Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » От желания свободы нет таблетки


От желания свободы нет таблетки

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

VIVIAN and MATILDA
http://funkyimg.com/i/2kX7J.gif

[NIC]Vivian Burke[/NIC]
[STA]бесконечная тишина[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kX7K.png[/AVA]
[LZ1]ВИВИАН БЁРК, 30 y.o.
profession: профессиональный фотограф;
[/LZ1]
[SGN]Там за окном дышит незнакомый город,
Пустые дни ночи точат изнутри.
Из тишины в сердце затекает холод,
Так много слов, но тишину разрушат три.
[/SGN]

Отредактировано Janne Kristoffer Lang (2016-12-14 21:17:58)

+1

2

Это утро началось в привычном ключе. С привычного робкого, но настойчивого скулежа, который тихо, постукивая когтями по паркету, перемещался по спальне на полусогнутых лапах, подползая всё ближе. Неуверенно пристраивая голову на бортик низкой кровати, на которую Стэнли до сих пор не решался забраться. Не решался уткнуться мокрым носом в раскрытую вверх ладонь и легонько пожевать пальцы, пока те не зашевелились бы, отталкивая от себя слишком настойчивую морду. Морду преданного и виноватого пса, который томно и тяжко вздохнул бы, опустив уши. Реагируя на каждое движение с искренней, неподдельной верой во взгляде, что уже через минуту перед ним откроются все неприступные двери, ведущие прямиком на улицу. На ухоженную зелёную площадку, усыпанную разноцветными тёплыми цветами и огороженную холодным колючим забором, пиками достающим Стэнли до носа. Там, за ненавистной преградой, на которую он осторожно вставал передними лапами, переминаясь с ноги на ногу, за ним следил трусливый ― а иначе бы тот не смел игнорировать пса ― и неприятной наружности гном в красном колпаке. С красными щеками и самодовольной улыбкой, которой он постоянно отвечал на предупреждающий оскал Стэнли, что, впрочем, вскоре сменялся обиженным скулежом, стоило только длинному зонтику Мисс Роджерс упереться в светлый бок. Тогда, испуганно взглянув на неё исподлобья, он обычно ретировался за хозяйские ноги, утыкаясь носом в коленку и пережидая бурю за вежливым, но несгибаемым укрытием, молчаливо извиняющимся за поведение пса. Понимающе разводящим руками, но не произносящим ни слова.

Вивиан Бёрк не умел говорить. Не хотел говорить на протяжении уже двадцати пяти лет, половину из которых провёл в Сакраменто. Вдали от ставшего родным второго дома, чья погода, впрочем, ничем не отличалась от сегодняшней. Непрерывный шелест капель мелодично вплетался в нетерпеливое поскуливание, исходившее от обычно молчаливой подушки. Шуршащей и шевелящейся сегодня подушки, которая вскоре с лапами забралась на Вивиана. Томно вздохнула, утыкаясь носом в доступное, неприкрытое одеялом ухо, и Бёрк нехотя повёл плечом, отталкивая от себя полугодовалого добермана, в чьих честных и белёсых глазах отражался сонный и не желающий вставать человек. Человек, который даже в шесть утра прекрасно помнил о предстоящей тяжёлой работе, давившей на сознание сильней, чем разлёгшийся пёс. С готовностью подавший голос встрепенувшийся пёс, прильнувший к тёплой и расслабленной руке, чьи пальцы бесцеремонно ухватились за розовый нос, безуспешно постаравшийся улизнуть. Скрыться от осуждающего взгляда Вивиана, который молчаливо вздохнул, опуская босые ноги на прохладный пол.

Иногда, когда Матильда присутствовала дома, Стэнли не успевал доходить до Бёрка, перехваченный на пороге спальни заполненной до краёв миской. Печеньем в шоколадной глазури, которое тому давали украдкой от хозяина, весьма наивно полагая, что разбросанные по кухне крошки, старательно заметённые хвостом по углам, не послужат доказательством. Причиной невысказанного укора. Диалога, со стороны смахивающего на непрекращающийся монолог. В их квартире звучал только один голос, мягко отражавшийся от светлых разрисованных стен и гаснущий в саване из привычной мёртвой тишины. Тишины, что укутывала собой весь дом. Тишины, через которую робко пробивался Стэнли и в которой уверенно и ласково звучала Матильда. Ещё в ней можно было различить терпкий запах кофе, что постепенно расплывался по всем комнатам и юрко просачивался через приоткрытое окно. Через прозрачную тонкую преграду в переполненный звуками мир, куда Вивиану предстояло отправиться через несколько скоротечных часов.

В восемь утра, наполненные уже привычными и неизбежными встречами. С Мисс Роджерс, угрюмо читающей ежедневную прессу. С юной и любопытной Пэгги, чьи лакированные туфельки поскрипывали на каждой ступени. С Мистером Уотсоном, за которым семенил недоверчивый и готовый загрызть любого дракона Шварц, состоятельная и умудрённая опытом такса. С Усом, уничижительно смотрящим на любое двуногое существо, проходящее рядом с чинно шествующим сиамским котом. С прохладным осенним воздухом, который бесцеремонно забирался под пальто, вынуждая ёжиться и обречённо вздыхать. Натягивать выше воротник и делать первый широкий шаг вниз по широким ступеням, к мокрому и изъеденному дождём асфальту, по которому лениво стекала вода, огибая поребрики. Хищно смыкаясь вокруг ботинка, когда Бёрк, наконец-то раскрыв зонт, ступил на землю, всматриваясь в хмурый, копошащийся горизонт, опоясанный со всех сторон жилыми зданиями. Там, среди однотипных ответвлений каменного лабиринта из серых стен, тёмных окон и закрытых дверей, находился нужный ему магазин цветов. Добродушная и приветливая хозяйка, для которой Вивиан делал фотографии на сайт лет пять тому назад.

Она, умудрённая жизнью женщина, собирала прекрасные, изысканные букеты, которые было не стыдно подарить даже пресытившимся светским львицам, постоянно купавшимся в комплиментах. Например, Рейчел Питерс, в чей дом им с Матильдой было назначено в полдень на конкурсной основе. Практически на льготных условиях, ведь контракт с журналом был у них в кармане, оттягивая низ серого пиджака. Пиджака, чей рукав Вивиан нервно, резко поправил, зажимая холодную ручку зонтика между головой и плечом. Облизывая губы и тяжко, невесело выдыхая: обаятельная Питерс, готовая предоставить им работу, была очарована Бёрком ― чего совершенно не скрывала, смотря на него как на диковинную игрушку,― но отчего-то весьма прохладно относилась к Матильде, с самой первой встречи пытаясь поставить ту на законное место. С вежливой улыбкой. Елейным голосом. Неторопливыми и плавными жестами, в которых скользила грация. Опасность, сталкиваться лицом с которой Вивиан не хотел, с тяжёлым сердцем переступая порог цветочного магазина и натянуто улыбаясь его хозяйке.

С Матильдой они договорились встретиться на главной площади, возле небольшого кафе с аккуратно выведенными Эйфелевыми башнями на стекле и французским названием, озарявшим улицу ярко-жёлтым светом тёмными вечерами. Сейчас в окружении пасмурных туч, нависшим над всем Сакраменто, заведение сиротливо смотрело бесцветными окнами, в которых мелькали подвижные цветные пятна и мягко светили лампы, разбросанные нежно-розовыми плафонами по потолку. Бёрк украдкой взглянул на часы, осторожно выглядывающие из-под пальто, и крепче сжал оформленный букет из бордовых роз, умелыми руками переплетённых с травами и мелкими цветами. Составленными в композицию, которой не доставало ещё одного элемента: дорогого спиртного, купленного на совместный бюджет как раз для таких затратных, но необходимых целей. Спиртного, что спокойно дожидалось внутри кафе вместе с Матильдой, откуда они уже вместе должны были направиться к Питерс, на ходу составляя конечный план и вырабатывая финальную линию поведения. Действенную, потому что реклама в журнале такого уровня была им необходима. Нужна, как и потенциальные пути дальнейшего развития. Вивиан потянул дверь на себя, впуская в помещение ноябрьскую прохладу, что, словно непослушная собака, вбежала быстрее хозяина, обращая на себя внимание каждого: колокольчики зазвенели, извещая улыбчивых официанток о новом посетителе. Неуверенном и потерянном посетителе, чьи мысли были далеки от указанного места. К тому же наличие Матильды в компании незнакомого мужчины в стройный, проработанный ещё неделю назад план не входило. Бёрк удивлённо моргнул, замявшись возле двери, и стиснул увесистый букет в затёкшей руке. Сглотнул и осмотрелся по сторонам, словно желая найти поддержку у немногочисленных посетителей, но в девять утра он остался со своей неуверенностью наедине, решаясь на первый неуверенный шаг в направлении занятого столика.
[NIC]Vivian Burke[/NIC]
[STA]бесконечная тишина[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kX7K.png[/AVA]
[LZ1]ВИВИАН БЁРК, 30 y.o.
profession: профессиональный фотограф;
[/LZ1]
[SGN]Там за окном дышит незнакомый город,
Пустые дни ночи точат изнутри.
Из тишины в сердце затекает холод,
Так много слов, но тишину разрушат три.
[/SGN]

Отредактировано Janne Kristoffer Lang (2016-12-14 21:18:38)

+1

3

[AVA]http://funkyimg.com/i/2kUeQ.png[/AVA][NIC]Matilda Ward[/NIC]
Это утро с привкусом дождя и сырости. Не той, от которой можно прятаться под одеялом, наивно запивая горячим какао или чаем ― той, с которой приходится выползать из мигом остывшей постели, совершенно не стремящейся сохранить тепло, рассеянно шаря по углам в поисках отсыревшей холодной одежды. В полумраке еще не утра, совсем раннего, но и не ночи, ибо та вроде и закончилась, но нещадно третировала окна серыми тучами и непроглядной тьмой оберегала уголки комнаты. Улицы сонно тянулись мокрыми пальцами разводами по окну. С тем же звуком практически, как и Стенли, разбуженный непривычной активностью, тихим поскуливанием выпрашивает какую-то вкусняшку, пока Матильда завтракает. Но сегодня Матильде отнюдь не до ласкового и умного добермана, склоняющего голову, укладывающегося в ногах, пока она спешно пьет кофе, листая ленту, вспоминая, что успела забыть, в поиске списка необходимых дел на сегодня, который все никак не желал появляться на своем законном месте.

― Прости, друг, ― она треплет его за ухом ласково, ― сегодня тебе стоит надеяться на  собранность Ви, потому что я совсем не успеваю, ―  и это было чистейшей правдой, поскольку необходимо было решить вопросы прошедшей недели до конца этой. И сколько Матильда не пыталась себя  приучить делать нужное вовремя, часто затягивала, а иногда и вовсе забывала. Список все никак не желал находиться, но она отчетливо помнила, что необходимо было сделать вначале. Хотя бы два пункта, а там они с Вивианом условились встретиться у кафе, чтоб продолжить свой путь к заказчику вместе. Уточнив расписание на ближайшие пару дней, Матильда со спокойной душой затерялась между стеллажей с алкоголем. С таким алкоголем, ценники которого зашкаливали, но все же со скрипом влезали в их с Ви бюджет, и который не стыдно было подарить такому клиенту. Большому клиенту ― на подобных масштабах они еще не работали, потому провалить эту ступень было бы очень обидно. Этикетки обещали едва ли не привезти морской бриз и чилийское солнце прямо в бутылке до дверей вашего дома. Или же наоборот, вас, обхватывающего пальцами покатые стеклянные стенки, сиюминутно доставить во Францию десятилетней давности. Собственно Матильда, мало что понимающая в вине и алкоголе в принципе, лишь рассеянно шарила большими удивленными глазами по полкам в поисках того единого. Разумеется, знака свыше не предвиделось, и сомелье, чинно шагающий к ней уверенной походкой, виделся спасительной шлюпкой в океане растерянности и неопределенности. Практически ухватившись за него кончиками пальцев цепко. В этом разномастном хаосе блестящих боками бутылок ей нужно было выбрать что-то достойное. И одновременно приемлемое ― сложно сочетаемые качества обычно.

Но, как оказалось, сложно сочетаемые они исключительно для нее, а вот лучезарная улыбка и такие по-девичьи наивные глаза творят чудеса с работниками всех заведений. А уж если они видят, что Матильде, довольно хрупкой и выглядящей намного моложе своих лет,  нужна помощь ― о, тут раскрывались львиные сердца и все  навыки шли в ход. Это не могло не радовать, когда выбираешь то, о чем понятия не имеешь, да еще и для столь ответственного повода. Правда, откреститься от телефона самого молодого человека ей, увы, не удалось. С другой стороны, хотя бы не оставлять свой хватило вежливости и выдержки. На ее веку попадались и помощники, беззастенчиво требовавшие, да еще и проверяющие ― что вообще, как считала сама девушка ― невиданно.

Отсчитав необходимую сумму, после чего кошелек ощутимо опустел, Тиль забрала свое "задание Х", направляясь к площади, где они с Вивианом и условились встретиться. Дождь стучал каплями по зонту, потому Матильда, пришедшая загодя, ― помощь сомелье сэкономила немало времени, ― укрылась от дождя в кафе. Хороший кофе ей бы не помешал, да и мокнуть не хотелось.
Это утро не задалось с самого начала, с дождя за окном, с потерянного списка дел и невозможности подкормить Стенли, грустно провожающего ее взглядом за закрытой дверью. Не задалось оно еще и тем, что консультант торопился и старался изо всех сил, а Матильда безропотно приняла его предложение, выкроив себе пару десятков свободных минут. Короткое время, между заказом у симпатичной чирикающей, и внешне даже похожей на птичку, официантки одной чашки латте и ожиданием напитка омрачается едва ли не главным эпичным провалом этого дня ― силуэтом достаточно знакомым на горизонте. Голосом раздражающим и совершенно не нужным ей сейчас. Сегодня.

― Ой, кто тут у нас? Привет, не ожидал тебя... ― дальнейший набор слов она даже не дослушивает, скрипя зубами. Матильда не надеялась, что этот день будет легким, но, кажется, только что его придавило чугунным утюгом и проехалось по нему с чувством выполненного достоинства. Высокий брюнет смотрел на нее заинтересовано, лукаво и очень довольно. Будто так и ожидал, высматривал рыжую макушку среди посетителей кафе не один час.

―  Послушай, Дэвид, ―  вспомнить его имя не стоило и труда. Как же, когда хотелось бы забыть назойливого поклонника, бомбардирующего ее почту и мобильный с месяц после того, как она отказала ему в четвертом свидании. ―  Дело в том, что я немного спешу, потому, ― она делает многозначительную паузу, когда на стол между ними та самая птичка-официантка ставит кружку с кофе, ― ну, ты сам понимаешь, работа...

Молодой человек не желает слушать мягких вежливых просьб, даже кладет свою ладонь поверх ее, придавливая к столешнице, когда Матильда пытается отдернуть руку:
―  Послушай, мы должны встретиться, помнишь, ты же...
―  Я ничего не обещала, более того, сейчас мне не до прогулок. Дэйв, ты, правда, очень не вовремя, прости, меня ждут и... ― Матильда перебивает его, не дослушав. Тут она замечает Вивиана, входящим в кафе со легкой трелью звоночка. Перед Ви уже достаточно неудобно, да еще и знакомый пристал как репейник ―  отодрать разве что с кожей вместе. Щеки мгновенно вспыхивают румянцем, а Тиль пытается отодрать руку от стола:
―  Меня ждут, ― увереннее и с нажимом, хотя обращаться с подобными наглецами она никогда не умела, вечно робела и не знала, что предпринять.

Глупо было рассчитывать, что день, когда они практически должны были подписать контракт, выдастся легким и безоблачным, но с каждой утренней каплей он становился все ближе к катастрофе. Нельзя загадывать и рассчитывать, говорят, сглазишь. Матильда никогда не верила в такие глупости, но вот одна из подобных несусветных дерзостей сидит напротив и очень настойчиво мешает ей уйти, а значит им с Вивианом ― прийти вовремя.

[SGN]http://funkyimg.com/i/2kUeR.png[/SGN]

Отредактировано Iver Trøjel (2016-12-29 05:13:16)

+1

4

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » От желания свободы нет таблетки