Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » painted red


painted red

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Сакраменто, недалеко от центра| первые числа ноября| позднее время

Evie Morel & Martin Manzoni
http://s1.uploads.ru/t/HCBEs.jpg http://s4.uploads.ru/t/XcEPf.jpg

I see a black door and I want it painted red*…
К чему приведет знакомство в экстремальной ситуации?..

*за аналогии спасибо Роллинг Стоунз и самому Марти)

Отредактировано Evie Morel (2016-10-25 16:24:52)

+2

2

Поздний вечер. Сегодня пришлось провести на работе несколько больше времени чем обычно, у парней возникли некоторые проблемы с установкой оборудования и поэтому пришлось лично на месте разбираться что и как. И пусть пришлось подольше повозиться, зато доволен клиент и собственно говоря, появились свободные деньги, а так как сегодня тренировки в зале не было, то можно было по пути домой зайти в магазин спортивного инвентаря и присмотреть себе что-нибудь из разряда снарядов, бит, которыми играют в бейсбол на улице. Да, конечно, сейчас такого рода меры предосторожности были, пожалуй, слишком уж чрезмерными и даже лишними, но так уж как-то получилось что Мартин Манцони, или попросту Марти, как его звали все, с недавнего времени увлёкся эпохой классических автомобилей и в целом многими вещами из той эпохи, со времён строгих костюмов и шляп, автоматов Томпсона и чёрных, выходящих за рамки жизни простых работяг, автомобилей, что выделялись своей роскошью и стилем. Да, и потому то он не был исключением, а уж знакомство с Франческо Альтиери и вовсе заставило его задуматься над тем, что бы полностью сменить свой стиль в одежде и наконец приобрести четырёхколёсного зверя, что мог бы заменить ему кого угодно. И вот оно, наконец свершилось: после пары лет, что Марти уже провёл работая на своего босса, он имел и строгие деловые костюмы и шикарный Potomac GTO 1967 года, за который выложил почти все свои тогдашние деньги, конечно и не без помощи Поли, ну и конечно же Colt M1911 во внутреннем кармане пиджака. На всякий случай, конечно же.
Так вот, возвращаясь к повествованию - Манцони остановил свой выбор на идеально изготовленной бейсбольной бите, которая прекрасно подходила как по длине так и по массе. Продавец, конечно же, поинтересовался зачем его покупателю мог понадобиться классический предмет спортивного снаряжения, на что получил довольно простой ответ: подарок племяннику на день рождения. Что же, иногда стоило и солгать, особенно когда на улице уже достаточно холодно, не смотря на плотный кожаный плащ и кофту под ним, и ты спешишь домой. Продавец своё дело знает хорошо: даже упаковал в специальную плёнку-пакет, устойчивый ко многим погодным условиям, да и ещё что-то сделал, так или иначе, а такой вот "подарочек" обошёлся почти в четвертак и потому можно было ещё раз поздравить самого себя с тем, что сегодня парни оказались не в силах сами справиться со своими обязанностями.

Сегодня вечером машина осталась на охраняемой стоянке недалеко от съёмной квартиры, не так уж и далеко было ехать для того что бы лишний раз использовать машину, когда общественный транспорт был по сути говоря в шаговой доступности. А уж сейчас, когда до дома оставалась буквально пара кварталов, и вовсе можно было насладиться холодком, царящим на городских улицах и выпить кофе что продаёт уличный торговец хотдогами. На самом деле в этом тоже была своеобразная романтика, утончённость, что-то что западает в душу. А вообще говоря, это - Сакраменто, самый криминальный и в тоже время спокойный городок, по крайней мере в Калифорнии уж точно. Впрочем, был и здесь по-настоящему криминальный район, куда даже копы не заглядывали лишний раз, но об этом предпочтительнее молчать. Даже таким парням как Марти. Снега на улицах ещё не было, да и дождь прошёл недавно, что в это время года вообще редкость, так что погода более-менее всё-таки скорее радовала, нежели наоборот. Что же касалось мыслей Марти, то тут всё было просто - уже через четверть часа он наконец будет дома, где его ждёт начатая на прошлой неделе бутылка виски, очередной глоток, как говорится, перед сном, который приведёт в порядок мысли и в целом очистит голову от ненужного мусора, освободив наутро свежестью и бодростью для дня грядущего. Однако всему этому сбыться было не суждено: внезапно на казалось бы пустой, забытой всеми улочке, хоть она и была одной из центральных, послышался женский крик, резко оборвавшийся.
Меньше чем через минуту глазам Марти предстал фонарь, ярко освещающий дальний переулок улицы, три или четыре непонятных силуэта, явно мужских и что-то красное на заднем фоне, похоже, девушка, выделяющаяся на фоне всего остального словно луч в ночи. Остался ли Мартин Манцони в стороне? Нет...

I see a red door...

+1

3

Никто ни от чего не застрахован.

Страх есть малая смерть, влекущая за собой полное уничтожение.
Литания против страха Бене Гессерит. Ф. Герберт «Дюна»

Mashur- Phoenix

ВВ

http://sg.uploads.ru/t/YBcWL.jpg
+ красный приталенный кардиган и черный простой клатч

Первой и единственной ошибкой Эви после того, как долговязый лег – а невидимый наблюдатель и тренер Макс беззвучно похлопал бы в свои крепкие ладони боксера – было то, что она не прибегла к крику сразу. Не нужно стесняться, если на кону стоит твое здоровье, или, что более немаловажное – жизнь.
- Ах ты сука… - Этот комментарий со стороны оставшейся троицы прозвучал и с изумлением и с гневом.
Правый кулак ныл – она неверно загнула мизинец, однако второй удар ногой в пах подкосил обладателя стеганой куртки и вывел почти в нокаут. Перед глазами откинутой остальными навалившимися к стене и закричавшей от подступающей паники Морель поплыли пятна, а затем мир вспыхнул резкой световой молнией, кривая боли по графику подскочила куда-то высоко вверх, к величинам, не имеющим измерения. Правая скула запылала жидким пламенем, по губе что-то потекло вниз – это была кровь? Это была кровь.
Уже медленно сползая по горизонтальной поверхности, в освещении раскачивающегося подобно гипнотическому маятнику фонаря над головой, сексолог заметила приближение еще одной персоны, в темном, чуть развевающемся, явно тяжелом плаще… как настоящий ангел смерти.
Только входит ли в экипировку ангелов бита?..
Пятью минутами ранее
Хруст стекла под каблуками и подошвами и скудная освещенность всегда опрятного перехода раздражали неимоверно и в тот же момент приводили в недоумение. Центральный район! До Капитолия – два квартала. Что себе позволяют местные арендаторы?
Сексолог торопилась к парковке за жилым домом с чередой разномастных витрин и вывесок на первом этаже – засиделась в гостях у близкой знакомой с университетских времен. Случается со всеми, но не должно было произойти именно сегодня – Кристиан ждал на очередной сеанс в частном порядке. День ото дня после таких встреч темнокудрой становилось легче дышать.
А учитывая, что ехать почти на другой край города, в отличный спальный район… ей следовало выйти пораньше.
Но что сделано – то сделано. И упрямо шагая по безлюдному  - что тоже странно для этого времени суток, ведь оживленный поток людей и машин слышался с параллельной улицы вполне отчетливо – переулку, Эви уже мысленно выстраивала фразы для извинений. Смс – дело, конечно, удобное с точки зрения совести, но живые слова гораздо лучше.
И вот тут, словно по волшебству, появились четверо в «фирменных» куртках от Адидас… и завязался крайне интересный разговор в духе авантюрных искателей легкой наживы, хотя уже через две минуты стало ясно, что только деньгами с «такой шикарной телкой» было бы грех ограничиться, поэтому «веди себя смирно, цыпа, и удовольствие получат все».
Учитывая тот факт, что Эви,  во-первых, была сексологом, прекрасно понимающим все оттенки предстоящего акта насилия, а во-вторых – едва начала отходить от последствий собственного же эксперимента с неким мистером Каррасом, на секс она была настроена точно так же, как хрупкая и невесомая прима-балерина – на поднятие штанги в финале знаменитых Олимпийских игр. Слова на отморозков не подействовали, хотя, прежде всего, Морель попыталась использовать весь доступный ей лексический арсенал избегания конфликтных ситуаций. Не помогло. У этих сорвавшихся зверей в глазах было написано желание дозы и женской плоти. Ее импульсивно алое платье под таким же приталенным плотным кардиганом действовало на уродов, как пресловутая тряпка тореадора на осатаневших от жажды крови быков.
Почему нельзя было перейти сразу в крик? На этот вопрос она не смогла бы ответить. Но вот неожиданно и довольно сильно двинуть в нос первому, который потянулся к клатчу, а потом, пользуясь тем же эффектом внезапности, засадить носом острой туфельки ему же по яйцам – это пожалуйста. Итог стал ясен.
Красное на красном.

Отредактировано Evie Morel (2016-10-27 19:58:19)

+1

4

I see a red door and I want it painted black
No colours anymore I want them to turn black
I see the girls walk by dressed in their summer clothes
I have to turn my head until my darkness goes

Всё что происходило перед Мартином Манцони, где бы он не находился в этот момент, это нападение на беззащитную, хотя с какой стороны посмотреть, конечно, девушку. И самое дерьмовое заключалось даже не в том, что участники конфликта сейчас были в паре шагов от центра города и даже не отсутствие вокруг людей или полиции, что могли бы услышать крик несчастной, а то что их было четверо. Вчетвером, как животные, они загнали её в угол и жаждали только одного - как львы обладать своей законной, как они считали, добыче. Конечно же, многие люди прошли бы мимо, они слишком тряслись за своё здоровье или даже жизнь, но вот один из таких людей был не таким как другие. Он был другим. И пусть в его жизни было не всё так гладко, как можно было бы вообразить и представить, однако он имел главное - смелость идти против системы. Такие люди могли бы и в целую гущу прыгнуть, как в омут с головой, если видели царящую перед ними несправедливость. А был ли Мартин Манцони таким, спросите вы? Да, он был таким.

- Эй, ребятки, может ещё кого позовёте? Вдруг вчетвером не справитесь? - грубый, даже звериный, оклик заставил оставшуюся троицу развернуться на месте.

I see a line of cars and they're all painted black
With flowers and my love both never to come back
I see people turn their heads and quickly look away
Like a new born baby it just happens every day

Возможно, это было глупо, и не стоило так делать, но как говориться сделанного не воротишь и теперь один из парней направлялся к нему, пока двое других пытались схватить явно потерявшуюся в пространстве девушку. Главное - они её не били, хоть и пытались грубо схватить за плечи или голову. Марти явно замешкался и вместо того что бы стать явным спасителем, тем ангелом смерти, стал не более чем простым смертным человеком, что только что получил удар и даже выронил биту, что была в руке. На секунду мир померк и в глазах рассыпалось множество звёзд, однако уже следующее мгновение было за ним и парень в куртке, что схватил его за плечи и потянул на себя, оказался в ловушке сам. Три удара: под дых, в голову и толчок на стену, где стоял мусорный бак, одним было меньше. Теперь же - остальные. Похоже, кому-то из них даже удалось порвать девушке куртку... Или не куртку? Темнота и гудение ещё мешали, но пара неровных шагов и следующая цель было в перекрестии... Нет, не пистолета, стрелять было нельзя хоть и хотелось. а поднятой с земли биты.

- Негоже... - всё тот же удалённый, слегка хриплый, металлический, определённо от крови, голос, и падение второго - делать было так.

I look inside myself and see my heart is black
I see my red door and I want it painted black
Maybe then I'll fade away and not have to face the facts
It's not easy facing up when your whole world is black

Что уж там было с ним - звёзды или темнота, это не важно, но получить в челюсть со всего маху битой никогда не приводит ни к чему хорошему. А между тем последний, что ещё оставался на ногах, от неожиданности отпустил свою "жертву" и пару мгновений смотрел сначала на тела своих товарищей, а потом без лишних слов принялся бежать. Бежать без оглядки, лишь бы подальше от черных теней и красной крови, что было везде. Спасаться - вот куда он путь держал.
Однако не успел Мартин Манцони осторожно, но уверенно протянуть свободную ладонь к девушке, что похоже уже чуть ли не лежала под столбом, до него донёсся полный страха и дрожи голос.

- Не знаю кто ты, ублюдок, но ты ещё допрыгаешься у меня! Ты понял? Мы тебя ещё достанем! - прежде чем Марти успел обернуться, он сбежал. И слава Богу, думается, так будет лучше всем.

А что же девушка, что стала мишенью хулиганов?

No more will my green sea go turn a deeper blue
I could not foresee this thing happening to you
If I look hard enough into the setting sun
My love will laugh with me before the morning comes

- Вы целы? - в её сторону тянется ладонь, нет, обе руки, они хотят помочь, и голос, всё ещё хриплый, но такой же звериный, но не резкий, а скорее... участвующий, - эти козлы больше не помешают. Вам довольно сильно досталось, - и хочется руку протянуть, коснуться раненой щеки, но стоит осторожным быть, особенно сейчас, - давайте помогу.

Порой в ночи всплывают по-настоящему редкие, но яркие картины: такие, как например сейчас. Переулок стал своеобразным полем боя между Злом и Тенью. Нельзя назвать Манцони Светом, но он и не Зло, скорее что-то среднее, что не зависит ни от чего другого. И ведь надо бы сказать Мартин был и сам не в лучшем состоянии. Звон в голове почти прошёл, но в глазах по прежнему было довольно темно, скула определённо опухнет и завтра утром босс и остальные определённо спросят что же с ним стряслось.

Ладно, с этими шутами мы разберёмся позже. Нужно как можно скорее уйти отсюда.

Конечно, всё бы хорошо - да только злополучная бита осталась там, где и троица нападавших, на чёрном асфальте, в пятнах крови. Но это его не волновало совершенно. в конце концов копов всегда можно подкупить и утрясти проблему миром. Сейчас важнее "жертва".

- К сожалению время позднее, а потому я могу предложить вам только... - небольшая пауза, задумчивость, а стоит ли такое предлагать? Но ведь в конечном счёте он не такой как они... но поверит ли она? - здесь в десяти минутах моя квартира. Мы могли бы дойти до меня и вы спокойно осмотрите раны и приведёте в порядок куртку. Но я понимаю, что такое вам вряд ли придётся по душе, а потому можно зайти в одно кафе, оно здесь, сразу за углом.

Неизвестно, что двигало Марти Манцони в тот момент, но дикий зверь вдруг превратился в очень чуткого сторожевого волка, такого же опасного, но нежного. И определённо в какой-то степени заботливого, на сколько это возможно между двумя незнакомыми людьми.

I wanna see your face painted black, black as night
Don't wanna see the sun flying high in the sky
I wanna see it painted, painted, painted, painted black

+1

5

Никто не может обеспечить твою безопасность  в полной мере.
❖❖
Способность к выживанию есть умение выплыть в незнакомой воде.
Учение Бене Гессерит. Ф. Герберт «Дюна»

Phaeleh - City Rose feat. Sam Brookes


She is my city rose…
Когда чьи-то пальцы сомкнулись - и уже гораздо мягче – вокруг предплечий темнокудрой, ее первым порывом было вновь нарушить тишину проулка вскриком… и лишь в последний момент Эви удержалась от этого, осознавая, что «ангел с битой» всего лишь хочет помочь. Само касание этих рук было нацелено на поддержку, и ей стоит быть благодарной Господу Богу, Его Величеству Случаю или прочим мифологическим личностям… и вот этому незнакомцу – прежде всего – следует сказать «спасибо».
Но Морель, более уверенно вставая на ноги, первым делом эгоцентрично тянется к своей щеке. Удар пришелся едва ли не вскользь – рефлексы сработали на уровне чайника, а ведь Макс учил ее распознавать намерения противника атаковать – однако нижняя челюсть болезненно ныла, а из губы по-прежнему сочилось горячее и неприятное по всем ощущениям последствие рукоприкладства одного из грабителей…  Жаль – платка с собой не было. Хотя в целом, если смотреть на все трезвым взглядом – она почти не пострадала. Все. Больше никакой парковки в полукилометре от нужного здания, больше никаких прогулок по переулкам, даже будь они увешаны флагами Капитолия и с пересменкой гвардейцев каждый час.
- Я в поря… в порядке. – Кареглазая попыталась восстановить равновесие – и для этого пришлось-таки опереться на предложенное мужское предплечье. Черт возьми… он не побоялся заступиться за нее, один против троих… троих же? Эви хотела верить, что хотя бы одного урода она временно вывела из строя.
Разбитая губа - самая минимальная цена за такую удачу. В арсенале женщин испокон веков существовали вещи, способные скрасить любую неприятность. Престижем двадцать первого века можно было смело назвать тональный крем и различные мази. От домашнего насилия к уличному – извечный диапазон пыток над слабой половиной этого проклятого мира вызвал соответствующие ответные меры в виде профессиональной косметики. Хотя следовало бы повсеместно приняться за самооборону…
- Спасибо вам огромное за помощь… в следующий раз я буду умнее, чтобы в одиночку соваться в подобные места. – Попытка улыбнуться – кривовато, конечно – обошлась ей в новую локальную вспышку боли. На тыльной стороне ладони  после вытирания губ и подбородка остались знаменитые «линии розы». – Какой ужас… Простите. Да, кафе будет отличным вариантом. – Теперь она смотрела на незнакомца так, как обычно смотрят на незнакомцев – но без лишней подозрительности, миновав стадию легкого недоверия. Не самая удачная встреча в вечерних сумерках, однако, если вернуться к той самой мысли о «дешево отделалась» - пожалуй, не такая уж и плохая. Встреча с этим мужчиной в плаще, конечно же.
- Могу я узнать, как вас зовут?.. – Получилось очень серьезно, потому что улыбку пришлось отставить в сторону из-за лопнувшей почти возле уголка нижней губы. Карие глаза, алое платье, кардиган с более темными пятнами на воротнике, белое лицо... Сексолог похожа на выбравшегося из глубин ада вампира… или суккуба, который потерялся в первые минуты в реальном мире и приходит в себя. – Я обязана вам если не жизнью, то здоровьем точно. – Признательно пожать предплечье темноволосого вместо ладони? Пусть так. Ноги все еще немного ватные, однако идти она сможет. Пора брать себя в руки.  – Эви. Эви Морель. Как вы смотрите на глоток виски?.. Мне уж точно не помешает. Можно вместе с кофе.«Молодец, продолжай…» Шок постепенно отступал, паника разжимала тиски, возвращая способность воспринимать все трезво.  Неожиданно всплывшая мысль. Да… Кристиану следовало позвонить как можно скорее. Сегодняшний сеанс смело откладывался на неопределенное время, потому что фобии бывают разные, и сегодня она столкнулась с еще одной гранью.
Морель подняла с асфальтовой дорожки клатч и посмотрела на свои выпачканные собственной кровью ладони и пальцы, поморщилась и попыталась оттереть яркие пятна. Конечно же - безуспешно.

+1

6

- Зачем же ладонью? - всё ещё не слишком хорошо соображая в данной ситуации, Марти опустил в карман руку и достал оттуда самый обычный чистый платок, - вот, держите. Не бойтесь испачкать, но будет лучше, если я сам. Позволите? - они сделали всего лишь краткую остановку для того что бы он мог помочь отереть кровь с лица, делая это уверенно, но при этом максимально осторожно, - вот, так определённо будет лучше. Возьмите себе, - Марти оставил платок в её руках и они продолжили путь из переулка в сторону широкой улицы.

Говоря самым простым языком его появление здесь было совершенно случайным и в целом не предполагало чего-либо такого вообще, а всё было из-за того что машина на этот раз осталась недалеко от квартиры, ибо он посчитал расточительным брать её для того что бы через четверть часа или меньше снова ставить на место. Это было попросту непрактично. да ещё и свежий воздух, спокойствие ночной улицы... Это всё всегда должно идти на пользу в большей степени на счёт простой пешей прогулки, однако даже в таких местах случаются непредвиденные вещи. Теперь Мартин задумался относительно того что могло бы случится с ней не окажись он в нужное время в нужном месте. Это было бы по-настоящему ужасно. Но, кажется, первое потрясение благополучно прошло.

- Эви... У вас красивое имя, - с одной стороны он говорил это искренне, с другой же хотел приглушить как физическую боль, так и отвлечь её от мыслей о случившемся, хоть и не был он психологом, но кое-что в этом понимал, - Да, конечно. Мартин Манцони. Можете звать меня Марти, как это делают все, такой уж коллектив, да и я привык, - под улыбкой спрятана серьёзность, серьёзность того, что завтра ему предстоит серьёзное дело и разговор с боссом по поводу происходящего, интересно что он скажет?... - Относительно этого не беспокойтесь, тут за углом есть небольшое кафе, там мы и можем привести себя в порядок.

На улице наконец всё вновь как будто бы оживилось и звуки, которые раньше словно отсутствовали, появились вновь. Гудение машин, шаги одиноких пешеходов, свет вокруг, всего этого будто не было, когда они были в переулке и теперь обрушилось на них с готовностью оглушить обоих. К счастью кафе действительно было недалеко и вскоре они оказались внутри небольшого кафе, в котором хоть и имелся небольшой зал, однако всё, включая стойку администратора, было создано с уютом в приятных глазу тонах красного и коричневого. Справа располагались двери, ведущие на кухню и в туалет, и кроме того не было почти никаких посетителей. К вошедшим сразу же подошёл уже начинающий полнеть мужчина лет сорока с явной залысиной на голове и любезно сразу же предложил кофе. Просто потому что узнал Марти.

- Добрый вечер, тебе как всегда? - он поспешил налить кафе, только после этого обратив внимание на девушку, - а это кто с тобой? Ты не представишь спутницу?

- Здравствуй, Эдди, - они определённо были хорошо знакомы что бы так непринуждённо общаться, - да и не мог бы ты налить нам немного виски? Понимаешь, у нас произошла небольшая неприятность, расскажу как-нибудь в следующий раз. Мы будем через минуту. Прошу, - последнее слово было направлено в адрес Эви, которой он любезно предложил пойти вперёд, в сторону дверей и дать право первой привести себя в порядок, что поделать - такое было воспитание, - не торопитесь и не переживайте. Здесь вы в безопасности.

Сам же Мартин сказал несколько слов хозяину заведения и сел за ближайший столик, предварительно подготовив кофе, немного виски и небольшой десерт. И думать о том, что как-то слишком быстро сблизился с ней. Да и в целом - что будет дальше? Эта встреча в любом случае была не случайной.

+1

7

Помни, доверие – роскошь.
❖❖❖
Под действием стресса сознание может двигаться в любом направлении — и к позитивному, и к негативному, туда и оттуда. Рассматривайте эти состояния, как спектр, чья крайняя точка — это потеря сознания в негативном направлении, и гиперсознание — в позитивном. Возможность познания в целом зависит от тренированности в условиях стресса.
Учение Бене Гессерит. Ф. Герберт «Дюна»

Phoenix Shadow feat. The Painted Pianos - Shadows 
Dpat feat. Sango -  Above Us  Isles

Вместо фраз были какие-то обломки, но вроде бы ее спаситель понял все правильно. «Спасибо, Мартин», «Я верну…»
Понятие отката для любого психолога – дело святое. Иногда вся плоскость мышления казалась Морель полосой узкой-узкой стали. Ее края – обломаны, и ни в коем случае нельзя торопиться к горизонту событий – там завершается острие. Нельзя отходить в сторону – оступишься и сорвешься, но перед этим еще и срежет ментальные фаланги в попытке удержаться.
Но хуже всего – это когда тебя откатывает назад, в первобытное состояние страха.
На вид Эви, почти уверенно шагающая под руку с Манцони к кафе, была вполне адекватна. Их со стороны можно было легко принять за влюбленную пару – яркий итальянец и леди в красном. Чистой воды свидание. Портили все впечатление некая скованность, жесткое выражение лица Мартина и испуг где-то глубоко в карем взгляде лебедя. И только интуитивное чувство безопасности не давало Эве прямо сейчас сорваться и кануть куда-то в поздневечернее и безграничное нечто… потому что заступившийся производил впечатление на уровне почти дикарской надежности, как привет из памяти предков.
Порог заведения. Морель едва не спотыкается, но в последний момент правильно ставит ногу в остроносой туфельке и вновь прижимает к губе платок. Почему кровь не хочет останавливаться? Она смутно припоминает, как в прошлой жизни Мартин сам вытирал едва ли не отеческими, крайне осторожными, движениями ее запятнанный подбородок.
Состояние аффекта.
Пахнет остро, пряно, сладко. Кофе. Специи. Еда. Освежитель. Удобная и чистая уборная.
Ее белое лицо. Холодные пальцы оттирают теплой водой засохшую кровь. Зрачки все еще гипнотически пульсируют в танце адреналина.
Пора назад.
Садясь на удобную кожу диванчика, темнокудрая вздрагивает от негромкого обращения. Обостренный стрессом организм сейчас способен услышать комара за несколько лиг и осязать все ароматы мира. И в который раз сексолог благодарна Манцони за то, что он снова берет инициативу в свои руки, способные бережно касаться ее лица и в то же время крепко держать биту.
А вот теперь ярость.
И это замечательно. Лучше, чем страх.
Им приносят виски, и он выпивается в три глотка, неспешно, почти изящно, с садистким намерением – пусть дерет горло, пусть  ершистый алкогольный зверь придет в мысли и наведет там правильный порядок, установит границы по-новому, пусть он по-хозяйски расставит свои приоритеты.
Отставляя стекло, Морель быстро обводит нижнюю губу кончиком языка, нащупывает ранку и хмурится. Больно. Платок, порядком запачканный – раскрась в красное, не стесняйся, твори боль на чистом полотне  - вроде бы скоро перестанет быть нужным, но ни в чем нельзя быть уверенной.
Кареглазая с какой-то воистину женственной неуверенностью смотрит на Марти и качает в пальцах пустой низкий стакан.
- Можно еще одну? Я почти не почувствовала вкуса, - чистая правда, - и меня вот-вот начнет трясти. – Гораздо увереннее. – Обещаю, что не напьюсь и не устрою истерик... - Качает головой, рассыпая пряди по плечам кардигана. -  Я уже говорила «спасибо», Марти, но этого мало…  Поэтому следующий тост будет за вас. Признаться честно, сперва вы показались мне темным посланцем откуда-то из… - Пошевелила пальцами и тут же спохватилась – окстись, Морель, твои увлечения напугают Манцони серьезнее, чем трое или четверо отморозков. – Кстати… возьму идею на вооружение.
Им приносят еще виски – видимо, ее спутика-итальянца здесь очень хорошо знают, и уже навострились понимать жесты повтора.
- Не бита, конечно. Но перечный баллончик купить нужно. – Слабая полуулыбка, неуверенная, сомнамбулическая, как у человека после сильнейшего стресса. Да и болезненно пульсирующей губой особенно не покривишь.

Отредактировано Evie Morel (2016-11-02 13:32:43)

+1

8

Едва только девушка покинула уборную и расположилась на удобном диванчике и Марти сел рядом, располагая на столе предложенное ей виски и кофе с небольшим десертом в виде пары чизкейков, как она словно бы кошка, которая выбралась из западни, накинулась, а точнее напала, на своего же собственного спасителя, перешла в атаку, едва различая кто враг, а кто друг. И это по сути была вполне естественная реакция, за которой должен последовать ответ в виде... Ласк и нежности? Определённо, в данном случае только это и спасёт положение. В данном случае это всего лишь ответы на задаваемые вопросы, ничего сложного.

- Вам определённо нужно расслабиться, - тон голоса спокойный, но при этом словно бы надёжный, говорящий о лишь о безопасности, - сегодня для вас всё за счёт заведения. - следующие слова определённо заинтересовали его, на что он слегка улыбнулся, откидываясь назад, делая глоток виски, и смотря на неё, - Откуда? Да и так ли страшен дьявол как его малюют? - бокал оказывается на столе и Манцони встаёт из-за стола с извинениями, подходя к хозяину заведения.

- Ты извини, я сегодня не совсем в нужной форме... - слегка приглушённый шепот, в след зачем хруст бумаги говорит о том что он заплатил за обоих, - и спасибо что приютил. Знаешь, тут такое дело... На девушку напали, видимо когда она возвращалась домой, а я оказался рядом, вот и помог. Ну куда сейчас её одну отпускать? Чёрт...

- Ай, не переживай ты так, - он отёр стойку влажным полотенцем, после чего принял плату за кофе и виски, - лучше скажи, что делать будешь?

- Для начала - нужно умыться, - шёпот перешёл в нормальный тон и стал несколько серьёзнее, - а вот что с ними делать - там посмотрим.

На самом деле ситуация складывалась двоякая: с одной стороны Марти сегодня вечером довольно хорошо получил по голове и быть может, один из тех парней мог оставить ему на лице что-нибудь на память, но с другой - какая кому разница что с ним случилось? У Фрэнка полно своих проблем, у него нет времени разбираться с этими молокососами, да и Марти ещё всего-лишь соучастник, а потому разбираться с этим ему надлежало самому. Ну а пока стоило остудить и привести в порядок мысли по струёй холодной воды. Но долго засиживаться не стоило - ему ещё следовало закончить с внезапно возникшей случайной знакомой: посадить на такси или довести до дома, не важно.
Спустя пару минут Марти вышел в зал, как следует освежившись и приведя в порядок волосы, после чего вернулся назад, обменявшись короткими взглядами с хозяином заведения.

- Прошу прощения, - слегка улыбаясь, заговорил Манцони, садясь напротив, - слегка задержался... Как вы? Лучше? Кстати говоря идея с баллончиком может сработать. Но только если нападающих не так много. - и только сейчас он мысленно чертыхнулся вспомнив про то что оставил биту на месте их "преступления", - Значит, думаете, что одного лишь "спасибо" оказалось недостаточно?

И вновь располагающая улыбка. На улице уже почти не было машин, что могли бы пронестись мимо, а пешеходов и подавно. Слегка задумчивый взгляд Марти обратился к виду, что был за окном и он повернулся к ней.

- Кстати говоря... - внезапно он посмотрел ей глаза, довольно изучающе, словно бы пытаясь что-то разглядеть, - Эви, вам нравится здесь?

+1

9

Самое обманчивое чувство - безопасность.
❖❖❖❖
Там, где прошел страх, останусь только я.
Учение Бене Гессерит. Ф. Герберт «Дюна»

Insightful feat. Summertime Stories - Fake Face
XXyyXX  -  DMT

Мартин Манцони и сам не подозревал, насколько вовремя он отошел  после извинений к стойке. В первую очередь состоялся короткий звонок коллеге – какое-то левое оправдание сегодняшнему срыву встречи… и, скорее всего, Дестер что-то заподозрил, хотя при этом покладисто согласился отложить сеанс.
Платок в последний раз, на всякий случай, прижимается к ощутимо набухшему уголку губ – нет, все, больше не кровоточит – а потом женские пальцы начинают дрожать. Потому как наступает откат, тот самый, о котором сексолог предупреждала своего спасителя. Едва ли не судорога по всему телу; если кто-то умудрялся жутко замерзать весьма долгим путем домой и затем наскоро согревался в душе или ванной, тот испытывал наверняка подобные «приходы» еще некоторое время. И вот лучше бы они имели физическую, чем психологическую подоплеку… да. С Кристианом еще работать и работать…

Стакан с виски, низкий, идеальной формы, словно по волшебству вновь оказался наполненным на требуемую порцию. После сильного стресса не замечаешь деталей, все словно в психоделической дискотеке под слепящими вспышками – это как первый сценарий восприятия действительности. Ну, или наоборот, цепляешься к каждому звуку, к каждой мелочи перед взглядом. Морель  ощущала, что попеременно плавает от крайности к крайности; она попыталась оценить свое состояние с профессиональной точки зрения, но смирилась и просто сделала хороший глоток обжигающего горло алкоголя, который теперь ощущался гораздо ярче. Маленькая энтропия вселенной в желудке… боги, она ведь не ела сегодня толком.

На подходящего, тоже посвежевшего, итальянца Эви смотрит с искренней признательностью, потому что сейчас действительно можно трезво оценить его помощь, вне пространства фраз под эгидой состояния аффекта. Манцони садится на свое место как раз в тот момент, когда француженка принимается за кофе. И вот его последний вопрос впервые за беседу вызывает еще один эмоциональный оттенок – заинтересованность.

Словно в ответ, кареглазая обводит взглядом пространство кафетерия. Здесь действительно уютно… это первое впечатление. Еще удивительно тихо – хотя, вечер уже в самом разгаре, и все клубы и солидные рестораны обычно забиты под завязку. А еще есть понятие «особенной атмосферы» - но это понятие в Америке редкое. Страна настолько многонациональна и перемешана в культуре…  настолько отдалена от исконно индейских корней, что об их существовании напоминают лишь названия штатов.  Что-то свое, то ли итальянское, то ли испанское, в мотиве убранства, едва уловимое – но играющее основную ноту.

- Здесь неплохо. – Получается говорить спокойно, хвала богам. Губа мешает – но тут уже ничего не поделаешь, ей нужно навестить аптеку рядом с домом и купить что-то противовоспалительное и заживляющее одновременно.  – Вы меня успокаиваете… я чувствую это. - Усмехается, но тут же морщится и шипит от боли. – Я психолог. Вас надо в образец послестрессового поведения записывать… - Попытка улыбнуться слабее – менее болезненная, и на глаза слезы уже не наворачиваются. – Я не помню деталей, но  по контролируемой агрессии тоже поставила бы «отлично». И благодарить я не устану. – Ее вновь вернувшие краски губы скрываются за поднесенной ко рту чашкой с горячим в меру напитком. Весьма вкусным, к тому же… хотя после виски рецепторы становятся восприимчивее. – Кстати… ваша бита… Жаль. Она осталась там, верно? – Манцони мог уловить простую вежливость, озвученную окрепшим женским контральто с слабым французским акцентом. А мог поймать глубинную основу вопроса про цели ношения этого спортивного инвентаря вообще.

+1

10

- Я вызвал такси, приедет через несколько минут, - сообщил из-за стойки Эдди, хозяин заведения, на что получил благодарственный кивок.

Попутно же вместе с этим Марти сосредоточил всё внимание на том, что говорила его внезапная собеседница, делясь своими наблюдениями и рассказывая про то что смогла разглядеть в нём. С одной стороны такие разговоры, конечно, можно было бы приписать к обычным разговорам, за которыми не стоит ничего серьёзного, однако её заявление о профессии заставило его на мгновение напрячься - ещё бы! Не хватало ещё что бы она прочитала больше чем требуется, а ведь мозгоправы они все такие. Для них люди как открытые книги и этого не изменить, разве что закрыться сильнее, но это подействует скорее как красная тряпка для быка, поэтому действовать стоило осторожно, однако смешанное состояние стресса, подавленности и вместе с тем спокойствия, усиленного кроме всего прочего действием виски, не позволяет как следует сосредоточиться на чём следует и это было определёно к лучшему. Конечно, это хорошо что с ней всё в относительном порядке, однако это ещё ничего не значило, а потому следовало быть настороже и помнить в первую очередь о том, что следует скорее побольше молчать.
Однако вместе с этим она же вызывала и живую заинтересованность, во всяком случае если смотреть хотя бы обстоятельства их знакомства: ночь, покрывшая своей темнотой округу и заглушившая все звуки, четверо парней, словно стая волков и прижатая к стене жертва в виде запуганной молодой женщины, что стояла в единственном спасительном свете фонаря, служа как бы маяком благодаря своей одежде красного цвета, что даже издалека могла бы рассказать любому о своём бедственному положении, как бы негласно посылая сигналы SOS. Только сейчас Марти слегка улыбнулся, представляя себя со стороны: как он с битой в руках подходит и словно лев раскидывает шакалов в стороны, отбирая их законную добычу, однако совсем не для того что бы воспользоваться самому, а скорее даже наоборот.

- Ничего страшного, - голос, не смотря ни на что, был спокоен и равномерен, в руке бокал с остатками виски, на столе чашка кофе, взгляд направлен точно на неё, - всё в порядке, это мелочи. Не думайте об этом.

В тот же самый момент, спустя какую-то минуту, на улице послышался автомобильный гудок и в заведение вошёл самый обычный парень лет двадцати трёх, типичный американец, слегка развязный, как и все в таком возрасте, может быть даже самоуверен, с ключами в руках.

- Так, ну и кто такси заказывал... О чёрт возьми! - казалось бы вся уверенность парня исчезла разом, как будто бы он увидел приведение и хотел выскочить едва только заметив Манцони, однако тот перехватил его и слегка придержал за шиворот.

- Diavolo! Ma e tu, Jackie. - вырвалось у него на итальянском, когда он схватил парня, но почти тут же отпустил его, даже сделав вид что отряхнул испачканную куртку, - Тихо, тихо... Притормози. Видишь девушку? - он указал на сидящую за столом Эви, улыбнувшись ей, после чего перешёл на шёпот, объясняя таксисту в чём его задача, передавая в руку купюру, - здесь тебе хватит довести её прямиком до Розвелла, поэтому не волнуйся об оплате. И сдачу можешь оставить себе. Послушай... Ты мне кое-что должен, и вот тебе моё слово: довезёшь леди куда она скажет и мы в расчёте. Согласен?

- Уф... - парень, которого звали Джек, похоже, только теперь смог улыбнуться и вообще показать хоть какие-то эмоции, - ты меня до усрачки напугал... Да, то есть, конечно, - он быстро начал кивать головой, - нет проблем. Спасибо. Правда, спасибо... Я...

- Ну всё, всё, иди заводи машину, мы сейчас выйдем.

- Эй, а это твоя девушка что ли? - попытался пошутить он, что, впрочем, не вышло, так как получил лёгкий толчок в бок и сразу затих, поняв что такое лучше говорить не стоит.

После короткой сцены, состоявшейся около входа в кафе, Марти переглянулся с явно улыбающимся или даже смеющимся Эдди, кивнул ему, взяв ручку и написав на клочке бумаги что-то коротенькое, после чего подошёл к сидящей за столиком Эви.

- Прошу прощения за увиденное. Всё в порядке? Может, ещё кофе? - он переглянулся с хозяином, и хотел кивнуть ему передать ещё кофе, но решил дождаться реакции от неё, - ваше самочувствие лучше? Вот, кстати, - он передал ей небольшой клочок бумаги, - как только окажетесь в безопасности позвоните мне. Так, для надёжности. - не станет же он говорить что если вдруг случится непредвиденное то таксист окажется как минимум без работы, а то и без рук.

Как бы там ни было, а надо было сказать что после сегодняшней ночи отсыпаться придётся как следует: по крайней мере после того как полностью приведя себя в порядок, а это всё-таки не так уж и просто, далеко не каждый день получаешь по голове да при этом ещё и с такой силой как сегодня. Конечно, гул уже прошёл, но ухо до сих пор горело, да и виски начало давать о себе знать, потому то и надо было как можно скорее отправиться домой, однако сперва на очереди была внезапно появившаяся собеседница.

+1

11

Но тебе стоит знать, что доверие, высказанное кем-то, делает людей сильнее.
❖❖❖❖❖
Был он воин и мистик, чудовище и святой, лис и сама воплощённая невинность, меньше, чем бог, но больше, чем человек.
Принцесса Ирулан о Пауле Атрейдесе. Ф. Герберт «Дюна»

Hans Zimmer - Time (Inception) Orchestral Cover

Не смотреть на Манцони, не подмечать жесты рук или изменения в мимике лицевых мышц в момент его слов или попытки вернуть успокаивающую улыбку – невозможно. Наблюдатель в Морель всю ее сознательную жизнь брал верх, он откровенно наслаждался всем, что только было доступно карему взгляду – и гневом одноклассницы, и опасением сокурсников, и недоверием (а затем – благоговением) клиентов… казалось, что эмпат в Эви был столь же разборчив, как любая несовершеннолетняя девица с Бруклина в любви – то есть, без ограничений, всего и побольше. Человеческие страсти в их живом исполнении (большинство голливудских фильмов с их наигранной экспрессией темнокудрая терпеть не могла) – вот что и занимало, и постоянно забавляло вроде бы уже успокоившегося сексолога.
Любая наша реакция обоснована.
Все так или иначе упирается в базовые потребности.
Вот хотя бы посмотрите на таксиста – да он же чуть в штаны не наложил при виде итальянца, прямо вся бравада слетела, как шелуха с жареного арахиса, который обычно подается в пабах к пиву. Эви пару раз попадались такие молодые люди, когда Хонда была в ТО на профилактике или после незначительных ДТП… Самоуверенные «денди» с непрошибаемым эго. Привыкшая к малейшему восприятию оттенков молодая женщина обычно отворачивала профиль к окну, пока ее пытались «наскоро» разговорить… что-то дешевое донельзя «мадам», «важная встреча?», «а я вечером свободен». Невидимая усмешка трогает ее губы (и уголок, конечно же, болезненно отзывается), пока Мартин внушает Джеку быть повежливее с леди – она ведь не ханжа. Но с такими, как этот таксист, разговор вести не получается, потому что прежде всего есть риск спровоцировать на резкость буквально несколькими словами.
Есть даже такое искушение, да.
- Благодарю, Мартин, но кажется - ни кофе, ни виски в меня уже не влезет… хотя дома, возможно, я предприму еще одну попытку. – Эви принимает от подошедшего мужчины записку с номером телефона, прячет в клатч; встает с диванчика, попутно аккуратно запахивая полы кардигана. Склоняет голову в знак прощания работнику заведения – кажется, Эдди – за стойкой. Ее вроде бы уже не трясет, можно расслабиться… однако лучше всего этому поспособствует горячая ванна и все та же заживляющая мазь. «Ничего страшного не произошло… Это всего лишь рикошет. От той ночи -  к сегодняшнему инциденту. Все, Морель, ставь точку. Дома будешь себя ковырять».
На улице за время посиделок за кофе-виски стало еще свежее, и в первую секунду после комфортного тепла внутри кареглазая «трезвеет» и опасливо напрягается - атмосфера уютной защищенности кафе выветривается со скоростью света. Таксист уже ждет, даже дверца с ее стороны приоткрыта – чудо-сервис благодаря Манцони, не иначе.
- Надеюсь, что когда-нибудь верну долг. Я вполне серьезно.  – Если и улыбается – то слабо-слабо, потому что губа просто не дает покоя. – Вам ведь тоже досталось, да?..  Не особенно приятный вечер. Хотя, с другой стороны….  - Оглянулась на вывеску кафе и чуть развела ладони, в правой зажат клатч – мол, вот вы и вот я, и вот случайное знакомство, даже ценой доставшихся вам ударов и моей губы. – Доброй ночи, Мартин.
… Всего через каких-то пятнадцать минут Эви очутилась в своем спальном Кармайкле, сонном и довольном жизнью в эти часы. Ей даже открыли дверцу при выходе, что смотрелось бы немного комично в иное время и настроение. Однако кареглазой было не до смеха – сначала в круглосуточную аптеку, а потом домой, на третий этаж одного из красивых домов бежевого оттенка.
***
Из ванны уже вздымались облака пены.
Колонки музыкального центра очень громко - предельно допустимо, чтобы соседи не схватились за телефонные трубки – развеивали по квартире музыку; в ход пошел диск Rondò Veneziano… кажется, теперь Casanova. Ей нужно было сейчас что-то беззаботно-классическое, что-то, с воодушевлением настраивающее на нужный лад. И как ни странно – венецианские мастера духовно-струнных дел с этим справлялись прекрасно.
Платье было безразлично отброшено на сушилку для полотенец. Телефон уже лежал на специальной полочке чуть выше той, что вмещает на себе многочисленные флаконы исконно женского царства красоты и расслабления. К слову, там не только гаджет, но еще клочок бумаги и стакан с виски, наполненный примерно на три пальца.
Рассматривая в зеркале свое все еще немного белое лицо и красную, почти пурпурную, нижнюю губу, Эви-наблюдатель думает о Мартине Манцони. Темный рыцарь с битой. Прямо загадка со всех сторон – не просто прохожий, не обыватель вечернего Сакраменто. Храбр – да. Безрассуден – нет. Опасен.
Опасен?
Хотя откуда ей знать? Спасибо хотя бы за то, что пришел на помощь.
К слову, о спасибо…
Динамики принимаются за Musica Fantasia ровно в тот момент, когда аккуратно заколотые пряди ложатся на водонепроницаемую подушку в изголовье ванной. Женские пальцы тянутся к телефону и оживляют сенсорный экран. От влаги и пара листочек чуть свернулся, но цифры в полном порядке.
Звонить?
Минута на размышление – а затем Морель открывает окошко смс. И отправляет всего одно слово.
«Grazie»
Спасибо, Мартин Манцони, что не дал моему миру стать окончательно черным. Уж лучше он будет красным.
Но одно единственное слово успешно заменяет все фразы мира. И пусть будет так.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » painted red