Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » appassionato


appassionato

Сообщений 21 страница 26 из 26

1

сеньор Агустин Алькарас и сеньора Долорес Веласкес
● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
1920 год
Марбелья, Испания
_________________

http://38.media.tumblr.com/dacd3e2819de558fefd287cd3fa66c7a/tumblr_n6itokv4wA1r8uesqo1_500.png
- - - - - - - - - - - -
игры с моралью и уставом жизни прошлого века;
запретный плод ведь сладок?

+1

21

Тот день, когда маленький Лукас испуганно выбежал из гостиной, надолго запомнился молодой сеньоре Веласкес.  Пожалуй, не простила бы себе такой несдержанности и неосторожности, если бы только мальчик закрылся в себе и не стал бы вновь подпускать ее к себе. Но все это были лишь страхи Долорес, тогда как в действительности, маленький мальчик оказался чересчур даже добродушным. Когда Лола никак не могла выкинуть своих опасений, занимаясь приготовлением ужина для них троих, была уверенна, что если не сожжет кухню, то по крайней мере их еду – все валилось с рук, словно бы кто-то стоял над душей и потешался ее растерянностью.
- Это все эта выдра Гарсия, - про себя прошипела Лола, бросив посреди кухни грязную тряпку, чтобы вытереть ею молоко, которое пролила на пол. Больше всего на свете хотела бы отплатить этой сеньорите той же монетой, хотя и знала, как глупо все это было – ничего сверх плохого она не сделала. Да, она назвала Лукаса негодным мальчишкой, рассердившись из-за кофе, но никто не запрещал ей флиртовать с вдовствующим мужчиной. И все равно Лола никак не могла успокоиться, ведь теперь могла потерять не только Лукаса, но и его отца.
Но когда маленькие ручки обвили ее за талию, а маленький озорник тут же, как ничего и не случилось, расспросил об обеде – очень проголодался, словно целая гора свалилась у нее с плеч. Только на мгновение ощутила приступ какого-то не хорошего головокружения, прежде чем присела к ребенку, чтобы вытереть пыль из его чистых и новых брюк. Что Агустин сказал мальчишке, она так и не узнала. Она и не стала расспрашивать об этом ни мужчину, ни тем более мальчика, при котором с тех пор без лишней надобности даже и не смотрела в сторону его отца. Единственное, чего хотелось Лолите – удержать обоих у себя, словно бы ей от этого зависело что-то очень важное. Может быть, это было чрезмерно эгоистично с ее стороны – ну, и пусть. Успела привязаться и полюбить обоих. Да, именно полюбить, хотя и не имела на это никакого права.
Дни беззаботно пролетали, даже и не намекая ни на какую неприятность со стороны – сеньора Гарсия решила, что ее дочери пока лучше дать покой вдовцу и его проблемному ребенку, с которым не каждой женщине под силу справиться. Или же в маленьком городишке появился еще один завидный жених, о котором не было известно Долорите, ведь подобные вещи не могли интересовать. Все что заботило сеньору Веласкес – лишь продолжение той интрижки, которая уже даже и не была интрижкой, а полноценными отношениями, которые пустили свои корни намного глубже, чем того могла ожидать сеньора.
Сначала Долорес подумала ,что все ей попросту кажется – ничего такого с ней не могло случиться, ведь часть «уговора», уложенного перед браком с ее отцом она так и не смогла выполнить и не подарила Луису желанных наследников. Первые дни ей хотелось все больше спать, солнце светило слишком ярко и интенсивно, от чего у нее часто кружилась голова, так что маленькому Лучи приходилось подождать до тех пор, пока сеньора не догонит его. Помня то, как на ее «нездоровится» отреагировал мальчишка тогда, когда она не вышла к завтраку, Лола постаралась не напугать его и на этот раз, когда не стыд, а действительность были слишком суровыми к ней.
Прошла еще пара дней, а затем и еще одна неделя тоже подбежала к своему финалу – и вывод, который сделала Долорес, совершенно не обрадовал ее. Никогда не подумала, что такое возможно, но… все ведь совпадало! Ей могло стать не хорошо ни с того, ни с сего, а этим утром, едва не удержалась от того, чтобы не вернуть весь завтрак под ноги кухарке, что демонстрировала госпоже зачем-то петуха, что должен был украсить их ужин.
- Сеньора, вам не хорошо? – естественное, то как побледнела Долорес не могла не заметить кухарка, и тут же отложила петуха и подошла к молодой хозяйке, чтобы подвести ее к окну, откуда должен был прийти ей на помощь свежий воздух.
- Все нормально, не беспокойся – просто что-то голова закружилась, видимо я плохо сегодня спала, - отделалась этим Долорес, у которой уже и пропал аппетит к петуху, которого должны были подать на ужине сегодня. – И может быть,… в другой раз приготовишь петуха? Что-то  мне не хочется его сегодня видеть, - вид погибшей храброй смертью птицы не воодушевлял сеньору, так что кухарка лишь подумала о том, какие привереды ее хозяева. Сначала зарезать и зажарить петуха, а потом что? Куропатку? Повертев головой, она оставила таки Лолу в покое и принялась за обычные дела, тем более теперь ей предстояло изменить меню.
И все-таки поесть этим вечером Лола не смогла. Порадовалась только, что Лучи сильно проголодался и съел не только все, но и попросил еще добавки. Перед глазами у Лолы был не только тот бедолашный петух, которого ей показывала днем кухарка, но и то, что теперь ее ждет – если Луис узнает, он ее попросту убьет. Лишит жизни не только не родившегося ребенка, но и ее саму – неверную жену, блудливую душу, и кто знает еще, какие слова подберет для нее благоверный развратный муж. Уложив Лукаса и прочитав ему сказку, Долорес скрылась в своей комнате. Свет даже и не зажигала сегодня и лишь беспомощно смотрела в окно. Чувствовала себя наказанной богом – зачем бы ему тогда теперь ей дарить ребенка, когда она о нем даже и не просила? Не помнила даже, когда в последний раз спала с мужем, а Луис не наивный дурак, который быстро раскроет неверность своей жены. Сколько у нее еще осталось времени, чтобы все скрывать и дальше?
Из тревожных раздумий  на грешную землю ее вернул Агустин. Плотно прикрыв за собой дверь, мужчина быстро подошел к ней и прикоснулся губами ее шеи, а после и развернул ее к себе лицом. Ей тяжело дышалось, и именно по этой причине не ответила возлюбленному о том, как успела соскучиться, и как же сильно не могла его дождаться дома. Ей ведь так хотелось с ним поговорить – вместе ведь они придумают что-нибудь? Опомнилась, когда Агустин уже занялся пуговицами на платье, что стало пока еще незаметно тесноватым ей в грудях.
- Нам нужно поговорить, - мягко останавливает его, хотя ей и не хочется останавливаться. Как никогда нуждалась в объятиях Алькараса. Но разве мужчина будет ее слушать, когда она будет в полном его расположении? Что-то ей подсказывало, что навряд ли. Снова осторожно, предотвращает попытку Агустина и легко уходит из его объятий, на силу оторвавшись от его губ. – Ты совсем не хочешь меня выслушать? – даже как-то с обидой спрашивает, прежде чем устроится на постели. Смотрит в сторону, чтобы не отвлекаться и снова собраться с мыслями – если бы не эта сцена с объятиями, уже могла бы рассказать, и сейчас Агустину было бы совсем не до объятий. Наверняка, думал бы о том, чтобы скрыться как можно дальше от гнева дяди?
- Я беременна, - с ужасом в глазах и тихим шепотом, словно кто-то мог бы под дверью подслушать, произносит Лола, обратив взгляд на своего любовника, что был виноват в ее состоянии не меньше чем она сама. – Сначала, я думала, что мне показалось или … что я что-то напутала, но нет… я не ошиблась еще тогда, когда впервые испугалась этой мысли, - закусив нижнюю губу она молча смотрела на мужчину. Он должен был что-то придумать, потому что то, что пришло ей в голову… нет, об этом ей не хотелось пока думать. – Что теперь делать? – готова была разрыдаться, но в то же время совсем не так хотела провести этот вечер.

+1

22

[NIC]Agustin Alcaraz[/NIC]
Честно говоря... Агустин даже и предположить не мог причину плохого настроения Долориты - обычно, она совсем не так его встречала, но сегодня была словно в воду опущенная, как гласит известная поговорка. К хорошему очень быстро привыкаешь... и Алькарас чувствовал себя немного глупо, когда Лола не позволила ему продолжить раздевать себя и явно не была настроена на их обычное совместное времяпровождение. Но... раз она желает поговорить, он ее выслушает, судя по всему иного выбора у него пока что нет?
Взяв кресло, Агустин уселся напротив Лолы, уже не делая попыток приблизится к ней - самое то было бы сейчас прикурить сигарету, однако запах табака совершенно точно дал бы понять прислуге, что сеньора проводит ночи в своей спальне совсем не в гордом одиночестве, пока ее муженек уехал по делам. Откинувшись на спинку кресла, Алькарас дожидался пока его возлюбленная озвучит тему их сегодняшнего разговора и что-то подсказывало ему, что она чертовски напугана... но что могло случится за один один день, пока Агустин был в дядиной конторе?
-Я беременна.., -шепотом произносит Лола, поднимая глаза на своего любовника. -Сначала, я думала, что мне показалось или … что я что-то напутала, но нет… я не ошиблась еще тогда, когда впервые испугалась этой мысли... Что теперь делать?
Услышав новость Долориты, Алькарас ощутил себя полным дураком... и как же он не догадался сразу о чем пойдет речь?! Забываясь в объятиях друг друга, он и Лола даже и не думали о какой-либо осторожности - к тому же, испанец не раз слышал от своего дяди, что его жена не может иметь детей, иначе за семь лет брака, он успел бы обзавестись не одним наследником. А что же теперь? Оказывается, что бесплоден был как раз похотливый старый хрыч, напрасно мучивший свою молодую супругу столько лет подряд... смешно, да и только.
Не удержавшись, Агустин рассмеялся и не мог остановится, даже когда Лола удивленно и обиженно посмотрела на него, не понимая, в чем собственно дело... ну а Алькарас в первую минуту даже и не знал, как ей объяснить, из-за чего его так разобрал смех.
-Прости пожалуйста... я вспомнил как Луис жаловался на тебя и не сумел удержаться... так вот значит кто был бесплоден все это время. Старый кретин предпочел обвинять тебя и не желал видеть очевидного. Иди ко мне? -Агустин протянул Лоле руку и затем усадил ее к себе на руки. Нежно прикоснувшись губами к ее шее и воспользовавшись тем, что ее платье ее расстегнуто, бывший адвокат, притянул свою возлюбленную так близко как это только было возможно. -У меня есть лишь один вариант наших действий и я думаю, что он единственно правильный.
Когда Луис узнает, что жена и племянник одарили его ветвистыми рогами, которыми мог бы позавидовать любой олень, он конечно же будет в бешенстве и скорее всего укажет обоим на дверь и устроит скандал. Причинить вред Долорите Агустин конечно же не позволит... и не собирается и дальше отпускать ее от себя. Столько лет ей пришлось прожить с этим старым кретином и терпеть его - может быть хватит? Плевать на достойных обывателей Марбельи, которые конечно же осудят неверную жену за то что ей всего лишь захотелось почувствовать себя по-настоящему любимой и желанной. Однако, весь мир не заканчивается на этом городишке, разве нет?
-Дядя должен вернутся завтра... и я все расскажу ему. После этого мы уедем - ты, я и Лукас... и тебе больше не придется никогда видеть этого старого развратника. Мой бывший однокашник написал мне письмо и пригласил снова приехать в Оксфорд - мы могли бы начать там новую жизнь...
Уехать в Англию, что может быть лучше этого варианта? Там уж точно никто не будет знать о прошлом Агустина и Лолы и лезть не в свое дело, как это с удовольствием делают местные кумушки. Наплевать даже на скандал, который устроит Луис... ведь Алькарас и Долорита будут вместе? И наверное уже пора сказать ей самое главное, то что еще ни разу не прозвучало, когда они встречались?
-Я люблю тебя и никуда не отпущу... и знаю, что ты тоже меня любишь. Теперь, когда у нас будет ребенок, тебе незачем оставаться со стариком...
Агустин был уверен, что Лола обрадуется, услышав о том, что он не собирается отказываться от нее и своего ребенка... но ее реакция была совершенно не такой как он рассчитывал - она снова уходит от его объятий и подходит к открытому окошку. Поднявшись следом, Алькарас снова мягко обнимает свою упрямицу.... а когда Лола поворачивается к нему лицом, в ее глазах отчетливо читается решительное "нет" всем его озвученным предложениям. И когда сеньора Веласкес выдает как им следует поступить, Агустин ощущает себя так, словно бы его внезапно огрели чем-то тяжелым по голове... ну или облили ледяной водой без предупреждения.
Она и правда собирается пойти к своему мужу и переспать с ним, чтобы избежать скандала?!
-Ты с ума сошла?? А как же я... почему тебя так заботит этот старый хрыч, которому все равно жива ты или нет??? -зло цедит сквозь зубы Алькарас и на этот раз сам уходит от рук Лолы, когда она делает попытку обнять его и успокоить. -Я не позволю тебе сделать это, ты слышишь меня?! И если ты переспишь со стариком, обо мне можешь забыть, так и знай...
Резко развернувшись, Агустин покидает спальню Лолы и направляется в гостевую, в которой поселили его и малыша Лучи. Выйдя на балкон, он может перекурить все услышанное от Лолы и надеется на то, что она не решится сделать то, что только что предложила...
Как вообще можно было даже подумать о таком?! И что после этого должен будет делать Агустин - по-прежнему встречаться с Лолой тайком и молча наблюдать как старикан будет радоваться его ребенку и принимать его за своего? Лучше сдохнуть, лишь бы даже не представлять Долорес рядом с Луисом...

Отредактировано Agustin Velazques (2016-12-07 18:07:21)

+1

23

Уж никак не смеха Лола ожидала от своего любовника. Смотрела на него долго, до тех пор, пока он не взял себя в руки  и не попытался объясниться. Но все равно не понимала, что в этом такого веселого? Уж лучше бы она и правда, была бездетной, а не горе-муж, которому было важно лишь собственное удовольствие, которого, увы и ах, никак не могла дать законная супруга. Сама сеньора Веласкес уже давно не смела удивляться тому, зачем ее супруг женился именно на ней – спокойно мог ведь выбрать любую из своих любовниц, что лакомились лишь на его деньги и возможности. Единственное, что было у Долорес – ее честность, но и ее в результате потеряла на скользкой тропинке жизни.
Женщина приняла предложение мужчины и, взяв его за руку, рывком поднимается из постели, чтобы устроиться на коленях у мужчины. Она очень надеялась на то, что Агустин будет благоразумным и сумеет придумать что-то лучше того, что придумалось ей. Лола не стала сторониться объятий и, устроившись удобней на коленях мужчины, ответно обнимает его, в то время когда дыхание любимого щекочет ей шею. И почему же за любовь всегда приходится расплачиваться? Долорес была готова отдать все на свете, лишь бы это мгновение самых приятных и обычных объятий не прекращалось, а внезапно возникнувшие проблемы ушли или исчезли сами собой.
Словно бы посреди той бездонной пропасти, куда упала Долорес, поддавшись своему искусителю, кто-то бесцеремонно включил свет – вот так будет выглядеть сеньора, которая изменила своему воспитанию, своему супругу, и в первую очередь, своей совести. С тех пор, когда кто-нибудь узнает об ее греховной связи с сеньором Алькарасом больше в добром обществе никто не пожелает ее принимать, законный муж, скорей всего прогонит ее прочь, и никто не протянет ей даже руку помощи… Почему бог настолько жестоко поступил именно с ней? Но да, за каждый свой проступок необходимо платить, и ей выпала немедленная расплата. Ведь даже полугода не прошло с тех пор, когда она осмелилась почувствовать себя желанной и любимой женщиной, а теперь… теперь мир вокруг нее не пошатнулся, но был на волосок от того, чтобы разбиться на мелкие кусочки.
Какой же нелепой и глупой кажется Долорите страх того, что Агустин испугается ответственности и оставит ее наедине с проблемой. Он рядом, обнимает ее так крепко, как только можно было в этот момент обнять свою горе-любовницу, что принесла самый необычный и далеко не радостный сюрприз. И тем более, теперь у мужчины был даже какой-то план? Неужели не все еще потеряно?? Но, похоже, понимание в решении данной проблемы у Лолы и Агустина жестко отличались. Сперва, женщина даже подумала, что ослышалась, и Агустин имел в виде нечто другое, не чистосердечное признание в своем грехе. Неужели он не понимает, как рискует? Неужели он не знает, что сделает его дядя с ним, не говоря уже о ней. А Лучи? Неужели о мнении бедного ребенка снова забыли? Уж кто-кто, а Долорес помнила то растерянное лицо мальчишки и не собиралась сталкиваться с ним снова.
Долорес была настолько шокирована всеми этими известиями, что даже как-то упустила мимо ушей и самое настоящее, и первое в ее жизни признание в любви. Мужчина очень четко озвучил ее чувства по отношению к нему, но разве любовь эгоистична? В одну секунду Лола поднялась из колен Агустина, и вновь подошла к окну. Вцепившись в подоконник, она из всех сил поборола желание заплакать, которое возникло в ее жизни мало не впервые. Прикоснувшись к лицу ладонью, сделала тяжелый глубокий вдох – на мгновение, ей даже показалось, что перед глазами весь мир поплыл и сейчас вот-вот столкнется с землей. Но вместо этого потянулась лбом к прохладному стеклу, а там и вновь оказалась в объятиях мужчины, который быстро повернул ее к себе лицом. Похоже, то, что он увидел в ее глазах, ему совсем не понравилось, так что и не стала затягивать зря.
- Ты с ума сошел? Мне никто не даст развод, все будут считать меня твоей содержанкой. И даже не знаю, что хуже всего – то, что все будут считать меня падшей женщиной, или то, что подумает Лучи. Как ты сможешь его воспитать, когда все вокруг будут лепетать о том, что мы любовники? – почти на одном дыхании проговаривает все шепотом Долорес. – А моя семья? Я больше их не увижу никогда, если мы уедем, к тому же Луис потопит их в долгах после этого. Но знаешь, я не верю, что можно уйти от всего – сплетни очень быстро догоняют и там тоже мне будет не найти места, - возможно, это был самый обычный страх перемен, но настолько сильный, что Долорес была готова пойти на что угодно, лишь бы все оставалось по-прежнему. Так, как и было все эти недели, которые были у них с Агустином.
- Знаешь, лучше мне будет просто выдать нашего ребенка Луису за его… Так будет лучше для тебя, для Лучи и даже для ребенка, - о себе не упомянула, поскольку давно знала, как ей будет лучше. И этот вариант не включал в себя выгоду для нее. Тихий ужас в глазах любовника заставил ее только застыть на месте – и как же он не понимает, что думает она не о старом хрыче?! – Я думаю в первую очередь о тебе! О Лучи! Неужели ты думаешь, что такое вот признание просто так кто-то тебе подарит, даже по доброте душевной или из-за родственных связей? Ты ошибаешься, или просто не знаешь своего мстительного дядю, - все также шепотом продолжает сеньора, не отводя взгляда в сторону. Что же… если Гуто так глуп, горд и упрям, что не подарит ей этого, ладно. Она быть может тоже гордая, но ради благополучия любимого человека может пойти на уступки своей гордости и снизойти до того, чтобы прийти в спальню к мужу.
- Агустин, подожди! Не уходи, - только и успевает произнести Долорес вслед мужчине, но он уже ушел и оставил ее наедине с собой, с их проблемой и ее решением. Который из них был правильным, который нет? Вряд ли она узнает это до того, пока не попробует.
Ночь пролетела бесследно и была полна соленых слез. Сделка с совестью и гордостью не лепилась, так что к завтраку Долорес не вышла, а когда ее пришел проведать Лучи, сказала просто, что немного не то съела. Ее снова тошнило, а завтрак никак не лез ей в глотку. К морю они пошли уже после того, когда Агустин ушел на работу, даже не попрощавшись с ней. Возможно сеньорита Гарсия сегодня решится навязаться мужчине, а ее даже не будет рядом, чтобы предотвратить эту ее попытку – от этого Долорес стало еще хуже. На пляже ей стало немного лучше – сильный и прохладный ветер, предвестник шторма и скорой грозы только поднимал выше волны, так что сеньора не позволила ребенку купаться.
Хозяин имения вернулся сегодня в добром юморе, слегка выпившим, но это было уже не так важно. Почти весь день он занимался письмами, а после просто гулял по саду, и Долорес приложила максимум своих усилий, чтобы не пересекаться до вечера с Луисом. Это желание также разделял и малыш Лучи, который ни на шаг не оставлял Лолу, и только отбежал от нее для того, чтобы повстречать отца, что вернулся с работы – это значило лишь то, что за ужином все будут сидеть за столом. Что же, просто прекрасный семейный ужин. Аппетит не появился также и вечером, хотя петух был, просто пальчики оближешь – именно так и отозвался о блюде сеньор Веласкес. Поесть хоть немного Лола заставила себя только ради ребенка, но от того, что ей предстояло сделать, еда едва не рвалась наружу.
Когда дом погрузился в привычную ночную тишину, Долорес все еще ходила по своей комнате и не могла найти себе места. Да неужели она и правда хочет это сделать? Неужели и правда, пойдет на то, что задумала? Обещала ведь себе, говорила Агустину, что никогда снова не ляжет с мужем. Но приходится… Ничто не издавало никаких звуков, только бедный котенок, что заблудился в доме, когда Лола вышла из своей комнаты и направилась в комнату мужа. Только одно движение руки, чтобы открыть дверь и машинально сделанный шаг навстречу неизвестности...

0

24

[NIC]Agustin Alcaraz[/NIC]
Как гласит народная мудрость - утро вечера мудренее... и всегда можно найти выход из любой сложной ситуации, даже если кажется, что его совсем нет. Агустин впервые за последнее время покинул дом своего дяди и пошел в контору, не попрощавшись с Лолой и не поцеловав ее... и но он просто не мог поступить иначе. Согласится с ее планом, значило бы навсегда отдать ее дяде, пусть даже он и был ее законным мужем в глазах общественности. Но как можно было допустить такое? Алькарас провел поистине ужасный день в конторе, потому как работы у него почти не было и ничто не мешало его невеселым раздумьям - и погода на улице была им под стать: хмурое небо предвещало скорую грозу и словно бы давило...
Агустин вспоминал все доводы, которые приводила вчера Лола и понимал, что она не откажется от своего плана... и пойдет на это только потому что любит его и Лучи. Она конечно же права и дядя не даст им нормальной жизни - но предположим, что ее план увенчается успехом и старый хрыч поверит в то, что сумел наконец заделать ребенка. И что дальше? Ей придется быть пленницей развратного старикашки до того момента как он не крякнется наконец и она наверняка пожалеет о своем решении сразу как только Луис окажется с ней в постели...
Он рядом с ней... даже от одной этой мысли, Агустину хотелось разбить что-нибудь, лишь бы успокоится и заставить себя мыслить разумно. Определенно, выход предложенный любимой его не устраивал и значит Алькарас должен был как-то помешать ей исполнить задуманное. Каков бы ни был финальный расклад, он не отдаст Долорес старому хрычу и пусть тот делает что хочет, после того как узнает всю правду...
Вернувшись домой вечером, Агустин как и обычно уселся за стол, во главе которого уже сидел его дядя и похваливал кухаркину стряпню. Адвокат старался не смотреть в сторону Лолы - однако, не мог не заметить краем глаза, как она бледна и ест через силу, только чтобы не огорчать Лукаса. Естественно, Луис ничего не замечал и что-то начал рассказывать своему племяннику о новой политике испанского правительства... однако, Агустин почти не слушал, но по счастью дядя был доволен тем, что его никто не перебивает. После ужина, Алькарас вместе с сыном ушли к себе... малышу Лучи словно бы передалось беспокойное настроение отца и он залез к нему на руки, как делал когда был совсем маленьким. Слушая рассказ мальчика о том как он гулял с Лоли сегодня, Агустин тихо вздохнул. Ему очень хотелось надеяться, что если грянет скандал, то когда-нибудь сын сможет понять, почему его непутевый отец не мог поступить иначе...
Когда Лукас наконец-то уснул, Алькарас подошел к двери, чтобы убедится в том, что Долорес не отступится от своего решения - ее дверь была немного дальше по коридору, так что выйти незамеченной она попросту не смогла бы. В какой-то момент Агустин уже успел себя убедить, что Лола передумала... и именно тогда она и вышла из своей комнаты и направилась в спальню Луиса.
Прекрасно.., -прикрыв дверь в гостевую, Агустин пошел следом за Долоритой и видел как она колебалась и собиралась с духом, прежде чем войти в комнату своего мужа. Подождав пару минут, испанец зашел следом за своей возлюбленной, чему его дядя естественно удивился... но отступать уже было поздно, да и незачем.
-Мне надо поговорить с тобой, дядя, -абсолютно спокойным тоном начал Алькарас, по-прежнему не смотря на Лолу. -Это очень важно.
-Обязательно говорить со мной на ночь глядя? -ворчливо бросает в ответ Луис, обернувшись на своего племянника. -Ладно, выкладывай что там у тебя и поскорее... сегодня я хочу побыть со своей женой.
-Как скажешь... дядя, -Агустин посмотрел на Долорес, поймав ее испуганный взгляд, который явно умолял его не делать глупостей. Но... неужели она не понимает, что он не может позволить ей остаться в этой комнате и исполнить задуманное? После того что сказал дядя, Алькарас едва сдерживался, чтобы не двинуть ему хорошенько... -Я хотел тебе сказать, что люблю Лолу. Мне плевать, что ты сделаешь, но она уедет со мной... и это еще не все.
-Что ты сказал? -переспросил Луис, явно не ожидавший чего-то в таком духе. Он переводит вопросительный взгляд на свою жену - но она испуганно молчит и даже не думает вставить свое слово, после сказанного Агустином. -Лола? Может ты мне объяснишь, что все это значит?
-Нет. Тебе объясню я, -продолжил Алькарас, все тем же ровным тоном. -Мы с ней практически жили вместе с тех самых пор как я приехал... а теперь она ждет моего ребенка - так что как видишь, дядя, твоя жена вовсе не бесплодна как ты говорил. Я собираюсь увезти ее и повторяю еще раз - мне плевать что ты будешь делать.
Луис нахмурился, снова бросив взгляд на свою жену, которая испуганно молчала, дрожа словно осиновый лист. Когда он сделал шаг по направлению к ней, Лола инстинктивно шагнула в сторону Агустина, чтобы как-то защитится от разозлившегося мужа... и потеряла сознание, упав на руки своего любовника.
-Так значит все это правда? Моя жена оказалась самой обыкновенной шлюхой... а ты... неблагодарный сукин сын - вот как ты мне отплатил, после того как я дал тебе работу и крышу над головой?! -Луис словно бы выплевывал каждое слово. -Если ты думаешь, что будешь спокойно жить, то очень ошибаешься... потому что я сделаю так, что вам никто руки не подаст до конца ваших дней. Папаша Лолы занял у меня кучу денег и теперь опозорится на всю Малагу, когда не сможет отдать мне долг. Она еще пожалеет о том что связалась с тобой, помяни мое слово... и я уезжаю в город, а когда вернусь, чтобы вас обоих не было в моем доме!
Грохнув дверью, дядя поспешно покинул свою комнату и почти бегом спустился во двор к своей машине. Лола даже не представляет, что наделала, когда решила опозорить его... но, как Луис уже сказал своему неблагодарному племяннику, они оба еще пожалеют о том, что сделали. Усевшись в машину, сеньор Веласкес завел мотор и уехал из имения, рассчитывая как можно скорее добраться до Малаги, однако покинув Марбелью не справился с управлением из-за непогоды, что уже вовсю бушевала на побережье. Рано утром в дом Луиса приедет полиция и Агустину придется ехать опознавать своего дядю... но пока что он ничего не знает о новом витке, который лихо закрутила его судьба и идет за доктором для Лолы. По счастью, она отделалась лишь легким испугом и уснула после легкого успокоительного, которое ей пришлось выпить.
На следующий день, Лучи как обычно проснулся рано и спустившись на первый этаж дома, начал поиски своего полосатого любимца - и именно тогда и увидел своего отца, говорящего с полицейскими.
-Папа! Ты куда?? -удивленно поинтересовался мальчишка, видя что отец взял свой пиджак и явно собирался уходить. Оставаться одному в доме, вместе с дедушкой, приехавшим накануне Лучи очень не хотелось... а Лоли еще не выходила из своей комнаты. -Можно мне с тобой??
-Нет, сынок - ты останешься и позаботишься о Долорите, хорошо? -Агустин присел перед сыном и постарался ободряюще ему улыбнутся. -Сделай это ради меня, я очень тебя прошу.
-Но я не хочу оставаться... дедушка снова не разрешит Лоли пойти со мной гулять, -умоляюще произносит Лукас, обняв отца за шею. -Пожалуйста, возьми меня с собой в город...
-Дедушка умер сегодня ночью, Лучи... так что ты можешь остаться совершенно спокойно, -устало ответил Алькарас, обняв сына. -Я должен поехать вместе с патрульными, чтобы узнать, что произошло. А ты побудешь с Лоли... не оставляй ее одну пожалуйста.
После того как отец уехал, маленький озорник взял на руки своего котенка и побежал в комнату Долорес, где и забрался на кровать. Лучи было конечно жалко дедушку... но теперь по крайней мере он не прогонит его больше и не сделает больно Лоли, которую мальчик очень любил. Отпустив кота, Лукас тихонько потряс за плечо Долорес...
-Лоли, просыпайся... я уже очень хочу кушать.., -тихонько попросил мальчишка, взяв Долориту за руку. -И дождик наконец-то прошел... мы можем пойти погулять... проснись пожалуйста?

Отредактировано Agustin Velazques (2016-12-18 00:34:05)

+1

25

Это были одни из самых страшных минут в жизни Долорес, которые в бешеном ритме отмеряло ее сердце. С ними можно было сравнить разве только первую брачную ночь, около семи лет назад. Тогда парализованная сеньорита безумно боялась и думала, что не доживет до утра. Одному только богу известно, как смогла перебороть себя и все то, что выпало ей на долю. С облегчением Долорес вздохнула, когда наконец-то разругались с Луисом до той степени, что ей было позволено запереться в своей комнате и уйти от супружеского долга, так как «это и так бесполезно, раз родить наследника и так не способна», согласно словам ее благоверного. Но что же теперь? Теперь она сама идет в ловушку к дикому зверю, которым и был Луис. Никак иначе разбушевавшаяся фантазия испанки не желала воспринимать своего законного супруга.
- Ты пришла? – удивленно констатировал факт Луис, когда заметил в своей двери Долорес. Вряд ли она выглядела в таком состоянии, в котором пребывала сейчас, также  привлекательно, как это было даже вчера вечером, но… ей было без разницы. Другого пути у нее ведь нет?
Лола даже не заметила, что следом за ней в комнату Луиса прошел Агустин, а когда заметила, сердце тихо сжалось и казалось, уже даже перестало биться. Что же он задумал, безумный?! Не знала, что было у ее любовника на уме, но понимала, что ничего того, что вписывалось в ее планы он не мог задумать. Если бы согласился и принял, вряд ли бы здесь стоял. Судорожно сглотнула, когда мужчина заявил, что у него важное дело. Увы, его не отложили на потом, например, к утру, когда не будет иметь смысла то, что так хотел сообщить своему дяде Гуто.
Молчала и испугано смотрела по сторонам – неужели все и правда происходит с ней сейчас?! Может быть, она попросту уснула? Больно ущипнула себя за локоть, но реальность не изменила. По утру только выступит синяк, но какой тогда будет жизнь Долориты? Вопросов было больше, чем ответов, а дальнейшая жизнь рисовалась ей такой непредсказуемой и безумной, что хотелось просто упасть и разрыдаться – но к чему эти сантименты? Лола никогда не была сверхчувствительным ребенком и редко плакала, исключением за многие годы стала именно предыдущая ночь, когда от безысходности Долорес проплакала всю ночь. А может и не от безысходности своего положения, а лишь жалея себя и своего любовника – но какая уже разница?
Единственное, о чем Лола тихо молила своего любимого безумца – именно о благоразумии, не разбивать их шаткий мир, в котором они нашли друг друга. Но разве он послушал ее? Видимо, вчерашние аргументы также не пришлись ему по вкусу и теперь, Долорес мало не ощущала, как земля вот-вот уйдет у нее из-под ног. Какая-то совершенно не удачная ночь для исполнения супружеского долга. Сеньора только прикрывает глаза и делает глубокий вдох, словно перед тем, как нырнуть в разбушевавшееся море, когда Агустин сообщает своему дяде о том, что любит ее. Как же легко и просто дались ему эти слова – совсем безумец, который не боится никого на свете. От этого Лола была готова одновременно истерически засмеяться и просто бессильно упасть на пол.
Когда Луис обращается к своей женушке, Долорес даже и не знает, что может сказать. Ей нет оправдания, потому как любила, безумно любила, но не своего мужа, а его племянника, которому не следовало открывать всей правды своему дяде – может быть, худшее их бы миновало? Но и тут взял слово Агустин, и в который раз женщина прикрыла глаза, словно бы это могло что-то изменить. Хотелось бы попросить тишины – слуги не обязаны слушать весь этот скандал, но и так вряд ли Луис согласится промолчать против такой обиды. Мир катился в тартары, и все что могла сделать Долорес – молчать и наблюдать за всем этим безумным действием. Даже не замечала, как ее легкая дрожь становится более заметной и отчетливой, словно бы замерзла уже давно.
Интуитивно предприняла попытку спрятаться от гнева непредсказуемого Луиса, встав позади Агустина, но именно в этот момент мир окончательно поплыл перед глазами, и наступила самая настоящая тьма…
В сознание Лола пришла не надолго. Обессилена была последним стрессом и страх за их будущее, что находилось теперь в руках  сеньора Веласкеса, она лишь пробормотала что-то бессвязное и, найдя взглядом лица присутствующих, снова отключилась. На этот раз она проспала значительно дольше, и только нежные прикосновения к ее плечу и звонкий голосок Лучи, заставил ее приоткрыть глаза. Попыталась улыбнуться мальчишке, что своими напуганными карими глазами смотрел на нее. Именно от этого его взгляда и появилось стойкое ощущение, что что-то случилось. Может быть с ее ребенком? Заглянула под одеяло, по которому уже прыгал маленький пушистый друг мальчишки, но с ребенком все было в порядке, если бы она его потеряла, наверняка это было бы ощутимо… Прислушавшись к себе и своему самочувствию, что было намного лучше, чем прошлым утром, успокоилась и с облегчением вздохнула – ее все также поташнивало, а значит, ребенок в порядке. Странный критерий, но бог с ним?
- Сейчас я соберусь, и пойдем завтракать, хорошо? – улыбается наконец-то Долорита своему любимцу, который так сильно за нее беспокоился, и тогда вспомнила о вчерашней ссоре… - Ты как спал? Хорошо? - в ответ Лукас только кивнул головой, а его маленький котенок тут же пропищал свое «мяу!». – Ой, а кто тут у нас? Уже такой большой вырос, даже не верится, - слегка приподнявшись на локте, женщина тянется к пушистому любимцу мальчика и чешет его за ушком.
О том, что что-то не так Лола знала, когда покидала спальню. Боялась презренных взглядов в свой адрес от прислуги, но взамен получила лишь сочувствие. Мир перевернулся? Мерседес только смахнула с лица слезу, когда закончила накрывать на стол, когда в столовой появилась Лола с Лучи.
- А почему ты накрыла только на двоих? Сеньор Веласкес и сеньор Алькарас не будут завтракать? – спросила со всей серьезностью, на которую только была способна.
- Ох, сеньора… вы еще не знаете, - потянув носом, пролепетала Мерседес. – Сеньор Веласкес по дороге в Малагу разбился прошлой ночью, когда ушел из имения поздним вечером. Сеньор Алькарас поехал устраивать все важные вопросы… Прошу прощения, сеньора, - едва закончила свой рассказ служанка, тут же извинилась и скрылась на кухне. Не могла  говорить без слез – теперь их всех судьба висела на волоске, никто ведь не знает, каким была последняя воля погибшего. Вдруг они все останутся без работы?
Предсказуемо, Долорес отпустила сегодня прислугу домой и велела приходить им завтра к обеду. Ей нужно было время, чтобы прийти в себя после случившегося, а еще… ей нужно было пространство, чтобы поговорить с Агустином, но не опасаясь того, что кто-то может их подслушать. Лучи был уже большим, и его можно было попросить дать взрослым минутку, что и сделала Долорес, когда уже ближе к вечеру сеньор Алькарас-старший появился в имении. Видно сразу было, что он сердит на нее, а еще устал… последняя ночь, спал ли он вообще, прежде чем пришла полиция?
- Я думала, мы с тобой договорились? Неужели обязательно было ему все рассказывать? Теперь на нашей совести еще и его жизнь, что же теперь будет, Гуто?! – тон речи Долориты походил скорее на крик, чем на нормальную и разумную речь. Но она так устала от всего этого напряжения, а теперь еще и … это! Истерика быстро накрыла ее, словно новая волна в неспокойном море – если все будет длиться и дальше, она просто не сможет выносить нормально ребенка. От бессилия забыла обо всем и просто повисла на шее у своего любовника. Чертовски ей его не хватало, а страх потерять его, был слишком велик. Быть может, он сейчас и отстранится от нее, заставит ее задуматься о том, на что хотела пойти ради него, ради них всех… но это будет позже, если только она ему позволит оставить ее.  – Теперь, ты больше меня не хочешь? Не любишь? – с опаской спрашивает, по-своему прочитав злость в глазах мужчины.

0

26

[NIC]Agustin Alcaraz[/NIC]
Ночью, когда погиб Луис, Агустину так и не суждено было сомкнуть глаз... после того как он отнес Лолу в ее комнату и привел врача, то просидел почти до самого утра возле ее кровати. Он осторожно сжал взял ладонь любимой в свои, не представляя, что будет дальше... ведь теперь дядя совершенно точно превратит в ад не только жизнь Лолы, но и ее семьи. Однако, Алькарас нисколько не сожалел о том что сделал и просто не мог допустить чтобы Долорита осталась со стариком... жребий был брошен и осталось лишь разобраться с последствиями? Нехорошее предчувствие не отпускало Агустина до самого утра, пока в дверь имения не постучались патрульные и не сообщили о смерти Луиса на дороге...
Наверное, Алькарасу надо было бы радоваться тому как провидение решило избавить его и Лолу от всех проблем? Теперь Луис никому ничего не расскажет... и Долорес свободна, к тому же никакая тень не омрачит ее репутацию. Однако, Агустин совершенно не радовался, когда в городском морге увидел искалеченное тело своего дяди - он не желал старику смерти, лишь хотел чтобы тот позволил Лоле просто уйти и жить собственной жизнью. Но порой свобода может иметь слишком дорогую цену?
-Мне жаль, дон Агустин, -тихо сказал один из полицейских, что сопровождали бывшего адвоката - кажется сын того старика-фермера, которому Алькарас помогал подготовить документы для страховой компании? -Ночью просто стеной лил дождь... и дорогу размыло - было сущим безумием уезжать из дома. Ваш дядя не справился с управлением и его машину снесло под откос...
-Спасибо.., -поблагодарил за сочувствие Агустин, отвернувшись после того как Луиса снова накрыли простыней. -Он вчера неожиданно решил ехать в Малагу... и не захотел никого слушать.
Алькарасу пришлось соврать... и он был настолько растерян случившимся на дороге, что ляпнул первое, что пришло ему в голову. Полицейские понимающе покачали головами, после чего Агустин смог уйти из морга, чтобы заняться организацией похорон своего дяди. Все эти хлопоты заняли у него остаток дня, так что возвращаясь на виллу, адвокат хотел лишь одного - свалится в постель и как следует выспаться. Он очень надеялся на то, что с Лолой все в порядке и думая о ней пытался решить для себя, сердится ли на нее еще? Она хотела сделать как лучше, думая не только о себе, но и о своих близких - умом Агустин вполне мог это понять, а вот сердцем... Оно словно выло от жгучей обиды, отказываясь принимать какие-либо разумные аргументы. Возможно впервые в жизни, любовь не была для Алькараса всего лишь приятной игрой, не приносящей ничего кроме обоюдного удовольствия... он был готов бороться за Лолу и сделал все что мог. Рука судьбы довершила остальное, но что будет дальше?
Вернувшись в имение, Агустин встретил Лолу в той же самой гостиной, где их случайно "застукал" маленький озорник Лучи. В доме было непривычно тихо... словно в огромном и пустом каменном склепе, где уже давно нет живых людей. Алькарасу пришлось остановится, чтобы поговорить с Долорес, хотя он и не представлял, что мог бы ответить ей - с одной стороны, безумно хотелось обнять ее и послать ко всем чертям обиду и злость, но с другой...
Как она могла решится все-таки пойти к старику?? Как??? Агустин лишь вздохнул, посмотрев в глаза своей любимой, где прочел тот же страх, как и накануне вечером, в спальне Луиса.
-Мы не договаривались ни о чем... и я не мог позволить тебе совершить эту глупость, Лола.., -устало произнес Алькарас. -Это я убил его, а не ты... его кровь на моих руках. Но теперь ты свободна наконец и он не сможет причинить вреда твоему отцу, как собирался...
Он видит, что Лола снова дрожит и ее щеки мокры от слез... и чувство злости и обиды понемногу покидает Агустина - это ведь его любимая женщина, за которую он был готов сражаться со всем миром если потребуется. Она ждет от него ребенка... но если будет все время плакать и расстраиваться, ничего хорошего из этого точно не выйдет.
-Теперь, ты больше меня не хочешь? Не любишь? -тихонько всхлипывая спросила Лола и Агустин окончательно сдался и обнял ее. Как она вообще могла себе такое вообразить? К тому же теперь никто не помешает им уехать и делать все что захотят... может быть стоит забыть о плохом и наконец-то без опаски подумать о собственном будущем...
-Ты прекрасно знаешь, что люблю... очень люблю, -Агустин поцеловал Лолу, после чего своими губами снял слезинки с ее щек. -Перестань уже плакать, прошу тебя - ты просто обязана родить мне здорового сына, слышишь? Я просто дико хочу спать... и сейчас точно где-нибудь свалюсь - пойдем наверх?
Он заваливается на кровать в комнате Лолы и пока она ходит проверить Лучи, отключается... завтра им предстоят новые хлопоты и встреча с нотариусом, что должен огласить завещание Луиса. Но до нового дня еще очень далеко, а Агустин заслужил небольшую передышку...
На следующий день, Агустин, Лола и Лучи вместе отправляются в нотариальную контору, где и узнают, что сеньора Веласкес стала весьма состоятельной вдовой - как оказалось, Луис переписал все свое движимое и недвижимое имущество на нее. После оглашения завещания, на похоронах Долорита выглядит такой измученной и заплаканной, что все местные кумушки ставят ее в пример своим дочкам - мол, именно так вдова и должна убиваться по скоропостижно скончавшемуся супругу. И только Алькарас знает из-за чего накануне вечером так горько плакала его возлюбленная и, собственно, почему выглядит такой бледной и усталой - но старым кошелкам, что так любят всех обсуждать, вовсе незачем знать, что овдовевшая сеньора просто находится в интересном положении.
Вернувшись из города Агустин вместе с Долоритой и сыном идет на свой любимый пляж... кстати говоря, Лучи очень рад, что теперь никто не отнимет у него внимание его любимой Лоли и то и дело жмется к ней, словно боясь что она куда-нибудь пропадет. Мальчишка еще так мал и ему очень нужна мать - и судя по всему, он уже выбрал ее, так же как и его отец?
-Итак, сеньора... теперь вам совершенно неприлично оставаться одной в доме с неженатым мужчиной... что же нам делать? -Агустин хитро улыбнулся, посмотрев на Лолу и воспользовавшись тем, что Лучи побежал побросать камешки в море. -Думаю что у меня только один выход - женится на тебе после того как закончится траур. Тогда уже точно не придется выдумывать дурацкие объяснения, относительно нашего ребенка. Правда местные будут говорить, что я позарился на твои деньги.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » appassionato