В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » открой свою душу ‡выпусти тьму


открой свою душу ‡выпусти тьму

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

УНИВЕРСИТЕТ | 25 ОКТЯБРЯ 2016 | УЧЕБНОЕ ВРЕМЯ

Olivia Carter & Marcus Iversen
http://funkyimg.com/i/2jjms.gif http://funkyimg.com/i/2jjmv.gif

Очередной тренинг по актёрскому мастерству в университете, который открывает Оливию по-новому

Отредактировано Olivia Carter (2016-12-25 22:41:27)

+2

2

внешний вид;

https://denimology.com/wp-content/uploads/2015/02/ken1.jpg

Второй день без звонков, без смс, без какой-либо весточки от Томаса. Вторая ночь без сна. Даже снотворное не помогает, а лишь заставляет утром жалеть о том, что его приняла. Ну и, конечно же, куда без успокоительного, после которого я валюсь буквально с ног в новом порыве слёз. В голове до сих пор эхом раздаются слова Тома. Как хочется их забыть, но увы. Мы можем быстро забыть хорошие слова, но вот плохие, порой даже гадкие, мы запомним с лёгкостью, да ещё и будем прокручивать постоянно в голове, занимаясь самобичеванием. Кстати, самобичевание. За эти дни оно стало моим хобби. Каждый день рука сама тянется, чтобы посмотреть есть ли в сети Том. Стараюсь, что-то найти, что сможет объяснить мне его поступок. Ну или в очередной раз накрутить себя до дрожи во всех конечностях, а потом рыдать до хрипоты. Эти дни я даже не могла увидеться с родителями. Лишние вопросы о моём состоянии, а опухшее лицо и красные глаза обязательно выдадут.
И как бы мне не хотелось остаться дома, но учёбу никто не отменял. Посещаемость не так важна, но с множественными поездками в разные города я успела пропустить добрую часть прошедших пар. Однако я всегда старалась попасть на уроки актёрского мастерства, а особенно на репетицию. Кому-то дали роль Джульетты. Есть и дублёрши, но я не хочу отдавать эту роль кому попало. Такой шанс показать себя всем. Заставить родителей гордиться своей дочкой. Тем более я уже предупредила их об этом, как только нам объявили итоги наших "проб". Да и не хочу подводить нашего преподавателя. Я уважаю мистера Иверсена, стараюсь каждый раз, чтобы он заметил мой потенциал и оценил его по достоинству.
Выйдя из дома, я села в свою машину. Время в дороге пролетает, на удивление, быстро. Стараюсь избегать грустных песен в своём плейлисте. Уж слишком они могут попасть под настроение и тогда придётся делать остановки, чтобы в очередной раз проплакаться. Вчера уже многие мне сказали, что не могут со мной разговаривать, когда я в тёмных очках. Сама не люблю так разговаривать с людьми, тем более когда нет солнца, но и показывать круги под глазами, которые ничем не скрыть, и красные глаза я не хочу. Паркуясь у университета, кладу свою сумку на колени, высматривая свободное место.
Я чертовски опаздываю. Надеюсь, что я не пропущу слишком много. Ещё этот чёртов лифт закрылся прямо перед носом. На всех парах поднимаюсь на нужный этаж, чувствуя усталость в ногах и стараясь отдышаться. Вхожу в актовый зал, в котором уже эхом разносится голос препода.
- Чёрт.
Тихо выругиваюсь и прохожу ближе к сцене, выискивая свободное место, чтобы переодеть обувь. Скидываю жилетку на стул и быстро меняю свои сапоги на удобные кроссовки. Внимательно слушаю о чём говорят. По крайней мере стараюсь уловить суть, что даётся достаточно тяжело. Быстро достаю мобильный, проверяя в сотый, если не в тысячный, раз наличие сообщений от британца, но вновь тишина. Убираю мобильный в сумку, ставя его в беззвучный режим. Рука тянется снять очки, но всё-таки решаю остаться в них. Тихо подхожу к лестнице и поднимаюсь на сцену, присоединяясь к стоящим на сцене сокурсникам.
- Я много пропустила? - Интересуюсь у стоящей рядом Алисии.
- Не особо. Так, вводная часть. Сегодня какие-то миниатюры, после которых мы будем эмоционально долго отходить.
Ловим суровый взгляд учителя, от чего прекращаем свои переговоры. Не вовремя я пришла на этот урок, ну или этот урок проходит совсем не вовремя. Моё эмоциональное состояние и так находится в критическом состоянии, куда же ещё критичнее. Хотя, может это поможет мне выпустить пар.
Как обычно всё начинается с лёгкой разминки как физической, так и голосовой. Скороговорки, разработка голоса, чтобы ты мог говорить громко, но не казалось, чтобы орёшь. Со стороны это задание выглядит слишком нелепо: нужно позвать кого-то выйти на улицу, если он живёт на первом этаже, на третьем и на восьмом. Толпа орущих в никуда по очереди подростков. Чем не цирк? Кто-то до сих пор стесняется этого, но мне это даётся легко. Работа на камеру и участие в различных интернет мини-сериалах дают о себе знать.
Наконец-то нас отпускают в зрительский зал и начинают вызывать по парам или по трое. Я практически не слежу за тем, что творится на сцене, погрузившись в свои мысли. Лишь изредка двигаю лишь одними глазами, смотря через тёмные стёкла очков. Сидящая рядом однокурсница, с который мы успели сдружиться, иногда что-то мне говорит. То ли восхищается эмоциональности играемых другими импровизаций, то ли сочувствует своим же сокурсникам, которые смогли дойти до пика. Совсем не слушаю, но иногда бросаю пару слов или лишь киваю головой.

+1

3

внешний вид

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/e5be8f7600ce30dc825b0521befa1676.jpg

Погода для октября выдалась вполне приятной. Дорога в университет заняла чуть больше времени, чем обычно. Сегодня Маркус решил немного пройтись пешком, настроиться на предстоящий долгий день. Иногда он завидовал студентам, они ещё не осознавали насколько проста и беззаботна их жизнь. Отмучиться на занятии и со спокойной душой идти гулять целых полдня, не думая о методических разработках, планах и отчётах. Больше всего в своей работе мужчина ненавидел работу с бумажками, но ему всё равно приходилось каждый день уделять этому время. Выбирая творчество в качестве профессии, он стремился избежать бумажной волокиты, но, наверное, ни в одном деле это невозможно. Невероятно интересный процесс общения со студентами прерывался скучнейшим времяпровождением за столом и попытками адекватно оценить старания учащихся. Ставить оценки и вообще оценивать кого-то Маркус тоже не любил. Он видел потенциал в каждом из членов своих групп, направлял, подталкивал, наставлял, но рука не поднималась поставить студенту неудовлетворительно только потому, что он не в том состоянии духа, чтобы выполнить задание. Разумеется, каждый уважающий себя актёр должен отодвигать личные эмоции на второй план и уметь перевоплощаться не смотря ни на что, но сейчас они просто учатся, и Маркус готов делать небольшие поблажки, оценивать авансом за обещание исправиться в следующий раз. Обычно такое поведение преподавателя сильно расслабляет студентов, позволяет им «забивать» на предмет, но только не в его случае. Неизвестно как, но мужчине всё-таки удавалось держать группы в тонусе, и если кто-то пообещал выучить роль на все сто к следующему разу, то он обязательно сдерживал слово. Так было всегда по умолчанию.
Думая о студентах и их достижениях, а также о своей роли в процессе становления юных актёров, Маркус не заметил, как подошёл к парадному входу университета. После массивного круглого турникета в дверях долго не мог найти в карманах пропуск, но охранник пропустил его и так, наверное, запомнил за долгое время. Маркус поблагодарил и уверенно направился по проходу налево до актового зала. Своё расписание он знал идеально, студенты должны подойти не раньше чем через тридцать минут, за это время мужчина планировал подготовить пару документов и несколько заданий для группы.
Время пролетело незаметно, Маркус даже ни разу не присел, чтобы как следует отдышаться. Его личный кабинет сообщался с актовым залом невзрачной дверью, во время постановок завешиваемой плотным занавесом. Он быстро скинул туда ненужные вещи, свой чемодан, распечатал необходимые документы для проректора и поставил на печать план домашнего задания для каждого студента в сегодняшней группе. К своей работе подходил довольно педантично, любил, когда всё выполнено и невозможно ни к чему придраться.
Вскоре начали приходить первые студенты, они располагались на задних рядах, чтобы успеть поболтать перед занятием. Маркус слышал их смех и восторженную речь, но не разбирал слов. Они всегда были в приподнятом настроении, мужчине это нравилось, так легче настроиться на правильный лад и расслабиться. Да, в актёрском мастерстве необходимо быть максимально расслабленным, чтобы впитать в себя эмоции и отразить их в зал, чтобы каждый из зрителей тоже смог их прочувствовать. Актёр должен быть зеркалом, это единственный способ стать успешным.
— Приветствую всех, — когда пришло время начинать, Маркус вышел на сцену и поманил студентов к себе. Они послушно пересели на ближние ряды и замолчали. — Рад вас видеть, перекличку проведём в конце занятия, а сейчас начнём со стандартной разминки, забирайтесь на сцену. Разминку проведёт Алекс.
С этими словами мужчина спустился со ступеней и сел в своё излюбленное кресло посередине. Больше любил работать со знакомыми группами, новички сильно выматывали на занятии. Им не скажешь «проводите разминку, а я посмотрю», нужно показывать все упражнения и следить за каждым, кто как выполняет. Сегодня Маркусу повезло, работать стало легче, студенты понимали, что в общих чертах от них требуется, а он только корректировал происходящее и направлял, если кто-то сбивался.
— Хорошо, а сейчас новое упражнение, — сказал мужчина, поднимаясь с места, когда Алекс завершил разминку.
Дверь внезапно открылась, и к сцене поспешно направилась фигура девушки. На ходу она сняла верхнюю одежду, быстро бросила вещи на свободный стул и присоединилась к остальным. Маркус не любил опаздывать и ещё больше не любил опаздывающих, но опять же, относился к этому настолько снисходительно, насколько это было разрешено преподавателю. Но мало того, что девушка не успела на разминку, она ещё и начала болтать, после чего мужчина не смог удержаться и бросил в её сторону строгий взгляд. Кажется, она его заметила.
После небольшой паузы Маркус рассказал суть нового голосового упражнения, а затем перешёл к основной части занятия. Сегодня он поделил студентов по парам и тройкам, чтобы отточить искусство диалога. В кино часто снимают крупные планы, в театре всё внимание направлено именно на эмоции и выражение лица, когда между двумя или тремя персонажами идёт разговор. Необходимо научиться контролировать себя в паре, не прячась за спинами одногруппников. Для учащихся это всегда трудное задание, Маркус вспомнил себя в студенческие годы, ему было намного проще говорить, когда на сцене или в действии много людей, взгляд зрителя может рассеиваться на них.
— Оливия, твоя пара на сегодня – Алекс, — мужчина назвал имя опоздавшей последним. Он заметил некую потерянность в её глазах, может быть, она опоздала по уважительной причине? Для сегодняшнего задания необходимо было создать группы с парнями и девушками, так как Маркус планировал использовать эмоцию ревности на этот раз. — Надеюсь, диалог, который я давал вам на прошлом занятии все выучили, — продолжил, всё ещё поглядывая на Оливию. Та отрешённо стояла в стороне, но теперь уже вместе с подругой. Всё-таки это не дело преподавателя, разбираться в чьих-то личных проблемах. — Оливия, Алекс, давайте вы будете первыми.
Может быть, активное включение в рабочий процесс выведет девушку из собственных мыслей?

Отредактировано Marcus Iversen (2016-12-28 09:18:17)

+1

4

Не хотелось делать совершенно ничего. В какой-то момент я даже подумала, что зря может вообще пришла. Не просто так ведь я опаздывала. И может двери лифта не просто так закрылись перед моим носом? Как-то странно искать во всём скрытый посыл, оправдывая собственную слабость. Собрать вещи и выйти из зала посреди занятия тоже не вариант. Что я этим кому-то докажу и покажу? Что плевала я на всех здесь и тем более на преподавателя? Подрывать собственную репутацию, которую я так упорно выстраивала эти месяцы в университете? Я понимаю, что нужно оставлять все свои эмоции за стенами зала, но как объяснить это своей натуре с ещё присутствующим юношеским максимализмом. Скоро всё это пройдёт. Рана затянется и не будет так кровоточить, но для этого нужно время. Ну и конечно, нужно взять себя в руки. Иногда стоит перешагивать через саму себя хотя бы на время.
Поднимаю глаза, когда слышу своё имя. И то не понимаю, что от меня требуется. Всё-таки не нужно было приходить сюда. Нужно было остаться дома или съездить где-нибудь погулять, чтобы не забивать себя в четырёх стенах. Через пару секунд наконец-то соображаю, что от меня нужно и кто мой партнёр. Алекс - парень не плохой, но что-то меня в нём всегда подбешивает. Он вроде бы и хорошо играет, и говорит по делу, но бывают моменты, когда он просто перегибает. А видимся мы с ним не только на этом уроке. Тяжело вздохнув я вышла на сцену, где стояло уже два стула.
- Сними очки, - бормочет мне парень, когда встаём на один уровень.
Нет даже сил перечить, поэтому я просто снимаю их и кидаю в сторону, от чего на всю сцену раздаётся лязг. Поскорей бы всё это закончилось. Я просто хочу поскорей отсюда уйти, чтобы не портить никому настроение, которое кажется с каждой минутой становилось всё поганей. Пока есть ещё время, я чуть вспомнила слова, которые учила. Вне этих стен всё отскакивало от зубов. Переплетаю хвост, делая тяжёлый, но глубокий вдох. Главное отыграть, главное всё это быстрее отыграть. Алекс кивает головой, показывая, что он готов. Сажусь вместе с ногами на стулья, листая воображаемый журнал. Бросаю взгляд в зал на мистера Иверсена, задерживаясь буквально на пару секунд, пока партнёр по сценке не появляется рядом и не садится рядом.
- Привет. Я так скучала, - натягиваю наигранную улыбку, откладывая воображаемый журнал в сторону. Обнимаю парня, но тот мгновенно вырывается из объятий. - Что-то случилось? - В груди снова начинает колоть. Перед глазами словно дежавю. Встаю со стульев, подходя со спины к партнёру, который молчит. - Алекс, что не так? - Тон голоса повышается, но я чувствую, как не наигранно начинает дрожать голос, а вместе с ними и всё тело.
- Сколько ты собиралась меня обманывать, а? - Он резко разворачивается, делая шаг вперёд. - Когда ты мне собиралась всё рассказать? - Делаю несколько шагов назад, стараясь не сбиться с роли и идти строго по тексту. Может и тогда при ссоре я следовала тексту?
- Я не понимаю о чём ты? Что не так, чёрт возьми? - Голос начинает срываться. Заметив это, делаю глубокий вдох. - Скажи мне что произошло?
- Я видел тебя с ним, можешь не притворяться больше? Вам так было весело. Ты бы видела себя со стороны.
- С кем? - Как тяжело не перейти от текста к импровизации, точнее... разве можно будет считать импровизацией настоящие эмоции? - Боже, я поняла о чём ты. - Издаю нервный смешок, играя вид, что всю ситуацию можно перевести на шутку. Моя героиня такая же наивная как и я. - Ты всё не так понял.
- Давай без этого вранья?! - Резкий тон партнёра и эти слова, которые с каждым разом раздаются в голове словно гром, кажется порвали последнюю ниточки внутри меня, которая ещё держала меня в себе. - Сколько у тебя ещё таких как я? Двое? Трое? Десять? - Он снова идёт в наступление, от чего я сдаю назад и приземляюсь вновь на стулья. - Давай расскажи! Я не тупой, каким ты кажется меня считала!
На глазах стали появляться первые слёзы, которые с лёгкостью преодолевали барьер ресниц, скатываясь по щекам. И именно в этот момент я даже не заметила непонимающего взгляда Алекса, который кажется понял, что что-то пошло не так. Но у меня уже перешагнут барьер, которого я так держалась до последнего.
- Ты идиот! - Голос срывается на крик, а после него и раздаётся звонкий шлепок по щеке. Отталкиваю парня, резко вставая со стульев. - Если ты мне не доверяешь, то к чему всё это было? Почему ты вечно ищешь какой-то подвох? - Однокурсник хочет вставить свои слова или сказать, что всё пошло не так, но меня понесло. - И не перебивай меня! Я тебе открылась, доверилась, - слёзы текут ручьём, а всё тело словно колотит в припадке. - У меня даже мысли не было тебя в чём-то упрекнуть! И сейчас я слушаю эту грязь в свою сторону. Если ты грёбаный параноик, то разве это моя вина?
- Лив, остановись!
- Да пошёл ты, - эту фразу я говорю уже чуть тише и невнятно, но громкости добавляет грохот упавшего со сцены стула, который даже не замечаю, как толкаю со всей силы.
Резко развернувшись, я быстро спускаюсь со сцены и скрываюсь за ближней к сцене двери. Внутри всё болит, а слёзы не перестают течь рекой. Стараюсь сдержать себя, прикусив губу, чтобы не зареветь в голос. Присев на скамейку, прикрываю лицо руками. Как больно. Как больно пережить этот момент снова. Рана только начала зарастать и тут её снова ковыряют. В этот момент даже плевать на всё и всех. Я лишь хочу успокоиться и забыть этот день как страшный сон.

+1

5

Всё под контролем. У Маркуса всегда всё под контролем, даже если ситуация поворачивается совсем не в ту сторону, какую хочется видеть. Самоотдача студентов всегда разжигала в нём огонёк заинтересованности, и он безвозмездно одаривал их вниманием, чем не могли похвастаться зрители. Любому актёру известно — зритель имеет привычку отвлекаться, и его необходимо удерживать в тонусе во время всего спектакля или действия. Часто мужчина устраивал для студентов проверки, способны ли они привлекать зал, чтобы каждый знал о своих недостатках и слабых местах. Сегодня к первой миниатюре в исполнении Алекса и Оливии было приковано абсолютно всё внимание зала. Даже тихие разговорчики на дальних рядах, которые так не любил Маркус, обескураженно замолкли. Именно так и нужно играть на сцене, именно с такой экспрессией подходить к работе. Паре удалось найти ту самую золотую середину между некоторым недобором в эмоциональности, заставляющим зрителя чувствовать себя обманутым, и тяжёлым переигрыванием, вызывающим насмешки в зале. Мужчина внимательно смотрел за поведением Оливии во время всего выступления, на парня он практически не обращал внимания, так как ведущая роль в диалоге досталась всё-таки девушке. Она выступала в роли агрессора, всё остальное было вторичным и лишь создавало атмосферу для её речи. Правильное определение места каждого актёра в конкретной сцене — залог удачи спектакля. Одновременно несколько человек не могут быть главными, иначе происходит полная неразбериха, а Маркус любил порядок во всём.
Наблюдая за Оливией, он замечал некую напряжённость в позе, отрывистость движений, её голос слегка подрагивал. Всё это в комплексе заставило Маркуса понять, что она вовсе не играет, она переживает эмоции по-настоящему и в этот самый момент просто изливает их на своего партнёра. По закону театра такое совершенно недопустимо, но в данной конкретной сцене Оливия, самого того не осознавая, показала лучший результат. Однако оценку за него она вряд ли получит, так как мастерство актёра в перевоплощении, а закатить скандал или истерику на полном серьёзе может каждый.
Мужчину волновало такое поведение ученицы. Он не перебивал и не останавливал сцену, не замечал гробовой тишины, воцарившейся в зале. Под конец текст пошёл не по сценарию, и это сильно разочаровала Маркуса как преподавателя и насторожило как человека. Уровень кипения эмоций достиг пика, и они выплеснулись горячим потоком на партнёра, на зал, в окружающую атмосферу, заряжая её напряжением и некой неловкостью. Диалог завершился весьма шумно – стул с оглушительным грохотом упал со сцены, явно расстроенная Оливия стремительно направилась к выходу из актового зала и вскоре скрылась за дверью. Повисла тишина. Ошеломлённый Алекс несколько секунд ещё стоял с протянутыми вперёд руками, а затем разрушил безмолвие шаркающей походкой. Маркус заметил на его лице недовольство, смешанное с непониманием.
— Я там тебе другую партнёршу для этого задания, — начал Иверсен, беря на себя ответственность за произошедшее. Всё под контролем. У него всегда всё под контролем. — Думаю, пришло время небольшого перерыва, — продолжил, поднимаясь со своего места и окидывая взглядом остальных студентов. — В моё отсутствие можете немного порепетировать, разрешаю воспользоваться музыкальными инструментами. Только не доставайте здесь еду, сходите лучше в столовую. — Маркус говорил на ходу, протискиваясь к двери между креслами самым коротким путём.
Оливия должна понимать, что таким поведением срывает занятие, портит настроение одногруппникам, разлаживает учебный процесс. Возможно, у неё есть действительно значимая причина, по которой можно сорваться прямо во время выполнения задания. Маркус ничего не знал ни о ситуации, ни о эмоциональном состоянии Оливии и её возможности переживать сложные этапы в жизни. Он мог лишь вспомнить себя и свой печальный опыт. Например, развод с женой или смерть родителей, такие глобальные события способны надолго выбить из колеи, и сразу после какой-либо горестной новости человек может не отвечать за проявления собственных эмоций.
Мужчина вышел в ту же дверь, что и Оливия несколькими минутами раньше и сразу заметил девушку на ближайшей лавочке. Раньше он волновался перед подобными разговорами, когда приходилось влезать в чью-то личную жизнь или когда только начинал преподавательскую деятельность и не успел привыкнуть к общению со студентами. Теперь он был уверенным в себе и в своих возможных советах юному и, может быть, ещё несмышлёному человеку.
— Оливия, —  Маркус позвал девушку по имени, чтобы она узнала, кто рядом с ней, и присел на лавочку. Она закрывала лицо руками, возникало ощущение, будто плачет, но Иверсен не слышал ничего похожего на плач. Уже хорошо. — Не могу не поинтересоваться, что случилось, вы только что попытались сорвать моё занятие.
Разумеется, нельзя оставлять произошедшее без всякого внимания, и Маркус по-своему волновался, но не мог выйти за рамки преподавателя. Оливия должна объясниться, либо не присоединяться к остальной группе, пока не почувствует себя готовой продолжать курс актёрского мастерства. В таком случае студенты выбивали себе больничный или прогуливали целые недели, а потом пытались «по-хорошему» решить проблему. Только вот по-хорошему не всегда получалось.
— У нас с вами не так много времени, только один перерыв, потом я возвращаюсь в зал и продолжаю заниматься с теми, кто этого хочет, — сказал он, выдержав достаточную на свой взгляд паузу после отсутствия всякого ответа. Если Оливия не захочет разговаривать, то он больше не будет интересоваться этим вопросом. Иногда настойчивость лишь во вред.

+1

6

В ушах стоит гул, который мешает придти в себя. Всё тело дрожит. Ноги, на которые я опёрлась локтями, ходят ходуном, от чего кажется, что меня трясёт в лихорадке. В этом коридоре никого нет. Пока никого нет, но надолго ли. Даже в полном одиночестве не могу дать волю своим эмоциям, чтобы в очередной раз зарыдать во весь голос. И хоть мне и плевать на мнение своих однокурсников, но не хочу, чтобы они слышали меня.
Через считанные минуты слышу, как открывается и закрывается дверь. Звук шагов и наконец-то послышался голос, владельцем которого является мистер Иверсен. Внутри всё сжалось. Меньше всего я хотела показаться в его глазах такой слабой, несобранной, импульсивной. Такой хороший результат выдавала, поднималась вверх по лестнице и за короткое время, как я считаю, скатилась вниз. И не просто скатилась, а ударяясь о все препятствия на своём пути. Он садится рядом, и я словно перестаю дышать. Где-то в области ключицы воздух застрял, не давая сделать глубокий, но тихий вздох. От слов преподавателя я чувствую, как кровь приливает к лицу. Я и так испытываю чувство вины, а слова Маркуса ещё сильнее разжигают это во мне. Нужно что-то ответить, но так тяжело выдавить из себя хоть слово. Нужно сказать хотя бы короткое "простите", но так тяжело. Нужно собраться. Собраться с силами, включить свой бойкий дух и вернуться в строй, высоко подняв голову. Только вот это просто лишь на словах. На практике же хочется камнем сидеть на месте.
- ...потом я возвращаюсь в зал и продолжаю заниматься с теми, кто этого хочет.
Эти слова словно гром раздаются в ушах. Кажется именно такой пинок мне был нужен. Эта последняя фраза слишком сильно ударила по моему эго. Разве я не хочу заниматься? Ведь я в числе первых вхожу в актовый зал, чтобы поскорее узнать новое задание или похвастаться своими успехами в изучении роли прекрасной Джульетты. И сейчас получается, что, по словам мистера Иверсена, я не хочу заниматься.
- Простите, пожалуйста, - наконец-то подаю голос, но всё ещё прикрывая лицо руками, из-за чего совсем глухой. Как же тяжело даются слова. А ещё тяжелее сдержать слёзы, которые предательски собираются в уголках глаз. - Мне очень... очень стыдно. - Чуть приоткрываю лицо, чтобы мои слова были более разборчивы, но голос сразу затихает, - простите.
Убираю руки от лица, но продолжаю опираться локтями о колени, смотря на носки кроссовок. Надеть бы очки, но вспоминаю, что оставила их в зале. Как хочется скрыть глаза. Сжимаю губы, стараясь сдержать подкативший к горлу ком. Держись, малышка Олли, держись! Делаю пару глубоких, но медленных вздохов и выпрямляюсь, прижимаясь спиной к стенке. Впервые в жизни вся моя смелость куда-то пропала. Боюсь посмотреть на мистера Иверсена. Точнее боюсь увидеть в его глазах... разочарование? Или сочувствие? Спорный вопрос, на который я не узнаю ответа.
- Я не должна была переходить грань, - оттягиваю рукава водолазки и промакиваю ими влажные щёки. - Вы говорили, что всё личное нужно оставлять вне этих стен, но... - Я замолчала. И не для того, чтобы просто выдержать паузу, а просто у меня не нашлось слов для оправдания своей оплошности. Да и рассказывать личные моменты своему учителю... это неправильно, наверное. Хотя его опыт куда больше моего, может его советы будут ценными и даже чем-то помогут. - Когда я учила роль, то всё было хорошо. Тогда просто... - Бросаю короткий взгляд на преподавателя, лишь чтобы уловить хоть немного его эмоции. - Я не знала этих эмоций. Могла их только представлять, - неловко пожимаю плечами. - Я не хотела, чтобы всё так получилось. - Всё ещё боязно посмотреть на преподавателя. Стыдно за себя, за своё поведение, за несдержанность.

+1

7

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » открой свою душу ‡выпусти тьму