Любят же взрослые оправдывать огрехи своего воспитания мифическим...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+32°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » "V for Victory"


"V for Victory"

Сообщений 41 страница 52 из 52

1

http://funkyimg.com/i/2iE2A.png

http://www.kinomania.ru/images/frames/38086.jpg

Виктория и Альберт
Впервые они встретились в Англии за год до вступления Виктории на трон.
Уже тогда очередной дядя Виктории, ставший королём Бельгии, лелеял мечту ещё сильнее скрепить семейные узы, поженив племянника Альберта Саксен-Кобург-Готского и… племянницу.
Однако молодой принц не понравился Виктории.
Всё изменила вторая встреча.
10 октября 1839 года Альберт с братом Эрнестом прибыли погостить в Виндзор...

http://funkyimg.com/i/2iE2A.png

Отредактировано Tony Danziger (2016-11-14 12:44:19)

+1

41

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mouZ.png[/AVA]
Стоило только Альберту позвать ее к себе, как Виктория поднялась со своего места «преступления» и направилась к принцу, нырнув под теплое одеяло, которым не так давно они вдвоем были укутаны. Вот только, кое-кому явно было не спокойно в этой уютной постели? Чувствуя за собой вину, молодая королева, тем не менее, смело заглянула в глаза своего возлюбленного мужа, прекрасно понимая (да и видя по глазам), что он будет расстроен тем, что услышит. Но, что поделаешь, если их мнение относительно будущего расходится также сильно и прочно, как они любили друг друга? Ее Величество считала, что еще пара лет, а может быть и целого десятка ей будет достаточно для того, чтобы подготовиться к материнству, которое для нее рисовалось далеко не в столь радужных тонах, в которых о своем отцовстве мог говорить Альберт.
И как тут было лучше поступить? Ох, если бы королева знала ответы на все свои вопросы! Ей ведь так хотелось угодить мужу, своему премьер-министру, а также целой стране, что сейчас с любопытством наблюдала за каждым новым действием своей молодой и неопытной королевы. И как же надоело это определение – молодая и неопытная! Пожалуй, уже сейчас Ее Величеству казалось, что она никогда не будет достаточно взрослой для того, чтобы носить корону или опытной для управления государством, которым правили все ее предки-монархи. Правда, хотя бы на нее не смотрели, ожидая того, что она проявит какие-то нездоровые качества, иначе говоря – ее больше не считали склонной к сумасшествию, как ее дедушку, что было уже хорошо. Но так и не удовлетворило молодую женщину, жаждущую всем показать, чего она стоит – она ведь твердый орешек и не даст никому помыкать собой.
В общем, укрывшись одеялом и устроившись рядом со своим супругом, Виктория тихо вздыхает, заглядывая в любимые глаза мужа, более не торопясь ничего ему говорить. Сейчас она приготовилась слушать все то, что собирался сказать ей Альберт. И, надо сказать, в какой-то степени она была готова услышать какие-то упреки в свой адрес или то, что не единожды уже после замужества слышала от своей матушки – женщина рождена для того, чтобы быть матерью, а не для того, чтобы заниматься мужскими занятиями. И это ведь она намекала на то, что ее дочь должна была отказаться от своего государства, отвернуться от людей и делать то, что угодно было ей? А ведь еще недавно она сама стремилась стать регентом – и это не претило материнству?! Помнится, когда Виктория услышала те материнские слова, то едва сдержалась от очередной ссоры с ней. Очень вовремя ее отвлекли на другое дело. К тому же, потом, кажется, вошел Альберт, и тема была забыта самой Викторией… в любом случае, тогда все сошло на нет. Но, сейчас так уже не получится.
- Ну так и меня тоже мучает страх, дорогой? Матушка говорит, что я должна как можно скорее обрадовать Англию, а я боюсь! – сев в постели, поведала мужу все Виктория, при этом добавив должной экспрессии. – Может быть, я тоже больна? Ох, Альберт… как мне страшно! Когда приедем в Лондон, я  сразу же вызову своего врача – пусть меня осмотрит, - тут же решила она. И надо полагать, что это мнение королевы не подлежало изменению, пусть даже с той поры они с Альбертом провели не один прекрасный день наедине, а также ночь, полную любви. Виктория так и не передумала, и сразу же по их возвращению в Лондон вызвала к себе своего личного врача.
- Вы плохо себя чувствуете, Ваше Величество? – услышав о том распоряжении, поинтересовался за ужином у Виктории лорд Мельбурн, на что она мило улыбнулась и, как обычно, уверила всех, что не стоит беспокоиться.
- Нет, что вы, лорд М. Я чувствую себя прекрасно. Воздух Шотландии и прекрасная атмосфера замка Балморал, где мы остановились, только придали мне сил и порадовали нас с принцем, - прежде чем приступить к более подробным рассказам о том, что они видели и где были, ответила Виктория.
Однако, уже на следующий день, она была не столь безмятежна и спокойна, ведь оказалось, что королева … беременна.
- И, надо же было такому случиться, Ленцен!  Я делала все, как говорила мне ты, а все равно забеременела! – пожурила свою верную гувернантку королева, когда та осталась с ней наедине после ухода доктора. Пожалуй, в этот самый момент королева почувствовала, как ее черный час приближается все ближе и ближе – это же такая опасность! А она так молода!
- Мне оповестить принца и вашу маменьку? – покорно спросила служанка, извинившись за то, что ее метод оказался не таким эффективным. Все-таки она мужчины так и не познала за всю свою жизнь, тогда как подруга, видимо, что-то еще скрыла от нее.
- Не нужно, я Альберту обо всем сама расскажу, - произнесла Виктория своей верной служанке, что с самого раннего детства была при ней и, можно сказать, что заменила будущей королеве мать. Никому Виктория не доверяла так, как ей – по женским вопросам, конечно же. Ведь в остальном она верила лишь одному Альберту и лорду Мельбурну, что так не мог найти быстро общий язык с ее избранником, как это удалось ей.
Естественно, Альберт был рад этой новости. И, видя радостное лицо своего супруга, королева даже почувствовала за собой горечь сожалений – она так боялась быть беременной, но это состояние так осчастливило ее благоверного, что и она должна была радоваться вместе с ним. И, когда мужчина стал перед ней на колени, прижавшись щекой к ее животу через тонкую ткань ее ночной сорочки, она попросту едва не растаяла в его объятиях…
Вот только беременность не могла дать ей так много положительных эмоций, сколько давала Альберту или ее маменьке. Даже Ленцен тихо радовалась, хоть и безумно переживала за Викторию, не раз ловя себя на том «что будет с бедной девочкой?!», и нечто подобное она услышала в тот день, когда собиралась на прием по случаю благотворительного сбора средств на новую школу, которую желал учредить ее муж.
- Извини, Альберт, но я не могу радоваться и смеяться, когда я знаю, что могу скоро умереть, - с долей язвительности, присущей ей, ответила королева принцу. Увы, но сдержаться сейчас она не смогла бы, даже если бы очень постаралась. Вот только, как добиться от него понимания, если он говорит точно то же, что и ее маменька? Это естественно – принести в мир новую жизнь! А королева и подавно должна позаботиться о наследнике…
- Баронесса? Нет, ну при чем здесь она? – возмутилась она, но тут же была вынуждена остановиться, ведь близился их выход в свет. – Мы об этом обязательно поговорим позже. Нужно уже положить вашей с Ленцен вражде, - добавила спешно и едва слышно Виктория, чтобы ее мог расслышать только Альберт.

+1

42

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
Альберт очень надеялся, что Виктории хватило тех слов утешения и любви, которые он постарался найти чтобы постараться ее успокоить и заставить не думать о возможной беременности в негативном ключе. Но похоже, что его любимая упрямица продолжала гнуть свою линию... и нетрудно догадаться, кто был тому виной и подливал "масла в огонь"? Пожалуй, баронесса Лецен давно уже стала для принца-консорта этаким злым гением - и еще одним человеком, кто подначивал окружение королевы проявлять к нему неуважение. Увы, но Альберт был слишком хорошо воспитан, чтобы высказать свое неудовольствие верной наперснице королевы в лицо, однако его терпение не было безграничным. Даже если чисто по-человечески, он мог понять почему Лецен потакает Виктории буквально во всем...
-Извини, мой ангел... но я не могу понять почему появление на свет нашего будущего ребенка для тебя стало поводом к расстройству, -тоном лишенным какой-либо интонации ответил принц, ведя свою супругу мимо придворных и не забывая кивать в ответ на приветствия. -И я уже много раз говорил с тобой о баронессе... пока она рядом с тобой, ты так и будешь чувствовать себя неуверенной и неопытной. Но я знаю, что тебе эта тема неприятна, так что не стану продолжать ее, дабы не расстраивать тебя в день приема.
Как и обычно, в самом начале благотворительного приема, следовало сказать несколько слов гостям и собственно говоря, открыть этот вечер. По идее эта почетная обязанность нынче должна была быть возложена на Альберта... однако, он прекрасно знал насколько его не любит английский двор. И чтобы избежать каких-либо досадных заминок, принц решил передать право открытия бала казначею своего проекта - барону Ротшильду. Лондонская знать была в долгу у банкира, так что игнорировать его слова они бы совершенно точно не посмели...?
-Леди и джентльмены, позвольте мне украсть немного вашего внимания, прежде чем начнется наш вечер! -произнес Лайонелл Ротшильд, встав рядом с августейшей четой. -Для начала, я с вашего позволения хотел бы поблагодарить Ее Величество за возможность быть приглашенным на сегодняшний праздник одним из первых. Это великая честь для всей моей семьи.
Пока барон говорил, Альберт внимательно следил за гостями - они слушали господина фон Ротшильда с интересом и это уже было хорошо. По крайней мере пока что никто еще не начал зевать и не отвернулся...
-Итак. Возможно не все вы еще знаете о том, что скоро в Лондоне будет открыто образовательное учреждение совершенно нового образца, -продолжил тем временем банкир. -Цель его создания - доказать что все подобные благотворительные школы безнадежно устарели и им требуется обновление! Все кого заинтересует эта тема, могут прочитать о новой школе в специально изданном для сегодняшнего мероприятия буклете. Школа будет работать под личным контролем и патронатом Его Высочества принца-консорта и благодаря вашей помощи со временем это начинание поможет изменить образовательную систему в Великобритании. А теперь, господа, позвольте поблагодарить вас за проявленное внимание и пожелать вам хорошего вечера!
После этих слов начался небольшой фуршет перед благотворительным аукционом, чтобы дать гостям возможность выпить и заодно поговорить друг с другом в ненавязчивой и дружеской обстановке. И пока вниманием королевы завладели дамы из ее свиты, к принцу подошла его теща, обмахиваясь веером из страусиных перьев.
-Вы так упрямы, дорогой мой Альберт, что я просто не устаю вам удивляться, -улыбнулась племяннику герцогиня Кентская. -Но вам не нужно ничего доказывать этим людям... если они не хотят вас принимать как должно, тут уже ничего не поделаешь. Таков их менталитет... меня они так и не приняли, но я никогда особенно не переживала из-за этого.
-Ваше Высочество... я не могу просто присутствовать в жизни Виктории, словно дорогой предмет интерьера, -ответил Альберт. -И я не желаю мирится со сложившимся положением вещей и ждать пока британский двор соизволит смирится с моим существованием. Я заставлю их себя уважать, так что более не будет разговоров про надоедливого немца, сующего везде свой нос.
Мария-Луиза лишь вздохнула, посмотрев на Альберта - в своем упрямстве, он нисколько не уступает Виктории и пожалуй Леопольд был не прав когда говорил, что племянник человек слишком мягкого и доброго характера? Сейчас перед герцогиней был настоящий принц, готовый отстаивать собственные интересы, пусть даже никто из королевского двора не собирался его поддерживать... однако, с помощью своей находчивости, ему все же удалось обхитрить парламент, а еще найти средства на новый благотворительный проект. И что самое интересное - необходимый капитал предоставят те самые люди что не желали принимать Альберта, однако в предложенном им контексте благотворительности, они просто не могли проигнорировать подобное начинание.
Парадокс или просто блестяще хитро провернутая комбинация?
-Ваше Высочество, позволите ли бестактно влезть в вашу беседу с герцогиней? -обратился тем временем к Альберту сэр Роберт Пиль - тот самый человек что должен был сменить лорда Мельбурна на посту премьер-министра и чертовски не нравился Виктории. Что же до Альберта, то он всегда считал этого человека умным и прозорливым политиком и считал что с ним вполне можно договориться о чем угодно. -Мне кажется, что вы затеяли нужное и интересное дело... однако, война с закостеневшей образовательной британской системой может затянутся. Вы же знаете как у нас принимают какие-либо перемены?
-Увы, знаю... но также знаю и одну поговорку, которая гласит что под лежачий камень и вода не потечет, -ответил Альберт. -Уверен, что вы согласитесь со мной - нельзя жить словно в средневековье и называться при этом просвещенной державой. Совсем скоро грядет новый век и Британия должна войти в него, оставив позади все эти пережитки прошлого... такие как высокая детская смертность, ужасные работные дома, пища, которую невозможно есть и так далее.
-Мне думается, Ваше Высочество... что новому правительству было бы весьма интересно послушать ваши соображения относительно будущего Британии, -согласно кивнул головой Пиль. -Уверен, что мы с вами нашли бы общий язык по всем спорным вопросам и избежали бы конфронтации дворца и парламента.
-Сэр Роберт, если вы сейчас об инциденте с королевскими фрейлинами... то подобный вопрос, можно решить и без каких-либо конфронтаций, -принц-консорт улыбнулся. -Те фрейлины что вас не устраивали подадут в отставку...
В этот самый момент к своему супругу подошла королева, что было удобным моментом предложить ей решение недавней проблемы. Но Альберт даже представить не мог, что его слова могут разозлить Викторию, у которой и без того было не самое лучшее настроение.
-Я взял на себя смелость предложить сэру Роберту компромисс в деле с фрейлинами, -произнес принц, обращаясь к любимой жене. -Уверен что его устроит подобный вариант решения этой проблемы...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-12-29 05:16:49)

+1

43

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mouZ.png[/AVA]
Единственное, что могла ответить своему супругу Виктория – тяжело вздохнуть. Было очень похоже на то, что мужчина не мог понять всех опасений своей супруги, перед которой не просто стоял долг править страной. Она должна была в этот не простой час сохранить в Англии монархию, тогда как в разных уголках мира противились ей – раз за разом вспыхивали восстания, на которые доводилось смотреть и надеяться, что до такого в Британии не дойдет. Все-таки сами по себе англичане очень консервативны. Не зря говорят о том, что новое пугает эту нацию – сама королева опасалась того новшества, которое пытались ввести в скором времени в королевстве. Проложить железнодорожный путь! Вот только пусть попытки останутся попытками – так считало не только большинство аристократии, принадлежавших к партии тори, возглавляемой лордом Мельбурном. Ее Величество тоже не хотела новшеств, которые не всегда несут в себе лучшее. Ведь, даже если она откажется от Ленцен – кто-нибудь обязательно должен будет занять ее место. Вот только, кому она сможет еще доверять, если не баронессе, что была при ней с самых ранних ее лет? Увы, но даже среди верных ей фрейлин, которые были готовы ради высших целей предать доверие королевы, подав в отставку, Виктория не могла найти той, кому смогла верить так безоговорочно, как верила Ленцен. Все-таки эта женщина была чем-то больше, чем гувернанткой. Она была ей, почти как мать…
- Ты не хочешь меня понимать, любовь моя, - тихо произнесла королева, склонив приветственно голову перед одним из гостей. Так уж она была воспитана, что привыкла скрывать собственные чувства от всех присутствующих в зале. А ведь ей было сейчас очень страшно и обидно! Страшно, ведь беременность не пройдет сегодня-завтра, а в итоге может стоить ей жизни. Обидно, что мужчина, который клялся во всем ее поддерживать, сейчас с ней спорил, а не пытался понять ее и поддержать. Наверное, ей было бы достаточно, если бы Альберт просто обнял ее и пожалел. Но, нет! Он не мог понять ее тревог! Не мог или не хотел. В прочем, разве не все мужчины одинаковы? Пожалуй, большинство из них было именно таким, и то, что любимый муж принадлежал к тому числу большинства, не могло не огорчать Викторию, которой хотелось всего лишь мира и любви во дворце. Ей ведь этого так не хватало в детстве!
Возможно, королева сказала бы что-нибудь еще, но не время было для разговоров. Пришел черед поднять бокалы в честь празднования того начинания, которым занимался Альберт. Конечно, Виктория в полной мере поддерживала его желание сделать такое чужое и враждебно к нему настроенное королевство лучше, однако не могла заставить себя сосредоточиться на словах барона Ротшильда, думая о своем. Она смотрела на толпу гостей, но не разглядывала их, словно бы глядя сквозь них. Только к тому моменту, когда она коснулся в своем тосте принца-консорта, королева вернулась в зал, отбросив свои размышления. На ее лице блеснула беззаботная улыбка, которую она подарила супругу, словно и не было между ними размолвки не больше полчаса тому назад. Вот только после произнесенного тоста и начала фуршета, королева не торопилась подходить к своему супругу. Она подарила свое внимание фрейлинам, что жаждали рассказать ей последние новости (у каждой были свои), и тем самым королева надеялась, что Альберт поймет, насколько она сердита на него. Но, главное, на что она надеялась, так это на то, что муж подойдет к ней и завладеет ее вниманием, чего, как ни странно, не случилось…
Заметив, что к Альберту подошел тот зануда из парламента, что намеревался стать ее премьер-министром, королева решила вмешаться и спасти мужа от его общества. Извинившись перед леди из своей свиты, Виктория направилась в сторону принца и лидера вигов.
- Сэр Роберт, как вам нравится наш прием? - как годится, поприветствовала королева политика, прежде чем радушно улыбнулась мужу, которого пришла пора простить. И именно к тому мгновению мужчина подготовил решительный удар по самому больному месту своей венценосной супруги, заговорив об инциденте с фрейлинами. Из кончика языка Виктории едва не сорвался вопрос о том, какой именно инцидент он имеет в виду, когда она сама его решила – еще до их свадьбы. Никакого инцидента не будет более, когда премьер-министром будет тот человек, которому она безоговорочно будет доверять, а не этот Пиль! Но, нет же. Позволить себе при всем честном народе возмутиться, не было в возможностях даже самой королевы, что лишь мило улыбнулась, склонив на бок голову. – Вон оно как. Какое же решение вы имеете в виду? – поинтересовалась она с самым беззаботным видом, а когда получила свой ответ на вопрос, почувствовала, как закипает изнутри. Ведь с той поры весь прием длился уже в совершенно иной плоскости, и не было ни малейшей минуты, когда она не мечтала о том, чтобы он подошел к своему финалу. Ведь только в своих покоях она могла высказать Альберту все, что она думает!
- ДА, как ты смеешь унижать меня в глазах моих подданных, Альберт?! – не имея больше сил сдерживаться, громко спросила Виктория у своего мужа, когда они оказались наедине и готовились ко сну. – Ты не смеешь мне указывать, как решать кризисы и тем более в такой отвратительной манере! Я не собираюсь с этим мириться и соглашаться на то, что считаю не приемлемым!  И ты не можешь давать тех обещаний, которые не можешь выполнить! – продолжила королева, не заботясь о том, чтобы смягчить тон своего голоса. Вот только, было похоже, что слушать ее принц не был намерен. – Ты, куда пошел?! Я тебе не разрешала уходить, Альберт! Вернись немедленно! – последовав за ним, продолжила она, топнув при этом ножкой, как делала обычно еще в детстве, когда мать запрещала ей лакомиться сладостями во сохранение ее фигуры, что была и без того склонной к полноте. – Я твоя жена и королева, ты не можешь так поступать! – добавила она, не смотря даже на то, что нечто такое грозило ей возможностью сорвать голос.

+1

44

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
Человеку не дано знать, что случится в будущем... быть может это и хорошо? Однако, если бы принц Альберт знал какие последствия будут у его безобидного разговора с сэром Робертом, то и тогда поступил бы точно также и не отказался от своих слов. Политика материя достаточно сложная - и тут нельзя мерить людей привычной уже меркой "нравится/не нравится"? Понятное дело, лорд Мельбурн выбрал верную тактику в отношениях с Викторией и потому она принимала все его решения словно единственно верные, хотя они едва не привели страну к самому настоящему кризису. Что же до Пиля - это был старый служака, преданный престолу и своему государству, но начисто лишенный умения лебезить или приноравливаться к собеседнику. Он говорил все как есть, без обиняков и потому сразу не понравился королеве - но опять же, она должна была судить его с несколько другой позиции и ценить результативность тех или иных его решений, а не руководствоваться собственными симпатиями.
Казалось бы, все верно и просто, словно дважды два и и Виктории достаточно лишь раз послушать Альберта... но ничего подобного не произошло. Пока еще длился прием, она смогла изображать спокойствие, но едва только все закончилось и Альберт сопроводил ее в спальню, грянула самая настоящая буря.
-Да, как ты смеешь унижать меня в глазах моих подданных, Альберт?! -бросила своему мужу еще недавно послушная и любящая жена. -Ты не смеешь мне указывать, как решать кризисы и тем более в такой отвратительной манере! Я не собираюсь с этим мириться и соглашаться на то, что считаю не приемлемым!  И ты не можешь давать тех обещаний, которые не можешь выполнить!
-И чем же я унизил тебя, позволь поинтересоваться? -совершенно спокойным тоном ответил принц, игнорируя те громы и молнии что словесно метала сейчас Ее Величество. -Я всего лишь предложил простое решение для проблемы, которая не стоит выеденного яйца и конституционных кризисов. А также непозволительных заголовков в газетах... неужели тебе хочется повторения подобного? Все именно так и будет, если ты продолжишь считать сэра Роберта своим врагом, тогда как он смыслит в политике куда лучше чем твой драгоценный лорд М. Но знаешь что... мне вовсе не хочется сейчас развивать эту тему и продолжать разговор на повышенных тонах - это может повредить нашему ребенку. Так что я оставлю тебя сейчас...
-Ты, куда пошел?! Я тебе не разрешала уходить, Альберт! Вернись немедленно! -естественно заявление законного супруга королеву Великобритании совершенно не обрадовало - скорее наоборот. И когда Альберт развернулся и направился к двери, Виктория бросилась следом. -Я твоя жена и королева, ты не можешь так поступать!
-Мы поговорим, когда ты успокоишься, -коротко ответил принц-консорт, прежде чем закрыть дверь перед носом у Ее Величества. И ему удалось избежать дальнейшего выяснения отношений, потому как Викторию в коридоре перехватила ее верная Лецен и увела в комнату, начав кудахтать над ней словно наседка над цыпленком. Ну а Альберт лег спать в другой комнате и провел отвратительную ночь, постоянно просыпаясь и смотря какие-то совершенно дурные сны... потому как без Виктории ему было чертовски некомфортно и они с момента свадьбы никогда не проводили свои ночи врозь.
На следующее утро, Альберту пришлось завтракать в компании герцогини Кентской, потому как Виктория демонстративно не вышла в столовую. Ну а старая интриганка Лецен, в ответ на вопрос принца относительно самочувствия королевы осмелилась ответить в абсолютно непозволительном тоне, так что Альберт впервые не на шутку вспылил.
-Неужели вас волнует здоровье Ее Величества? После того что вы устроили вчера, сэр...
-Не забывайтесь, мадам! -неожиданно для самого себя рявкнул на гувернантку Альберт. -Я не один из придворных, я супруг Ее Величества, так что будьте так любезны вспомнить о манерах. И не приведи господь, вам еще хоть раз посоветовать ей последовать безумным затеям ваших безмозглых знакомых! Я предупредил вас и не стану повторять...
Отношения двоих людей это то самое таинство, в котором нет и не может быть места кому-то третьему... будь то даже родные и близкие люди или друзья. И если супруги вдруг поссорились, то не следует влезать со своими советами - Альберт был уверен, что Лецен славно похаяла его перед Викторией, пользуясь тем что та была на него очень зла. И как теперь все исправить? Чертовски сложно просить прощения у жены, если фактически не сделал ничего такого...
Итак, Альберт дождался времени королевской прогулки по городу и сел вместе с супругой в открытую коляску, хотя она и заявила, что желает ехать одна. Если бы в тот самый момент принц послушался, то случилось бы совершенно непоправимое - однако, он был не менее упрям чем его вредная жена.
-Я собирался с тобой поехать - и я поеду, -ответил Альберт, поправив свой цилиндр. -И ради бога, ангел мой, прекрати хмурится и улыбнись... иначе все решат что мы поссорились.
Виктория в ответ посоветовала принцу наслаждаться прогулкой молча и не обращаться к ней и снова отвернулась от своего мужа. И именно в этот самый момент он увидел как какой-то мужчина на обочине дороги поднял пистолет и прицелился в королеву. Далее Альберт рывком вскочил с места одновременно с прогремевшим выстрелом... и после резкой боли в плече, для него почти сразу же наступила темнота. Он лишь успел заметить как гвардейцы из охраны королевы бросились к злоумышленнику...
...и пришел в себя некоторое время спустя и увидел над собой балдахин хорошо знакомой ему кровати и расписной потолок над головой - спальня в Виндзорском дворце.
-Ваше Высочество? Посмотрите на меня... вы меня узнаете? -почти сразу же над Альбертом наклонился королевский врач и сунул ему под нос бутылочку с нюхательными солями, от которой принца едва не замутило.
-Да, доктор... скажите... Виктория - с ней все в порядке? -поинтересовался принц, видя сейчас доктора словно в каком-то тумане. -Тот человек...
-Ее Величество в полном порядке, а тот человек арестован, -ответил доктор и принялся готовить для Альберта хорошую порцию снотворного. -Пожалуйста не шевелитесь и лежите спокойно, сэр - вы потеряли много крови, пока вас везли во дворец. Сейчас я вам дам лекарство и вы как следует выспитесь и почувствуете себя намного лучше.
После того как Альберт послушно выпил то что ему дали, доктор наконец позволил войти Ее Величеству, объявив что жизни принца ничего не угрожает, но ему нужен покой и хороший отдых.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-05 22:17:30)

+1

45

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mouZ.png[/AVA]
Сказать, что Виктория была сердита на мужа, значит, ничего не сказать. В душе у нее бурлил самый настоящий вулкан, способный извергать лаву из отборных обидчивых слов, которые она могла еще высказать, если бы к королеве не подошла самая верная и любимая из всех ее служанок, которая подсказала, удачное решение проблеме – поговорить, как только рассветет. Утро вечера мудренее? Народ всегда был умным, поэтому не зря появилась такая поговорка. И, надо сказать, что это был вполне разумный совет, который Ее Величество не стала отклонять, хотя ей по-прежнему хотелось колотить ту дверь, за которой от нее скрылся Альберт. Ей хотелось добиться от него извинений или хотя бы какой-нибудь сатисфакции. Это же было так обидно, услышать о том, что Альберт толкует с мистером Пилем про ее фрейлин.
- Никто, Ленцен, - с достаточной долей экспрессии продолжала Виктория, уже переодевшись в ночную рубашку и пока еще не осознавая до конца, что она проведет ночь наедине, без своего любимого мужа и верного компаньона, - никто не смеет выбирать мне фрейлин! Я сама это сделаю! Я уже это сделала! И однажды уже показав, что я не отступлюсь от своего, во второй раз идти на попятную, я не хочу! Это не честно! – едва не плача, продолжала жаловаться Виктория, благо, что благодарный слушатель у нее был.
Как не трудно догадаться, Ее королевское Величество не могла успокоиться еще долго, и остыла лишь тогда, когда осталась наедине в своих покоях. Тогда, натянув едва не до подбородка свое теплое одеяло, она тяжело вздохнула. Какая-то часть ее вредной и избалованной натуры подсказывала ей, что Альберт вот-вот тихонько приоткроет дверь их спальни, и сократит расстояние между ними, а после устроится рядом и обнимет. Она еще повредничает немного, позадирает нос, чтобы показать принцу, что впредь ему лучше так не поступать, однако они помирятся и будут снова вместе. Однако, как не трудно догадаться, принц-консорт так и не пришел, что не могло не огорчить Викторию, проснувшуюся утром нового дня в полном одиночестве.
- Значит, так ты со мной поступаешь, Альберт, - поджав губы от обиды, произнесла сама себе Виктория, прежде чем служанки убрали из ее колен поднос с едой. С недавних пор Ее Величество завтракала, как и подобало замужней леди, не покидая пределов своей постели. Тем более, сейчас она была беременна, ей было необходимо много отдыхать, и утренние подъемы врач тоже желал укоротить. Ну, а поскольку Виктория была не просто беременной женщиной, но правящей королевой – она могла позволить себе только эту утреннюю слабость, ведь практически весь день Ее Величества проходил на ногах и в движении. Ей было не до советов доктора, что желал беременную королеву уложить в постель, как будто бы она была больна.
- Ваше Величество, какое платье Вы намерены выбрать: синее или лиловое? – предложила одна из служанок, помогавшая королеве этим утром одеться к прогулке. Ее прическа была уже почти готова, и дело оставалось лишь за самым малым – платьем. Хотя, это еще с какой стороны посмотреть. Есть такие женщины, которым легко и просто почувствовать веяния моды, тогда как Виктория не обладала таким тонким вкусом и отдавала  определенное предпочтение той или иной детали одежды. Например, ее настоящей слабостью были цветочные  украшения на платье, которые не всем нравились почтенным аристократам. Но, кто станет вслух критиковать саму королеву в выборе ее вечернего наряда?
- Давай то синее возьмем, - решила Виктория, думая все-таки о муже. Ей хотелось спросить у прислуги, не видели и не слышали они что-то о принце, вот только так и не решилась. Это была их ссора, и становиться предметом обсуждений среди своей же прислуги, не смотря на вчерашние громкие крики, королеве не хотелось. Так что, с гордо поднятой головой, она направилась к открытому экипажу-повозке, уже ожидавшей на нее. И каким же было ее удивлением, когда рядом с ней она увидела и Альберта, тоже готового к прогулке городом, которую они планировали не вчера вечером.
- Я поеду одна, - холодно произнесла королева, не глядя на мужа. Всем видом она желала продемонстрировать ему, как сердита и настолько она обиделась, но вместо этого, получила лишь настойчивое желание принца также поехать с ней. – Не нужно мне давать советов, Альберт! Будет лучше, если ты придержишь их при себе, и будешь молча наслаждаться поездкой, раз уж поехал со мной. Будто бы тебе есть дело до того, что подумают люди – вчера ты об этом не думал при сэре Роберте, - буркнула Виктория в ответ, улыбнувшись тем прохожим, что собрались на улице сегодня вдоль дороги, чтобы посмотреть, как их королева едет в повозке. Людям было очень важно видеть своего монарха – об этом она еще слышала от своего дяди-регента, а также от матери, поэтому желала следовать этому правилу, и беззаботно улыбалась, как и годится, прохожим.
И, конечно же, стоило прозвучать выстрелу, как она совершенно растерялась, и не сразу поняла, что происходит вокруг нее. А когда она поняла, что Альберт сделал ради нее, не могла сдержать своих слез, которые начали одна за другой стекать ее пухлыми щеками.
- О, нет! Альберт, зачем ты это сделал?! – спросила Виктория у своего побледневшего мужа, едва только он пришел ненадолго в себя. – Как же мне жить, ели я тебя потеряю? – сокрушалась она, даже не помня, как она добралась во дворец и уж тем более не понимала, как дала уговорить себя уйти из спальни, где оставался принц. – О, мама! Мамочка, с Альбертом будет все в порядке? – оказавшись в объятиях собственной матери, что решила поддержать Викторию сейчас, обратилась королева, позабыв на время о прежних обидах на мать. Она позволила ей уложить себя в будуаре на софе, дожидаясь вестей от врача, что все медлил сообщать ей вести.
- И почему он так долго? – обеспокоенно произнесла она, порываясь встать и проверить, как чувствует себя принц. Но, ее снова остановили и не дали мешаться под руками у доктора, что ближе к обеду огласил, что жизни принца пока не угрожает ничего. В любом случае, пока ему нужно было время, чтобы набраться сил и прийти в себя…

+1

46

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
Лекарство, приготовленное доктором с добавлением опиумной настойки быстро подействовало и заставило Альберта проспать до позднего вечера и все это время его супруга провела в тревожном ожидании. Герцогиня Кентская составила компанию своей дочери, не веря тому что происходит... ведь Виктория сейчас общалась с ней как когда-то в детстве, позволив себя обнять и внимательно слушая все что ей говорила мать. Уложив свою дочь на софу и усевшись рядом, Мария Луиза как могла постаралась успокоить ее, держа руку Виктории и легонько поглаживая ее. Женщина тоже была безумно напугана тем что произошло на прогулке - ведь не будь рядом Альберта, ее любимая дочь могла бы погибнуть от руки какого-то безумного фанатика. Однако, принц в очередной раз доказал герцогине Кентской, что при всей своей мягкости характера, он способен на поступки, достойные настоящего мужчины и хорошего мужа, за которым жена может себя чувствовать полностью защищенной. А еще... Марии-Луизе подумалось, что Виктория сделала верный выбор, когда влюбилась в своего кузена - и быть может, после того что произошло, королевский двор посмотрит на супруга королевы несколько иначе?
-Все будет хорошо, любимая моя девочка, -мягко произнесла герцогиня, не отпуская руки своей дочери. -Я уверена, что наш дорогой Альберт скоро поправится... постарайся не волноваться, mein liebe, помни о своем малютке. А я побуду рядом с тобой...
Ну а пока герцогиня Кентская старалась успокоить королеву и мысленно молилась за любимого племянника... он благодаря чудодейственной настойке был очень далеко - в тех самых снах, которые не раз уже видел в самые счастливые дни после свадьбы. В своем сновидении, Альберт снова прогуливался по тому самому заброшенному саду, с удовольствием вдыхая свежий морской воздух и любуясь прекрасным дворцом, что был очень похож на итальянский палаццо.
-Как бы я хотел найти это место.., -озвучил свою мысль принц, прикрыв глаза и ощущая у себя на лице соленые морские брызги. -Здесь намного красивее чем в Шотландии... и так спокойно.
-Ты найдешь это место и очень скоро, -вдруг раздался за спиной Альберта детский голос и обернувшись, он увидел возле старинной статуи спящего крылатого льва прелестную маленькую девочку. На вид ей было года четыре, не больше и она была одета в красивое платьице, а в руках держала игрушечного мишку и букет полевых цветов. Каштановые волосы девочки были завиты крупными локонами и ниспадали ей на спину и плечи, а взгляд ярких голубых глаз показался принцу смутно знакомым? -Просто наберись терпения...
-Откуда ты знаешь? -улыбнувшись, Альберт подошел ближе и присел на каменную статую рядом с девочкой. Она засмеялась и вместо ответа протянула ему свой букет. -Это мне? Спасибо большое. Но что ты сделаешь совсем одна?
-Взрослые всегда задают так много вопросов! -хихикнула девочка. -Я просто ждала тебя... и очень боялась что могу тебя больше не увидеть. Обещай что будешь беречь себя?
-Ждала меня...? -удивленно повторил Альберт, но видя как его маленькая собеседница недовольно наморщила свой нос после этих слов, поспешил себя одернуть. -Хорошо-хорошо, больше никаких вопросов, обещаю. Просто я не ожидал что встречу здесь кого-нибудь... как-то раз, мы здесь гуляли с Викторией.
-Ты не мог меня встретить раньше, -пожала плечами девочка. -Но мне очень нравится здесь... и этот домик такой красивый! Он куда лучше дворца в Лондоне, правда? В нем совершенно нет крыс и этих противных жуков, что ползают по стенкам... я так боюсь их! Они противные...
-Знаешь, ты меня совершенно заинтриговала... кто же ты? -протянув руку, принц коснулся мягких темно-каштановых волос девочки - такого же цвета были волосы его любимой жены. -Быть может я просто-напросто умер и попал в рай? А ты маленький и добрый ангел...
-Не говори таких глупостей, даже в шутку, -девочка вновь недовольно нахмурилась. -А я... меня зовут Викки.
-Но откуда ты здесь взялась? - вновь не удержался от любопытства Альберт, но Викки приложила палец к губам и он осекся на полуслове. -Что случилось?
-Ничего... просто тебе пора. Я буду очень скучать и ждать нашей встречи...
Последние слова Викки эхом отдались в ушах Альберта, после чего он словно провалился вниз... и проснулся как раз в тот момент когда личный врач королевы наклонился над ним.
-Ваше Высочество, как вы себя чувствуете? -поинтересовался доктор Кларк, увидев что пациент проснулся. Альберт был все еще бледен и слаб - однако, его жизни ничего не угрожало и несколько часов сна пошло ему на пользу. -Сейчас я снова дам вам лекарство, но прежде позову Ее Величество - она очень переживает за вас.
-Мне немного лучше... и сейчас я почти не чувствую боли. Скажите, доктор... можно ли найти в Британии живописное морское побережье? Каменистая почва, вереск и великое множество полевых цветов... я бы очень хотел найти это место, -ответил Альберт, пока врач считал его пульс. -Оно словно убежище от всех забот и невзгод... особенное и неповторимое...
-Я полагаю, что в Британии великое множество подобных мест на побережье, Ваше Высочество, -ответил Кларк, прикоснувшись ладонью ко лбу принца. -Например Уэльс... или остров Уайт? Как только вам станет лучше, вы обязательно поедете к морю, чтобы полностью поправится. Быть может снова посетите Шотландию - горный чистый воздух поставит вас на ноги лучше любых лекарств.
-Хорошо, -принц устало кивнул. -Позовите Викторию, сэр Джеймс... я знаю, что она напугана, однако ей нельзя волноваться сейчас.
-Конечно, Ваше Высочество, -кивнул доктор и выйдя из спальни, направился в соседнюю комнату, где и застал напуганную королеву за разговором с ее матушкой. -Ваше Величество, ваш супруг проснулся и зовет вас. Вы можете недолго с ним поговорить, прежде чем я дам ему лекарство и он спокойно уснет на всю ночь. У него жар и он расспрашивал меня о морском побережье - поначалу я даже испугался что он начал бредить после настойки опиума. Однако температура не настолько высокая... Полагаю что мне лучше остаться во дворце, пока Его Высочеству не станет лучше.
-Доктор, но мой племянник ведь скоро поправится? -поинтересовалась тем временем герцогиня Кентская. -Я так испугалась за него...
-Миледи, если позволите - я сначала провожу Ее Величество к принцу, а затем уже отвечу на все ваши вопросы, -как всегда учтиво ответил Кларк. -Заверяю вас что причин для беспокойства нет и я полностью контролирую ситуацию. Пойдемте, Ваше Величество?
Сопроводив королеву в спальню, сэр Джеймс принялся готовить настойку для принца, пока Виктория присела на край постели. Врач надеялся что квалифицированная и вовремя оказанная принцу помощь станет гарантом того что удастся избежать сепсиса - в любом случае, уже завтра, при очередной перевязке будет ясно, стоит ли опасаться худшего. Ну а пока доктор размышлял, Альберт слабо сжал ладонь жены и улыбнулся ей.
-Не волнуйся за меня, мой ангел... самое главное что с тобой все хорошо. Ты ведь уже не сердишься на меня? Я вовсе не хотел ссорится, когда позволил себе поговорить с сэром Робертом на балу...

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-07 23:03:44)

+1

47

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mouZ.png[/AVA]
Осознавать, что можешь в любую минуту потерять любимого человека – ужасно, не реально страшно и больно. Пожалуй, Виктория никогда себе не могла представить, что такое ощущение вообще подвластно ей, пусть бы что ранее не говорила и не переживала в своей жизни. Как бы там ни было, а в делах, касающихся ее лично, она обычно была склонна к несколько более драматичной оценке ситуации, происходившей с ней. Да, сейчас, погодя какое-то время после ссоры с Альбертом, случившейся накануне вечером, она понимала, что перегнула палку, была слишком груба с мужем и требовала от него, наверное, слишком много. А ведь ее милому ангелу и спутнику в этой жизни было и без того сложно прижиться в Англии, где никогда особенно хорошо не относились к немцам, чему была отменным примером ее собственная мать, что сейчас пыталась как-то поддержать и утешить свою вредную дочь, которая наконец-то позволила ей находиться рядом.
Размышляя сейчас о том, что она могла потерять Альберта во время их прогулки, на которую она еще и не хотела ехать вместе с ним, Виктория с ужасом прокручивала в голове все колкие слова, которые из своей вредности обрушила на принца. А ведь она могла больше никогда не обнять его! Больше никогда не услышать его мягкий и любящий голос! Тяжело вздохнув, королева смахнула со своих щек слезы, что обжигали ей лицо, раскрасневшееся от них, словно от жаркого камина, у которого никогда не советовала садиться слишком близко мать. Сейчас она усадила юную и испуганную королеву на софу и держала ее ладонь в своей, пытаясь успокоить. Вот только, что могло принести покой Ее Величеству сейчас, кроме хороших известий? Наверное, ничего.
- Ох, мама… - тихо вздохнула королева, не зная, что и сказать матери на ее попытку поддержать. Конечно, она была ей признательна, что не оставила ее одну, но … как же долго не было никаких известий? Впрочем, того, что узнала Виктория, ей было не достаточно. – Я не могу быть спокойна, - помотала головой королева, как обычно делала в детстве, пытаясь доказать матери причину своего поступка, который не мог подлежать изменению. – Пока я не увижу Альберта, не успокоюсь. Я могла его потерять сегодня, а ведь вчера я ему наговорила столько всего, что … что … - она не договорила, закрыв лицо ладонями, тогда как герцогине оставалось только обнять ее, прижав к себе, уверяя в том, что все еще будет хорошо. Пожалуй, стоит Марии-Луизе повторить все это еще раза так десять, и Виктория, возможно, поверит в это.
– Это должны были в меня стрелять, а он спас меня. Наверное, после всего того, что я ему наговорила, ему не стоило этого делать, - сокрушалась по-своему молодая королева, в который раз доказывая, насколько она могла быть упрямой и вредной, чтобы найти возможность поругаться даже с самым неконфликтным человеком во дворце. А ведь она наконец-то начала понимать, насколько была не права только сейчас, когда осознала, что могла навсегда потерять своего принца.
- Моя девочка, ты же знаешь, как Альберт тебя любит. И все, что он делает, делает ради тебя, - возможно, эти слова могли вызвать еще больший всплеск отрицательных эмоций Виктории, которые могли навредить ей, но сказать по-другому герцогиня не могла. – Постарайся успокоиться и довериться судьбе. Если бы ей было угодно отнять у нас Альберта, она бы не стала медлить. Сейчас придет врач и скажет, что все будет хорошо. Вот увидишь, - старалась уверять свою дочь, как маленького ребенка герцогиня, пользуясь тем случаем, что рядом нет Ленцен, у которой к счастью были свои хлопоты в огромнейшем дворце. – Подумай, чего бы хотел Альберт от тебя? – произнесла женщина следом, взяв лицо дочери в свое. – Возьми себя в руки и перестань сокрушаться, пока ты не навредила себе. Помнишь, как Альберт был рад тому, что у вас будет ребенок? Сделай это для него, позаботься о себе и о нем. Когда-то твой отец так же, как и Альберт ждал на твое появление. Еще до своего рождения ты была для него звездочкой, принцессой… - с непривычной нежностью добавила герцогиня, из-за чего Виктория призадумалась на время и еще не раз тихо вздохнула в объятиях своей матери, прежде чем к ним вышел доктор.
Когда в комнату вошел доктор, Виктория сразу же поднялась с софы, чтобы подойти ближе к нему и услышать все новости, которые он должен был ей огласить. Она уже не плакала, пускай ее глаза были красными и заплаканными, после того ручья, что уже пролила. И прежде чем доктор заговорил, она мысленно обратилась к богу, обещая ему, что больше никогда не станет ругаться со своим мужем, только пусть он подарит ему выздоровление, и сжала руки в кулачки, на всякий случай, чтобы призвать удачу.
- Ох! – выдала королева, выслушав всю важную информацию, половину из которой она не поняла, поскольку была настолько растеряна, что даже не знала, какое время дня сейчас было. Она подошла к зеркалу, чтобы спешно вытереть свое лицо от слез, пока мать продолжала допрашивать доктора, после чего поспешила к мужу, возле которого она сразу же присела на колени так, чтобы видеть его бледное лицо и глубокие глаза. – Не говори так, Альберт, моя любовь. Я так виновата перед тобой, - взяв мужа за руку, произнесла Виктория, сражаясь с желанием снова расплакаться. Но, помня слова матери, она взяла себя в руки, позволив себе наклониться к принцу ближе, и не обращая на доктора никакого внимания, продолжила: - Ты ведь простишь меня за то, что я наговорила тебе вечером? Я не хотела тебя обидеть, и так ждала, когда ты ко мне придешь, а ты все не приходил… Альберт, тебе стоило дать ему убить меня.

+1

48

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
Дожидаясь Викторию, Альберт слушал как в камине потрескивает огонь и думал о том, что когда-нибудь обязательно найдет то самое необыкновенное место, которое уже несколько раз являлось ему во сне. И там будет построен прекрасный дворец, похожий на изысканный итальянский палаццо и конечно же разбит красивый сад... должно же быть у королевы Великобритании достойное убежище от всех забот и государственных дел, где она уже не будет сувереном своей великой империи, а просто любящей женой и матерью. Представив себе как будет гулять в том самом саду вместе с Викторией и их ребенком, принц улыбнулся собственным мыслям - ему очень хотелось сейчас думать, что загадочная малютка с которой он говорил во сне была права и он действительно отыщет то морское побережье.
Задумавшись и прикрыв глаза, Альберт не сразу заметил как вошла Виктория - но зато увидел, что она выглядит расстроенной, а ее глаза заплаканы, едва она уселась рядом с ним. Конечно же она сожалела о той ссоре, что случилась накануне вечером... а принц, будучи джентльменом и любящим мужем, не хотел напоминать о ей том что было и уже прошло.
-Не думай о том что случилось, любимая... просто тебе не стоит думать обо мне как о своем сопернике..., -тихо ответил Альберт, посмотрев на свою вредную (чего уж греха таить) супругу. -Я не хотел тебя унизить этим разговором с сэром Робертом... просто хотел показать, что ты можешь добиться полного взаимопонимания с парламентом, не прилагая никаких особенных усилий. Понимаешь? И когда ты станешь воспринимать меня как своего помощника, все будет гораздо проще и легче...
-Ты ведь простишь меня за то, что я наговорила тебе вечером? Я не хотела тебя обидеть, и так ждала, когда ты ко мне придешь, а ты все не приходил… Альберт, тебе стоило дать ему убить меня, -так же тихо ответила королева, на что принц лишь вздохнул. Пожалуй, он тоже перегнул палку во вчерашней ссоре, но иначе бы Виктория не смогла осознать что была неправа?
-Послушай меня очень внимательно. Меня можно заменить, а тебя - нет, -твердо ответил принц-консорт. -Ты моя единственная жена и я люблю тебя всем своим сердцем. Поэтому не проси прощения... Теперь все будет хорошо - а те кто злоумышляет против тебя, будут знать, что ты в безопасности...
Вздохнув в очередной раз, Альберт коснулся ладонью здоровой руки щеки любимой жены.
-...потому что если понадобится, я готов отдать свою жизнь за тебя. Не размышляя не единой минуты.
-Ваше Величество, позвольте мне дать принцу лекарство? -доктору Кларку пришлось крайне неделикатном образом влезть в беседу королевы и ее супруга. -Ему необходимо еще поспать и набраться сил - и вам тоже пора отдохнуть после всех волнений.
-Останься со мной? -попросил Альберт, после того как послушно выпил приготовленной Кларком снадобье. -Мне намного лучше, когда ты рядом...
Покушение на молодую королеву вызвало большой общественный резонанс - подданные уже успели простить прежние ошибки Виктории и бурно негодовали в адрес злоумышленника, который впрочем, оказался душевнобольным. Что же до королевского двора - отношение к Альберту если не изменилось сразу, то по крайней мере сменилось интересом, вместо ледяного равнодушия что было прежде. Во всяком случае, придворные дамы взглянули на супруга королевы другими глазами и несколько дней после покушения темой всех заcтольных бесед был геройский поступок принца-консорта. Ну а Альберт, едва только ему стало лучше, продолжил работать над открытием своей школы, при помощи барона де Ротшильда, что был очень любезен и взял на себя все хлопоты, пока Его Высочество вынужден был соблюдать постельный режим.
-Барон предложил перевезти в Лондон детишек из школы, что расположена в одном из пригородов, -сообщил Виктории Альберт, когда ему наконец-то позволили прогуляться по саду в сопровождении любимой жены и конечно же непоседы Дэша. -Там учатся дети из семей среднего достатка и она устроена по обычному образцу... не самое лучшее здание, в котором воспитанники наверняка мерзнут зимой. Но в моей школе подобного не будет и она станет примером для всех благотворительных учреждений такого плана. На те деньги что были собраны после приема уже начаты ремонтные работы в одном из подходящих помещений в Вестминстере, так что уже этой осенью, мой интернат начнет свою работу. Мы обязательно устроим грандиозное открытие, чтобы у первых учеников новой школы навсегда остались только самые хорошие впечатления... как тебе моя идея, любимая?

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-09 23:52:16)

+1

49

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mouZ.png[/AVA]
Хорошо было говорить о столь болезненном вопросе, как политика, с королевой, что слабо пока еще разбиралась в тонкостях всех хитросплетений этой искусной игры. Наверное, даже сейчас Виктория не осознавала, что ей досталось королевство, в котором воля королевы, как конституционного правителя, без тех широких возможностей, что ее далекой предшественнице, которой было под силу поднести свое королевство к невиданным высотам, так называемой Золотой Эпохе. Во время этой эпохи королеве Елизавете не приходилось опираться только на решения принятые парламентом, но принимать собственные решения, которые по большей степени вызывали наверняка не один вопрос у парламентариев, желающих поспорить с королевой. Политика стала более искусной с прошедшими веками, загнав в определенные рамки представителей монархии, которая притеснялась в большинстве стран мира, пусть в некоторых только предполагалось ее зарождение. Но, как знать, пустит ли корни она на новых местах? У Англии за плечами была столь богатая и насыщенная история,  однако даже Виктория опасалась, что однажды люди восстанут против нее.
И все-таки, они говорили с Альбертом сейчас не о мире и монархии в оном. Они говорили об их отношениях и тому неподобающему поведению, которое она себе позволила по отношению к тому мужчине, что поклялся играть на ее стороне, а не вместо нее, как это желал бы любой другой принц. А ведь именно потому, что парламент опасался немецкого принца и того влияния, которое он мог оказать на королеву (влияния не на пользу Англии), решил вогнать его в тесные рамки. И она, вместо того, чтобы поддержать принца, при первой же возможности отказалась от его помощи в том, чтобы наладить должные отношения с парламентом. Наверное, ему было очень обидно в тот вечер? Ведь показать парламенту, Альберт на стороне королевства, подданным которого стал после своего бракосочетания с Викторией, было бы хорошей идеей. Если не сказать больше.
- Не говори так, Альберт. Мне никто не сможет заменить тебя, - покачала головой королева, стоило только ему произнести достаточно болезненные слова. Будто бы она сможет заменить его! Какой вздор! Ведь другого такого она точно не найдет, уже искала и в каждом найдутся свои изъяны: развратники, страшила или интриганы! Да, тот еще набор из кавалеров, что вряд ли были достойной партией для нее. И это уже не говоря о том, насколько сильно Виктория полюбила своего мужа. – И ты мне нужен живой и здоровый, ведь у нас еще впереди не один год совместной жизни и в горе, и в радости – помнишь? – просила она, почувствовав, как слезы снова начинают щипать ее глаза.
О, нет! Она не могла позволить себе плакать снова, поэтому изо всех сил постаралась выдавить из себя улыбку, прежде чем доктор решил, что уже было достаточно произнесено слов, которые он старался не слушать, но ничего не мог с собой поделать, ведь не был от природы глухим. Кивнув в знак своего согласия, Виктория поднесла к губам ладонь мужа, чтобы запечатлеть на ней прикосновение своих губ.
- Поправляйся, Альберт. Ты мне нужен и нашему принцу тоже, - произнесла она, осторожно улыбнувшись ему. Да, она надеялась, что носит под сердцем наследника престола, который родится и уже более не придется думать о беременностях, а также детях и том, кому передать корону Англии. Проще ведь было за один раз расставить все точки над «і», и продолжить идти по жизненному пути дальше.
– Конечно же, я останусь с тобой. Особенно, если ты этого хочешь, - согласно кивнула она, не отпуская ладони Альберта из плена своих рук, которыми согревала его слегка прохладную ладонь. И тихо вздохнула: теперь ей будет не видать покоя, пока ее любимому мужчине действительно не станет легче, и это не отразиться на его самочувствии. В любом случае, уже на следующее утро они завтракали вдвоем, не поднимаясь из постели, как и принимали обед. И этим днем, освободившись от дел, чтобы посвятить свое время супругу, Виктория взялась поухаживать за мужем лично, настаивая на том, что она сама покормит его.
К счастью, лекарства, которые прописал принцу доктор, дали в скором времени положительный результат, и королева могла вздохнуть спокойно, а заодно и вернуться к некоторым из своих обязанностей. Как бы там ни было, а она желала, чтобы тот, кто покусился на ее жизнь, получил по заслугам. Тем более, что он едва не лишил жизни принца. Но, где там? Порой получить желаемое бывает не так уж и просто, а остальные лишь советуют присмотреться к тому, как сильно ей повезло – она не пострадала, а принц скоро поправится. И в подобные мгновения, королева едва находила в себе терпения, чтобы не показаться слишком резкой.
Когда они прогуливались парком в один из первых солнечных дней, Виктория в которых раз слушала о том ,что Альберт говорил о своей школе для детей, и не могла не осознать, насколько он увлечен бывает делом, которое считает правильным. Можно было предположить, что именно он был бы хорошим правителем? По крайней мере, получше нее. Ведь она всегда опиралась на эмоции, принимая то или иное решение. А ведь это было совершенно не позволительно, учитывая, что этой женской слабостью правящего монарха могли начать пользоваться.
- Твои идеи очень интересны, мой храбрый ангел защитник, - улыбнулась Виктория, когда они остановились и принц спросил ее мнение относительно того, о чем ей рассказывал. – Знаешь, видя, как ты увлеченно занимаешься своим проектом, я не могу не восторгаться тобой. Даже полностью не восстановившись, ты не оставляешь своих идей на потом, - добавляет она, взяв супруга за здоровую руку, чтобы просто почувствовать ее тепло в плену своих рук. – Я рада, что тебе стало лучше, мой дорогой. И думаю, что пришло время, когда мы можем поговорить о том случае, когда … меня может не оказаться больше рядом с тобой, а наш ребенок выживет, - вполне серьезно заговорила Виктория, глядя на Альберта. – Я долго думала, но уже приняла решение и подала соответственное прошение на рассмотрение парламента, чтобы они назначили тебя регентом при нашем ребенке, если вдруг во время родов пойдет что-то не так. Времени еще много, но я решила заранее перестраховаться и повлиять на это решение, настолько, насколько это будет возможно, учитывая, как долго порой у нас принимают решения, затем их отменять, а потом опять подтверждать, - улыбнувшись осторожной улыбкой, Виктория внимательно посмотрела на принца. – Ты будешь хорошим регентом и сделаешь все, чтобы нашему ребенку досталась процветающая страна. Я это знаю. И если парламент пока не знает, то скоро в этом убедится, - добавила она, дожидаясь, какой же все-таки будет ответ ее любимого супруга.

+1

50

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
Альберт был настолько увлечен своим будущим проектом... что как-то даже успел забыть о страхах своей любимой супруги, связанных с рождением их первенца. Но вот сейчас, слова Виктории были словно ушат ледяной воды, неожиданно пролившийся принцу на голову... как оказалось, она на полном серьезе рассматривала не самый лучший исход своей тяжести?? Альберт в очередной раз тяжко вздохнул, взяв Викторию за руку и притянув ее ближе к себе...
-Я ведь просил тебя уже не думать о плохом? Пойми, любимая моя - нельзя настраиваться только лишь на один негатив, зная что некоторые мысли могут стать материальными.., -тихо произнес принц. -Вспомни все что говорил тебе сэр Джеймс? Ты совершенно здорова и создана для счастливого материнства... значит у нас родится прекрасный ребенок, который принесет радость не только нам, но и всему государству. А я буду рядом с тобой и не отойду от тебя ни на шаг - ты же знаешь это. Поэтому не позволяй себе невеселых мыслей, ангел мой...
Итак, после покушения на Викторию, дни монаршей семьи потекли своим привычным чередом - в заботах, хлопотах и конечно же счастливом ожидании наследника. Альберт не мог не порадоваться тому что отношения его супруги с матушкой медленно, но верно начали налаживаться - но до полного примирения было еще далеко, потому как пока что герцогиня не решилась избавится от своего фаворита. К слову сказать и ненавистная принцу-консорту Ленцен также продолжала царить в ближайшем окружении королевы, по-прежнему ведя себя совершенно непозволительным образом. Но Альберт не сдавался и твердо был уверен, что когда-нибудь уговорит жену избавится от этой старой интриганки... ведь по сути дела, с его появлением Виктория уже не нуждалась в дополнительной поддержке и заботе. К тому же теперь отношение королевского двора к принцу наконец-то сменилось более положительным чем оно было до и после свадьбы с Ее Величеством. Даже летом, в светских салонах все еще обсуждалось покушение и то как Виктория избежала верной гибели, благодаря храбрости своего супруга. Альберта не могло не радовать, что с некоторых пор его благотворительный проект получил больший отклик и поддержку - правда здесь следовало бы отметить превосходные организаторские способности барона фон Ротшильда и тот факт, что многие благородные семейства были у него в долгу.
Ну а что же новая школа? Благодаря собранному солидному капиталу, для нее было приобретено здание в Вестминстере, в котором был сделан соответствующий ремонт и проведена должная подготовка к будущей зиме. Также был подобран достойный попечительский совет во главе с тем же Лайонелом фон Ротшильдом, которому надлежало заботится о нуждах воспитанников, которым посчастливилось попасть под крыло самого принца-консорта. Барон и его помощники нашли хороших учителей и прочий персонал для будущей школы, которой предстояло открыться уже в начале сентября: Альберт планировал привлечь к открытию компетентную прессу, чтобы со временем его затея стала образцом для подражания для прочих владельцев благотворительных учебных заведений.
-Я надеюсь, что детям очень понравится их новая школа, -улыбнулся принц любимой супруге, когда они уединились в саду Букингемского дворца, где Виктория пожелала нарисовать портрет своего любимого мужа. Это неторопливое и спокойное занятие было как раз кстати для порядком округлившейся королевы, характер которой в последнее время был особенно подвержен частым эмоциональным всплескам. Пожалуй можно сказать, что Альберт уже привык к этому? Все возможные ссоры он старался сводить на "нет" проверенным уже способом - не споря с женой, прекрасно зная что это совершенно бесполезно если она уже успела рассердится. Но по счастью, у Виктории не было поводов для этого, ведь пока что принц решил не обсуждать с ней щекотливую тему своего первейшего раздражителя при дворе - ее любимой наперсницы. -Осталось всего лишь несколько дней и все будет готово к открытию. Как только родится наша кроха, я обязательно покажу тебе как все устроено в моей школе. Я распорядился, чтобы во внутренней отделке здания не было никаких темных тонов - оно само по себе достаточно мрачно выглядит с фасада. Но внутри оно теперь напоминает мне родной Розенау - много места, света и приятный интерьер, без какой-либо вычурности. И конечно же сад, в котором воспитанники будут гулять во время перерывов между занятиями... он получился очень красивым.
Вообще, Альберт понятия не имел, почему большинство частных школ в Англии были устроены так, словно из задачей было не обучение детей, а прививание у них отвращения к самой жизни. Кому понравится учиться, если пребывание в учебном заведении сопряжено с постоянным недоеданием (и это мягко сказано!), болезнями и побоями? Считалось, что подобный образ жизни полезен (!) воспитанникам и способствует тому чтобы в будущем они стали добрыми христианами, научившись смирению еще в юные годы. Но проблема была в том, что многие дети попросту не доживали даже до десяти лет в подобных школах... И что еще больше возмущало Альберта - никто не попытался этого изменить, предпочитая пустить все на самотек.
-Я уверен, что твое посещение будет иметь еще больший отклик среди лондонцев - они собственными глазами увидят как их королева ратует за здоровое и счастливое будущее британской нации, -продолжил Альберт, стараясь не шевелится чтобы не помешать любимой супруге рисовать. Дэш, удобно устроившийся на руках принца, давно уже задремал, благо что день был очень теплым, но не жарким как бывало в середине лета. -Ну что, любимая, уже можно взглянуть на портрет? Нам с компаньоном очень любопытно как мы получились на твоей акварели... хотя он и успел уже сладко уснуть.

Отредактировано Dietrich Danziger (2017-01-31 20:11:59)

+1

51

[NIC]Victoria[/NIC]
[STA]Королева Великобритании и Ирландии[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mouZ.png[/AVA]
Полагается, что материнство – это то, ради чего живет каждая женщина, создает свою семью и находится рядом с мужем. Да, и лишь ради детей по-настоящему благовоспитанная леди должна подпускать к себе мужа, ведь каждая близость должна происходить лишь с одной высокой целью, а вовсе не ради утех, которыми, чего уж греха таить, наслаждалась Виктория все то время, которое проводила рядом с любимым мужем и спутником ее жизни. Грешно, непозволительно и скандально – надо ли говорить, какой грянул бы скандал, если бы кому-то при дворе стало известно, насколько королеве сильно нравилась их с принцем возможность быть наедине, проводя рядом друг с другом ночи напролет, после которых было так не просто заставить подняться рано утром, когда приходила служанка с завтраком в королевские покои. Однако, при всем при этом, Виктория являлась главой государства, которому была нужна стабильность не только политическая, но и во всех аспектах жизни. В том, что жизнь за пределами Букингемского дворца (да и в самом дворце было к чему придраться) не была идеальной и прекрасной, Ее Величество знала. Впрочем, как и знала о том, что многие политики пытаются улучшить жизнь обычных англичан – и благодаря Альберту, молодая королева узнала больше обо всех тех проблемах, с которыми сталкивалось общество обычных, не привилегированных граждан. Постепенно они будут делать шаги навстречу улучшению – постепенно, ведь Англия не приемлет резких перемен. И первое учебное заведение нового класса у уровня станет только первой ласточкой – уже скоро они проведут соответствующие инициативы через палату представителей и лордов, чтобы утвердить ее и воплотить в жизнь в большинстве школ и пансионатов для мальчиков и девочек. Вот только, прежде всего у королевы была обязанность – выбрать регента, который сможет держать верный курс в доверенной ей стране. Так что, стоило Альберту пожурить свою супругу, как она сразу же отрицательно покачала головой.
- Нет, ты знаешь, что дело не только во мне, когда ты королева. Мне посоветовал парламент сделать все своевременно, без спешки и давления: назвать имена тех лордов и леди, которых я вижу достойными кандидатами при нашем ребенке. И я назвала только твое имя, Альберт, - произнесла молодая женщина, глядя на мужа своими большими глазами. Она была упрямой от рождения. Как-то, по рассказам ее матери, она в два года требовала ту или иную игрушку, и если не получала – плакала, топала ножками и всякими способами пыталась достать желаемое. И пусть сейчас ей было далеко не два года, но все-таки она до сих пор не растеряла своей напористости и упрямства, поэтому сдаваться на милость судьбы она, конечно же, не будет.
- Если ты будешь со мной – мне нечего бояться, Альберт, - улыбнулась королева словам принца. – Обещай, что никогда не оставишь меня. Ты ведь знаешь, что я тебя люблю больше всего на свете? Вот только я по-прежнему считаю, что нам нужно было не так торопиться с ребенком. Не потому, что я не хочу детей, Альберт. Просто затем, чтобы ты принадлежал только мне, - добавила она, прежде чем в саду в окружении множества цветущих кустов, супруг подарит ей долгожданный поцелуй…
И, наверное, именно с этого мгновения можно вести отсчет в новой части жизни королевы. Теперь она ощущала все прелести материнства, к которому стремились многие женщины, видя в нем свое предназначение (а ведь ей было предназначено править, а не рожать детей!) и некоторые из них были не настолько уж и приятными. Особенно в утренние часы, когда она ощущала слабость и недомогание, словно при какой-то болезни. Ну, или же погодя, когда она заметно округлилась и перестала на время устраивать так много приемов, как раньше, ибо частенько ее подташнивало от вида любого из тех блюд, что подавались к ее столу. А ведь она была, казалось, постоянно голодна! Казалось, чувство голода ее никогда не оставляло, даже ночью, когда она засыпала и чувствовала, как шевелится каждый раз все больше ее малютка под сердцем. Однажды она пошутила, назвав ребенка маленьким птенчиком, который совсем скоро вылупится. Правда, было жаль, что он не мог выбраться наружу как-нибудь безболезненно. Предполагая, как не просто будет пережить роды, Виктория не переставала следовать советам врача, наблюдавшего ее, не желая, опускать рук. Все-таки она королева из Ганноверской династии и никогда не должна была опускать руки, что бы ни случилось в ее жизни.
Одним из советов доктора было соблюдение покоя и прогулки на свежем воздухе, как и умеренная и питательная пища, которая должна была соответствовать определенным нормам, прежде чем попадет на стол и в тарелку Ее Величества. А что может быть лучше рисования на природе? Во время рисования акварелью Виктория входила в благоприятное состояние умиротворенности и покоя. Так что, именно этим она занялась, выйдя на прогулку в дворцовый парк, в которой ее сопровождал Альберт. Его рука была практически здоровой, но тот неприятный инцидент женщина не забыла. Наоборот! Она помнила, как испугалась, и жаждала должного наказания для того, кто покусился на их с Альбертом жизни. Вот только все обошлось скромным признанием невменяемости стрелка, о чем порой до сих пор шептались на приемах в высших кругах. Впрочем, как и о героичном поступке принца Альберта.
- Я рада, что ты счастлив, мой дорогой, и делаешь так много светлых поступков. Кажется, ты обращаешь внимание на все аспекты жизни, тогда как я не могу на чем-то одном сосредоточиться, - улыбнулась виктория, проведя кисточкой на листике, на котором рисовала мужа и своего питомца. – Наверняка эта школа будет только первой, и их будет намного больше в скором времени, - добавляет она, прежде чем Альберт заставил ее рассмеяться своим последующими словами. – Королева Виктория очень даже ратует за хорошее питание, а не за спорт, мой милый ангел, - посмеиваясь и с долей шутки произнесла Ее Величество, определенно намереваясь посмеяться над собой. Как-никак у нее было нынче доброе расположение духа, тогда как обычно она считала себя распухшей лягушкой, что вылупила свои глаза, глядя на мир из-под мутной воды (прямо как окна дворца с внутренней его стороны).
- У меня уже почти все готово, - произнесла Виктория, наклонив голову на бок, пока смотрела на свои живые модели и получившийся рисунок. – Еще несколько минут и все, - пообещала она, хотя эти несколько минут очень быстро превратились в настоящих пять, а после и пятнадцать минут.
Но, вот и все?
- Ну, как тебе? – спрашивает она, надеясь, что ее рисунок понравится Альберту. – Пойдем вовнутрь дворца? Боюсь, я бы сейчас съела целого кабана! – призналась она мужу. – Боюсь, моя маман, если бы увидела и услышала, что я говорю, пришла бы в самый настоящий ужас. Она боролась с самого раннего детства с моей склонностью к полноте и безрезультатно...

+1

52

[NIC]Albert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2iE9P.png[/AVA]
[STA]принц-консорт Великобритании[/STA]
Альберт улыбнулся и постарался следующие пятнадцать минут сидеть как можно неподвижнее, чтобы не мешать любимой супруге рисовать. Деш, пригревшийся на руках у принца, давно уже сладко и спокойно спал и по всей видимости видел какой-то хороший сон - например, как хозяева пойдут домой и позовут его кушать? Этот четвероногий обжорка всегда отличался хорошим аппетитом и никогда не воротил нос от своей миски, как порой делают особенно избалованные собаки.
-Ну, как тебе? -поинтересовалась Виктория, позволив наконец своим моделям подняться с кресла и размять ноги после долгого сидения на одном месте. -Пойдем вовнутрь дворца? Боюсь, я бы сейчас съела целого кабана!
-У тебя настоящий талант к рисованию, мой ангел, -улыбнулся принц-консорт, посмотрев на рисунок Ее Величества. -Мне очень нравится... и что если нам повесить эту акварель в твоем кабинете? Там уже есть несколько картин, изображающих охоту и мы с Дешем отлично впишемся в антураж. И давай уже вернемся, потому как я тоже проголодался. Если нам сегодня подадут жареную дичь, то мы можем уплести целого кабана вместе. Как тебе такое предложение?
Насчет кабана, Альберт конечно же шутил - однако королевский обед из нескольких перемен самых разных блюд всегда был очень вкусным и сытным. Другое дело, что принц не был привычен к тяжелой пище и после визита в Шотландию, очень скучал по простым и вкусным завтракам и обедам, что подавались в Балморале. А когда Виктория со вздохом посетовала на свой слишком даже хороший аппетит, ее супруг как и подобает джентльмену, не оставил это замечание без внимания.
-Любимая, неудивительно что ты уже успела порядком проголодаться - тебе ведь сейчас надо хорошо питаться за двоих, как говорит твой доктор. А когда наша кроха появится на свет, мы попросим сэра Джеймса составить для нас с тобой шотландское меню, в котором будет меньше жирной и не полезной пищи. Идем домой?
Примерно в это же самое время, герцогиня Кентская в своем городском особняке собиралась для того чтобы навестить дочь. Сэр Джон Конрой усевшись в удобное кресло, читал утренний выпуск "Таймс", мельком наблюдая за тем как горничная поправляет прическу Марии-Луизе.
-Вы видели статью о новой школе-интернате, что вот-вот откроется в Лондоне? -произнес Конрой, отпив глоток хереса из бокала что подала ему вторая служанка. -Не могу понять, чего ради ваш племянник затеял все это дело... ведь насколько я знаю, парламент не определил ему каких-либо придворных обязанностей?
-Он рассказывал мне об ужасных порядках в подобных школах.., -ответила герцогиня. -Бедные дети в них голодают и страдают от различных болезней - наш дорогой Альберт решил что пора положить этму конец. Но так как его не воспринимали всерьез при дворе, он уговорил барона фон Ротшильда помочь со сбором средств для школы. Мне кажется, что это достойное начинание, друг мой... вы так не думаете?
-Послушайте что пишут об этой затее - что Ее Величество несмотря на заботы, сопряженные с ее деликатным положением, нашла время подумать о своих подданных, -насмешливо фыкнул Конрой. -А еще здесь говорится, что она поручила мужу контролировать систему благотворительных заведений, потому как обеспокоена счастливым будущим для британской нации. Как пафосно, не правда ли? Совсем недавно, эти газетчики были готовы сожрать ее с потрохами, называя неопытной и совершенно не готовой для управления Великобританией. Но стоило ей выйти замуж и забеременеть, как все забыто?
-Они просто желали преподать ей урок - но без лишней злобы, -констатировала факт Мария-Луиза. -Однако, она сделала все что от нее ожидали: позволила уйти в отставку Мельбурну, подыскала доброго и любящего супруга и скоро подарит Англии наследника. Я каждый день молюсь за Альберта... ведь если бы не он, тот проходимец мог бы убить мою Викки... Но господь по счастью не позволил свершится злодейству.
-Все эта любовь верных подданных продлится до новой ошибки Виктории - помяните мое слово, -тихо произнес Конрой, свернув газету и убрав ее на столик рядом с креслом. -И раз уж она допускает вас теперь до своей особы, то может быть вы поговорите о своем возвращении в Букингемский дворец? Это было бы вполне логично...
-Я не стану этого делать, сэр Джон. После того покушения, стена непонимания между мной и дочерью стала куда менее неприступной и я не хочу терять ее доверия. Пусть все будет как будет, -вздохнула герцогиня Кентская. -Я рада что могу ее навещать, хотя бы изредка... Будьте так любезны, осведомитесь, готов ли мой выезд?
Итак, дни в британской столице шли своим чередом, сокращая время счастливого ожидания для Виктории и Альберта. Неумолимо приближался счастливый для всей нации день, когда королева должна была разрешится от бремени - и еще до его наступления Альберту удалось расшевелить сонный муравейник во дворце и добиться того чтобы слуги провели наконец генеральную уборку. Впервые на памяти старожилов из придворной свиты, были тщательно вымыты все окна, а также проведена настоящая война с грызунами и насекомыми. Баронесса Лецен и на этот раз пыталась помешать новым затеям принца-консорта, однако его поддержал личный врач королевы, заявив что будущий наследник не должен подвергаться опасности какого-либо заболевания, которое могли бы занести во дворец незваные "гости".
Утром двадцать первого ноября одна тысяча восемьсот сорокового года, Альберт попросту не находил себе места, так как доктор объявил что наследник очень скоро появится на свет. Выполняя свое обещание, принц-консорт остался в спальне, рядом с любимой супругой и держал ее за руку все время пока ее мучили боли от начавшихся схваток. Кроме герцогини Кентской, появления ребенка королевы ожидали и ее министры, которым должны были продемонстрировать наследника британского престола. Альберт как мог, стойко выдержал последние часы ожидания перед тем как Виктория благополучно родила прекрасную здоровую дочку. И ее появление на свет стоило всех переживаний и беспокойства? По счастью, Виктория чувствовала себя прекрасно, лишь подтвердив слова сэра Джеймса о том что она создана для счастливого материнства. После того как господа политики убедились в том что ребенок королевы жив и здоров, малышку наконец-то передали на руки ее совершенно счастливому отцу.
-Она прекрасна... поздравляю тебя, мой дорогой, -улыбнулась герцогиня Кентская, после того как личный врач Ее Величества позволил ей зайти в спальню. -Вы уже придумали кого позовете крестными для нашей чудесной крохи? Полагаю что было бы уместно пригласить дядю Леопольда...
-Я согласен... и еще моего отца. И я полагаю, что вы тоже должны стать крестной для нашей Викки, -ответил Альберт, с улыбкой наблюдая за тем как дочка беспокойно шевелится у него на руках - наверное, после девяти месяцев под сердцем у матери, ей было некомфортно на открытом воздухе? -Это самый счастливый день в моей жизни... и я сегодня получил самый драгоценный подарок.
Присев на постель, Альберт передал маленькую принцессу любимой жене - и у нее на руках, ребенок быстро успокоился, ощутив привычное для него тепло. Посмотрев на счастливых родителей, Мария-Луиза решила оставить их наедине и поговорить с Викторией позже... сейчас ей не хотелось нарушать поистине волшебный момент, когда долгое ожидание и все страхи наконец-то остались позади...

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » "V for Victory"