Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » "V for Victory"


"V for Victory"

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

http://funkyimg.com/i/2iE2A.png

http://www.kinomania.ru/images/frames/38086.jpg

Виктория и Альберт
Впервые они встретились в Англии за год до вступления Виктории на трон.
Уже тогда очередной дядя Виктории, ставший королём Бельгии, лелеял мечту ещё сильнее скрепить семейные узы, поженив племянника Альберта Саксен-Кобург-Готского и… племянницу.
Однако молодой принц не понравился Виктории.
Всё изменила вторая встреча.
10 октября 1839 года Альберт с братом Эрнестом прибыли погостить в Виндзор...

http://funkyimg.com/i/2iE2A.png

Отредактировано Tony Danziger (2016-11-14 12:44:19)

+1

2

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]герцог Саксен-Кобург-Готский[/STA]
-Ты упорно молчишь почти все время нашего путешествия и это начинает меня беспокоить, -тихо произнес Эрнест, мельком взглянув в окно на дверце кареты на котором дождь вовсю рисовал свои косые линии. -Я знаю, что у тебя был разговор с дядей перед нашим отъездом... что он хотел от тебя?
-Решил в очередной раз снабдить меня ценными инструкциями. И чертовски разозлился, когда я сказал что хотел бы первым читать все личные письма адресованные мне, -ответил Альберт, после недолгого раздумья. -В Лондоне всегда такая погода? Кажется, когда я приезжал на коронацию Виктории, тоже шел дождь...
-Оставим погоду в покое и вернемся к разговору о нашем дяде. Ты никогда от меня ничего не скрывал... так в чем дело?
Альберт лишь вздохнул. Встреча с Его Величеством была для него не слишком приятной, если не сказать больше? Как оказалось, Леопольд первым прочитал письмо, в котором Виктория приглашала его племянников посетить Великобританию и как-то забыл, что оно предназначалось вовсе не ему. Однако, монарх не стал слушать каких-либо упреков от Альберта и сухо приказал ему наконец-то начать уже действовать - и для того чтобы ослабить влияние виконта Мельбурна на Викторию, будут хороши все средства. К примеру затащить ее наконец в постель и самому стать хозяином положения, вместо обожаемого молодой королевой лорда "М".
-Ты ведь слышал о недавнем скандале? -поинтересовался Леопольд, смерив племянника не самым добрым взглядом. -Мельбурн зашел настолько далеко, что подобрал ближайшую свиту королевы из своих друзей, что не могло не возмутить как парламент, так и общественное мнение.
-Она не виновата в том, что послушала советов... дурака, -осмелился вставить свое слово Альберт. -Да и как можно обрести уверенность в себе, если каждый день слышишь одно и то же... что она слишком молода, неопытна и не способна верно управлять государством.
-Я не спрашивал твоего мнения на этот счет, Альберт. Все что ты должен делать - молчать и слушать то что я тебе сейчас скажу, -резко оборвал принца Леопольд. -Вся эта переписка милого и нежного свойства должна обрести свою финальную точку! Двадцать лет я ждал этого момента, надеясь что ты или твой брат женитесь на наследнице британского престола и тем самым обеспечите поддержку Бельгии и прочим нашим союзникам. Так что на этот раз ты не должен упускать своего шанса... раз уж Виктория выбрала тебя. Завоюй ее расположение, затем постарайся наладить отношения с новым премьер-министром - и все, больше от тебя ничего не требуется.
-...как видишь, моя задача предельно ясна, -добавил Альберт, вкратце пересказав старшему брату свой разговор с королем. -И было бесполезно пытаться возражать ему... и говорить что поступить подобным образом с Викторией - значит стать одним из тех, кто так или иначе старается подчинить ее себе. Она ведь доверяет мне... во всяком случае, мне так кажется...
-Хочешь знать мое мнение? -ответил Эрнест. -К черту дядины инструкции - ты не его шпион и должен в первую очередь думать только о себе. Мы сейчас не в Кобурге и дядюшка далеко и не может более указывать тебе что и как следует делать. Пусть его люди, что служат в нашей свите строчат свои донесения - наплевать. Если все будет благополучно, то скоро тебе больше не придется стоять перед ним навытяжку... и мне заодно.
-Я помню как она сказала мне, что сравнивает себя с шахматной фигурой, которую таскают по клеткам все кому не лень, -Альберт вновь тяжко вздохнул. -А я ответил, что в таком случае, ей следует придумать как переиграть всех... и что ее будущий супруг должен помогать ей в этом, а не играть против нее.
-Значит просто напомни ей о том, что готов сыграть на ее стороне... вот и все, -решил закончить последнюю фразу брата Эрнест. Временами ему казалось, что дядя совершенно зря взвалил все свои политические надежды на его младшего брата... ведь Альберт никогда еще не занимался политикой и его было сложно назвать дамским угодником - кому как не Эрнесту было знать об этом? Что уж тут говорить, если Альберт даже как-то сбежал из борделя, когда его старшему брату вздумалось преподать ему хороший "жизненный" урок... он весь в своих размышлениях и идеях о том как сделать окружающий мир лучше. Однако, при этом Альберт умеет если нужно быть упрямым - быть может Виктории удастся заставить его ощутить большую уверенность в себе?
Наконец экипаж достиг Букингемского дворца и оба принца смогли размять ноги после долгой дороги и поспешно направились к главному входу. Пройдя следом за слугами в свои покои и осмотревшись по сторонам, Альберт вспомнил содержание одного из писем Виктории - она написала его сразу после того как постройка дворца была закончена и не жалела восторженных эпитетов чтобы описать свое впечатление от его внутреннего убранства. Правда тогда рядом с дворцом еще не было красивого парка: принц надеялся что завтра погода будет получше и королева сможет ему его показать.
-Ваше Высочество, прошу простить за беспокойство, -после деликатного стука в дверь, в комнату Альберта вошел один из лакеев дворца. -Ее Величество приказала передать вам приглашение на ужин, если вы не слишком устали после долгой дороги. Если вы пожелаете увидеть ее раньше - она в зале для приемов.
-Благодарю. Передайте Ее Величеству, что я сейчас же приду, -кивнул Альберт, после чего приказал своему камердинеру приготовить подобающий для ужина в обществе королевы костюм - дорожный, одетый еще на корабле уже давно потерял свой божеский вид, благодаря долгой тряске в экипаже и форсированию луж возле парадного входа во дворец.
И вот, наконец все готово... так что Альберту остается лишь спустится на первый этаж дворца и направится в зал для приемов. И взглянув на красивую мраморную лестницу, он снова припоминает картинку из недавнего прошлого: он в Кенсингтонском дворце, поздний вечер... и Виктория просит его проводить ее до спальни, ведь согласно строгим правилам, придуманным ее матушкой, она не должна была ходить по лестнице без сопровождения.
Интересно будет посмотреть в ее глаза сейчас... стала ли она наконец по-настоящему свободной о чем так долго мечтала?
-Виктория.., -он смущенно улыбается, увидев королеву в сопровождении только лишь ее любимого спаниеля - веселого непоседы и неразлучного спутника, что всегда умел поднимать ей настроение. -Я очень рад, что вы... выразили желание увидеть меня сегодня же вечером. Наконец-то мы сможем поговорить обо всем...
Подойдя ближе, принц как и обычно почтительно целует руку молодой королевы. Кажется будто бы они и не расставались после того пышного бала, что был устроен после ее коронации?

Шуберт, "Вечерняя серенада"

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-10-26 01:28:29)

+2

3

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iGcN.png[/AVA]

Мой Дорогой, Альберт!
С той поры, что я получила Ваше письмо, дорогой кузен, прошло уже несколько недель. Увы, но обязанности, возложенные на меня, не позволяли мне в полной мере уделить внимание ответу Вам, как бы мне того хотелось. Государственные дела все же имеют свойство отрывать в самый неподходящий для этого момент, занимать внимание и не отпускать долгие часы, ведь от одного росчерка пера зависит, возможно, судьба целой нации. Все же, я полагаю, что до Вас уже дошли те слухи о конституционном кризисе, которые волнуют британский народ в последнее время? Общество говорит, что молодая королева Виктория слишком неопытна и молода, чтобы править такой богатой и влиятельной страной, как Англия. Об этом неустанно мне напоминает лорд Конрой и моя матушка, словно бы надеясь на то, что я оступлюсь, и они получат возможность сами править страной, как им будет угодно. Однако, до Вас, быть может, еще не дошли наши последние новости? И я спешу их Вам известить: я победила в этой борьбе. Так или иначе, но мой добрый друг лорд Мельбурн снова премьер-министр; я не потеряла ни одной из своих добрых подруг-фрейлин, с которыми Вы уже, как мне кажется, успели познакомиться во время наших с Вами прогулок в саду. Они неустанно нам мешали, едва только нам выдавалась минутка поговорить наедине или хотя бы вдали ото всех.
Возможно, это весьма знаменательно, но сегодня Англию почтила своим присутствием осень. Я едва до нитки не промокла, когда спасалась от дождя и теперь, согреваюсь теплым чаем из Индии, а на моих плечах плед, принесенный моей верной Лендсен. Так что, у меня, наконец-то, появилась брешь в расписании, так что я получила возможность взяться за перо. И, знаете, сидя сейчас в своем кабинете и глядя на то, как дождь стучит в мое окно, я вспоминаю наш с Вами разговор. Возможно, Вы его уже и забыли, ведь это было так давно, мы были очень юны, а я уж точно не была обременена королевским титулом. Но, человеческая память вполне способна нас удивить внезапными воспоминаниями из тех времен, которые, нам кажется, остались далеко позади. Сегодня мне вспомнился Ваш приезд в Кенсингтон, когда мы получили возможность с Вами познакомиться. В тот вечер, когда Вы проводили меня к двери моих покоев, держа меня за руку, пока я поднималась по лестнице, мы говорили о том, что в наших жизнях есть куда больше общего, чем может показаться на первый взгляд. Мы говорили в тот вечер о том, что по-своему одиноки в этой жизни. И пусть множество забот о государстве и моя постоянная борьба, которой я пытаюсь все время доказать своей матери, своим министрам и своему народу, что вполне способна справиться со всем сама, я теряю это ощущение одиночества. Однако, в мгновения, подобные этому – я знаю, как мне необходим друг рядом.
Если вы изволите, я хотела бы Вас и Вашего брата, кузена Эрнста, пригласить погостить в Англии этой осенью. Правда, во избежание неприятных впечатлений, я вынуждена предупредить Вас в том, что осень в Англии, наверняка, не так жизнерадостна, как в Вашем родном Кобурге. Однако есть в ней что-то прелестное и особенное, ведь пока за окном льется холодный дождь, всегда можно согреться у огня, что трещит в камине, теплом чая и размеренных беседах за ним, которых мне, признаюсь честно, очень не хватает.
С надеждой на приезд моих кузенов, теперь я могу вернуться к своим обязанностям. Желаю Вам всего доброго, и надеюсь на удачливость моего гонца, что не попадет в шторм при переправе.

Королева Виктория,
31 августа 1839 года

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Написать письмо кузену именно такого содержания Виктория намеревалась уже какое-то время. Но, временами напоминавший молодой королеве ее давнюю предшественницу, королеву Элизабет, при которой Англия достигла на тот момент небывалого развития, и век ее правления был прозван, как и волосы ее, золотым, лорд М. заставлял девушку откладывать это дело. В чем-то все-таки премьер-министр был прав. Заняться исключительно делами государства, посвятив ему всю свою жизнь было не только самоотверженно, но и, со своей стороны правильно, поскольку семья и дети отнимают слишком много сил у монарха. Молодая королева прекрасно понимала это, припоминая те истории о принцессе Шарлотте-Августе, которая заставила своего отца поседеть преждевременно, пока увлекалась то одним очаровательным молодым человеком, то решала отомстить отцу за предательство – не поддержку вигов после его коронации, на которую она ожидала. О том скандале до сих пор помнили и именно сдержанность Виктории и полная не схожесть с принцессой, что точно так же, как и сама Виктория, была наследницей трона, даровали ей достаточную благосклонность. Вот только от этой самой благосклонности можно было легко лишиться, стоило только начаться волнениям среди простых англичан, которые обычно не были склонны к реформам. И тем не менее… она уже приняла решение, осознав, что будет обречена на вечное одиночество, окружена по большей мере подхалимами и лицемерами, которые будут каждый год или даже чаще сменять друг друга, будто бы те перчатки, что уже надевала королева.
Она подумала, что может себе позволить одного ребенка в браке с человеком, который понимает ее. Ну, может быть, двух детей – как бы там ни было, а отдаваться материнству королева не может, а она, как монарх, должна будет позаботиться тем, чтобы обеспечить престол наследниками, если вдруг что-то случится с одним…
Да, определенно, она уже все решила, и после того, как гонец отбыл в Кобург с письмом Ее Величества, Виктория оповестила о своем решении лорда Мельбурна. Ее первого друга и соратника, надеясь, что он поймет причину, по которой она сделала это – пригласила своих кузенов из Кобурга. Однако она ошиблась. Или же нашла сухой ответ премьер-министра и ее личного секретаря «да, хорошо…» - не достаточно благосклонным.
И все-таки, это ведь был всего лишь кратковременный визит бельгийских принцев. Разве стоило ожидать от него хоть чего-то? Порой, ожидая приезда своих кузенов, Виктория думала, что никогда не сможет сделать предложение Алберту, поэтому решила, что не будет ничего планировать и примет решение только после встречи с кузенами, которых давно уже планировали женить на ней. И именно то, что кому-то этот брак мог оказаться более выгодным, чем самой Виктории или Англии, заставлял молодую королеву полагать, что хотя бы в этом она поступит вопреки всем чаяниям заинтересованных лиц. Она сделает свой выбор по впечатлению, пусть даже она никогда не сможет доказать своему дяде Леопольду того, что в возможном союзе между кузенами нет его заслуги. Но, если Альберт будет настолько мил и учтив, насколько был с ней во время своего предыдущего визита (а также в своих письмах); если он снова заставит ее забыть об одиночестве, которое она чувствовала порой даже в комнате, где находилось полным-полно ее преданных фрейлин…
- Передайте принцам Саксен-Кобург-Готским, что я буду рада их видеть, если они смогут присоединиться ко мне за ужином. Если же принцы захотят увидеть меня раньше, скажите им, где меня найти, - отдала свой приказ Виктория слуге, как только тот сообщил ей о том, что ее кузены со свитой были помещены в отведенные им покои. После этого разговора, королева вернулась к своему занятию – праздному разговору со своими фрейлинами, что несколько удивились тому, что королева решила принять уже вечером принцев. Как бы там ни было, а немцев не особенно любили в Британии.
Может быть, разумнее было сделать это утром?
[float=left]https://67.media.tumblr.com/0a1d507384e275f64ada274eb08d27bf/tumblr_mn6x1ctMhE1qdtcexo6_250.gif[/float]По правде говоря, Виктория не особенно рассчитывала на то, что Альберт с Эрнстом не придут раньше ужина. Оно-то и понятно? Нужно отдохнуть от столь далекого и не простого пути. Однако Альберт все-таки пожелал ее увидеть, пусть даже один, поскольку его старший брат отсутствовал. И это воодушевило девушку, что скромно улыбнулась принцу, как только он поприветствовал ее. И нужно сказать, что уже в этот момент Виктория осознала, насколько сильно она нуждалась в этом молодом человеке.
- А я рада, Альберт, что Вы приняли мое приглашение, и решили порадовать меня своим присутствием уже сегодня, - произнесла она, сделав навстречу кузену всего несколько шагов, после которых протянула ему свою руку для поцелуя. После она присела на свой диванчик, тогда как Деш решил самолично «сказать» что-то гостю королевы, начав лаять на него. – Кажется, мой любимец решил сказать Вам, что успел забыть Вас? – улыбнулась она, подобрав собаку и усадив ее на колени, при этом прижав к себе. – Ну же, Деш, скажешь, что случилось? – приглаживая мягкую шерсть своего любимца, произносит королева, прежде чем решит быть более серьезной. – Как прошел Ваш путь? Все было хорошо?

Отредактировано Tony Danziger (2016-10-25 22:02:30)

+2

4

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]герцог Саксен-Кобург-Готский[/STA]
Усевшись на диване рядом с королевой, Альберт улыбнулся, когда ее верный и преданный любимец начал лаять на него - видимо не забыл как любимая хозяйка, вместо того чтобы уделять ему внимание, вынуждена была развлекать своего гостя в саду Кенсингтонского дворца. Пожалуй можно было сказать, что те встречи были наполнены какой-то грустью что ли... ведь тогда будущая королева еще не вправе была располагать собственным временем так как ей хотелось. Принцу бы очень хотелось надеяться что по крайней мере теперь Виктории удалось избавится от постоянной и в какой-то степени чрезмерной опеки своей матушки и ее верного советника?
-Я полагаю что Деш не забыл меня... а просто ревнует, прекрасно понимая, что я вновь буду отрывать вас от веселых игр в его компании, -ответил Альберт, протянув руку и потрепав спаниеля по голове. -Знаете, я часто вспоминал те наши прогулки и долгие беседы в Кенсингтоне... после них мне очень хотелось быть рядом с вами. Как-то поддержать и помочь вам во всех начинаниях - позволите ли высказать свое мнение насчет недавних беспорядков, о которых вы писали мне в своем последнем письме?
Молодая королева благосклонно кивнула в ответ и принц поднялся с дивана, чтобы сделать несколько шагов к большому окну парадного зала для приемов, за которым дождь продолжал хлестать и без того уже мокрый парк. Англия... эта страна была так непохожа на родной Кобург, начиная от климата и заканчивая людьми что были подданными Виктории! Помнится, что дядюшка Леопольд говорил что Альберт должен стать своим в этой стране, чтобы в случае опасности Великобритания продолжила поддерживать интересы Бельгии - но так ли просто будет этого добиться? Да и похоже что дядя уже все рассчитал заранее, вычеркнув при этом из своих политических уравнений желания и чувства других людей.
Пожалуй, Виктория была права, когда говорила о шахматных клетках? И быть может, для того чтобы вершить свою судьбу самостоятельно, надо просто быть немного смелее...
Альберт прекрасно знал, что вступает на тонкий лед, начав разговор о премьер-министре, однако не мог не высказать все что у него было на душе. Пусть даже Виктории могли не понравится его слова и выводы.
-В своих письмах, вы хорошо отзывались о виконте Мельбурне.., -решительно произносит принц, обернувшись к своей собеседнице. -Было бы крайней бестактностью с моей стороны попытаться как-либо очернить его в ваших глазах, Виктория - однако, я позволю себе заметить, что вы плохо знаете политиков. Временами бывает так, что даже самый способный из них может ошибаться, давая очередной здравый по его мнению совет монарху... и это наглядно доказывает тот самый кризис что произошел по вине лорда Мельбурна.
Помнится, в самый первый раз Альберту пришлось услышать о премьер-министре и лидере либералов еще в замке Розенау. Барон, которому Его Величество поручил натаскать обоих племянников по политической обстановке в Англии, упомянул что Мельбурн весьма хитрый и скользкий тип - и что ему не составит никакого труда расположить к себе неопытную и неискушенную в дворцовых интригах королеву. Тогда Альберт ответил, что подобные выводы делать рановато, как и недооценивать Викторию, на что его верный воспитатель тут же сказал что прежде всего не следует недооценивать Мельбурна.
И вот теперь, благодаря виконту Мельбурну в стране возникла политическая ситуация, благодаря которой у британцев возникло недоверие к своей королеве. Сейчас ходило мнение, что она не способна договорится с парламентом из-за сущей ерунды, но что будет потом? Будут говорить что ей не под силу управлять великой империей...
-Вы ведь помните, что я вам написал после того как узнал об этом кризисе? -поинтересовался Альберт, вновь усевшись возле Виктории. -Вы должны верить в себя и не слушать тех кто пытается критиковать вас... а я готов помочь вам всем чем только смогу.
Он очень осторожно накрыл руку королевы своей ладонью в финале всего вышесказанного, мысленно вспомнив про себя о своем старшем брате. Порой Альберту хотелось быть таким же как Эрнест - остроумным, веселым, умеющим нравится прекрасным дамам... наверное будь брат на его месте, он бы успел уже высказать королеве какой-нибудь подходящий комплимент, а не вел себя как последний зануда, начав высказывать претензии нынешнему премьер-министру?
-Простите меня.., -Альберт смущенно улыбнулся. -Возможно, мне не следовало говорить вам всего этого - но я привык высказываться откровенно. Надеюсь, вы не сердитесь на меня за это? Я привез вам подарок, но как всегда заболтавшись забыл о нем - вы позволите подарить вам его сейчас? Пока нашей беседе никто не мешает?
На пару минут покинув королеву, принц подошел к дверям зала и окликнув одного из дворцовых слуг, приказал ему позвать своего камердинера, сказав ему о заранее приготовленном подарке. По правде говоря, этот подарок для Виктории был заказан по приказу дяди Леопольда, незадолго до того как Альберт получил приглашение приехать в очередной раз в Великобританию - это было великолепное и очень дорогое жемчужное ожерелье, недавно вошедшего в моду размера - в обхват шеи. Пожалуй можно сказать что этот дар был с некоторым намеком... ведь жемчуг всегда считался самым подходящим украшением для молодых леди, собравшихся вступить в законный брак.
Камердинер не заставил себя долго ждать и пару минут спустя, Альберт преподнес Виктории красивый бархатный футляр с изысканным украшением. Ему было даже немного стыдно за себя... ведь это он должен был придумать подходящий подарок для молодой королевы, однако дядюшка в своей привычной манере все решил за него.
-Надеюсь вам понравится... и вы извините меня за непозволительные и недопустимые речи нынче вечером, -тихо сказал Альберт, смотря за тем как Виктория открывает крышку футляра. -Мне очень хотелось подарить вам что-то достойное вашей красоты.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-10-28 07:29:00)

+2

5

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iGcN.png[/AVA][float=right]http://67.media.tumblr.com/bd717cd9d8c681a10e153dbb9b2a73dd/tumblr_o383u5f3yS1tmsfhoo2_250.gif[/float]Виктория все же была несколько смущенна тем, как безоговорочно и просто принц, прибывший из Кобурга, решил напомнить ей одно из немногих светлых воспоминаний из Кенсингтонского дворца, который своей мрачностью и строгостью навеки останется темным пятном воспоминаний в памяти королевы великой нации, господствующей не только на суше, но и на море; не только в Европе, но и в Новом Свете. А ведь и она сама в своем последнем письме Альберту напоминала ему о том, что не забыла их бесед и разговоров. Правда, тогда еще юная и несколько глупая принцесса Английской короны не могла в полной мере оценить того ощущения, которое пришло к ней тогда в присутствии кузена. Тем более, когда матушка с дядей Леопольдом были так настойчивы в своем желании свести кузенов, а сама Виктория только и ждала того дня, когда корона освободит ее от необходимости слушать советов матери или же терпеть ее присутствие. Как бы то ни было, а Виктория на всю свою жизнь запомнила то, как герцогиня, молча, без лишних слов смотрела на унижения своей дочери, которым подвергал будущую королеву ее близкий друг, без которого она и сейчас, складывается впечатление, что не способна обойтись. О, да! Ведь Джон Конрой, этот ирландский выскочка, ставил выше своих собственных дочерей, не единожды говоря Виктории о том, как она должна будет отнестись к ним после своей коронации: взять в число своих фрейлин и дать им должное вознаграждение. Именно по этой причине вопрос о фрейлинах был настолько болезнен для королевы. Она не могла позволить кому бы то ни было указывать ей, кого приближать к себе, а кого не стоит. Она хотела сама выбирать себе друзей и сделала это, избрав вигов. И, что за дурак сказал, что корона не должна быть пристрастной к той или иной партии?! Как нельзя служить одному слуге дум господам одновременно добрую службу, так и нельзя короне оставаться беспристрастной, ведь это уже будет лицемерием и фарсом, а его-то и желала избежать молодая королева.
Только поймет ли ее кто-нибудь?
Нет, конечно. Никто не может принять того, что сам не пережил. И только тот, кто пропустил ту же боль сквозь себя, что и она, может осознать хотя бы в отдаленной мере, что было на сердце Виктории. И она искренне надеялась на то, что Альберт понимает ее. Или постарается понять. Ведь лорд Мельбурн, хороший друг Виктории, чьи политические взгляды она всецело разделяла и готова была и дальше поддерживать в открытую, не мог понять, какого это – быть одинокой королевой, что может себе позволить жить в роскошном дворце, но вынуждена подчиняться каким-то глупым ограничениям и правилам. Править?! Да разве она правит в полной мере?! Вот, королева Елизавета, да, вон она и правила по-настоящему мудро. Она показала чего стоит женщина в Англии, возвысила государство до тех высот, которых никогда было не добиться ее собственному отцу, что принес настоящую смуту в Англию после войны Алой и Белой Роз.
Виктория согласно кивнула на вопрос кузена, когда он пожелал сказать то, что думает о том самом кризисе, который перетерли все, наверное, кому было не лень. Даже прислуга, кажется, шепталась о том, насколько королева была упряма и глупа, что не захотела пожертвовать хотя бы одной служанкой. А кто такая служанка безродная?! Помнится, она никого не хотела тогда принимать и всех отправляла восвояси – ее никто не понимал. Даже сейчас вряд ли кто-то мог понять.
- Вы считаете, что лорд Мельбурн не советовал мне поступить так, как было правильно? – решает спросить она у Альберта, внимательно выслушав его мнение. К счастью, ее любимец Деш на руках у королевы успокоился и более не желал наскочить на кобуржца и укусить или облаять его своим громким голосочком. – Он советовал мне сдаться, пойти на компромисс и отказаться от одной из моих фрейлин, что окружают меня практически постоянно, - она кивает в сторону женщин, находившихся в глубине той же комнаты, в которой разговаривали между собой Альберт с Викторией. – И думаете, обнаружив в их лице подругу, я могла бы отказаться от одной из них? Нет, после того, как я побывала в полном одиночестве, без хороших подруг и, не зная тепла беззаботного общения, я не смогла поступить иначе. Тем более, никто не смеет указывать королеве, кого ей приближать к себе – пусть парламент я не могу заставить услышать себя. Но слушать то, что говорит не интересный мне лорд, что никогда не думал быть мне другом – увольте, - весьма категорично высказалась Виктория о том вопросе, который все еще находил живой отклик в сердце каждого небезразличного к блистательному британскому двору. – И я надеюсь, что, да, вы сможете мне помочь, - уже более мягко добавляет молодая королева, надеясь, что ее высказывание не показалось слишком громким, вспыльчивым и не разумным. Хотя как могла еще ответить настолько юная королева, считавшая себя правой?
- Не стоит извиняться, вы высказали свою позицию и я вам признательна за нее. Мне всегда хотелось знать, что думают о том или ином вопросе мои друзья, ведь на то они и есть друзьями, - продолжила королева, прежде чем согласно кивнуть на предложение Альберта вручить свой подарок ей.
И пока Альберт направился к двери, Виктория не сводила с его стройной и мужественной фигуры взгляда. Он был хорошим, необыкновенно привлекательным даже в самой обычной строгой походке, которой он будто бы всю жизнь учился или даже с ней родился. Он шел прямо и ни перед чем не склонялся, воодушевляя собой силу и достоинство, которого были лишены люди вроде Джона Конроя. Лишь на мгновение она отвела взгляд в сторону своих фрейлин, которых отдалила от себя настолько, чтобы те не мешали разговору с кузеном, в котором она надеялась найти ответы на свои вопросы. Ведь Альберт именно тот мужчина, которому она могла доверить свое сердце и не остаться одинокой? О, когда ты обычная девушка и простой вопрос любит или не любит доставляет хлопоты, то можно ли сказать, насколько было не просто определит, действительно ли человек близок именно тебе или же трону?! Сомнения – не появляются беспочвенно, но каждый раз их сеял в сердце молодой женщины каждый. Лорд М., ее матушка со своей свитой и, конечно же, сам разум Виктории…
Тем временем, Альберт вернулся не с пустыми руками и преподнес королеве приятный подарок – нить жемчуга, что безупречно лег бы вокруг ее тонкой шеи. Хотя, в последнее время, не такой уж и тонкой. С тех пор, как королева перестала питаться одним пресным хлебом, она несколько стала пышнее, ведь пошла внешностью к Ганноверской династии, что славилась более пышными формами. И даже зная об этом, королева не могла ничего поделать с собой, когда видела перед собой изысканную и вкусную еду, которой у нее никогда не было в Кенсингтоне.
- Вам не за что извиняться, принц. Я ведь уже говорила об этом Вам, - произносит Виктория, прежде чем решится продолжить. – Мне порой кажется, что никто не может меня понять, даже лорд М. Ведь ему не доводилось терпеть того, что мне пришлось пережить в ходе моего воспитания. Не то, чтобы я жаловалась, но … впредь я дала себе слово, что никто мне не будет указывать или ставить на место. Но, возможно, нам стоит поговорить о чем-то более приятном? Как прошла ваша дорога, Альберт? Вы, должно быть, видели в дороге столько всего интересного, – спрашивает Виктория, справедливо решив, что до ужина остается достаточно времени, чтобы поговорить и даже сыграть что-то из любимого ими Шуберта.

+2

6

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]герцог Саксен-Кобург-Готский[/STA]
Пока Виктория рассматривала подаренное ей ожерелье, в голове Альберта эхом пронеслись не так давно сказанные дядей Леопольдом слова. Мельбурн уже сделал одну ошибку, окружив молодую королеву женами своих друзей, и тем самым обеспечив себе поддержку в парламенте - этого ему не простят как политики, так и простые лондонцы. По суди дела, премьер-министр использовал доброе расположение к себе Ее Величества для собственных корыстных целей... и тут принцу вспомнилась еще одна цитата из давнего письма Виктории. Она писала что имела длительную беседу с виконтом Мельбурном, в которой выразила желание помогать всем тем, кого судьба поставила ниже власть имущих, а также обеспеченных людей, на что получила ответ, что следует оставить все как есть. Мол, не делай людям никакого добра, тогда и не дождешься от них зла? Весьма интересная политическая позиция, которая совершенно точно к добру британскую монархию не приведет, если не сказать больше...
-Ты должен добиться того чтобы она слушала тебя, Альберт! -выдал перед отъездом едва ли не самую свою главную инструкцию Леопольд. -Дальше все просто - избавишься от Мельбурна и когда на его место придет сэр Роберт Пил, тебе будет не о чем беспокоится. Этого человека уважают как парламентарии, так и простой народ. Когда он возьмет власть в парламенте в свои руки, то сможет уберечь королеву от возможных ошибок.
Еще когда Альберт учился в Боннском университете, он навсегда запомнил одну простую истину - всегда и во всем следует полагаться лишь на собственное мнение и думать своей головой, прежде чем принять какое-либо важное решение. Но при этом, он понимал что Виктория слишком боялась возможных ошибок и потому принимала советы человека, прекрасно умевшего втираться в доверие. Ее высказывания относительно фрейлин в полной мере подтверждали этот факт... ей хотелось доверять людям что окружали ее и она была благодарна за хорошее и в первую очередь дружеское к себе отношение. Как и многие особы королевской крови, Виктория была лишена этого - Эрнест с Альбертом тоже прошли через нечто подобное, когда росли в родном для себя Розенау. Правда их всегда спасало общество друг друга... тогда как у будущей королевы Великобритании не было любящих братьев и сестер.
Подумав сейчас об Эрнесте, Альберт вспомнил и его слова - они не шпионы и не обязаны вести себя согласно инструкциям своего "любящего" дядюшки. Точнее говоря, любящего свои политические конъюнктуры, куда больше чем своих племянников. Так или иначе, молодой принц собирался поступить по-своему и не принимая в расчет чьих-либо добрых советов...
-Я просто не мог не высказаться, Виктория... пусть даже мои слова были крайне бестактны по отношению к премьер-министру, -ответил Альберт. -Мне бы не хотелось изображать себя в ваших глазах этаким человеком, состоящим из одних достоинств и знающим ответы на любой жизненный случай. Просто я хотел сказать, что и лорд "М" тоже способен ошибаться... как и все люди.
-Но, возможно, нам стоит поговорить о чем-то более приятном? Как прошла ваша дорога, Альберт? Вы, должно быть, видели в дороге столько всего интересного, -выслушав Альберта, Виктория тонко дала понять что тема ее верного помощника на сегодня исчерпана, так что принцу оставалось лишь подчинится желанию дамы.
-Знаете... в этой поездке дождь словно специально преследовал меня с самого отъезда из Бадена, -улыбнулся принц. -На этот раз, мы с братом решили поехать через Францию, с небольшой остановкой в Париже... но не смогли прогуляться по городу из-за ужасной погоды. Я бы очень хотел как-нибудь показать вам Париж, Виктория - в нем есть что-то совершенно необыкновенное и он не похож ни на один город в Бельгии или Германии, где мне довелось побывать. Мне кажется, вам бы понравилось там...
После этой фразы, Альберт протянул руку и очень аккуратно вновь погладил по голове Деша - пес давно уже успокоился и удобно устроившись на руках у своей хозяйки, положил голову ей на руку. Сейчас он уже успел принюхаться к незнакомому запаху и стоически вытерпел очередную крайнюю бестактность со сторону кобургского принца. Во всяком случае именно об этом говорил удивленный взгляд пса, как показалось Альберту.
-А затем... было путешествие через Ла-Манш, который был чертовски неспокоен и словно дожидался нас с Эрнестом чтобы устроить самый настоящий шторм. Я всегда любил смотреть на море... но в этот раз пришлось провести все время в каюте, -продолжил молодой человек, улыбнувшись. -Мне очень бы хотелось надеяться, что хляби небесные наконец-то закроются и можно будет хотя бы ненадолго прогуляться. Помните как вы рисовали мой портрет в саду Кенсингтона? Иногда мне кажется что это было не три года назад, а намного больше... настолько все изменилось за прошедшее время.
В этот самый момент двери парадного зала распахнулись, пропуская баронессу Луизу Лецен - верную наперсницу молодой королевы. Как и всегда, эта дама была одета в темное платье, без каких-либо украшений и подойдя ближе, первым делом почтительно поклонилась Альберту и Виктории.
-Прошу простить меня за вторжение, Ваше Величество. Я хотела вам напомнить, что ужин будет подан через полчаса, -произнесла баронесса, после чего как и требовали правила приличия, обратилась к Альберту. -Добрый вечер, Ваше Высочество. Позвольте поприветствовать вас в Лондоне и выразить надежду, что ваше путешествие было приятным и необременительным?
-Благодарю вас, баронесса - оно именно таким и было, -коротко ответил Альберт, кивнув леди Лецен. Он помнил что говорила об этой даме Виктория - она по сути дела скрашивала ее одиночество в детстве, тогда как герцогиня Кентская была порой слишком занята (собой) чтобы уделять максимум внимания своей дочери. -Вы очень любезны.
-Еще раз прошу прощения, Ваше Величество, -после еще одного церемонного реверанса, Лецен удалилась, а Деш, проворно спрыгнув с рук Виктории, побежал следом и громко гавкнул возле закрытой двери парадного зала.
-Мне кажется, что нам с вами тоже не помешает последовать его примеру, -улыбнулся принц, поднявшись с дивана и протянув королеве руку. -Раз уж мы лишены удовольствия прогуляться в парке, то может быть вы покажете мне дворец? В прошлый мой приезд, мы так и не успели этого сделать из-за того что его готовили к торжеству в честь коронации.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-10-30 17:04:41)

+2

7

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iGcN.png[/AVA]
Жемчуг – уникальное украшение, подчеркивающее нежность и красоту в любой истинной леди. Оно стоит не так уж и мало, ведь добыть его бывает крайне не просто. И в какой-то степени, Виктория была склонна сравнить его с таким простым человеческим чувством, как любовь или дружба. Их ведь тоже не просто отыскать в королевском дворце, как и тот жемчуг на дне морском. В прочем, всегда можно попытаться проверить – по крайней мере, с жемчугом так можно поступить. Говорят, что настоящий жемчуг растворяется в уксусе. После такого исследования можно с уверенностью сказать о том, что жемчуг действительно был. Однако, можно ли его будет вернуть? Конечно же, нет. Вот только настоящие чувства, Виктория была уверенна, и пока еще никому не удалось ее разуверить в этом, не могут исчезнуть бесследно, как жемчуг. В прочем, сама королева пока старалась быть очень осторожной, понимая, как будет много охочих завладеть ее вниманием и использовать ее слабость или же привязанность себе во благо. Ведь, чего только ей не стоил конфликт с тори из-за фрейлин? Она знала, что поступила, возможно, глупо. Знала, что разумнее, быть может, было бы уступить, но не желала этого не единой каплей своей молодой и энергичной души, определенно надеясь на то, что сможет показать свой характер. Но глядя на Альберта, она надеялась на то, что он не кривит душей, говоря о том, что готов быть ей другом, который сможет ей помочь. В прочем, именно другом она его и считала изначально, прежде чем не осознала, как, возможно, относится к своему кузену, с которым ее пыталась свести матушка, а также дядя Леопольд из Бельгии.
Тем временем, принц взялся рассказывать королеве о том, как прошел его путь в Англию. И, надо сказать, сама Виктория очень многое отдала бы за малейшую возможность увидеть что-нибудь в своей стране, вдали от многочисленных замков, которые ее предки возвели в качестве собственных резиденций. Она хотела бы увидеть собственными глазами, как живут ее подданные, как смотрят на мир художники до того, как их приглашают во дворец, чтобы написать портрет Ее Величества. Это все ведь уже успел увидеть Альберт? В прочем, он уже много ей рассказал, и благодаря его письмам королева могла сказать, что почти побывала там же, где и был он. Вот и сейчас, Виктория внимательно слушает рассказ кузена, лишь с малой долей зависти, ведь она не могла видеть все воочию, но только представлять.
- Кто знает, возможно, когда-нибудь я смогу увидеть Париж, - тихо вздыхает королева, позволив себе улыбнуться принцу, прежде чем он продолжит рассказ о путешествии в такую не простую погоду и время года. Все-таки осень не только в Англии славилась своей дождливостью и невыносимостью.
- Похоже, вам не просто было добраться до Лондона. Испытания так и сыпались на вас, начиная с самого Парижа, - произнесла Виктория всего лишь с маленькой толикой флирта, который могла позволить себе королева. В прочем, она не так уж и часто делала это, чтобы быть уверенной в том, что подобное поведение не претит ее статусу. Все-таки, как бы там ни было, но королевскую корону носит всего лишь юная девушка, которой не чужды никакие чувства и желания. Даже такие естественные чувства, вроде симпатии и привязанности, что незаметно подводят нас всех к чему-то большему, вроде любви.
Однако королева более не успела ничего ответить принцу, поскольку в помещение пришла ее бывшая гувернантка. Баронесса была при Виктории, сколько она себя помнит в Кенсингтонском дворце, что на дворец совершенно не был похожим. Она была строга и ставила перед будущей королевой высокие требования, однако вместе с тем Лецен была справедливой, и это не могло не подкупить будущую королеву, что жаждала тоже стать справедливой правительницей. Определенно баронесса заменила Виктории мать, ведь именно ее покои находились в непосредственной близости от королевских. И пусть Лецен тоже намекала Виктории на то, чтобы та задумалась о возможности повторить судьбу своей давней предшественницы, королевы Елизаветы, и не зависеть от мужского мнения, это не могло изменить той благодарности, которую Виктория испытывала к этой женщине. Именно поэтому ее губы растворяются в улыбке, когда она видит ее. Она надеется, что Луиза поймет, какой Альберт хороший человек.
- Благодарю, Лецен, за твою заботу, - улыбаясь бывшей гувернантке, отвечает королева. – Принц Эрнст не откажется от возможности поужинать с нами, Альберт? – последнее она уже адресует своему особенному гостю, не глядя на почтенный реверанс баронессы, что возможно не понравится ей. Но, что поделать, если она не могла затмить отношения Виктории к кузену, приглашение которого изначально не понравилось оной. Правда, королева подумала, что это недоверие быстро сменится благосклонностью, поскольку принц был весьма очаровательным и приятным, пусть даже был немцем.
- Думаю, вы правы, Альберт, и нам пора уже понемногу приближаться к столовой, - соглашается Виктория с кузеном, наблюдая за тем, как сбегает Деш следом за баронессой, которую до сих пор многие считают всего лишь гувернанткой Ее Величества, ибо помнят, как она получила свой титул. – Предлагаю Вам взглянуть на нашу королевскую галерею. Кажется, у нас не было времени посмотреть ее целиком во время вашего предыдущего визита? – предлагает королева, прежде чем подняться со своего места и подать Альберту руку, дабы он сопровождал ее на этом не большом променаде блистательным дворцом. – Между прочим, вы бывали в Виндзоре? Мы могли бы поехать туда, как только прекратит идти дождь и поохотиться, - предлагает она, ощущая, как ее ладонь едва заметно дрожит от прикосновения молодого человека. Но, это не заметная и почти не ощутимая дрожь, прошедшая по ее телу от кончиков пальцев до самого сердца, подтвердила, насколько правильным было ее решение пригласить к себе кузена.
Уже в галерее они прошлись между несколькими ярусами портретов членов королевской семьи, среди которых отличался портрет принцессы Шарлотты, на которой был некогда женат дядя Альберта…
- Кто знает, если бы она не умерла, какой бы стала наша добрая Англия? – говорит она, глядя на портрет принцессы, умершей родами вместе с ребенком. – Наверняка, наш дядя Леопольд повлиял в своей манере на монархию, как и принцесса Шарлотта, - улыбается она, вспоминая ту историю, которая вводила ее в восторг и вместе с тем заставляла цепенеть от страха. Было принято считать, что принцесса полюбила своего супруга, вот только любовь не спасла ее от неизбежной кончины, из-за которой Виктория так боялась последствий этой неизведанной любви – беременности и родов. Она ведь королева и должна позаботиться о своей стране, подарить наследника – только одного наследника, ибо рисковать больше она не собиралась…
И тут, на какой-то миг королева опустила взгляд к полу, где заметила тихий писк или шуршание, принадлежащее никому иному, но … мышке! Маленькой серой мышке! Из-за нее она сразу же начала пищать и вцепилась в шею Альберту, не зная, как спастись от нее! Ведь еще в Кенсингтоне она не могла спать ночами, когда слышала присутствие мышей и крыс.
- Боже, Альберт, спаси меня! Это что-то ужасное, - пищала королева, желая сбежать оттуда подальше и побыстрее. Она ведь даже потерять так может аппетит перед ужином!

+2

8

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]герцог Саксен-Кобург-Готский[/STA]
Вспомнив свой предыдущий визит, Альберт лишь улыбнулся... тогда ему казалось что он очутился в растревоженном муравейнике, потому как абсолютно все вокруг него - время, люди и события - мелькали в совершенно безумном ритме и спешке. Готовилась коронация и как обычно не все приготовления были закончены в должный срок, так что осмотреть как Букингемский дворец, так и Виндзор принцу не удалось. К тому же, почти сразу после торжества дядя Леопольд приказал ему срочно возвращаться домой через Брюссель и дать полный отчет о своем визите. Кто бы знал, как Альберту все это надоело...? Наверное только господь бог, да верный и преданный своему брату Эрнест.
-Я буду очень рад взглянуть на галерею... и должен сказать что Виндзорского замка я тоже толком не видел, -ответил молодой человек. -Ваша идея насчет охоты великолепна и я с радостью принимаю столь щедрое предложение. Хочется побыть на свежем воздухе, если конечно дождь что преследовал меня от самого Бадена, наконец-то прекратится.
Следом за Викторией, Альберт направляется в галерею, где всматривается в лица людей, изображенных на портретах... многих из них давно уже нет, однако они кажутся живыми, благодаря мастерству живописца, написавшего их? Дамы в роскошных платьях и галантные кавалеры в военных мундирах - принц всегда был поклонником искусства и очень жалел, что так и не сумел научится рисовать. Для него, работа мастера с холстом и красками была подобна волшебству, когда из ничего вдруг появляется нечто очень красивое и приковывающее к себе взгляд.
-Сложно сказать, какой бы сейчас была Англия.., -с некоторой долей задумчивости произнес Альберт, посмотрев на портрет первой супруги Леопольда. -Но я знаю что ее смерть изменила дядю и он избегает разговоров о ней... полагаю что он считает это проявлением собственной слабости. Быть может, если бы она осталась жить, он тоже был бы совершенно другим человеком? В любом случае, мне кажется что судьба была слишком несправедлива к принцессе...
Умереть в двадцать один год... что может быть несправедливее подобной участи? Особенно если умирает красивая молодая женщина, которую ожидало весьма блестящее будущее. Но так уж устроен этот мир - смерть приходит как за бедными, так и за сильными мира сего и с этим ничего не поделаешь. Правда, как-то раз Альберту мельком довелось услышать будто бы принцесса Шарлотта умерла из-за досадной врачебной ошибки, погубившей ее и ребенка, появившегося на свет мертвым. Однако, в Розенау эта тема была под запретом для обсуждения, так что принцу не удалось узнать каких-либо подробностей.
Задумавшись о трагической судьбе молодой королевы, Альберт пропустил тот самый момент, когда на галерею пробрался совершенно незваный гость - и увидел несчастную маленькую мышь, лишь когда Виктория оказалась у него в объятиях.
-Боже, Альберт, спаси меня! Это что-то ужасное, -жалобно произнесла королева, самым неподобающим образом обняв принца за шею и прижавшись к нему. Естественно, он не имел ничего против этого, хотя и растерялся поначалу... но парой секунд позже взял себя в руки и нежно обнял Викторию.
-Это всего лишь мышь, Ваше Величество. Не сочтите меня бестактным, но по-моему смотритель вашего дворца плохо исполняет свои обязанности, -тихо произнес Альберт. -Подобное совершенно недопустимо...
В замке где родился и вырос молодой принц, всегда царили чистота и порядок, поддерживаемые челядью с истинно немецкой педантичностью. Так что еще в свой первый визит в Англию, он был удивлен заметив в Кенсингтонском дворце не только мышей, но и тараканов, на которых никто не обращал никакого внимания...  и это несмотря на то что на дворе был просвещенный век! Слуги герцогини Кентской никак не могли поделить между собой обязанности и потому во дворце вовремя не топились камины и не мыли окна, что не могло не поразить двоих немецких принцев, не привыкших к подобной халатности.
-Ваше Величество, все в порядке? -раздалось за спиной у Альберта и ему пришлось отпустить Викторию. Оглянувшись, он увидел верную гувернантку королевы. -Я пришла чтобы пригласить вас и Его Высочество к столу и вдруг услышала возглас... что случилось?
-Скажите, баронесса... кто исполняет обязанности смотрителя этого дворца? -не удержался принц, посмотрев на леди Лецен. -Мыши и крысы являются переносчиками опасных заболеваний и их не должно быть в дворце Ее Величества. Почему никто не вызвал крысолова и не избавился от них?
-Эти обязанности возложены на меня, Ваше Высочество, -металлическим тоном ответила Лецен. -И я вас уверяю, что я исполняю их со всем старанием. А что до крысолова - мы регулярно вызываем его, однако он не в состоянии истребить всех грызунов. Но скоро зима, так что их будет куда меньше.
-Ждать до зимы весьма разумно, должен заметить, -усмехнулся Альберт. -Но не проще ли сделать так чтобы ваш крысолов остался во дворце до тех пор пока не сделает свою работу? Все лучше чем ждать пока крысы проберутся на кухню или в кладовые - на мой взгляд.
Баронесса недовольно посмотрела на молодого принца, поджав губы в одну линию, так что выражение ее лица говорило само за себя (мальчишка не в меру раскомандовался?). Она не стала спорить с Альбертом и ограничилась тем что повторила приглашение пройти в столовую. Принцу оставалось лишь вздохнуть и сопроводить королеву к богато накрытому столу, где с ней радушно поздоровался Эрнест.
-Ваше Величество, позвольте мне выразить радость по поводу того что я наконец-то имею счастье увидеть вас, -улыбнулся старший кобуржский принц. -Мне очень хотелось засвидетельствовать вам свое почтение в парадном зале... но брат меня опередил и я решил не мешать вашей с ним беседе.
Эрнест улыбнулся, вспомнив как его младший братец срывался с места в родном Розенау, каждый раз когда в замок приходила почта. Будет очень здорово, если Альберту удастся освободится от навязчивой дядиной опеки... и остаться в Англии, рядом с женщиной которую он любит. Но тут уже как говорится - неисповедимы пути господни? Принцу оставалось лишь надеяться на то что мечты его любимого брата смогут воплотится в жизнь...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-10-30 22:10:33)

+2

9

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iGcN.png[/AVA]
Казалось бы, как может маленькая мышка наделась столько шуму во дворце? Да, запросто! Стоит только одной впечатлительной принцессе увидеть ее перед собой, как она сразу же поднимет шум и будет звать на помощь. Помнится, еще маленькой девочкой Виктория слышала, как шуршали мыши под холодным полом в Кенсингтоне, когда она долго не могла уснуть в своей постели. Наверное, только потому она радовалась тому, что может спать в одной комнате со своей матерью, ведь в случае, если бы мыши набрались наглости и решили забраться в ее постель, она бы ни была одна и совершенно беспомощна. Однако сейчас Виктория была далеко не той маленькой девочкой, которая старалась уснуть как можно быстрее, чтобы не слышать крысиный топот. Она была королевой Англии и должна была обладать хотя бы немногим больше мужества, чем раньше. Вот только страх закрыл ей напрочь глаза, и опомнилось Ее Величество только погодя, когда Альберт положил свои ладони ей на талию, а его ровный и спокойный тон голоса пытался успокоить ее, шепча простую, казалось бы, истину на ухо.
- Я боюсь мышей, Альберт, ооочень боюсь, - зажмурившись, пролепетала королева, надеясь, что сейчас страшное существо по имени Мышь сбежит сама. В прочем, так оно и случилось, вот только королева не могла этого видеть. Она закрыла глаза и уткнулась в плечо принца, который пытался успокоить Ее Величество, отвлекая ее внимания на более практичную сторону этого вопроса, в котором был, несомненно, прав. И, надо сказать, Виктория охотно бы согласилась с этим утверждением, однако, как не трудно догадаться, была не в состоянии говорить. Ее тело дрожало от страха, и начало успокаиваться только от бархатного голоса принца, что действовал на нее, так упоительно, словно сладкое вино, которое Ее Величество пробовала на своей коронации.
Когда дверь на галерею открылась, пропуская добрую Ленцен, Виктория сразу же отстранилась от своего кузена, что обнимал ее и без того непозволительно долго. В прочем, она сама была виновна тому, поэтому попыталась как-то скрасить всю ситуацию, смущенным «извините» и отведенным в сторону взглядом своих темных глаз. Как бы то ни было, а смотреть молодому человеку в глаза она не решилась, боясь, что она, как и любая девчонка испугалась обычной мыши. И тут ее нисколько не оправдает королевский статус, однажды ведь из-за истерики на свой восемнадцатый день рождения, когда на шикарный торт шеф-повара забралась огромная крыса, весь замок был почти уверен, что королева унаследовала болезнь своего деда. Это было, конечно же, откровенной ложью и неправдой, вот только понять причины, по которым позволила себе королева такое поведения никто не желал. В прочем, с тех пор Виктория была уверенна – крыс поймали, и их больше нет в замке! Но, оказалось, что это не так!
- Ленцен, я видела мышь! Она была вон здесь, - сделав несколько шагов навстречу своей гувернантке, произнесла Виктория, стараясь взять себя в руки и хотя бы не дрожать, будто осиновый лист. – Как они попали в замок? – это был, конечно же, сложный вопрос. Все-таки трудно сказать, как попадают в дома и замки грызуны и прочая нечисть. Кажется, они сами прогрызают себе незаметные пути или попросту связаны с какой-то темной силой, раз после захода солнца они начинают свое «темное» дело! Но, пока Виктория подошла к баронессе и та по-дружески поддержала ее, приобняв за плечи, принц Альберт решил высказать все, что думал по этому вопросу. И в данный момент времени ей даже стало немного жаль Альберта, когда он со всей строгостью указал на все те недочеты, к которым давно уже привыкла сама Виктория.
- Завтра мы поедем в Виндзор, - решает принять решение Виктория, прежде чем отправиться все-таки в столовую, где наверняка их уже ждал принц Эрнст, а также ее маменька со своим вечным спутником, раздражавшим Викторию до самих чертиков. – Так что, позаботься о поиске крысолова – в моем дворце не должно быть крыс и мышей. Когда мы вернемся, я хочу быть уверена, что их не встречу больше. Помнится, вы мне обещали уже, - добавила вскоре королева, прежде чем окончательно взять себя в руки и, смахнув с глаз слезы, направиться со всем королевским достоинством в столовую.
- Ваше Высочество, прошу простить мне мое поведение, - остановившись посреди коридора, ведущему к королевской столовой, Виктория обратилась к Альберту, решив, что даже попросить прощение стоит по-королевски. Как бы там ни было, а то что она пролепетала в галерее – было слишком фамильярно. – И, наверное, будет лучше, если вы не скажете никому о том, что произошло? Мне бы не хотелось, чтобы мои впечатлительные фейлины тоже визжали от ужаса, - конечно же, она слегка приукрашивает, ведь дамы из ее окружения были далеко не робкого десятка и наверняка менее впечатлительны самой королевы. Однако не говоря о проблеме вслух, всегда можно сделать вид, будто бы ее и не было вовсе – по крайней мере, за столом она попытается забыть о том, что видела страшное чудовище.
Первой она подошла в столовой к одному своему гостю – принцу Эрнсту, который был также ее кузеном, как и Альберт. Она подала ему руку для поцелуя, прежде чем благосклонно улыбнуться, изображая радостью от встречи. И пусть он был также хорош собой, как и Альберт, все-таки в каких-то чертах характера и даже внешности Эрнст проигрывал своему младшему брату, которого и выделило королевское сердце.
- Я рада видеть Вас, кузен! – произнесла Виктория, покачав слегка головой. – Альберт уже начал мне рассказывать о том, как лил дождь всю дорогу, но я надеюсь, что Вы не разочарованы гостеприимностью королевского двора? – добавляет королева, прежде чем вновь откроются двери, в которые пройдет герцогиня Виктория Саксен-Кобург-Заальфельдская.
- Мои дорогие племянники! Как я рада, что моя дочь наконец-то снова вас пригласила! – сразу же решила сказать о своих чувствах и мыслях женщина, претендовавшая на статус регента при Виктории и, конечно же, жаждавшая породниться со своим кузеном. Именно из-за матери молодая королева пребывала в еще большем замешательстве, чем могла бы находиться девушка, на плечи которой был взвален такой груз, как выбрать себе самой спутника жизни!
- И все-таки, давайте сядем за стол – принцы устали с дороги, должно быть. После ужина, вы сможете им высказать все, что лежит у вас на сердце, мама, - решает прервать эту душещипательную встречу Виктория, предполагая, что мать еще поторопится нажаловаться своим племянникам на то, как дочь обходится с ней, ведь поселила ее в противоположном крыле от своих покоев, дабы не видеться с ней днями.
Королева направляется к своему месту во главе стола, тогда как все гости, присутствовавшие на ужине у Ее Величества – имели честь сидеть каждый за своим местом. Правда, в виду присутствия гостей из Гетерборга, принцев усадили ближе к королеве, так чтобы они могли поддерживать разговор, не громко разговаривая.

+2

10

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]герцог Саксен-Кобург-Готский[/STA]
-Из-за этой ужасной погоды, мы даже не сумели прогуляться как следует по Парижу, -добродушно улыбнулся Эрнест, прежде чем как и полагалось, поцеловать молодой королеве руку. -Так что мы считали минуты и часы до того момента как сможем спастись от этого дождя в вашем прекрасном дворце. Здесь чудесно и о таком понятии как "разочарование" в чем-либо и речи быть не может.
Да уж... прекрасный дворец, с залами которые никак не могут нормально протопить и с крысами.., -подумалось Альберту в этот самый момент. -И что самое интересное - прислуга явно считает что так и должно быть.
Казалось бы, что может быть проще? Устроить хорошую выволочку слугам и той же баронессе Лецен, которая способна нагнать тоску одним своим темным платьем и недовольным выражением лица. Но нет же, лучше оставить все как есть и подождать до зимы - быть может тогда что-то изменится? Разве что температура за окном и вместо дождя пойдет снег...
От размышлений Альберта отвлекла герцогиня Кентская, появившаяся в столовой с милой и весьма радушной улыбкой, адресованной двоим гостям ее дочери. Естественно, оба джентльмена поднялись со своих мест, едва только едва только матушка Ее Величества подошла ближе и радостно поприветствовала их.
-Мои дорогие племянники! Как я рада, что моя дочь наконец-то снова вас пригласила!
-Ваше Высочество, мы очень рады встрече с вами. Наш дядя просил передать вам самый искренний привет и пожелание доброго здоровья и всего наилучшего. Он очень надеется что вы пребываете в добром расположении духа, -как и полагалось старшему, ответно герцогиню поприветствовал Эрнест. -Он также написал вам письмо, которое барон Стокмар передаст вам сегодня же, если угодно.
-Благодарю, дорогой Эрнест и с удовольствием прочитаю письмо моего дорогого брата, -улыбнулась Мария-Луиза-Виктория и уселась за стол, после слов своей дочери. -Прости, дитя мое... я просто очень счастлива видеть моих дорогих племянников. Каждый их визит словно подарок для всех нас. Альберт, вы кажется чем-то расстроены? Надеюсь долгая дорога при такой отвратительной погоде вас не утомила?
-Боюсь что лондонцы не согласились бы с этим утверждением, -улыбнулся принц, благодарно кивнув герцогине за проявленную заботу. -Не беспокойтесь, я просто немного задумался. Все замечательно и я очень надеюсь что совсем скоро погода переменится и мы сможем наслаждаться прогулками в прелестном дворцовом парке.
Прекрасно сервированный изысканный ужин был просто великолепен, но Альберт пожалуй был слишком взволнован чтобы отдать ему должное в полной мере. Это неожиданное приглашение со стороны Виктории... после того ее письма, в котором она писала что обязанности отнимают слишком много ее драгоценного времени - молодой принц уже и не надеялся получить его. Перед отъездом дядюшка Леопольд завел с ним серьезную беседу, так словно был уверен что совсем скоро его младший племянник женится на королеве Великобритании. Эрнест тоже был хорош, отпуская веселые шуточки в своей манере, по поводу будущей женитьбы младшего брата. А вот Альберт не знал что ему думать и на что надеяться... ведь кроме него у Виктории были еще женихи и весьма достойные. К примеру, русский цесаревич?
Во время ужина, Альберт был тих и задумчив - неясное и тревожное предчувствие, мучившее его все время поездки стало еще сильнее. Он ненавидел подобное чувство, заставлявшее его переживать практически на пустом месте... когда ничего еще не ясно и линия возможной судьбы прозрачна словно воздух или капля дождя подобного тому что вовсю разгулялся нынче за пределами королевского дворца. После того как ужин был закончен, молодой человек пожелал Виктории доброй ночи и направился к себе в комнату, но на половине пути его вдруг остановил сэр Джон Конрой - доверенное лицо герцогини Кентской и управляющий всеми ее делами.
-Простите, Ваше Высочество, могу я отнять несколько минут вашего времени? Герцогиня очень хотела бы поговорить с вами. Если вас не затруднит эта небольшая просьба, я бы проводил вас в оранжерею.
-Будьте так любезны, -коротко ответил Альберт. Увы, но истинный джентльмен не может отказать даме, тем более своей родственнице даже несмотря на то что час для бесед был уже неподходящим.
После того как принц зашел в оранжерею, герцогиня Кентская встретила его мило улыбнувшись и поблагодарив своего верного баронета кивком головы. При этом, Конрой и не подумал уйти, что не понравилось Альберту... и он мельком вспомнил о слухах, что ходили во дворце о сэре Джоне и вдовствующей герцогине. Они были весьма скандальны и помнится, о них своему младшему брату рассказал Эрнест, едва ли не давясь от смеха при этом. Альберт никогда не любил досужих слухов, но вот теперь подумал о том что они, пожалуй, не лишены своих оснований... и Конрой был ему неприятен, хотя и не сделал ничего плохого.
-Мой дорогой Альберт... надеюсь, вы простите меня за излишнюю назойливость? -герцогиня подошла к племяннику, взяв его за руки. -Но мы с вами всегда общались как добрые друзья... и мне бы хотелось не потерять эту нить между нами.
-Уверен что так и будет, Ваше Высочество, -произнес Альберт. -Чем я могу быть вам полезен?
-Видите ли... в последнее время я вижу свою дочь только на обедах и ужинах... вне этого, она избегает меня, -тяжко вздохнув, продолжила женщина. -Это очень тяжкое испытание - вы ведь знаете, что все ее детство, я была рядом с ней. Теперь же моя любимая дочь не желает меня видеть... и в этом виновато ее окружение! Мельбурн, Лецен и прочие... И ведь это я назначила Лецен оберегать ее, но вместо этого она начала настраивать Викторию против меня!
После этих слов, Альберт едва сдержался от тяжкого вздоха. Он вспомнил давний разговор с Викторией... когда она упомянула о своем одиноком детстве, в котором родную мать для нее заменила верная гувернантка. По сути дела, принц сам был в похожей ситуации, но только его матушка рано покинула этот мир, тогда как отец утешился рядом с другой и не проявлял особого интереса к своим сыновьям от первого брака. Каким бы властным не был дядюшка Леопольд, одного у него не отнять - он всегда старался заботится об Альберте и его старшем брате...
-Простите, но я не совсем понимаю, как я мог бы изменить сложившуюся ситуацию? -поинтересовался Альберт у герцогини. -Я всего лишь гость при дворе Ее Величества...
-Это ненадолго, Ваше Высочество, -неожиданно голос подал Конрой. -После вашей свадьбы с Ее Величеством, она должна будет послушать вас и вернуть матери свое расположение. Хорошая супруга не может не послушать своего мужа.
-Знаете... последнее время, у меня сформировалось весьма неприятное ощущение, -тихо произнес принц. -Будто бы все вокруг меня знают что будет со мной дальше, в будущем... и временами это попросту невыносимо. Дядя Леопольд, Эрнест и теперь вы, герцогиня - все говорят о моей свадьбе так словно бы это давно уже решенное дело. Я же предпочел бы сначала дождаться своей судьбы и потом уже решать что и как мне следует делать. Прошу меня извинить, но я с вашего позволения пойду передохну после долгой дороги. Доброй вам ночи.
После того как Альберт ушел, Конрой развернулся к герцогине Кентской и вопросительно взглянул на нее - и чего, интересно, она хотела от этого мальчишки? Он младше Виктории и не обладает ее феноменальным упрямством, так что если она действительно задумала стать его женой, то определенно получит этакого согласного на все и послушного мужа. Впрочем, если принять в расчет что парламент не даст Альберту каких-то особых полномочий, то это вполне нормально?
-Будь на его месте Эрнест, вам было бы проще договорится, -недовольно буркнул Конрой. -А что до Альберта... его она выбрала, потому как знает что сможет командовать им.
-Не говорите так, друг мой, -улыбнулась герцогиня Кентская. -При всей застенчивости и неуверенности в себе, у принца Альберта есть одно несомненное преимущество, столь редкое в наши дни.
-И какое же, позвольте поинтересоваться?
-Безмерно доброе и любящее сердце. Его покойная матушка тоже была такой, -ответила Мария-Луиза. -Я уверена что мы более чем поняли друг друга и он постарается мне помочь... надеюсь что Виктория в самом деле задумала сделать ему предложение.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-10-31 01:19:05)

+2

11

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iXWx.png[/AVA]
Стол на королевском ужине был, как всегда пышно и красиво накрыт. Посредине стояло несколько огромных подсвечников из чистого серебра, на которых горели новенькие свечи, а также множество букетов с цветов, выращенных в замковой оранжерее, куда слишком редко заглядывали маленькие карие глазки королевы, не поспевавшей побывать везде одновременно. Как она и говорила принцу Альберту в своих письмах – дела порой поглощали ее, и спастись от них бегством она не умела. Уж больно обязательной было Ее Величество. Все-таки «кенсингтонская» система воспитания не прошла мимо Виктории, раз уж она умела, не смотря на свою достаточно озорную и даже склонную к веселью натуру, сначала занять себя более важными, государственными делами, после которых оставалось не так уж и много времени на веселье. Однако сейчас королева не задумывается о том, какое влияние на нее имело материнское воспитание. Она знала, как много обиды и как мало ласки и материнской любви она получила от женщины, подарившей ей жизнь. Так что, глядя сейчас на герцогиню, она едва могла скрыть то, что было у нее на сердце сейчас, когда ее матушка вела такую непринужденную беседу с Альбертом и Эрнестом. Казалось, будто бы она сама их пригласила во дворец! В прочем, Ее Величество надеялась на то, что в Виндзоре такого не будет происходить. Как бы там ни было, а принцы будут заняты охотой, тогда как матушка вполне могла бы остаться и здесь в Букенгемском дворце. Звать ее с собой она не собиралась, а вот вырваться хоть на несколько мгновений на долгожданную свободу от матери, видеть которую она обязана была вплоть до дня своей свадьбы.
Помнится, как-то об этом молодой королеве рассказал лорд Мельбурн. Он сказал, что Виктория не может отослать из дворца мать, пока сама она не выйдет замуж. И надо признаться, что это открытие было не таким уж приятным для едва взвалившей на свои хрупкие плечи груз ответственности за свою страну и граждан. Ленцен весьма активно пыталась убедить Викторию отказаться от идеи замужества – мать можно потерпеть, тем более, она так редко ее видит из-за отдаленности их комнат. Ну, а что же герцогиня? Герцогиня лишь пыталась уговорить дочь прислушаться к советам дяди Леопольда так, будто бы в его словах можно было обнаружить панацею – решение от всех тяжестей и испытаний, которые только выпадут на долю молодой королевы.
Вот только, кто спасет Ее королевское Величество от себя самой?
Кто поможет ей сделать единственно верный выбор, о котором она не будет сожалеть до конца своих дней?
Ведь было так много «если» и «но», что она уже сама запуталась о том, чего сама хочет. Одно она знала, наверняка: что даже в помещении, где есть молчаливый и погруженный в собственные мысли Альберт, ей уже не так одиноко, как бывало много дней ранее, до его приезда.
- Надеюсь, что завтра вы больше проникнитесь лондонской погодой и духом, - улыбается в ответ на слова Альберта. – Особенно, когда мы поедем в Виндзор на охоту, - добавляет она, на самом деле, сомневаясь, будет ли так интересна принцу охота. Он был, пожалуй, всегда намного более серьезным от Виктории, что сначала, даже немного отталкивало ее от него. Но, кто не заблуждается?
Тем не менее, королева ела сегодня значительно меньше обычного. Надо ли говорить о том, что увиденная мышь перед ужином изрядно подпортила августейшей особе аппетит и это, надо сказать, заметили все, присутствующие за столом Ее Величества достаточно часто. Кто-то сразу же обменялся взглядами со своими соседями, предвидя в этом какой-то знак, кто-то же просто обеспокоился, не заболела ли королева. Сама же Виктория лишь отставила тарелку в сторону, не забыв покормить тем, что не доела своего пса, после чего велела подавать десерты. В прочем, сахарные причуды, а иначе и не скажешь о том, что принесли слуги на больших подносах, выглядели весьма эффектно. Они безумно нравились королеве, вот только тут она тоже оказалась сдержанной и не съела много. Вот только на этот раз уже не по причине «мышки», а вот уже самого Альберта, о котором она думала с тех самых пор, что они сели за стол.
Был ли он достойной для нее партией?
Не ошибется ли она, выбрав его своим мужем?
Будет ли он играть за нее или за ее врагов?
О, это было так сложно! Так не просто решить, пусть даже сердце давно уже пыталось вырваться из груди!
И, тем не менее, вечерний час быстро пробил время, требовавшее леди покинуть столовую. Так что, простившись с принцами, королева отправилась в свои покои в сопровождении своей бывшей гувернантки, которая и попыталась еще раз подойти к Виктории, так сказать, издалека в одном щекотливом вопросе.
- Ваша матушка была очень рада, что вы пригласили принцев, - произнесла баронесса, помогая королеве расчесать ее волосы перед сном.
- Да, она всегда так наивно радуется, когда они приезжают, - усмехается Виктория, но долго ее лицо украшает улыбка.
Повисает многозначительная пауза…
Луиза знает, что терзает Ее Величество, но не может решиться заговорить об этом сначала. Но, тут или пан или пропал? Ставки давно уже выросли, и Ленцен определенно не желала лишиться доверия королевы. Особенно, после того выговора, что ей устроил приезжий принц.
- Принц только приехал, а уже чувствует преимущество и начал командовать, - осторожно начала баронесса прекрасно зная, что она делает и зачем. – Единственное, о чем я боюсь, Ваше Величество, так это о Вашей свободе – меньше всего мне бы хотелось, чтобы какой-то немец указывал, Вам, что делать. Вы в праве выбирать, какой жизнью жить, но пример королевы Элизабет говорит о многом. Народ вас любит, - ведет дальше бывшая гувернантка, желая посеять семя сомнений в сознании своей воспитанницы. Она знала, как та жаждала свободы и боялась того, что мужчина будет ней командовать. Именно поэтому она решила, что преуспела. Вот только истерзанная одиночеством Виктория все еще не была так уверенна в том, что брак такая плохая идея.
- Знаешь, Ленцен, иногда я смотрю на ее портрет перед снов и думаю о том, какой она была черствой, раз сумела так долго и упорно править страной, пожертвовав собственным счастьем для этого, - произнесла она, тихо вздохнув. – Думаешь, я такая же сильная, как она?
- Ну, конечно, Ваше Величество, вы сильнее, чем Вам кажется, - мягко произнесла бывшая гувернантка, откинув в сторону одеяло в постели для королевы.
- Я еще хочу в дневнике написать пару строк, поэтому можешь идти – если мне что-нибудь понадобится, я тебя позову, - тем не менее, велела Виктория своей верной подданной, что когда-то заменила ей мать. И, набросив на себя теплую шаль, молодая королева села над своей тетрадью и сделала несколько записей, прежде чем отправиться в постель.

«Сегодня наконец-то приехал Альберт! О, как похорошел мой кузен с тех пор, как мы виделись в последний раз! Кажется, прошло так много времени с той поры, когда мы прощались после моей коронации, и я разрешила ему написать мне письмо…
Я всегда удивлялась его сдержанности и серьезности, однако разве не таким должен быть мужчина? В чем-то Альберт мне напоминает моего отца, которого я практически и не знаю. Но, говоря, что он был весьма хорош собой. Он был сильным и уверенным в себе, как и Альберт – однако не будут ли эти качества в будущем разрушать тот союз, который я намереваюсь построить?
Мысли путаются, ведь так не просто принять решение, от которого будет зависеть вся последующая жизнь моя, Альберта, моей матери и, конечно же, наших с Альбертом стран. Ленцен считает, что я обошлась бы без брака и мужа, ведь я сильная. Но, она ошибается. Я все еще маленькая девочка, которой очень нужна поддержка. Мне одиноко и страшно…»

+2

12

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]герцог Саксен-Кобург-Готский[/STA]
Альберт вернулся в свою комнату, будучи еще более растерянным чем до разговора с герцогиней... к ощущению непонятного беспокойства, прибавилось еще и ощущение собственной беспомощности. Ничего не изменилось и он по-прежнему ничего не в силах самостоятельно решить для самого себя... и это его таскают по черно-белым политическим клеткам взад и вперед - и дядюшка и милейшая тетушка и все те кто рассчитывают с его помощью как-то добиться исполнения своих желаний. Ключевое слово здесь - именно своих и никак иначе. И это неудивительно, учитывая тот факт насколько выгодно контролировать Викторию... а кто может поспособствовать этому как не ее законный муж?
Боже... я ведь даже не жених ей... а они уже все устроили и решили за нас, -вздохнул Альберт, подойдя к окну своей спальни, а которым продолжал проливать свои горькие слезы поистине бесконечный дождь. -Неужели нам никогда не удастся прожить свою жизнь лишь для себя? Без оглядки на дядю Леопольда или еще кого-то из дражайшей родни...?? Просто поддерживая и заботясь друг о друге...
Увы, но все эти вопросы, что задавал себе молодой принц, можно было в полной мере назвать риторическими. Не то чтобы они не имели возможного ответа - просто лучше было не стараться его найти, для своего же спокойствия.
Хотя... чего-чего, а спокойствия в душе Альберта давно уже не было. И сейчас он как никогда хотел бы быть похожим на своего старшего брата - всегда уверенного в себе, остроумного и позитивного человека. Именно такого, каким следует быть настоящему принцу, который может подать пример своим подданным и повести их за собой, если понадобится. Увы, но Альберт никогда таким не был и уже не сможет себя переделать, как бы не старался...
Этой ночью принцу долго не удавалось уснуть, а когда он проснулся то было уже утро. Слуги торопливо открывали шторы в спальне, впуская солнечный свет - дождь наконец-то перестал и чисто умытый парк предстал перед Альбертом во всей красе, когда он вышел на балкон, подышать свежим воздухом. Это было одно из красивейших мест в Лондоне, если не сказать больше? Классический и прекрасный английский сад, с правильными геометрическими формами газонов и клумб и аккуратно подстриженными кустами и деревьями во всех красках осени. Это зрелище было поистине умиротворяющим - то чего не хватало Альберту во время буйства непогоды и разбушевавшихся хлябей небесных. Необыкновенно теплый и ясный для октября день... и ярко-желтые листья, медленно опадающие на прибитую дождем траву на газоне - совсем как в каком-то добром и спокойном сне.
-Ваше Высочество, скоро вас пригласят к завтраку.., -напомнил принцу его верный камердинер, на что пришлось вздохнуть и пойти собираться. В высшем обществе не принято показывать собственных чувств и эмоций и раз уж тебя пригласили в гости, надо следовать этикету и выглядеть безупречно, несмотря на полнейшее смятение и растерянность. Так что Альберт совершил привычный уже утренний моцион, приняв ванну и после чего тщательно одевшись и доверив камердинеру привести в порядок свою шевелюру. Безупречного кроя черный сюртук, пошитый на заказ еще в Брюсселе, великолепно сидел на принце, так что ему не пришлось бы краснеть перед гостеприимными хозяевами за свой внешний вид. Но прежде чем идти в столовую, Альберт решил пройтись по парку, чтобы немного собраться с мыслями... вдруг тетушке вновь захочется с ним побеседовать?
Не понимаю почему она так доверяет Конрою, что ставит его выше собственной дочери? -подумалось молодому человеку, когда он остановился на аллее парка перед небольшим и очень красивым фонтанчиком в виде озорного дельфина. -Здесь может быть лишь одно объяснение... в которое мне не хочется верить. Однако, все эти скандальные слухи не могли возникнуть просто так...
-Ваше Высочество, -Альберта отвлек от раздумий один из дворцовых лакеев. -Ее Величество просила передать вам этот конверт в собственные руки.
-Благодарю вас, -кивнул принц и открыв послание королевы, с удивлением прочитал, что она желает немедленно поговорить с ним. Растерявшись еще больше, Альберт немедленно направился во дворец - Виктория ожидала его в одном из будуаров и молодой человек не хотел заставлять ее ждать себя.
-Вы хотели поговорить со мной? -произнес Альберт, зайдя в комнату и поклонившись Виктории. -Я буквально только что получил ваше письмо... и готов внимательно выслушать вас.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-11-01 01:27:07)

+2

13

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iXWx.png[/AVA]
Проснувшись на следующее утро, Виктория почувствовала себя более уверенной, нежели вечером перед сном, когда доверила своему дневнику пару бесценных строк. Пока чернила сохли, она еще раз осмотрела те сокровенные мысли, которые так наивно доверяла бумаге, и невольно думала о том, каким же будет дальнейшая ночь для ее дорогого Альберта, письма которого нашли не просто особенное место у нее в столе, а точнее в тайнике оного, но и были практически заучены наизусть. Раз за разом королева перечитывала те листы бумаги, которые принц Альберт списывал своим ровным почерком еще в Кобурге или Бадене, находя время не только для того, чтобы ответить на интересующие Ее Величество вопросы, но и поделиться своими мыслями, любимыми стихами и, конечно же, музыкой. Именно Альберт в полной мере открыл для юной Виктории  произведения Шуберта, позволив ей окунуться в мир чарующей и нежной музыки, в которой можно было раствориться целиком и полностью. Так и той ночью, перед сном, достав одно из писем своего кузена, королева пробежалась по хорошо известным ей строкам, улыбнувшись на самом любимом месте в письме.
_______________

… Вы написали мне об очередной ссоре с матушкой и я спешу как можно быстрее написать вам ответ, радуясь тому что мои слова могут принести вам утешение и поддержку. Я прекрасно понимаю, насколько Ее Высочество герцогиня нужна вам и надеюсь что она все же вспомнит о своем материнском долге и забудет о политических дрязгах. Вы в своем письме пишете, что она назвала вас неопытной и неподготовленной к трону... я же скажу, что она, даже будучи родным для вас человеком, совершенно вас не знает. У вас необычайно смелое и доброе сердце и я верю, что вы сумеете справится со всеми испытаниями, что посылает вам судьба на вашем великом пути. Помните, мы с вами говорили о шахматах?
Я и сейчас готов повторить вам, то что сказал в тот вечер. Измените правила, чтобы никто не смог испортить вашу партию и переиграйте противников, найдя надежных и верных союзников. Заставьте их понять, что лучше играть с вами, чем против вас…

____________
Перечитывая письма Альберта, одно за другим, королева обычно представляла себе, что он был где-то рядом с ней, а не в Кобурге, к которому письмо будет идти не один день и ночь. Так что, взяв с собой в постель любимое письмо, Виктория еще раз позволила прикоснуться своим глазам к хорошо знакомым словам, что были выведены давно засохшими чернилами. Уже тогда, вечером она подумала о том, сколько же времени понадобится лакею на то, чтобы доставить принцу записку. И сколько времени Альберт потратит на то, чтобы прийти на ее зов. Так что, открыв глаза тем утром, в первую очередь королева со всей скрупулезностью, на которую только была способна, подобрала себе платье, в котором сочетала нежный цвет шелка и атласа. И, конечно же, не забыв надеть на шею то жемчужное ожерелье, которое подарил ей накануне вечером принц, Виктория посмотрела на свое отражение в зеркале, пока служанка укладывала ее волосы в модную прическу.
Ее мучил один вопрос, который она никогда не задаст вслух, однако сможет открыть на него ответ только погодя годы: согласится ли пожениться с ней Альберт из-за чувств или же потому, что у нее есть Англия, самое богатое и большое королевство в мире? Пожалуй, задай она этот вопрос своему любимому кузену, Виктория могла бы разбить то хрупкое чувство, что связывало их крепкой нитью, как казалось ей со времен самой первой строчки, и поэтому она молчала, зная, что должна просто набраться храбрости и сказать наконец-то о своих чувствах и желаниях.
- Передай это письмо Его Высочеству, - повелела королева, лакею, прежде чем направиться в один из тех будуаров, в которых ей было удобно работать и принимать посетителей. Обстановка тут была располагающая и нисколько не отвлекала Викторию от дел, хотя нынче она даже не села за них, пока не дождалась прихода Альберта.
- Доброе утро, Альберт, - поприветствовала она принца, улыбнувшись ему, прежде чем он сократил расстояние между ними и подошел ближе к ней. – Да, я посылала за вами, кузен. Надеюсь, вы готовы ехать в Виндзор сегодня?- согласно кивнула она, ощущая, как начинают потеть ее руки под тонкими перчатками. Уж такого с ней точно раньше не бывало!
Виктория сейчас боялась, что ее голос прозвучит слишком пискляво или неуверенно, а еще … опасалась ,что будет выглядеть никчемно или смешно озвучивая предложение принцу, которого она, определенно, ценила и желала видеть возле себя в последние годы. О, казалось, он понимает ее с полуслова, пусть даже на многие вещи они смотрели по-своему. Но, разве это не было нормально? Поддакивать может каждый, а вот сказать правду – не каждый осмелится. Тем паче, если приходится быть правдивым не с кем-нибудь, а самой королевой.
- Погода изменилась сегодня, как мы и надеялись, и вышло наконец-то солнце, - произносит Виктория, желая немногим отвлечься от своих волнений. В прочем, типично английская манера: если не знаешь о чем поговорить, поговори о погоде! О, определенно, на нее всегда можно пожаловаться или порадоваться ее небольшим положительным переменам. – Мне кажется, это добрый знак, особенно перед поездкой в Виндзорский замок и нашими смелыми планами на охоту, - ведет спустя мгновение королева, прежде чем подойти к окну. Там, за окном можно было наблюдать за множеством придворных или слуг, вышедших подышать свежим воздухом и насладиться теми крохами тепла, что выдались впервые за последние несколько дней неумолимых ливней.
Так прошло какое-то время и, признаться по правде, королева не вела ему счета. Она прикрыла глаза, вздохнув на всю грудь, прежде чем осторожно повернуться к принцу, чтобы заговорить с принцем снова. А ведь он уже, кажется, собрался уходить?
- Знаете, Альберт, а я ведь давно думала уже о том, какое будущее предстоит мне в стенах этого замка, - вновь начала издалека Виктория. – Я все больше думала о том, что если ничего не изменится здесь во дворце, то скорей всего останусь такой же одинокой. Точно так же, как и в последние дни, даже месяцы, которые тянулись так бесконечно долго, что Вы даже не представляете себе этого, дорогой кузен, - продолжает королева, немного успокоившись и почувствовав себя более уверенно. – Но я часто вспоминала Ваш совет, относительно игры в шахматы, - улыбается скорее взволновано, нежели напряженно. – Вы захотите сыграть за меня, Альберт? Согласитесь быть мне опорой и поддержкой?... ведь я на нее очень рассчитываю. Думаете, сможете, привыкнуть к английской погоде и нашим традициям? – далеко не самое обычное и традиционное предложение, которое могла только озвучить Виктория. Но, погодите, когда это еще было видано, чтобы женщина сделала предложение мужчине? Наверное, не слишком часто, иначе королева была бы более подкованной в этом вопросе. – Вы женитесь на мне, Альберт?

+2

14

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]герцог Саксен-Кобург-Готский[/STA]
Альберт мало-помалу начал ощущать как его начинает бить дрожь... но это был вовсе не страх от переживаний, что преследовали его последние дни, а скорее предвкушение чего-то нового... Быть может, той самой судьбы, о которой молодой принц накануне вечером говорил герцогине и ее верному советнику? Она уже совсем рядом и словно бы стоит за плечом, так что можно ощутить ее присутствие - вот только что же она принесет Альберту?
Разочарование или самый желанный и ожидаемый им чудесный дар...
-Конечно же я готов сопровождать вас, Виктория - и не только в Виндзор, но и куда вам будет угодно, -улыбнулся Альберт, присев на диван, рядом с молодой королевой. Когда он был чем-то сильно взволнован, то обычно становился даже слишком разговорчивым - и помня об этом, постарался сдержать самого себя. -Знаете, я уже давненько не был на настоящей утиной охоте. Чтобы можно было покинуть дворец и провести несколько восхитительных часов на свежем воздухе.
-Погода изменилась сегодня, как мы и надеялись, и вышло наконец-то солнце, -ответила принцу Виктория, благосклонно улыбнувшись. И в тот самый момент, он понятия не имел, что она волнуется ничуть не меньше его самого... однако, королева Великобритании была спокойна и ее голос нисколько не дрожал, тогда как за себя Альберт не был уверен. Предчувствие словно бы поднималось все выше и выше к его горлу, не давая полноценно сделать вдох - так что прежде чем продолжить беседу, молодой человек мысленно сосчитал до десяти и тихонько выдохнул. -Мне кажется, это добрый знак, особенно перед поездкой в Виндзорский замок и нашими смелыми планами на охоту.
-Мне бы тоже очень хотелось так думать, -ответил Альберт, после чего повисла пауза... и вроде бы он должен был прервать ее, найдя подходящую тему для разговора, но не стал этого делать, чувствуя что Виктории просто необходимо собраться с мыслями. И кто бы знал, как принц ненавидел подобное нервозное состояние! В тот самый момент, когда он должен был показаться королеве привлекательным и исполненным достоинства, все могла испортить самая обыкновенная нервная дрожь - и как-то сразу вспомнились все те "если", что буквально преследовал Альберта с момента его первого приезда в Англию...
Если он не сумеет произвести на королеву впечатление...
Если будет нерешительным мямлей и тем самым испортит все дело, сломав гениальные планы дядюшки Лепольда...
Если лорд Мельбурн успеет уговорить королеву благосклонно обратить внимание на какого-то другого кандидата на роль ее жениха...
Если... если... если?
За несколько минут что Виктория молчала, Альберт не мог не вспомнить все что предшествовало его первому визиту. Преданный дяде барон Стокмар постарался сделать из застенчивого и нерешительного принца этакого дамского угодника, похожего на Эрнеста, не подумав об одной важной вещи... будучи от природы человеком мягким и добрым, младший принц тем не менее умел собраться если это было нужно.
Единственное "если", которое могло бы сыграть в его пользу...
Королева тем временем вновь заговорила и Альберт не мог поверить тому что слышал, потому что это было поистине необыкновенно... и могло означать лишь одно. Неужели, она все же решилась и не стала слушать тех советников, что постарались убедить ее не принимать в расчет немецкого принца?? Да еще и ее родственника вдобавок...
-Но я часто вспоминала Ваш совет, относительно игры в шахматы... Вы захотите сыграть за меня, Альберт? Согласитесь быть мне опорой и поддержкой?... ведь я на нее очень рассчитываю. Думаете, сможете, привыкнуть к английской погоде и нашим традициям?
-Вам хорошо известен мой ответ, Виктория... но я не хочу играть вместо вас - мне кажется, что будет куда лучше, если мы сыграем нашу партию вместе, -ответил принц, не тратя времени на ненужные размышления. Все уже давно было решено им, еще до того как он получил приглашение навестить молодую королеву. -Я буду предан и верен вам, начиная с этого самого дня и до моего последнего вздоха. Вам и Англии, которая станет моей второй родиной.
Сердце молодого человека стучало предательски громко, когда Виктория наконец озвучила свой финальный вопрос - самый важный для Альберта, если не сказать больше. И в этот самый момент предательская дрожь предвкушения покинула принца, потому как его судьба была наконец-то решена.
Больше не будет дядюшкиных ценных указаний и руководств к действию, как не будет и вечно стеснительного и робкого кобуржского принца. Все это следует оставить за мысленно проведенной чертой, отделившей  день сегодняшний от того что было раньше. Неизвестность наконец-то истаяла, подобно дыму в ночи.
-Вы женитесь на мне, Альберт?
-Да, Ваше Величество... и я счастлив, что этот день наконец-то настал для нас обоих, -Альберт улыбнулся, посмотрев на... свою прелестную невесту? -Я готов не один раз повторить, что боготворю вас и готов на все чтобы составить ваше счастье...
И вот он... тот долгожданный и счастливый момент, когда можно наконец-то обнять Викторию? Принц не заставляет себя долго ждать, исполнив свое давнее желание и позволив себе нежно коснутся губ королевы своими. Пусть это был простой, легкий и в общем-то, в какой-то мере весьма целомудренный поцелуй, но все-таки...
Это было прекраснее чем в самых смелых мечтах впечатлительного и временами весьма робкого принца. Но с этой самой минуты можно смело отбросить все что уже произошло и начинать жизнь с чистого листа - вместе с Викторией...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-11-06 22:26:17)

+2

15

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iXWx.png[/AVA]
[Schubert: Unfinished Symphony No.8]
Пусть что бы в мире не случилось, но продумать все от начала и до самого конца бывает попросту не возможно…
Нечто подобное не удавалось никому еще, даже тем самым великим мужам, которые давно уже внесли свой вклад в этот мир. Увы, но нам приходится столкнуться с собственной беспомощностью перед лицом судьбы и последствий решений, принятых нами, от которых будет зависеть будущее, возможно, не только самой королевы Англии, но и еще ее народа и политической ситуации в Европе и целом мире. Эта следственная цепочка является неотъемлемой частью жизни королевской семьи, на которую всегда были обращены все взгляды общества, из которого именно королева могла выделить кого-то и наделить чем-то особенным. Правда, если она будет пребывать в согласии с парламентом и своим премьер министром, на что обычно Виктория не обращала особенного внимания по собственной недалекости и молодости. Конечно, можно было всегда предполагать, строить свою собственную цепочку из собственных умозаключений, которые могли бы оказаться правдивыми или хотя бы близкими к оным. Вот только никогда судьба не повторяется. Она не настолько глупа и предсказуема, чтобы можно было хвастать, будто бы тебе удалось поймать за ее пышный хвост. Нет, она обязательно удивит тебя там, где ты даже не будешь ожидать.
И сейчас, высказав свое предложение Альберту, королева замерла в опасении вовсе не отказа. Она опасалась того, что судьба окажется жестокой с ней, и избранный ей в мужья мужчина будет любить больше свое положение или же трон, на котором сидит его королева.
Глупо, скажете вы? Особенно, вследствие всех тех писем, которые она получала от молодого принца на протяжении последних нескольких лет.
Вот только от природы своей женщина существо слишком слабое, впечатлительное и беззащитное перед собственными страхами. И одним из страхов Виктории было осознать собственную слабость перед кузеном и столкнуться с предательством ее чувств. Наверное, с нее было довольно того предательства, которое она получила от матери в детстве. В тот самый момент, когда герцогиня приняла сторону безродного выскочки, что стал настоящим мучителем в Кенсингтоне. И мало того, что Виктория просила маменьку отказаться от его компании и помощи, так он еще и вовлек ее в скандал с леди из материнской свиты. Тогда весь двор сплетничал о мисс Флоре. И откуда только было наивной Виктории знать, что нечто страшное происходит с молодой особой, преданно служившей матери будущей королевы? Но, это уже навеки останется в прошлом Виктории, из которого молодая королева уже успела сделать собственные выводы. Прежде чем обвинять и не доверять, она проверит раз с десять, а потом еще раз и еще, пока не будет стопроцентных улик, дабы никто не мог потом сказать, что королева не справедлива.
Но, Альберт другой. Он не такой как все…
Это не только заметно по его глазам или выражению лица, с которым он смотрит на Викторию. Королеве сразу же вспоминается их встреча в Кенсингтоне, когда он сопровождал ее к двери ее спальни и их ладони едва ощутимо касались друг друга. Его внимательный взгляд, словно заглядывал в само сердце девушки, и с той самой поры ничего не изменилось ведь.
Альберт не отказал Виктории.
- - - - - - - - - - - - - - - -
http://66.media.tumblr.com/tumblr_ln56x7EbZm1qhphz2o1_500.png
_______________

Он ответил на королевское предложение согласием, нисколько не удивив королеву, что и не ждала отказа. Знала, что от такого предложения не отказываются. Вот только все было настолько не реально и даже в какой-то степени неподражаемо, что девушка не поверила собственным глазам, которые пристально наблюдали за принцем, взволнованным и таким искренним, что она не могла не улыбнуться ему в ответ, выдохнув с облегчением. И уже в следующее мгновение Виктория обнаружила себя в объятиях Альберта. Он так осторожно привлек ее к себе, когда они оба поднялись со своих мест, а после и поцеловал так приятно и нежно, что … голова закружилась, и земля едва не ушла из-под ног. Уж теперь-то Ее Величество знала, насколько это прекрасно – понимать, что Альберт будет всегда рядом.
И не важно, что именно приберегло им их будущее.
Ее тонкая ручка, облаченная в тонкую гипюровую митенку, осторожно прикоснулась к груди принца, после чего скользнула со всей прежней осторожностью немного вверх, вовремя остановившись для того, чтобы Альберт поймал и накрыл своей теплой рукой.
- Я рада этому Альберт, - честно призналась Виктория, едва не дрожа от волнения. В конечном счете, ее только что впервые поцеловали, да еще и она сделала сама предложение принцу, как того и требовало от нее высокое положение. – Рада и надеюсь, что наш союз будет счастливым, - добавила она вскоре, прежде чем осторожно отстраниться от принца. – Необходимо огласить нашу новость, - делая глубокий вздох, произносит королева дальше. – Сопроводите меня? – предлагает она, прежде чем положить свою руку на локоть молодого человека свою руку.
После того, как о намерении королевы выйти замуж стало известно (новости расходятся быстро, особенно настолько хорошие), дворец Ее Величества ожил в подготовке. Королева желала показать своему будущему супругу Виндзор, в который и были приглашены все аристократы Англии высшего сословия, среди которых было множество и тех, кому мог не понравиться более крепкий союз королевства с Кобургом. Но, что было поделать уже? Нравится или нет, а королевское решение не поддавалось обсуждению. Все могли только сделать вид, будто бы счастливы за Ее Величество и почтить присутствием бал, который королева устраивала в честь собственной помолвки и не жалела средств из казны, которую удалось наполнить необходимой экономией. Но, прежде чем на королеву и Альберта навалится целая масса гостей со своими пожеланиями всего самого хорошего будущим супругам, Виктория желала просто отдаться свободе на просторах возле Виндзорского замка, что был окружен давними лесами. Сразу же на следующий день после прибытия в одну из самых больших резиденций королевы, была устроена охота, в которой приняли участие все, не исключая и Викторию. Правда, королеве очень уж хотелось сбежать из-под присмотра своих советников, лорда М. и всех остальных, что так и вертелись под рукой, не давая возможности им с Альбертом побыть наедине хоть несколько минут…
И вот… кажется, получилось?
Вот Виктория на своей лошади остановилась возле разлогого дерева, которому на вид не меньше тысячи лет…

+2

16

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]герцог Саксен-Кобург-Готский[/STA]
В то утро, когда была назначена большая королевская охота, Альберт проснулся раньше чем обычно... и до появления своего камердинера и слуг, получил возможность провести некоторое время наедине со своими мыслями. После того как было оглашено о королевской помолвке, время для него завертелось в еще более сумасшедшем темпе чем обычно - и теперь он был уже не какой-то кобуржский или немецкий принц, а официальный жених королевы Великобритании. И надо полагать, верный дяде Леопольду барон Стокмар уже отправил подробнейший отчет своему покровителю и работодателю? Наверняка Его Величество ожидал получить письмо с дипломатической почтой и от самого Альберта, однако молодой человек не торопился с этим, потому как знал какой получит ответ.
Его блистательный замысел полностью оправдал себя и теперь Альберт обязан заниматься исключительно интересами Бельгии и союзников - точнее говоря, сделать так чтобы они стали первостепенными для его супруги. Как обычно, мнения принца никто спрашивать не станет: он ведь всего лишь выгодная политическая фигура, оказавшаяся на клетке поблизости от королевы. Так что Альберт должен всего лишь продолжать выполнять все ценные указания своего дядюшки, без какой-либо собственной инициативы и зная свое место. Ему ведь говорили уже, что парламент не даст супругу молодой королевы (а еще и немцу!!!) каких-либо особых полномочий?
-Ваше Высочество, ваш охотничий костюм готов, -доложил тем временем верный и преданный Амброз, зайдя в спальню принца и поклонившись ему. Двое слуг, сопровождавших камердинера принесли воды для умывания и затем занялись обычной утренней уборкой в комнате пока Альберт собирался на охоту. Надо сказать что королевский выезд на природу по сути дела мало отличался от того же приема - роскошные наряды, выгодное общение и конечно же угощение. Ввиду всего этого, желающие мужчины могли пострелять уток, куропаток или вальдшнепов - по правде говоря, принц был не самым лучшим стрелком, хотя и учился военному делу в свое время. -Позвольте помочь вам с галстуком?
Вообще искусство завязывания галстука в Англии во времена регентства достигло статуса этакого искусства что ли... и каждый уважающий себя джентльмен обязан был выглядеть безупречно, иначе его попросту бы не принимали в приличном обществе. И пусть времена щеголей, что чистили сапоги шампанским, носили корсеты и разгуливали по Пэл-Мэл чтобы себя показать и других посмотреть, давно канули в Лету, но отношение к одежде и внешнему виду в Британии никуда не делось. Чтобы стать по-настоящему своим в этой стране, Альберт должен был выглядеть как англичанин... так что полностью доверился кудеснику Амброзу, который и занялся его шейным платком и галстуком.
Именно в этот самый момент в спальне Альберта появился Эрнест и многозначительно посмотрел на младшего брата, давая понять что им надо переговорить наедине. Молодой человек поспешил закончить свой утренний моцион и собравшись, направился следом за Эрнестом к месту сбора всех придворных в Виндзоре - а именно в красивом парке, где уже начали собираться приглашенные на охоту счастливчики.
-Я знаю о чем ты хочешь говорить, Эрнест... и потому сразу скажу тебе, что понятия не имею как можно помочь герцогине Кентской, -произнес Альберт, едва только вместе с братом оказался на посыпанной красным гравием аллее парка. -Она сама испортила отношения с Викторией... особенно когда дала своему советнику слишком много воли при своем дворе. Некоторые ошибки в этой жизни очень сложно исправить.
-Откуда ты знаешь про герцогиню? -рассмеялся Эрнест, оглянувшись на брата. -Но я не буду отрицать, речь действительно о ней... и она говорила со мной вчера, после ужина. Должен заметить, что дядя был прав и этот ирландский выскочка полностью ее контролирует. Полагаю что он хочет оказаться вблизи трона? Это говорит о том, что он хитер и вовсе не глуп.
-Знаешь, Эрнест... я уже чертовски устал от этих людей, что пытаются подчинить себе Викторию. Ее обожаемый лорд М, баронесса Лецен - по сути дела, они тоже стараются добиться влияния на королеву, -с горечью произнес Альберт. -Ей постоянно твердят, что она слишком молода чтобы самостоятельно принимать решения и что-либо менять в судьбе своих подданных. Когда я предложил ей свой проект усовершенствования условий жизни для рабочих и их семей, Виктория ответила мне, что лорд М против подобного... и считает что лучше оставить все как есть.
-Я тебя прекрасно понимаю... но также знаю что ты всегда был умным и очень чутким человеком - быть может, у тебя получится помирить мать и дочь? -ответил Эрнест, пожав плечами и увидев одну из хорошеньких фрейлин королевы, мигом ретировался от важного разговора. Альберту оставалось лишь вздохнуть... ведь он знал, что пока Конрой рядом с герцогиней, Виктория не пойдет на какой-либо контакт со своей матерью. Слишком дорого ей далась "Кенсингтонская система" и одинокое детство, которое скрашивала лишь эта интриганка Лецен.
Спустя около четверти часа, королевская охота началась, так что оседлав лошадей, благородные леди и джентльмены выехали из Виндзора. Альберт пришпорил своего коня, едва ему стоило заметить что королева явно хотела ненадолго сбежать от вечного придворного "надзора" - так что он поехал следом за ней и натянув поводья, остановил своего вороного возле старого дерева.
-Я еще не успел сказать вам, о том как рад что нынче выдался такой теплый день, -улыбнулся принц, как и обычно начав беседу со своей невестой о дозволенных приличиями пустяках. Спешившись, он подошел к красивой испанской кобыле своей невесты и помог королеве сойти с дамского седла. -Честно признаться, я очень боялся, что мне снова не повезет и опять пойдет дождь... хотя, должен сказать что плохая английская погода по большей части мне благоволит. Каждый раз после череды дождей случалось что-то хорошее...
Сейчас Альберт не станет говорить с Викторией о политике лорда М, ее матушке и наставлениях дядюшки Леопольда... потому как он прекрасно знает чего именно от него ожидает королева в данный момент. Испортить его было просто недопустимо - и принц очень осторожно стягивает перчатку с руки своей невесты, прежде чем приложить ее ладонь к своей щеке и затем нежно коснутся ее губами.
-Возможно вы скажете, что я говорю полный вздор.., -он улыбнулся королеве. -Но после вчерашнего торжественного ужина, я мечтал чтобы мы смогли хотя бы на час сбежать от всех. Еще пару дней назад моя персона никого особенно не интересовала, тогда как теперь нет отбоя от желающих напросится мне в друзья... по правде говоря, это даже немного пугает меня, напоминая о том как некоторые люди порой бывают лицемерны. Мне очень бы хотелось оградить вас от них...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-11-09 22:32:31)

+2

17

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iXWx.png[/AVA]
- - - - - - - - - - - -
http://funkyimg.com/i/2jtgT.gif
- - - - - - - - - - - -

По-настоящему теплые и солнечные дни в Англии, когда можно беззаботно прогуливаться окрестностями верхом, наблюдая за пением птиц и пока еще не потерявших всю свою листву деревьев, были редкостью. Пожалуй, именно по этой причине их особенно ценили леди и джентльмены, обладавшие собственным отношением к своему досугу. Еще бы! Впереди была целая чреда дней непогоды, которые предстояло пережить всем жителям Англии. Это был далеко не один день затворничества и неизбежных ливней, что будут прерываться на туманные и такие редкостные, но всегда желанные солнечные деньки, подобные нынешнему дню, когда солнце решило напомнить, что еще недавно было лето.
Помнится, этим летом у Виктории было множество дел, которые требовали ее внимания, поэтому и не могла насладиться в полной мере теплыми днями. Из-за этой причины Ее Величество не могла отправиться в желанное путешествие в Ирландию, которая нравилась молодой королеве своей удивительной красотой природы, которой было не найти в любом другом уголке королевства. Или же таких дней, когда она могла свободно вздохнуть на полную грудь и предаться самым обычным для женщин занятием, было слишком мало. Да, мало было учрежденных охот, мало было балов и приемов…
В прочем, лорд Мельбурн уже не единожды повторял молодой королеве о том, что она, прежде всего, принадлежит своему народу и обязана ему служить. И она служила ему. Правда, служить всегда не просто, когда знаешь, как много не довольных может объявиться, стоит только огласить о своем желании. Вот точно же, как было с фрейлинами Ее Величества! Она не желала отпускать своих подруг, не желала предавать их дружбу и окружать себя теми леди, которые ей были чужими и, вполне возможно, они бы так и не смогли стать ей настолько же близкими, насколько были близкими ее первые фрейлины. У Виктории не было много друзей в детстве и, оглядываясь на свое несчастное детство, королева полагает, что была лишена настоящей дружбы. Даже Виктория Конрой, с которой она была дружна и когда-то давно, словно бы в другой жизни, называла принцессу своей будущей королевой и самой лучшей подругой. Казалось, она тоже лгала Виктории, как это делал ее отец с герцогиней Кентской. В прочем, кто не желал заманить королеву в сети своей лжи? Таких подлецов, казалось, было слишком много. Но, чтобы не спускаться к пустым обвинениям, Ее Величество предпочитала просто подозревать, присматриваться и только после определенных подтверждений своим подозрениям обвинять.
А Альберт… глядя на Альберта, Виктория не могла отделаться от странной дрожи, в которую ее бросало от одного только взгляда своего кузена, с тех самых пор, когда он впервые ее поцеловал там, в синей комнате, где она и озвучила свое предложение. Забыть тот приятный поцелуй, то тепло его губ и щекочущее дыхание кузена, которого она совсем скоро назовет уже своим мужем, она не могла. И как же она боялась того, что когда-нибудь потеряет этот его заинтересованный взгляд! Или же упустит его любовь, словно птичку из клетки! Чувства порой разбиваются о стену недоразумений, сплетен и домыслов, а еще политики, в которую она собиралась не допускать своего мужа, чтобы защитить его от вполне возможных нападок со стороны этих гнусных тори!
Она смеется, глядя на принца, когда он заводит речь о погоде. Даже и не скажешь, что этот мужчина – тот же застенчивый молодой человек, которого она почти и не заметила во время их первой встречи! Теперь он настоящий мужчина, джентльмен, о котором можно было только мечтать и так тактично заводит именно ту тему, о которой можно было говорить целую вечность!
Ее кобыла склонилась к высокой траве у одного из старых и разлогих деревьев, пока Виктория сидела на ней и наблюдала за своим будущем мужем, что так грациозно спешился, прежде чем подойти к ней, дабы помочь тоже спуститься на землю. Хотя, в миг прикосновения Его рук к ее, королеве показалось, что она как раз и не на землю спускается, а парит в воздухе, словно ангел. И не важно, что это было одно лишь мгновение – Виктория улыбнулась Альберту, чувствуя, как из груди вырвется вот-вот ее юное и такое откровенное сердечко.
- Возможно, капризная английская погода просто испытывала вас? – тихо произносит королева, поглядывая на принца из-под пушистых ресниц. Она, конечно же, знала, что не была настолько уж красива, но надеялась на то, что ее принц полюбит не за какую-то красоту внешнюю и быстротечную. Она надеялась на то, что Альберт полюбит просто так и вопреки всему. И когда-нибудь об этом скажет ей…
Они отошли недалеко от лошадей, которых Альберт привязал к дереву, чтобы те не сбежали.
- Но, самое главное то, что всегда неустанно все имеет обыкновение завершаться чем-то хорошим, - добавляет к тому, что уже сказала раньше Виктория, нарушая непродолжительную тишину, прежде чем они остановятся возле разлогого дерева, что видело, возможно, не только правление ее деда, но и других венценосных предков Ганноверов. И именно это древо стало свидетелем того, как принц обнажил королевскую ладонь, избавив ее от перчатки.
- О, Альберт… - пытаясь справиться с собственными чувствами, произнесла Виктория, ощутив, как легкий румянец коснулся ее щек, тогда как ладонь по-прежнему прикасалась к щеке молодого принца, а ее большой палец дерзнул немного придвинуться ближе к его губам. – Я так рада, что наши желания совпадают, и я могу порадоваться тому, что Вы тоже желаете моего общества, как и я Вашего, - сглотнув, продолжила она, глядя прямиком в светлые глаза своего жениха. – Порой мне кажется, что вокруг меня нет ни одного друга, вопреки уверениям тех, кто находится порой даже слишком близко ко мне, чем следовало – но, вы ведь знаете об этом. Знаете, как я боюсь оступиться и сделать неверный шаг, который порадует моих врагов, - добавляет королева, позволив себе небольшую слабость. Она осторожно прислонилась к груди принца, ненадолго прикрыв свои глаза, желая запомнить это мгновение надолго.
На всю жизнь?
Вот только небу это было не угодно, по всей видимости, раз где-то вдали раздался шум раската грома, испугавший птиц, сидевших на одной из ветвей ближайшего дерева.
- У Вас, мой принц, определенно – карма? – с долей иронии и шутки, обратилась Виктория к Альберту, снова подняв на него взгляд своих глаз, и рассмеялась звонким голосом, подобному тысяче колокольчиков. – Но, как же хорошо и не хочется отсюда уходить… - призналась королева, понимая, как следовало бы поступить благоразумному монарху. Но, ей ведь всего двадцать! Ей двадцать, она влюблена и так беспечна в этот час!

Отредактировано Tony Danziger (2016-11-09 20:31:58)

+1

18

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]герцог Саксен-Кобург-Готский[/STA]
Подойдя к своей невесте, Альберт вспомнил свой самый первый приезд в Англию... когда будущая королева не особенно заметила его, что было совершенно неудивительно? Он был тогда так робок и так боялся совершить какой-либо неверный шаг и подвести дядюшку Леопольда, что не знал как завести какую-либо беседу с Викторией. Принц с завистью поглядывал на своего старшего брата, никогда не испытывавшего каких-либо проблем в общении с дамами - умело сыпавшего остротами и заставившего юную принцессу не один раз рассмеяться. О да - она была очень смешливой и просто обожала когда ее веселили... Быть может именно поэтому, Виктория и приблизила к своей особе виконта Мельбурна? Кажется в одном из своих писем, она писала Альберту, что премьер-министр как никто другой умеет ее развеселить...
У принца был лишь один возможный путь, чтобы устранить влияние премьер-министра на свою супругу и королеву - стать для нее куда более значимой и важной фигурой на шахматной доске Великобритании. И как бы не хотелось признавать справедливость дядюшкиных слов, в чем-то он был все же прав, когда говорил о том, что Альберт обязательно должен завоевать Викторию и вскружить ей голову. Правда молодой человек считал подобный подход несколько лицемерным... и получив предложение от королевы, решил что сумеет переиграть всех завидных и маститых политиков как Британии, так и Европы, что не намерены были принимать его в расчет. Станет настоящей поддержкой и опорой своей жены, на плечи которой по божьей воле было возложено истинное бремя власти над великой империей. Не будем забывать, что кроме Великобритании, Ирландии и Шотландии, Виктория имела власть над более чем обширными британскими колониями и доминионами - возьмем к примеру ту же Индию?
-Если это было испытание - то я постараюсь с честью его выдержать, -улыбнулся принц, мысленно отмахнувшись от всех своих размышлений. -Мне очень хочется стать истинным британцем... а для них, ненастная погода вовсе не является поводом для плохого настроения. Возможно когда-нибудь я даже решусь прогуляться во время проливного дождя?
Казалось бы... такое простое и нежное прикосновение ладони королевы к щеке ее жениха не являлось чем-то совершенно из ряда вон выходящим, если бы оба будущих новобрачных не были воспитаны в весьма строгих традициях. Подобное фривольное касание было бы недопустимо на людях даже после свадьбы - а уж до оной, могло считаться совершенно скандальным, несмотря на заключенную помолвку. Однако, Альберт знал, что Виктория сейчас ждет от него именно проявления нежности, которой в ее жизни было не так уж и много?
-Я бы не хотел сейчас говорить о политике и портить этот чудесный момент, когда вы и я наедине..., -тихо произнес принц, обняв свою нареченную невесту. -Но вы должны знать, что я всегда готов помочь вам во всем... и вам не следует слушать тех людей, что так или иначе позволяют себе высказываться по поводу вашей молодости и неподготовленности. Я полагаю что любой человек ощущал себя неподготовленным, став во главе огромной и великой страны всего лишь в восемнадцать лет...
Порой Альберту казалось, что если кто-то способен понять Викторию, так это он... потому как никто другой, молодой принц хорошо знал что значит быть сиротой при живой матери. Герцогиня Луиза Саксен-Гота-Альтенбургская вышла замуж юной девушкой за человека что был намного старше ее и не испытывал к ней какой-либо сердечной привязанности - то был исключительно политический брак. После рождения двоих сыновей, Луизе пришлось мирится с многочисленными любовницами своего супруга... так что совершенно неудивительно, что и она в конце-концов нашла утешение в объятиях другого мужчины. Однако, что позволено Цезарю не позволено быку? Женщине не могли простить подобного поступка... и отстранили ее от воспитания детей, не позволив даже иметь при себе их портреты. Таким образом, Альберт потерял свою матушку еще задолго до ее смерти в августе 1831 года...
От очередной волны размышлений принца, как и его невесту отвлек удар грома, возвещающий о том что погода вот-вот переменится. И Альберту оставалось лишь рассмеяться в ответ на слова Виктории - определенно, дождь попросту не желает его отпускать?
-Хотелось бы надеяться, что этот очередной дождь будет благоприятным знаком для меня. Так необычно - гроза осенью, вы не находите? -улыбнулся принц, зайдя вместе с королевой под раскидистую крону старого дерева. -И я надеюсь, что нас с вами не будут искать, хотя бы какое-то время. Вырваться из дворца на природу и вдохнуть свежего воздуха поистине незабываемо. Знаете, где я хотел бы побывать вместе с вами? Я видел в одном альбоме очень красивые пейзажи Шотландии - они очень напоминают мне о Кобурге... Было бы очень любопытно увидеть все своими глазами: и горы, и поля белого вереска, и прекрасные зеленые холмы, будто сошедшие со страниц старинных сказаний.
Прекрасные и поистине невинные мечты о будущем, что открывалось перед молодой и счастливой парой, полной невинных надежд на грядущие годы совместной жизни. И позабыв о дожде, что уже начал накрапывать, Альберт очень осторожно взял в свои ладони лицо Виктории и затем нашел ее губы своими... нельзя было не воспользоваться моментом наедине и без надоедливых придворных, не оставляющих свою королеву не на минуту.
Подумать только лишь о себе и представить, что в целом мире сейчас нет никого кроме них двоих.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-11-11 00:47:10)

+1

19

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iXWx.png[/AVA]
Оказавшись в объятиях принца, Виктория знала, насколько это было непозволительно. Все-таки этикет предполагал большее расстояние между леди и джентльменом, пусть даже те только собирались связать себя узами брака в ближайшем будущем. Однако в это короткое мгновение нарушение столь простого, но по-своему строгого правила принесло молодой королеве необходимый покой и даже уют, сыскать которого она не могла уже давно. В прочем, быть может, она даже и не искала его? Может быть, она даже и не знала, что может быть настолько хорошо, тепло и приятно с человеком, от которого даже не хочется отступиться на шаг в сторону? Определенно, это чувство, поселившееся в ее груди и пылавшее жарким огнем, заставляя ее щеки алеть сейчас вовсе не от смущения уже, а скорее от собственных желаний и стремлений, которые начали зарождаться так внезапно и так часто в ее сознании, что отрицать очевидного было бы глупо.
Ох! Как же она успела полюбить Альберта, что даже не представляла себе, как могла сомневаться в том, стоило ли озвучивать свое предложение! Как же она успела полюбить одну только мысль о том, что они станут невероятно близкими, что не представляла себе, как могла слушать все те речи от Ленцен и лорда М. о вполне естественной возможности править самой и жить безбрачной жизнью, как королева Элизабет. Да, было так заманчиво повторить судьбу величайшей из королев своей страны, которая смогла поднять Англию с колен и возвысить ее на новый уровень вовсе не политически выгодным браком, а собственными ресурсами, хитрой и продуманной политикой. Однако разве могла бы она выстоять, как королева Бет? Могла бы остаться такой же одинокой, но сильной и властной женщиной, так и не познавшей любви? Что-то все-таки подсказывало Виктории, что нет. Не смогла бы, ведь она не настолько сильная, как Великая Королева. В прочем, об этом ей все повторяют – насколько она молода, неопытна. Да и монархия уже не та, что была при Элизабет…
Но мир не стал другим. В мире по-прежнему ценится преданность и поддержка дорогих и близких, и этого нельзя никогда отрицать. Сама Виктория, проведя большинство своего времени в одиночестве, знала, как необходима опора и поддержка. И определенно надеялась на то, что обрела вместе с Альбертом не только опору или супруга, но что-то большее. В прочем, именно этом была более чем уверена молодая королева, едва не трепеща в объятиях принца, что решил напомнить Ее Величеству о том, в чем когда-то уже успел уверить ее.
В ответ на слова Альберта, Виктория позволила себе улыбнуться.
Было так приятно знать, что молодой человек, которого она выбрала себе в мужья, был готов не только поддержать ее, но и даровать веру в то, что она может больше, чем кажется на первый взгляд. Но, знает ли ее дорогой и любимый всем пылким королевским сердцем принц, насколько скучным делом была вся эта политика? Все эти тонкости бесповоротно вгоняли молодую королеву в тоску от осознания того, как мало она в ней понимает. И только веселый нрав лорда Мельбурна помогал Ее Величеству держаться достойно в правлении великим государством, что должно было устоять в этот не простой час, когда реформаторские течения свергают одну правящую семью за другой. И ведь ее правление казалось молодой Виктории похожим на свободное плавание разбушевавшимся океаном, который лежал между Англией и Америкой, а она была всего лишь молодой девушкой, на плечах которой оказалось все бремя ее короны.
- В любом случае, все оказались правы в одном, - усмехнулась Виктория вскоре, решив скрасить серьезный разговор доброй шуткой. – Я все-таки молодая королева и не могу исправить этого факта сама, - это была ирония, в которой нисколько не вкладывалась грусть или разочарование. Только надежда на то, что время, которое было у нее впереди, в виду ее молодости, сыграет ей на руку. Опыт приходит с прожитыми годами, как и молодость, уходит постепенно…
- Приятно, когда жизнь полна приятных сюрпризов, - соглашается королева с принцем, когда начавшийся так внезапно дождь начал шумно касаться еще не упавшей этой осенью листвы. Холодные капли дождя быстро умоют пожелтевшие листья, а ветер заставит их слететь из своего облюбованного местечка, но … пока все было настолько тихо и приятно, а главное тепло здесь, в объятиях Альберта, что хотелось замереть на месте, словно два склонившихся друг к другу деревья. – Возможно, нас не заметят, когда мы будем здесь скрываться, и мы сможем еще немного остаться наедине? – высказывает свое предположение Виктория, прежде чем слышит уже сформировавшиеся идеи принца об их медовом месяце.
В этот самый момент ее щеки должны были запылать новой волной красного огня, поскольку она осознала, что Альберт думает о ней не только, как о королеве, но … именно как о той леди, что станет его женщиной. И ведь она тоже думала об этом в своих очень смелых и неподобающих мыслях! Думала, правда, что стоит показать Альберту Ирландию, где уж очень сильно хотела построить свою резиденцию. Правда, и Шотландия тоже была хороша – она к ней присмотрится, … обязательно присмотрится и даст Альберту то, что его порадует. Ведь разве не для этого нужны супруги?
Однако прежде, чем королева успела что-либо ответить на эти слова принца, молодой человек сделал именно то, чего она не ожидала от него, но определенно мечтала. Его теплые руки коснулись ее головы, мягко привлекая к себе в головокружительном поцелуе, от которого в пору было свалиться в обмороке без чувств. Все-таки это было вовсе не то невинное прикосновение губ, которым они закрепили свои намерения в голубом будуаре. Это было нечто настолько близкое и страстное, что даже после возвращения во дворец Виндзора, Ее Величество не могла избавиться от чувства необъятной любви и желания, в плену которых она будет навеки, если только рядом будет Альберт.
- Нам нужно пожениться, не оттягивая надолго… - высказалась королева. – Вы ведь согласны со мной, Альберт? – спрашивает она у принца, стараясь привести в норму свое дыхание. Кажется, во время поцелуя она и вовсе не дышала. Но уже мечтал о новом поцелуе и всем том, что могло произойти потом, когда они останутся наедине в королевской спальне и только свечи будут свидетелями их близости.

+1

20

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
Несколько месяцев спустя... 10 февраля 1840 года.

Наверное счастливому жениху следовало бы волноваться перед столь долгожданным бракосочетанием... однако, Альберт утром своей свадьбы был спокоен как никогда в жизни. Наконец-то его долгое ожидание вот-вот подойдет к своему закономерному и счастливому финалу - и пока слуги занимались последними приготовлениями к выходу молодого принца и готовили его парадный (и теперь уже английский) мундир, он смог ненадолго остаться наедине со своими мыслями. Удобно устроившись в большой ванне, с горячей водой, Альберт откинул голову назад, прислонившись к валику, свернутому из нескольких полотенец и вспоминал события недавнего прошлого. Тот самый день, когда ему и Эрнесту вновь надо было покинуть родной Кобург и ехать в Англию - вот только обратно старший брат Его Высочества принца-консорта должен будет проделать уже один.
И перед самым отъездом, в Брюссельской резиденции Леопольда произошел следующий разговор...
-Итак... насколько я знаю, парламент отказался дать тебе какие-либо полномочия? Как и назначил весьма скудное содержание? -поинтересовался король, едва только Альберт показался на пороге его рабочего кабинета. -И полагаю, что возражения Виктории не возымели действия на господ политиков?
-Все это так... но если вы настолько осведомлены... то какой смысл в этом разговоре? -позволил себе ответить принц. -Я не смогу рассказать вам ничего нового...
-Сядь, -оборвал племянника Леопольд и не глядя на своего племянника подошел к окну, усмехнувшись про себя. Раньше мальчишка не осмеливался ему отвечать, теперь же судя по всему решил показать что у него есть характер? Собственно говоря, Его Величество никогда в этом не сомневался, прекрасно зная что когда будет нужно, Альберт еще себя проявит. И он почти справился с возложенной на него сложной задачей...-Все это полнейшая ерунда... потому как твоя будущая супруга не всегда будет юной и неопытной королевой на троне. Я уверяю тебя, что у вас двоих получится со временем договорится с британскими политиками... но для этого единственным и самым нужным человеком должен стать только ты. Новый премьер-министр не смог найти с ней общего языка, так что все в твоих руках, мой мальчик. Твое мнение о сэре Роберте Пиле?
-Он умен, предан своей стране и не чужд новым идеям, -ответил Альберт, ощущая себя словно на уроке. -Мой проект усовершенствования условий жизни рабочих заинтересовал его, тогда как виконт Мельбурн посоветовал Виктории не заниматься подобными "фантазиями". Но у него есть одна черта, которая не нравится королеве - он излишне прямолинеен и держит дистанцию. Прежний премьер общался с ней в более дружеском ключе.
-Отличная оценка! -одобрительно кивнул Леопольд, развернувшись к принцу. -Вот тебе первая задача - примирить королеву и главу правительства. Чтобы больше не было никаких конституционных кризисов - для Европы Великобритания должна стать примером надежности, стабильности и процветания. Только так можно будет избежать угрозы новой революции... Ты ведь не глуп, Альберт и умеешь быть по-хорошему упрямым, так что сумеешь достичь всего что захочешь - но повторюсь, только если твоя жена будет ставить твое мнение выше прочих. Но у тебя будет много времени чтобы найти самый лучший путь как этого добиться. И я хочу чтобы ты, как и Виктория знали, что я всегда готов помочь вам двоим как советом, так и оказать поддержку во всех ваших начинаниях.
Альберт на пару мгновений погрузился с головой в горячую воду и вынырнув тихо вздохнул... во время последней встречи, дядюшка снова использовал свой приказной и не терпящий возражений тон. Складывалось впечатление, что он отправлял своего племянника не устраивать свое личное счастье с любимой женщиной, а шпионить на благо Бельгии, Кобурга, Пруссии и бог знает кого еще. И хотя Леопольд был во многом прав, он не учел одной простой вещи...
...как Альберту чертовски надоело ощущать себя пешкой в чужой игре. Повиноваться чужим ходам, не проявлять собственной инициативы и просто подчиняться, не задавая вопросов. А не пора ли разорвать уже этот замкнутый круг?
-Ваше Высочество, простите но пора.., -поклонившись, произнес один из слуг, на что принц согласно кивнул. Пора не только вылезать из ванны и начинать собираться, но и раз и навсегда решить действовать только лишь по собственному усмотрению. А если дядюшка Леопольд считает что его младший племянник не способен на подобное... что же, будет ведь еще много возможностей переубедить его в этом?
Сборы принца заняли примерно около двух часов, учитывая тот факт что ему нужно было как следует высушить волосы, ведь день за окном был вовсе не летним. После этого он был облачен в парадную форму британского фельдмаршала с орденом Подвязки вместо прежней, которую приходилось одевать по торжественным случаям при английском дворе. Наконец все было готово и можно было ехать в часовню Сент-Джеймского дворца, где и должна была пройти церемония бракосочетания. Свадебное торжество должно было пройти в самом дворце, куда к финалу церемонии должны были начать съезжаться приглашенные на праздник гости.
-Как погода? -поинтересовался принц, оглядев себя в большое серебряное зеркало и услышав о том что с самого утра идет дождь, лишь улыбнулся. -Не могу сказать, что я удивлен этому... дождь - мой постоянный спутник на английской земле.
Как и полагалось, Альберт прибыл в часовню первым и занял свое место возле алтаря - при этом ему успели передать небольшую записку от невесты, которая заставила его улыбнутся и на какое-то время позабыть о собственной неуверенности и стеснительности. У него уже не было времени чтобы написать возлюбленной свой ответ письменно, так что принц попросил передать Ее Величеству, о том что давно уже готов и ожидает ее в часовне.
Оставалось лишь сделать глубокий вдох и дождаться появления счастливой невесты?
И вот она наконец-то появилась в проходе между скамейками, под руку с герцогом Суссекским, что должен был вести ее к алтарю и едва не расплакавшимся перед церемонией. Среди всех собравшихся прошел восхищенный шепоток, явно адресованный великолепному платью королевы - она решила выходить замуж в богатом атласном наряде белого цвета, великолепной фате и венка из флердоранжа, украшенного драгоценными камнями. Такого в истории британских невест еще не бывало, так что все собравшиеся дамы глаз не могли отвести от Виктории, а ее матушка забыла о своем недавнем споре с вдовствующей королевой Аделаидой по поводу того что ей снова выделили не то место в церкви которое следовало.
Именно в этот самый момент, все волнение Альберта наконец-то испарилось и как только Виктория оказалась рядом, он совершенно спокойно взял ее за руку. С этого момента и навсегда они будут вместе и никому им в этом не помешать...
Принц был необыкновенно серьезен, отвечая на все вопросы священника, как и впрочем и его царственная невеста, державшаяся с достоинством истинной леди. По счастью, ее матушка проникнувшись торжественным моментом на время позабыла о собственном недовольстве относительно своего места и того факта что королева категорически запретила сэру Джону сопровождать ее.
Когда же все слова свадебного обряда были произнесены, а клятвы верности услышаны всеми присутствующими в часовне, теперь уже супружеской паре пора было принять первые поздравления и затем направится в Букингемский дворец, где их ждал праздничный обед.
Первым, как и полагалось с поздравлениями подошел лорд Мельбурн, успевший уже пошутить что его праздничный наряд стал не меньшим событием праздника чем великолепное подвенечное платье Ее Величества.
-Все прошло просто великолепно, Ваше Величество. Позвольте поздравить вас, Ваше Высочество? -улыбнулся премьер-министр, обратившись сначала к королеве и затем к ее супругу. -Да благословит вас господь.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-11-13 23:53:54)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » "V for Victory"