Вверх Вниз
+11°C солнце
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Michael
[tirantofeven]
- Несколько раз она представляла себе это утро накануне Рождества, когда они проснутся...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » "V for Victory"


"V for Victory"

Сообщений 21 страница 40 из 52

1

http://funkyimg.com/i/2iE2A.png

http://www.kinomania.ru/images/frames/38086.jpg

Виктория и Альберт
Впервые они встретились в Англии за год до вступления Виктории на трон.
Уже тогда очередной дядя Виктории, ставший королём Бельгии, лелеял мечту ещё сильнее скрепить семейные узы, поженив племянника Альберта Саксен-Кобург-Готского и… племянницу.
Однако молодой принц не понравился Виктории.
Всё изменила вторая встреча.
10 октября 1839 года Альберт с братом Эрнестом прибыли погостить в Виндзор...

http://funkyimg.com/i/2iE2A.png

Отредактировано Tony Danziger (2016-11-14 12:44:19)

+1

21

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iXWx.png[/AVA]
[Antonin Dvorak - New World Symphony]
Еще задолго до того, как в комнату вошла учтивая прислуга во главе с верной баронессой Ленцен, Виктория услышала, как громко стучит дождь в окошко ее спальни и натянула на себя почти до самой макушки одеяло, тяжко вздохнув при этом. Снова шел дождь, хотя вчера вечером, да и на протяжении всего дня, пусть и было мрачно, но зато сухо и без капли дождя, что ходил будто бы по пятам за ними с Альбертом. Вспомнить хотя бы тот день, когда они решились уделить друг другу чуть больше позволенного правилами приличия внимания, и дождь их застиг врасплох. Это, конечно же, не помешало нескольким головокружительным и обескураживающим поцелуям, воспоминания о которых грели душу и сердце каждый прохладный день и ночь до приезда ее жениха в Англию, однако складывалось настойчивое ощущение, будто бы эта непогода неровно дышала к принцу из Кобурга, и это определенно досаждало Ее Королевскому Величеству. Однако пока в комнате только разгорался камин, растопленный одним из ответственных слуг, молодая королева наслаждалась своим предвкушением и теплом пухового одеяла, под которым дрожало ее тело от одной только мысли, что уже этой ночью ее жизнь существенно переменится, и она больше не будет спать одна. Хотя, тут… надо полагать, юная Виктория все еще смотрела на брак с более наивной точки зрения, не предполагающей никаких возможных перемен в отношениях между супругами.
- О, Боже! Дай нам с Альбертом счастливую жизнь в любви и согласии, - тихо прошептала венценосная невеста свою тихую и скромную молитву, прикрыв глаза, чтобы еще немного провести времени в приятном полусне. Ее она повторяла каждое утро с тех пор, когда выступила перед парламентом в январе этого года, официально огласив о своем намерении выйти замуж. В прочем, именно парламент стал ее серьезным разочарованием – они не хотели дать мужу королевы, правящей, пожалуй, самым большим и влиятельным королевством, достойное содержание, о котором она просила. Но, разве деньги – это так существенно? Все, что принадлежит одному из супругов – принадлежит и другому. Об этом часто забывают в современном мире, но Виктория никогда не забудет. По крайней мере, сейчас она была в этом более чем уверенна.
Когда в комнату королевы тихонько приоткрылась дверь, Ее Величество уже успело задремать, но тихие шаги по ее покоям заставили Викторию снова приоткрыть глаза и выглянуть из-под своего теплого одеяла, осознав, что от растопленного камина уже успело разойтись тепло по всей комнате. Вот только дождь все еще стучал в окно…
- Доброе утро, Ваше Величество! – поприветствовала верная Ленцен свою воспитанницу и улыбнулась своей сдержанной улыбкой. – Как вам спалось? – поинтересовалась она, прежде чем поклониться и предложить той умыться в приготовленной в будуаре ванной.
- Доброе утро, Ленцен! Я прекрасно спала и полна бодрости, - заявила Виктория, прежде чем откинуть одеяло и направиться в ванную, после которой и потребовала приготовить себе завтрак, а также подать бумагу и чернила. Королева собиралась написать своему будущему мужу записку, на которую совершенно не ожидала получить ответа. Да и как можно? Пока во всей этой суматохе ему доставят эту записку, он сам сможет ответить ей на заданные вопросы. Тем более, влюбленная королева хотела всего лишь порадовать своего принца, доброго ангела, ниспосланного ей самым небом.
- Ваше Величество, может быть, стоит отказаться от завтрака? Вы ведь слышали о том, что есть утром перед свадьбой – к несчастью и горю? – решилась возразить королеве ее бывшая гувернантка, на что получила весьма ожидаемый ответ.
- Что за вздор, милая Ленцен? – хмыкнула Виктория. – Интересно, как завтрак повлияет на наши с Альбертом отношения? Но вот если я не поем сейчас, то наверняка смогу свалиться в обморок при всем честном народе. А это, должно быть, повеселит всех лордов и леди, которые захотят посмотреть, как королева-гном выходит замуж в своем роскошном платье за немца, - в своей излюбленной манере речи добавляет королева, на что ее подданным просто нечего добавить. Разве только смириться и смиренно выполнять прихоть Ее Величества?
Что же, написав за завтраком письмо Альберту, Виктория принялась готовиться к венчанию, уделяя внимание, буквально каждой, даже самой, казалось бы, мелкой детали, касающейся ее броши и, заканчивая туфельками, в которых она проведет весь сегодняшний день.
О! И кто бы знал, как сейчас беспокоилась и волновалась королева! Ей так хотелось узнать мнение Альберта относительно ее наряда, выбрать который помогла одна из фрейлин, разбиравшаяся особенно тонко в моде. Правда, она советовала все-таки выбрать более традиционное парчовое платье, украшенное драгоценными камнями и наполовину закрытое бархатной, отделанной горностаем накидкой, тогда как королева заказала восхитительное белое атласное платье, украшенное веточками флер-д’оранжа и отделанное кружевом…
Перед тем, как покинуть свою спальню, в которую она вернется уже не одна, королева тихо вздохнула, оценив свой внешний вид. Украшения, конечно же, смотрелись чудесно. Особенно особый подарок Альберта, что искрился в области груди, вот только по привычке уже Виктория не демонстрировала волнения. Того самого волнения, которое переполняло ее в тот день, когда она приняла известие о том, что станет королевой. Или же первая ее встреча с парламентариями своей Англии. Да, она была очень взволнована, но не позволяла себе бояться.
На улицах собралась целая масса народу, жаждущая посмотреть на свою королеву в ее роскошном платье, а также на того красавца принца, которого она предпочла менее красивым принцам из голландской королевской семьи. В прочем, сама Виктория уже успела соскучиться по своему принцу, которого имела возможность увидеть днем накануне и то недолго. Но, теперь у них в расположении будет куда больше времени?
[float=left]https://media.giphy.com/media/yLvm7wYIPcWnS/giphy.gif[/float]И вот, она увидела вдали, у самого алтаря силуэт своего принца. Очертания его прекрасной фигуры, что казалась ей идеальной, говорили ей об одном – ее ждут. И как же было приятно Виктории сейчас позабыть обо всех гостях, наблюдавших за ней в данный момент времени, пока она ступала навстречу своему счастью, сверкая нежной улыбкой и всеми бриллиантами, что украшали ее в этот непревзойденный день. Окончательно волнение прошло, как только она вложила свою ладонь в открытую ладонь Альберта, почувствовав ее нежность и тепло. Ведь именно эта ладонь обнимала ее тогда в Виндзорском парке…
Поверить в реальность происходящего было сложно. Казалось, церемония, что была рассчитана не на пять минут, пролетела, подобно одному мгновению. И вот, они уже направляются на выход из собора, чтобы отбыть праздничный обед с Букингемском дворце, из которого отправятся в Виндзорский. Там уже все было готово для венценосных молодожен, которым предстояло отправиться в свадебное путешествие, как и гласила давняя традиция.
- Благодарю Вас, лорд М. Мне очень приятно слышать от вас такие искренние слова, - счастливо улыбнулась Виктория, прежде чем подошла к вдовствующей королеве Аделаиде и поцеловала в знак почтения в руку. – Вы не представляете, как я счастлива сегодня, - поделилась королева с женщиной, что всегда была близка ей, не смотря на разницу в годах. – Мама… спасибо за поздравления, - тем не менее, родную мать Виктория приветствовала и благодарила менее радушно тетушки. Она пожала ее руку, накрыв своей, так и не решившись наклониться к ней, чтобы их встречу скрасил короткий и нежный поцелуй матери и дочери. Как бы там ни было, но они во дворце практически не виделись с тех пор, как приехал Альберт. Именно ныне уже законному мужу и уделяла свое внимание Виктория, а также государственным делам. Так что, даже не сразу Ее Величество заметила, как на небе показалось из-за туч солнце, пока венценосная чета отправилась к своей карете, из которой и приветствовали они всю ту массу людей, что радушно встречала своего монарха.
- Посмотри, Альберт! Это не иначе, чем сама благосклонность судьбы, - произнесла Виктория, улыбаясь и маша толпе своих подданных. – Дождь прошел, неужели, правда? А мне казалось, что он не прекратится сегодня, - добавила она, прежде чем они прибыли в Букингемский дворец, где и должен был состояться прием для всех почтенных лордов и леди.

+1

22

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
Конечно же от внимательных глаз всех собравшихся гостей не укрылась холодность юной королевы - она удостоила герцогиню Кентскую лишь эдакого холодного пожатия руки, тогда как вдовствующая королева Аделаида получила куда более приятный родственный поцелуй. Альберт мгновенно вспомнил тот осенний вечер в оранжерее, когда матушка его супруги умоляла его о помощи... так словно его помолвка и женитьба на Виктории была уже предрешена заранее. В тот самый момент молодой принц понятия не имел как вообще можно помочь герцогине, которую чисто по-человечески было очень жалко. Однако, Альберт был не глуп и прекрасно понимал что у него ничего не выйдет, пока мать Виктории держит при себе сэра Джона Конроя... Ее Величество не раз давала понять всему своему окружению, насколько советник герцогини ей неприятен, так что пока подобное положение не изменится, нет никакого смысла заводить разговоры о каком-либо перемирии.
Стараясь ответить на все поздравления и приветствия, счастливый новобрачный решил пока что не думать о проблемах и заботах - ведь нынче совершенно исторический день для всей Великобритании, притом без малейшего преувеличения. Даже когда пройдут годы, эта свадьба не забудется, ведь все юные и прекрасные невесты будут следовать примеру Виктории, выбирая именно белые подвенечные платья для самого лучшего дня в своей жизни. А еще не забудем о бутоньерке жениха, особым образом составленного букета невесты и конечно же свадебном торте, подобном которому еще не было ни на одном торжестве такого размаха и значения. Насколько Альберт знал, его обожаемая супруга решила придумать нечто более интересное чем обычный свадебный каравай, так что счастливчиков приглашенных на торжественный обед в Букингемском дворце, ожидал весьма интересный сюрприз.
-Неужели все-таки вышло солнце? А я уже было подумал, что дождь не расстанется с нами до позднего вечера, -рассмеялся Альберт, улыбнувшись своей жене и подав ей руку, чтобы сопроводить в экипаж. -Мне сегодня сказали, что солнечная погода в Англии называется королевской - словно бы по заказу для нас, не правда ли?
Одев свой головной убор, принц усаживается в экипаж следом за Викторией, после чего праздничный кортеж начинает движение к Букингемскому дворцу. И судя по тому количеству людей, что собрались поприветствовать свою королеву в этот счастливый день, Лондон нынче совершенно позабыл о работе и каких-либо привычных заботах. Но что самое главное - благодарные подданные весьма быстро забыли недавние скандалы и кризисы, чему можно лишь порадоваться?
Когда все экипажи делали поворот, чтобы въехать в ворота дворца, Альберт увидел коляску лорда М и в очередной раз ненадолго призадумался об этом человеке. Определенно, он общался с королевой не так как остальные придворные, в полной мере пользуясь своим природным обаянием. Мельбурн не просто стал для Виктории наставником... он пошел намного дальше, постаравшись заменить ей отца, которого она знала лишь по рассказам его немногочисленных друзей. Однако, здесь и таилась самая главная опасность - увлекшись всем этим, Виктория принимала все советы премьер-министра, порой не предполагая что некоторые из них могут оказаться ошибочными.
И кто знает... не будет ли великодушный и умнейший лорд М пытаться давать советы королеве и относительно ее семейной жизни? Этого Альберт точно не мог допустить и потому решил что дядюшка Леопольд был прав, когда сделал ставку в правительстве на сэра Роберта Пиля, что предпочел уйти в отставку чем разводить конфронтацию между правительством и дворцом.
Каждый кто будет пытаться контролировать Викторию, должен быть отдален от нее... иначе она навсегда останется неопытной и молодой королевой, не способной управлять великой империей - как пишут газетчики, -подумалось Альберту, перед тем как он первым спустился из экипажа на аккуратно посыпанную красным гравием аллею на въезде ко дворцу. -Но я постараюсь это изменить и им придется замолчать раз и навсегда.
Он вновь подал руку супруге и они направились в богато украшенный парадный зал - тот самый где осенью встретились после долгой разлуки. Свадебный прием и обед были просто великолепны, а восхитительный торт не оставил равнодушными как счастливых новобрачных, так и их гостей - а тем кто не сумел посетить нынче королевскую свадьбу были разосланы небольшие, но приятные памятные подарки. Виктория заранее распорядилась приготовить прелестные серебряные коробочки, в которые и надлежало упаковать кусочки праздничного торта - и отправить придворным вместе с золотыми кольцами с именем молодой королевы. Позже, многие из этих свадебных колец станут фамильными реликвиями в знатных семействах, которые станут передаваться из поколения в поколение - ну а пока что, это был милый и приятный пустячок, говорящий о расположении Ее Величества.
Наконец свадебное торжество подошло к своему финальному завершению, когда пробило четыре часа дня: Альберту и Виктории пора было ехать в Виндзор, где их ждал ужин уже наедине. И по правде говоря, принцу-консорту уже очень хотелось как можно скорее отдохнуть от долгого и хлопотного дня, приветствий и поздравлений. Наконец-то он сможет остаться наедине со своей теперь уже законной супругой и никто во всем мире не сможет нарушить этого поистине святого уединения...
Но прежде чем думать об ужине и отдыхе, следовало еще добраться до Виндзора? Народу на пути ко дворцу собралось просто видимо-невидимо, так что королевскому праздничному кортежу понадобилось почти четыре часа чтобы успешно преодолеть его! Альберт порядком уже устал от сидения на одном месте, но как полагалось, не забыл отвечать на приветственные возгласы людей, желавших счастья ему и Виктории. Хотелось бы надеяться, что этот верноподданнический пыл не скоро испарится?
-Честно признаюсь... это самая долгая дорога в моей жизни, -улыбнулся Альберт, после того как наконец-то оказался в покоях своей супруги в Виндзоре. -Как твоя головная боль, мой ангел? Тебе бы надо отдохнуть до ужина... хотя бы час.
На головную боль Виктория пожаловалась еще по дороге в Виндзор, так что теперь ей необходимо было прилечь и провести время в тишине и покое. Обняв и поцеловав любимую супругу, Альберт с удовольствием избавился от своего фельдмаршальского мундира - слуги должны были принести ему что-нибудь менее парадное и торжественное на смену.
-Я знаю одно прекрасное лекарство от головной боли - лучше любых настоек и пилюль, -тихо произнес принц. -Это господин Шуберт, или, если говорить точнее, его произведения. Хочешь я тебе сыграю что-нибудь?
Знаменитая серенада Шуберта всегда очень нравилась молодому принцу и сейчас пришлась весьма кстати, чтобы скрасить недолгое ожидание до ужина. И каждый аккорд, столь нежный и легкий словно лебединый пух, вновь вызывал в памяти Альберта и Виктории только приятные воспоминания - их первая встреча и разговор о шахматах, невинные прогулки в парке Кенсингтонского дворца и многое-многое другое...
-Помнишь, я тебе говорил, что хотел бы поехать в Шотландию? Быть может, мы все-таки сможем устроить себе поездку на медовый месяц? -поинтересовался Альберт, закончив музыкальную пьесу и присев на краю постели, на которой устроилась Виктория. -Хотя бы ненадолго... я читал, что там очень красиво вне зависимости от времени года.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-27 22:38:24)

+1

23

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iXWx.png[/AVA]- Да, ты совершенно прав, Альберт, это именно наша с тобой погода, - набрав полные легкие свежего воздуха, произнесла Ее Величество, поглядывая своими большими глазами на небо, решившее преподнести молодоженам свой особенный подарок. И путь даже под ногами все еще оставались слезы неба, это нисколько не заботило королеву, ведь навеки в историю войдет этот день, как солнечный, поскольку королям и королевам принято смотреть вверх, а не себе под ноги.  К тому же, королева не могла не согласиться со словами своего теперь уже законного перед богом и людьми супруга, пусть даже до сих пор ей не верилось в то, что они дождались этого часа, когда могли безнаказанно держаться за руки и ступать по жизненному пути уже не врозь, а вместе. И нужно сказать, что этот путь будет для них один на всю жизнь – как бы там ни сложилась жизнь, а Виктория была (наивно или нет?) но убеждена в том, что семья создается только однажды. Все-таки она собиралась доказать всему двору и стране, что ее избранник в первую очередь будет ее принцем, а не принцем Англии, и будет предан Ее интересам, будет ее поддержкой и никогда не предаст. Ну, а она будет ему хорошей женой, о которой он только мог мечтать.
Конечно, все это было так наивно, но других мыслей у Виктории и не было на сердце. Она не знала, как порой бывает не просто пойти супругу на уступки или как не просто бывает смириться со многими вещами в браке, о которых обычно матери стараются предупредить матери. Возможно, герцогиня и предупредила свою венценосную дочь о том, какое место занимает женщина возле мужа и как лучше устроить свою семейную жизнь, вот только за советом королева не обращалась, решив, что и без того знает, как лучше. Да и разве не самым главным в браке является взаимное чувство? Определенно, Ее Величество никаких скептиков не желала слушать сегодня, как и видеть, насколько недоверчиво на принца Альберта смотрят виги или тори, не зная, чьи интересы будет отстаивать немецкий принц, как они высказались. По их милости содержание принца было намного меньше того, что получил их дядя Леопольд, когда женился на покойной принцессе Шарлотте и по сей день получал жалование. Виктория считала это оскорбительным для себя, конечно же, как и для принца, но не могла пока побороть свой парламент, еще одного кризиса с которым королевство могло попросту не выдержать. Но, это ведь не главное? Все, что принадлежит Виктории, так или иначе, принадлежит и Альберту. Так гласит Библия, на которой они давали друг другу клятвы верности и любви.
Счастливым новобрачным оставалось только вынести предстоящий обед в круг избранных представителей аристократии, парламентариев и многих других, каждому из которых Виктория постаралась уделить свое внимание, не смотря на свой высокий королевский статус. Так что, каждый должен был получить на память об этом зимнем февральском дне что-то особенное и теплое, как то солнце, что взошло над Лондоном после нескольких пасмурных и дождливых дней.
- Ох, скорее бы все закончилось, - тем не менее, поделилась с Альбертом королева, наклонившись к нему чуть ближе, пока все гости продолжали угощаться сладким тортом, который приготовил повар Ее Величества, подтверждая статус лучшего в королевстве. – У меня уже голова разболелась, - пожаловалась она следом, но так и не убрала улыбки с лица, чтобы никто случаем не подумал того, чего не было и не могло быть. Например, тем, что она не довольна замужеством! Им-то она была, конечно же, довольна, более чем! Другое дело, что весь этот прием был долгим и очень утомительным для нее, учитывая, как рано она проснулась и поздно смогла сомкнуть свои глаза.
Но, к счастью, всему приходит свой конец, и после завершения торжественного обеда, новобрачные могли отправиться в Виндзор. Правда, следовало еще проехать мимо всех жителей Лондона, что вышли поздравить свою королеву и ее избранника. Это не могло не радовать Викторию, пусть той хотелось уже поскорее оказаться возле уютного камина в компании своего супруга.
Правда, во всем этом оставалась еще капля дегтя…
Ирландия, ее любимая Ирландия, не поздравила ее со свадьбой! А ведь она хотела там обзавестись резиденцией и съездить в свадебное путешествие с Альбертом, чтобы он смог разделить ее любовь к этой прекрасно стране. И чем больше она думала об этом, тем более разочаровывалась в своей доверчивой любви. В прочем, толпы горожан, которые поздравляли их сегодня, не давали ей возможности потерять свое доброе расположение. И Альберт! Ему принадлежали ее улыбки сегодня.
- Думаю, мне лучше, когда я смогу хоть ненадолго прилечь, - ответила она принцу, как только он поинтересовался ее самочувствием, уже в Виндзоре. – Я полагаю, что скоро все пройдет, тут хотя бы тише,- добавила она, присев на софу возле камина в просторной комнате, где они с Альбертом остались наедине. И, определенно, можно было сказать, что так сильно Ее Величество не была взволнована никогда раньше за все своих двадцать лет жизни. Ее сердце трепетало в груди, словно пойманная птица, наблюдая за своим супругом, пока она сама отчаянно старалась не краснеть от мыслей о том, что предстояло им обоим пережить этой, и дай боже, не последней ночью вместе.
- О, если на то будет твое желание, я бы с удовольствием послушала, - ответила Виктория на предложение принца, позволив себе тем временем откинуться на спинку софы и немного отдохнуть от всех забот и переживаний. Да и о чем ей было еще мечтать? Только об этом прекрасном мгновении, когда проворные пальцы Альберта скользили по бело-черным клавишам, выжимая из инструмента непревзойденную мелодию.
- Честно признаться, я хотела показать тебе Ирландию, - отвечает на вопрос своего супруга королева, как только он оказывается рядом с ней. – Мне очень нравилась Ирландия – это тоже очень красивая страна, но … если ты хочешь посмотреть Шотландию, давай съездим туда, - улыбнувшись уголками губ, произносит Виктория, пока ее теплая ладонь дотягивается до щеки принца. Она ему не скажет о том, как разочарована Ирландией и тем, что они так и не поздравили их! Однако она даст своему мужу то, чего он желает. – В Шотландии тоже красиво. Может быть, это будет нашим любимым местом для поездок? – спрашивает она, торопясь в своих предположениях относительно даже не нового дня, а последующих лет. – Надеюсь ,что этот день мы с тобой запомним надолго, Альберт, и он будет самым счастливым в твоей жизни, - добавила она чуть тише, разволновавшись от всех тех чувств, что переполняли ее сейчас. Уж она-то никогда не забудет этот день и это тепло внутри нее.

+1

24

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
-Я уверен, что в Ирландии тоже очень красиво, -согласился со своей супругой Альберт, улыбнувшись в ответ на ее осторожное, но чертовски приятное прикосновение. Если бы она только знала, сколько веселых шуточек от своего, несомненно более продвинутого в амурных делах братца, ему довелось вытерпеть перед приездом в Англию? И все эти двусмысленные намеки на самую важную ночь в жизни Альберта, временами попросту заставляли его краснеть словно какого-то мальчишку. Пожалуй можно сказать что молодой принц был дитя своего времени - когда не принято было обсуждать что-либо личное, или не дай бог, интимное! И в отличии от Эрнеста, Альберт всегда был более закрытым и стеснительным человеком, в свое время начитавшимся романов о единственной и верной любви, что должна сопровождать каждого мужчину на протяжении всей его жизни. А это значит, что жена молодого принца должна была стать его идеалом... и разве мог бы он размениваться на продажных женщин, выбирая сомнительное удовольствие, любителем которого был Эрнест? -Но я обязательно покажу тебе те альбомы живописи, что привез с собой... уверен, что тебе очень понравятся прелестные пейзажи Шотландии, которые есть в этих книгах. Я всегда мечтал увидеть их собственными глазами...
Говоря, Альберт придвигается ближе к Виктории и не удерживается от соблазна прикоснутся к ее губам своими, после очередной ее улыбки, предназначенной лишь для него одного. И неважно, что кто-то из прислуги сейчас может зайти, доложив что ужин Ее Величества подан - до чего же приятно осознавать, что больше можно не оглядываться лишний раз по сторонам, прежде чем вновь непозволительно долго поцеловать свою возлюбленную.
-Знаешь... я очень счастлив, что мне больше не придется собираться в дорогу и возвращаться в Кобург, шепнул принц в губы своей любимой жены. -Мой дом, с нашей самой первой встречи, всегда был, есть и будет лишь только там где есть ты.
Увы, но приятные объятия все же приходится отложить до завершения ужина, о готовности которого и докладывают спустя несколько минут. И пусть все блюда великолепно сервированы и выглядят очень вкусно, у Альберта совершенно нет аппетита, потому как покинувшее его в часовне волнение, вновь возвращается с новой силой. К тому же, он всегда был более чем умерен в еде и спиртном, так что и сейчас ест очень мало... неужели все его мечты действительно сбылись и происходящее не сон, а самая настоящая явь?
И с этого самого исторического дня, Альберт совершенно свободен от всех наставлений, чужого мнения и тому подобного? Даже подумать об этом было чертовски приятно, не говоря уже о том, что осознать эту самую долгожданную свободу от придворного "надзора". Конечно, в какой-то мере королева и ее супруг всегда должны будут быть на виду у всех - это участь уготована каждой коронованной особе... однако с некоторых пор, они должны будут принимать решения без чьей-либо подсказки. Во всяком случае, принцу-консорту Великобритании этого бы очень хотелось.
Но... политика подождет? А сейчас близилась та самая ночь, над которой должно было воссиять небо рая - как выразился один известный классик. И едва только ужин завершен, Альберт словно в каком-то сладком дурмане подошел к Виктории и обнял ее, наслаждаясь каждым поистине чудесным мгновением, пока она находится так близко..
-Я мечтал об этом дне, словно о самой недостижимой для себя награде... и боялся, что не смогу тебе понравится. Наверное глупо говорить об этом сейчас... но ведь мы всегда общались самым особым образом, правда? И даже в обычных письмах открывали друг другу всю свою душу.., -вновь улыбнулся принц, прежде чем поцеловать в очередной раз любимую жену. -Надеюсь теперь... никто не будет читать моих писем тебе?
Он целует пальцы Виктории, когда она принимается развязывать его галстук - истинное произведение искусства, созданное искусником Амброзом. Альберт весьма рад наконец избавится от туго накрахмаленного воротничка, из-за которого он весь день вынужден был высоко держать голову и в свою очередь он очень аккуратно и не спеша, принимается за шнуровку платья своей супруги. По счастью, после возвращения в Виндзор, она сменила свое великолепное атласное платье на более простое, так что принцу не приходится ломать голову в поисках того как же оно должно расстегиваться.
Платье королевы соскальзывает на мягкий ковер под ногами новобрачных, после чего Альберт подхватывает Викторию на руки и относит ее на постель. Прикасаясь аккуратно и бережно, он снимает с ног своей жены шелковые белые чулки и затем охотно позволяет ей притянуть себя ближе для очередного жаркого поцелуя. Явь это или все же прекрасный сон, но Альберту не хочется просыпаться...
Прекрасное и сладкое любовное безумие... единение душ и истинное таинство лишь для двоих любящих друг друга людей - принц был безмятежно счастлив в объятиях своей супруги и даже сам не заметил как все его волнение исчезло словно густой туман под ярким солнцем. И разве могло быть на этом свете что-то прекраснее и желаннее?
-Я люблю тебя.., -тихо шепнул Альберт Виктории, когда она устроилась у него на груди и он нежно обнял ее. -Сегодня ты сделала меня самым счастливым на свете человеком.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-11-17 21:59:03)

+1

25

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iXWx.png[/AVA]
Что Виктории нравилось в Альберте большего всего? О, если бы только она знала и могла сосредоточиться на этом вопросе дольше двух или трех мгновений, которые требовалось ей для нового глотка воздуха, что приносил новую чреду приятных эмоций, в которых не зазорно было погрузиться с головой, отказываясь оставаться без них. И дело ведь было не только в том, что они были так приятно сладкими на вкус! О, нет! Дело было скорее в том, что только переживая эти приятные мгновение с принцем, Виктория знала, что живет и проживает это мгновение не напрасно. Ведь чего греха таить, если молодая королева задумывалась о том, что все-таки ей не повезло быть одной из тех женщин, что стали заложницами своего высокого положения в обществе, лишиться которого не желает, но и нести которое было определенно не просто.
И все-таки, было в Альберте нечто такое, что заставляло Ее Величество не только восторгаться его красотой и обаянием, которого не был лишен ее теперь уже супруг. Он не был таким уж честолюбивым и голословным, как многие джентльмены из высшего общества, встречавшиеся королеве ранее. Нет, он был скромен и порой даже слишком серьезен. Однако никогда этот мужчина не пытался указывать своей венценосной супруге, настаивая на своей правоте или требуя выполнения своего желания, что не могла не привлекать в нем Викторию еще больше, убеждая ее, что она сделала не просто правильное решение, прислушавшись к своему сердцу. Королева знала, что ее решение повлияет, так или иначе, на весь окружающий мир, но ровно с тем же, она намеревалась не упустить своего счастья и, кажется, она победила эту партию у своей странной и такое непредсказуемой судьбы.
- Хорошо, - соглашается с Альбертом она, даже не подумав вернуться мысленно к еще не так давно любимой ней Ирландии. Она желает стать хорошей женой Альберту и сделает для этого все, даже решится отправиться в Шотландию с ее своеобразными традициями, которые были так далеки ее двору, пусть даже в дальнем родстве она как раз приходилась потомком шотландских королей тоже.
Виктория хотела было продолжить, намекнув на то, что первое совместное решение относительно их медового месяца они только что приняли – Шотландия со всей своей аристократией примет их в свои гостеприимные объятия на ближайший месяц. Однако молодая королева не успела сделать этого. Принц подался немногим вперед, чтобы подарить своей супруге желанный поцелуй, в которых им обоим не придется иметь себе отказа. Как бы там ни было, а муж всегда должен напоминать своей супруге об их чувствах, при помощи не только романтичных подарков, но именно таких поцелуев, которые больше не будут их маленькой тайной от всего дворца, что пытался всегда следовать за ними по пятам, преследуя праздным любопытством. В точности, как и желанием обсудить, на самом ли деле Альберт и Виктория так уж сильно влюблены, как кажется со стороны. Теперь весь двор мог катиться в преисподнюю, веря или не веря своим глазам, ведь никому и ничего доказывать они не собирались.
- Я счастлива, что ты теперь будешь всегда со мной, Альберт, - тихо шепчет королева в ответ своему супругу, прежде чем слегка приподняться, чтобы повторить этот короткий миг поцелуя. Он, конечно же, не может сравниться с тем мгновением, когда именно принц демонстрирует свои чувства и желание, но также переполнен эмоциями юной королевы, что едва не дрожала от собственного счастья и волнения. – Никогда не оставляй меня, мой милый и самый добрый на свете ангел, - добавила она, прежде чем принять руку Альберта, что желал помочь супруге подняться из софы.
И, быть может, Ее Величество добавила что-нибудь еще, если бы только дверь в покои не приоткрылась и чарующую ауру уединения не нарушила прислуга, решившая предупредить принца и королеву о том, что ужин уже подан и ждет на них в столовой. Конечно же, было не сложно заметить внимательный взгляд служанки, которым она прошлась по молодой паре, что ворковала на софе в весьма не однозначном положении, но так и ничего не сказала на этот счет. И как-то совершенно незаметно для себя, Виктория подумала о том, как бы ей все-таки хотелось, чтобы отец был рядом и, быть может, показал ей пример счастливой семейной жизни, что рассыпалась, словно несостоявшаяся иллюзия после его внезапной болезни и кончины. Возможно, все было бы иначе? Он не позволил бы Джону Конрою одурачить герцогиню Кентскую? Возможно, тогда жизнь и детство Виктории было бы не таким печальным и омраченным воспоминаниями о тех подлых людях, которые уже с самого раннего детства пытались одурачить королевскую особу и использовать себе на пользу, словно глупое создание. Да, она этого никогда не простит своей матери, и навсегда запомнит те обиды, которые ей пришлось пережить по ее милости, однако она не могла не желать, чтобы все было иначе. И ведь у них с Альбертом все будет только так, как они сами себе напророчат?!
Ужин был приготовлен отменно. Определенно стоило поблагодарить повара, что наколдовал столько вкусностей к столу молодожен, вот только оба супруга ели сегодня не так уж и много. Даже Виктория со своим здоровым аппетитом не могла проглотить больше нескольких кусочков каждого из подаваемых блюд, то ли из-за волнения, то ли из-за головной боли, от которой чудесным образом ее излечил любимый мужчина. В прочем, теперь королева знала наверняка, что не зря позавтракала сегодня. Как бы там ни было, а к концу этого вечера она свалилась бы без сил, а не от волнения и легкой головной боли, которую словно рукой сняло после нескольких мгновений лиричной мелодии Шуберта, а также поцелуев, которыми осыпал ее Альберт. Так что, когда они достаточно быстро покончили с ужином и вдвоем направились в спальню. Собственно, оставшись наедине с Албертом в теперь уже их спальне, королева чувствовала, как сердце норовит вырваться из груди, а на тело, не смотря на жарко натопленные камины во дворце, перебирает легкая дрожь.
Виктория очень осторожно и, пожалуй, не слишком ловко потянулась к галстуку, что был завязан даже слишком искусно, чтобы неопытная девушка могла развязать его вот так запросто. В прочем, может быть, виной всему было ее волнение? Тем не менее, прикосновение губ Альберта к своим пальцам, Виктория встречает скромной улыбкой, прежде чем осторожно поворачивается к нему спиной, чтобы он мог заняться шнуровкой ее корсажа. Прикусив губу, она ощущает, как платье скользит на пол вместе с кринолиновой юбкой, прежде чем она в одной нижней рубашке не повернется к нему, чтобы оказаться в руках у своего супруга, настоящего ангела и защитника.
Оказавшись в постели, Виктория отдалась на волю случая и собственных эмоций, позволив Альберту руководить всем процессом, надеясь, что он, как мужчина, более сведущ. Ей доставило немало удовольствия ощутить, насколько нежно Альберт скользит ладонями вверх по ее бедрам, прежде чем стянуть с ног тонкие чулки, что были, казалось, тоньше самой тонкой паутины. И про себя она подумала о том, что супруг определенно должен был бы проделать это снова, в следующий раз, а пока … пока она лишь притягивает его ближе, позволяя взять верх своему нетерпению и желанию познать новое, подарив себя ему.
[float=left]https://66.media.tumblr.com/44e7d5b550d13c1f6e2f64460a52b194/tumblr_mn6x1ctMhE1qdtcexo2_250.gif[/float]- Я тоже люблю тебя, Альберт, - произносит Виктория, положив голову на грудь принца, все еще приходя в себя после их близости. Однозначно, она была удовлетворена, пусть даже первая близость была далеко не такой приятной и безболезненной. Но, Ленцен поделилась как-то еще перед королевской свадьбой со своей воспитанницей о том, что так первый раз не приносит желанного удовольствия женщине – по крайней мере, такого мнения была ее кузина или родственница, описывавшая в своих письмах баронессе некоторые моменты из своей личной жизни. В прочем, королева могла сказать однозначно, что дискомфорт ощущала лишь впервые мгновение, тогда как последующая близость вознесла ее едва ли не под самые небеса. – Я очень рада тому, что ты счастлив, любимый. Буду надеяться, что так будет всегда, - добавила она, прежде чем приподняться, чтобы подарить любимому мужчине полный нежности поцелуй. – Завтра отдадим распоряжение о том, что отправимся в Шотландию? Не хочу оттягивать наш медовый месяц, - добавила вскоре после него Виктория, надеясь, что этим еще больше угодит мужу. Правда, как сообщить мужчине о том, что пока еще она не хочет беременеть, королева не знала. В прочем, это пока могло и подождать? Не всегда, даже у самых длительных супружеских отношений бывают дети, в конечном счете – так полагала Виктория, даже не подозревая, насколько была наивна и несведуща в этом вопросе. Но, это и не мудрено! В чем еще могла просветить ее бывшая гувернантка, так и не познавшая прелестей супружеской жизни? К матушке же королева отказывалась обращаться даже по таким мелочам, желая дать понять герцогине, что от той не зависит семейное счастье дочери. Ну, а королева Аделаида … к ней было попросту стыдно обращаться! Но, это уже было совершенно не важно, ведь у королевы был ее принц, а больше ей никого не нужно было.

Отредактировано Tony Danziger (2016-11-18 23:31:09)

+1

26

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
Когда Альберт наконец уснул этой поистине счастливой ночью, то увидел очень занятный и необыкновенный сон - из разряда тех, что снятся крайне редко и очень похожи на объективную реальность. Он вдруг увидел себя в прелестном парке, возле красивого дворца, похожего на старинные итальянские палаццо, которые принцу доводилось видеть в Венеции, во время своего европейского турне. Был чудесный, теплый и солнечный день, а ветер приносил с собой прохладу с моря и соленые брызги, которые было приятно ощущать на своем лице. Растерянно оглядевшись, Альберт прошелся по ухоженной аллее парка, пока не дошел до витой беседки, в которой за столиком сидела Виктория и что-то писала в хорошо знакомой принцу толстой тетради в шагреневой обложке - своем дневнике. Подняв глаза, королева улыбнулась, жестов пригласив Альберта присесть рядом с ней, чему он естественно, не стал противиться.
-О чем ты пишешь сейчас? -поинтересовался принц, сделав вид, что хочет заглянуть в дневник - совсем как на уроке в детстве, когда не знал ответа на очередной вопрос барона Стокмара и хотел списать у старшего брата. -Кажется с нами не происходило за последнее время ничего интересного... разве только, мы кажется сумели сбежать из Лондона наконец?
-А разве этого мало? -рассмеялась Виктория. -Твоя идея была просто великолепной и мне очень нравится наша новая резиденция. Я хотела написать о своих впечатлениях, пока они еще свежи в памяти... о том как первый раз увидела этот прекрасный дворец и сразу поняла как нам будет хорошо здесь. Потом я обязательно дам тебе прочесть, что написала...
-Мне кажется, что это прекрасный и безмятежный сон... но здесь и правда очень красиво, а еще спокойно, -ответил Альберт. -Жаль что нельзя остаться здесь подольше... Обязательно найдутся какие-нибудь дела или заботы, так что придется возвращаться, рано или поздно...
Тихо вздохнув, молодой человек перевел свой взгляд на старинную статую, что располагалась в середине большого цветника перед беседкой. Усталый каменный крылатый лев словно дремал в окружении цветов - и он был столь искусно высечен рукой какого-то талантливого художника, что казалось что вот-вот стряхнет с себя многолетнюю пыль и расправив свои крылья, отправится в свободный полет.
-Если это сон, то давай не будем просыпаться? -шепнула принцу Виктория, отложив перо и придвинувшись ближе. Он улыбнулся, когда любимая жена развязала его галстук и дразняще-легко провела тонкими пальцами по его груди... а затем проснулся уже в собственной постели. Правда прикосновение было настоящим, потому как Ее Величество, успела проснутся раньше и теперь решила таким способом разбудить своего соню-мужа.
-Доброе утро, жена, -Альберт сонно потянулся и затем обнял Викторию, притянув ее ближе к себе. -Мне снился такой замечательный сон... мы были вместе в очень красивом парке и тебе не нужно было заниматься государственными делами. Поначалу мне даже показалось что мы вдруг оказались в Шотландии... но там ведь нет итальянских дворцов, только средневековые замки?
Он вновь улыбается, нежно целуя любимую супругу и радуясь про себя, что фрейлины свиты очень вовремя тактично решили не появляться с утра пораньше и не будить Ее Величество. Они еще успеют собраться к праздничному завтраку и вновь принять поздравления от придворных... а пока что, время принадлежит только им одним?
-Кстати... я тебе говорил, что хочу большую семью? -засмеялся принц, когда Виктория самым игривым манером прижала его руки к большой подушке в атласной наволочке со своим вензелем. -Да-да, Ваше Величество и я очень надеюсь что вы исполните мое заветное желание?
Как раз в этот самый момент, баронесса Лецен остановила в коридоре одну из верных фрейлин королевы, обратившись к ней со вполне закономерным вопросом - отчего та еще не разбудила Викторию? Но молодая женщина, нисколько не испугавшись строгого тона верной гувернантки Ее Величества, совершенно спокойным тоном ответила, как ни в чем не бывало.
-Я еще не заходила в спальню, мэм.
-Но вы должны были, -бесстрастно выдала Лецен.
-Нет, мэм. Только не сегодня, -произнесла фрейлина и поклонившись баронессе, направилась дальше по своим делам. В праздник вполне можно дать августейшей чете как следует выспаться и побыть наедине - надо полагать, что дворцовый этикет это стерпит и земля от этого вертеться не перестанет? Лецен после всего услышанного лишь недовольно поджала губы и пошла проверить все ли готово к завтраку и заодно предупредить герцогиню Кентскую, что ей придется нынче подождать, прежде чем она сможет увидеть свою дочь.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-11-22 22:34:43)

+1

27

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iXWx.png[/AVA]
Первая брачная ночь…
Эти три слова, пожалуй, хранят в себе свой собственный тайный шифр, от которого многие юные леди заливаются румянцем, а замужние дамы просто с пониманием и совершенно скромно улыбаются. Ведь это не просто что-то очень особенное и неповторимое, ведь в супружестве будет еще не одна приятная ночь наедине между мужем и женой. Однако именно эта ночь будет в какой-то степени фундаментальной для нового союза двух людей, решивших отправиться в длительное путешествие жизнью вдвоем.
Естественно, Виктория очень волновалась и с долей нетерпения ждала того момента, когда они с Альбертом останутся наедине в своей спальне и исполнят свой супружеский долг друг перед другом. Она хотела быть хорошей женой принцу, ведь он заслуживал только на лучшее. Он сам был тем лучшим, что она получила в награду за собственную терпеливость или же за многострадальное прошлое, которое отошло на задний план, едва только она решилась впустить в свою жизнь Его? И ведь не просто впустить, но и  не отпускать впредь.
Их первая ночь пролетела, словно одно мгновение и, проснувшись этим утром раньше принца, Виктория еще долго лежала неподвижно, наблюдая за тем, как спит ее ангел. И не важно, что именно Альберт так часто называл ее. Для нее он был самым настоящим ангелом, которому выпала на долю не простая миссия – хранить ее от самой себя. Ведь, как бы там ни было, а молодая королева прекрасно понимала, как не просто с ней бывает. В прочем, они всегда неплохо ладили, поддерживали общение при помощи писем продолжительное время, от чего не было каких-либо сомнений в том, что они могли ошибиться. Однако, не смотря ни на что, королева все еще не верила в то, что вчерашний день состоялся.
Ее грудь набирала полные легкие воздуха, а веки прикрылись от одного воспоминания об ушедшей ночи, тогда как щек едва коснулся румянец. Все было ведь так естественно и приятно! Она утонула в нежности и любви Альберта, и сделала бы это снова, даже этим утром. Вот только в таком случае, муж сочтет ее наверняка развратной женщиной? Допустить такого она, конечно же, не могла, да и не хотела. Но так и не смогла отделаться от мысли о том, как сильно жаждет прикоснуться к любимым и самым нежным устам, которые она накрыла своими губами, пока принц спал. Улыбнувшись своей проделке, Ее Величество не торопилась покидать постель, а лишь устроилась удобнее под боком у мужчины, что даже во сне обнимал ее и дарил тепло своих объятий. Правда, одной проделкой дело не завершилось. Она не смогла побороть в себе желание нежно провести кончиками пальцев по линии скул Альберта, а после спуститься ниже к шее…
Вот именно тогда она и проснулся, застав в какой-то степени Викторию, врасплох.
- Доброе утро, муж, - в тон супругу произнесла королева, нежно улыбнувшись ему. – Как спалось? Надеюсь, кровать была удобной? – справилась она, пожалуй, даже самыми не существенными вещами, о которых она могла поинтересоваться этим утром. Но,  право дело, не спрашивать же было ей о том, как она была хорошо или нет.
– Сомневаюсь, что в Шотландии есть такие замки, как ты описал, - выслушав своего супруга, ответила ему Виктория. – Но, мы можем поискать, - добавила она вскоре. – Сегодня же выдам распоряжение готовиться к поездке в Шотландию и уже через неделю мы, надеюсь, если не будет никаких срочных дел, сможем отправиться в путь, - произнесла следом она, задумавшись о том, что ей стоило сделать в первую очередь и, пожалуй, даже сегодня. И королева намеревалась выселить мать из дворца подальше, куда-нибудь, где они не будут даже иметь случайной возможности пересечься, если только Виктория сама не решит ее навестить. – Ну, а если мы не найдем подходящего замка для нас в Шотландии, мы всегда сможем заложить свою резиденцию, - вернувшись к окружающей ее реальности, добавила королева. Конечно, чтобы заложить новую резиденцию, королевской семье нужно было заручиться поддержкой парламента или премьер-министра, которые могли выделить из государственной казны на это благое дело деньги. Правда, если лорд Мельбурн был прав, и ему еще недолго оставалось быть на должности премьер-министра, нужно было поторопиться с резиденцией, ведь от тори не стоило ждать ничего хорошего! Это была их вина в том, что принцу не назначили должного содержания, о котором первоначально заходила речь.
Однако, пока голова Виктории была наполнена ее собственными мыслями обо всем на свете и ни о чем конкретно, Альберт успел выдать нечто такое, что определенно заставило Ее Величество немного удивиться. Но, в большей степени она лишь игриво прижала руки супруга к подушке, нависнув над ним.
- Большую семью? – удивилась она. – Это же насколько сильно ты хочешь эксплуатировать свою бедную жену? – добавляет она с завидной долей юмора в каждом своем слове. Она смеется, шутит и играет с Альбертом, давая ему понять, какое у нее настроение сейчас, пусть и не уверена до конца, что он поймет ее в итоге. Она ведь так боялась повторить судьбу принцессы Шарлотты, которая скончалась родами, ненадолго пережив собственное дитя. Роды – это не безопасное дело и настоящее уважение должны заслужить те леди, которые смогли привести в мир хотя бы двух детей своим мужьям. Сама же Викория надеялась, что уже за первый раз сумеет «отстреляться», родив наследника Англии и им с Альбертом, долгожданного принца, который станет во главе самого могущего королевства.
Но, пока они ведь не говорят всерьез?

Отредактировано Tony Danziger (2016-11-18 23:30:46)

+1

28

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
Несколько дней спустя...

После того как отгремел праздник королевской свадьбы и были отданы распоряжения для подготовки визита в Шотландию, Альберт вдруг понял, что ему совершенно нечем себя занять в то время, что его дорогая жена была занята государственными делами и своими обязанностями. Он даже успел поругаться с верной наперсницей Виктории - баронессой Лецен, когда сделал попытку хоть как-то перестроить годами заведенные дворцовые порядки. Слуги по-прежнему не могли договориться, кому топить камины, кому мыть окна, стекла которых уже были похожи на черт знает что и кому заниматься уборкой и следить чтобы в королевском жилище не было крыс и прочих неприятных "гостей". Увы, но первое сражение с Лецен принц-консорт проиграл... эта женщина обладала поистине каменным и упрямым характером и явно считала что Альберт слишком много на себя берет. Попытки вежливо объяснить баронессе, что Виндзор не должен походить на отхожее место, совершенно ни к чему не привели, так что супруг королевы на время сдался... потому как говорить с Лецен, это все равно что побиваться головой о каменную стенку.
-Вы слишком многого хотите от англичан, дорогой мой, -улыбнулась герцогиня Кентская, как-то раз составив своему зятю компанию на прогулке в парке. -Слишком многого и притом сразу - это сложно для них. Я смирилась с этим, когда переехала в Англию... знаю-знаю, что вы мне сейчас скажете - все эти крысы и отсутствие нормальной уборки ни к чему хорошему не приведет. Я согласна с вами... но стоит ли трепать себе нервы из-за всего этого?
-Стоит, герцогиня, -твердо ответил Альберт. -И я добьюсь того чтобы Виндзор стал похож на Розенау... пусть даже мне придется не раз еще поругаться с этой старой интриганкой Лецен! Она посмела заявить, что я занимаюсь не своими делами, как вам это нравится?
-Видите ли... Лецен очень привязана к Виктории, -произнесла герцогиня Кентская с тихим вздохом. -Она заботилась о ней и пользуется ее расположением и доверием. Увы, но много лет назад я упустила тот самый момент, когда эта женщина практически заняла мое место... Я не стану повторять вам свою просьбу, Альберт, дабы не докучать ненужными проблемами, но все же...
-Миледи... при всем уважении - ваша проблема вовсе не в Лецен, -Альберт знал, что будет весьма нетактично высказаться по поводу Конроя, но останавливаться было уже поздно. -Ваш советник... пока он в вашем окружении, Виктория не вернет вам своего расположения. Простите что пришлось заговорить об этом, но это так.
Поцеловав руку своей теще, принц направился дальше по аллее, оставив женщину в раздумьях. Она знала, что Альберт прав, а Виктория никогда не простит сэру Джону "кенсингтонскую" систему и тот разговор на повышенных тонах, что состоялся между ними, когда она тяжело заболела. Посмотрев вслед принцу, герцогиня лишь тяжко вздохнула в очередной раз...
Еще день спустя, молодую пару посетила вдовствующая королева Аделаида и в приватном разговоре с Викторией дала ей хороший совет, без труда заметив мрачное настроение ее супруга. Мужчина без занятий очень быстро начинает совершать глупости - так почему бы молодой королеве не придумать, чем занять своего мужа? Да. парламент не дал ему каких-либо полномочий или обязанностей, но кто мешает Виктории найти что-нибудь подходящее...
-Моя дорогая, если ты помнишь, твой дядя Вильгельм открыл в Лондоне новую больницу для бедных, -Аделаида улыбнулась любимой племяннице своего покойного супруга. -Так почему тебе не поручить Альберту проверить как идут дела в этом богоугодном заведении? Во-первых, он займется делом до вашего отъезда, а во-вторых общественность увидит, что ты обеспокоена проблемами тех своих подданных, кому повезло меньше других в этой жизни.
Естественно, Альберт понятия не имел, с чьей подачи был придуман его визит в город, но охотно согласился на это небольшое поручение. Усевшись в коляску, он поехал смотреть новую (вообще-то относительно новую, так как работала больница уже более трех лет) больницу для бедных вместе с небольшой свитой. Собственно говоря... никто не ожидал чего-то особенного от этого визита, как и от самого принца-консорта? Но Альберт был настроен более чем серьезно и на беду его сопровождающих, главный врач новой больницы был истинным фанатиком своего дела.
-Ваше Высочество, я очень рад, что вы решили посетить нас... и хотел бы рассказать вам о серьезной проблеме, -начал свой рассказ доктор Хейз, едва только встретив принца-консорта. -Я очень надеюсь, что с вашей помощью, Ее Величество узнает обо всем и сумеет принять должные меры. Чтобы мой рассказ был более наглядным, давайте начнем наш с вами обход, с детского отделения?
-Я готов внимательно вас выслушать, -кивнул Альберт, направившись следом за главным врачом. -Что это за проблема?
-Видите ли, Ваше Высочество... в Англии любят экономить деньги, -начал Хейз, сопроводив принца к самым маленьким пациентам. -И порой это доходит до совершеннейшего абсурда... возьмем к примеру такую важную вещь как производство хлеба? Раньше непосредственно сам мельник был пекарем и он же продавал свою продукцию простым горожанам - теперь же, есть отдельно мельник, отдельно пекарь и торговец. Ради того чтобы сэкономить на количестве муки, что идет в одну буханку, некоторые пекари добавляют в свой хлеб непригодные для еды компоненты. Сырцы, гипс... все что придет в голову. А теперь представьте себе, сэр, детей что живут в одном из работных домов? Иногда хлеб это единственное что они едят за целый день... что в результате нередко приводит к летальному исходу.
-Уж не хотите ли вы сказать, что в Англии травят людей? -насмешливо фыркнул кто-то из сопровождающих принца, на что Хейз лишь вздохнул.
-Увы... но это так. И это только вершина айсберга, потому как это далеко не все... Видите ли, сэр, ради того же стремления к экономии, некоторые частные пансионаты и школы попросту... морят учеников голодом, считая что это воспитает в них христианские добродетели. Вследствии этого, дети болеют и умирают от опасных болезней, будучи просто не в силах им сопротивляться. И вся эта жестокость давно уже является узаконенной в нашем просвещенном обществе!
-Боже, что за пафосные речи... по-моему, это слишком.., -раздался все тот же голос из-за спины принца, на что Альберт мог сказать только одно:
-Господа, подождите меня в фойе клиники, будьте так любезны.
После того как свита удалилась, принц прошелся по одной из палат с маленькими пациентами доктора Хейза и вздохнул, обдумав слова своего собеседника. Вот она, оборотная сторона политики великого и умнейшего лорда М, советующего Виктории оставить все как есть и не пытаться влиять как-либо на жизнь обычных людей? Пренебрежение знати и острое социальное неравенство в конце-концов приведут страну к новому кризису... и хорошо если не к беспорядкам... Это нужно было изменить, поставив во главе правительства человека не чуждого прогрессу и новым идеям - а до той поры, было бы бесполезно пытаться сотрясать воздух.
-Доктор... скажу вам честно - я поражен и не знаю что можно ответить на все услышанное.., -Альберт обернулся к своему собеседнику. -Я поговорю с Ее Величеством, однако для этого разговора мало моих слов... мне нужны факты и полный отчет по вверенной вам больнице. Предоставьте мне всю информацию, каждую мелочь и тогда, возможно, я сумею помочь... точнее говоря Ее Величество сумеет сломать эту устоявшуюся и застарелую систему, что тянет Британию в прошлый век.
Хейз согласился предоставить отчет, хотя и слабо верил в какие-либо перемены - собственно говоря как и многие при дворе. Что же до Альберта, то он уехал в Виндзор с тяжелым сердцем, вспоминая бедных детей, многим из которых не суждено было дожить даже до десяти лет. Если они не попадали в работные дома (по сути дела - ту же тюрьму) или не умирали в младенчестве, то становились обычными уличными воришками - стайку таких детей принц-консорт видел возле больницы. Они разглядывали великолепный выезд Альберта и не сдержавшись, он приказал дать им денег, чтобы хотя бы сегодня они могли поесть вволю.
Хотя... что толку в еде, если она по большей части непригодна для использования?! Хлеб с гипсом... молоко разбавленное щелочью - только потому что оно стоило слишком дорого и когда скисало, у хозяек рука не поднималась чтобы его выкинуть. У Альберта просто в голове подобное не укладывалось...
Итак, он вернулся во дворец как раз к обеду, во время которого к нему и Виктории должна была присоединится и ее матушка - единственная встреча за весь день, которую молодая королева позволяла герцогине. И прежде чем пройти к столу, Альберт переоделся после своей поездки и заглянул в рабочий кабинет любимой супруги, где по счастью уже не было знаменитого и мудрейшего лорда М.
-Мой ангел, я бы хотел поговорить с тобой после обеда, -улыбнулся принц, когда Виктория отложила в сторону очередные важные бумаги и подошла к нему. -Мне надо о многом тебе рассказать...
...и после этого, ты наверняка изменишь мнение о своем добром друге Мельбурне? Хотелось бы на это надеяться...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-11-27 02:44:28)

+1

29

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]https://media.pathe.nl/thumb/180x180/gfx_content/allocine/medias/nmedia/18/69/94/the-young-victoria_64958.jpg[/AVA]
Подготовка к медовому месяцу королевской четы в Шотландию шла полным ходом, и Виктория с удовольствием наблюдала за тем, как мало-помалу слуги собирают вещи, готовятся лошади. Она с нетерпением ждала этой поездки, желая показать любимому супругу страну, о которой он уже был наслышан. Однако, пока день отбытия в это чудесное путешествие не наступил, королева должна была уделить внимание неотложным делам государственным, которые часто похищали ее от мужа на продолжительное время. По правде говоря, Ее Величество с удовольствием бы пересказала не одну новость и даже шутку лорда М., которой премьер-министр насмешил ее, заставляя хоть ненадолго отвлечься от скучной манеры изложения всех документов, которые требовали ее пристального внимания. Но, едва только они с Альбертом оказывались наедине, Виктория забывала о том, что собиралась рассказать. Как бы там ни было, а супруг был настолько притягательным, что она не могла сопротивляться его чарам, что привлекали ее в нем все больше и больше. Так что, не трудно догадаться, к чему подходил каждый их разговор наедине после ужина…
Однако, пока молодожены приятно общались друг с другом, королеву терзал, словно какой-то червь один несложный вопрос: как же ей быть, когда она понесет дитя? Ведь, она сказала Альберту, что пока им незачем спешить с ребенком. Они молоды и здоровы. Естественно, Англии нужен был престолонаследник, и у нее был дядя, который следовал за ней в чреде наследования Английской короны. Герцог Камберлендский уже несколько лет правил Ганновером, власть над которым Виктория не могла перенять, как это было с остальными доминионами. В прочем, если она не родит ребенка или умрет родами – итог будет одним, поэтому молодая женщина решила в одностороннем порядке, что пока еще не нажилась и вдоволь не направилась своей туманной и обычно пасмурной, словно порой обиженную на полмира, страной. Вот только трудность была в том, что королева не знала, как сообщить мужу о том, что детей им пока не нужно – да-да, зачем им такой риск? В прошлый раз, когда принц-консорт заговорил с женой о детях, она едва смогла перевести разговор в подобие шутки. Хотя надо заменить, что Виктории показалось, что еще немножко и самый обычный разговор перерастет в самый настоящий спор или даже размолвку.
«Альберт точно рассердится или обидится…» - размышляла королева, пока лорд Мэльбурн весьма в веселой манере рассказывал ей о последних новшествах, которые пытались ввести в Англии, железной дороге! Ее Королевское Величество, конечно же, полностью разделяло мнение премьер-министра, пусть бы что. У многих англичан не достаточно еды на столах, тогда как строительство железного пути будет наверняка затратным и затянется на многие годы. Да и кто будет еще пользоваться оной? Уж явно не те бедные англичане, которым нужно добраться из Йоркшира в Лондон. Это можно было всегда свершить верхом! Однако королева была мыслями далеко и вовсе не думала о будоражащей умы большинства англичан теме. Она думала и боялась, но боялась сейчас обнаружить себя беременной больше, чем поездов, что могут запросто переехать человека и раздавить своей массой в самых страшных муках.
- Вы сегодня чем-то расстроены, Ваше Величество? – поинтересовался лорд Мельбурн, на что Виктория ответила застенчивой улыбкой, пару раз моргнув, чтобы сбросить пелену с глаз. Ей на миг показалось, что все мысли ее материализовались, из-за чего у нее даже поледенели руки, ведь судьба принцессы Шарлотты была так ужасна и несправедлива! Все до единого сравнивали Викторию с предыдущей наследницей Британского трона, замечая также весьма благоприятный исход ее женитьбы: казалось, практически всем, что Альберт обожает ее. Вот только следующие за этим утверждением слова о том, что совсем скоро бог пошлет им ребенка, как было с Леопольдом и Шарлоттой, ее бросало в настоящую дрожь.
- Простите, лорд М., - сдержано улыбнулась Виктория премьер-министру, не зная, как объяснить ход своих мыслей. Конечно же, лорд Мельбурн был достойным человеком, мнение которого Виктория всегда ценила и прислушивалась к оному, но … все-таки говорить о таких вещах с ним, она бы не хотела. В прочем, у нее был другой подходящий собеседник, с которым она могла излить душу и получить какую-нибудь поддержку. – Я просто задумалась о своем. Уже хочется поскорее посмотреть на Шотландию. Я смотрела несколько картин – просто божественные пейзажи. А вы бывали в Шотландии? – спросила она у премьер-министра, прежде чем спустя несколько минут не распрощаться с ним до вечера. Все-таки на ужин королевской семьи также приглашались придворные и сам премьер-министр, чтобы в ходе непринужденной беседы поделиться некоторыми вещами, собственными мыслями…
Было какое-то время, когда Виктория пыталась примириться с тем, что рано или поздно придет такой период, когда ей придется приглашать на ужин другого премьер-министра, например, того зануду из тори. И, надо сказать, подобные картины совершенно не воодушевляли ее. Это же такая скука! Но, все-таки пока говорить о смене правительства не может быть и речи, пока все было хорошо. Вот только надолго ли все будет настолько хорошо? Собственно, королева не может более откладывать. Она зовет к себе свою верную Ленцен, к которой у нее был не один вопрос.
- Как идут дела с поиском дома для герцогини? – спрашивает Виктория у своей бывшей гувернантки.
- Ваше Величество, я подобрала несколько приятных вариантов, которые смогу показать завтра днем, - отчиталась баронесса, прежде чем заметила долю замешательства на лице своей воспитанницы. – Вас что-то тревожит?
- Знаешь, Ленцен… на самом деле, да, тревожит, - согласно кивает королева, прежде чем оглядывается. – Нам нужно поговорить с глазу на глаз, - понижает тон своего голоса она, после чего следует в сторону своего будуара, где усаживается первой, а после нее рядом опускается на мягкую софу и верная служанка. – Понимаешь, Ленцен… мне очень нужно увериться в том, что я скоро не забеременею. Я пока не готова к детям, - огласила все, что было у нее на сердце Виктория, чем несколько озадачила свою преданную подругу. – Есть способ, чтобы как-то избежать беременности?
- Ох, Ваше Величество… - озадачено произнесла немка, прежде чем смущенно посмотреть на королеву, что была уже не так юна и наивна, не  пример своей гувернантке, что так и не вышла замуж. – Вы знаете, что я не замужем и наверняка не могу знать, но … моя кузина часто бывает откровенна в своих письмах, поэтому я знаю один способ, - с достаточно серьезным выражением лица произнесла баронесса, прежде чем наклониться к уху королевы и выдать все те тонкости, которые могли помочь ее дорогой воспитаннице.
- О! Неужели это должно сработать? – удивляется Виктория, едва только услышала все из уст Ленцен.
- Так говорит моя кузина… - лишь пожала плечами гувернантка. – Но, давайте уже пойдем к столу? Скоро будут  подавать обед…
- А Альберт еще не приехал? Я не хочу обедать, когда его нет. Тем более, там будет мама... – поинтересовалась королева у баронессы, что в сердцах только перекрестилась «хвала небесам, этого немца пока нет здесь!». Получив от баронессы отрицательный ответ, королева решила поступить по-своему. – Я пока подпишу некоторые бумаги, которые мне оставил лорд Мельбурн. Пользы с этого будет хоть больше.
Однако, долго провести время в делах Виктория не может. Уже спустя несколько минут к ней стучится в кабинет Альберт, ради которого она откладывает все свои дела и подходит к мужу ближе, интересуясь тем, как прошли его дела.
– Мой ангел, ты как раз вовремя вернулся, к обеду, - обрадовалась Виктория, прежде чем Альберт решил весьма решительно и хмуро огласить о необходимости разговора. Тет-а-тет?
- Ты меня сейчас очень интригуешь, моя любовь. Можешь все-таки намекнуть, с чем связан наш разговор? – спрашивает озадаченно королева, надеясь, что мужу не донесли о том, что королева ищет возможные пути во избежание беременности на первых порах.

+1

30

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
-Я бы хотел обсудить с тобой свою поездку в клинику для бедных, если позволишь.., -ответил принц, подав руку своей супруге, чтобы сопроводить ее в столовую, где их уже давно ждали. -Но мне надо обдумать этот разговор... и смею предположить, что он может тебе совершенно не понравится, однако я должен поговорить с тобой.
Любое общество всегда делится на богатых и бедных - так повелось еще с начала времен... однако просвещенным оно может называться лишь тогда, когда те кому повезло в этой жизни думают не только о себе, но и о нуждах простого народа. После рассказа Хейза, Альберт нисколько не удивлялся тому что в благополучной Великобритании возникали беспорядки - при нынешнем раскладе дел, это было совершенно неудивительно? Хорошо еще что Виктория, ведомая советами своего любезного лорда М не дождалась открытого вооруженного бунта против монархии... однако, если премьер-министр продолжит гнуть свою линию, день когда в окна Виндзорского дворца будут лететь камни недалек...
Так неужели дядя Леопольд был прав, когда советовал как можно скорее добиться отставки Мельбурна? Но черт возьми... как можно вообще сделать это, не имея по сути никаких полномочий при британском дворе...
-Ты всегда был умен, мой мальчик... и пора уже использовать свои знания с толком, -как-то раз сказал своему племяннику Его Величество король Бельгии. -Ты сумеешь всего достичь, если только этого захочешь - и ты прирожденный политик. Пусть господа из парламента считают что ты вне игры, так даже лучше... Но в один прекрасный день, ты дашь им понять что с тобой следует считаться. Не забывай, что будущее всей европейской монархии зависит от тебя и Виктории - ты должен стать для нее единственно правым советчиком, а не Мельбурн или тот кто придет на его место. Чем быстрее ты поймешь это, тем лучше...
Наверное только богу было известно, насколько тяжело Альберту жилось под постоянным давлением своего дядюшки, желавшего заставить своего доброго и мягкого по характеру племянника стать политиком с железной волей и жаждой власти. Леопольд заранее исключил из своего уравнения такую глупость как взаимную любовь, на которую не стоило размениваться в политическом браке... и тут принц мог лишь пожалеть своего дядю, помня о той давней истории, что ему пришлось пережить. Пойти по пути, предложенному Леопольдом, означало бы предать Викторию и те чувства, что она щедро дарила своему безмерно любимому мужу - и от этого последний не хотел отказываться даже ценой собственной абсолютной власти. Зачем она вообще нужна, если человек беспредельно и невозможно одинок?
-Дорогой Альберт, вы все молчите..., -герцогиня Кентская прервала размышления принца, пока слуги подавали первую перемену блюд. -Расскажите, как вам понравилась сегодняшняя поездка? Кажется об этом даже напишут во всех сегодняшних вечерних газетах...
-Все прошло хорошо, миледи, -ответил Альберт, благодарно кивнув одному из лакеев, подавшему ему тарелку с вкуснейшими кусочками оленины по-королевски - первого горячего блюда в самой первой перемене на столе Ее Величества. -У меня состоялся весьма любопытный разговор с главным врачом больницы... так что я более чем уверен, что мой визит пойдет на пользу клинике.
-Мой милый племянник, мне кажется что вам незачем забивать себе голову какими-либо проблемами, -лучезарно улыбнулась герцогиня. -Ведь у вас с Викторией медовый месяц и вы скоро уедете в свадебное путешествие. Подумайте лучше об этом? Эта поездка должна стать необыкновенной и незабываемой для вас обоих... ведь все Соединенное королевство будет ожидать хороших новостей после вашего возвращения.
-Полагаю, что вы правы, -Альберт отпил немного превосходного кларета из своего бокала, после чего ему на тарелку положили новое лакомство из следующей перемены блюд - голубя а-ля дюшесс в соусе бешамель. -Сегодняшний обед настоящее чудо, не правда ли? Все просто божественно.
Принц-консорт был всегда умерен в еде, так что сейчас старался кушать медленно и размеренно, помня что слишком тяжелая пища не слишком полезна для его желудка. Помнится, в замке Розенау он мог позавтракать одним лишь диетическим и полезным куриным бульоном, который способствует лучшему пищеварению и не нагружает желудок. Полноценный французский обед, подобный тому что подавался сейчас, совершенно точно потом требовал хорошего отдыха - и никак иначе? Но все же блюда, что готовил личный повар королевы были великолепны, так что Альберт не мог удержаться от соблазна их попробовать. И ведь это была только вторая перемена блюд! Впереди монаршую чету ожидало жаркое и антремэ из различных сладостей с шампанским.
После того как обед наконец-то закончился, Альберт предложил любимой супруге немного пройтись в парке, прихватив для компании Деша. Они любили гулять вместе, с момента как впервые встретились в Кенсингтонском дворце... и свежий воздух во время прогулки бодрил и без сомнения поднимал настроение и навевал хорошие воспоминания.
-Виктория... я не уверен, что тебе понравится то, о чем я хочу рассказать тебе - однако, ты больше не должна оставаться в неведении о том что происходит за пределами этого дворца, -решительно начал Альберт, остановившись и взяв жену за руку. -Должен быть хотя бы один человек, что будет всегда говорить тебе правду, какой бы горькой она не была... так что я готов рискнуть, ради нашего с тобой будущего. Дело в том что я узнал в этой клинике...
Он неторопливо рассказывает жене обо всем что узнал днем, не забыв добавить, что вскоре будет готов полный отчет доктора Хейза по состоянию дел в клинике. Совершенно точно, нельзя пускать все на самотек и далее... и следует обязательно разобраться с этой "экономией", что стоит жизни британцам. Впорос лишь в том, прислушается ли в результате премьер-министр ко всей этой информации или же вновь посоветует королеве забыть про чернь и оставить все как есть?
-Если не изменить сложившегося положения вещей, совсем скоро можно дождаться нового кризиса... вот только все будет намного серьезнее, чем в прошлый раз, -добавил принц, посмотрев в глаза любимой супруги. -Я не могу и не хочу этого допустить, мой милый и нежный ангел... нельзя чтобы подданные разочаровались. Если ты пожелаешь, я мог бы подумать о том как попытаться все изменить - ведь я хочу помогать тебе во всем, а не быть сторонним наблюдателем, коим меня сделал британский парламент.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-06 03:01:58)

+1

31

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]https://media.pathe.nl/thumb/180x180/gfx_content/allocine/medias/nmedia/18/69/94/the-young-victoria_64958.jpg[/AVA]
Виктории не нравились серьезные разговоры, в самом начале которых ей уже становилось по большей части скучно. Только лорду Мельбурну удавалось развеять грусть и скуку юной королевы, превращая самый обычный разговор о делах более занимательным и интересным действием, не вызывающим скуку и желание поскорее избавиться от своего собеседника – это же никуда не годится, так ведь?! В прочем, Альберт всегда был интересным собеседником для Виктории, открыв для своей будущей супруги весьма интересную сторону писем, в которых Ее Величество изливала душу своему кузену изначально, как кузену, не сразу заметив, насколько сильно ей импонируют сочетания его слов, манера выводить каждую буковку. А ведь, нужно отметить, что принц Альберт всегда обладал свойством приятно доносить до своей преданной читательницы и собеседницы не только мысли, но и жизненную позицию. В нем она видела не только своего преданного союзника, но и мужчину, что также был одинок, как и она…
И вот, Альберт предупреждает свою супругу о том, что собирается ей рассказать что-то, что ей не понравится. Нахмурившись, Виктория задумалась на мгновение, чего должен был бы прикоснуться этот разговор, и даже не могла предположить, что собирался рассказать ей муж. И это сыграло свою роль. Принцу-консорту без особенного труда, удалось сыграть на любопытстве своей благоверной, что взяв его под руку, задумалась о том, стоит ли ей настоять расспросить супруга немедленно, пока они только направляются в сторону столовой. Там на них уже дожидались придворные, а также знать, обычно составлявшие королеве и принцу компанию за обедом, уже дожидались на них. В прочем, для рассказа и не оставалось достаточно времени – они и так задерживались. Можно было сказать с уверенностью, что французский повар Ее Величества уже был в панике, не зря ли он приготовил столько изысканных блюд для нее и ее гостей. Так что, она лишь постаралась предположить, чего будет касаться речь Альберта, которой он собирался поделиться с ней.
- Ты умеешь заинтриговать, любовь моя, - только усмехнулась Виктория Альберту, бросив на него выжидающий взгляд своих внимательных серых глаз. – Весь обед я буду думать о том, что ты хочешь мне рассказать такого не приятно – это даже забавно, - все так же усмехаясь супругу, добавила королева. Она даже не представляла, какие неприятные картины довелось ему увидеть нынче, не говоря уже о том, что мужчина услышал из уст самого обычного доктора больницы, куда приходил этим днем принц. – Кстати, мне предлагали подумать относительно поддержки течения, направленного против рабства в наших колониях, - пока у них была еще пара минут, Виктория решила поделиться этим с Альбертом. – Ты знаешь, какова моя позиция в этом вопросе, дорогой. Но, я не уверена, что могу открыто поддерживать и принимать участие в таком вопросе. Наверное, многие мои подданные ждут от меня одного, а аристократы – совершенно другого. Подумай, как мне быть? – обратилась она к Альберту, улыбнувшись ему милой улыбкой уже стоя перед входом в обеденный зал, где все их окружение дожидалось их появления.
Обеденное время, во время которого собирались все жители замка, а также приглашенные королевой деятели культуры и политики, по праву можно было считать особенным временем дня для Виктории еще с самого детства будущей королевы. Именно в этот час она обычно виделась с матерью в Кенсингтонском дворце. Тогда ее приводили к матери, что долгое время оставалась для будущей королевы эталоном красоты и обликом истинной леди. И  не так уж и важно было то, что кормили в Кенсингтоне не слишком хорошо будущую королеву. В основном это был черствый хлеб, никаких лишних изысков или сладостей – разве что порой герцогиня смягчалась и, беря на руки свою маленькую принцессу-дочь, давала ей небольшое печенье. Но, вскоре она даже печенья не получала. Похоже, Конрой узнал и серьезно поговорил с ней о том, что нельзя давать поблажек будущему монарху. В прочем, Виктории казалось, что она уже давно выжгла из сердца воспоминания своего детства, которые ей сейчас, при одном только взгляде на мать, вновь столь внезапно ожили. Ей даже не верилось в то, что это она была тем ребенком, тянущимся к печенью, словно маленькая обезьянка, привезенная из Индии.
Но, те давние дни остались далеко позади. У королевы есть теперь власть, которой ее хотела лишить собственная мать и ее верный ирландец, прогнать которого она все еще не решилась из своего окружения. Однако, как бы там ни было, он хотя бы не дерзил появляться без приглашения за стол Ее Величества, что уже было не плохо для начала. Ведь нанесенное ей оскорбление Виктория никогда не забудет. Она отомстит – обязательно отплатит матери и Конрою за то оскорбление, которое они нанесли ей, за не одно унижение, которое она испытала на пути к становлению королевой.
Набрав полные легкие воздуха, Ее Величество дождалась подачи первой перемены блюд, про себя усмехнувшись. Теперь, она хотя бы не была обязана голодать, как бывало в Кенсингтоне и могла испытать удовольствие от еды, которую подавали на стол. Это были теперь далеко не те скромные и черствые кусочки, а свежие и самые лучшие изыски во всем королевстве. И увидев первое творение своего повара, она про себя усмехнулась, предвкушая вкус во рту. Конечно же, она пыталась быть сдержанной в еде, которая оказывалась на ее тарелке, помня о том, что пошла в Ганноверскую породу, как любила повторять ее матушка. Она часто заставляла себя не доедать буквально все, что оказывалось на ее тарелке, не говоря уже о том, что старалась работать быстро вилкой и ножом, чтобы ни у кого не возникло мысли, будто бы Ее Величество ест слишком много. Вот только сделать и отказаться от еды, для нее было слишком сложно. Наверное, если бы она могла, то ела бы постоянно…
Пока Альберт завел разговор с герцогиней Кентской, что весьма благоволила своему зятю и племяннику, Виктория не отрывалась от своего обеда. Она быстро отрезала кусочек за кусочком, постепенно отправляя себе в рот, и только когда супруг похвалил обед, она отвлеклась.
- Да, обед отменный, - согласилась она, потянувшись за бокалом, который стоял возле ее тарелки, чтобы запить первую перемену блюд, после чего продолжила нарезать еще пару кусочков, которые постепенно стала передавать своему любимцу. После того, как она дала понять, что этой переменой блюд она более чем насытилась, слуги начали убирать тарелки со столов, чтобы подать вторую перемену, а после и десерт.
После хорошего и сытного обеда, который пришелся всем по вкусу, королевская чета отправилась на прогулку в сад. Набросив на плечи накидку, Виктория взяла мужа под руку, после чего можно было направиться между местными красотами. Она уже и позволила позабыть себе о том разговоре, который вызвал у нее любопытство, поэтому она с удивлением посмотрела на Альберта, желая услышать от него весь рассказ.
- Почему ты думаешь, мой ангел, что мне этот разговор не понравится? Ты знаешь, я люблю, когда мы с тобой разговариваем, - отвечает она, прежде чем на мгновение задумалась о том, что все-таки, принц мог поговорить с ней вовсе не о больнице, где был, и даже не о политике, а об их детях. И из-за этой мысли, она ощутила, как холод прошелся по ее плечам после легкого дуновения ветра. – Рассказывай, моя любовь. Не томи меня ожиданием, - добавила она менее уверенно, после чего узнала обо всем том, что желал рассказать ей Альберт.
- Нам нужно будет обсудить это с лордом М., - решительно произносит Виктория. – Я уверена, он найдет объяснение, и вместе мы придумаем, как разрешить этот вопрос максимально удачно для наших подданных, а также с малейшими затратами для казны, - добавила она, решив спросить со своего премьер-министра уже до ужина. Ведь уже послезавтра они смогут отбыть в свое свадебное путешествие, если все будет идти также хорошо, как и сейчас. - Но, боюсь, что полностью или хотя бы частично решить этот вопрос, дорогой, мы сможем только после нашего медового месяца...

+1

32

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
Получив в свое время блестящее образование, Альберт конечно же желал найти применение собственным талантам и доказать своей супруге, что британский парламент совершенно зря оставил его не у дел. Как-то, еще в свой прошлый визит (до свадьбы), принц уже показывал Виктории готовый проект домов для рабочих - недорогих, но вполне удобных и уютных и главное, вполне безопасных для жизни. Но когда королева пожелала рассказать об этом проекте своему любезному М, тот в своей обычной манере посоветовал Ее Величеству забивать себе голову подобными темами. Мол, социальное неравенство в Англии существовало всегда, так зачем пытаться что-либо изменить? Все равно чернь не сможет оценить подобных стараний, но зато начнет требовать себе больше и больше, если поманить их кусочком сладкого пряника...
Вообще, если размышлять как виконт Мельбурн, то и весь научно-технический прогресс был совершенно ни к чему, как и новшества в современной медицине и различные новинки, которые следовало внедрить в великой империи? И да, надо было продолжать жить в плохо протопленном дворце, наблюдая как в комнатах хозяйничают крысы, тараканы и бог знает какие еще паразиты... но премьер-министр еще не знал, с кем связывается, когда заведомо отказался принимать супруга королевы в качестве достойного соперника. При всем своем добром и мягком характере, Альберт умел быть чертовски упрямым и никогда не отказывался от собственного мнения. Вот и теперь... слова жены его совершенно не удивили и нисколько не застали врасплох - слушая Викторию, принц-консорт уже знал как ему следует поступить.
-Мой ангел, позволишь ли дать тебе совет? Я прекрасно понимаю, что за один день проблемы что развивалась годами, не решишь... однако проигнорировать всю эту информацию будет фатальной ошибкой, -ответил супруге Альберт, нежно и ласково обняв ее. -Что если тебе назначить меня покровителем больниц и благотворительных учреждений в Британии? Это даст мне возможность иметь четкое представление о том, что происходит с нашими подданными... ведь как сказал мне доктор Хейз, не существует абсолютно никакой гарантии, что человек покинув ту или иную лечебницу не вернется в нее уже буквально на следующий день. Я буду знать истинное положение вещей... и говорить тебе все как есть, без прикрас. А что до господина премьер-министра - то пусть он со всем вниманием ознакомится с отчетом, который я попросил доктора Хейза предоставить мне. Там должны быть лишь голые факты и ничего больше... А потом лорд Мельбурн выскажет тебе свое мнение по поводу всей этой пренеприятной ситуации.
Виктория была совершенно права и прямо в этот же день проблему хваленой британской "экономии" буквально на всем было не решить. К тому же, августейшей чете предстояло вот-вот покинуть Лондон, чтобы наконец-то насладится прекрасными видами Шотландии и на время позабыть обо всех делах и заботах. Хлопотные сборы для королевского выезда были наконец-то завершены, так что Ее Величество вместе с супругом уже день спустя покинули Лондон и отправились в волшебный край суровых и смелых горцев и великолепных пейзажей, достойных кисти самых именитых художников. Принц-консорт навсегда запомнил первое знакомство с Шотландией, что так явственно напоминала ему родной Кобург... а временная резиденция в замке Балморал привела его в самый настоящий восторг. Теперь, он и Виктория могли меньше времени уделять приемам, которые впрочем были куда скромнее в домах местной аристократии - и куда больше гулять на свежем воздухе, наслаждаясь охотой и конечно же обществом друг друга. Естественно, королеве было никуда не сбежать от дел государства, но теперь они занимали куда меньше ее времени, а еще рядом не было лорда М и интриганки Лецен. Виктория принадлежала лишь своему мужу, чему он конечно же был только рад.
Спустя пару дней после приезда, Альберт проснулся поутру от череды нежных поцелуев, которые ему подарила любимая супруга, желая разбудить столь приятным способом. Нынче они собирались покататься верхом и посмотреть живописные холмы в окрестностях Балморала... но принцу чертовски не хотелось подниматься с постели после великолепной во всех отношениях ночи. И сейчас единение принца и его обожаемой супруги было... необыкновенным и подразумевало под собой не только радости супружеской постели. Просто сейчас, Викторию никто не отвлекал от Альберта и они могли проводить вместе все свое время, не заботясь о придворном этикете, как совсем еще недавно было в Виндзоре.
-Если ты продолжишь в том же духе... то мы совершенно точно никуда не поедем, любимая, -хитро улыбнулся Альберт, притянув к себе жену. -Боже... здесь так хорошо, что мне не захочется уезжать! Невозможно чтобы решительно все было настолько идеально - это какая-то сказка, не иначе?
Здесь стоит отметить, что сразу после приезда принц-консорт обратил внимание на образцовую чистоту и порядок, царившую в замке и так живо напомнившую ему родной Розенау. А на вопрос Альберта насчет различных неприятных "гостей" извне, кухарка и экономка Балморала сделали испуганные глаза и заверили, что подобное здесь не бывало с момента постройки охотничьего поместья. Крыс в Балморале не встретишь даже в подвале, что уж говорить о жилых комнатах, которые ежедневно и очень тщательно проветриваются и убираются. И даже окна здесь было принято мыть раз в две недели и с обоих сторон (!), не дожидаясь пока это сделает очередная непогода.
-Кстати... а что если сегодня вечером мы откажемся от приглашения на очередной вечер и поужинаем только вдвоем? -предложил Альберт, после очередного приятного поцелуя, подаренного Викторией. -Можно будет прихватить на прогулку ружье и Деша и сделать попытку пострелять уток. Правда я очень сомневаюсь, что он захочет лезть в воду.
Любимец Виктории тоже замечательно проводил время в поездке и вполне уже смирился с наличием принца-консорта возле своей хозяйки. Но все попытки Альберта приобщить пса супруги к охоте ни к чему не привели - гулял он по окрестностям весьма охотно, но плавать за дичью или пугать вальдшнепов и куропаток отказывался наотрез как истинно королевская особа. Впрочем и Альберт был не самым лучшим стрелком, хотя ему и нравилось ходить на охоту?
-Доброе утро, Ваше Величество, Ваше Высочество, -как и полагалось, утром в спальню королевы зашла одна из ее верных служанок, чтобы открыть шторы и заодно помочь Виктории собраться к завтраку. -Мэм, Ханна просила передать, что подаст завтрак через полчаса. А мистер Амброз уже ожидает вас, сэр.
Услышав о своем верном камердинере, Альберт благодарно кивнул, заставив себя вылезти из постели. К слову говоря, завтраки в Балморале тоже были простыми и необычайно вкусными, так что только услышав об этом принц-консорт ощутил что порядком проголодался после отличной и практически бессонной ночи. Так что срочно умываться, собираться и к столу?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-12 00:32:29)

+1

33

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]https://media.pathe.nl/thumb/180x180/gfx_content/allocine/medias/nmedia/18/69/94/the-young-victoria_64958.jpg[/AVA]
До того мгновения, когда Виктория сделала предложение своему будущему супругу, единственным опасением молодой королевы был, пожалуй, страх не стать для англичан той королевой, которой она хотела быть. Стоит ли говорить, что Ее Величество хотела быть правительницей не столь доброй и справедливой, сколь желала войти в историю своего государства, как и одна из ее предшественниц, принесших в Англию процветание для искусства и толчок к развитию могущества, которым была прославлена Англия и сейчас. Герцогиня поговаривала даже, что когда-то велась речь о том, чтобы назвать и ее в честь королевы Бет и, кажется, Виктория даже помнила те длительные споры с дядей-регентом из-за каждой мелочи, что касалась ее. Ведь изначально это он выбрал для нее не самое подходящее, по мнению матери будущей королевы, имя – Александрина. От него, правда, Ее Величество отказалась в итоге, назвавшись более подходящим для королевы Англии именем – Виктория, что его тоже хотели в детстве отнять у маленькой принцессы, которой не хотелось находиться  угрюмом Кенсингтоне, а лишь больше проводить времени в королевском дворце. Именно в Кенсингтонском дворце, после того, как ее старшая сводная сестра Феодора была выдана замуж, Дрина, как ее называли тогда, ощутила весь вкус горечи одиночества и несчастья. И только сейчас она могла справедливо утверждать, что больше не была одинокой. Теперь рядом с ней был Альберт, которого она любила всем своим большим и пылким сердечком, в котором с некоторых пор нашлось местечко еще для нескольких, возможно, совершенно глупых, но таких настойчивых страхов.
О! Как она боялась, что Альберт спустя годы больше не посмотрит на нее с той преданностью и любовью, с которой смотрел на нее в преддверии их бракосочетания и во время их медового месяца, на который они вырвались, едва найдя свободную минутку от дел Ее Величества. Будучи маленькой принцессой, мечтающей о том моменте, когда она займет трон, Виктория даже не могла себе представить, что помимо тяжести короны, ее головке придется обдумывать столь важные и сложные решения!
А еще … королева боялась, что Альберту будет плохо в стране, где не особенно жаловали немцев. Удивительно было то, что они приняли и любили Викторию, как свою королеву, ведь она была сама на половину немкой, однако ее мужа-немца они решили, по всей видимости, не жаловать. Как с этим бороться королева пока еще не знала. Она не находила решения этому вопросу, но надеялась, что со временем англичане найдут в своих сердцах местечко и для немца, что был блистательным молодым человеком, о котором могла только мечтать королева столь могущественной страны, как Англия. Хотя, разве только в этом дело? Порой, могущество подкупает и отбирает разум, заставляя отступить назад более драгоценные и редкие чувства назад. В королевских семьях было принято отдавать первенство долгу, тогда как Виктория знала, что ей посчастливилось не только отдать должное своему долгу, но и полюбить и, что самое главное, быть любимой. Так что, особенно сильно она боялась потерять любовь Альберта, которую видела в его глазах каждый раз, когда их взгляды встречались, будь они в окружении множества придворных или же наедине.
Этим утром королева проснулась первой, что было редкостью. Она обычно нежилась в объятиях любимого мужа и была очень медлительна, собираясь ранним утром, поскольку просто обожала наблюдать еще и за тем, как приводит себя в порядок супруг. Этот утренний моцион, словно хорошо спланированная игра оркестра – была чем-то особенно интимным в жизни августейшей четы. Во всяком случае, именно Виктория придавала особенное значение тому, как начиналось с недавних пор ее утро. И на этот раз, она была достаточно смелой, чтобы дотянуться до губ любимого супруга, чтобы подарить ему не один поцелуй, что один за другим, становился более настойчивым и требовательным.
… ровно до той поры, когда Альберт не притянул ее ближе, пригрозив возможным срывом их планов.
- Это наша сказка? – в вопросительной интонации пробормотала в ответ Виктория своему любимому мужу, радуясь тому, что он сейчас улыбался и был доволен всем. В последние дни, проведенные перед этой поездкой в Англию она уже мучилась опасениями, что была не слишком внимательна к его словам и стремлениям. ДА и вообще, ей казалось, что мужчина не чувствовал себя хорошо в Англии. Возможно, назначение Альберта покровителем больниц и порадовала его, но ненадолго. По крайней мере, так казалось, пока они не отъехали от столицы. – Я хочу, чтобы ты всегда был таким счастливым, мой ангел, - прошептала тихо Виктория, прежде чем вновь накрыть губы мужа своими. В последние время она позабыла свои тревоги о возможной беременности, решив, что того способа, которое ей посоветовала Ленцен будет достаточно для того, чтобы избежать беременности, ведь она его постоянно выполняла, и можно сказать, что выполняла она все с особой тщательностью. Все-таки пока им еще не нужен был ребенок – когда-нибудь она решится подарить стране наследника престола, но не сейчас. Сейчас она тоже хотела купаться в этом счастье с Альбертом, которое они могли делить только на двоих.
[float=left]http://media0.giphy.com/media/xJNT6u2KEBmDu/giphy.gif[/float]- Мм… какое у тебя соблазнительное предложение, - пробормотала Виктория мужу, прикрыв глаза, словно довольная кошка, но не королева. – Почему бы нет? Если Деш не захочет лезть в воду, мы найдем кого-то вместо него? – предположила она, довольно улыбаясь, стоило только представить всю эту картину себе. – И не нужно скромничать, мне кажется, что лучше тебя охотника не сыскать – ты прекрасно стреляешь. Думаю, нынче я в этом смогу убедиться в этом, - добавила она, прежде чем позволить себе еще одним продолжительный поцелуй, что был прерван служанкой.
Когда-то в недалеком будущем, наверное, она все-таки прикажет служанке дожидаться, пока ее не позовут… но, пока она безвольно падает на подушку, тихо вздыхая при этом.
- Благодарю вас, - ответила Виктория, тем не менее, как и годится истинной леди. Она лишь проводила взглядом супруга, что выбрался из постели первым, после чего поторопилась к своему зеркалу, возле которого и проходил подбор туалета на сегодня. И поскольку королева собиралась на прогулку после завтрака, естественно, надевать прогулочную одежду сразу же было не возможно. Поэтому пока на ней красовалось лиловое платье с прикрытыми плечами, тогда как волосы ей собрали в модную прическу – именно в таком виде королева ворвалась в комнату, где собирался ее любимый супруг. С долей разочарования, она заметила, что он был уже почти одет. И все-таки она приземлилась на софу, откуда решила заговорить с мужем об их планах на этот день. – Сегодня достаточно пасмурно, моя любовь. Не думаешь, что стоит задержаться в тепле?  - спрашивает она, хотя и знает, что они вряд ли откажутся от прогулки. Останься они во дворце, где они остановились, определенно, найдется пара наглецов, что захотят нарушить маленькую идиллию королевской четы. – Я не хочу, чтобы мы снова промокли до нитки. Все-таки у нас только начало марта, - ведет дальше, как и годится заботливой супруге, не спуская глаз с мужа. В прочем, то незапамятное время, когда они во время прогулки попали под дождь еще до свадьбы, было хорошим воспоминанием… благо, не омраченным никакой болезнью, что повсеместно преследовали благородных леди и джентльменов в это время.

+1

34

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
Незабываемые... восхитительные... поистине сказочные и прекрасные дни свадебного путешествия подарили Альберту именно то, о чем он мечтал после приезда в Англию. Сейчас у него с любимой женой была абсолютная идиллия и рядом не было "добрых" придворных советников, претендующих на ее внимание, а также людей что откровенно демонстрировали принцу-консорту свою неприязнь. Увы, но он был достаточно умен, чтобы догадаться о подобном отношении и неоднократно слышал дворцовые сплетни - Альберт для королевского двора был всего лишь "немцем", желавшим перекроить все общепринятые порядки под себя и этаким неприятным дополнением к Ее Величеству, которому вообще не полагалось подавать голос и выставлять свои претензии. Все это нельзя было не заметить и будь принц другим человеком, все это демонстративное презрение со стороны придворных могло бы его больно ранить... но они не учли, что принц-консорт умел проявлять собственный характер, а еще не привык сдаваться и опускать руки.
Его не хотят принимать в так называемом высшем кругу знати? Значит Альберт сделает так, что со временем все изменится и бывшие враги сами придут просить его дружбы и расположения. Как говорится, вода с течением времени способна обточить самые грубые и острые камни... так что, поживем-увидим? И начать принц собирался с малого, задумав перестроить замшелую уже систему детского образования в Британии, доказав всем что разумные перемены позволят великой империи претендовать на истинно светлое будущее.
А почему бы и нет?
Заставив себя вылезти из удобной постели, Альберт принялся за свой привычный утренний моцион - и с некоторых пор Виктория обычно составляла ему компанию, наблюдая как он умывается, бреется и выбирает себе костюм на день. Сегодня же любимая жена немного опоздала и появилась в тот самый момент, когда Амброз успел привести в порядок белоснежный галстук Его Высочества и постарался как обычно аккуратно уложить его волосы.
-Сегодня достаточно пасмурно, моя любовь. Не думаешь, что стоит задержаться в тепле? -сообщила королева любимому мужу, усевшись на небольшую софу. -Я не хочу, чтобы мы снова промокли до нитки. Все-таки у нас только начало марта.
-Определенно, дождь последовал за мной и в Шотландию? -рассмеялся Альберт, одев сюртук и благодарно кивнув своему камердинеру. -Что же... тогда мы можем придумать себе какие-то другие развлечения кроме конной прогулки. Только если тебе не придется нынче долго заниматься государственными делами, ангел мой.
Подав руку супруге, принц направился вместе с ней в столовую замка - весьма скромную по меркам того же Виндзорского дворца, но чистую и уютную. Двое служанок как раз закончили сервировать завтрак монаршей четы под бдительным руководством экономки Балморала, которую Виктории и Альберту "одолжил" на время их визита один из ближайших соседей. Надо сказать, что эта дама была весьма строгой, так что прислуга во временной резиденции английской королевы была вышколена и великолепно исполняла свои обязанности. Во всяком случае, им не приходилось напоминать о необходимости затопить камин в спальне, подложить под одеяло грелки или приготовить что-нибудь легкое на обед или ужин  - все это словно бы делалось само собой и радовало Альберта, привыкшего к подобному сервису в родном Розенау.
-Доброе утро, Ваше Величество, -как и полагалось первой экономка кланяется королеве и уже потом ее супругу. -Ваше Высочество... Надеюсь, вы хорошо почивали? Погода внезапно испортилась и главный конюх просил поинтересоваться, готовить ли для вас лошадей как вы приказывали...
-И вам доброе утро, -ответил принц-консорт, усевшись рядом с женой. -Боюсь, что нам придется отложить нашу прогулку до лучшей погоды. Что сегодня на завтрак?
-Легкий куриный бульон с гренками для вас, сэр и темный виндзорский суп для Ее Величества, -доложила экономка. -Вторым блюдом будут превосходные жареные карпы с овощами - эта рыба еще сегодня утром была доставлена живой. В качестве напитков, наша кухарка решила предложить вам попробовать очень полезный и вкусный морс из подслащенной клюквы  - она собственноручно его приготовила и он очень полезен и вкусен. На десерт будут сладкие слоеные пирожки.
-Замечательно, уже не терпится все это попробовать, -улыбнулся принц, в очередной раз порадовавшись что в Балморале можно хотя бы временно обойтись одной переменой блюд, от которых ему не грозило бы мучится со своим желудком. И нынче еда была достойна всяческих похвал, несмотря на то что была довольно-таки простой по своему исполнению. Умелая кухарка замка так мастерски разделала карпов, что в них не нашлось не единой косточки - в общем, Альберт был доволен подобной заботой и с удовольствием полистал одну из местных свежих газет, доставленную утром. -Мой милый ангел, я хотел бы поделится с тобой одной своей идеей. Прочитав отчет главного врача клиники для бедных, я долго думал о том как можно улучшить благотворительные образовательные заведения для детей...  пришел к выводу, что тут необходим личный пример. Что если я открою школу-пансион в Лондоне, которая должна будет стать эталоном для прочих подобных школ по всей Британии? Там будет нормальный устав и правила... и конечно же еда для детей. И я готов сам разработать программу обучения и найти подходящих учителей.
Принц уже успел узнать, что по большей части образование девочек и мальчиков в Англии сводится к тому что они должны зубрить катехизис - однако, общеобразовательные знания подаются детям весьма в мизерном количестве. Так к примеру, до сих пор бытует мнение, что женщин вообще незачем учить чему-либо - мол, им достаточно уметь шить и вязать, но не более того. Однако, следует вспомнить что времена темного средневековья давно уже прошли?
-Мне думается... что открытие подобной школы должно будет привлечь интерес общественности к проблемам образовательных учреждений по всей стране, -продолжил Альберт. -Надо сделать все так, чтобы моему начинанию стали подражать... и я уже придумал как можно будет собрать средства на открытие школы. Уверен, что парламент не выделит мне финансирования, а господин премьер-министр скажет что я могу открывать что угодно и когда угодно, но на собственные средства. Так что у меня есть одна идея, но для ее воплощения мне нужна будет твоя помощь.
Слабые люди обычно пасуют перед какими-либо превратностями судьбы - сильные же преодолевают их, несмотря ни на что. И просвещенному британскому обществу еще только предстояло узнать, каким упертым мог быть Его Высочество в осуществлении своих начинаний. Но ведь и великий Рим тоже не сразу строился?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-15 17:42:46)

+1

35

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]https://media.pathe.nl/thumb/180x180/gfx_content/allocine/medias/nmedia/18/69/94/the-young-victoria_64958.jpg[/AVA]
Виктория до дрожи в коленках обожала наблюдать за тем, как ее благоверный супруг собирается каждое утро к выходу из их спальни. А ведь, каждое его движение, каждая эмоция была настолько методичной и настолько точно проделанной, что молодая королева приходила в восторг, наблюдая за своим прекрасным супругом. И, быть может, кто-то считал это глупым, однако Ее Величество не желала себя оправдывать, тем более Альберта подобное внимание к своей персоне со стороны супруги не смущало. А может быть, даже наоборот – радовало? В любом случае, королева надеялась именно на это, и даже не предполагала любого другого возможного варианта.
- Дождь – твой, а теперь уже и наш верный спутник, любовь моя, - улыбнулась, тем временем, она, отвечая на слова Альберта, когда он облачился в сюртук, что лежал на нем так идеально, словно бы был сшит специально для него. В прочем, не многие мастера иголки и тканей умеют создавать такое впечатление даже после десятка примерок. С этим Виктории приходилось сталкиваться еще намного раньше, когда она не была королевой, а всего лишь наследной принцессой, что жила вдали от королевского замка и пыталась бороться с тем противным ирландцем, которого пригрела на своей груди ее матушка. И ведь герцогиня даже не позаботилась о том, чтобы предположить, какие такие слухи могут пойти в итоге, после ее тесной дружбы с сэром Конроем, что не заслужил ни своего статуса в обществе, ни вообще того положения, к которому он возвысился за счет недальновидности ее матери и тетки. Но, к счастью, они с Альбертом находились вдали от королевских интриг, от Букингемского и Виндзорского дворца, откуда она незамедлительно выселит матушку после своего возвращения. Все-таки эта затея давно уже поселилась в темноволосой головушке Виктории, которой было невыносимо находиться рядом с матерью, которая не умела выбирать себе друзей. Удивительно, что она была ее матерью и дала жизнь такой прекрасной принцессе, какой была ее старшая сестра Феодора!
- Я постараюсь покончить с делами как можно раньше, чтобы мы могли провести больше времени вместе, - ответила на последующие слова мужа. – Я бы с удовольствием послушала, как ты играешь Шопена, - добавила она, не забыв огласить свое желание, от которого ей никогда будет не избавиться. Все-таки именно Альберт заставил ее полюбить эту божественную музыку, как и в его исполнении, каждая нота звучала по-своему особенной, пробираясь под кожу молодой теперь уже женщины, заставляя дрожать каждую клеточку ее тела. На этом, приняв протянутую ей руку своего супруга, Виктория вместе с ним последовала к завтраку, что в отличие от привычек королевского двора был более чем скромным. Еще бы, ведь в своем медовом месяце королеве и принцу-консорту не было нужды демонстрировать излишнюю пышность и помпезность своей кухни, как это делалось обычно еще при покойном дяде королевы. Они были предоставлены себе, и этот рацион не мог тоже не прийтись по душе королевской чете. В прочем, за время своего медового месяца молодая королева наверняка еще поторопится восполнить свою разлуку с французскими вкусностями, которые готовил и подавал к ее столу ее шеф-повар. Ведь особенно сейчас она пытается следовать тому правилу, которому ее пытались безуспешно приучить еще в детстве – настоящая леди ест подобно птичке, она клюет из своей тарелки, размазывая по ней все блюда, большинство из которых там и остаются. Из-за такой скромной еды и повадок большинства придворных леди, королева, если бы пыталась следовать чему-то подобному, наверняка испытывала бы вечное чувство голода, что сопровождало августейшую особу едва ли не с малых лет. И кто знает, может быть, это желание восполнить чувство голода, преследующее королеву не один уже год, никогда не пройдет, сколько бы она в себя не сунула вкусностей, которых она была лишена в детстве.
Она почтенно кивнула экономке, которая встретила их, как и подобает прислуге в столовой, где уже был накрыт стол к завтраку, пока Альберт благодарил женщину за проделанную работу. В прочем, сама Виктория заметила то, как отличалась обстановка при ее дворе и в самой Шотландии, из которой происходили ее дальние предки. Сама королева прислушивается к блюдам, о которых говорит экономка, про себя отмечая, что снова не попробует ничего из тех популярных блюд, которые украшали ее стол в Лондоне. Но, пока суть да дело, мысленно она решает, что в этом тоже что-то есть – она отлично успеет нагулять себе аппетит перед возвращением домой, пусть даже в последнее время она поддается все больше настроению Альберта, который не единожды говорил о том, как он счастлив, что может просто наслаждаться обществом супруги, не деля ее внимание с множеством ее придворных. Здесь она и Альберт переживали самые приятные мгновения наедине, воспоминаниями о которых они оба будут жить в Лондоне до того самого следующего раза, когда они снова решатся посетить эту чудесную страну, с ее необычными традициями. Тем более, что именно здесь Альберт стал улыбаться чаще, позабыв о тягучей скорби по своей родной стране. К тому же, она догадывалась, что именно в Англии было ее принцу не просто – англичане обижали ее Любовь, только потому, что он был немцем. И что она только могла сделать? Как должна была защитить своего супруга? Не делать ничего и позволить времени расставить все свои акценты, как это советовал ее преданный друг лорд Мельбурн, она, по всей видимости, не сможет.
- От чего же, это, как мне кажется, прекрасная идея, мой дорогой и самый добрый в мире ангел, - нежно улыбнувшись принцу, произнесла в ответ Виктория, прежде чем должна была вспомнить обо всех нюансах. – Ты так много хочешь сделать для страны, которая тебя так не просто принимает… - с долей сожаления женщина вздохнула, позволив себе немного отложить трапезу, и просто выслушать Альберта. А еще высказать собственные слова, которые она должна была бы озвучить своему благоверному рано или поздно. – Я очень надеюсь на то, что Англия сможет оценить то, что она приобрела после нашей свадьбы. Ведь не только я получила любимого мужа, но и Англия получила прекрасного принца, которого она не хочет принимать, как должно, из-за своей глупости и упрямства. Однажды, я так на это надеюсь, что она сможет принять и оценить тебя хотя бы в половину того, как я люблю тебя, мой милый и заботливый супруг, - произнесла она. И если бы она только могла сейчас, не рискуя свалить что-то со стола, дотянуться до руки Альберта, чтобы вложить в его ладонь свою, она наверняка бы это сделала. Пока же, ей остается только заглядывать в безумно любимые глаза мужа, ловля каждую, даже самую малейшую перемену в его настроении. Так что, ни одна эмоция не может остаться незамеченной.
- Я не буду отговаривать тебя от этой затеи, как и не буду предупреждать о трудностях, но сделаю все, что смогу в этих непростых условиях, в которых оказалась королева могущественной страны. Ведь если в первые дни своего правления я считала, что могу все, то теперь я, действительно, сомневаюсь в том, что я могу хотя бы что-нибудь. Что-нибудь, кроме как ставить подписи на важных государственных документах, которым нет никогда ни начала, ни конца, - весьма откровенно добавляет она в ответ своему мужу, надеясь, что он поймет, к чему эти слова были сказаны. Как бы там ни было, а она до сих пор не могла поверить в то, что не смогла никак повлиять на парламент, назначивший именно такое жалование ее мужу, а не такое же, хотя бы, как ее дяде, женившемуся на принцессе Шарлотте.
Их завтрак не занял так уж много времени, ведь после оного королеву уже ждал секретарь с кипой бумаг, которые следовало уже к нынешнему обеду отправить в Лондон с подписью королевы и ее печатью. И, усевшись за стол в своем кабинете, Виктория нарочно оставила дверь нынче приоткрытой, чтобы помимо дел, заниматься еще и перепиской с мужем. Так, подписав около десятка бумаг, которые ей еще пришлось просмотреть, молодая королева решила написать короткую записку принцу, который находился в соседней комнате, и попросила секретаря передать ее Альберту. Как бы там ни было, а ее забавляло то, что секретарю не придется даже знать, какие слова стерпит бумага от королевского пера.

«Мой дорогой, мой милый и самый любимый Ангел! Сидя сейчас в окружении всех этих бумаг, под зорким взглядом приставленного ко мне секретаря, я не могу забыть о том, как близко нынче мы с тобой были от того, чтобы забыть обо всем и, нарушив все приличия, не покидать постель по приходу служанки…
П.С. могу себе представить, насколько любопытно моему секретарю, какие такие мысли я доверила бумаге, а не словам. Ведь будь они озвучены, наверняка я не смогла бы избавиться от своего румянца.
Твоя преданная и любящая жена, Виктория»

- Да, да, передайте эту записку принцу Альберту, - попросила она у секретаря с самым серьезным выражением лица, с которым и приступила к продолжению своим делам. И кто бы знал, как не просто было молодой королеве сейчас сдержать свое любопытство. Ей ведь так было интересно увидеть, как Альберт отреагирует на эту записку, что своей целью ставила лишь потешить королевскую особу, которой становилось уже скучно.

+1

36

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
Альберт уже заранее представлял себе кислую физиономию господина премьер-министра, едва только тот услышит о новом "капризе" супруга королевы. Порой принцу даже казалось, что лорд Мельбурн считает его... этаким удобным дополнением к обеспеченной и спокойной жизни Ее Величества - немецким нахлебником на шее английских налогоплательщиков? Принц-консорт не собирался принимать того отношения, что ему навязывали и намерен был изменить сложившийся "статус кво" в очень скором времени. Он будет принимать участие в жизни своей новой родины, даже если его начинания вызовут адское несварение желудка у всего парламента - и они еще не знают, с кем связываются. Британия должна и будет выглядеть в глазах всей просвещенной Европы могучей империей, правительница которой в первую очередь ратует за благополучие своих верных подданных. А те кто пытался тянуть Англию назад, воспевая средневековые порядки, все равно не смогут остановить научного и технического прогресса: так или иначе, но стране необходимо было двигаться вперед и достойно развиваться, а не оставаться в своем прошлом.
-Любовь моя, очень скоро все изменится, -улыбнулся принц своей любимой жене. И в тот самый момент, он даже и не предполагал, насколько пророческими будут его слова - ведь пройдет еще совсем немного времени и придворные будут наперебой поддерживать идеи Альберта, так что недавние попытки проявлять к нему неуважение, канут в Лету. Более того... в высшем свете станет в какой-то степени модно думать как принц и заниматься благотворительностью, чтобы улучшить благосостояние тех слоев общества, кому повезло меньше прочих. Но все это еще только будет... -И мой план весьма прост, так что тебе нужно будет всего лишь сопроводить меня на одно важное мероприятие - только и всего.
Итак. Как можно достать более чем значительные средства, для того чтобы открыть хорошую школу в Лондоне, либо в одном из его пригородов? Найти подходящее помещение, оборудовать его как следует, чтобы детям было в нем хорошо и уютно - Альберт желал, чтобы школа-пансионат стала для них настоящим домом, а вовсе не подобием каторги, что досталась неведомо за какие грехи. И не забудем о достойных учителях, которые будут хорошо заботится о своих маленьких воспитанниках - не только из-за хорошего жалования, но и ради идеи. Должны ведь в Англии быть такие люди? Естественно, школа должна будет получать достойное финансирование каждый месяц, так что сумма на все, начиная с открытия набегала весьма кругленькая. Альберт мог пожертвовать на свой проект лишь часть денег, но где же взять все остальное? И вот тут-то, принцу и вспомнилась одна очень известная в Европе и Британии фамилия...
Барон фон Ротшильд. Знаменитый банкир и бывший подданный Австрийской империи. Тот самый человек, семейство которого держало несколько банков в крупных городах Европы... и кто совершенно точно лишен был необходимости считать каждый пенс, подобно господам парламентариям. Альберт собирался привлечь банкира в свои союзники и с помощью одной очень хитрой комбинации, получить необходимую ему сумму у дворян высшего света Великобритании.
-Тебе не стоит говорить, что ты ничего не можешь, любимая... и я очень скоро докажу тебе обратное, -продолжил Альберт, занявшись вкусным десертом. -Вместе, ты и я, будем представлять серьезную политическую силу, с которой всем придется считаться - и так называемой просвещенной Европе и дяде Леопольду и всем тем, кто так или иначе был нелюбезен со мной при дворе. Ты просто должна больше верить в себя, мой ангел и не слушать тех, кто продолжает нести всякую чушь, относительно твоей неподготовленности к трону. Дядюшка Леопольд тоже не сразу стал хорошим королем и не был рожден для трона, однако теперь в Бельгии царит мир и люди довольны его правлением. Так что все будет - но в свое время.
После завтрака, королева вынуждена была заняться государственными бумагами, тогда как Альберт устроился в соседней с кабинетом жены комнате и взялся расписать устав своей будущей школы. Он должен был быть понятным прежде всего для попечителей, что должны будут курировать школу и уметь отличать экономность и бережливость от жадности, а христианские добродетели от слепого фанатизма.
-Ваше Высочество, простите за беспокойство, -подняв голову от бумаг, Альберт увидел секретаря своей супруги и вопросительно посмотрел на него и свернутый листок бумаги в его руках. -Ее Величество приказала передать вам записку.
Развернув послание королевы, принц не мог не улыбнутся -определенно, у Виктории было игривое настроение? Взяв еще один лист бумаги и обмакнув перо в чернильницу, принц своим привычным и очень аккуратным почерком написал жене ответ, который и попросил передать адресату, в собственные руки.

Моя любимая и самая лучшая на свете!

Честно говоря, я не против продолжить то что мы едва не начали в нашей спальне... а что если нам вернутся туда, благо что погода и не думает меняться в лучшую сторону? Я соскучился по твоим нежным и ласковым объятиям и сладким губам - хочу вновь позабыть обо всем на свете, обнимая тебя.
П.С. Я полагаю, что твоему секретарю не нужно знать, какие мысли были доверены бумаге. Но в любом случае, он ведь давал подписку о неразглашении всех событий, что происходят или будут происходить в Балморале? Так что нашей любовной идиллии не дано стать достоянием гласности.

Бесконечно преданный тебе,
Альберт.

После того как секретарь забрал сложенную записку и вернулся в кабинет королевы, теперь уже ее мужу оставалось понаблюдать за ее реакцией. Но у них ведь медовый месяц, разве нет? Поэтому приятная любовная игра сейчас будет очень кстати...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-19 21:42:31)

+1

37

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]https://media.pathe.nl/thumb/180x180/gfx_content/allocine/medias/nmedia/18/69/94/the-young-victoria_64958.jpg[/AVA]
Виктория отчетливо слышала, как звучал в соседней комнате голос ее секретаря, когда он передал в руки ее прекрасного супруга аккуратно сложенный лист бумаги, на котором она написала не так уж и много информации. И в этот самый момент, Ее Величество безумно сожалела о том, что не могла видеть лицо своего благоверного, когда он читал ее записку. Определенно, это было самой настоящей пыткой для молодой королевы, которой безумно хотелось уже снова оказаться рядом с любимым супругом, пусть как бы сильно это не претило хорошему воспитанию молодой женщины, которая должна была оставаться благоразумной даже в постели с собственным супругом. А еще лучше – как можно реже позволять тому волшебству, которое возникало между ними во время уединения. И не приведи Господь, если мужчина прикоснется к своей супруге в дневное время. Нет, это наверняка не грехом было, однако – вызывающе для того общества, в котором жили и находились королева с принцем консортом. Да и к тому же женщина согласно мнению большинства не имела даже малейшей возможности ловить наслаждение от того времени, которое должна была проводить с мужем ради соблюдения их супружеского долга.
Что же до самой королевы, то она не только желала нарушить условность, продиктованную кем-то из тех, кто совершенно не понимал ничего в супружеской жизни, которая есть у двоих влюбленных мужчины и женщины. Она желала, и пыталась сейчас решиться на нечто такое, о чем никогда не смела даже мечтать в своих самых смелых мечтах относительно их с Альбертом будущего, которыми молодая королева жила все то время, которое их с принцем отделяло от их брачной церемонии. Все-таки никто не осмелился рассказать Виктории, насколько может быть прекрасно то мгновение, которое может женщина даровать своему возлюбленному.
Какое-то время в комнате царила тишина, и Виктория не зря решила, что Альберт решил ответить ей на достаточно откровенную записку своим ответом. Именно с ней и вернулся в рабочий кабинет Ее Величества секретарь, которую и передал молодой королеве, поклонившись ей со всем почтением и уважением, на которое был только способен. Улыбнувшись, Виктория сразу же принялась за чтение записки, позабыв о тех важных бумагах, которые ждали ее подписи. В прочем, никуда эта рутина не денется? Подумаешь, сегодня она поставила почти три десятка подписей, а завтра – в два раза больше. Она ведь даже не тратила времени зря для того, чтобы все-все перечитать, лишь бы времени сэкономить! Однако и королеве необходим был отдых от дел и забот, что утомили на ее месте, наверняка, даже ту самую принцессу Шарлотту, которой было когда-то суждено стать королевой, как и Виктории. Вот только судьба решила иначе, и молодой принцессе пришло время проститься с жизнью, чтобы корона досталась другой принцессе из Ганноверской династии.

«Мой дорогой, мой милый и мой любимый супруг! Читая твои слова, я наверняка покрылась густым румянцем, которого не мог не заметить мой серьезный секретарь и теперь его мучает любопытство – что же мы с тобой такое обсуждаем?! Не могу не сказать, что этот факт не предает мне азарта – еще как придает! Но, больше всего на свете я сейчас рада тому, мой любимый, что ты тоже думаешь обо мне в эту минуту. И тут, я совершенно случайно подумала о том, что … мне может показаться, будто от бумаг мне начала кружиться голова, и я отправлюсь в нашу спальню, чтобы передохнуть. Ты ведь заглянешь ко мне в опочивальню и справишься о моем самочувствии? Сделаешь все, чтобы оно улучшилось?
П.С. О, не беспокойся мой дорогой! Я ничего не скажу своему секретарю, а даже если кто-то узнает о моей небольшой проделке… что с того? Я люблю тебя, и хочу, чтобы об этом знала вся Англия».


Отправив свое далеко не скромное письмо мужу, Виктория попыталась уделить внимание еще буквально нескольким бумагам, однако все они не имели значения для королевы, настолько она была увлечена ожиданием ответа Альберта, что принял условия, которые ему предложила венценосная супруга. Правда, правдоподобности ради, ей нужно было хотя бы дождаться того момента, когда ее лицо не будет выдавать ее. Как-то сияющая улыбка королевы не олицетворяла той легенды, которую она описала в записке. И, услышав осторожный предупредительный кашель принца в соседней комнате, что только ожидал, казалось, начала спектакля, Ее Величество все-таки решилась на свою маленькую комедию.
- У меня болит голова, - внезапно заметила королева. – Мне нужно отдохнуть немного, - добавила она, отмахнувшись от помощи секретаря, что было захотел предложить ей выпить немного воды. Так что, поднявшись из-за стола, она поторопилась к выходу из комнаты: - Пойду, прилягу ненадолго, - продолжила королева, прежде чем выйти из кабинета и поторопиться к той комнате, где они с Альбертом нынче и проснулись самыми счастливыми на свете молодыми супругами. И тут она уже ожидает на своего любимого принца, надеясь, что он не заставит ее ждать. И не подумает о том, что Ее Величество воспитали не только капризной девушкой, но и слишком раскрепощенной. Все-таки черствый хлеб (по мерке воспитателей) должен был убавить ей тяги к развлечениям. И если она могла себя остановить в этом плане, но запретить себе желать мужа она никак не могла. Да и не собиралась.

+1

38

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
Отправив записку своей любимой жене, Альберт нисколько не сомневался, что она поддержит его игру и согласится отложить дела до следующего дня... в конце-концов, у них ведь был медовый месяц? Пусть даже и в несколько сокращенном варианте, с чем принцу-консорту пришлось смириться. Но даже две недели, проведенные вне Лондона и без присутствия Лецен, виконта Мельбурна и прочих источников раздражения для Альберта уже были истинной благодатью. Так что, после того как королева покидает свой кабинет, пожаловавшись на головную боль, принц лишь хитро улыбается собственным мыслям - он как никогда близок сейчас к своей цели. Пройдет совсем немного времени и Виктория станет слушать лишь его одного, позабыв о всех прочих "добрых" советчиках, что желают так или иначе контролировать ее... однако, все это Альберт сделает не ради того чтобы возвысится при дворе или последовать совету дядюшки Леопольда - черта с два, как говорится. Если Виктория будет больше верить в собственные силы и слушать кого-либо, она сумеет сделать свое государство еще более великим чем оно было прежде.
Ну а пока этого не случилось... почему бы не позволить себе немного забыться?
Как всегда аккуратно сложив набросок устава в кожаную папку и убрав ее в ящик стола, Альберт закрыл чернильницу и затем поднялся со своего кресла. Ему уже пора было осведомится о самочувствии Ее Величества... а еще, постараться улучшить его до невообразимых высот, раз уж у них была поистине драгоценная возможность провести время только вдвоем.
Не тратя даром времени, принц направляется в спальню - к слову сказать очень просто и удобно обставленную - где и запирает двери, попутно предупредив одну из служанок, что королеву не стоит беспокоить, как минимум до вечера. Все знают, что королевская мигрень вещь крайне неприятная и боясь получить хороший нагоняй не посмеют прийти до указанного времени, которое следует использовать с пользой.
-Я надеюсь, что в действительности головная боль не беспокоит тебя, мой милый ангел? -Альберт улыбнулся, когда обожаемая супруга сделала шаг к нему навстречу. Конечно же, он обнимает ее, притянув ближе к себе и коснувшись наконец любимых губ своими. -Мне очень хочется... чтобы ты забыла обо всех делах и заботах и думала сейчас только обо мне...
Нетерпеливо и жарко целуя Альберта, Виктория стягивает с его плеч безупречно пошитый сюртук и отправив его на ковер, принимается за галстук, попутно избавив своего мужа от порядком уже надоевшего ему крахмального воротничка. Вообще, в данный момент времени, они ведут себя очень даже неприлично, несмотря на то что являются законными супругами, однако это лишь придает обоим азарта  - да и почему бы королеве Англии не установить собственные правила даже в любовной игре? Она охотно поддается объятиям Альберта, когда он избавляет ее от платья и затем подхватывает на руки и несет к постели...
И пусть до вечера весь мир подождет, пока двое счастливых влюбленных найдут наконец силы оторваться друг от друга.
Пожалуй... мгновения совершенного и безмятежного счастья выпадали Альберту не так уж и часто, так что он нисколько не сомневался что время проведенное в Балморале может по праву считать источником оного. И спустя несколько часов, он ощущает себя именно так - абсолютно счастливым - когда обнимает любимую жену, устроив голову у нее на груди и ощущает как она проводит своей теплой ладонью ему по шее, а затем и по волосам. Сейчас она не королева Англии... а просто любящая и безмерно любимая женщина, на время ставшая совершенно свободной. Ведь в какой-то степени обязанности монарха все равно что стальные оковы или та самая золотая клетка из которой нет возможности сбежать, ведь жизнь коронованной особы всегда проходит на виду.
-Знаешь... я хочу чтобы Балморал стал нашим убежищем, -тихо произнес Альберт, улыбнувшись и пока что не открывая глаз. -Мы могли бы со временем снести старый особняк и построить новый... нам определенно понадобится больше места, когда наша семья увеличится? Именно этого мне хочется больше всего на свете...
Принцу было хорошо известно, что его жена несколько побаивается (если можно так сказать) будущего прибавления в семействе, что было совершенно естественно для женщины, которой еще только предстояло подарить новую жизнь. Но тем не менее, рождение детей было в некотором смысле долгом любой королевской четы и Альберт с Викторией не были тут исключением. К тому же, принц-консорт мечтал о ребенке, которого ему подарит любимая и единственная в его жизни женщина, который свяжет их еще крепче и сделает настоящей семьей.
Тем временем, ласковые поглаживания по голове и приятная усталость делают свою дело и Альберт начинает проваливаться в сон, еле слыша уже ответ Виктории на свой вопрос. А когда он засыпает крепче, то видит во сне тот самый старый сад, который уже видел как-то - сразу после свадьбы. Правда теперь он выглядит еще красивее и старинная статуя льва, задремавшего в густой траве, теперь красуется на аккуратно ухоженной клумбе, среди ярких фиолетовых колокольчиков и золотистых нарциссов. А еще, Альберт вновь ощущает теплый ветер с моря, наполненный солеными брызгами, освежающий воздух и заставляющий вспомнить о дальних странах и приключениях.
Прекрасный сон, в котором хотелось бы остаться подольше... хотя бы ради того чтобы понять где может быть расположен этот чудесный сад и дворец, напоминающий итальянский палаццо.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-25 03:50:25)

+1

39

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mouZ.png[/AVA]
Те несколько минут, которые провела Виктория наедине в их с Альбертом спальне, тянулись невозможно долго и были полны предвкушения долгожданной встречи с мужем так, словно бы их разделял не только Английский Канал, но и сотни тысячи милей от Кале до самого Кобурга. Однако, действительность была такова, что Ее Величеству стоило лишь немного набраться терпеливости и дождаться, когда ее верный принц придет в покои, чтобы не только справиться о ее самочувствии, как они договаривались, но и постарается унять ее боли. От одной только мысли о предстоящей встречи, королева едва могла сдержать на своем лице серьезное выражение –  губы хитро изогнулись, как только она попросила служанку немного ослабить ее корсаж, что позволялось в подобных случаях. И надо сказать, она уже испугалась, что ее небольшая тайна и секрет будет разоблачен, когда очень вовремя приоткрылась дверь, и в покоях появился Альберт.
Определенно, в мире не могло быть другого такого мужчины, которого Виктория могла назвать своим. Он был не только хорош собой, но и обладал настолько ясным умом, что никто не мог сравниться с ним, ни в пределах Англии, ни где-нибудь еще! А ведь она имела честь быть знакомой с другими принцами крови, которые могли также составить ей должную партию в супружестве. Вот только разве она могла почувствовать к кому-то еще нечто подобное? Однозначно, что нет! О чем-то подобном не могло даже идти речи. Тем более, когда она пристально смотрит на мужчину, пока служанка старается незаметно ускользнуть из покоев, чтобы не мешать супругам, так сказать, … немного пообщаться.
- Тебе известны все мои секреты, мой дорогой и непревзойденный муж, - произносит Виктория мужу в ответ на его вопрос, сокращая между ними расстояние и подставляя свои губы для последовавшего поцелуя, в котором она быстро перебирает инициативу на себя. – Сейчас нет никаких скучных дел… есть только ты и я, мое сердце, - добавляет она вскоре, прежде чем подарить ему полный нетерпеливости поцелуй, который должен стать настоящим доказательством тому, насколько сильно и целенаправленно она думает о нем сейчас. Конечно же, ответные объятия супруга, руки которого незамедлительно разыскивают узелок на корсаже позади ее спинки, заставляют ее едва ли не урчать от удовольствия, словно довольную кошку, устроившуюся на теплом местечке.
Мелкая дрожь проходится ее телом, сотней тысячей мурашек, заставляя перейти от самого обычного предвкушения  к действиям и почувствовать, что ее мужчина тоже желает этой близости, как и она. И стянув идеального кроя сюртук Альберта, которому самое место у его ног, она получает желанных доказательств – любимый мужчина, подхватывает ее на свои руки и относит к самой постели, где они могут в полной мере насладиться друг другом. Или же, по крайней мере, хотя бы попытаться – ведь когда же они еще насытятся? Достаточно, кажется, никогда не будет – по крайней мере, для нее точно. Уж в этом молодая королева была убеждена. И после, устроившись у принца на груди, она наслаждается их совместным нарушением не только придворного этикета, но и абсолютной испорченности – как ведь еще сказать о тех, кто предается плотским утехам среди белого дня, пусть даже день и был нынче не белым, а очень даже пасмурным из-за дождя?
- Мы можем приезжать сюда чаще, когда захотим сбежать от всего нашего чопорного Лондона и придворных, которые тебе порой досаждают, - добавила молодая женщина в ответ на пожелания своего супруга. В комнате было достаточно тепло, куда теплее чем в Букенгемском дворце или Виндзоре – все-таки в каминах уже днем горел огонь, щедро отдающий тепло всем гостям Балморала. Так что, уже в скором времени, Виктория не заметила, как они с Альбертом погрузились в сон от приятной усталости. Но, вскоре Ее Величество проснулась. И надо сказать, проснулась она от одной гнетущей ее уже какое-то время мысли – беременность.
О, кажется, ей только что подумалось во сне, что она носит дитя!
Но, ведь так быстро она не могла забеременеть? Порой годами Всевышний не одаряет супружескую пару, тогда как у них с Альбертом едва ли прошел месяц изо дня свадьбы. В прочем, чего только не приснится? Тем не менее, чтобы обезопасить себя от пока еще нежелательной беременности (и просто успокоить себя лишний раз), молодая женщина очень осторожно выбралась из объятий мужчины, что продолжал обнимать ее во сне и, надев на себя нижнее платье с халатом, забралась на софу, где и принялась … прыгать.
- Раз, два, три, четыре, пять… - все, как учила Ленцен? А точнее, как баронессе говорила в своих письмах ее подруга … или кузина? В любом случае, она упорно продолжала прыгать, закрыв глаза, чтобы не сбиться со счета, когда досчитала до сорока. И именно тогда она услышала какой-то шум. Как оказалось, на самом интересном месте проснулся Альберт и теперь, сидя в постели, наблюдал за ней.
А что королева?
Ее королевское Величество Виктория опешила, и не знала, что сказать. Говорить мужу о том, что она продолжает упорно предпринимать такие вот попытки, чтобы не забеременеть, ей показалось очень глупым. Да и разве он поймет ее? Он хочет детей, а она просто не готова. Нет, только бы не сейчас, когда она так молода и еще сама не насладилась жизнью рядом с Альбертом и в полном ее всевластии. Присев на софе так, что ее босые ноги оказались под ней, Виктория не сводила взгляда с мужа, прежде чем он не подошел к ней и не поинтересовался, что это было.
И что тут было делать?
- Ленцен сказала, что это поможет… - начала тихо она, виновато глядя на Альберта, ведь казалось, она сейчас может его очень огорчить. – В общем, одна ее подруга таким образом пытается уйти от беременности, - еще тише, подобном нашкодившему ребенку, которым она давно уже не являлась, добавила королева. – Я просто еще не готова, Альберт, становится матерью. Как только вспомню о принцессе Шарлотте, мне сразу становится дурно – а что если я тоже так закончу, как она? – добавила она уже в привычной для нее манере, глядя в глаза супругу, что должен был понимать, какие риски стоят перед женщиной в тяжести. А ведь она не кто-нибудь! Она королева и Англия не может потерять ее! От всего этого ей в пору было расплакаться, чтобы ее пожалели, обняли и сказали, не переживать и продолжать в таком же духе. Но, Виктория не желала, чтобы ее жалели из-за слез. Она хотела, чтобы муж понимал ее, ведь он ее сторонник! Он обещал ей поддержку всегда! Вот только в больших глазах Виктории уже блестели слезы, что могли вот-вот скатиться по ее розовым, как у куколки, щечкам.

+1

40

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
Альберт крепко и сладко спал, ровно до той поры, пока в его сон не ворвался какой-то совершенно непонятный звук откуда-то извне... весьма похожий на жалобный скрип пружин на кушетке или диване. Как бы принцу не хотелось еще подремать, этот звук ему чертовски мешал, так что в конце-концов он приоткрыл глаза и усевшись на постели, обернулся в сторону возмутительницы спокойствия. Его взору предстала самая удивительная и комичная картина, которую только можно было себе представить... потому как его супруга в данный момент очень задорно и даже можно сказать старательно прыгала по софе, что стояла неподалеку.
-Ангел мой, что ты делаешь? -далее последовал закономерный в подобный ситуации вопрос, а вот ответ... надо сказать, что подобного ответа Альберт от Виктории совершенно не ожидал?
-Лецен сказала, что это поможет.., -ответила Виктория, после чего принцу очень захотелось хорошенько выругаться по-немецки. Снова эта старая интриганка сует свой нос в чужие дела?! Да как она вообще посмела советовать подобное Ее Величеству? -В общем, одна ее подруга таким образом пытается уйти от беременности. Я просто еще не готова, Альберт, становится матерью. Как только вспомню о принцессе Шарлотте, мне сразу становится дурно – а что если я тоже так закончу, как она?
Слушая жену, принц в очередной раз мысленно пообещал себе, что обязательно избавится от ее гувернантки, потому как эта женщина совершенно забыла где ее место и судя по всему считала себя совершенно незаменимой. И это хорошо, что она посоветовала Виктории только лишь попрыгать по дивану? Следовало вознести благодарственную молитву, что баронесса не нашла какое-нибудь чудодейственное снадобье для того чтобы королева не забеременела...
-Любимая, иди ко мне? -позвал жену Альберт, заметив насколько она сейчас была похожа на одинокое дитя, что придумывает проказы только лишь потому что больше нечем себя развлечь. Когда она укладывается рядом с ним, принц сначала нежно целует ее и укрывает одеялом, прежде чем продолжить. -Послушай... я понимаю что тебе страшно, но ты не должна думать только лишь о плохом. Принцесса Шарлотта была нездорова - об этом не принято говорить у нас в Кобурге, однако это чистая правда. Мне рассказывали что ее часто мучили приступы совершенно необоснованного страха, которые проходили лишь когда дядя Леопольд был рядом и брал ее за руку. Когда она понесла ребенка, ее состояние заметно ухудшилось, плюс еще ей не была оказана должная медицинская помощь. У нас с тобой все будет совершенно по-другому и все время когда ты будешь в тяжести, я буду рядом с тобой. Подумай лучше о хорошем? Ведь это будет наш ребенок, маленькое чудо, которое появится благодаря нашей любви.
Так или иначе, но желанию Виктории не суждено было сбыться и спустя некоторое время после возвращения из Шотландии, ее личный врач обрадовал ее счастливой для всей Англии новостью. То есть, он думал что обрадовал Ее Величество, тем что она беременна и сделал это перед очень важным благотворительным приемом, что должен был состояться в Виндзорском дворце. Конечно же о грядущем прибавлении узнал не только Альберт, но все придворные и ближайшее окружение королевы. Лецен лишь тяжко вздохнула, когда помогала своей обожаемой воспитаннице собираться на светский раут - она тоже была совершенно недовольна, что "немец" добился своего и искренне сочувствовала Виктории. По счастью, принц-консорт этого не видел и не слышал, будучи в предвкушении от будущего приема, организованного им вместе с бароном фон Ротшильдом, которому предстояло стать казначеем и одним из попечителей новой лондонской школы.
-Ваша семья всегда славилась своим хитроумием и находчивостью, барон, -произнес Альберт еще во время самой первой встречи с банкиром. -Но теперь я даю вам отличный шанс вписать свое имя в историю Британии - на зависть тем, кто не любит немцев и австрийцев. Мы с вами сделаем первый шаг к радикальным переменам в образовательной системе страны и заставим остальных подражать нам. Но для любого начинания нужны деньги... а парламент, как я и ожидал, не станет оплачивать мои проекты. Так что без вашей помощи мне просто не обойтись.
-Ваше Высочество, помочь вам - честь для меня, -ответил с поклоном Ротшильд. -И что может быть лучше чем открытие столь богоугодного заведения для бедных детей? Я сделаю все что нужно и уверен, что мы сумеем собрать стартовый капитал для вашей школы всего за один вечер.
Альберт вспоминал этот разговор, готовясь к светскому рауту в своей спальне - его супруга предпочла нынче одеваться в присутствии баронессы, потому как была все еще расстроена. Принц решил, что поговорит с женой немного позже, когда зловредная интриганка не будет мозолить ему глаза и осмеливаться вставлять свои реплики в его разговор с королевой. Собравшись, он подождал пока Виктория наконец выйдет из своей комнаты (вообще-то их совместной спальни) и подал ей руку, прежде чем в главном зале объявили королевский выход.
-Прошу тебя, улыбнись, любимая... мне совершенно не нравится твоя реакция, -тихо сказал Альберт. -Не знаю что тебе наговорила баронесса... однако, ее вмешательство в наши с тобой дела совершенно возмутительно. Если бы она желала тебе добра, то не старалась бы нас поссорить. Я очень люблю тебя и мне больно видеть как ты грустишь только лишь из-за того что станешь матерью моего ребенка.
Они останавливаются перед высокими дверями главного зала и ожидают пока распорядитель ударит жезлом об пол, привлекая внимание собравшихся, прежде чем объявить:
-Ее Величество, королева Великобритании! Его Королевское Высочество, принц-консорт!
Двери открываются и Альберт ведет свою супругу мимо гостей, что привычно выстроились в два ряда, чтобы высказать приветствие августейшей чете. После того как они поздороваются со всеми, будет легкий фуршет и аукцион, прибыль от которого пойдет для новой школы. Ну а далее, как обычно будут танцы и затем - торжественный ужин.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » "V for Victory"