляться их имена вместе.
- Я знаю, что замужем – можешь не напоминать мне об этом, - тихо, но в то же самое время достаточно отчетливо произносит Роуз в ответ. Женщина и не думает сбегать сейчас, как и забирать свои слова обратно. Она не трусливая собачонка, поджимающая под себя хвост, как только хозяин приблизиться. Она сама себе хозяйка и условности, в которые она была поставлена браком, ее не заботят.
- Ты снова мечтаешь обо мне? – обрадовалась Роуз, позволив себе улыбнуться. Для нее подобное признание было подобно признанию в любви, даже лучше. Все-таки любовь неотрывно связана со снами и поем на душе, и пусть даже она знала, что Ричард никогда ее не забывал, все равно опасалась того, что он ускользнет у нее из-под пальцев. – На самом деле, Дик, - она смакует давнее укороченное имя Андервуда, прежде чем продолжит изъяснять свои мысли о том, какими же им путями лучше будет пойти, - у нас есть два пути. Или даже три, - вздергивая подбородок вверх произносит леди, находясь в том положении, в которое истинная леди не поспешит попасть. Но, порой Роуз казалось, что она была этому обществу чужой. Она была всего лишь куклой, что мило улыбалась и танцевала, когда все это было кому-то необходимо, она теряла свое бесценное время.
- Мы можем оставить все, как есть, Дик, - называет она один из самых правильных, но слишком не желанных слов. - Ты будешь лечить своих больных, а я больше не потревожу тебя, - говоря об этом, Роуз опустила взгляд своих светлых глаз на шейный платок Ричарда, не решившись смотреть ему в глаза сейчас, ведь не хотела, чтобы в них он видел ее боль. Боль от утерянной надежды. Она ведь поверила в то, что ее ждет лучшее будущее…
- Но есть еще другие пути, - она подводит взгляд на Ричарда, рискуя попасть в нелепую ситуацию, ведь леди не смеет говорить об этом. Тем более тогда, когда любимый мужчина дарит ей нетерпеливый поцелуй, заставляя ее, отступить назад, но вовсе не затем, чтобы уйти от поцелуя. Нет. Все, что она хочет – всего лишь привлечь его ближе, заманить его в свои сети и больше отпускать, не мучиться самой и его не терзать. – Я хочу, чтобы мы были вместе… раз уж судьбе было угодно, чтобы ты дождался меня, - расстегивая сюртук Ричарда, произносит она. – Ты ведь не женился и никого больше не впустил в свое сердце? – скорее приступ ревности, чем недоверия. – Давай, сбежим? Ты и я – не важно куда; пусть в Золотой штат, пусть на Аляску – мне все равно, но ты же будешь со мной? И плевать на наследство и деньги, – предлагает она, будучи совершенно не уверенной, пристанет ли на ее предложение мужчина, который и на этот раз разделит с ней в этом ложе порцию запрещенного счастья. – Не мучиться же нам в Бостоне дальше и урывать друг у друга минутку, чтобы провести ее вместе, как сейчас? – произносит она, простонав от удовольствия, когда мужчина вошел в нее. – Джорджа стало трудно держать на расстоянии от моей спальни, не заставляй меня попасть снова в его объятия… - скорее с целью подразнить, чем пожаловаться произносит она Андервуду, надеясь на его ревность. Он ведь все еще считает ее своей девочкой? Прекрасной леди, за которую можно посостязаться и даже убить?
[SGN]

Ohh, don't let me down
The night's your home
Ohh, love won't let you down
Only the night will take you home
We're never gonna die!
- - - - - - - - - - -
© Shiny Toy Guns – Mercy

http://funkyimg.com/i/2iAeu.gif

[/SGN]

+1

14

[NIC]Richard Underwood[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2izvV.gif[/AVA]
[STA]военный врач[/STA]
-Я знаю, что замужем – можешь не напоминать мне об этом, -после этих слов Роуз, Ричард не может не вздохнуть в очередной раз. Действительно, стоит ли напоминать лишний раз себе самому о досадной ошибке, совершенной три года назад? Ему стоило быть умнее, чтобы суметь сохранить свою честь джентльмена и не обидеть возлюбленную. Но как справедливо говорится - нельзя объять необъятное? -Ты снова мечтаешь обо мне?
Ричард удивленно посмотрел на Роуз - ведь эти ее слова прозвучали так, словно бы она уже на что-то решилась. И он прекрасно знал, что она не похожа на прочих бостонских леди истинно пуританского воспитания... его дама сердца всегда была смелой и нисколько не боялась поддаться истинному чувству. Пусть даже это было совершенно недопустимо по меркам викторианской морали?
-Скорее я хотел себе об этом напомнить.., -ответил Ричард, однако его прекрасная леди не дала ему закончить фразу. Как и всегда, она судя по всему решила взять инициативу в свои руки, думая о том, что доктору будет сложно решится на поступок, который мог бы бросить тень на его имя.
-На самом деле, Дик... у нас есть два пути. Или даже три, -продолжила женщина, оборвав своего возлюбленного. Уже не бывшего, ведь тот самый "осмотр" что пожелал устроить Милтон, вернул их друг другу и заставил вновь разгореться костер былых чувств и желаний. -Мы можем оставить все, как есть, Дик. Ты будешь лечить своих больных, а я больше не потревожу тебя.
Андервуд как всегда спокойно выслушал все что хотела сказать ему Роуз, подойдя даже слишком близко и позволив ей начать расстегивать его одежду. Она вновь предложила ему сбежать... даже не предполагая, что на этот раз все будет куда сложнее чем три года назад. В любом случае, их ждет скандал, а еще им придется лгать окружающим и жить в грехе, где бы не удалось найти себе пристанище - но Ричард не собирался отказываться от Роуз. И в этот самый момент, ему вспомнился один давний разговор, что произошел еще до смерти дядюшки его возлюбленной. Тогда в Бостон, вместе с военным конвоем для гарнизона приехал человек, назначенный на пост губернатора Ямайки - джентльмен этот приехал вместе со своей семьей и к несчастью один из его сыновей захворал в долгом путешествии. Андервуд вылечил ребенка, за что удостоился приглашения приехать в Кингстон... и пообещал губернатору что подумает, но так и не решился уехать из города, что хранил слишком много печальных воспоминаний.
-Ты прекрасно знаешь, что мое сердце принадлежит только тебе одной, -ответил Дик, позволив и своей жилетке соскользнуть на ковер следом за сюртуком и притянув к себе Роуз. -Я хочу увезти тебя и мне наплевать на последствия... потому что я знаю место, где законы и мораль старой доброй Англии не имеет никакой цены. Там никто не станет искать нас...
Говоря, он дразняще прикасается к губам Роуз своими, пока она притягивает его еще ближе - покуда не оказывается уложенной на постель. И Андервуд не намерен больше ждать, после всех провокационных прикосновений и поцелуев... он берет свое, позабыв о привычном благоразумии и желая лишь одного - знать и чувствовать что Роуз принадлежит только ему одному.
-Я придумаю что-нибудь... чтобы тебе не пришлось его терпеть, -шепнул Дик, обнимая свою возлюбленную и ловя очередной ее стон в жаркий поцелуй. -Ты нужна мне... и даже если меня все осудят за эту убийственную страсть к тебе, мне будет все равно. Без тебя моя жизнь давно уже потеряла всякий смысл.
Для исполнения задумки Ричарда придется подождать до того момента пока в Бостон не придет очередной конвой с продовольствием и прочими необходимыми для нужд солдат вещами. Тогда Андервуд не торопясь получит свой расчет и уедет в Кингстон, попутно проведя на корабль свою пассию - как именно можно это сделать, еще нужно будет придумать. Однако, его хорошо знают на военном флоте, так что вполне возможно на кораблях конвоя окажется кто-нибудь знакомый...? Если же нет, то власть денег и соблазн обладать ими никогда и никуда не денется, пусть даже дама на корабле не самая лучшая примета в долгом путешествии.
Все свои соображения, Дик не торопясь изложил Роуз уже после того как они насладились друг другом в очередной раз. И этот план побега был более чем достижим при известном везении...
-Мы сможем начать новую жизнь в Кингстоне, где никто не станет нас искать, -тихо шепнул Ричард, прикоснувшись ладонью к щеке Роуз. -Это куда более лучший вариант, чем то что мы придумывали три года назад. Человек что позвал меня на службу не станет задавать лишних вопросов... так что если ты согласна - мы уедем из Бостона максимум через месяца полтора-два.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-11-14 02:15:50)

+1

15

[NIC]Rose Milton[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iA3W.gif[/AVA]
[© Johann Strauss - An der schönen, blauen Donau]
За три года своей супружеской жизни, Роуз не единожды задумывалась о том, почему все-таки не могла примириться со своей судьбой – жить с нелюбимым, избыточно любопытным и совершенно не романтичным человеком, что никогда не привлекал ее, как мужчина. Определенно, искушенная леди в делах амурных не без помощи доктора Андервуда знала наверняка, каковой должна была бы быть близость между мужчиной и женщиной на самом деле, а не в каких-то дивных мечтах. О! Ей не доводилось выдумывать чувств или предполагать, какого это, когда тебя касается желанный и единственный на всем белом свете мужчина, похитивший не только страстное сердечко, но и томное дыхание вместе с ним. Как бы там ни было, а она все это пережила сама – это было частью ее страстной и такой упрямой натуры, что не желала забывать, пусть даже воспоминания приходились горькой пилюлей на самое сердце молодой женщины.
И, конечно же, прекрасная память, которой никогда не была лишена сообразительная наследница целого состояния Хардингов. Она любила подсунуть Роуз те еще воспоминания, от которых молодой леди становилось безумно грустно, и нападала настоящая хандра. В прочем, эти воспоминания, такие сладкие и одновременно с тем горькие, словно полынь, были всем, чем дорожила миссис Милтон в этой жизни. Все-таки с Ричардом были связаны, как самые лучшие воспоминания в этой жизни, так и самые горькие, о которых она не желала вспоминать. Но упрямо прокручивала в своей голове снова и снова…
И какова ирония, да? Только после трех лет не самого счастливого замужества, Роуз поняла, что не может упустить своего шанса в этом вальсе с самой судьбой. Она не может не попытаться переиграть свою злодейку, а вместе с ней и всех тех завистников, которые позавидовали ее счастью, когда видели мисс Хардинг, танцующей с доктором Р. Андервудом, что достаточно быстро заработал славу толкового специалиста, очаровавшего всех юных леди Бостона. Все-таки Роуз знала, что не может упустить этого шанса, иначе… иначе попросту будет жалеть и мучиться всю жизнь предположениями о том, как могла сложиться ее судьба, если бы она не попыталась подговорить своего вновь обретенного любовника на побег.
Губы молодой леди искривились в улыбке, едва только Дик огласил свое полное согласие на ту опасную авантюру, предлагаемую его возлюбленной. И тут, пожалуй, было не важно – собирается снова подвести ее мужчина, или же постараться оправиться после настоящего испытания их обоюдного доверия. Как бы там ни было, а Роуз теперь могла не просто мечтать, теряясь в догадках относительно своего возможного будущего. Теперь у нее будет хотя бы надежда на то, что когда-нибудь наступит день их скромного торжества, из побега и неизбежных испытаний. Надо полагать, общество не простит этой выходке женщине, что не разрушила прекрасный брак и предпочла побег с другим, стремлениям сохранить то, чем дорожило общество, но не она сама.
Они не позаботились о том, чтобы полностью избавиться от одежды, воссоединившись в приятной близости. Но, разве это было таким уж и главным? Самым важным было сейчас почувствовать желание друг друга и поверить в обоюдную искренность, чтобы позволить себе снова мечтать о недостижимом завтра.
- Тебя не осудят, Дик, - нетерпеливо прошептала после очередного стона Роуз, позволив себе улыбнуться широкой и белозубой улыбкой, которую видели не так уж и часто ее личные слуги и муж тем более. – Ты в первую очередь привлекательный мужчина, а я … слабая и безвольная женщина, которая не могла устоять перед искушением, отдаться тебе, - вновь глотая порцию воздуха, ведет дальше женщина. Она, конечно же, шутит, заставляя мужчину тоже оценить свою шутку, ведь была далеко не слабой и уж тем более не безвольной женщиной. Она любила хвататься за высокие цели и идти к ним, шаг за шагом. Вот, например, как это было с их прежним и новым побегом – он ее высокая, но пока еще недостижимая цель.
- То место, где мы сможем быть вместе – станет для меня раем, - пытаясь привести свое дыхание в порядок, добавила миссис Милтон, не торопясь подниматься из постели, где ей было только что очень даже хорошо. - Я согласна, Ричард, - тихо произнесла Роуз, поймав ладонь мужчины на своей щеке. – Я уже говорила, что готова ко всему, хотя признаюсь честно, что месяц или два – для меня это безумно много времени, а нам будет не всегда вести, как сегодня, - добавила она, прежде чем коснуться внутренней стороны ладони Андервуда своими губами. – Мне так не хочется, чтобы ты уходил… жаль, что ты не можешь остаться со мной, - произносит без надежды на то, что ее тонкий намек будет услышан. – Прежде чем ты уйдешь, скажи,… что любишь меня? – не самый тактичный опрос, на который ожидается только один-единственный ответ.
Однако везение – вещь порой хрупкая. Оно является переменным кавалером, и рано или поздно добегает до своего финала, когда слышатся шаги слуг на коридоре. «Неужели мистер Милтон пожаловал?» - подумалось было Роуз, в головушке которой уже созрел план.
- Мы скажем, что мне стало плохо, и я тебя позвала, - произносит она, поднимаясь с постели, чтобы привести ее снова в более-менее божеский вид.

[SGN]

Ohh, don't let me down
The night's your home
Ohh, love won't let you down
Only the night will take you home
We're never gonna die!
- - - - - - - - - - -
© Shiny Toy Guns – Mercy

http://funkyimg.com/i/2iAeu.gif

[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-11-09 00:33:32)

+1

16

[NIC]Richard Underwood[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2izvV.gif[/AVA]
[STA]военный врач[/STA]
-Мне тоже не хочется от тебя уходить, -улыбнулся своей возлюбленной Андервуд, усевшись на постели и начав приводить себя в порядок. -И я очень люблю тебя, Роуз... всегда любил, с тех самых пор как твой дядя нас познакомил. На этот раз мне ничего не помешает тебя увезти, я обещаю тебе.
Роуз была совершенно права, когда говорила, что Ричарда никто бы не осудил за связь с замужней женщиной. Несмотря на так называемую строгую мораль викторианского общества, подобное происходило достаточно часто... но при этом, мужчине как водится, позволялось очень многое, в отличии от дам, которых неминуемо бы ожидало всеобщее порицание. Дик не хотел такого для своей любимой, тем более что ему была хорошо известна причина, толкнувшая ее на замужество с Милтоном - этой самой причиной был он сам. Но пожалуй, именно сейчас следовало бы подумать совсем о другом, ведь судя по всему Джордж Милтон уже вернулся домой и надо было любой ценой избежать каких-либо подозрений.
-Я все улажу с твоим мужем, Роуз и сделаю так чтобы тебе не приходилось... принимать его, -произнес Дик, обняв Роуз, прежде чем покинуть ее спальню. -Просто доверься мне, хорошо? А я все сделаю так чтобы мы смогли сбежать в Кингстон... потому как без тебя моя жизнь абсолютно не имеет никакого смысла.
После этих слов, Андервуд заставил себя выйти из спальни Роуз - и надо сказать, вовремя, потому как одна из служанок уже собиралась постучать в дверь и поинтересоваться самочувствием хозяйки. Это означало лишь одно: Милтону уже сообщили о приходе незваного гостя и значит следовало действовать незамедлительно.
-Не ожидал вас увидеть, доктор... что с моей женой? Ее горничная сообщила, что ей внезапно стало нехорошо... так что случилось? -поинтересовался Милтон, едва только Ричард спустился в гостиную. -Я не знал, что мне и думать...
-У вашей супруги был неожиданный обморок и она поступила совершенно верно, послав за мной, -ответил Дик, своим привычным спокойным тоном, без сомнения внушавшим доверие. -Вас можно поздравить, потому как миссис Милтон находится в счастливом ожидании... но есть кое-какие вещи, внушающие мне опасение.
-Это просто отличная новость! -просиял хозяин дома и подошел к погребцу, из которого достал бутылку шерри. -Предлагаю выпить за нее - не представляете, сколько я ждал этого момента!
-Мне кажется, что вы меня не расслышали? Я опасаюсь того, что ваша жена может потерять этого ребенка, -Андервуд врал и попросту собственным ушам не верил. Но у него не было иного выхода, чтобы оградить Роуз от компании ее супруга в постели, как бы комично это не звучало... -Поэтому ей необходим покой, никаких волнений и переживаний... по крайней мере на ближайшие два-три месяца. После, если миссис Милтон будет исполнять все мои рекомендации, можно будет ручаться за благополучное протекание ее тяжести.
-Я сделаю все что угодно, лишь бы у нас наконец-то появился наследник! -с горячностью ответил Милтон, протянув доктору рюмку шерри. -А еще, я хотел бы обсудить с вами те улики, что вы нашли в порту. Думаю что мне удастся уговорить полковника Брайанта и господина мэра организовать официальное расследование этого ужасного преступления. Что если мы поговорим в портовой конторе... скажем, сегодня вечером? Заодно вы мне расскажете всю ситуацию, как один из очевидцев проишествия...
-Хорошо, тогда я приду в порт, как только освобожусь. Полагаю что это будет часам к девяти вечера. Вас это время устроит? -получив согласный кивок, Андервуд допил свою порцию шерри и передав стакан служанке, протянул руку Милтону. -Тогда разрешите откланяться, потому как мне пора возвращаться в госпиталь.
Позже... Дик поймет каким был дураком и как легко позволил заманить себя в ловушку - но конкретно в тот самый момент, он думал совершенно о другом. Не о взрывах в порту и расследовании поджога в пакгаузе, которого так долго и безуспешно пытался добится.
Он думал о Роуз и о том, что очень скоро для них все изменится в лучшую сторону. Они будут вместе и это самое главное... именно с этими мыслями Андервуд вернулся домой, где и собрал все найденные им улики в небольшую кожаную папку для документов, чтобы Милтону было удобнее их просмотреть и после этого, со спокойной душой направился в госпиталь. После всех запланированных дел, Ричард оказался в порту немного раньше назначенного времени и решил немного пройтись, дожидаясь Милтона. Он подошел к сгоревшему пакгаузу, который еще не успели разобрать, кутаясь в свой плащ - с залива дул весьма промозглый ветер - и пройдясь по обгорелым доскам пола, задумался о своем.
Его уже давно ничего не держит в Бостоне... а обещанная должность в армии по идее никуда не уйдет и на Ямайке. Губернатор, помнится, обещал Дику свою помощь в получении офицерского патента, что обещало весомую прибавку к жалованью, которое не будет лишним. Ведь в Кингстоне он будет уже не один?
-Прошу прощения, сэр... вы ведь доктор Андервуд? -кто-то окликнул Ричарда и повернувшись вполоборота, он увидел солдата из охраны порта. -Вам не следует здесь находится...
-Простите, я уже ухожу, -поспешно извинился Дик и достал часы чтобы сверится со временем, как вдруг солдат вскинул руку и не целясь выстрелил из пистолета... тогда как у Андервуда была лишь доля секунды, чтобы успеть встать боком - как на дуэли, когда противник стреляет в упор. Грохнул выстрел, после чего плечо и шея Ричарда взорвались поистине дикой болью, тогда как убийца принялся перезаряжать пистолет. Однако, его по всей видимости кто-то спугнул, потому как бросив оружие и схватив верный чемоданчик Андервуда, он кинулся наутек.
И прежде чем наступила темнота, Дик все-таки успел обозвать себя самым настоящим идиотом.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-11-14 21:10:52)

+1

17

[NIC]Rose Milton[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iA3W.gif[/AVA]
[float=right]http://funkyimg.com/i/2jDXi.gif[/float]Леди не пристало говорить о своих чувствах первой, как и требовать признаний от мужчины, прежде чем он решит сам огласить их сам. Однако с собой влюбленная миссис Милтон ничего не может поделать; в ее светлой голове с того самого момента, когда она узнала о том, что возвращение в Бостон неизбежно, были одни только мысли о Ричарде, который был сейчас одновременно близко и так далеко от нее. Они всегда ходили по тонкой грани, по черте, которую так бездумно переступали, и каждый раз заигрывали с собственной судьбой, словно бы мирной и тихой жизни, которую рисовала перед ними капризная госпожа Фортуна, было не достаточно. А в прочем, разве так оно и не было на самом деле? Разве мы не желаем больше всего то, чего не можем получить? Роуз прекрасно знала, что дядя не одобрит ее выбор – честного и далеко не самого богатого, зато настоящего джентльмена. И все равно она вцепилась за Андервуда, не желая его отпускать. И как же она была счастлива, когда узнала, что тоже запала в сердце столь привлекательному мужчине?! Сейчас, вспоминая свою невинную радость и необъятное счастье, которое переполняло ее тогда, белокурая женщина порой задумывается о том, что лучше было Дику тогда, действительно, остаться холодным к ней, не искать встреч с ней. А еще лучше было бы не отвечать ей на остроумные вопросы, которые она выдумывала буквально на ходу, лишь бы продлить их беседу еще на каких-то полчаса. Однако они были всего лишь слабыми людьми в руках у какого-то кукловода, что с завидным постоянством сводил их вместе и разводил, будто бы в море корабли. И это завидное постоянство уже надоело Роуз. Она набралась решительности и больше своего не опустит.
Ричарду стоило поторопиться и быстрее собираться, чтобы никто не заподозрил о том, чем были занят доктор и его прекрасная пациентка. Вот только женщина не может упустить шанса и не удовлетворить собственное желание. Поднявшись в постели, она придвинулась ближе к Андервуду, чтобы обнять его со спины и положить ему на плечо свой подбородок, пока ее губы прошепчут не одно ласковое слово на ухо любовнику, заставляя его медлить и осознавать собственную слабость перед ней. Ведь она все же есть? Эта любовь, о которой принято мечтать, и которая делает всех нас заложниками собственных переживаний и чувств…
- На этот раз я тебе поверю, когда мы уже отчалим от Бостона, Дик, - напоследок прошептала миссис Милтон, прежде чем доктор Андервуд повернулся к ней лицом и дал весьма интересное обещание, на которое она только приподняла вверх тонкую бровь. Все-таки она верила, что ей под силу держать мужа за закрытой дверью своей спальни, и все-таки… хотела подразнить любовника, которому наверняка не хотелось делить желанную женщину с другим. По крайней мере, она смело строила свои предположения на этот счет, зная Ричарда и его определенно ревнивую натуру. Ведь и замуж она вышла для того, чтобы насолить ему.
Напоследок она дотягивается до губ мужчины, прежде чем позволить ему уйти (или сбежать?) от себя, ведь даже под угрозой разоблачения сделать это было не просто. Так что, поднявшись из постели и, набросив на себя халат, Роуз подходит к туалетному столику. И надо сказать, очень вовремя это делает! К ней заглядывает одна из служанок, чтобы справиться самочувствием госпожи.
- Все хорошо. Но я хочу побыть пока одна и отдохнуть, - пока она не знала, как выкрутится Ричард и предпочла пока не торопиться с умозаключениями. Она даст мужчине возможность самому творить их совместную историю, а пока … она просто хотела еще провести хотя бы час в комнате, что помнила не один ее стон в объятиях единственного любимого.
- Может быть, вам чего-то принести, миссис Милтон? – спрашивает служанка, не решаясь подойти ближе к своей госпоже. И оно даже к лучшему. Все-таки слишком много улик оставалось не убранными в спальне миссис Милтон. Но заняться ими она решит чуть позже.
- Нет, ничего не нужно. Я позову, если мне что-нибудь понадобится, - дала категоричный ответ она, после чего вернулась в постель, где могла хоть немного побыть слабой и мечтательной девочкой, что жаждала получить кусочек своего счастья сегодня.
К ужину Роуз решила все-таки не спускаться. Видеть мужа этим вечером она не желала, однако тот факт, что мужчина так и не постучался этим вечером в ее дверь, желая остаться на ночь, а только терпеливо поинтересоваться ее самочувствием, заставил женщину разволноваться. Так что, рано утром она все-таки составила компанию супругу за завтраком, где он радостно ее встретил, преподнеся весьма щедрый подарок – золотое колье с несколькими изумрудами. И узнав причину такой щедрости, она едва не подавилась.
«Беременна? Черт бы тебя подрал, Дик! Мог бы и предупредить!» - мысленно парировала она, дотянувшись рукой к своему бокалу с водой, чтобы сделать несколько глотков и запить свое удивление. Все-таки это было так … неожиданно! И чертовски не справедливо со стороны Дика не предупредить ее.
- Нужно послать сегодня за доктором Андервудом, - произнесла она, как можно более ровным тоном голоса. – Мне нужно поинтересоваться некоторыми нюансами у него, - добавила она, прежде чем Милтон ошарашил ее в следующее мгновение.
- Думаю, дорогая, тебе лучше будет найти себе другого врача, - произнес мужчина.
- Почему это?! – возмутилась Роуз, нахмурившись. – Доктор Андервуд, пусть и предпочитает лечить бедняков в первую очередь, лучший специалист в городе, - заявила она, но уже в следующее мгновение, она почувствовала, как внутри все оборвалось.
- Видишь ли, та история с пожаром… он что-то там выяснял, видимо, в порту, и там его подстрелили. Так что, найди себе другого врача, мой ангел, - как можно более мягко добавил Милтон, вот только женщина определенно дала понять, что не желает ничего слышать.
[float=left]http://funkyimg.com/i/2jDXh.gif[/float]- Как подстрелили? – побледнев, произнесла она, переспросив мужа. – П-п-почему ты мне сразу не сказал? Я его знаю очень давно,… мы же дружили, раньше... - попыталась она объясниться, зная, что слишком серьезные волнения могут вызвать подозрения.
- Я не хотел, чтобы ты расстраивалась. В твоем положении это вредно, дорогая. К тому же, ты всегда все принимаешь слишком близко к сердцу, - с долей участия ведет дальше Милтон, на что женщина просто не может отреагировать спокойно.
- Слишком близко к сердцу?! Вот, значит, как?! – грозно возмущается Роуз, поднявшись из своего места за столом, так и не притронувшись к завтраку. - Да человека чуть не убили, а ты говоришь, что я принимаю слишком близко к сердцу?! Хотела бы я посмотреть, как бы ты отнесся к потери близких тебе людей, которых приходится оплакивать всю жизнь, будь ты на моем месте! Ты просто бесчувственный эгоист! – добавила она, прежде чем повернув свои претензии вовремя по нужному руслу. Вот только поднявшись в свою комнату, женщина все-таки не выдержала и расплакалась. А ведь она могла потерять Ричарда! И какой черт его повел в этот порт вечером?!

[SGN]

Ohh, don't let me down
The night's your home
Ohh, love won't let you down
Only the night will take you home
We're never gonna die!
- - - - - - - - - - -
© Shiny Toy Guns – Mercy

http://funkyimg.com/i/2iAeu.gif

[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-11-14 12:29:48)

+1

18

[NIC]Richard Underwood[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2izvV.gif[/AVA]
[STA]военный врач[/STA]
Дик понятия не имел, сколько провел в вязкой и жаркой пустоте, что обволакивала его со всех сторон и не отпускала от себя. Последним ощущением стало нечто вроде головокружительного полета, после которого он резко приземлился в кровати... и с трудом приоткрыв тяжелые веки, увидел рядом армейского фельдшера - тот сидел на стуле рядом, листая какую-то книжку и попутно прихлебывая из своей фляжки виски.
Шотландское.., -подумалось Ричарду - ведь мистер Рейли не раз угощал его именно отменным шотландским из этой самой фляжки. -Что это вы там читаете..?
-Ну наконец-то - вы заставили всех нас поволноваться, сэр! -ответил фельдшер, отложив книгу и придвинувшись к постели раненого. -Убедительно прошу вас лежать спокойно и не пытаться шевелится: вы потеряли много крови, прежде чем мистер Милтон привез вас в госпиталь и были в горячке пару дней. Врачи как известно, самые плохие пациенты на свете... но если вы будете меня слушаться, то быстро поправитесь.
-А что произошло? Я помню как солдат сказал мне уйти из пакгауза... а потом выстрел и темнота, -тихо произнес Андервуд. -Того кто стрелял в меня... поймали?
-Пока что нет, но военный комендант назначил расследование по этому делу, -сообщил Рейли, пожав плечами. -Мистер Милтон лично попросил его об этом и еще прислал мне в помощь мистера Эванса - вы помните его? Судовой хирург со "Стремительного" - так вот он сказал, что вам очень повезло. Все могло быть намного хуже, особенно если бы преступник успел выстрелить дважды.
-А мои вещи? Милтон привез их? -попытался приподняться Ричард, несмотря на то, что ему было чертовски больно шевелится. -Отдал их вам?
-Какие вещи? При вас ничего не было.., -ответил Рейли и поднявшись, на пару минут отошел, а затем вернулся вместе со стаканом с какой-то микстурой. -Вам бы надо еще поспать и ни о чем не волноваться - так что выпейте это и спустя некоторое время определенно почувствуете себя намного лучше.
Дик послушно выпил снадобье и ощутил хорошо знакомый привкус опиума - так вот значит откуда взялись эти бесконечные провалы в темноту... Рейли с коллегой применили единственно верное обезболивающее средство. И прежде чем вновь провалится в сон, ему подумалось о том, что теперь можно поставить на деле о поджоге крест - ведь тот самый таинственный злоумышленник похитил все улики.
На следующий день одна из горничных Роуз отправилась на бостонский рынок с поручением экономки, купить свежей рыбы и птицы к ужину, потому как мистер Милтон ожидал гостей. Это была неглупая и очень отзывчивая девушка, так что видеть слезы своей хозяйки было для нее попросту невыносимо... так что кроме похода на рынок, Мэри решила заглянуть и в госпиталь, благо до него было рукой подать от торговых рядов. В конце-концов, всегда ведь можно было соврать экономке, что заблудилась, разве нет? Мэри ведь приехала вместе с господами из Нью-Йорка, так что еще плохо знала Бостон и часто была вынуждена спрашивать обратную дорогу к особняку Хардинга.
-Доброго вам для, сэр, -служанка поклонилась одному из джентльменов, что проводил обход больных. -Могу ли я справится о самочувствии мистера Андервуда?
Лейтенант Эванс (а это был именно он) улыбнулся Мэри, поинтересовавшись кто был так добр, чтобы прислать ее узнать о его пациенте, ведь насколько ему было известно, близких родственников в Бостоне у раненого не было.
-Это моя хозяйка, сэр.., -ответила Мэри, отчаянно краснея. -Видите ли... они давно знают друг друга... и покойный дядюшка миссис Милтон заботился о мистере Андервуде как о собственном сыне. К тому же она пользовалась услугами доктора и очень расстроилась узнав о несчастье...
-Ему уже намного лучше и вы можете лично рассказать о беспокойстве вашей хозяйки - если хотите, -предложил Эванс и после того как Мэри робко кивнула, проводил ее к постели своего пациента. -Ричард, к вам тут одна милая леди. Говорит, что ей есть что вам сказать.
Повернув голову, Дик с удивлением увидел горничную Роуз и на пару мгновений ему подумалось, что его возлюбленная совершенно забыла об осторожности. Однако, узнав о том что девушка действовала по собственной инициативе, он лишь покачал головой.
-Мне бы не хотелось причинять миссис Милтон какого-либо неудобства.., -произнес Андервуд. Естественно, он не думал отказываться от своего первоначального плана, увезти Роуз в Кингстон, но для этого не следовало возбуждать ненужных слухов и пересудов. -Мне очень жаль, что все так вышло.
-Сэр... я видела как она плакала, после того как хозяин сообщил ей о том, что произошло с вами, -ответила горничная. -И мне стало ее так жалко, что я решилась прийти сюда... но вы не подумайте чего дурного - я приличная девушка и боюсь ходить по городу одна. Просто у хозяина сегодня ужин с офицерами из гарнизона, так что я подумала, почему бы и не зайти? Все равно по пути...
-Скажите, Мэри... а если я напишу миссис Милтон записку, вы сможете ее передать? -перебил девушку Ричард. -Я очень давно ее знаю и не хотел бы быть причиной ее слез.
-Конечно, сэр. Только пишите скорее, иначе мне влетит, -кивнула Мэри. -Я уже давно должна быть дома и отдать кухарке каплунов и перепелок.

Моя любимая!

Я более-менее в порядке, хотя и свалял большого дурака, согласившись на ту вечернюю "прогулку". Мне не хотелось тебя расстраивать и я надеюсь вскоре покинуть госпиталь... надеюсь, ты простишь меня?

Очень хочу тебя увидеть... люблю,

Д.

Андервуд попросил Мэри подать ему лист бумаги и перо с чернилами и кое-как, левой рукой написал эту записку, хотя и прекрасно понимал чем может быть чревато, если она попадет в чужие руки. Поэтому доктор решил по большей части обойтись без имен и после того как чернила просохли как следует, тщательно свернул свою записку и затем передал ее горничной. Будь Мэри немного поумнее, она бы поняла что подобное в приличном обществе недопустимо - но она любила свою хозяйку и потому согласилась отнести послание Андервуда, без малейших колебаний.
-Ступайте, Мэри и если миссис Милтон будет спрашивать обо мне, то скажите что я постараюсь как можно скорее поправится, -сказал напоследок Ричард, прежде чем служанка поспешно направилась домой. -Передайте чтобы она не волновалась за меня...
Горничная бегом помчалась домой и вовремя успела отдать кухарке свои покупки - ну а затем, экономка дала ей несколько новых поручений, так что про записку Мэри вспомнила уже ближе к вечеру. Роуз отказалась спускаться к ужину, сославшись на плохое самочувствие и увидев ее грустное выражение лица, девчонка мигом достала изрядно помявшийся уже листок.
-Я знаю что вы будете меня бранить, мэм... но я была сегодня в госпитале. Хотела узнать как там доктор.., -затараторила Мэри, когда хозяйка удивленно посмотрела на нее. -Хотя я ужасно боюсь крови и мертвецов... но я все равно повидала мистера Андервуда и он написал вам это... Вы сердитесь на меня? Я просто хотела как лучше...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-11-16 23:58:45)

+1

19

[NIC]Rose Milton[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iA3W.gif[/AVA]
Слезами делу не поможешь. От слез не придет избавление. Они принесут только временное облегчение, тогда как проблема останется все такой же нерешенной и болезненной. Эта простая истина еще с малых лет была знакома Роуз, когда она потеряла сначала мать, а после и отца. Оставшись круглой сиротой на попеченье своего бездетного дядюшки, который любил свою племянницу и воспитанницу всем своим скупым сердцем, но так и не смог заменить самых дорогих и близких на этой земле людей, она не сумела забыть горечи потери, что сейчас снова напомнила о себе. В прочем, как и в ту самую ночь их побега, когда она ждала Ричарда в экипаже ночью и надеялась, что он придет…
Тогда она надеялась, что ее тайный воздыхатель имел существенные проблемы, которые не позволили ему прийти вовремя (а потом оказалось совсем не прийти) и только опасностью здоровью, которая грозила ему сейчас, по ее мнению, могла оправдать мужчину в ее глазах. Да, она была тогда младше и глупее. Она была рассержена и разочарована. Вот только лишь теперь понимала, насколько она была нетерпеливой, ведь больше всего на свете она боялась потерять своего любимого Ричарда, который был последним и самым близким ей человеком. Определенно, миссис Милтон позабыла уже о том, как проклинала тот день, когда она впервые флиртовала с ним, а он впервые поцеловал ее в губы, едва они урвали возможность побыть наедине, без пристального присутствия вездесущих леди и джентльменов из их круга. И сейчас, опустившись на мягкое кресло перед своим большим зеркалом, она спрятала, словно маленькая девочка, глаза в ладони, пока слезы ручьем текли по глазам.
Ей было так горько и страшно лишиться своего вновь обретенного возлюбленного, что она позабыла даже о том, что кто-то из служанок мог задаться вопросом о том, почему же она так побивается из-за какого-то доктора, мол, подумаешь, всего лишь знакомый? Но, как это очень часто бывает, Роуз повезло. Повезло, ведь свидетелем ее слез стала ее горничная Мэри, что была девушкой отзывчивой и в какой-то степени наивно доброй. Она всегда видела в людях лучшее, даже если они и не заслуживали этого. Она же и боготворила свою хозяйку, что была попросту с ней добра. Наверное, если бы только миссис Милтон могла предположить, на какую глупость ради нее пойдет служанка, то очень удивилась. Но, до того дня ей еще пережить чреду дней в неведении. Целых долгих пять дней ей пришлось довольствоваться теми клочками информации, которые ей выделял муж, и даже не представляла, что виновник всей этой истории, а также ее слез был именно он.
Увы, увы, … в горе она стала пусть и не доверчивой, но определенно потеряла бдительность, отдавшись своему горю. Вот только, когда в ее руки попал клочок мятой бумаги, в котором разборчиво виднелось обращение к ней Ричарда, Роуз, казалось, вдохнула свежего воздуха. Ей определенно полегчало, и пусть она не написала сразу же письмо своему любовнику, она определенно задумалась относительно их встречи. О, нет! Довольствоваться перепиской, которая еще может сыграть против них же, она не могла и не собиралась! Она хотела увидеть Дика, поэтому начала планировать их встречу, прежде чем решилась пойти якобы в гости к одной из леди на чай. Мистер Милтон был тогда в конторе и плохо знал эту давнюю подругу своей жены, поэтому не мог предположить, что она могла использовать ее в качестве своего «прикрытия» или, если изъясняться более просто – солгать ему, пусть и через служанок, что она у этой мисс. Конечно же, она не пошла одна в госпиталь, но со своей служанкой, которую попросила остаться у входа в здание госпиталя, после чего отправилась на поиски своего любовника, стараясь не попадаться кому-либо на глаза. И благо, ей это получалось… до поры до времени, поскольку лечащий доктор Андервуда заметил ее и подошел к миссис Милтон, порядком напугав.
- Вы всегда так подкрадываетесь? – пожурила она его, после короткого приветствия, которым они обменялись именно так, как гласили об этом правила приличия.
- Извините меня, пожалуйста. Я совсем не нарочно. Но, вы должно быть ищите доктора Андервуда? – спрашивает доктор, чем удивляет Роуз.
- Да, откуда вы знаете? – спрашивает она, ощущая, как сердце начинает громче стучать, а к ушам приливает кровь.
- Ваша служанка была пару дней назад и говорила, что вы переживаете о нем, - вежливо ответил доктор, прежде чем предложил провести миссис Милтон к своему пациенту, попутно рассказав ей об его самочувствии и том, как он выполняет все предписания. Когда же она увидела бледное лицо Ричарда, все слова доктора потеряли для нее какой-либо смысл, ведь она перестала его слушать.
Он сказал, что они могут поговорить?
Она только согласно кивнула ему в ответ, прежде чем подойти к постели своего любовника и взять его прохладную ладонь в свои руки.
- Как же ты меня напугал, Ричард! Я никогда тебе не прощу тех слез ,что я пролила из-за тебя! И почему это ты пошел в порт? Это было так глупо с твоей стороны и безрассудно! – не прекращая, вещала она. – Любимый мой, я ведь так боялась, что потеряла тебя, едва обрела надежду, - добавила она вскоре, прежде чем наклониться к мужчине и легонько прикоснуться к его губам своими. О, ведь это было так безрассудно и глупо! Все-таки их могли увидеть, но, черт подери, ей было все равно сейчас.
[SGN]

Ohh, don't let me down
The night's your home
Ohh, love won't let you down
Only the night will take you home
We're never gonna die!
- - - - - - - - - - -
© Shiny Toy Guns – Mercy

http://funkyimg.com/i/2iAeu.gif

[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-11-15 19:45:18)

+1

20

[NIC]Richard Underwood[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2izvV.gif[/AVA]
[STA]военный врач[/STA]
После того как Мэри ушла, Дик не один раз пожалел о своей записке... ведь если ее обнаружат, у Роуз будут неприятности - и это еще слабо сказано? Стараясь не шевелится, чтобы не разбередить рану, он лежал и думал обо всем что произошло за последнее время: смерть старика Хардинга, пожар в порту, приезд Роуз и наконец его недавнее фиаско. Ибо как-то иначе, назвать собственную глупость доктор попросту не мог. Теперь когда вместе с саквояжем, пропала и папка с уликами по делу о поджоге, можно было даже не заводить каких-либо разговоров о возможном расследовании - ведь все ниточки было разом уничтожены.
Той ночью солдаты не сразу заметили поджигателя... значит он вполне мог быть одет в военную форму, как и тот человек, что стрелял в меня.., -размышлял Андервуд. -На портовую охрану никто не обращает внимания, к этим ребятам все привыкли... и потому никто не забеспокоился, увидев незнакомца возле пакгаузов. Форма в некотором роде делает человека безликим...
Ричарду не хотелось допускать предположений о том, что военное командование Бостона могло быть замешано в этом деле... однако, факты по большей части говорили сами за себя. И если даже полковник Брайант не замешан лично, то возможно поджигателя могут знать его подчиненные?
Но поздно... Ведь теперь Андервуду уже нечего предъявить, ведь он как последний дурак подарил преступникам все улики, благодаря собственной беспечности. С этими мыслями Дик уснул, а когда проснулся то для него вновь начался чрезвычайно длинный и скучный день лежачего пациента, для которого даже появление мухи на подоконнике госпиталя - уже событие. Но по счастью, судьба нынче была более чем благосклонна к Ричарду, потому как после завтрака его посетила самая желанная и долгожданная гостья.
-Как же ты меня напугал, Ричард! Я никогда тебе не прощу тех слез ,что я пролила из-за тебя! И почему это ты пошел в порт? Это было так глупо с твоей стороны и безрассудно! -произнесла Роуз, подойдя ближе и взяв Дика за руку. -Любимый мой, я ведь так боялась, что потеряла тебя, едва обрела надежду...
Он вернул ей поцелуй... и едва только услышав ее вопрос, понял, что запутанное и сложное дело намного проще, чем можно себе представить. Все расставил по местам один-единственный простой вопрос, что задала Роуз - или, если говорить вернее, единственно-возможный ответ на него?
-И почему это ты пошел в порт?
Ведь это Милтон попросил Андервуда о встрече - еще во время бала у господина мэра. И как можно было об этом забыть?! А когда Дик соврал ему о беременности Роуз, фабрикант повторил свое приглашение... и ведь кроме него, доктор никому не говорил о своих намерениях.
Так неужели... все действительно было проще чем казалось на первый взгляд?
-Роуз... я пошел в порт, потому что твой муж попросил меня показать ему улики..., -ляпнул Ричард, прежде чем успел обдумать что именно сказал. -Он ведь на ужине говорил что хочет помочь расследованию... точнее, чтобы оно вообще началось... Боже, какой же я дурак!
Андервуд резко уселся на постели, не обратив внимания на боль в плече. Но если Милтон замешан во всем этом деле, то какой ему резон уничтожать улики?! Он ведь совсем недавно приехал из Нью-Йорка...

-Здесь что-то явно не так, Роуз... и мне не хотелось бы думать что твой муж может быть как-то причастен к этому выстрелу. Здесь ведь совершенно нет мотива - быть может, он успел кому-то рассказать о нашей с ним встрече? -немного растерянно произнес Ричард, посмотрев на свою возлюбленную. -У меня просто в голове не укладывается подобное...
Обвинить человека в покушении просто так нельзя - нужны доказательства, те же мотивы и хоть какое-то логичное объяснение подобному поступку. По идее, Милтону не было никакого смысла убивать старого знакомого (назовем это так) своей супруги и он навряд ли был таким уж хорошим актером чтобы как-то скрыть возможную ненависть, для которой также не было никаких причин. Он не мог знать о давней связи Дика и Роуз... как и о том, что она возобновилась...
-Роуз... послушай меня внимательно..., -тихо произнес Андервуд, не отпуская руки своей любимой. -Ты должна быть очень осторожна со своим мужем, слышишь? Я хочу докопаться до правды, но еще больше мне хочется увезти тебя наконец и больше никогда не возвращаться в Бостон. Вся эта история с пожаром, мало-помалу становится опасной...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-11-27 21:34:48)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Mercy won't belong to them