Любят же взрослые оправдывать огрехи своего воспитания мифическим...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+32°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Театр, но мы не актеры


Театр, но мы не актеры

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Япония, окраина Токио  | осень 2008 года | вечер

Asakura Hitomi, Costantino Pellegrini
https://67.media.tumblr.com/42b28a45329e91e27f7eeceec3c8f378/tumblr_o4mekiQgaT1rclc87o1_500.gif

Попытка стать другом провалится.

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-11-06 21:36:17)

+1

2

Не сказать, что пот катился с меня ручьями, но мокра я была ровно настолько, чтобы нестись в душ сломя голову. Да восславлены будут современные технологии, которые позволяют устроить помывочную комнату недалеко от спортивной! Я, безусловно, влюблена в боевые искусства, но эта любовь в сочетании с почти маниакальной чистоплотностью, привитой «заботливой» няней, играет со мной очень, ну очень злую шутку!
Но не стану же я бежать стремглав в душ, лишь бы только поскорее избавиться от противного ощущения липкости по всему телу… нет, определенно, нет. К тому же, пора начать слушать, что говорит сенсей – конец тренировки же.
-Rei! – ровный строй голосов в унисон проговорил должное прощание, ученики выполнили поклон и вслед за учителем уже нестройно отправились прочь из зала. Наша разношерстная группа полностью оправдала характер своей разноплановой наполняемости: девушки почти одни рывком понеслись в сторону душевых, парни же расходились по группам и явно обсуждали тренировку. Она, вообще, оказалась по-настоящему насыщенной, плодотворной и богатой на события. Лично для меня так точно.
Я вообще могу гордиться собой сегодня, и дедушка может. Намико так и не встала с татами после моего удара. Позже, конечно, поднялась, но победа была за мной, мы по-дружески разошлись, но она теперь поглядывает на меня с опаской и о чем-то шепталась со своей закадычной подружкой. Мне это очень не нравится, - думала я, прислонившись к деревянной колонне на выходе из додзё, недалеко от компании парней постарше. Сейчас мне проще было пропустить всех вперед и помыться так, как устраивает меня, да и избежать встречи с этими болтушками. У меня и так популярность среди контингента не зашкаливает: все просто уверены, что дедушка держит меня в зале только из-за родства, ведь звезд до сегодняшнего занятия я не хватала, так, середнячок, без выдающихся способностей, но довольно трудолюбивый середнячок. И недаром мой мента сейчас - Константино-сан. Приятно, даже очень, когда на одной части тренировки рядом с тобой оказывается твой личный тренер, корректирует твои удары, поправляет стойку, указывает на недостатки, хвалит за достижения. В принципе, мой сегодняшний успех можно приписать к его победе над моей обыкновенностью – он смог понять, что я, оказывается, боюсь падать, даже когда это тактически необходимо, и это мешало моей уверенности в себе. Так он всеми правдами и неправдами отучил меня от этой боязни, начиная с того, что просто раз за разом в захвате кидал меня на татами, и заканчивая тем, что я должна была падать ему на руки, а он ловил меня, такой вроде психологический прием на доверие. Но он до сих пор и не догадывается, что я чувствую к нему… довериться ему мне было совсем несложно, и вот какие потрясающие это дало плоды!
И сейчас, я исподтишка наблюдала за ним, как он, скупо жестикулируя, обсуждает с другими парнями что-то о борьбе, мои губы сами по себе расплылись в улыбке. Он потрясающий. И даже язык не поворачивается сказать гэйжин – так он сливается с настоящими японцами. Я давно заметила это, может это и привлекло меня?
Услышав заливистый девчачий смех, я резко повернула голову и поняла, что душевая точно наполовину свободна, и можно отправляться туда. Мысленно потирая руки и предвкушая приятное очищение, я уже летела в заветную комнату и через пару минут чуть не урчала от удовольствия ощущения почти кипяточной воды на коже. Еще бы в фуро посидеть некоторое время… но это на выходных, как раз два дня осталось и релакс мне обеспечен.
Закончив сеанс чистоплотности, еще вытирая мокрые волосы полотенцем, я заметила, что что-то с моими вещами не так. Подойдя поближе, я обнаружила торчащий из кармана моего рюкзака чистый белый конверт, без подписей или еще опознавательных знаков. Отбросив полотенце, благо свои короткие волосы я почти просушила, я с интересом взяла его в руки и повертела в разные стороны, так ничего и не обнаружив, однако, в нем было что-то. Открыв его, просто подняв неприклееный язычок, я извлекла под свет лампочки билет в театр. Театр кабуки, на завтрашний вечер. Время, место, название спектакля – явно не шутка, а настоящий билет.
Я жутко удивилась. Кто бы мог предложить мне такое утонченное развлечение? Да еще и подсунуть в такое место, как раздевалка? Это должен быть явно находчивый и смелый человек. Или может моя приятельница Марико. Жаль, не спросить ее – сейчас я в комнате совершенно одна. Но мне нужно найти того, кто оставил мне билет.
-О, Константино-сан! Напугал меня! – выпаливаю я, реально врезаясь в его крепкое тело в коридоре, за углом от раздевалок. Сама виновата, но лучшая защита-нападение. – Чего так поздно делаешь здесь? У меня вот оправдание, я в детектива играю. Билет нашла в рюкзаке, - просвещаю его уже с положенного  этикетом расстояния.  – И ума не приложу, что с ним поделать…

+1

3

Константино тренировался чаще один, сражаясь со своей тенью, успевая отразить вычурные удары. Журавлиный взмах руки и шест, как продолжение его руки, выстреливает вперед, замирая, едва пальцы молодого человека сжимают конец оружия. Хлесткий звук рассекаемого воздуха, и палка пролетает вдоль его груди, останавливается в сантиметре от предполагаемого расположения шеи противника.
Бодзюцу Тино изучал не так давно, и в боях с учителем частенько выходил мокрым, как по ударам, так и одежду можно было выжимать. Благодаря своей реакции, итальянец смог постичь глубину философии этого боевого искусства. Человек никогда не кончается там, где его пальцы. И если ты в это поверишь, то даже спичка в твоих руках может стать смертельным оружием. Как и катана, у каждого бойца есть своя Бо-палка, которую он заслуживает. Человек привыкает писать тонкой ручкой или толстым кончиком, и дай ему другое, он на время потеряет свой почерк. Так и воин, работая со своим оружием, оттачивает мастерство, чувствуя баланс внутри себя и своего оружия.
Вывернувшись из-под правого плеча, Константин с замаха вывел шест на удар и по залу разнесся четкий звук удара, тут же смолкший.
- Константин-сан, - учитель поднялся с татами, и подошел к высокому парню. – Atama, - показал, пальцем касаясь виска Константино, - aite, - схватил твердо Бо, когда Тино начал ее опускать, возвращая ей положение параллельное полу, - Tsugi ashi, - тянет в сторону руки ученика, скользя ногами по полу. – Atemi, - приложив силу к кулаку, сжимающему Бо руки Константина, Нанес удар в область шеи манекена, что соломинки зашевелились от ветра. – Четкость. Ты надеешься в силу кулака, силу пальцев. Твое тело есть кулак. Твои глаза есть линия направления удара.
- Я понял, сэнсей, - Тино поклонился. Но учитель стоял, словно выжидая. Парень повторил все, но соломинки свалились от прикосновения шеста к ним. Константин выдохнул и замер в стойке приветствия.
- Учись, Константин-кохай. Терпение родится в трудолюбии.
Звон колокола оповестил об окончании утренних тренировок. Хотя было уже обеденное время. И признаться Тино жутко проголодался. Увидев, что Хитоми тоже освободилась, он поспешил оказаться рядом с ее сумкой раньше, чем там вообще появятся девушки.
Закинув сумку на плечо, итальянец пошел по узкому коридору, собираясь добраться до дома и успеть собраться на представление, как на него буквально из-за угла выпала Хитоми.
- Даже не думал, что просто идти, значит напугать, - он улыбнулся. Эта девчонка ему нравилась. В ней было столько потенциала, но вот страха еще больше. – Поздно? Я был в библиотеке твоего дедушки, читал трактат один. А ты…. Детектив? – он увидел свой билет в ее руках. Но тут же справился с желанием сдать себя Хитоми, удивленно произнес, - а куда приглашают?
Ну, конечно же Кабуки. Хитоми любила туда ходить, и он это знал. Иногда, в весенние праздники, ученики устраивали театры здесь, показывая придуманные ми истории, и внучка его учителя была одной из тех, кто играл.
- Ценитель, - вернул девушке билеты, пошлее дальше, - как что? Сходить и узнать.
Помахав ей рукой, не оглядываясь, вышел из здания школы. У него мало времени. Хитоми ждать не будет, а последует его совету.
Около девяти часов вечера, Константин уже стоял возле неприметного фонарного столба, ожидая появления маленькой особы, которая частенько стала занимать его мысли. И совсем не так, как бы ему хотелось. Он пытался разделить свою жизнь на школу и ночную жизнь, но Хитоми мешала этому, ввергая парня в состояние неразберихи.
- Иллюминат, - Тино дернулся. Рядом оказался Иори. – Решил татами на сцену поменять?
- Ты чего тут делаешь? Могу спросить тоже и тебя.
Тино не хотелось, чтобы Хитоми видела его в обществе этого парня. На лице Иори было написано «Делайте ставки господа и я  вам их не верну». Прощелыга и любитель легкой наживы, Иори работал в том клубе, где Константин выступал, отчего тот и знал его прозвище.
- Ты не забыл, через два дня встреча с Черными Братьями.
- Вероятно, ты забыл, - Тино увидел показавшуюся девушку, - что я не заявлял себя.
- Играешь с огнем.
- И мне это нравится. И если сейчас ты не исчезнешь, то огонь будет у тебя на спине.
Иори поднял руки и скрылся в толпе. Тно вышел навстречу Хитоми.
- Ну так что, рассказать тебе секрет билетов?

+1

4

Только одна необходимая мне сейчас мысль билась в голове, как дикая птица, посаженная в клетку – поймет ли он, что я к нему ТАК неравнодушна по моему взгляду, который я не могу оторвать от него? Хорошо еще, что отвечать невпопад не начала, как обычно бывает у меня, когда я очень волнуюсь.
Его глаза… что, в Японии нет ни у кого карих глаз? Риторический вопрос, естественно, но, видимо, именно это и влекло меня снова и снова взглянуть в них то, что это не глаза японца, узкие, глубоко посаженные, или слишком широкие и на выкати, а настоящие, самые европейские глаза, неподходящие ни под одну из категорий, которую я могу сформировать в своей голове образованного интеллигентного человека. В них нет ни стыдливости, которая порой начинает утомлять, учитывая достаточную раскрепощенность нации, ни колкой суровости, которая появляется из-за слишком серьезного отношения ко всему: работе, семье, даже покупке туалетной бумаги в магазине. А есть мягкость, открытость и такая неуемная жажда знаний, что порой меня это пугало, когда я наблюдала, с каким жаром он пристально смотрит на мастеров на тренировках, будто уже заучивая движения и только дай волю, стремглав побежит на татами. Сидит даже чуть подавшись вперед, когда подавляющее большинство чернявых макушек заносчиво и ровно смотрят в потолок – люди как палки проглотили, собственно, как и я сама. Не могу понять, что за дух противоречия поселился во мне, то и дело подталкивающий меня пойти наперекор сложившемуся укладу жизни, когда Константино-сан, наоборот, весь тянется больше и подробнее узнать о японской культуре и обычаях. Логично было бы напроситься ему в проводники, но влюбленные – люди совершенно нелогичные, и такой мой поступок явно не был бы не то чтобы совершен, а даже серьезно мною обдуман.
Так, нужно оторваться от его взгляда и ответить на вопрос, желательно в точку и спокойно.
-Так и есть, - кланяюсь ему в подтверждение. – Хоть детектив из меня и никудышный – только принялась за расследование, а уже попросила помощи… - встала ровно и мягко улыбнулась ему. – Это билеты в театр кабуки, на новое представление. Они его недавно начали показывать. Мне очень понравилось, когда мы посетили его всей семьей, - протягиваю руку вперед, демонстрируя билеты.
-Но тут не сказано от кого они… я, наверное, отправлюсь на встречу и верну деньги за билет. Ты совершенно прав, Константино-сан.
Разошлись, поклонившись друг другу. Все как положено, чинно, спокойно. Но в душе у меня били барабаны, играли дудки… как же я хотела бы, чтобы это он подкинул мне билеты и я увидела его сегодня вечером! Мы оба достаточно взрослые люди, чтобы распоряжаться своим свободным временем, плюс, свободны в личном плане, и ничего не помешало бы нам… сблизиться, скажем так. Перейти черту брат-сестра к полноправной дружбе. Сейчас я не могу позволить себе попросить его проводить меня, но если бы расстоянии между нами было меньше…
Но это, скорее всего, Акиро, приятель моего брата. Он тоже ходит сюда заниматься, но исключительно ради поддержания формы тела, как он сам мне сказал однажды. Я замечала от него уже достаточно много знаков внимания, он заводил разговоры на романтические темы… неужели он решился устроить такое, своего рода, свидание? Сколько его знаю, он всегда был достаточно прямолинеен и такие сюрпризы не в его амплуа.
Я взглянула на билет – времени приготовиться к походу в театр у меня было достаточно, поэтому я спокойно отправилась к дедушке – после каждой тренировки мы с ним ходим обедать в наше любимое кафе недалеко от дожо. Проведя время с любимым родственником, я была под его конвоем доставлена домой на поруки моей гувернантке – родители отправились в очередную бизнес-поездку. Так и хотелось наорать на двух взрослых людей, что я не нуждаюсь ни в чьей опеке, но они-то в чем виноваты? Дедушка уже подходит в отношении ко мне со стороны сэнсея, а не милого старичка, просто любящего внучку. А Акико-сан… это ее работа, мне остается только смириться.
На что я просто сделала так, как хотела сама: мило распрощалась с дедушкой, просто обмолвилась, что у меня встреча с приятелем, а Акико, как обычно, уснула перед телевизором. И я, вся при параде, покинула дом и направилась в сторону театра.
И каково же было мое удивление, когда я, ища глазами Акиро, наткнулась на Константино. Он стоял с каким-то парнем, и мне нужно было подойти поздороваться, хоть и невежливо было бы обрывать их разговор. И чем ближе я подходила, тем меньше мне нравился этот парень. Что-то было в нем пугающее, на уровне инстинкта, что просто говорило – держись от меня подальше. Но я же воин. Я собралась и спокойно шла дальше, и с удовлетворением поняла, что неприятный тип пропал.
-Здравствуй, - поклонилась ему, улыбнувшись. – Тоже пришел на спектакль? С кем? Я не замечала за тобой особой страсти к просмотру кабуки. У тебя прекрасно выходит выступать самому.
Снова эта ему полуулыбка, которая вводит меня в транс…
-О, о чем ты? Ты что-то знаешь? – подошла к нему ближе, удивленная и заинтригованная. С момента нахождения билетов до нынешней секунды разгадывать историю самой желание у меня совершенно пропало, так что я без обиняков сказала: - Да, конечно. В чем тайна? И, погоди. Что это за парень был здесь? Он выглядит как настоящий прощелыга. Не думала, что у тебя могут быть такие знакомцы… - выпалила и чуть не захлопнула рот ладонью. Что за вторжение в личную жизнь! Бессовестная! Константино сейчас возьмет и развернется, уйдет и рукой не помашет, и ты останешься тут одна, вместе со своей нахальностью.
Глаза мои округлились, руки резко упали по швам и я сама оторопела от своей наглости.

+1

5

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Театр, но мы не актеры