Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » break the aim


break the aim

Сообщений 1 страница 10 из 10

1


http://storage4.static.itmages.ru/i/16/1031/h_1477926238_5987657_ba0a930c50.gif
декабрь, 2016 \\ пром-зона \\ облачно \\ ночь
Jason Westwood & Raoka Salazar

Когда что-то или кто-то срывает твои привычные планы, это всегда бесит.

+1

2

Воззри, Господи, ибо мне тесно,
волнуется во мне внутренность, сердце мое перевернулось
во мне за то, что я упорно противился Тебе;
отвне обесчадил меня меч, а дома – как смерть.
*
———

Код:
<!--HTML--><center> <b><font size="2" color="#000000" face=Century Gothic">Megaherz - Teufel</b></font><br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/9f0c657c-51ad-4cc8-88a7-8037b1783a00/megaherz-teufel-2015_(mp3.cc).mp3"> </object> </center>

Она спала сладко в нашей постели, а я не смел ее будить.
Едва брезжил за окнами рассвет. Дом был окутан грезами и мечтами. Почти год назад я так же опускался в кресло напротив кровати, только в постели спала Райден**. Столь разные, и тем ни менее, кроме этих крошек мы не имели ничего. Прах одной из них покоился в Атлантиде, на семейном кладбище, другая же стала женой. Разваливаясь в кресле, я подавил желание застонать. Годы брали свое, усталостью оседая в подкорке нашего общего сознания. Ссадина в боку доставляла едва заметный дискомфорт. Ныло тело, но ты привык. Правда, падре?
Дни, проведенные в резиденции Арандо, сменялись ночными подворотнями и дешевыми квартирками. Ты не опирался более, а я заговорил на твоем гнусном языке. Сегодня ты окропил кровью наши руки. Ты не убил мальчишку и превзошел своего учителя в пытках. Что ты чувствуешь, святоша? Признаться, ты удивлял меня. Столь алчной жажды мести я не встречал раньше ни в одной эпохе. Век нано-технологий породил более страшных инквизиторов.
А когда она очнется от сказочного сна, мы скажем ей, что нас побил ее дизайнер. Неважно, что этот опоссум дрых без задних ног перед экраном TV. Мы имели право на маленькую тайну. Он нехотя соблюдал новые правила, а иной раз помогал тебе. У Фелисити в резиденции была особенная миссия, следовать за миссис Арандо-Вествуд по пятам и докладывать нам. Да, я сроднился с бывшим рокером, нас связывало искусство. А вот тебя, падре, он боялся не меньше, чем немилости беременной Анжи. Хотя иногда, я сам тебя боюсь. Если пса долго бить палкой и держать на цепи, он рано или поздно оскалиться и загрызет своего господина.
Ты больше не ныл, но что-то фанатичное в нас осталось. Ощущение собственной божественной миссии, хотя мне больше нравилось называть нас Линчем. Я привык к тебе и не мог существовать, как Хайд без Джекилла. Мы были одним целым, хоть и спорили частенько. Я хотел доказать всему миру, что две личности способны ужиться в одном теле, как это происходит с сердцем и мозгом. По сути, два органа и олицетворяли наши сущности. С той лишь разницей, что было не ясно, кто из нас думает, а кто творит хрень.

Днём я возился в мастерской. Частично забывал про боль, вдыхал запах масла и старого полотна. В перерыве между работой, курил возле окна. Перепачканными краской пальцами держал сигарету и выдыхал дым. Ты спал непробудным сном, в то время как сердце продолжало качать кровь. Я вспоминал послание, которое ты хотел передать тому ублюдку, что перешел дорогу неудачнику-Филлу. С тех пор, как ты перестал блокировать свою часть воспоминаний, мне стало гораздо проще адаптироваться в мире. Учитывая, что профессор Вествуд сорвался с цепи, превратившись в озлобленного цербера, я должен был держать контроль. Я представить не мог, что смерть Райден перевернет нас местами. Зло не всегда тьма, а добро может и не носить нательный крестик.
В отражении стекла я не видел больше монстра или мессию. Только один человек. Одна сущность, побитая тернистой дорогой жизни, которая просто нуждалась в понимании и человеческой нежности. Бейтрис выбрала нестандартный метод лечения моей болезни, но с каждым днем я реже говорил о себе в множественном лице.
Что было ночью, оставалось главной проблемой психики Вествуда, о которой я не говорил ни молодой супруге, ни кому из семейства Арандо. Я хотел обсудить со своим психотерапевтом события предыдущей ночи и знал, что она скажет в ответ. Желание прошло само по себе. Есть моменты о которых никому не стоит знать.
Тот мальчишка, которого я обжег вчера кипятком, был наркодиллером. Он не работал с мафией и в какой-то мере, я оказал Торелли услугу. Сегодня мне предстояла встреча с другим человеком, прибывшим из Сан-Франциско. Простофиля Фелисити задолжал многим в родном городе. Он открылся лишь недавно, когда некоторые захотели вернуть свои деньги. Больше не было защиты сенатора, моего так и не состоявшегося тестя. Да упокоит Господь его душу!
Потушив огарок сигареты в большой пепельнице и выудив кисточку из банки с грязной водой, я возвращался к арт-терапии. Искусство способно излечить больной разум, но может ли оно спасти отмирающую душу?

Вместе с сумерками я обретал право на искупление грехов. Очищение улиц от "падальщиков", к сожалению, так и не приносило должного успокоения. С периодическими вспышками, обострениями я мог говорить о двух Вествудах, но понимал, что есть только один. Ни один из них не был достоин уважения. Каждый в отдельности, и оба вместе являлись мной. Стоит лишь признать существование своей темной стороны, как жизнь становится гораздо сложнее. Мой мозг более не блокировал то чего я боялся. Я помнил и то, что хотел бы забыть. Каменная ноша в груди никогда не станет легче, с ее тяжестью мне придется идти до тех пор, пока еще будут силы.
Я отдал бы все отреставрированные картины и фрески за полгода, лишь бы никогда не возвращаться на эти смрадные улицы промышленного района. Они напоминали о гибели Райден, сгоревшем складе, что был когда-то моим домом. Хотя я так и не увидел ее труп, но полностью уверен: крошка не могла себя сжечь.
Остановившись на развилке, я начал жалеть, что предпочел пешую прогулку транспорту. Да, по прежнему мои права были конфискованы, но иной раз приходилось преступать черту закона, если это могло кому-нибудь помочь. Сегодня я хотел оказать услугу опоссуму из Сан-Франциско, ибо завтра о его карточных долгах могла узнать Анжи. Признаться, я сам побаивался ее гнева. Беременные женщины хуже фурий.
Во внутреннем кармане байкерской куртки лежал пакет с таблетками, изъятыми у вчерашнего знакомого. Нелегальная продажа метамфетамина давала ему возможность прокормить себя, а я хотел получить отсрочку выплаты долга Хьюза до тех пор, пока не найду способ вытащить его зад из дерьма. Более того, белые драже могли подкупить, при правильном подходе. Мне нужна была информация. За ней я брел по переулку. Тусклые фонари скрывали язвы этого города. Промышленные здания, мрачные стены складов, разрисованные уличными художниками. Место встречи не было спонтанным, где-то здесь должно было находится неприметное здание. Для мелкой шестерки в самый раз. Собственно говоря, я услышал за спиной эхо шагов. Только встрече не суждено было состоятся. Рычание мотора. Скрип шин.
Соседний переулок буквально выплюнул авто. Петляя, машина снесла мусорный бак, и не сбавляя скорость, сбила человека. Я видел, как он перелетел через капот, плюхнулся на асфальт и проехался по нему несколько метров. Тогда я побежал к месту происшествия.
В нашей голове пролетало тысячу гребанных мыслей. Ты уже готовился читать за упокой души. Ублюдок несомненно сдох; Фелисити потерял возможность отсрочки; ты получил возможность крестится и рыдать над трупом, а мне от него избавляться! Падре, почему, где появляется твой благочестивый зад, кого-то убивают или насилуют? Пока ты ныл вместе со стуком сердца, я лихорадочно соображал. Вспоминал марку тачки. Пробежав мимо тела, понесся следом за машиной. Мне нужен был номер. На случай тяжелых переговоров. Нам ничего, мы и так числимся в списке "нестабильных" людей Сакраменто, а вот водителю могло не повезти.

———
* Ветхий Завет, Книга плач Иеремии, 1:20
** Райден - погибшая племянница Вествуда

[AVA]http://funkyimg.com/i/2hz45.png[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2016-11-05 23:26:10)

+2

3

Спустя некоторое время в поездке, строения вокруг трассы начали напоминать что-то вроде городской промзоны. Девушка не знала куда ехала, в этом районе ей довелось оказаться впервые. Но то, что случайно наткнулась на что-то подобное даже радовало. Не придется беспокоиться о том, что кто-либо кроме таких же любителей погулять ночью по сомнительным местам сможет ее здесь заметить. Если таковые вообще есть. По крайней мере полиции здесь быть точно не должно. Разве что какая-нибудь непутевая охрана у расположенных здесь складов... да и это вряд ли. Стояла даже умиротворяющая тишина.
Она ехала медленно, с выключенными фарами, решив про себя, что тусклого света фонарей вдоль дороги будет вполне достаточно для того, что бы видеть местность впереди, не привлекая к себе внимания, и не врезаться в ближайшее препятствие. Хотя целостность автомобиля Раоку мало волновала. Машина была угнанной с соседнего спального района, возле дома, где она в данный момент жила. Само то место не славилось спокойной обстановкой, да и девушка уже знала, что пропажу, скорее всего, обнаружат только к утру. А даже если и раньше... какова вероятность что ее быстро найдут, да еще и за превышающее, наверное, один десяток, а может и больше, число километров.
Беспокойства не было на этот счет. Разве что чувство легкого адреналина немного бушевало внутри от осознания того, что вновь пытается сделать что-то неправильное, противозаконное и без веских на то причин. Просто потому, что решила проверить, получится ли во второй раз повторить успех. Просто потому, что может.
Девчонке не нужны были деньги, которые она могла бы получить, если бы нелегально продала кому-то это авто, ради запчастей или каких-либо других целей. Да и сама машина тоже не была нужна. Прав она не имела и водила херово, даже несмотря на то, что прекрасно научилась разбираться в том, как они работают изнутри. Тем не менее, проезжая вдоль подобия улицы начала задумываться о том, что с ней нужно что-то сделать.
«Врезаться в какую-нибудь проволочную ограду, да и бросить ее здесь», — подумала она, вынужденно повернув направо, как только увидела что с другой стороны дорога для проезда перекрыта. Возникший план был до ужаса банален, и может быть даже глуп, но девушке было все равно. Она никогда особо не задумывалась над логикой и возможными последствиями своих поступков. Решала на месте, по ситуации. И не всегда верно. Благо, что пока с этим реально везло.
Сделав спустя несколько метров еще один поворот, только теперь уже в другом направлении, вдавила педаль газа, набирая скорость, при этом устремив внимательный взгляд на дорогу. Освещение в этом подобии переулка, кажется стало еще более тусклым. То, что фары можно было давно включить, как-то вылетело из головы девчонки, и как только ей посчастливилось сбить пару мусорных баков в попытке вписаться на быстрой скорости в очередной ближайший поворот, она сражу же об этом пожалела.
«Твою мать!»
От неожиданности, почему-то интуитивно выставив перед собой руку в качестве своеобразного подобия рефлекторной защиты, совершенно забывая о том, что находится за стеклом авто. Тем самым отвлекаясь от слежения за дорогой впереди. Хотела было затормозить, понимая, что с управлением на такой скорости на маленьких улицах ей не справиться, но с внешней стороны машины раздался еще один резкий удар. Сначала пришелся на капот, и, словно в одно и то же мгновение, на лобовое стекло, заставляя его ощутимо треснуть прямо по центру. От полученных впечатлений в ту же секунду девчонка не слабо испугалась, продолжив ехать вдоль улицы, не сбавляя скорость. Остановиться решилась только спустя где-то около сотни метров, может быть меньше, от случившегося.
Первая мысль, что промелькнула в голове в момент того, как заглушила мотор, была о том, что сбила собаку. Но потом осознала, навряд ли. Слишком большое тело столкнулось с корпусом автомобиля для того, что бы являться собакой. И на предмет, в виде еще одного мусорного бака не похоже было. И кто тогда? Человек?...
От такой мысли по телу пробежала неприятная дрожь. Раока глубоко вздохнула, стараясь успокоить себя тем, что ничего еще не доказано. Но и не знала, хотела ли она это проверять.
Спустя какое-то мгновение девчонка, сорвавшись на нервах, выскочила из салона, и быстро обойдя открытую дверь с водительской стороны, бросила взгляд на капот и разбитое окно. Заметив на них отпечатки крови в свете тусклых фонарей, замерла на месте, осознав, что насчет мысли о сбитом человеке не ошиблась.
Блядь.
Ее начинало охватывать чувство паники и смятения. Совершенно не понимая, что делать в такой ситуации, Раока просто-напросто какие-то секунды пребывала в ступоре, пытаясь сообразить хотя бы что-то на этот счет. Спустя еще какой-то короткий промежуток времени со стороны безлюдной, как ей казалось ранее, улицы послышались шаги, или бег, она не поняла. В голове пронеслась кричащая мысль: «беги!», но девчонка продолжала стоять на месте, не двигаясь даже. Лишь бросила взгляд в сторону возникшего шума, словно ожидая кто появится из темноты. Под юбкой на правом бедре был ремень, за ним два ножа с выпадающими по кнопке, лезвиями. Ночью при одиноких прогулках подобная экипировка всегда была при ней, почти. Для морального успокоения больше даже, чем для самозащиты, ибо драться не умела. И сейчас, интуитивно, потянулась рукой к одному из них, осторожно его доставая.

+1

4

Код:
<!--HTML--><center> <b><font size="2" color="#000000" face=Century Gothic">Oomph! - Deine Eltern</b></font><br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/3134c3bc-87cb-4010-8807-107c39ca3c5d/oomph_-_deine_eltern_(zaycev.net).mp3"> </object> </center>

[float=left]http://funkyimg.com/i/2jhHr.gif[/float]

Sie werden schon genau wissen, warum sie so was erzählen,
denn deine Eltern waren auch mal jung.
*

Станцуем, падре?
В нашем общем мире нет места покою. Где бы не ступала твоя нога - всегда грядет хаос. Сколько ты еще грехов искупишь, но вновь свершишь новый, еще более дикий и отвратный поступок! Вымаливай у судьбы иного пути, но ты обречен на красную, лавровую дорожку прямиком в Ад. Единый мозг на двоих. Мы больше не делим мир напополам. Ты, это я. А я - ужасающая истина. Я - падшая Германия, растление Запада, войны Востока и глобальное уничтожение всего земного шара.
Двойная натура. Я больше не путался, приняв обе стороны медали. Вчера ты был палачом, а я спасителем. Сегодня мы сменили позиции, сыграв в отличную ролевую игру. Ты встал в позу догги-стайл и бил челом во славу Христа. Я, по старой памяти, исказил наше лицо в гримасе Линча с примесью Ганнибала Лектера. Ничего нового, исключительно старое психическое отклонение с нарциссизмом и социопатией в придачу.
Ты ползал где-то на задворках сознания, читая последнюю молитву перед тем, как еще одна душа отправится по ту сторону жизни. Хотел бы я видеть твою рожу, как в прежние времена, но довольствовался нашим бурным и красочным воображением и далеко не галлюцинациями. Переступив через тело, я склонил голову набок. Как быстро взрослеют детки. Сквозь полумрак личико нарушителя твоего покоя, снесшего на своем пути с десяток спокойных минут, было особенно очаровательным. Удивительный привкус страха, шока и чего-то еще. Где-то полминуты я пытался подобрать слово, но на языке вертелась свойственная моему alter ego фраза: "раскайся дитя и исповедуй душу, ибо моими устами глаголет вера и истина. Amen!"
О да. У меня было твое дурное влияние. Я ломал пальцы и в тоже время нес божественную ересь, от которой тянуло блевать мою прекрасную персону. Я вспомнил, как обычно воспитывают маленьких паршивцев, всыпав им по заду ударов пятьдесят. Учитывая, что за спиной валялся, судя по всему, труп, одними шлепками было бы сложно обойтись. Ты, буквально, взывал, что девчонку стоит привлечь к криминальной ответственности. Обернись, придурок! Сзади тебя лежит труп человека, который хоть как-то мог пролить свет на ситуацию с болваном Фелисити. Переводя хаотично взгляд и нахмурившись, я голосом Мефистофеля прохрипел:
- Кто тебя учил водить? - кому я оторву руки вместе с твоей очаровательной головкой? 
Истина? Она всегда на поверхности, мой набожный друг. Мы опять не сутулились и смотрели из-под лба, словно бык на родео. Так бывает каждый сраный раз, когда ярость медленно заполняет естество. Пропадает дрожь в голосе и интеллигентная морда превращается в озверевший оскал. К слову, у арийской нации всегда были проблемы с само-контролем. В нас текла именно их противоречивая кровь. Мы начали с вопроса и кончили несколькими резкими шагами навстречу тьме, тлену и дурному "подрастающему" поколению. В состоянии аффекта мозг соображает вдвое быстрее или отключается. Поставим ставки на что способно сознание девчонки, которая впервые убила человека? Даю полтинник, что она сорвется и побежит. Они всегда бегут от тебя.
- Сейчас я вызову полицию, - сложив губы уточкой, пожал плечами, - А впрочем, у нас есть несколько вариантов выхода из ситуации. Если он мёртв, - указав рукой назад, я заметил ее неоднозначное, довольно медлительное движение в сторону и закатил глаза, - кому я вру?! Один вариант.
Барабанная дробь. Я любил хаос, признаюсь, грешен. При данном раскладе льстила сама мысль перевоспитания паршивки, ибо ни одна колония не способна вбить в голову лучше! Только макание носом в кровь сбитого человека способно приучить думать головой перед нажатием на педаль газа. Махнув в ее сторону рукой, проговорил:
- Давай, валяй! Вы же привыкли так решать проблемы, - и нравоучений я тоже нахватался от тебя.
Протянув резко руку, я словил ночной и грязный воздух, в нескольких сантиметрах от юной незнакомки. Мне нравился эффект игры в которой ты стараешься словами что-либо донести до оппонента, а потом появляюсь я и хватаю за глотку. Это происходит где-то спустя минут десять твоих никчемных попыток. За это время либо сзади послышится стон полумертвого человека, либо истерический вопль девушки. Третьего не дано. Пока была стадия смятения, словно я сбил этого придурка, мусорный бак и при этом был маньяком-извращенцем.
И ты честно пытался разобраться в ситуации. Схватив девушку за руку, я начал ее тащить в сторону потерпевшего. Хотя, если призадуматься, то крошка сделала ту грязную работу, которая отводилась мне. Жаль, что слишком рано. В стальной хватке, выкручивая запястье, окинул быстрым взглядом проулок. Машина со смятым капотом, по прежнему, стояла недалеко от нас. На улице все еще была ночь и разило сыростью со всех сторон. Проведя шариком штанги по зубам, резко наклонил голову в сторону девчонки. Состояние Вертиго, до боли знакомое нам с детства, вернулось на несколько мгновений. Раздраженно прошипев в лицо, буравил ее холодным взглядом:
- Молись Богу, чтобы он просто был без сознания. Иначе совесть будет жрать тебя всю оставшуюся жизнь, - и этому я научился у тебя, мой отвратительный кусок личности.
Если ты ослабишь хватку или позволишь ей свалить с места происшествия, этот грех свалиться на твою голову, набожный параноик! В твоих интересах было урегулирование недопонимания, а в моих избежание возможных повторных эксцессов в будущем. И не благодари, из меня был гораздо лучший учитель, чем из тебя...
———
* Они уж точно будут знать, что и как рассказывать,
ведь они тоже когда - то были молоды.
(нем.)

[AVA]http://funkyimg.com/i/2hz45.png[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2016-11-09 21:02:00)

+2

5

Как только из темноты переулка показался силуэт мужчины, внешность которого девчонка не смогла рассмотреть в деталях из-за полумрака подворотни и того, что свет на дорогу падал с противоположной стороны, в страхе слегка сжала в запястье нож, чуть отводя руку, которой держала его, за спину. Словно это была некая попытка спрятать оружие от нежелательного внимания. По крайней мере до тех пор, пока он не пригодится. В голове все так же звенела кричащая мысль о том, что нужно было бежать. С самого начала. Просто бежать, как можно быстрее и дальше от случившегося, не давая никому шанса даже заметить себя. И не пытаться проверять, чем же все-таки закончилась эта авария. Да она и не хотела. Даже если Раока на самом деле просто сбила человека насмерть, это было бы последним, что волновало ее в эту минуту. Тем более, когда она поняла, что у всего этого есть живой свидетель.
На вопрос, первой фразой, услышанный в свой адрес ответила молчанием. С одной стороны не поняла к чему он прозвучал, с другой все еще пребывала в состоянии шока наперебой с все тем же испугом. Потому она продолжала стоять на месте, почти не двигаясь, не сводя какое-то время взгляда с человека, кто продолжал сокращать расстояние между ними, и игнорировать терзающие здравый смысл повторяющиеся мысли. Будто бы ждала, что будет дальше. Пусть где-то в глубинах сознания и понимала, что последнего делать совершенно не стоит. Это будет ошибка, если не хуже.
Безмолвно слушая последующую фразу, сильнее сжимала рукоять спрятанного ножа. Нервы в каком-то смысле начинали сдавать.
Слово про полицию отдаленно позабавило, пусть девчонка никак и не показала этого внешне. То, что она могла бы хорошенько ответить перед законом за свой сегодняшний проеб, тоже волновало ее далеко не в первую очередь. Она даже не думала о том, чтобы считать себя виноватой в случившемся, более того. Дальнейший смысл слов она не поняла вообще. Оттого, неожиданно для себя начала будто бы искать ассоциации с тем, кем вообще может являться ее вынужденный собеседник. Видимо, что бы разобраться для себя хоть в чем-то. Все, что приходило на ум, учитывая время, место, и обстановку, сводилось к тому, что этот мужчина никто иной как наркодилер. А тот бедолага, которого она сбила: либо наркоман, задолжавший ему денег, либо его приятель. Или же все с точностью наоборот. И оба возможных варианта заставляли нервы бушевать и дальше. Ведь и в одном и в другом случае он захочет получить «свое». Будто то плата, или месть. Не важно.
Прекратив гонять в голове бессмысленные подозрения девчонка попыталась сделать шаг в сторону, чтобы потом, наконец, сделать то, что нужно было сделать с самого начала, но не успела. Была грубо схвачена, в прямом смысле, за руку. И в этот момент ее предшествующий испуг сменился паническим страхом. Раока молчала, несмотря на то, что хотелось кричать. Смятение, возникшее ранее, не отпускало. Не предприняв никакой попытки к сопротивлению, нехотя проследовала за незнакомцем туда, куда потащил, нервно рассматривая дорогу впереди. И стоило только невольно остановить взгляд на лежащем неподалеку на асфальте теле человека в луже собственной размазанной по дороге крови, ее словно прошибло.
Приостановившись, девчонка сделала резкий шаг назад, дернув на себя руку, что находилась в захвате. Попыталась вырваться, но безуспешно, эта попытка лишь причинила неприятно-болезненные ощущения в области запястья. Крепко держал, гад. И это взбесило. Чувство смятения в мгновение отступило. А вот страх, все-таки, нет.
— Нет! Нехер... ночью по дорогам шакалить, потом виноватых искать! — уставившись недовольным взглядом прямо в глаза противнику, она еще сильнее сжала нож. И в ту же секунду послышался щелчок выпадающего лезвия. — Отпусти, сказала!
Прошипев последнюю фразу, замахнувшись свободной рукой, резко, что было сил полоснула захватчику по руке, просто-напросто вынуждая ослабить хватку, предоставляя себе возможность вырваться. Не знала, насколько сильно и глубоко ей удалось ранить. Не видела. И проверять тоже не хотелось, самозащита, не более. Отступая на пару шагов назад, продолжала смотреть в глаза врагу, при этом отчетливо про себя понимая то, что тормозить теперь уж точно не стоит.
Окровавленный нож выпал из рук девушки, и звон столкнувшегося с асфальтом лезвия будто дал ей сигнал старта. Отпрыгнув вбок, Раока бросилась бежать в сторону ближайшего затемненного переулка, прокручивая в голове всевозможные и спутанные мысли. Плана действий не было, и сомнений насчет того, что враг проследует за ней после случившегося, тоже. В такой ситуации ей оставалась лишь импровизация, с которой у нее всегда было не важно. Быстро соображать не умела. Эмоции, всегда давили здравый смысл, к тому же.
Освещения в этом своеобразном коридоре между двумя складами не наблюдалось, оставалось надеяться на тусклый свет, проникающий сюда с дороги, что бы хоть как-то попытаться понять, куда движется. Нервно окинув взглядом обстановку вокруг, девчонка далеко не обрадовалась, заметив впереди преграду в виде забора из проволочной сетки, высотой чуть менее чем три метра, наверное.
Своеобразный тупик, из которого было всего два выхода: либо лезть через него, либо опять попасть в лапы противника. И девчонка несомненно выбрала первое. Проиграть и сдаться? Еще чего.
Цепляясь руками за сетку, за пару таких перехватов долезла до верхнего края ограждения, оставляя на нем лоскуток от края юбки, ловко перемахнула через него и слезла вниз по противоположной стороне, тем же способом. И только сейчас решилась на то, что бы обернуться назад.
— Мне жаль, правда, — кинула девушка, рассматривая подворотню по ту сторону забора, а вместе с тем и силуэт незнакомца. Голос звучал самоуверенно даже, будто бы это ограждение, которое она только что сама преодолела без особого труда могло служить какой-то защитой. Медленно начав отступать назад, периодически оглядывалась в попытках рассмотреть путь, если придется и дальше убегать.
— Он должен был тебе денег? Ну, больше не должен. Или... знаешь, — нервно усмехнувшись, — если это твой приятель, звонил бы в скорую лучше, вдруг он жив.
Отступив еще несколько шагов назад, после небольшой молчаливой паузы, добавила:
— Даже если ты меня поймаешь, чего я тебе не позволю, ничего не изменится.
Прокручивая в голове различные панические мысли, продолжала чувствовать страх, который она и старалась скрыть своими самоуверенными и колкими репликами. Опрометчиво, с ее стороны. В грубом сравнении, все равно что дразнила бешеного пса, ударяя чем-то металлическим по стенам вольера, с глупой наивной уверенностью в том, что он до нее не доберется. Тем не менее, пусть и медленно, но продолжала отступать назад.

+1

6

О ты, уставшая от мук,
Воспрянь, душа! Борьбы хочу я!
Весельем обернулись вдруг
Та боль, та горечь, тот испуг...
Я жив! я жареное чую!
*
———

Код:
<!--HTML--><center> <b><font size="2" color="#000000" face=Century Gothic">Eisbrecher - Kein mitleid</b></font><br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/51aa8c03-2c99-4113-bc2a-9d0e77f7be98/eisbrecher_-_kein_mitleid_(zaycev.net).mp3"> </object> </center>

Wo ist dein Gott
Groß und mächtig
**
В стране, где выбрали президентом Трампа, по другому быть просто не могло.
Я пытался рассмотреть, где в подростающем поколении находился стоп-кран. Даже при ярком свете дня, они казались мне угловатым подобием горгулий с далеких времен готики, нуара и декадентства. С той лишь разницей, что время беспощадно деформировало все нации и народы разом, прихватив с собой и будущее. Нет стопов, никаких тормозов! Безапелляционный бунтарский дух на фоне грязного, мрачного неба и смрадных улиц с привкусом горькой свободы. Падре, я "тащился" от этого века! В отвратительном уродстве он был бесподобен. Маркиза де Сада не воспринимали уже так агрессивно, как во время Великой французской революции. Человеческие пороки начали приукрашивать романтизмом и вносить больше драматизма, где во общем-то кроме грязного извращения сложно найти, что-то положительное. Одним словом, я попал в нужное время, мой набожный друг. Здесь так же легко и просто застрелить человека на улице, или сбить, сломав при этом позвоночник. В этом веке решают проблемы в Сирии при помощи кассетных бомб, героин больше не принимают в лечебных целях, а проститутки доживают до тридцати лет. Дьявол, двадцать первый век восхитителен!
Ее агрессивное поведение мне знакомо не по наслышке. Я давал на отсечение руку, что адреналин взрывал не одну юную голову. Иногда мне кажется, что они все адреналиновые наркоманы. Только ведут себя по разному. Моей крошке пришлось привыкать больше года, а вот юная нарушительница покоя прям взрывалась на ходу, в фигуральном смысле. Сложно объяснить то, что человек иной раз чувствует. Зачем нужны громкие слова, чтобы описать то, что НЕ захотят понимать? Ты вон почти сорок лет не принимал истину, что являлся моральным мазохистом и ничего, справился.
- Заткнись, - выплюнув одно слово, я настроился сделать то, что и должен любой человек!
Да, святоша, я хотел побыть тобой: почитать морали, вспомнить священное писание из Библии, прибегнув при этом к жалостливой морде лица! Должны же мы как-то двигаться вперед в наших с тобой ролевых играх. Сегодня я - пассивное звено, которое обычно бывает снизу. Но ты, мой гнилой кусок второй личности, ...нет ничего хуже набожного параноика, возомнившего себя мессией. В то время, когда я уже подобрал красивый ряд слов, чтобы попытаться достучаться до молодой, бесшабашной головки, ты выкручивал ее запястье.
Да только вместо красноречивого потока, я прохрипел не совсем цензурные слова, оскорбив при этом самок собак. Жгучая и резкая боль вместе с лезвием прошлась с тыльной стороны ладони, зацепив нижнюю фалангу большого пальца. Малютка вырвалась из пальцев, а я опять пытался загрести воздух рукой. Обычно сигнал тревоги поступает в считанные мгновения. Центральная нервная система реагирует моментально на угрозу организму. А у нас все было наоборот. Спасибо, доктор Вествуд, за годы проведенные под плетью брата Сэмюэля. Для нас боль не угроза, а расплата; не агония, а блаженство. Одним словом, я сорвался за блондинкой, не обратив внимания на повреждение. В состоянии аффекта мы редко замечаем что-либо, кроме цели...

У органов чувств есть замечательная функция. Они активизируются, когда так чертовски нужны. Инстинкт самосохранения срабатывал всегда у двуногих. Еще есть быстрая реакция, спровоцированная всплесками адреналина, циркулирующего вместе с лимфой. Во время бега во мраке ни ты, ни я не задавались вопросом в какую сторону завернуть. Никаких сторон не было. Исключительно длинный коридор между построек. Тебе даже показалось, что она вот-вот попадет в наши руки, но я тебя разочарую. Эта крошка младше тебя на двадцать лет, и вчера ей не заезжали по почкам. Плюс мы редко, в последнее время, сдавали ночной марафон по городу, в погоне за кем-то. Одним словом, мы превращались в типичного среднестатистического американца с кризисом среднего возраста.
Зрение адаптировалось во тьме, а где-то впереди маячила фигурка. Я услышал ее голос, едва сбавив скорость и пытаясь отдышаться. Звонкие нотки по другую сторону звучали вместе с сердцебиением. Или это был ты - ничтожная и тупиковая ветвь развития? Слабая и жгучая пульсация проходившая по руке, заставила неосознанно облизнуть руку. Только сейчас невдалеке от ограждения я осознал наличие неглубокого пореза, который хоть и слабо кровоточил, но не был опасным. Слизнув собственную кровь, слушал едва срывающийся самоуверенный голос девчонки:
- Даже если ты меня поймаешь, чего я тебе не позволю, ничего не изменится.
Металлический и сладкий привкус. Что произошло, падре? Кровь напомнила тебе вино для причастия? Всего несколько секунд понадобилось, и это невозможно объяснить никому. Разве что психиатры могут. Так или иначе, ты ознобом прошелся по позвонкам. Вместе со стуком сердца и хрипами ворвался в бренную оболочку, читая молитву. Ты благословлял нашу боль, скрипя холодным и безэмоциональным голосом.
Дьявол, храни Америку!

[float=left]http://funkyimg.com/i/2jzXD.gif[/float] Keine Zeit
keine Zeit kein Mitleid
***

Мир, в котором расизм, безразличие к чужой жизни являлись нормой, нуждался в очищении. Когда я подходил к сетчатой ограде, заблудшая овечка сделала шаг назад. Я не нес угрозы, и опять слизнув кровь, медленно сжал прутья сетки. Я смотрел на нее, слегка прищурившись. Недоставало очков, ибо тернистая дорога моего существования сказалась и на зрении тоже. Облизнувшись, с ощущением отвращения к промышленному району, прохрипел ей в ответ:
- Если не изменит, то отчего бежишь, дитя? - заскрипел голос, как заржавевшие петли в старой двери, - ты лишила жизни плохого человека и должно быть сейчас напугана сама не меньше. Я должен извиниться, что был так резок. Сложившаяся ситуация выбила меня из уравновешенного состояния.
Растягивая слова и переходя временами на шепот, я хотел добиться дипломатичных переговоров. Да только я не считал, что макание носом в кровь способно исправить то, что уже произошло. Искупление следовало заслужить, ибо отец наш так же добр и справедлив ко всем своим детям, не деля их на расы, касты или вероисповедания. Даже дети, стоя в углу, несомненно заслуживали наказания.
Меня мало прельщала ограда. Лазить по сомнительным местам любил ты, безбожник. Я предпочитал свет и день. Переговоры, а не рукоприкладство. Но видит Бог, иной раз твои методы были гораздо более действенными, нежели мои. Потеряв немного времени на преодоление преграды, и спрыгнув на землю, я по привычке ссутулился и сделав шаг в темноту, продолжил:
- Я ни в коем случае не хочу тебя пугать или давить, - очень тихо проговаривая последние слова, полез во внутренний карман куртки за платком, - и мне очень жаль, что мы друг друга не поняли.
Слегка скривившись, вытер руки и приложил ненадолго лоскут ткани к поврежденному участку. Поведя головой и шумно выдохнув, я сделал вывод, что ты опять играл с людьми...
———
* Э.Т.А. Гофман - Житейские воззрения кота Мурра
** Где твой бог,
Большой и могущественный?
*** Нет времени,
Нет времени и нет сострадания.
(нем.)

[AVA]http://funkyimg.com/i/2hz45.png[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2016-11-13 20:57:10)

+1

7

— Да ладно, — саркастично потянула Раока, приостановившись, все так же сфокусировав свой взгляд на человеке, что сейчас стоял за забором, через который она только что перелезала. Глаза, и правда, понемногу начинали привыкать к темноте, что было очень кстати, учитывая что девчонке в дальнейшем придется как-то ориентироваться в этой подворотне. Она не верила в те слова, что услышала только что от незнакомца. Хотя резкая смена интонации голоса ее достаточно удивила. Но для того, что бы рассуждать на эту тему, была немного не та ситуация.
— Минуту назад, ты кажется, убедительно предлагал мне помолиться за то, что бы тот придурок оказался жив, и тащил зачем-то... а теперь говоришь мне такое? Что случилось? — с все такой же нервной усмешкой, добавила, — ты меня за кого принимаешь?
Сделав еще один шаг назад, быстро окинула взглядом переулок. Темный коридор между двух зданий продолжался еще пару десятков метров, кажется, а дальше, судя по освещению было разветвление на два противоположных поворота. Нервно выдохнув, понимая, что возможно сделала ошибку, повернув изначально именно в эту сторону. В голове промелькнула неприятная мысль о том, что возможно за этими двумя поворотами могут быть и тупики. Если забор, который она преодолела чтобы попасть сюда, был ограждением территории какого-то старого завода, или же блока складов, то не исключено что планировка построек будет внешне походить на лабиринт, быстро выбраться из которого сможет лишь человек, изучивший его досконально, ни один раз, и лучше, если это было при свете дня. Но иного выхода, кроме как действовать по ситуации, придумывая на ходу у нее не было. Девчонка чувствовала страх. Даже несмотря на свои самоуверенные фразы, за которыми пыталась скрыть это ощущение, терзающее как душу так и мысли. Всегда считала, что лучшая защита — это нападение, ведь стоит лишь на долю показать свою слабость врагу — сожрет.
— И зачем преследуешь меня? — мгновенно вернув взгляд на незнакомца, добавила к своему предыдущему вопросу девушка.
Надеяться на то, что он не полезет за ней через, пожалуй даже смешное, препятствие было глупо, и Раока это прекрасно понимала. Хоть и слабая надежда на это жила где-то в глубине души. Приготовившись продолжать отступление, блондинка стала вполоборота к собеседнику, сделав еще несколько щагов назад. Готовая в любой момент сорваться с места и бежать, внимательно проследила как мужчина перелез через ограду. А затем от него последовала еще одна спокойная, с какой-то стороны показавшаяся девчонке даже неуместно вежливой, фраза. Но и этим словам она не думала доверять. Они по-прежнему вызывали у нее все те же смешанные чувства.
— Я поняла достаточно, — продолжив отступать назад, проговорила Раока, — кроме того, что конкретно тебе от меня нужно. Моя жизнь, — с усмешкой, — она не даст тебе ничего.
Находиться на близком расстоянии с противником, от которого совершенно не знаешь чего ожидать было глупо. Она понимала. Потому и не прекращала отступление, стараясь держать собеседника на расстоянии нескольких метров. К тому же, теперь он знает, что она, пусть и слабо, но вооружена. И возможно, будет уже к этому готов. Вступать в драку было бы опрометчиво. Даже с ножом у нее не хватит сил справиться со взрослым мужиком, как бы самоуверенно она при этом не рассуждала. Раока может быть и бросилась бы в атаку, будь ситуация немного другой. Но в данном случае считала, что самым мудрым решением будет все же не подпускать его к себе. Открытым до сих пор оставался лишь вопрос о том, куда бежать и как скрыться от преследования, если местность она не знала. Воспользоваться темнотой и тишиной можно было бы, если бы она смогла найти где спрятаться. Но пока, таких темных углов в зоне видимости не наблюдалось.
Внезапно резко сорвавшись с места, не желая больше подпускать к себе врага, девчонка бросилась бежать в противоположном направлении. Добравшись до обнаруженной ранее развилки, быстро окинула взглядом оба варианта. Справа была стена. Тупик. Слева, как оказалось, ситуация была такой же, за исключением наличия пожарной лестницы с несколькими пролетами, ведущей наверх. Добраться до которой не составляло особого труда. Нужно было лишь запрыгнуть на низкую крышу, судя по всему, подвального помещения, а оттуда уже наверх. Воспользовавшись подоконником расположенного почти под ногами маленького окошка, как опорой, блондинка залезла на бетонное возвышение, и быстро подобралась к лестнице. С первого пролета было выбито несколько ступенек, возможно, как раз таки в качестве защиты от всяких любителей побаловаться паркуром на территории промышленных зон. Но забраться на лестницу по оставшемуся куску перил не составило особого труда для девчонки. Нельзя было сказать, что Раока боялась высоты, но упасть отсюда, разбившись о бетонную крышу подвала, а после и об асфальт как-то не прельщало. Потому, крепко хватаясь за перила, с опаской ступала по проржавевшим железным ступенькам. При отсутствии освещения они казались еще более опасными.
Как только до выхода на крышу оставался еще один пролет, девчонка снова приостановилась, посмотрев по сторонам. С возвышения было мало что видно, но расположение построек и правда напоминало лабиринт с узкими затемненными коридорами шириной не больше чем два или три метра.
И в это мгновение ее осенило мыслью, что вероятность того, что с другой стороны этого самого здания будет, подобная этой пожарная лестница, практически полностью отсутствует. А это значит, что при херовом раскладе спуск отсюда будет только один: тот, по которому и забралась. Совершенно нерадостная перспектива, но разве что ей повезет в очередной раз. Выхода не было. Внизу преследование, и тупик А наверху... как оказалось, была совершенно пустая и ровная по площади крыша, до которой она только что и добралась.
Сделав несколько шагов вперед, блондинка испуганно выдохнула, судорожно осматриваясь вокруг. Услышав шум со стороны лестницы, отступила от нее еще на несколько шагов. Соображать на тему того, что делать и как действовать получалось плохо. Еще и собачий завывающий лай, послышавшийся довольно недалеко, напугал, так как был внезапен, и выбил из попыток здраво мыслить.
В голове промелькнул новый вопрос, какова вероятность возможности прыгнуть на расстояние около двух метров, в состоянии адреналина, для того что бы оказаться на крыше соседнего здания. А там уже пробовать искать новый выход.

+3

8

— Кто боится Чёрного Человека? *
— Никто!
— А если он придёт?
— Мы убежим от него! **

———

Код:
<!--HTML--><center> <b><font size="2" color="#000000" face=Century Gothic">Megaherz - Wer hat Angst vorm Schwarzen Mann?</b></font><br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/fd4464a6-32e3-47c3-9c10-6218a722b788/megaherz-wer-hat-angst-vorm-schwarzen-mann.mp3"> </object> </center>

У заблудшей овечки было удивительное чувство юмора. Педантично, с неким остервенением, вытирая порез на руке, я выказывал протест грязному, смрадному и отвратительному. Появись на моем пути огромный червь, я топтал бы того ногой, потом отмывался два часа дома, потребовав от горничной Арандо предоставить все антибактериальные средства, существовавшие в резиденции.
Досада - не подходящее слово, но первое, что приходило на ум!
- Жизнь? - закатив на мгновение глаза и махнув рукой в сторону девушки, проговорил, - побойся Бога, дитя. Она мне ни к чему, а вот объяснения не помешают.
Ты запугал ребенка настолько, что как я не пытался достучаться до провинившейся головки - она все равно выберет, ...побег. А вот то, что я побегу следом, было откровением и далеко не свыше. Это был твой привкус, натянутые нервы и обостренная жажда. В стремительном ритме ты не обращал внимания ни на боль, ни на смрадную обстановку. Из нас двоих ты был настоящим неряхой и не стыдился. В беге, что давался мне гораздо тяжелее - я вспоминал имена всех апостолов. Вместо мантры или попытки посчитать до десяти. Интриговал тот факт, что с уходом галлюцинаций из нашей жизни, я не видел тебя и не мог наверняка сказать, чьи порывы гнали вперед за девушкой. Мои - были схожи с жаждой правосудия, очищения и покаяния. Твои? Тебе нравилась игра в "Чёрного Человека". В жутком дуэте получалось нечто среднее между Бугименом и послушником доминиканского мужского монастыря, или проще говоря, мне не хватало сутаны, уродливой физиономии, скрытой под мрачным капюшоном и восклицания во время молитвы: "детишки, детишки, бегите прочь!"
Она бежала. Я за ней. Глупый психологический фактор не раз удивлял меня, а тебя радовал. Имея возможность решить проблему дискуссией, в словесных переговорах, мы выбираем более примитивный вариант - бег. Человечество привыкло таким образом решать все. Сначала мы начнем войну, потом наступит стадия отрицания и, в конечном счете, сменим пол, спасая свой зад. Обычный страх и не более того. Мне вновь казалось, что дитя было слишком близко. Всего в нескольких шагах. Эхо скачущее, как шарик для пинг-понга, между бетонными стенами разных построек, сбивало с толку. Затормозив на развилке, я боролся с одышкой несколько секунд. Облизнувшись и скривившись, посмотрел на пожарную лестницу:
- Да когда же ты устанешь?! На наркоте что ли сидишь? - набрав побольше воздуха в легкие, прокричал вслед ей, - будь благоразумна, остановись! Мы должны вернуться. Возможно, тому человеку нужна помощь.
Или мне, пока я не выплюнул собственное сердце на грязную мостовую. При одной мысли о трепещущем, среди уличного мусора, органе передернуло. Разгибаясь и смотря по сторонам, тихо хрипел:
- Даная. Еврейская невеста. Купание Вирсавии, - подпирая бок, осматривал первый этаж здания, - Воскрешение Лазаря.****
Вспоминая великие работы художника, я часто успокаивал себя или мистера Шона. Это было сейчас не столь важно. Внешний вид данной постройки, ее ущербное состояние и отсутствие примыкающих зданий наталкивали на мысль, что юная овечка решила заблудиться в недрах этих стен, ну или знала что-то, чего не было ведомо мне. Заныл бок, ушибленный во вчерашних переговорах, а я все силился вспомнить название одной картины. Если с этой стороны было подвальное помещение, пожарная лестница, то где-то должен быть и другой вход. Я предпочитал входить через дверь и в поиске ее, обходил здание. Девчонка могла, конечно, наблюдать за мной из любого окна, или с крыши. Но меня тревожила картина гения нарисованная в мрачном стиле. Там была витиеватая лестница и сидящий рядом с ней старик. Но название, я не мог считать дальше, не вспомнив этого.
Дверь была, замок висел. Далеко не заброшенный промышленный дом, хотя весьма близок к тому. Пока я щупал дверную раму и перебирал в уме названия картин, твоя богохульная рука с перстнем-когтем, рылась во внутреннем кармане куртки.
- Лестница, старик, - а часики тикали, - там было окно. Господи, помоги вспомнить и собраться с мыслями!
Я даже не представлял, что параноидальная жажда способна напрочь путать мысли и поступки. Мне казалось, что прошел час, а на деле, минут пять, а то и меньше. В полузабытье хватаясь жадно за мысли, я очнулся спустя секунд пятнадцать, ковыряясь аккуратно в замочной скважине и держа в зубах фонарик. Замки в плешивых районах никогда не отличались особой внутренней резьбой. Этому научил меня ты. Когда щелкнул замок, я удивленно повел бровью и вытаскивая фонарик со рта, проскрипел:
- Размышляющий философ. Как я мог забыть?
Если была пожарная лестница, должна быть другая и в здании. Перепрыгивая через несколько, я был близок к состоянию того самого философа, только далеко не с безмятежным лицом. Меня интересовала крыша и девушка. Если та, конечно, не затаилась и не успела сбежать. Ее подъем наверх занимал гораздо больше времени, нежели мой. Вот только второе препятствие встреченное на пути, в виде второй запертой двери, ведущей на крышу, далеко не радовало.
- Серьезно? - вспомнив имя отца нашего, я занес ногу для удара.
Обычно данным методом пользовалось мое alter ego. Беда была в том, что я и есть мистер Шон. Пробивая брешь в двери, у меня не было времени на очередную кропотливую работу или возвращение к пожарной лестнице. Я не мог и не хотел. Вспомнив, каково это висеть вниз головой, в ожидании конца, нанес новый удар по дверной ручке. Вложил в него привкус горечи детских слез, страха перед высотой и открытым пространством. В моем сознании смеялись гнусно подростки, напоминая о ненавистном детстве. Вместе с треском поврежденной рамы, дверь поддалась, Мрачное здание выплюнуло меня на свежий воздух. Не учел я лишь одного: если девчонка слышала шум, то след ее уже простыл. Резко оборачиваясь по сторонам, я притих. Твоя агрессия, безбожник, погубит нас двоих. Только мы столкнулись с девушкой. Слегка наклонив голову в сторону и переведя дух, я прошептал:
- Wer hat Angst vorm Schwarzen Mann? - твой отвратительный привкус на губах.
После выломанной двери не было смысла говорить, что я пришел извиниться за то, что мог ее напугать. Да и желания не было. Ты хотел впиться в юную глотку клыками, а я примерно того же, только распять потом на кресте. Мы смотрели друг на друга, когда я махнул рукой и проблеял, уставшим голосом:
- Только не говори, что опять попытаешься сбежать, иначе это будет уже перебором, - еще одну дверь и высоту я не вынесу.
Я не любил крыши и лестницы тоже. А самолетов боялся еще больше. Сделав несколько шагов вперед и выставив руку вперед, продолжил:
- Послушай, я боюсь высоты и крыш, но ради того чтобы выловить тебя, вынужден бороться с фобией. Потому, что мы оба причастны к несчастному случаю, и он нам двоим абсолютно не в тему. Так что будь взрослой девочкой и оцени серьезность сложившейся ситуации, - наконец выдохнув и удовлетворительно кивнув, добавил, - а еще лучше, помоги вывезти за город труп, если он и правда сдох.
———
* фольклорный персонаж в Германии,
известный также как Бугимен, Бука;
** Wer hat Angst vorm Schwarzen Mann? - детская игра.
*** Знаменитые картины Рембрандта

[AVA]http://funkyimg.com/i/2hz45.png[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2016-11-21 05:32:35)

+1

9

От безмолвных рассуждений на тему дальнейших действий девчонку отвлек крик, раздавшийся из подворотни. Раока вздрогнула. Тот человек, продолжал ее преследовать, и девушка понимала, что раз он видел, куда она забралась, то времени на раздумья у нее осталось совсем немного. Счет шел если не на секунды, то на минуты точно.
Сделав несколько шагов вдоль крыши, блондинка еще раз осмотрелась по сторонам. Только на этот раз диапазон взяла чуть больше. Своеобразный чердак с дверью, что являлась альтернативным выходом на крышу, здесь был, и находился совсем недалеко от нее. Подойдя к двери, она толкнула ее рукой, поняв вместе с этим, что она заперта. Выругавшись шепотом, отпрыгнув на несколько шагов от нее, глубоко, но нервно, вздохнула. Ее все еще охватывал страх, мысли путались, оттого и рассуждать получалось плоховато.
Вновь осмотревшись по сторонам, увидела вдалеке неоновые огни, больше похожие на вывеску с ночной подсветкой. Какое-то «живое» здание, может быть круглосуточная станция автозаправки, или какой-то супермаркет или забегаловка на выезде из города... для нее уточнение этой информации было не столь важно. Видно было плохо. Но девчонка отметила про себя, что если ей удастся скрыться, это может стать точкой, откуда она и свалит с этого района. Первая мысль как это сделать заключалась в том, чтобы позвонить мужу, и попросить подъехать куда надо. Она-то уж найдет что соврать, и как объясниться, если ему вообще будет интересно.
В принципе план, придуманный после увиденного, был не так плох, если бы Раока в эту же секунду не поняла того, что мобильный телефон остался в той угнанной машине. Нелепая случайность из-за несобранности оказалась в итоге проблемой, от которой девчонке в прямом смысле захотелось взвыть. Осознав за этим, что так или иначе, но ей придется вернуться на место несчастного случая, что бы забрать его. И без вариантов. Ведь если тачку к утру найдут копы, то сразу узнают кто причастен к случившемуся, а если тот ублюдок, что продолжает ее преследовать?...
Не желая даже думать о подобных последствиях, девчонка на секунду закрыла лицо руками, тряхнув головой.
«Некогда ныть. Сама, черт дери, виновата».
Резко сорвавшись с места, подошла к ближайшему краю крыши, и осторожно глянула вниз. Этажом ниже было что-то подобное балконному выступу без ограждения, охватывающему всю эту сторону здания. А еще ниже навес, возле которого стояло два небольших фургона. Кажется, с этой стороны складского помещения, как выяснилось, был вход в гараж, или что-то в этом роде. Раока оглянулась назад. Выбор, в принципе не велик. Либо вернуться к пожарной лестнице, либо прыгать в надежде на то, что приземление окажется удачным. Второй вариант не слишком привлекал девушку. Потому, отойдя от края крыши, она направилась назад к пожарной лестнице, выбрав ее как способ спуститься отсюда.
Едва ли успев сделать несколько шагов вперед, Раока остановилась, услышав грохот ударов по деревянной двери чердака. Легкий испуг от неожиданности, который добавился к панике, заставил ее замереть на месте, уставившись на источник шума.
А ведь стоило бежать...
Всего несколько ударов, и дверь отворилась, шумно хлопнув о бетонную стену, а преследующий оказался на крыше. Раока интуитивно сделала шаг назад, не сводя с него взгляда. Мужчина оказался не так глуп, как ей казалось, раз выбрал путь в обход. Хотя девчонка рассчитывала на иное. Это и пугало ее больше всего.
Что именно значила его первая реплика, она не поняла, поскольку прозвучала не на английском, в чем она стопроцентно была уверена. Но зацикливать на ней внимание не пришлось, поскольку он вновь начал говорить. А Раока сделала еще один шаг назад, не желая подпускать его ближе.
Его слова, почему-то показались ей странными. Но весь их смысл опять сводился к тому, что он желает, что бы она перестала убегать. Иными словами сдалась. Девчонке даже показалось, что он будто старается сделать так, что бы она поверила в то, что будет не тронута, что будет в безопасности. Что вызывало еще больше смешанных эмоций, одной из которых, была еще и злость. Она усмехнулась, снова. Реагировать на все это как-то иначе у нее просто не получалось.
― Бред. Ты несешь бред... ― запрокинув голову к ночному небу на пару секунд, потянула Раока, а после вернула внимание обратно на собеседника. ― Ты вообще отдаешь отчет тому, что ты говоришь? Или ты с головой не дружишь?
Отходя еще на несколько шагов назад, после недолгой молчаливой паузы девчонка продолжила:
― Больше всего я не люблю, когда меня держат за дуру. А ты как раз это делаешь. Ты что думаешь, я поверю в то, что ты меня не тронешь, если я вернусь с тобой? ― усмешка, ― да я больше поверю в то, что ты прирежешь меня моим же ножом где-то в этих подворотнях. Как раз думала, что мне понравится больше: это вот, или разбиться об асфальт, упав отсюда...
Эти смешанные чувства: страха, паники и реакции на все услышанное, почему-то постепенно начали превращаться в начало некой истерики, контролировать которую девчонка не могла. Потому и продолжала говорить, постепенно приближаясь к краю крыши. А нервы то были давно уже на пределе.
― А вообще знаешь, по-моему, ты все-таки с головой не дружишь. Может быть, я ― галлюцинация, за которой ты приперся на крышу, которой боишься, такой мысли у тебя не было случайно, нет? ― нервно усмехнувшись в голос, обернулась, понимая, что отступать более некуда. Она и так стояла практически на самом краю крыши. И другого выхода, кроме как прыгать у нее не остается. И благодаря адреналину от сложившейся ситуации, это ее нисколько не пугало. Будто бы девчонка была уверена в том, что приземлиться удачно.
― Не в состоянии поймать обычную девчонку... и что из тебя за бандит? ― последнее определение как-то само сорвалась с языка, словно первая, промелькнувшая в мыслях ассоциация к человеку, что находился недалеко от нее. ― Или кто ты там...
Провоцировать его еще больше чем успела в тот момент, когда полоснула ножом, ей не хотелось. В глубине сознания девчонка понимала, что допускает ошибку, поскольку чем больше она будет дразнить, тем меньше становится шансов у нее на то, что бы скрыться. На то, что бы он бросил ее преследовать. Но контролировать себя не умела. И получалось то, что получалось, даже если впоследствии ей придется сильно об этом пожалеть.
― Ты что-то там про Бога нес? Так... помолись ему, может быть он тебе поможет, ― резко развернувшись девчонка прыгнула вниз. Слегка неаккуратно приземлившись на балкон этажа ниже, почувствовала резкую и очень неприятную ноющую боль в ноге. Просто сильный ушиб, походу. Стараясь не обращать на это никакого внимания, пусть и хотелось взвыть, и в голос ругнуться. Сделала еще пару шагов и спрыгнула на навес, а дальше и на один из ближайших фургонов. С машины было легче спуститься на землю. Но вместо этого, блондинка обернулась, подняв взгляд на крышу. На лицо вновь наползла самодовольная ухмылка.
― Но это вряд ли.
Где-то неподалеку послышался собачий лай, на который Раока не обратила уже никакого внимания.
― Ладно, давай так. Поймаешь меня, дотронешься, сделаю как просишь, что желаешь. Не поймаешь... забудешь, что видел меня здесь, и никогда не будешь искать, ― шумно выдохнув, девчонка приготовилась слезать с машины на землю, ― как детская игра. И ты в ней водишь.

+1

10

При сем Иоанн  сказал:
Учитель! мы видели человека, который  именем Твоим
изгоняет бесов, а не ходит за нами; и запретили ему,
потому что не ходит за нами.
Иисус сказал:
не запрещайте ему, ибо никто, сотворивший чудо
именем Моим, не может вскоре злословить Меня.
Ибо кто не против вас, тот за вас.
*

Код:
<!--HTML--><center> <b><font size="2" color="#000000" face=Century Gothic">Unheilig - Der Mann im Mond</b></font><br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/59f920f9-5dff-480e-8371-40e5f33b554b/Unheilig_-_Der_Mann_Im_Mond_muzofon.com.mp3"> </object> </center>

Nur der Mann im Mond schaut zu
schließe deine Augen zu
der Engel wandelt durch die Nacht
der schwarze Mann ist aufgewacht
**
Я стоял на открытой площадке, вдыхая уличные ароматы ночного Сакраменто. Подался вперед, тут же отпрянул и шумно выдохнул:
- Даная, Еврейская невеста, - твой отвратительный скрип перекрыл мой испуганный голос, - купание Версавии. Беги, поросенок, беги.
И пришел страх в распахнутые двери, твое искушение было столь велико, как и грех оступившейся девушки. Пытаясь совладать с собственным демоном и посмотрев с опаской вниз, я убеждал себя, что на все воля Бога.
- Ладно, давай так. Поймаешь меня, дотронешься, сделаю как просишь, что желаешь. Не поймаешь... забудешь, что видел меня здесь, и никогда не будешь искать, ― шумно выдохнув, она снизу засуетилась, - как детская игра. И ты в ней водишь.
Ты стоял рядом. На самом парапете, потом опустился и сел на него, свесив ноги вниз. Ты болтал ногами и оскалившись мне, пролепетал с точностью все слова девчонки. Имитировал ее голос и смеялся. Мир вокруг нас напоминал клетку в которой мы встречались не раз. Только не было больше прутьев. В серой и безликой дымке, стоя на краю крыши, мы представляли собой две вражеские стороны, чья борьба идет вечно. Ты искушал вновь, а я силился понять, почему медикаментозное лечение вновь дало сбой. Я твердил и вторил, что тебя не существует, а ты расправил руки и спрыгнул вниз. Где-то взвыла собака, тогда безбожник прокричал мне то, что никому не суждено услышать:
- Воет псина, плачет сука о загубленной душе! Искупи грехи наши, падре! Поросенок отдал то, что исконно наше...
Отпрянув назад к двери, я испытывал его необходимость побежать за девчонкой. Силился и убеждал себя, что на все дьявольские уловки и желания есть целомудрие Бога и смиренность его детей. Наталкиваясь плечом на стену и спускаясь вниз, преодолевал в себе страх и ярость, ведь именно они порождают порок в душе человека и делают слабым перед дьявольским ликом. Я твердил названия картин импрессионистов, прогоняя прочь саму мысль о безбожнике. Мысль всегда порождает грех, но она же и способна отвернуть от беды. Замыслил Господь создать землю за семь дней, и свершил чудо. Мои убеждения перекрыли усталость. Я молил о надежде, и дана она была свыше, ради борьбы с падшим. Выйдя из здания знакомым путем, я лихорадочно обернулся по сторонам, раздираемый двумя сторонами: между Тьмой и Светом.
Мгновение. Другое. Остановившись в переулке и подняв глаза к небу, слушал биение сердца, лай бездомного пса. Где-то скрипнули шины, и далекие шаги. Мой Дьявол принял сторону невинного ребенка, слившись с ее тенью. Я чувствовал, что наши пути с ней должны были разойтись здесь. Мистер Шон никогда не останавливался. Он был неуловим, его необузданная ярость сгубила не одну душу. Мне приходилось мириться с тем и удерживать демона глубоко внутри, ибо это было единственное, что я мог сделать. Я не герой.
Я возвращался на место, где мы встретились с незнакомкой, абсолютно не задумываясь, что так или иначе ей пришлось бы вернутся. Если она не была глупа, на что я надеялся, то ушла другим путем, бросив машину на месте происшествия. Удивительное сочетание логики и безумия. Но возможно последнее и есть путь к просветлению? Не есть ли прогрессом внутренняя борьба человека со вселенским злом, порождающим тиранов, убийц и гиен общества? Только победа над самим собой способна излечить мир от проказы и даровать свет в самое мрачное время суток. Amen!

Я бежал к пострадавшему, очнувшись от дурного сна и преодолев собственную гордыню смешанную с гневом. Чувство вины всегда будет следовать за мной по пятам, ведь я не сделал ничего для этого мира. Длинный и мрачный коридор, состоявший из разных построек казался мне вечным испытанием на прочность. Но я был слишком глуп, ведь сама девушка едва не сломала веру, разбив надвое единое целое. Завернув за угол, я резко остановился. Все та же машина стояла вдалеке, а мрачный силуэт распластался на дороге в стороне. Заскулил вдалеке пес, я принял его вой за пение безбожника, но тот восседал на теле. Лобызал свои змеиным языком лицо и с упоением твердил, что поросенок сладок, но еще слаще его душа. Натягивая кожаные перчатки на руки, отгонял его галлюцинацию прочь. Она была первой за долгий период лечения, после гибели Райден. Я сам позволил ей проявится, дав слабину перед экспрессией юного поколения.
- Надеюсь ты ушла, - ибо я сделаю то, что должен.
Смрад ночной улицы стал невыносимым, едва твой лик проявился. Я слышал жужжание твоих верных поданных, а ты выл, что будешь ждать второго поросеночка здесь. Моя рука непроизвольно сжалась в кулак, символизируя алчную жажду. Твой адреналин бурлил в крови, и когда я вновь открыл глаза, то уже видел перед собой лицо потерпевшего человека. Я был рядом с ним. Сидя на корточках перед сбитым, учуял антихриста рядом. Он стоял за моей спиной и шипел, как гремучая змея:
- Его боль слишком сладка, чтобы отпустить свинью, - эхо скопировало искаженный голос, деформировало его.
Поднеся три сложенных пальца, я хотел осеменить себя крестом, когда Шон отступил от нас, и я наконец услышал сдавленный хрип умирающего человека. Кем бы мы не были, никто не заслуживает подобной смерти. Но еще больше меня пугала его возможная жизнь. Переломанный позвоночник, раздробленные кости и перебитые органы. Он не был жильцом, но разве заслуживал на кончину? Ты смеялся в ответ, утверждая, что поросенок был убийцей и пичкал детишек наркотиками. Я видел в глазах предсмертную агонию, невыносимую боль и ужас. Его лицо было искажено в гримасе, а из едва приоткрытых и окровавленных губ доносились тихие хрипы.
- Он умрет по твоей вине. Сдохнет, как и остальные, - и мы оба знали, что ты имел ввиду.
Приложив руку к окровавленной скуле, я собирал свою храбрость по крупицам. Знал, что должен был сделать дальше.
- Прими Господа Бога и проси прощения у него, - резко замолчав и вдохнув побольше воздуха, продолжил, - очисти душу от греха в предсмертный час, ибо там спросят по всем твоим деяниям.
Сжимая лицо в дрожащих руках, я слышал как ты кричал за спиной:
- Ты не имеешь права исповедовать человека, не приняв сан! Ты не признан церковью. Эта душа давно наша!
Ты бился во мне, нервными импульсами отдавая по вискам, а я кивал отрицательно головой и твердил дальше:
- Покайся. Святен дом Господен и деяния его. Пресвятая Девая Мария прими душу этого человека. Любим ты Богом и прощен, - закрыв на мгновение глаза, я молил Отца своего отпустить грехи человеку и спасти его душу.
Мой демон, не уставая, выл. Он раздирал сознание, убеждая, что я заранее хороню живого человека.
- Любим ты Богом и прощен, - сдавливая пальцами голову, резко свернул ее на бок.
Нет ничего страшнее, чем хоронить, заведомо зная, что иного пути нет. Жизнь в инвалидном кресле, кощунство по отношению к душе человека. Закрывая остывающие глаза, я тихо повторил:
- Любим ты Богом и прощен, - выводя крест на лбу покойного, я слышал злорадный смех безбожника.
Отгоняя его прочь, я рылся в карманах мужчины. Бумажник и несомненно с подделанными документами. Он был не интересен мне и отправился назад. Меня не волновали его деньги или часы, таблетки. В другом отделении я изъял мобильный телефон, и судя по всему, одноразовый. Хотя мог и ошибаться. Ключи отправились уже в мой карман, вместе с маленьким ежедневником. Как бы я не скорбил о потерянной душе, но проблема Фелисити осталась. Постучав телефоном по другой руке и наконец поднявшись, я набрал службу спасения. В то время пока я сообщал адрес, ты восседал на погибшем человеке, упираясь ногами в лицо.
- Назовите ваше имя, - скидывая вызов, я оборвал чей-то голос.
Возвращая мобильный законному владельцу, услышал сиплое рычание за спиной: и имя мне Легион...
———
* Евангелие от Марка, 9:38-40
** Лишь лик луны смотрит,
Закрой глаза,
Ангел бродит в ночи,
Чёрный человек пробудился.
(нем.)

[AVA]http://funkyimg.com/i/2hz45.png[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2016-12-05 23:25:29)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » break the aim